Неочевидные опасности

Есть опасности, которые для страны и человека зримы и очевидны. Но не меньшую угрозу обществу и народу представляют опасности не столь очевидные. Именно такими способами был когда-то разрушен СССР, да и Российская Империя тоже. Борьба за умы, разрушение семейных ценностей, уничтожение традиций народа.

О сегодняшних опасностях, о мерах борьбы с ними рассказывает Ирина Волынец — российский общественный и политический деятель, эксперт Общественной Палаты Российской Федерации, председатель регионального отделения Всероссийского общественного движения «Матери России» в Республике Татарстан, руководитель Федерального проекта «Русский миллиард».

139

1. На ресурсе «День ТВ», (к которому в последние недели дважды приходил в гости и я), Ирина Волынец сама выступает в роли ведущей. В одной из ее программ обсуждался вопрос, так ли опасна УЭК и что для всех нас означает ее обязательное введение?

2.Некоторые деятели, прикрываясь такими святыми понятиями как права ребенка и защита детей, работают на фронте семейной политики “с противоположной стороны баррикад”, актвино продвигая ювенальные технологии разрушения семьи. С одним из них, Борисом Альтшуллером, Ирина сразилась в дебатах на федеральном телеканале «Общественное телевидение России» в программе «Школа 21 век».

3. Выступление Ирины Волынец на пленарном заседании Второго международного форума «Евразийская интеграция: достижения и проблемы», Лейтмотивом её обращения к членам ЕврАзЭС стала мысль о том, что одной из главных скреп нашего единства является общее духовное начало: история, традиции, семейные ценности как основополагающая ценность нашей жизни. Не культ потребления и узаконивание однополых браков в качестве нормы, а высокая духовность, сострадание, способность жить ради других испокон века отличали народы, населяющие евразийское пространство.

P.S. Еще о … неочевидной опасности. Когда она проникает в жизнь, когда мы начинаем мыслить чужими ценностями. Наглядный тому пример – конкурс красоты, который объявил один из инет-ресурсов. В нашей традиции женская красота оценивается как обаяние, как женственность. Но никак не как сексуальность. Что весьма характерно, само английское слово «секс» не имеет в русском языке аналога в этом смысле. Привлекательность, обаяние, женственность – это, согласитесь, совершенно иное. Это звучит.

Вот, что Ирина Волынец написала о «конкурсе» в своем блоге:

«Разные рейтинги и голосования — обычное для политики дело — бывают, как известно, разные. Это и выборы в президенты, и в губернаторы, и в депутаты всех уровней, и в Общественную Палату, да мало ли по каким критериям могут выбирать людей, которые по долгу службы постоянно у всех на виду. Но это соревнование повергло меня, мать четверых детей, в некоторое замешательство. О своей победе в номинации „Самый сексуальный общественный деятель России“ я узнала уже по факту этой победы от моих верных читателей, поспешивших меня поздравить с этим неожиданным для меня званием: о начале народного голосования, которое длилось месяц, я не знала.

В номинанты организаторы рейтинга включили меня без моего на то ведома и даже не сообщили о проводимой ими акции. Что ж, в любом случае от всей души благодарю всех, кто отдал свой голос мне. В общем и целом посыл организатора народного голосования верный: кому, как не известным женщинам страны, повышать интерес народа к политике и воспитывать в них гражданскую сознательность? Но все же хочется в качестве конструктивной критики пожелать идейным вдохновителям подобных акций впредь проводить не соревнования за звание секс-символов, а выборы самых женственных, обаятельных и привлекательных представительниц общественно-политического пространства. Смысл тот же, но звучит мягче и ближе к нашей национальной культуре.»

image_pdfimage_print

Оставить комментарий

Ваш email адресс не будет опубликован.