Кому и чем выгодны международные стандарты

ПАРТИЯ ВЕЛИКОЕ ОТЕЧЕСТВО по настоящему становится кузницей кадров – молодые и талантливые люди находят применение для своих сил. В том числе – открывают в себе и писательские таланты.

Предлагаю вашему вниманию статью члена ПВО, депутата Пашийского сельского совета Пермского края Александра Дерендяева.

stand

Источник: http://партиявеликоеотечество.рф/who-and-what-beneficial-international-standards

«Кому и чем выгодны международные стандарты?

Под сладкоголосые речи о гармонизации национальных законодательств происходит не подлежащее обсуждению и критике навязывание периферическим странам так называемых международных стандартов, из которых наиболее известны МСФО — Международные стандарты финансовой отчетности. Регулирующие бухгалтерский учет в организациях, они проникли уже более чем в 120 государств.

Конечно, единообразие кажется удобным и полезным. Раз страна открыта для остального мира, то ее фирмы и банки вроде бы должны вести операции, включая учетные процедуры, согласно мировым требованиям. А разве нет?

Представьте себе, нет! Во-первых, «мировые» требования вовсе не являются мировыми, вся их глобальность состоит лишь в тотальном, повсеместном пиаре. А кто разработчики?

Может быть разработчики международных стандартов — это коллегии ведущих вузов из крупных стран с многочисленным населением, играющих важную роль в мировой экономике? Например, из России, Бразилии, Индии, Китая. Увы, нет. Может быть это государственные учреждения или лучшие университеты самых развитых стран планеты – США, Англии, Германии, Франции? Тоже нет. Может это какие-то межгосударственные структуры или известные международные ассоциации профессионалов? Да нет же.

МСФО создаются в маленькой частной лавочке, открытой англосаксами. И лавочка эта называется Совет по МСФО (IASB). Ее предтечей была Международная исследовательская группа бухгалтеров (AISG), сколоченная по инициативе британского барона Генри Бенсона в 1966 г. Созданием Группы ведал Институт дипломированных бухгалтеров Англии и Уэльса (ICAEW). Команду разработчиков представляли англичане, американцы и канадцы. То есть сплошь англосаксы.

А как же экономисты из других стран? Им отводится пассивная роль умиляющихся от восторга. В годы горбачевской перестройки нас пугали тем страшным «фактом», что экологически небезопасный план поворота северных рек по указке партии одобрен в 700 институтах. Помните этот антисоветский миф? Сама жизнь показала его абсурдность, ведь план-то так и не был никем одобрен и о его реализации никто не заикался. А вот международные стандарты одобряются тысячами университетов и НИИ по всему земному шару! Единогласно! И навязываются хозяйствующим субъектам повсеместно.

Кто руководит Советом по МФСО? С 2011 г. эту лавочку возглавляет голландец Ганс Гоогерворст. Человек, которого в России ни одна фирма не приняла бы на должность бухгалтера. Он учился на историка, а затем с 2003 по 2007 гг. занимал пост министра здравоохранения Нидерландов. И этот полный нуль в вопросах бухгалтерии навязывает что-то там профессиональным счетоводам!

Можете себе представить качество таких «стандартов». Вот как оценивают специалисты ключевой документ МСФО — «Принципы подготовки и представления финансовой отчетности»: «Документ чрезмерно объемен, в него входят более сотни различных статей. Очевидно, что столько принципов ни в одной науке быть не может… Сведения <…> нередко противоречивы, малосодержательны и банальны и зачастую сводятся к благим пожеланиям, которые можно трактовать в самых широких пределах. В то же время в Принципах отсутствует главное: краткое тезисное изложение всех наиболее важных теоретических положений» [1].

Добавим сюда еще и хваленое единообразие. Один и тот же пакет стандартов выдается банку, торговой компании, горнодобывающему предприятию. По-вашему, всех можно рядить в трусы одного размера? Нельзя, на ком-то они затрещат, кто-то в них утонет. Пока в нашей стране поступают более-менее по-умному. Например, наши банки ведут учет по особому плану счетов, не такому, какой разработан для предприятий. Но по мере всепланетного торжества МСФО все организации в России перейдут на единый убогий шаблон, не предусматривающий отраслевых различий.

Зачем же нужны англосаксам такие нелепые «стандарты»? Давайте подумаем. Бухучет является удобным проводником ключевых экономических идей и категорий, поскольку с правилами учета бесполезно спорить, их велено соблюдать на практике. Возьмем для примера основные производственные фонды (ОПФ), или, на языке бухгалтера, — основные средства (ОС). Это здания, сооружения, техническое оснащение, транспорт, земельные участки. В учетных стандартах четко расписаны: правила отнесения объекта к ОС, источники ОС, расчет капитальных затрат на создание ОС, начисление износа, образование амортизационных фондов и т.д. Ни один учебник политэкономии не даст столь обширного описания ОПФ, как банальный бухгалтерский стандарт. В итоге страна обречена обращаться со своими фондами по международным правилам.

Внедрение определенных стандартов, таким образом, программирует политику государства в отношении своего экономического потенциала на годы вперед. Принял международный стандарт — и обречен двигаться в указанном тебе направлении. Направлении, нужном не тебе, а разработчикам стандарта, разумеется.

И конечно, стандартизация ослабляет экономику государства из-за банальных расходов на согласование, внедрение и обновление стандартов. Допустим, бизнесмен Иванов выплавил тонну чугуна и продает ее за рубеж. Спрашивается, с какой стати покупателю волноваться об использовании Ивановым стандартов? Надо — покупай чугун, не надо — проваливай! Но недремлющий Джон Буль принуждает Иванова приобретать стандарты, нести расходы по их внедрению, регулярно их обновлять, вечно догоняя «передовых» англосаксов. Растет себестоимость чугуна, продаваемого по-прежнему по ценам мирового рынка. В результате «вечно отстающая» фирма Иванова разоряется. Этот пример в миниатюре показывает, как международными стандартами создаются реальные проблемы экономике любого государства.

Говоря о международных стандартах, невозможно обойти стороной геополитическую подоплеку их появления. Англосаксы не «вдруг» бросились их разрабатывать в 1966 г.: этой дате предшествовали определенные события во Франции, главным действующим лицом которых оказался президент Шарль де Голль.

Еще в годы Второй мировой войны бригадный генерал, столкнувшись с помехами «союзников» в борьбе против Гитлера, пропитался англофобией и в дальнейшем сопротивлялся росту американского влияния. После неудачного покушения «террористов» в 1962 г. де Голль 14 января 1963 г. выбирает для страны новый курс, независимый от программы Североатлантического блока. Мятежный президент сохраняет протекционизм в отношении французского производителя, строит препятствия для вхождения англосаксов в общий рынок (Европейское экономическое сообщество), выводит из НАТО французский флот, развивает собственную ядерную программу.

Нельзя исключать, что экономическое противостояние де Голля усилено примером Дж.Ф. Кеннеди, погибшего в 1963 г., как предполагается, при попытке печатать американскую валюту в обход Федерального Резерва. Убийство JFK состоялось 22 ноября, т.е. в день рождения Шарля де Голля, который всегда пристально следил за политикой Кеннеди и много общался с ним. Несмотря на прозрачный намек, президент Франции отваживается приехать на церемонию похорон, после которой Жаклин Кеннеди, вдова, пригласила его в Белый дом для обсуждения каких-то вопросов с глазу на глаз.

Де Голль не испуган, хуже того 4 февраля 1965 г. он публично требует от мирового сообщества отказаться от американского доллара в международных расчетах, полагаясь на солидные запасы французского золота [2]. «Если и другие страны Европы последуют этому примеру, Соединенным Штатам грозит банкротство. Американцы способны обменять на золото только небольшую часть зеленых бумажек, которые они распространили по всему миру, перекладывая свои экономические трудности на плечи других. Инициатива де Голля смертельно опасна для США» [3]. Угрозы из-за океана Франция игнорирует и в ответ демонстративно приветствует сепаратизм канадского Квебека: «Vive le Quebec libre!» [4].

После того как летом 1965 г. потерпело крах вето де Голля на вхождение в общий рынок Англии, тянувшей за собой на буксире Штаты, 29 января 1966 г. Франции был навязан так называемый Люксембургский компромисс, сохранявший доминирование англосаксов над континентальной Европой. И в том же году англосаксами сколачивается Международная исследовательская группа бухгалтеров, о которой говорилось выше. Ясно, что ее цель — защита экономических интересов англосаксов и в первую очередь защита «зеленой бумажки».

В июне 1973 г. Группа AISG трансформируется в полноценно функционирующую организацию — Комитет по международным бухгалтерским стандартам (IASC), предтечу Совета по МСФО. В том же 1973 г. зарождается концепция нефтедоллара как наиболее живучей формы для необеспеченной глобальной валюты. Новый валютный дизайн мира воплотился в 1976 г. в принятии Ямайской валютной системы, которую отличает от трех предыдущих демонетизация благородных металлов. Итак, отмена золотого стандарта, становление углеводородной экономики и рождение Комитета по МСФО идут рука об руку. Международные стандарты — такой же столп англосаксонского господства, как и пресловутый доллар. И МСФО работают на всемерное укрепление доллара.

А. Дерендяев

(По материалам статьи Д.Г. Ямского «Хроника и факторы становления Международных стандартов финансовой отчетности», http://perifric.h16.ru/msfo.html)».

Источники:

[1] Цыганков К.Ю. Очерки теории и истории бухгалтерского учета. М., 2007. С. 329

[2] Gavin, F.J. (2004) Gold, Dollars, and Power. The Politics of International Monetary Relations, 1958—1971. Chapel Hill, p. 75

[3] Молчанов Н.Н. Генерал де Голль. М., 1975. С. 449—450

[4] Lefevre, M. (2007) Charles de Gaulle du Canada francais au Quebec. Montreal

image_pdfimage_print

Оставить комментарий

Ваш email адресс не будет опубликован.