Интервью журналу «Пойнтер»

Предлагаю вашему вниманию мои ответы на вопросы журнала «Пойнтер» книжной сети «Буквоед», в которой периодически проходят встречи с питерскими читателями 

1

«За что мы в России сегодня боремся?

Одно из правил в журналистике звучит так: нельзя в заголовке статьи ставить вопрос. Но раз уж выпала возможность послушать Николая Старикова, писателя, сопредседателя ПАРТИИ ВЕЛИКОЕ ОТЕЧЕСТВО (ПВО) и одного из самых подкованных в стране людей в вопросах политической истории и геополитики, то без вопросов не обойтись. К тому же сам Николай всего за семь лет ответил на многие сотни сложнейших вопросов о том, какой могла бы быть жизнь в России, если не внешние враги, и кто эти противники. Более десятка книг, почти все выдержали многократное переиздание. История революции, Гражданской войны, Второй Мировой, нефть, финансовые кризисы века нынешнего, расстановка сил на мировой политической арене и игры, ведущиеся в тени. Обо всём этом продолжает говорить с читателями в своих книгах Николай Стариков. По словам самого автора, в своих книгах он пытается заставить людей задуматься, взглянуть на историю нашей страны без штампов, идеологической цензуры и вымаранных страниц. Потому что он – настоящий патриот, хоть и высказывает порой весьма острые и полярные мнению большинства точки зрения о прошлом и настоящем России, о политических фигурах различных эпох. Но Россию любит только в настоящем времени, без всяких оговорок и сослагательных наклонений. И в отличие от многих из тех, кто встал под знамёна оппозиции и по сути, живёт против своей страны, но в ней (только не надо говорить, что оппозиция выступает против конкретных людей – и не более), знает, за что стоит бороться.

– Николай, начну с Вашей цитаты: «В своих книгах стараюсь логично и доходчиво объяснить, что и почему происходит в нашей стране». Первая Ваша изданная книга называлась «1917. Разгадка «русской» революции».  С позиции логики и максимально упрощённо можете разъяснить, какие самые узкие и тонкие на разрыв сейчас места в России, которые как изнутри разрывают целостность государства, так и снаружи, на геополитической арене испытывают страну на прочность? И почему эти слабые места образовались? В чём разгадка?

– Прошло уже почти сто лет, но слабые места остались прежними. Проблемы были в России и накануне крушения государственности в начале XX века: не решённый до конца земельный вопрос, вопрос большой задолженности перед западными банками и строго выстроенное сословное общество, где рядовой солдат в армии не чувствовал своей общности с офицерами, многие из которых были выходцами из дворянских кругов.

Сегодня ситуация очень напоминает то, что происходило в 1917 году: это и расслоение в обществе, и не решённый до сих пор, как ни странно, земельный вопрос. Но появились  и национальные противоречия, которых не было в 1917 году, и они во многом теперь, с подачи наших геополитических противников, «заменяют» проблемы различных социальных групп, которые были в то время. Вот где произошли перемены в лучшую сторону за сто лет, так это в нашей армии. В Советском Союзе разница между офицерами и солдатами была полностью нивелирована, так как все они стали выходцами из одной социальной среды.  Именно эта часть советского наследства в полной мере присуща нынешней российской государственности. Зато в другой сфере всё осталось по-прежнему: как были чиновники царские предметом критики, спекуляций, так и сегодня чиновники, отнюдь не царские, точно так же являются объектами такой же критики и определённых спекуляций со стороны оппозиции.

Но при этом нужно помнить: у каждого государства всегда есть определённые проблемы. Не бывает ни власти, ни государства, у которых нет проблем. Другое дело, что эти проблемы должны решаться, потому что внешние соперники, соседи, геополитические противники стараются играть на этом, для того чтобы устранить конкурентов.  Геополитические противники, которые финансируют революционеров на протяжении всей истории России, – они всегда предлагают самый радикальный способ решения: в доме завелись вредные насекомые, берём в руки огнемёт и сжигаем дом. Разрушаем государство.

Хотя в других государствах ситуация такая же. Там точно такие же чиновники, точно такие же проблемы, точно такое же казнокрадство или мздоимство. Значит ли это, что мы ничего не должны делать для борьбы с этим злом? Нет, конечно, мы должны бороться. Но при этом мы не должны испытывать комплекса неполноценности и впадать в заблуждения, что это присуще только нашему обществу и только в сегодняшний ограниченный период времени.

 – Если исходить из ответа на первый вопрос, то всё же следует ли констатировать смерть Российской империи или есть повод говорить о том, что всё происходящее в стране сегодня – это не просто так, это неизбежные этапы на пути к чему-то большему? К чему?

– Империя – это форма государственности, в которой мирно уживаются многие народы. По крайней мере, такова была форма государственности именно Российской империи. Империи никуда не делись, никуда не исчезли и никогда не уйдут в прошлое. Они просто видоизменились. Российская империя превратилась в Советский Союз, в котором точно так же все народы были равны. Россия не грабила национальные окраины, а, наоборот, помогала им развиваться, подчас создавая национальную элиту там, где её не было, культуру там, где она не особенно активно развивалась промышленность в тех зонах, где её не было до этого вовсе. В свою очередь, Британская империя поступала по-другому: постоянный грабёж колоний и истощение периферийных территорий сопутствовал этой форме западной империи. Но точно так же и Британская империя никуда не исчезла. И сегодня британская королева является главой пятнадцати государств Британского Содружества, и фактически она в этих государствах решает основные вопросы. Я уже не говорю о том, что на карте мира присутствует такая абсолютная империя, как Соединенные Штаты Америки. По форме маскирующаяся под демократию, но на самом деле Америка – империалист в абсолюте, которому больше подходит роль мирового жандарма, чем миротворца. Поэтому не надо думать, что в политике что-то меняется, меняется только обёртка, а конфетка остается прежней: борьба за контроль над ресурсами человеческими, природными и любыми другими.

– Каждый человек соткан из противоречий, что и делает его неповторимой личностью. Но Ваши убеждения – они выдают в Вас настоящего патриота. Вам только в этом году удалось зарегистрировать свою «ПАРТИЮ ВЕЛИКОЕ ОТЕЧЕСТВО», Вы разделяете политический курс, которого придерживается нынешний президент, выступаете за сохранение наших исторических и моральных ценностей и против ВТО. Но ещё и придерживаетесь консервативных взглядов, иначе, чем нынешнее большинство, оцениваете вклад Сталина в формирование российской государственности. Патриотом какой России Вы себя считаете? Какую Родину и как именно Вы любите? И что мешает сегодня тем, кто живёт в современной России, любить свою родину, свою землю, уважать своих соотечественников?

– Для начала, я хочу уточнить, что это не я один создал партию, а большая группа единомышленников, объединённая любовью к своей стране. Мы провели достаточно длительную юридическую процедуру, сначала получили отказ от Министерства юстиции, и лишь со второго захода зарегистрировали «ПАРТИЮ ВЕЛИКОЕ ОТЕЧЕСТВО». В числе этих единомышленников был и я, и мои коллеги оказали мне честь, избрав сопредседателем ПВО.

Что же касается вопроса, какую Россию я люблю, то, честно говоря, меня этот вопрос ставит в недоумение: а что, у нас Россий много? Я, глядя на карту, вижу только одну. Она может менять название, меняются ее географические границы, но Россия была, есть и будет только одна. Я люблю одну, единую, великую, неделимую Россию, которая существует с незапамятных времен и, надеюсь, на многие тысячелетия переживёт меня. Вот такая Россия, опирающаяся на свои корни, на свои традиции, на мой взгляд, является тем драгоценным сосудом, который одно поколение людей русского мира передаёт другому поколению.

Я думаю, что никому никогда любить свою Родину или свою мать ничто не мешает. Любой нормальный человек любит свою мать не за что-то, а за то, что она его родила. Ровно так же нормальный человек любит свою Родину за то, что он здесь родился, за то, что здесь жили его деды и прадеды. А вовсе не за то, что на территории, где он проживает, температура воздуха на несколько градусов больше или меньше какой-нибудь температурной нормы. Нормальному человеку любить Родину или мать так же естественно, как дышать воздухом или пить чистую воду. Однако многих сегодня, мне кажется, пытаются сбить с толку те информационные войны, которые ведутся нашими геополитическими противниками. От этого, к сожалению, никуда не уйти. Но обратите внимание, что как только спадает наваждение и морок уходит, большинство наших людей превращаются в нормальных, патриотически мыслящих граждан своей страны. Схлынула пена так называемых протестных митингов, но люди никуда не делись, люди остались, они продолжают жить своей жизнью. Ничего жуткого и страшного с ними не произошло, но они уже немножко иначе оценивают то, что происходит. Потому что однажды успешно использованная пропаганда нашими «партнёрами» совсем не обязательно будет так же эффективна во второй раз.

 – Как Вы считаете, нужна ли России сегодня объединяющая все населяющие её народы национальная идея? Что вообще могло бы сплотить людей, живущих в одной стране, но по таким разным законам?

– Безусловно, такая идея нужна. Она всегда была, и именно её отсутствие в последние два десятилетия приводит к тем сложностям, которые мы имеем. Человек русской цивилизации, русского мира всегда хотел жить ради сверхидеи.

Собственно говоря, и желание служить, совершать подвиги, точно так же присущи, например, кавказцам. Для них, кстати, военная доблесть является одной из обязательных составляющих характера любого мужчины. И поэтому в Первую мировую кавказцы, которых не призывали в русскую армию, добровольцами записывались в Дикую дивизию. И совершали подвиги, защищая Российскую Империю, не потому что их кто-то заставлял, просто они считали, что это единственное достойное занятие для уважающего себя мужчины. И должен заметить, что во время революционных событий именно Дикая дивизия, а также казачьи части были наименее подвержены революционной пропаганде.

Люди русской цивилизации могут быть людьми разных национальностей, но идея служения Родине, идея сохранения этого драгоценного сосуда нашей цивилизации, её уникальности, мне кажется, и должна быть нашей национальной идеей. Сегодня эта идея до конца не высказана, но ощущается насущная необходимость её чёткой формулировки. Именно поэтому сегодня многие патриотические силы выступают за изменение статьи Конституции, которая запрещает идеологию в России. И я считаю, что, конечно, в Конституцию должны быть внесены изменения. И не только в эту статью.

– Какая цитата или чьё-то высказывание, по Вашему мнению, наиболее полно отражает то, что происходит сегодня в России и, возможно, что ожидает её в будущем?

– У меня как у человека, изучившего множество исторических фактов, очень «трепетное» отношение к нашим геополитическим противникам. В первую очередь к англосаксам и Великобритании, с которой Россия скрещивала шпаги на международной арене на протяжении нескольких столетий. Но лучшим ответом на ваш вопрос, безусловно, будет цитата именно английского политика Уинстона Черчилля. Она звучит так: «Вы спрашиваете, за что мы сегодня боремся? Отвечаю: когда закончим бороться, узнаете».

Задавался вопросами о России Александр Правилов

Благодарим за организацию интервью издательство «Питер» и лично Оксану Мезенцеву».

У журнала «Пойнтер» нет сайта, поэтому «ссылаться» будем на сверстанную страницу издания.

1

2

3

 

 

image_pdfimage_print

Оставить комментарий

Ваш email адресс не будет опубликован.