Россия – моя страна!

Издание «Журналистская газета» http://jpgazeta.ru/  взяло у меня интервью, попросив оценить геополитические итоги ушедшего 2013 года для нашей страны. Взрывы в Сталинграде, Олимпиада, либералы, Запад – обо всем этом мы говорили с корреспондентом издания. «Журналистская газета» имеет свой сайт, но в сети размещается только в виде ПДФ. Поэтому устраняю данное неудобство своими силами.

Предлагаю вашему вниманию текст этого интервью.

moyastrana

Источник: http://jpgazeta.ru/images/214nomer.pdf

«Петербуржец Николай Стариков — яркий поли­толог и общественный деятель, автор 12-ти опубликованных книг, из которых наибольший общественный резонанс вызвали монографии «Сталин. Вспоминаем вместе» и «Геополитика: Как это делается». Являясь председателем «Пар­тии Великое Отечество», вместе с единомыш­ленниками активно участвует в политической борьбе против неолиберализма и любых про­явлений сепаратизма. Выступает за целостность России и патриотическое просвещение россиян. Стариков известен также как инициатор судеб­ного преследования Горбачёва за развал СССР.

ЗАПАД — ПРОТИВ РОССИИ

«ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА». Николай Викто­рович, в вашей оценке итогов 2013 года боль­ше позитива или негатива?

Николай СТАРИКОВ. За прошлый год Россия однозначно усилила свои позиции, повысив международный вес. Вспомним ситуацию с Си­рией, Украиной. Это в то время, когда Путина пытаются выставить в мировых СМИ чуть ли не в роли диктатора. А на самом деле, он защищал главное право человека — право на жизнь. За­щищал — в том числе и от лауреата нобелевской премии Барака Обамы. Сложилось так, что меж­дународная позиция России окрепла, президен­та России стали больше уважать. В геополити­ческом весе держав всё происходит так, как нас учили на уроках физики про сообщающиеся со­суды. Если у одной из держав убывает, то прибы­вает у другой. Вспомните, в момент уничтожения Советского Союза Горбачёвым мы могли видеть, как вес и авторитет Соединённых Штатов вырос до небес. Сегодня весы качнулись в другую сто­рону, и при активной позиции России мир начал движение в сторону многополярности.

«ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА». А наметившееся ныне охлаждение от­ношений Запада с РФ — разве не возвращение «железного занавеса»?

Н. С. Я бы попросил вас не использовать краси­вые поэтические эпитеты, за которыми, на самом деле, нет никакого смысла. Если мы будем гово­рить, что жизнь на нашей планете началась только год-два назад, то мы, наверное, вряд ли в этой жиз­ни что-либо поймём. Но если мы будем исходить из того, что противоречия между странами суще­ствуют столетиями и эта борьба началась не вчера и закончится явно не завтра, то всё станет понятно.

Собственно говоря, что такого особенного про­исходит? Вы говорите про некое охлаждение между Россией и другими ведущими державами западного мира. Но ведь так было всегда, когда наша страна отстаивала свои интересы и начинала наращивать свои силы. Точно такое же похолодание случалось практически после каждой русско-турецкой войны, когда мы одерживали победы. Вспомните: приплы­вал британский флот в Чёрное море и старался про­демонстрировать, что в случае вступления россий­ских войск в Константинополь или взятия под свой контроль Проливов (что, собственно, и являлось конечной целью тех войн), Британия выступит про­тив России. Да и после Второй мировой войны, ког­да Советский Союз одержал колоссальную победу, наши союзники немедленно ополчились против нас, потому что Россия приобрела невероятное мо­гущество, и наши танки стояли в Берлине, а Восточ­ная Европа стала зоной нашего влияния.

Ну, а как только мы теряли своё влияние, отно­шения с Западом якобы «теплели». Но на самом- то деле это были отношения слуги и господина, а не равных партнёров. Когда же мы перестаём быть в слугах у Запада, естественно, в адрес России звучит недовольство и предпринимают­ся попытки изменить ситуацию. Так что любое ухудшение отношений с Россией по инициативе Запада — это всего лишь свидетельство правиль­ности проводимой нашей страной политики.

Касаясь деятельности России на международ­ной арене, скажу: любые действия моей страны для меня оправданы и правильны, потому что это — моя страна! Другое дело внутренняя поли­тика — это более тонкий предмет, и тут надо ори­ентироваться не на какие-то международные стандарты, а на мнение своего народа.

«ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА». Наверное, сюда можно отнести и де­монстративную попытку бойкота Олимпиады со стороны мирового политического бомонда…

Н. С. Да, естественно, это всё одна линия. В от­ношении Олимпиады, собственно, ничего нового тоже нет. В 1980-м году Запад бойкотировал наши игры, а в качестве предлога был использован факт ввода советских войск в Афганистан. К сло­ву, по прошествии 34-х лет этот повод выглядит, как плохой анекдот. Сегодня войска Великобри­тании, США и других государств НАТО сами нахо­дятся в том же самом Афганистане. И получается, что нас Запад тогда осуждал за то, что сегодня де­лает сам. Налицо политика двойных стандартов.

У Запада сегодня нет формального повода бой­котировать Oлимпиаду-2014. Россия не даёт для этого ни малейшего повода. Так же, как и лидеры западных государств, российское руководство говорит о свободе слова и прочих «общечелове­ческих ценностях». И бойкотировать вроде бы и не за что. Но очень надо — и поэтому формальный повод просто изобрели. Оказывается, Россия ви­новата в том, что… запретила гомосексуалистам популяризировать свои противоестественные наклонности среди детей. О, какой ужас! Но кто бы ответил на один вопрос: каким это образом гомосексуалисты и их пропаганда имеют хоть ма­лейшее отношение к Олимпийскому движению? Но ведь бойкотировать хоть на «микроуровне» очень надо, чтобы показать своё «фи» политике России в Сирии и на Украине. Поэтому предлог, что педерастам не дают растлевать молодёжь, оказался достаточным, чтобы высокопоставлен­ные зарубежные чиновники, объявив мини-бой­кот, отказались приезжать на Олимпиаду. Они в любом случае нашли бы к чему придраться.

«ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА». Принципы двойной бухгалтерии — обычное дело в проведении антироссийской политики.

Н.С. Позвольте, я поправлю. Это — не двойная бухгалтерия, а самая настоящая информацион­ная война. Смотрите, как всё освещается. Когда они вступают в Афганистан, то это — для борьбы за всё хорошее против всего плохого. А когда советская армия вошла в Афганистан, то, по мне­нию Запада, это была борьба против всего хоро­шего за всё плохое. Мы просто обязаны давать оценки всем событиям, чтобы хотя бы не про­играть информационную войну.

Введение войск в Афганистан, которое считает­ся сегодня ошибкой советского руководства, по прошествии десятилетий всё труднее признавать таковой. В России количество умирающих еже­годно от наркотиков, которые, собственно, произ­водятся в Афганистане исключительно благодаря присутствию там «партнёров» из НАТО, превосхо­дит число людских потерь за всё время пребыва­ния наших войск в этой азиатской стране.

ЛИБЕРАЛЫ — ПРОТИВ РОССИИ

«ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА»… Можно ли считать, что внутри России имеется либеральный заговор? Или всё это из области конспирологии?

Н. С. Очень часто некие реальные вещи стара­ются замазать какой-то неприглядной краской, объявив, что этого нет и в помине, или высмеять тех, кто говорит об этом. Но убедиться в том, что в России есть либеральное лобби, несложно: включите телевизор или просмотрите газеты. Вы увидите там массу политиков достаточно высокого уровня, массу так называемых «спе­циалистов-аналитиков», которые, как заведён­ные, твердят о том, что либеральная экономика может вывести Россию из сложного положения, о необходимости приватизации и так далее, и тому подобное. Либералы пришли к власти в 1991 году. И их реформы говорят сами за себя: экономика была полностью развалена, между­народный вес, о котором мы только что говори­ли, — полностью потерян, налицо демографиче­ская проблема и общий упадок нашей державы. Так что здесь говорить о каких-то заговорах и конспирологиях, наверное, даже и не нужно.

В полной мере от власти либералы и сегодня ещё не ушли. Так что основной задачей прези­дента России и тех людей, которые разделяют его стремление сделать нашу страну мощной геополитической силой, — это «уйти» всех либе­ралов от власти и очистить властные институты от их сторонников.

«ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА». Получается, что в верхах нет единства: кто-то тянет в сторону либерализма, кто-то в какую-то ещё.

Н. С. А давайте вспомним историю России. Когда же это у власти в нашей стране была ис­ключительно команда единомышленников, кото­рые действовали в одном и том же направлении, хотели двигать страну в одну и ту же сторону? При бабушке Екатерине? Или позже? Обычно в российской истории действующая политика за считанные годы делала очень сильный вираж. Казалось бы: Екатерина II и Павел I — мать и сын. Что может сильно измениться? Тем не менее, по­литика России изменилась радикально. Или рево­люция 1917 года и НЭП: это совершенно несовме­стимые между собой понятия. А между тем, там действовали одни и те же вожди. Или ещё: период становления Советской власти — после смерти Ле­нина и до начала Великой Отечественной войны. Какой накал борьбы между вчерашними едино­мышленниками, между теми, кто одинаково во время революции рисковал своей жизнью, какие серьёзные противоречия! Возьмём дальше — ста­линский период. Казалось бы, все противоречия уже разрешили, всех, кто сотрудничал с иностран­ными разведками или хотел восстановить в Рос­сии капитализм, разными способами отстранили от власти. И что мы видим? Как только Сталин был отравлен, внешнеполитический курс СССР резко изменился. Хрущёв буквально за одно десятиле­тие уничтожил всё то, за что миллионы наших сол­дат заплатили своими жизнями во время войны.

Короче, говорить о сплочённой команде еди­номышленников где-то там наверху вообще-то не приходится.

«ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА». Но почему в нашей стране либераль­ное лобби так бесцеремонно правит бал? Мо­жет быть, дело в неэффективности спецслужб или в неверной госполитике?

Н. С. Может быть, это невежливо, но я отвечу на ваш вопрос вопросом: а почему после окон­чания Великой Отечественной войны в Польше, Болгарии, ГДР, Румынии, Югославии к власти пришли коммунистические партии, а не партии, требовавшие всё приватизировать и выступав­шие за капиталистический путь развития? Куда же смотрели спецслужбы всех тех государств, где и до, и во время войны были несоциалисти­ческие правительства? Очевидно же. Эти госу­дарства оказались в зоне влияния Советского Союза. И поэтому СССР форматировал их по­литическую систему, помогая прийти к власти определённым политическим силам, выстраи­вая геополитическую направленность каждого восточноевропейского государства.

В 1991 году, когда СССР был развален предате­лем Горбачёвым, в нашей стране пришли к вла­сти прозападные марионетки, предатели вроде Чубайса, Гайдара и министра иностранных дел Козырева. Естественно, установку спецслужбам на борьбу с либералами давать было просто не­кому. Горбачёв, что ли, мог подобное приказать или Ельцин, который приложил максимум уси­лий для уничтожения великой державы? Спец­службы — это руки, которым команду даёт голо­ва. Сами по себе руки ничего делать не могут.

РОССИЯ — ПРОТИВ ТЕРРОРА

«ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА». Россия как-то должна ответить на волго­градские теракты и разгул терроризма. Но бу­дет ли это просто перетряска верхов или про­цессы охватят общество сверху донизу?

Н. С. Когда терроризм является инструментом влияния одних государств на другие, никакой бюджет для спецслужб не будет достаточным. Укрепление органов государственной безопас­ности сегодня становится весьма актуальным. И такая эффективная система безопасности уже существовала, собственно, в СССР, но была с вполне конкретной целью разрушена именно либералами.

Имея тысячи километров вообще неохраняе­мых границ, как сегодня, и видя достаточно ста­бильную ситуацию внутри России, мы должны признать, что наши спецслужбы работают даже очень эффективно. И лично я глубоко признате­лен сотрудникам спецподразделений за их рабо­ту, связанную с риском для жизни, которую они, несмотря ни на что, делают изо дня в день.

Что же касается либералов. Даже если бы в том взорванном в Сталинграде троллейбусе на­ходились одни московские либеральные журна­листы, то и тогда, как мне кажется, у выживших после теракта вряд ли что-либо поменялось бы в голове. Либерализм — это медицинский диагноз, который особенно неизлечим у либеральных журналистов, — вот в чём дело.

У простых граждан либерализм очень быстро выветривается после соприкосновения с реа­лиями жизни. Если вы сегодня проведёте соци­ологический опрос среди жителей Сталинграда о том, нужна ли смертная казнь, вы получите колоссальный перевес тех, кто считает, что тер­рористов и других преступников надо казнить. А проведи вы такой опрос до терактов, ситуация была бы иной.

Я считаю, что виновные в терроризме и дру­гих серьёзных преступлениях, в том числе — в коррупции в особо крупном размере, должны быть по решению суда казнены. Я надеюсь, что в ближайшее время произойдёт усиление роли государства, наведение порядка в информаци­онной сфере, а также, как вы сказали, «перетря­ска верхов» — пора там работать патриотически мыслящим людям.

Беседу вёл Сергей БЕНДИН».

image_pdfimage_print

Оставить комментарий

Ваш email адресс не будет опубликован.