Предолимпийский эфир на РСН

В четверг 6 февраля в эфире радиостанции РСН состоялся очередной мой диалог с ведущим Ильей Переседовым в рамках программы «Без вопросов».
Говорили о Сталинграде, об отъезде посла США Макфола, о рубле. И конечно же об Олимпиаде в Сочи.

Скачать аудиозапись

«И.ПЕРЕСЕДОВ: Добрый вечер. Это программа «Без вопросов» на «Русской службе новостей». Сегодня у нас в студии Николай Стариков, писатель, сопредседатель партии «Великое Отечество», и я, его собеседник Илья Переседов. Здравствуйте, Николай.

Н.СТАРИКОВ: Здравствуйте.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Мы с вами договорились начать нашу программу с обсуждения Олимпиады. Вы убеждённый, публичный, неравнодушный патриот. Что для вас Олимпиада?

Н.СТАРИКОВ: Для меня Олимпиада – это большой спортивный праздник, который проводит наша страна – это во-первых. Во-вторых, это место, откуда я надеюсь, мы получим сейчас массу приятных новостей в виде побед, медалей, успехов наших спортсменов. Ну, и, безусловно, Сочи сегодня – это место, где Россия демонстрирует свои достижения.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Ну, вот сейчас, в настоящий момент, как мне кажется, есть такое внутреннее идеологическое противостояние, потому что кто-то говорит о том, что важно, как наша страна покажет себя на Олимпиаде, то есть ценность Олимпиады определяется количеством медалей, которые мы в ней берём. Кто-то, наоборот, говорит о том, что Россия продемонстрировала исключительную организованность и богатство за счёт того, что смогла принять Олимпиаду, ну а уже спортсмены – это дело десятое. Вот вы признаёте такое противопоставление? Если да, то к какому лагерю относитесь?

Н.СТАРИКОВ: Ну, наверное, я не признаю это противостояние. Мне кажется, что отчасти правы все. Олимпиада – это престижное мероприятие, провести которое для государства, действительно, почёт, очень приятно. Давайте вспомним, как боролись за эту Олимпиаду несколько государств, как мы победили, как мы все этой победе радовались. А дальше начались будни подготовки к этому мероприятию. В рамках этой подготовки Сочи изменился. Там изменены дороги, построены новые инфраструктурные объекты, спортивные объекты, много всего.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Вырубили кустарники, обнесли самым неподобающим образом кладбище староверов. Местных жителей там загнали чуть ли не под шпонку, если верить тем или иным сообщениям в блогосфере.

Н.СТАРИКОВ: Знаете, дайте мне какое-нибудь направление и я всё тоже самое вам скажу. У вас в эфире выступал Александр Проханов. Он правильно сказал – раскопали второй Парфенон под этим. Конечно, любые препоны всегда могут быть придуманы. Всегда кто-то где-то жил, кто-то обязательно может оказаться в зоне строительства новой железной дороги, шоссе и т.д. Но значит ли это, что не надо строить дороги? Вот посмотрите, Химкинский лес – такая знаменитая история. Кто-то на ней пиарился, кто-то пытался получать политические очки. В итоге эта дорога нужна Москве, эта дорога нужна стране, она будет строиться. Конечно, строить это всё нудно так, чтобы высаживать другие лесные насаждения. Но мы с вами видим, что Химкинский лес, о котором так пеклись какое-то время, остался, дорога будет строиться. А защитники Химкинского леса что-то перестали его защищать. Мне почему-то кажется, что пройдёт Олимпиада и все те, кто беспокоился о кустарниках вокруг Сочи, перестанут интересоваться этими кустарниками, зато начнут интересоваться кустарником где-нибудь там, где планируется построить стадион для чемпионата мира по футболу.

И.ПЕРЕСЕДОВ: То есть для Николая Старикова факт, что в Сочи сейчас будет проходить Олимпиада — это свидетельство того, что новая эпоха, новый век своей такой поступью металлической движется навстречу светлому будущему?

Н.СТАРИКОВ: Да нет, Илья. Во-первых, мне не хотелось бы, чтобы вы меня отделяли от всего остального населения нашей уважаемой страны, то есть не для меня что-то, а для всех граждан страны. А во-вторых, вы это сказали с таким пафосом, что передовицу «Правды» 1980 года вам бы отдали без какой-либо конкуренции, потому что так красиво. На самом деле, ведь Советский Союз тоже проводил Олимпиаду, и затраты на првоедение этой Олимпиады, я думаю, были сопоставимы. Тем более, она проходила не в одном месте, а во многих местах Советского Союза. Везде строили, везде развивали инфраструктуру. Давайте спросим себя, зачем Советский Союз занимался вот этим? Некуда было деньги вложить Советскому Союзу? Конечно было куда.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я вот продолжу всё равно такие сомнения высказывать. Николай, вы из Петербурга и я тоже жил в Петербурге долгое время достаточно. Вы должны помнить, с каким масштабом и пафосом строили Ледовый дворец под чемпионат мира по хоккею. К сожалению, не назову сейчас с ходу год, но было такое дело. И наша команда себя на этом чемпионате показала плохо. И я помню разочарование, которое было у меня и читалось в глазах как бы петербуржцев о том, зачем эти деньги мы потратили, и вдруг не смогли себя показать хорошо.

Н.СТАРИКОВ: Я готов вам рассказать про Ледовый дворец от и до. Дело в том, что я живу примерно в 500 метрах от этого Ледового дворца и прямо на моих глазах менялся район, в котором я жил. Сначала там были грязные лужи, абсолютное отсутствие тротуаров и т.д. Как только было принято решение построить Ледовый дворец, район изменился, наверное, в такой же степени, как сегодня изменился город Сочи. То есть реально стал абсолютно другой район. Я помню все эти разговоры тогда с инициатором строительства Ледового дворца был мэр Петербурга Яковлев. Все политические противники его говорили, что на кредитные деньги строится, никому это не надо. Поверьте, сейчас в Санкт-Петербурге никто не говорит, что Ледовый дворец – это была ошибка, что он был никому не нужен. Это главная спортивная, концертная площадка нашего города. Но всё должно делаться с умом. Вот сейчас в моём родном городе, к сожалению, тут надо правду сказать, строится арена для спортивного клуба «Зенит». И вот там такая куча злоупотреблений, такие безобразия, но они происходят не от того, что нужен стадион, а от того, что определенным образом этот процесс был выпущен из-под контроля. То есть давайте скажем самый главный козырь, который противники Олимпиады говорят. Они говорят, что Олимпиада – это место, где украли деньги. Давайте обсудим этот вопрос. Тут стесняться, собственно говоря, нечего.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Волосы у меня на голове зашевелились, потому что не мог я никогда ожидать, что Стариков сам вслух произнесёт эти слова. Да, давайте поговорим о том, что многие считают, что на Олимпиаде были украдены большие деньги.

Н.СТАРИКОВ: Хорошо, давайте об этом и поговорим. Первое – что такое украденные деньги на стройке? Можно назвать это украденными деньгами на стройке, можно назвать коррупцией. Мне больше нравится не само это явление, а хорошие русские слова, которые понятны: мздоимство и взяточничество.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Итак, Николай Стариков нам расскажет сейчас о подоплёке и главных и страшных тайнах мздоимства и взяточничества сочинской Олимпиады.

Н.СТАРИКОВ: Илья, я смотрю, у вас сегодня настроение такое своеобразное.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я, в общем-то, в предощущении, конечно, старта Олимпиады.

Н.СТАРИКОВ: Просто обо всём нужно говорить совершенно спокойно и открыто. Стройка – это вам любой строитель, да и не строитель скажет – это место, где обязательно при любом строительстве будет какое-то количество денег похищено. Если это будут не деньги, то в Советском Союзе кафельную плитку украдут. Это было всегда, при любой стройке и будет всегда. Фактически при любом государственном строе, на стройке тоже будут воровать. Это первое, что мы с вами должны понять. Второе – масштабы этого печального явления. Вот сегодня цифры называют совершенно разные. То, что на стройке в Сочи, наверняка какую-то сумму украли, безусловно, есть. Вопрос в размерах её. И вот здесь нужно сказать один важный факт: поскольку воруют деньги везде, в любой стране, то было бы правильно оценивать масштабы этого явления по одинаковой шкале, одинаковой линейке мерить. Мы видим, что в России ситуация следующая: какой-то совестливый блогер считает, что может быть украли какую-то сумму и её публикует и называет как сумму, уже установленного воровства. Что же касается Запада, то никто об этом не говорит. На Западе говорят только о том воровстве, которое точно произошло. Вот вчера европейские парламентарии озвучивали сумму коррупционных потерь европейской экономики в год – 120 миллиардов. Заметьте, это то, что они уже точно знают, что в Европе украли 120 миллиардов евро. Соответственно, мы можем предположить, что то, что они не знают, то, что не всплыло и т.д. То есть так, как считают у нас в России, эту цифру можно умножать на 2 и на 3.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Наверное, воровство какое-то, так или иначе, есть везде и всегда, где присутствует распределение тех или иных средств. Но, совестливые блогеры далеко не один единственный, обращают внимание озабоченной общественности, что когда подряды на те или иные стройки распределяются между неслучайными людьми, вероятность коррупции увеличивается в геометрической прогрессии.

Н.СТАРИКОВ: Безусловно. Но, к сожалению, выделение каких-то подрядов может быть, своим людям, оно присутствует и на Западе. Опять же, посмотрите, во время восстановления Ирака, там исключительно фирмы, аффилированные с министром обороны, восстанавливали Ирак. Причем не нанимали ни местных и т.д. То есть злоупотребления есть везде.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Николай, мы с вами знаем историю главный памятник коррупции в мировой истории – это Панамский канал, который чуть ли не пару стран разорил и который строили десятилетия. При этом никто не оспаривает необходимость Панамского канала, то, что он сегодня полезен. Но главное, что в тот момент, когда его строили, происходило с масштабными нарушениями. Случилось так, что само строительство канала было поводом к обогащению нечистоплотных людей. И здесь, по всей видимости, если мы затронули финансовую сторону Олимпиады, очень интересно, Олимпиада станет или уже стала Панамским каналом для России или нет?

Н.СТАРИКОВ: Панамский канал – это было абсолютно политическое, геополитическое строительство. Я бы его вообще сюда, собственно говоря, не примешивал, потому что там какие деньги будут на него затрачены, по большому счету было всё равно, главное было его сделать. Я хочу вернуться к сопоставлению того как мы говорили с вами о Ледовом дворце, в моём родном городе. Прошло время, и никто не говорит о том, что он был не нужен, что там было и т.д. Я уверяю вас, готов поспорить на что-нибудь, что через год ни один самый совестливый блогер не будет поднимать тему, что было в Сочи. Он будет говорить о чём-то другом. Это всё конъюнктурно. Мы с вами должны видеть, во-первых, движение вперёд. Там строится новый курорт, что наша страна получит возможность заявить о себе как о стране достаточно передовых технологий, а не о стране, где медведи ходят с балалайками и водку из самоваров пьют, как пишут в английских газетах. Посмотрите, там всё время про нас врут. И спортсмены приезжают и видят, что абсолютно нормальная страна, абсолютно нормальные люди. Всё на высоком уровне. То есть Олимпиада, помимо всего прочего, несёт пропагандистский эффект. Мне не нравится слово «продвигает» Россию на Западе. Нам не надо Россию никуда продвигать на Запад. Но даёт отличное от западных СМИ положительное впечатление о нашей стране Олимпиада точно. Теперь мне хотелось бы, чтобы никто не подумал, что я защищаю коррупцию. Нет, коррупция – это проблема, это страшное зло. Но давайте зададим себе вопрос. В рамках какой экономической модели эта коррупция расцвела? Воровали на стройке всегда, но масштабы воровства возросли тогда, когда Россия вошла в мировую, финансово ориентированную экономику сегодняшнюю. Именно сейчас на стройке воруют несравненно больше, чем это было когда-либо в России. Почему? Потому что мы вошли в эту мировую систему, где все воруют на этой стройке. Просто у них об этом не говорят. Там этим совестливым блогерам сразу шеи сворачивают, и их не показывают по центральным каналам телевидения. Вот в чём, собственно говоря, разница. Что же касается моего отношения и отношения моих коллег по партии «Великое Отечество» по проблеме коррупции, то в программе нашей партии есть пункт, в котором мы открыто пишем, что за коррупцию в особо крупных размерах, мы считаем, должна быть смертная казнь.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Что будете смотреть? Какие виды спорта наиболее патриотичны на ваш взгляд?

Н.СТАРИКОВ: Здесь дело вкуса – это первое. А второе – это дело возможности времени. Кто-то, может быть, не может в тот момент, когда его любимый спорт идёт, посмотреть. Я хоккейный болельщик, поэтому я постараюсь посмотреть все матчи хоккейной сборной.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А кёрлинг буржуйский?

Н.СТАРИКОВ: Кёрлинг меня интересует в меньшей степени. Аккуратно скажу, чтобы не обидеть российских спортсменов, которые занимаются этим спортом.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Что ж, подыграю вам. Действительно, сейчас часто говорят о том, что вообще олимпийское строительство распадается на две части. Одно – это объекты и мероприятия, имеющие непосредственное отношение к Олимпиаде, другое – это в целом инфраструктура, которая достанется городу, достанется этому региону и сможет использоваться потом годами. Но здесь встаёт вопрос, разумеется, о политическом авторитете и о доверии России. То есть будут ли приезжать в таком большом количестве туристы из-за рубежа, если мы всё-таки ходим видеть зарубежным курортом.

Н.СТАРИКОВ: Почему вы решили, что зарубежным туристам? Я считаю, что мы должны развивать туризм внутри России. В первую очередь, то, что строится в Сочи, направлено на граждан России. Вообще, какое нам дело, приедут иностранные туристы, не приедут. У них там деньги кончатся в их финансово ориентированной западной экономике. А наши, простые трудящиеся со всего нашего бескрайнего государства, соседних наших государств, Таможенного союза, пусть приезжают в Сочи, там отдыхают.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А как мы отсняли на государственные деньги фильмы Никита Михалкова и потом водили на них строем солдат, так же мы возродим традицию профсоюзных путёвок, чтобы как-то заполнить Сочи сотрудниками «Уралвагонзавода».

Н.СТАРИКОВ: Я думаю, что большинство радиослушателей согласятся, что когда на работе вам выдают почти бесплатно путёвку на какой-либо курорт, это приятно. И вряд ли кто-то будет против этого вопроса возмущаться. Поэтому мне кажется, что профсоюзные путёвки на здравнице Чёрного моря или другого моря – это неплохая традиция, к которой стоит повнимательнее приглядеться, может быть её надо из прошлого взять. Что же касается съёмок в кино, надо отдать вам должное, умудрились ещё Никиту Сергеевича Михалкова приплести к нашей дискуссии о Сочи. Так вот, съёмки фильмов всегда осуществляются при какой-то финансовой поддержке, либо выдаются низкие кредиты, либо есть на Западе так называемые продюсеры, которые где-то находят большие суммы денег. Вот так сам художник просто так не может найти несколько миллионов долларов, чтобы снять фильм. Поэтому государство обязательно должно помогать снимать фильмы, но хорошие. Что же касается просмотра военнослужащими патриотического фильма, я не вижу в этом ничего плохого. Вот, наверное, наших военнослужащих на «Аварию – дочь мента», вот на такие фильмы водить не стоит, не такую чернуху.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А вы расцениваете последние картины Михалкова – я имею в виду «Противостояние» и прочее, как патриотические фильмы? Да, нет.

Н.СТАРИКОВ: Вы знаете, я не являюсь специалистом по кино, но могу сказать, что из последнего советского, российского кино мне очень понравился фильм о Валерии Харламове и «Брестская крепость».

И.ПЕРЕСЕДОВ: Ну что, с Олимпиадой оказался связан ещё один совершенно неожиданный эпизод российской политической жизни. Это последнее публичное мероприятие, на котором в качестве американского посла в России будет присутствовать господин Майкл Макфол. Потому что он буквально вчера или позавчера, на днях объявил о том, что покидает свою должность и возвращается в Америку по семейным обстоятельствам. На ваш взгляд, это событие важное, значимое, знаковое?

Н.СТАРИКОВ: Вы знаете, чтобы выразить своё отношение, мне хотелось бы сначала рассказать анекдот. Его любят в Латинской Америке рассказывать. В какой стране Латинской Америки не может произойти государственный переворот? В США. Почему? Потому что там нет американского посольства. Мы с вами понимаем, что такое представительство Соединённых Штатов Америки. Это нет просто место, где живут дипломаты. Это место, откуда, давайте так скажем, плетутся интриги и всевозможными методами интересы США отстаиваются.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я этого не знаю.

Н.СТАРИКОВ: Это первое. Второе – как люди воспитанные и дипломатичные, мы с вами должны с одинаковым уважением относиться к любому послу Соединённых Штатов Америки. Поэтому этот посол уезжает, всего ему самого доброго. Новый посол приезжает, добро пожаловать. Но это не значит, что наши спецслужбы не должны внимательно следить за тем, что происходит в этом уважаемом здании. Нужно внимательно следить, как показывает наша история. Как только мы престаём следить, то, как в 93-м году на крыше американского посольства появляются снайперы, которые стреляют по работникам правоохранительных органов, убивают спецназовцев из «Альфы» для того, чтобы спровоцировать их на жесткий штурм Белого дома.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я слышал о том, что на крыше посольства стояли камеры американских телеканалов.

Н.СТАРИКОВ: Камеры стояли на мосту напротив, а что там были снайперы, собственно говоря, об этом писали многие, об этом говорили «Альфовцы». Выстрел совершенно профессиональный. Был убит офицер прямо в вырез бронежилета. Есть протоколы парламентской комиссии, о которой говорил Рогозин. Несколько десантников было убито неизвестными снайперами с различных точек. В основном стрельба велась именно с крыши американского посольства. Поэтому когда мы не внимательно приглядываемся к нашим американским коллегам, то ни пытаются делать у нас всевозможные вещи, которые сегодня активно делают в Киеве. Но, как видите, не получается.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Макфол к этим событиям, в любом случае, не имел?

Н.СТАРИКОВ: Не имел. Вы знаете, что российская оппозиция очень любила печенюшки с чаем у него пить. И я думаю, что они там не только фильмы Никиты Михалкова обсуждали и другие новинки российского кинематографа. Скорее, разговоры шли о другом. Давайте спросим себя. Является ли для США пост посла в России одним из ключевых? Безусловно, является.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Одним из ключевых где? Среди посольств?

Н.СТАРИКОВ: Среди посольств. Есть табель о рангах: самое важное, второе, третье и т.д. То есть понятно, что где-нибудь в берег Слоновой кости посылают дипломата лучших из худших. А в Россию, Китай, ведущие европейские страны будут посланы наиболее толковые, наиболее перспективные, наиболее умные и полезные дипломаты – это первое. Второе – Макфол у нас пробыл, по-моему, менее двух лет. Что-то быстро он засобирался. Могут быть личные обстоятельства.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Январь 2012 года.

Н.СТАРИКОВ: Ну, чуть-чуть больше двух лет. То есть срок небольшой. Дипломатов не тасуют так часто. Лет 5-6 он мог бы как минимум. Есть вероятность, что это связано с какими-то личными. Соскучился по семье, как он говорит. Я, конечно, не очень в этом верю. Но может быть. Но если посла в ключевом месте очень быстро меняют, то мы с вами можем сделать такое предположение о том, что господин посол не очень хорошо справлялся со своими обязанностями. Давайте вспомним, что же происходило в момент его появления и позднее. Активные попытки совершить в России то, что мы сейчас видим в Киеве. То есть некий «оранжевый» сценарий, государственный переворот, называйте как хотите. Не получилось. Сколько оппозиция не ходила к Макфолу, ничего не получилось. Прошло некоторое время и его куда-то отправляют. Так что, в принципе, мы с вами можем высказать такое оценочное суждение — господин посол не справился со своими обязанностями и его отправляют на заслуженный отдых, то есть на понижение.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я облекаюсь здесь исходящими от вас такими конспирологическими, аналитическими флюидами и решусь предположить, что на самом деле, если мы верим или мы допускаем, что поводом к его отъезду стали не личные дела, а какая-то внешняя необходимость, я могу допустить, что эта необходимость исходит из внутренних разборок, скажем так, внутри Белого дома. Потому что Макфол, и он сам это, кстати, заявляет, и у нас в эфире сказал, отличается от привычных американских послов тем, что имеет однозначный политический окрас и политическую историю – это человек из команды Обамы.

Н.СТАРИКОВ: А что, в Америке какой-то другой президент пришел к власти? Мржет я что-то пропустил?

И.ПЕРЕСЕДОВ: Там, во-первых, две партии, знаете ли, которые между собой весьма и весьма враждуют.

Н.СТАРИКОВ: Президент-то, по-моему, остался тот же самый.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Да, но здесь Макфол просто не обычный чиновник, а именно человек из ближнего круга Обамы, который в своё время сделал на него ставку, помогал прийти к победе и в общем-то даже отчасти кичился своим таким доступом к телу.

Н.СТАРИКОВ: Правильно ли я вас понял, что вы хотите в США на один из ключевых постов посла за границей назначают человека, исключительно исходя из его партийной принадлежности и личной преданности президенту? Вы ничего не спутали?

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я говорю о том, что в американском обществе, в американском истеблишменте, который весьма сложно организован, помимо вопроса компетенции, помимо вопроса навыка и опыта, который, кстати, в случае с Макфолом ставится под сомнение, причём им самим. Он говорит, что не был профессиональным дипломатом, когда приезжал в Россию.

Н.СТАРИКОВ: Он был специалистом и есть специалистом по «оранжевым» революциям и уже по совместительству был дипломатом. Всё так.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Ещё раз, мы не будем в этом искать каких-то внутренних проблем Обамы.

Н.СТАРИКОВ: Давайте не будем искать проблем. Пожелаем ему счастливого возвращения домой, чтобы он семью свою увидел. Я не думаю, что мы должны по этому поводу ни радоваться, ни печалиться. Это дело США. Главное, чтобы отношения между Россией и США всегда были в должной степени дипломатичными, уважающими друг друга, чтобы у нас в Москве всегда был посол. Потому что когда посла нет, это очень дурной признак. Это такое дело к войне. И в этой связи приведу небольшой исторический пример. Может не все знают, что в мае 1941 года британский посол отбыл на родину и приехал только после нападения Гитлера в конце июня. То есть примерно 1,5 месяца отношения накануне 22 июня между Великобританией и Советским Союзом были столь тёплыми и союзническими, что британского посла в Советском Союзе не было. Вот нужно, чтобы посол США всегда присутствовал.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Прогноз от Старикова, кто придёт на его место? Будет ли это ещё более, скажем так, страшный специалист, или же, наоборот, это можно воспринимать как победу нашей дипломатии, победу нашей политики, и приедет кто-то более техничный, прагматичный, но без тех амбиций, которые вы приписываете Макфолу?

Н.СТАРИКОВ: Да у него нет никаких амбиций. Говоря русским языком, слуга государев. Ему говорили делать государственный переворот в России, помогать оппозиции, он помогал. Ничего не получилось, его отзывают. Кого прислать – это дело сугубо американское. Нам с вами совершенно всё равно. Мы не можем на этот вопрос никаким образом повлиять. Поэтому я предлагаю относиться к этому как к погоде. Вот идёт снег – хорошо, закончился снег – тоже хорошо. Поэтому мне совершенно всё равно, кто будет послом США. Важно, чтобы отношения между государствами были уважительные и никогда не доходили до критической черты, за которой начинается уже вооружённое противостояние.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Смотрите, у нас остаётся актуальным вопрос по Сирии сейчас. Это если мы говорим о том, где наши интересы с Америкой явно и отчётливо пересекаются. У Америки всё ещё сохраняются претензии к нам по поводу Сноудена. Ну и ситуация на Украине по мнению многих после Олимпиады может каким-то образом повысить её активность, скажем так. Я правильно перечисляю, или ещё есть какие-то точки?

Н.СТАРИКОВ: Нет, ну точек много, в том числе и финансовые. Мы должны по мнению американских друзей продолжать закупать их долговые обязательства во всё возрастающих количествах – это раз. На Украине мы. по мнению наших американских друзей должны полностью устраниться от участия в событиях. Обратите внимание, когда Россия действует каким-то образом, даёт 3 миллиарда в долг Украине – это считается со стороны американцев вмешательством во внутренние дела. Обратите внимание, когда они заявляют, что теперь они готовы в случае прихода оппозиции к власти дать какие-то денежные суммы, то это, конечно, абсолютно не вмешательство в дела. Что касается Сирии, то у нас с американскими друзьями разные подходы. Американцам нужна война, а нам нужен мир. И договориться на этой почве сложно, но как мы видим, иногда получается.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Это программа «Без вопросов» на «Русской службе новостей». У нас в студии Николай Стариков — писатель и сопредседатель партии «Великое Отечество» и я, его собеседник Илья Переседов. Ну и вот проводили мы Макфола в дальний путь через дальнюю дорогу, дай Бог ему здоровья. И я предлагаю поговорить теперь о скачках курса рубля. От мировой политики к мировой экономики перейдём. Потому что всю прошлую неделю нас пугали тем, что падает рубль, рушится. А сейчас он вроде бы начала подрастать. Мне, например, непонятно, надолго ли это? Значит ли это какие-то перемены?

Н.СТАРИКОВ: Давайте попробуем проанализировать события. Во-первых, хочу, пользуясь случаем попросить всех уважаемых радиослушателей не поддаваться той панике, которую любят сеять либеральные СМИ. Как только курс рубля начинает снижаться, они начинают кричать всё пропало, рубль будет скоро ничего не стоить и т.д. Посмотрите в интернете, курс 1 к 70 они ещё в 2008 году прогнозировали. Сейчас кто это говорил, ему, наверное, стыдно. Каждый раз, когда снижается наша национальная валюта, они начинают кричать о том, что плохая власть, о том, что экономики вообще нет и т.д. Когда рубль начинает укрепляться, почему-то о гибели доллара, о том, что с ним что-то плохое, они не говорят. То есть игра в одни ворота — это первое. Второе – давайте зададим себе один вопрос, считаем ли мы, что в экономике России за последний месяц, за два месяца произошло что-то ужасное? Вот какая-то глобальная катастрофа, нестабильность, ну в общем, что-то такое негативное, что может повлиять на курс национальной валюты? Задали себе этот вопрос. Следом задаём второй: считаем ли мы, что в экономике Украины или политической системы Украины за последние 2 месяца произошли события, которые могут реально повлиять на состояние экономики и обрушить национальную валюту? Любому непредвзятому наблюдателю станет понятно, что в России ничего катастрофического не произошло и не планируется в ближайшей перспективе. Власть твёрдая, экономика пусть медленно, но движется вперёд, ничего ужасного не происходит. На Украине страна оказалась в сложной ситуации, кто-то стал говорить, что Украина на пороге гражданской войны. Я не отношусь к числу тех, кто делает такие заявления. Вопрос: какая валюта обесценилась по отношению к доллару? Я просто скажу, не все знают курс гривны. Если не ошибаюсь, примерно с 8 до 9 гривен за доллар курс гривны упал – это на фоне чуть ли не боёв в центре Киева, всех этих безобразий – то есть на 15%. Посмотрите, насколько рубль за январь месяц, за начало февраля понизился? Примерно на такое же количество процентов. Вопрос: есть хоть какие-то экономические обоснования для того, чтобы рубль снижался, а гривна либо стояла на месте, либо снижалась такими же темпами? Конечно, нет. Мы видим, что экономика здесь вообще ни при чём. Политические события. Но на Украине эти политические события мы видим, которые могут послужить снижению национальной валюты, в России – нет. Из чего мы легко можем сделать вывод, что нынешнее снижение курса рубля обусловлено исключительно политическими причинами и не имеет никакого отношения к экономике. Это давление тех самых наших геополитических друзей, которые сейчас отозвали Макфола домой, к семье, потому что он соскучился, и хотят определённые сложности России создать именно в период, когда Россия активна во внешней политике. Ещё одна параллель: когда был последний серьёзный кризис со снижением курса национальной валюты? Сразу после августа 2008 года, когда мы дали отпор агрессору, когда мы показали свою решимость защищать наших солдат, мирных жителей, когда мы сделали ещё один шаг к суверенитету. Сразу после этого американцы запустили кризис, после этого снижалась наша валюта. Вот сейчас, на фоне активной позиции России на Украине и происходит давление на наш рубль.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Вы знаете, как в университетских кабинетах и коридорах всегда очень интересно слушать противопоставление и столкновение филологов и философов, точно так же в информационном пространстве всегда интересно слушать столкновения экономистов и политологов. Потому что до этого, признаюсь, больше недели по этой теме мы записывали и общались с экономистами. Так вот, они ровно противоположным образом увязывают это сугубо с конъюнктурой мировой экономики, и говорят о том, что ещё раньше должен был бы рубль упасть, но только нечеловеческие или человеческие усилия Центробанка, какие-то вливания и т.д., удерживали курс рубля, и позволяли им хоть как-то управлять и лавировать. Вы же говорите, что к экономике вообще не имеет никакого отношения.

Н.СТАРИКОВ: Во-первых, Илья, у меня экономическое образование, так что я думаю, что я на эти темы могу разговаривать не просто как дилетант, а как человек, который в этом разбирается. У меня несколько книг написано на эту тему – это второе. Третье – те, кто говорит, что рубль должен упасть, раньше нам всё время говорили, что курс рубля снижается, когда опускается цена на нефть. И в этом смысле связь есть. Сейчас цена на нефть вообще не изменяется, она не снижается. Почему же так сильно снижается рубль? Потому что Запад оказывает давление на рубль, стараясь.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Но экономическими инструментами?

Н.СТАРИКОВ: Просто на биржи приходят большие суммы денег, аффилированных западными банками, которые начинают скупать валюту. Что приводит к увеличению курса валюты и снижению курса рубля? Когда очень много денег для покупки валюты и очень мало кто хочет валюту продавать. В этой ситуации Центральный банк оказался в некоем смысле заложником. Если он будет активно противодействовать вот этой игре на понижение рубля, то, собственно говоря, мы останемся без золотовалютных резервов. Каждый день по 10 миллиардов продавать, понятно, что у Федеральной резервной системы деньги закончатся чуть позже, чем у нашего Центрального банка. Потому что они их рисуют из воздуха, а мы их коллекционируем, продавая нефть. То есть у нас их всё равно меньше. Поэтому была занята позиция, на мой взгляд, достаточно разумная. То есть дать им возможность догнать до какого-то уровня, сколько они могут, у них тоже не безграничны эти возможности, а дальше уже начинать стабилизировать этот курс. Поэтому курс рубля понизился, сейчас он начнёт повышаться, я так думаю, но всё равно не будет возврата на тот уровень, с которого мы стартовали. Всё равно произойдёт небольшая девальвация рубля. Но никаких катастрофических последствий, когда доллар будет 70 рублей, быть не может. Нужно понимать, что это давление внешнее. Оно обусловлено как раз внешнеполитическими, геополитическими факторами. К экономике, повторю, это не имеет вообще никакого отношения.

И.ПЕРЕСЕДОВ: И на потребительской корзине нашей это слабо отразится?

Н.СТАРИКОВ: К сожалению, отразится сильно, но это уже не проделки наших американских друзей, а особенности первоначального накопления капитала в России, когда все новости, любые, позволяющие увеличить цену, обязательно идут в ход и цена увеличивается. Любые новости, которые должны по идее сказаться на снижении цены, они либо не слышатся, либо цена не уменьшается. Это особенности нашего национального капитализма, к сожалению, она такова.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Как-то общество может на это повлиять? Патриоты наши, дозоры экономические вводить?

Н.СТАРИКОВ: Илья, вы знаете, вы можете повлиять на цену колбасы в соседнем магазине как патриот России, как представитель гражданского общества?

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я да. Я могу прийти к владельцу этого магазина, потому что у меня по соседству магазин, где владелец стоит за прилавком, и могу ему сказать, что если ты, дорогой, и дальше будешь задирать цену, я не поленюсь и съезжу в крупный торговый центр и куплю там колбасу. И он ко мне прислушается.

Н.СТАРИКОВ: Хорошо, в этом магазине вы можете сделать, а в крупном гипермаркете вы к кому зайдёте?

И.ПЕРЕСЕДОВ: Для этого и нужны, видимо, какие-то гражданские институты.

Н.СТАРИКОВ: Я боюсь, что здесь нужно увеличивать роль государства, которое должно больше играть регулирующие функции, не давая, во-первых, охватывать паническим настроениям, во-вторых, спекулянтом надувать цены в такие моменты колебания курса национальной валюты и т.д. Государство должно всё регулировать.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Ну что ж, Николай, я не буду скрывать, что мы с вами договорились изначально, что последний блок нашей программы мы посвятим памятной дате 2 февраля – годовщина обороны Сталинграда.

Н.СТАРИКОВ: Разгрома окончательного немецких войск под Сталинградом. Дата их капитуляции.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Отлично. Для вас, для всех нас эта дата очень важна, но вы решили так отдельно выделить. Вы уже цитировали Проханова из нашей одной из программ. По-моему, даже чуть ли не на нашей первой встрече Проханов объявил битву за Сталинград, сравнил с жертвой Христа, сказав, что самопожертвованием воинов Сталинграда, можно сказать, советская армия очистилась от тех действий, которая она предпринимала против церкви, против религии в начале первых лет своего существования.

Н.СТАРИКОВ: Когда Александр Андреевич выступает, я могу слушать его часами. Мне бесконечно нравится его язык, мне бесконечно нравятся те метафоры, которые он говорит. Кроме того, я имею честь быть членом Изборского клуба, председателем которого является Александр Андреевич. И относительно недавно мы были в Сталинграде – а именно так я думаю правильно называть этот город, — и выступали с инициативой возвращения этого названия городу. И прекрасный лозунг родился на заседании Изборского клуба — «Сталинград – столица русской победы». 71 год назад эта победа, зародившись в Сталинграде, дальше начала своё движение победное, которое закончилось в Берлине и далее в Праге.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Ну и тогда, давайте, наверное, воспользуемся нашим эфирным временем, чтобы сказать тот базовый набор знаний о Сталинградской битве, которым, как вы считаете, должен владеть каждый патриот, российский гражданин, просто образованный человек.

Н.СТАРИКОВ: Это одно из ключевых событий не только Великой Отечественной, Второй мировой войны, но и, наверное, одно из ключевых событий ХХ века. Потому что, действительно, в случае нашего поражения под Сталинградом, последствия могли бы быть очень печальными. Во-первых, вступление в войну против нас Турции. Это вполне было реально и немцы оказывали на Турцию серьёзное давление – это первое. Второе – вполне возможно было развитие сценария, когда Великобритания заключит мир с Гитлером именно после его взятия Сталинграда. Это, кстати, объясняет, почему он отдавал приказ взять город на Волге. По большому счёту, целью было именно взятие Сталинграда, а не перерезание транспортной артерии, которой является Волга. Грубо говоря, немцы всё время штурмовали одно и то же место. 15 километров левее, 20 километров левее – могли точно также вы уйти к Волге. Но почему-то это их абсолютно не устраивало. Далее вопрос вступления Японии в войну. Несмотря на то, что Япония получила определённый отпор на озере Хасан и Халкин гол, и в 41-м году так и не вступила в войну. Могла и вступить. Да, на границе с Японией стояла наша серьёзная группировка войск, но, тем не менее, японцы могли воспринят капитуляцию Сталинграда, взятие его немцами как сигнал для начала войны. В случае нашего поражения последствия могли быть очень серьёзными. Мы, действительно стояли на пороге поражения, если бы не сосредоточили все силы, не напрягли, если бы наши воины не продемонстрировали колоссальное мужество. Кто в этом сомневается, почитайте знаменитый приказ Сталина «Ни шагу назад». Лето 1942 года. Там же прямо написано, что у нас нет уже больше преимущества над немцами ни в людских ресурсах, ни в мобилизационных, что отступать дальше уже нельзя, потому что можно проиграть. Кстати, вы говорите, что должны знать патриоты, те, кто интересуется историей, вот один из либеральных мифов гласит, что «кровавый» Сталин издал такой приказ и всех стали заградотряды удерживать. Так вот, первое – я недавно читал книгу на эту тему, нет ни одного за всю войну зафиксированного случая, чтобы заградотряды стреляли на поражение. Была стрельба в воздух, когда приводили людей в чувство. Никакой стрельбы на поражение по солдатам за всю войну заградотряды не вели ни разу – это первое. Второе – первым приказ «Ни шагу назад» издал Адольф Гитлер, издал в декабре 41-го года. И благодаря этому приказу немцы во многом избежали поражения в первую военную зиму, остановились и не пошли по стопам Наполеона, когда они начали отступать, и, собственно говоря, армия по ходу этого отступления была уничтожена.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А у них заградотряды были?

Н.СТАРИКОВ: Нет, у немцев не было заградотрядов. Но у них были точно так же сформированы значительно раньше, чем у нас штрафные подразделения, которые кстати были и в Сталинграде и точно также, как другие солдаты Вермахта, были во время этой битвы уничтожены. Поэтому вот это нужно знать. Что ещё хотелось бы отметить, что изначально замысел Ставки был значительно более широкий, чем окружение армии Паулюса в Сталинграде. То есть речь шла о том, чтобы двумя сходящимися ударами двух фронтов отрезать немцев в Сталинграде, но дальше мы должны были продолжить наступление для того, чтобы отрезать всю группу армии «А», которая находилась на Кавказе. Планировался такой супер-Сталинград. И в плен должно было попасть уже по итогам не 90 тысяч, как это произошло – там была отрезана группировка 220 тысяч, в итоге 90 осталось, — а практически миллионная группировка немецкой армии на Кавказе. Но немцы всё-таки были солдаты весьма и весьма неплохие. И, к сожалению, вот этот колоссальный, грандиозный замысел, который выработал Сталин со своими маршалами, он не был реализован, не потому, что мы его не реализовывали, а потому что немцы просто остановили наши танковые клинья и они не смогли отрезать всю эту группировку.

И.ПЕРЕСЕДОВ: То есть на ваш взгляд, не существует этого привычного уже противопоставления, когда речь заходит о войне, обязана ли победа героизму отдельных солдат, или же это был итог некой тактической, стратегической работы?

Н.СТАРИКОВ: Мужество солдат.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Про Сталинград чаще всего мне приходилось читать, во всяком случае, что это именно победа русского оружия полевого, как говорится.

Н.СТАРИКОВ: Русское оружие. Давайте не отделять орудие солдата от оружия маршала, который планирует эту победу. Потому что когда в 41-м году, к сожалению, оперативное искусство нашего высшего военного руководства ещё не было на высоте, мы терпели поражение. Начиная с конца 42-го года, мы начали воевать на уровне немцев, а потом и превзошли их. Потому что в 43-м, 44-м году немцам уже не удавалось вести наступления и оборону с положительным результатом. Дальше начался разгром немцев. Но он имеет свои корни именно в 42-м году. Мужество солдат, конечно же. Потому что насмерть стояли в Сталинграде, насмерть стояли на флангах Сталинграда, потому что свести Сталинградскую битву только к боям в городе – это неправильно. Наши войска вокруг города оказывали давление на немцев, заставляя их перебрасывать части и сдерживать наступления. Это происходило практически всю Сталинградскую битву. Она была относительно долгая, но с другой стороны относительно короткая. Немцы вошли в Сталинград 23 августа 42-го года. В середине ноября, 19 ноября, началось наше контрнаступление. Ещё прошло несколько месяцев и 2 февраля немцы капитулировали. Поэтому героями Сталинграда являются не только солдаты армии Чуйкова, которые находились на улицах Сталинграда, но и солдаты, которые под командованием Ерёменко, под командованием Рокоссовского с флангом оказывали давление на немцев, а потом их там и окружили.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Какие выводы мы сегодня должны делать из этого исторического события? Прекрасно, мы выиграли войну. Коренной перелом начался, в том числе, в Сталинградской битве. Но что сегодня об этом должны помнить поколения? Как они должны это воспринимать? Меня, честно скажу, пугает, что в вашей интерпретации это приводит к для меня оправданию имени Сталина и поиску каких-то на мой взгляд, смысловых вывертов, когда вы говорите, что да, заградотряды были, но они были такие добрые на самом деле, что стреляли не в людей, а просто вверх, такой шумовой эффект производили.

Н.СТАРИКОВ: Я этого не говорил, Илья. Есть исторические факты. Когда нам говорят, что заградотряды стреляли по людям – это враньё. Заградотряды располагались за боевыми порядками войск, иногда сами участвовали в боевых столкновениях с немецкими, не с нашими войсками, и с основная их функция была — останавливать тех, кто в панике отступает, ловить шпионов, они их приводили в чувство, передавали по соответствующей команде, и практически там каких-то смертных приговоров вообще почти не было. Это большая ложь. Так вот я хотел сказать самое главное: никогда за всю войну заградотряды не стреляли по своим войскам. Этого не было никогда. Стрельба в воздух была. Но, собственно говоря, в боевых действиях каждой армии, к сожалению, бывают эпизоды, когда войска дрогнут, когда они могут отступать. Это было и у немцев. Ничего нового. Подождите, в том же самом окружении немецком в Сталинграде, там было расстреляно около 500 человек за оставление своих позиций без приказа. Всё это там было. Что мы должны вынести из Сталинградской победы? Во-первых, мы должны уважать наших дедов, прадедов, отцов, которые там воевали – это первое. Второе – мы, безусловно, должны вернуть исконное имя, с которым наш народ воевал и где была вот эта победа важнейшая одержана – это имя Сталинграда. Сталинград – столица русской победы. Вы говорите имя Сталина оправдывать. Сталин не нуждается в оправдании. Как только вы погрузитесь в документы, вы поймёте, что 90% того, что сегодня и за последнее время говорилось про Сталина, это просто ложь, враньё, передёргивание фактов и ложь. И заслугу верховного главнокомандующего нашей армии в самой страшной войне нашей истории, отрицать невозможно. И поэтому многие проблемы, которые мы с 91-го начали иметь и по сегодняшний день они у нас есть, возникли в тот момент, когда Сталинград был переименован в Волгоград. Это значит, что мы отказались от части своей истории, от части своей победы. Мы стали стесняться своих побед. Сегодня вы приедете в Париж, там метро Сталинград, бульвар Сталинград. Только на карте Франции около 2,5 тысяч наименований, где есть Сталинград, а в России всего этого нет. Это ненормально. Мы не должны стесняться своих побед и своей истории.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я сейчас не говорю о своём отношении к Сталину, потому что это не моя программа, а ваша. Я хочу лишь задать вопрос. Ответ, который я так и не услышал, повторить вопрос: зачем нам это нужно? Если покопаться в исторических документах, можно увидеть, что учёные в Татарстане оправдывают Чингисхана, например, или Тамерлана. Можно найти статьи, которые говорят, что законы Чингисхана были чуть ли не первым образцом толерантности и вовсе он не был таким страшным язычником, кровожадным, как его описывают те или иные историки. Но большинство людей это не интересует сегодня, потому что время Чингисхана прошло точно также, как, на мой взгляд, прошло время Сталина. Зачем нужно это реанимировать? Давайте заниматься сегодняшней жизнью, давайте будем больше заботиться о вопросах Олимпиады, честности её постройки или успехов наших спортсменов.

Н.СТАРИКОВ: Вы знаете, при оценке честности олимпийских объектов многие люди как раз вспоминают Сталина, во времена которого коррупция в больших масштабах была просто невозможна – это первое. Второе – когда вы говорите, что время Сталина прошло, на самом деле, Илья, вы ошибаетесь. Дело в том, что наиболее популярным историческим государственным деятелем России на сегодняшний день является Сталин. Это факт. Ну, кому нравится, кому-то это не нравится, но наш народ считает именно так. И поэтому Чингисхан для нашего народа – это что-то из глубины веков. Тем более, что русскому народу Чингисхан ничего хорошего не принёс, если вообще хоть что-то принёс. А вот Иосиф Виссарионович Сталин – это человек, который, я скажу банальную фразу, принял с сохой, а сдал с атомной бомбой. И благодаря Сталину наш народ сохранился, потому что Гитлер, а потом и те, кто изобрели атомную бомбу до нас, они бы с удовольствием уничтожили наш народ. И они продолжают попытки разрушения нашего государства сейчас. Мы видим, как они пытаются Украину отделить от России, как пытаются вызвать волну русофобии. И при этом, обратите внимание, опять фашизм не является для европейских политиков – фашизм я имею в виду тот, который мы видим на Украине – чем-то табуированным, чем-то плохим. Они его поддерживают, потому что он нужен им. Они поддержат кого угодно, кто будет против России. Если фашист выступает против России, они будут его финансировать, они будут его приглашать на свои конгрессы, будут не замечать, что он фашист. И всё это было в середине ХХ века. А положил конец этому всему Иосиф Виссарионович Сталин.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Мне есть что к этому добавить, но, во-первых, время нашей программы истекло, а во-вторых, наверное, поводом для этого разговора не должна быть памятная дата победы в этой великой, безусловно, славной битве. Итак, это была программа «Без вопросов» на «Русской службе новостей». С нами был Николай Стариков, я, его собеседник Илья Переседов. Спасибо большое, Николай. До встречи.

Н.СТАРИКОВ: До свидания. «

image_pdfimage_print

Оставить комментарий

Ваш email адресс не будет опубликован.