активы

Уже весной с Януковича и его соратников могут быть сняты санкции Евросоюза

1

Сегодня, 2 января, как сообщает издание Wall Street Journal, с Виктора Януковича и его соратников могут быть сняты санкции по причине того, что попавшим в европейские ограничительные списки лицам, которые продолжают находиться на Украине и за ее пределами, до сих пор не были предъявлены обвинения.

Американская газета Wall Street Journal сообщает, что Европейским союзом уже весной наступившего года могут быть отменены санкции, которые были введены в отношении некоторых бывших украинских чиновников. Издание не приводит конкретные имена, но в европейский санкционный список были включены 18 человек, среди которых бывший президент Украины Виктор Янукович и 17 человек из его окружения.

Издание отмечает, что ограничительные меры могут быть сняты по причине того, что лицам, которые попали в санкционные списки Евросоюза, которые продолжают находиться на Украине и за ее пределами, до сих пор не были предъявлены обвинения. На протяжении года люди, которые попали под санкции, смогут получить доступ к своим западным активам. После этого никто не станет поддерживать введения в их отношении санкций. Как отметил один неназванный изданием чиновник одного из западных государств, большинство европейских чиновников «сыты по горло Украиной».

Напомним, что в 2014 году Европейским союзом были введены санкции против некоторых бывших украинских чиновников. Так, в список, который был принят в марте 2014 года, первоначально попали 18 человек. Спустя какое-то время список расширился до 22 человек. Позже Евросоюз уменьшил перечень опять до 18 человек.

По материалам ТАСС
Фото ТАСС

Капитал: бегство с препятствиями

13h

В Центробанке РФ зреет раскол по вопросу ввода ограничений на вывоз капитала. Такой вывод можно сделать из заявления первого зампреда ЦБ Дмитрия Тулина. В четверг, 13 августа, он выступил за смягчение монетарной политики, целевое кредитование промышленности, а также «поставил под сомнение политику отказа регулятора от ограничений на движение капитала», — сообщает агентство Bloomberg.

Такая позиция кардинально расходится с политикой главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной. И, возможно, высокий отток капитала при низких нефтяных ценах заставит российские власти всерьез задуматься о смене ориентиров денежно-кредитной политики.

Правда, еще месяц назад глава Минэкономики Алексей Улюкаев оптимистично заявлял, что ведомство планирует пересмотреть прогноз по годовому оттоку капитала из России. Официальный прогноз министерства по 2015 году — $110 млрд. «Но мы считаем, что есть основания его пересматривать в сторону понижения, и вероятно, это будет $90 млрд с небольшим за год», — сказал Улюкаев.

Отметим, что вывоз капитала в 2015 году в $90 млрд оценивает и сам Центробанк. По данным регулятора, за первое полугодие отток составил $52 млрд. По оценкам Внешэкономбанка, этот показатель существенно замедлился еще в мае — до $6 млрд с $13 млрд в апреле. Тогда главный экономист ВЭБа Андрей Клепач объяснял это укреплением курса рубля и минимальными выплатами по внешнему долгу.

Впрочем, сейчас некоторые аналитики отмечают, что замедляется чистый отток капитала, а теневой, напротив, растет. И что показатели по оттоку 2015 года стремятся, скорее, к рекордным значениям 2014-го. Напомним, в прошлом году, по данным Банка России, чистый отток капитала из страны составил $151,5 млрд, и вырос по сравнению с 2013 годом в 2,5 раза (с $61 млрд).

Косвенно в пользу этой версии говорит резко возросший отток средств из фондов, инвестирующих в российские акции. По данным Emerging Portfolio Fund Research (EPFR), с 6 по 12 августа текущего года он составил $76,2 млн. Между тем, всего неделю ранее этот показатель пребывал на отметке всего $9,7 млн.

Говорит это об одном: инвесторы не видят смысла вкладывать в Россию, значит, можно ожидать ускоренного вывода средств из российских активов. В этой ситуации введение барьеров на пути вывозимого из страны капитала, по мнению ряда экспертов, — например, советника президента РФ, академика РАН Сергея Глазьева — сыграло бы на руку российской экономике.

Впрочем, первые сигналы, что ЦБ РФ вот-вот введет временные ограничения на движение капитала в случае усиления оттока денежных средств из России, появились годом раньше — в сентябре 2014-го. Однако вскоре на сайте ЦБ появилось сообщение о том, что регулятор не рассматривает возможность введения каких-либо ограничений трансграничного движения капитала. А первый зампред ЦБ Сергей Швецов (у Эльвиры Набиуллиной пять первых заместителей, — «СП») в интервью Bloomberg заявил, что Банк России собирается «укрепить финансовую систему после санкций» из-за украинского конфликта «без возвращения к контролю за движением капитала, от которого отказались восемь лет назад».

Как на деле относятся российские власти к введению ограничений на движение капитала, может ли эта мера спасти экономику РФ?

— Ограничение движения капитала — это мера, к которой прибегают развивающиеся страны, когда экономика сталкивается с прогрессирующим оттоком капитала, и необходимо выправить ситуацию с торговым балансом, — отмечаетруководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Кстати, и в рекомендациях Международного валютного фонда (МВФ) абсолютно не исключатся ввод таких ограничений, если экономика попала в жесткую ситуацию с валютным курсом.

Когда в 2014 году начались панические настроения, что Федеральная резервная система (ФРС) США вот-вот резко поднимет ключевую ставку, и капитал из развивающихся экономик уйдет в развитые, МВФ в ряде специальных докладов дал необходимые разъяснения. Суть их сводилась к тому, что если денежные власти отдельных стран считают, что у них нет других путей, кроме как ограничить движение капитала — это нормальное решение. Но, подчеркнул МВФ, нужно иметь в виду: эта мера будет иметь долговременные негативные последствия.

Рано или поздно такое решение неизбежно бьет по национальной валюте, поскольку делает ее курс недостаточно гибким, чтобы подстроиться к колебаниям валютного рынка. И требуется большое искусство управления всей денежно-кредитной политикой, чтобы свести негативные последствия к минимуму.

Другими словами, табу на введение ограничений на движение капитала не существует, но с этим инструментом нужно очень аккуратно обращаться.

И вот что крайне важно. У МВФ есть в этом случае одно рекомендательное исключение: если у вас курс национальной валюты плавающий, то режим ограничения на движение капитала несовместим с этим курсом чисто экономически. Поэтому денежные власти должны выбирать: либо плавающий курс и отсутствие ограничений по движению капитала, либо ограничения и фиксированный курс, или же курс в некотором «коридоре» колебаний.

«Коридорный» курс был и у рубля — до начала 2009 года. Но закончился он бесславно — многоступенчатой девальвацией российской национальной валюты в 2009—2010 годах, с потерей 220 млрд долларов золотовалютных резервов страны. Фактически, тогда было «съедена» половина резервов Центробанка РФ. Поэтому нужно десять раз подумать, стоит ли возвращаться в подобную ситуацию.

— ЦБ всерьез обсуждает такую возможность ввода ограничений на движения капитала?

— Мне, если честно, трудно такое представить. Может быть, Bloomberg что-то исказил, возможно, это был намеренный вброс, чтобы посмотреть, как отреагирует на него Банк России.

С другой стороны, дыма без огня не бывает. На Банк России периодически оказывается давление с тем, чтобы регулятор больше внимания уделял поддержке экономики, смягчая денежно-кредитную политику и ослабляя ключевую ставку. Возможно, сообщение Bloomberg — это отголоски давления.

Как бы то ни было, я считаю, что ввод «капитальных» ограничений — абсолютно контрпродуктивная мера.

— Почему?

— Оборотная сторона подобного решения сводится, в целом, к одному: вы получаете гораздо более высокую инфляцию. Между тем инвестиции, по большому счету, начинаются с инфляции ниже 5%. Если вы превысили этот предел — об инвестиционном росте можно забыть.

Причем, речь идет не только о зарубежных, но и о российских инвесторах. Минимальный инвестиционный цикл любого проекта — от трех до пяти лет. И чтобы вкладывать в проект, инвестор должен четко понимать, какие будут цены и тарифы в среднесрочной перспективе. Только в этом случае он может моделировать свои действия. Если же есть риск, что инфляция начнет непрогнозируемо расти — зачем вкладывать и терять деньги? А если нет инвестиций, экономика начинает не просто тормозить, а срываться в штопор.

Сегодня заниматься ограничениями движения капитала — значит, поставить под вопрос плавающий курс рубля и отказаться от таргетирования инфляции. Такие действия регулятора для всех игроков послужат сигналом, что ЦБ отныне занимается поддержкой экономического роста РФ, но не занимается своими прямыми обязанностями — валютным курсом, стабильностью рубля и стабильностью цен. Тогда давайте править закон о Центральном банке, а заодно и Конституцию РФ. Потому что разворот в пользу фиксированного курса рубля предполагает и другую экономическую модель.

 — Можно ли сказать, что отток капитала из России прогрессирует?

— В прошлом году фантастические цифры по оттоку капитала были связаны с девальвацией рубля. Люди массово переводили сбережения в доллары, а по статистике платежного баланса эти операции тоже являются оттоком капитала. В 2015 году ситуация более-менее выправилась, фактора паники сейчас просто нет. Значит, по сравнению с 2014 годом, отток капитала будет существенно меньше.

Пока рабочий прогноз на 2015 года по оттоку — около $70−80 млрд. Да, это немало, но далеко не катастрофично. В этих условиях ввод ограничений на движение капитала не только не подыграл бы экономике, но, напротив, привел бы к значительному падению ВВП. Думаю, в этом случае мы бы точно сорвались в жесткий кризис…- Ограничение на движение капитала — прогрессивная мера, но она будет эффективной только в случае, если в стране созданы условия для долгосрочных инвестиций в ключевые производственные отрасли, здравоохранение, науку, образование, — считает доктор экономических наук, профессор Александр Бузгалин. — К сожалению, сейчас в России таких условий нет. Это значит, что попытки поставить барьеры на пути движения капитала, скорее, создадут дополнительные возможности для коррупции, а их малая эффективность окажется предметом критики. Словом, сегодня эта мера не будет успешной…

— Вывоз капитала из России в условиях войны санкций, противостояния с Западом и мобилизации российской элиты, безусловно, должен быть ограничен, — уверендекан факультета социологии и политологии финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Российский бизнес, вывозя капитал за рубеж, просто ослабляет экономику нашей страны. Я уже не говорю о том, что «запасные аэродромы», созданные представителями нашей политической и бизнес-элиты на Западе, автоматически делают этих граждан уязвимыми для шантажа со стороны Запада. На мой взгляд, российские власти в нынешней ситуации должна четко контролировать финансовые перетоки.

Есть только одна сложность: в деле ограничения движения капитала нужен сбалансированный подход. В итоге требуется, чтобы и экономика не слишком пострадала, и политические интересы государства были соблюдены…

Источник

Фото: Артем Геодакян/ ТАСС

Закат нефтяной Америки?

151593.640x320

Мировые цены на нефть продолжают снижение, котировки падают на фоне снижения прогноза по ценам на «черное золото» со стороны Goldman Sachs. Между тем, банки США готовятся к дефолтам нефтяных компаний.

Дополнительное давление на цены оказали пожары на нефтеперерабатывающих заводах в Огайо и Пенсильвании, что снизило спрос на нефть в США.




Аналитики Goldman Sachs снизили прогноз на ближайшие три месяца с $80 за баррель Brent до $42. При этом они отмечают, что нефть должна находиться около $40 за баррель в течение большей части первой половины 2015 г., прежде чем будет нанесен удар по инвестициям в сланцевую отрасль.

Последние данные по разрешениям на бурение новых нефтяных и газовых скважин показывают, что пока ситуация не катастрофическая для США. Показатель в декабре немного вырос после резкого падения в ноябре, что указывало на потенциально быстрое замедление добычи сланцевой нефти и газа.

Слабость нефтяных рынков стала очевидной на прошлой неделе, когда впервые с 2009 г. весь нефтяной сектор оказался в контанго, то есть цены на инструменты с немедленной поставкой были выгоднее, чем на поставку в последующие месяцы.

Надежды нефтяных компаний и добывающих стран связаны с ответом ОПЕК на снижающиеся цены, но Саудовская Аравия, являющаяся крупнейшим в мире экспортером нефти, уже не раз заявляла, что не будет поддерживать цены за счет сокращения добычи, продолжая игнорировать призывы других членов ОПЕК, включая Венесуэлу.

Банки США готовятся к дефолтам нефтяных компаний

Традиционные крупнейшие американские банки были тесно связаны с энергетической отраслью страны: они занимались андеррайтингом облигаций, консультировали по вопросам слияния, даже финансировали строительство жилья для нефтяников. Все это долгое время было благом для банков, которые изо всех сил пытались расширить список компаний и частных лиц, занимающих у них деньги.

Но резкое, сильное и длительное снижение цен на нефть привело к том, что некоторые энергетические компании столкнулись с проблемами при обслуживании своих огромных долгов, а это означает большую вероятность дефолтов.

До полновесного кризиса в энергетическом секторе еще должно пройти некоторое время, но уже ясно, что время энергетического бума в банковском секторе закончилось.

На этой неделе многие из крупнейших банков опубликуют данные по своим доходам за последние три месяца 2014 г., а инвесторы будут требовать от банков прогнозов относительно влияния спада в нефтяной и газовой промышленности на финансовые результаты.

После последнего финансового кризиса капиталоемкий нефтяной сектор стал настоящим спасением для банков. Но, учитывая низкие цены, уже не будет выпусков облигаций на миллиарды долларов, открытия крупных кредитных линий и т. д.

С другой стороны, для банков, имеющих крупных бизнес, нацеленный на физических лиц, снижение цен даже благо, так как у населения остается больше денег из-за падения стоимости топлива. То есть они более охотно пойдут на получение кредитной карты или ипотеки.

Но даже рост потребительской активности в этой части не перевесит потери от замедления в энергетическом секторе.

Сразу два крупнейших банка могут сильно пострадать от ухудшения ситуации. У Wells Fargo около 15% инвестиционных банковских комиссионных доходов приходится на нефтяную и газовую промышленность, в то время как у Citigroup этот показатель составил около 12%, свидетельствуют данные Dealogic.

В Канаде некоторые банки могут пострадать еще сильнее. Так, например, у Scotiabank сразу 35% инвестиционного банковского дохода приходится на нефтяные и газовые компании.

И у дельцов с Уолл-стрит могут возникнуть проблемы с теми компании, которые они финансировали ранее. Morgan Stanley возглавил группу банков, которые предоставили кредиты на $850 млн Vine Oil and Gas, аффилированной с Blackstone. Сейчас Morgan Stanley по-прежнему пытается продать долг, который может стать безнадежным. Кроме этого, Goldman Sachs и UBS были во главе банков, предоставивших кредит в размере $220 млн частной инвестиционной компании Apollo Global Management для покупки Express Energy Services. По данным New York Times, до сих пор долг не продан другим инвесторам.

Проблема в том, что падение цен может быстро превратить кредиты, которые когда-то казались безопасными и консервативными, в рискованные активы.

На тот момент, когда эти кредиты выдавались, залоговая стоимость активов оценивалась исходя из цен в $80 за баррель, то есть, даже получив активы, сейчас банки столкнутся с потерями.

Многие нефтяные компании имеют страховки от падения цен на нефть, что дает им время, но эти страховки закончатся, а если цены останутся низкими, то банкам, возможно, придется увеличивать резервы под такие кредиты.

Правда, крупные банки пока не поддаются панике. У того же Wells Fargo объем энергетических кредитов составляет всего 2% от общего объема выданных кредитов. Тем не менее может возникнуть эффект домино: кризис распространится на компании, оказывающиеся услуги в нефтяной промышленности.

Особенно сильно пострадают региональные банки, например в Северной Дакоте и Оклахоме, где энергетика была основной движущей силой экономики.

Когда цены на нефть рухнули в 1980-е гг., многие банки Техаса столкнулись с проблемами не потому, что кредитовали нефтяные компании, а потому, что кредитовали местных девелоперов, которые обанкротились из-за падения спроса.

Особенно сильно не разделяют любой оптимизм инвесторы на рынке «мусорных» облигаций, в которых объем облигаций энергетических компаний составляет около 18%. Рост доходности по таким облигациям означает, что дефолты будут уже в этом году, а еще больше их будет в 2016 г.

Источник

В санкционный список Евросоюза добавлены 13 имен и организаций ДНР и ЛНР

В данный момент неизвестно, кто стал фигурантами нового санкционного списка.

Новые имена и названия предприятий, которые попали под санкции будут обнародованы до конца текущего месяца. Индивидуальные санкции предусматривают запрет на выдачу виз в Евросоюз и замораживание активов, которые расположены на территории Европейского Союза.




Известно лишь, что в новый санкционный список Евросоюза включены 13 имен и предприятий, которые связаны с Донецкой и Луганской народными республиками.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

По материалам РИА