анджей дуда

Холодная война в польском исполнении

20h

Президент Польши Анджей Дуда вступил в заочную полемику с премьер-министром Российской Федерации Дмитрием Медведевым, который на Мюнхенской конференции обвинил НАТО и коллективный Запад в провоцировании новой «холодной войны».

«Я говорил о том, что решения НАТО подталкивают к возникновению новой «холодной войны», — пояснил свои слова премьер несколько дней спустя и добавил, что они стали реакцией на речь генсека Североатлантического альянса Йенса Столтенберга. Тот заявил, что Россию нужно «ограничивать», для чего следует увеличить число военных на ее границах. Речь идет об увеличении натовского контингента в странах Восточной Европы на шесть тысяч человек.

Несмотря на то, что именно блок НАТО за последние 20 лет вплотную приблизился к границам России, а не наоборот, у польского президента нет сомнений в том, кто на самом деле является инициатором «холодной войны». «Если кто-то предпринимает агрессивные действия на Украине и в Сирии, если кто-то наращивает военное присутствие около границ своих соседей. В таком случае у нас есть очевидный ответ на вопрос, кто же хочет начать новую „холодную войну“. Очевидно, что это не Польша или НАТО», — заявил Анджей Дуда в интервью Reuters и пояснил, что имеет в виду Россию.

Примечательно, что это не первое подобное заявление «младоевропейцев» за последнюю неделю. Ранее советник президента Латвии Янис Кажоциньш пообещал, что Латвия и страны Запада сделают Россию «нормальной страной», для чего отбросят дипломатию и будут говорить с ней языком силы. Это лишь один аспект информационной войны. Наступление идет и по другим «фронтам». Например, в связи с успехами правительственных войск и российских ВКС в Сирии резко активизировались различные организации и политики, которые бездоказательно обвиняют Россию в гибели мирных жителей и эскалации ситуации в регионе.

Не случайно министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, выступая 20 февраля на заседании попечительского совета Фонда поддержки соотечественников, проживающих за рубежом, заявил о «беспрецедентной антироссийской информационной кампании».

— Начнем с того, что это блок НАТО начал приближаться к нашим границам, а не наоборот, — говорит Генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев. — Во-вторых, где они видели наращивание сил на наших границах? Военные службы Североатлантического альянса таких фактов не приводят. Что касается агрессии на Украине, все кричат о русских дивизиях и потрясают какими-то старыми загранпаспортами, как будто войскам при переходе границы раздают эти документы. Но при этом никто не предъявил хотя бы данные космической разведки, которые бы это подтверждали.

Если говорить о Сирии, тут претензии вообще абсурдны. Мы не ведем там наземной операции, а авиационное вмешательство осуществляется с согласия законного правительства. Если поддержка легитимных властей страны-члена ООН является агрессией, сложно что-то на это ответить. Непонятно только, что тогда американцы делают в Сирии — воюют с Асадом? Пусть тогда они официально об этом объявят.

Вечный разговор о страшном русском, который завтра придет и всех завоюет — это уже традиция. Европейцы говорят об этом всегда, когда что-то не так и нужно оправдать свои действия. Правда, Польша — это немного особая ситуация. В силу исторических причин у поляков вполне искренняя паранойя. Мне приходилось разговаривать с польскими политологами, которые, несмотря на наши добрые отношения, спрашивали, захватим ли мы их. Ответ на вопрос, зачем нам это нужно, сводился к тому, что они богатые, а мы бедные варвары, которые мечтают разграбить их, как Римскую империю. Хотя думаю, очень многие в России удивятся, если показать им «богатых» поляков. На самом деле уровень жизни там хороший только в среднем, но при этом они искренне уверены в своем превосходстве.

— Есть ли шанс на улучшение отношений с Западом с таким отношением к нам?

— Конечно, есть. Все новое — это хорошо забытое старое. В 40−50-е годы все было точно также. Вспомните историю о бывшем министре обороны США Джеймсе Форрестоле, который выпрыгнул из окна с криком: «Русские идут». Несмотря на это, в 60−70-е удалось достичь довольно мощной разрядки. Но тогда было несколько отличий от нынешней ситуации. Во-первых, мы разговаривали с американцами, а не с поляками. У американцев есть свои болезни социальной психологии, но паранойи у них нет. Во-вторых, тогда совершенно серьезно размышляли над вопросом: «Если произойдет ядерная война, кто останется на Земле: только тараканы или мыши тоже?»

Разрядка во многом определялась именно тупиком военного развития. Поляки, к сожалению, не могут себе представить такой тупик. Они не понимают, что если все, о чем они говорят, реализовать на практике, человечество перестанет существовать. Точнее, они понимают это теоретически, но на реальную жизнь это не переносят. Поэтому с ними договориться труднее, чем с американцами. Но, надеюсь, что с ними и не придется говорить. Просто «старший брат» скажет, что нужно замолчать, и они замолчат.

— Влияет ли агрессивная риторика Польши и прибалтийских стран на политику Запада в целом?

— До некоторой степени влияет. Короля играет окружение. Любая позиция, которая повторяется многократно, со временем начинает восприниматься, как истина. Влияет не то, что Латвия, Эстония или Польша что-то диктуют США или Берлину, а то, что они формируют общественное мнение. То, что «русские — агрессоры», начинает восприниматься, как само собой разумеющееся. Когда эти высказывания накопятся в значительном количестве, это может повлиять на повестку дня.

Но прямо эти страны вряд ли могут что-то навязывать. Во-первых, их политико-экономический вес не так велик. А во вторых, профессиональные политики и дипломаты Старой Европы и Америки понимают, с кем имеют дело, и делают поправку на психоз, о котором я говорил. И прибалты, и поляки искренне боятся Россию и считают, что только судьба и американская помощь спасают их от захвата. Но и американцы понимают: то, что они говорят, нужно делить на сто.

— Такое отношение свойственно только элитам этих стран или населению также?

— В разных странах по-разному. Политическая мода, как и мода на одежду, идет сверху вниз. И то, что модно в элите, может перейти и на общество. Но если говорить о Польше, она традиционно в массе своей антироссийская. Это не значит, что все поляки не любят нашу страну. Но Польша всегда рассматривала Россию, как убийцу своей государственности. Что, кстати, неправда, так как делили ее на троих. Но об этом поляки забыли. Они помнят только то, что Варшава принадлежала России, а то, что Краков был австрийским, никого не интересует.

В Прибалтике паранойя связана с тем, что они от нас «убегали». И они в своей логике искренне верят, мы очень хотим их вернуть. Не скажу, что массово, но в какой-то части населения это существует. Почему во время «холодной войны» Запад боялся Советского Союза? Не потому, что СССР всерьез хотел воевать, а потому, что он гипотетически мог бы победить в этой войне. То же самое сейчас с Прибалтикой и Польшей — Россия рядом и она сильнее. Поэтому им страшно.

Это лечится временем, особенно в Балтии. Когда со временем станет понятно, что Россия как была в двухстах километрах, так там и осталась, психоз на уровне рядовых граждан будет ослабевать. С политиками все не так просто, потому что у них психоз всегда реактивный, он сам себя подпитывает.

Но есть и позитивные примеры, взять, например, Эстонию. С одной стороны, там есть радикально настроенные персонажи. А с другой, эстонские власти понимают, что им выгодно сотрудничать с Россией в области транспорта, потому что иначе таллиннский порт не загрузить. И лучший русский в Эстонии — это глава РЖД. Экономика и социальная ситуация все равно пробиваются через политику. В каких-то странах, как в Эстонии, это происходит быстрее. Хотя изначально эстонская элита хуже относилась к России, небезосновательно полагая, что во времена сталинской эпохи они пострадали больше. Жизнь расставляет все по своим местам. Беда в том, что происходит это медленно.

— То, что Дуда сказал по поводу инициатора «холодной войны» иначе, как бредом, назвать нельзя, — утверждает директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета, кандидат исторических наук Андрей Фурсов. — Это ситуация, когда черное называют белым, а белое черным. Любому непредвзятому наблюдателю понятно, что новую «холодную войну» развязал коллективный Запад. Тот же переворот на Украине был инспирирован американцами.

А если говорить о Сирии, там ситуация тем более очевидна — США, которые говорят что борются с ИГ*, на самом деле поддерживали их вместе с Саудовской Аравией и Катаром. С их помощью они пытались свергнуть режим Асада и полностью дестабилизировать Ближний Восток. А когда Россия вмешалась и приостановила этот процесс, последовали обвинения. Само заявление Дуды — это одно из проявлений «холодной войны», которое не стоит воспринимать серьезно.

— Действительно ли Дуда и его коллеги верят в то, что говорят?

— Я не думаю, что восточноевропейские руководители настолько глупы. Это обычные американские «шестерки». Их поведение очень напоминает шакала Табаки при тигре Шер-хане, который постоянно тявкал на Маугли и кричал: «Позор джунглям!» На самом деле эти люди все прекрасно понимают, просто они будут говорить то, что нужно их хозяевам.

— Может ли в западном истеблишменте возобладать более конструктивная линия?

— На Западе, безусловно, есть деловые и даже политические круги, которые заинтересованы в нормализации отношений с Россией. Но пока доминирует тенденция на дальнейшее обострение ситуации, на окончательное решение вопроса России. Такие элиты успокоятся, только если Россия будет расчленена, у нее не останется ядерного оружия, военного и экономического потенциала.

В этом нет ничего нового, и нам не нужно обращать на это внимания. Мы должны совершенствовать свои вооруженные силы и, что еще важней, поднимать экономику. Потому что дальнейшее противостояние с Западом при ориентированной на сырье экономике, возглавляемой коррупционными олигархами, не позволит всерьез биться за свой суверенитет.


* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото Global Look Press

Мания польского величия

1р

28 августа президент Польши Анджей Дуда впервые посетил Германию с официальным визитом. Эта поездка стала вторым вояжем польского президента с момента вступления в должность 6 августа. В качестве первого пункта назначения Дуда избрал Эстонию, что наблюдатели называют весьма показательным шагом. Эта страна считается одной из самых проамериканских в Европе, а партию Дуды «Право и справедливость» называют евроскептиками и американистами даже по польским меркам.

Анджей Дуда начал свой визит в Германию со встречи с немецким коллегойЙоахимом Гауком и министром иностранных дел Франком-Вальтером Штайнмайером. Встреча с Ангелой Меркель должна пройти позже. Судя по всему, у Дуды на нее большие планы. Польские издания вышли с амбициозными заголовками типа «Анджей Дуда покоряет Берлин».

Еще после визита в Эстонию польский лидер сообщил, какие вопросы он намерен обсуждать с канцлером Германии. Это не только и не столько двусторонние отношения между странами, но и общеевропейская политика, международная повестка и, конечно, украинский вопрос.

По словам Дуды, он собирается поговорить с Меркель об усилении давления на Россию и выступить за увеличение присутствия НАТО в Центральной и Восточной Европе, в том числе в Польше. Он также намерен предложить Меркель расширить так называемый нормандский формат переговоров, в который входят Россия, Украина, Германия и Франция. Дуда считает, что в нем должны участвовать США, как мировая держава, с который «Россия должна считаться», а также «сильные европейские государства» и соседи Украины, в том числе, конечно, Польша.

Примечательно, что инициатива Дуды ни у кого не вызвала энтузиазма, в том числе у его собственного министра иностранных дел Гжегожа Схетыны. «Высказывание президента Дуды по поводу изменения формата переговоров по ситуации в Украине было неуместно», — заявил он, добавив, что узнал о нем только из СМИ. Впрочем, Схетына представляет конкурирующую партию «Гражданская платформа», поэтому может позволить себе критические высказывания.

Но даже президент Украины Петр Порошенко после своего визита в Берлин 24 августа заявил, что не видит необходимости в расширении нормандского формата. Его поддержали и немецкие политики. Тем не менее, Дуда продолжает гнуть свою линию. За день до визита он вновь поднял вопрос о пересмотре формата переговоров. «Минские договоренности завершаются 31 декабря. Вопрос: что дальше? И об этом хочу говорить в Берлине, поскольку это происходит за нашей границей и это важно для нашей безопасности», — заявил Дуда в интервью телеканалу TVP.

Такое упорство может вызвать недовольство Германии, как и позиция Польши по другим вопросам. Например, Дуда заявил, что Польша не будет принимать мигрантов из Африки (а в Евросоюзе, как известно, есть планы по равномерному распределению беженцев по всем странам), так как готовится принять «сотни тысяч беженцев из Украины». Во-первых, Польша удовлетворила лишь считанные прошения украинцев о предоставлении статуса беженца. Большинство громадян находятся в Речи Посполитой в статусе гастарбайтеров. Во-вторых, не совсем понятно, почему Дуда ждет сотен тысяч беженцев именно сейчас. Больше похоже на попытку отказаться от нежелательной европейской повинности.

Похоже, что новый польский президент намерен перехватить у прибалтийских стран титул антироссийского и проамериканского флагмана в Европе. Но заместитель генерального директора Центра политической информации Алексей Панинсомневается, что расширение нормандского формата, и уж тем более участие в нем Польши, действительно в русле политики США.

— Для начала нужно понять, в чем вообще заключаются интересы США на Украине. В последнее время Америка несколько дистанцировалась от происходящих там событий. Складывается ощущение, что ситуация, в которой Украина представляет своего рода буферную зону и является уже не государственным, а квазигосударственным формированием вполне устраивает Вашингтон. Поэтому вопрос об интересах США в «незалежной» сейчас открыт.

Подозреваю, что предложение о расширении нормандского формата — это личная инициатива Дуды. Она направлена на то, что чтобы увеличить свой вес среди американских сателлитов в Европе и стать своего рода предводителем политиков, которые ориентируются на США. Польша, так или иначе, тоже находится в этой группе. Дуда, конечно, мог бы попытаться стать польским Виктором Орбаном, но он, вполне очевидно, этого не хочет. Не думаю, что его предложение было подкреплено указкой из Вашингтона.

Нужно учитывать, что Дуда — относительно молодой политик и спикер. Он еще недостаточно опытен в выступлениях на высшем уровне и в большой политике, отсюда могут быть несколько странные заявления.

 — В принципе расширение формата после 31 декабря возможно?

— Расширение формата переговорщиков всегда плохо сказывается на качестве и результативности переговоров. Чем более узок круг сторон, тем больше вероятности, что удастся о чем-то договориться. Нужно учитывать, что «нормандская четверка» — это не международная организация, а неформальная группа. «Четверка» не уполномочена принимать решения. Она лишь работает над некими рамочными положениями, которые на добровольной основе должны быть приняты всеми сторонами конфликта.

Но мы видим, что даже в таком формате переговоры постоянно буксуют. Стороны встречаются то втроем, то вдвоем. То Порошенко никто не может уговорить пойти на компромисс, то все обижаются на Владимира Путина. Переговорный процесс все больше напоминает мыльную оперу. Представьте, что будет, если число участников расширить до 8−10 государств. Эта группа по сути своей станет недоговороспособной. Наличие такого органа никак не будет способствовать выходу из кризиса.

Директор фонда «Российско-польский центр диалога и согласия» Юрий Бондаренко считает, что Анджей Дуда переоценивает вес Польши на политической арене.

— Анджей Дуда, на мой взгляд, неудачно начал свою внешнеполитическую деятельность. Выбор Эстонии, страны с коренным населением меньше миллиона, не занимающей весомого места в мировой политике, по меньшей мере, странный.

Предложение расширить нормандский формат и включить в него всех соседей Украины странно вдвойне, если не сказать больше. Тем более что Дуда даже не посоветовался с этими соседями. Я глубоко сомневаюсь, что той же Венгрии или Словакии это вообще нужно.

Само это предложение было сделано явно в пику Европе, точнее, той ее части, на которой и держится Евросоюз — Германии и Франции. Следующий после Эстонии визит Дуды как раз в Берлин. И нужно сказать, что немецкие СМИ очень настороженно относятся ко всем инициативам, исходящим из Варшавы. Не только касающихся изменения нормандского формата, но и по переносу баз НАТО и тяжелых вооружений на восточные границы Польши, по милитаризации страны. Это вызывает большую нервозность в Германии и Франции.

Инициативы президента Дуды настолько неуместны, что его собственный министр иностранных дел подверг их остракизму. Но нужно отметить, что правительство сформировано другой силой — «Гражданской платформой», которая выдвигала Бронислава Коморовского. Судя по всему, на ближайших осенних парламентских выборах к власти в Польше придет как раз партия Дуды «Право и справедливость». И тогда уже некому будет даже внутри страны критиковать поползновения Анджея Дуды.

Антироссийская политика наполнится новыми гранями. Это настолько вопиюще и противоречит настроениям народа, что остается только удивляться, почему люди голосуют за эту партию, но в то же время выступают против некоторых аспектов ее политики. Но это особенности польской политической жизни.

 — Так может, эта политика как раз отражает настроения поляков?

— Не думаю. Настроения людей, даже не пророссийских, были очень хорошо видны во время ежегодного рейда польских мотоциклистов в Катынь. Польские СМИ предполагали, что в ответ на недопущение на территорию Польши «Ночных волков», им будут чиниться всевозможные препоны. Польская общественность с настороженностью ждала этого мероприятия. Но поляков приняли очень доброжелательно и радостно, с караваями и русскими костюмами. Участники тура остались в абсолютном восторге, естественно, это освещалось и в польских СМИ.

Это показывает, что на бытовом уровне отношения между народами нормальные. И при наличии доброй воли со стороны польских властей их можно восстановить в течение недели. Но, к сожалению, такой доброй воли пока не наблюдается. Варшава продолжает неадекватную, оторванную от жизни, иррациональную антироссийскую истерию. Я не знаю, возможно, это делается по согласованию с Америкой, но уж точно не с Европой. «Право и справедливость» ближе к евроскептикам и настроена исключительно проамерикански.

Как я уже говорил, страной для первого визита была выбрана Эстония, и только потому, что она настроена не в меньшей степени русофобски. Но даже более влиятельная Литва, уже не подошла для вояжа Дуды, поскольку отношения Варшавы с Вильнюсом сильно испорчены. Ничего кроме улыбки такие действия Дуды вызывать не могут. Они вынуждают несерьезно относиться к польской зарубежной политике.

Пока что политика Дуды напоминает карикатуру на Пилсудского — «Польша от моря до моря», «Вперед на Кремль!». Очевидно, что теперь Польша и Эстония будут изо всех сил провоцировать Россию на какие-то ответные действия.

 — Может ли это ухудшить отношения Польши с Германией? Как и заявления по мигрантам?

— Польские деятели могут говорить все, что угодно. Но финансами в Евросоюзе заправляет Германия. В случае необходимости Польше напомнят, откуда она получает деньги и кто у кого в долгу. При желании Берлин может выкрутить руки любому члену Евросоюза. Другой вопрос, созреет ли сама Германия до самостоятельной внешней политики и в какой степени.

Но польские политики надеются и рыбку съесть, и косточкой не подавиться. То есть получить все возможные блага от Европейского союза, но при этом не пустить к себе мигрантов из Африки и остаться белой страной в прямом и переносном смысле. Думаю, при необходимости им быстро объяснят, кто есть кто.

 — Есть ли у Дуды реальные шансы повлиять на изменение нормандского формата или политику Германии в отношении России?

— Политика каждого польского президента объективно превосходила возможности страны. Но сейчас этот разрыв между желанием и реальными возможностями уже огромен. Политика Дуды настолько оторвана от реалий, что и говорить не о чем. Не знаю, на что они рассчитывают.

И речи не может идти о том, чтобы Польша реально вошла в нормандский формат наравне с Францией и Германией. Мало того, первым осадил Дуду не кто иной, как Петр Порошенко. Он сказал, что в расширении нормандского формата нет необходимости. Потом уже аналогичные заявления сделали немцы. Как можно делать такие спонтанные политические декларации, даже не прозондировав почву? Это не политика, а капризы легкомысленной девушки. Боюсь, что в данном случае мы имеем дело с банальным непрофессионализмом и нежеланием смотреть в глаза правде об истинной роли Польши в мировой политике.

Источник

Фото: AP/TASS

Президент Польши хочет создать новый европейский союз

1013892840

Польша стремится стать региональным лидером за счет создания партнерского блока государств от Балтийского до Черного морей

Президент Польши Анджей Дуда, чья инаугурация состоялась 6 августа, высказался за создание блока государств от Балтийского до Черного морей.

Об этом он заявил в интервью Polska Agencja Prasowa.

Слова польского президента изданию «Украина.Ру» прокомментировал директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Эксперт назвал это заявление попыткой Польши стать региональным лидером Восточной Европы.

«Германия, Франция и многие другие «старые» члены Европейского союза часто игнорируют польские интересы и не учитывают роли Польши в ЕС. Польша до сих пор находится в ЕС в роли бедного родственника, поэтому звучит такая инициатива Балто-Черноморского союза», — пояснил эксперт.

Бортник не видит реальных шансов на реализацию проекта Балто-Черноморского союза. Нужен экономический драйвер, нужна страна, экономика которой была бы способна потянуть этот союз, создать своего рода межграничье между Европейским и Таможенным союзами. Но такого экономического драйвера нет. Польша сама является членом ЕС, она не способна взять на себя эту роль. Также политолог напомнил, что идея не нова. Большинство стран, которые могли бы войти в Балто-Черноморский союз, уже состоят в Организации черноморского экономического сотрудничества.

Говоря об укреплении сотрудничества в Восточной Европе, президент Польши Анджей Дуда не упомянул Украину.

«На сегодняшний день для польского президента тема Украины еще достаточно нова. Во время избирательной кампании он редко высказывался о польско-украинских отношениях. По большому счету, ему нечего сказать, поэтому он на эту тему не говорил. Отсутствие упоминания Украины в контексте Балто-Черноморского союза говорит о том, что Украина не стоит во главе угла этого проекта. Следовательно, прежде всего польские интересы, польские знаменитые амбиции и польский пиар», — констатировал Бортник.

фото © East News/ MAREK BARCZYNSKI / SE / EAST NEWS

Источник

Американская мелодия для Дуды

13h

25 мая в Польше подвели официальные итоги второго тура президентских выборов, в котором победу одержал кандидат от партии «Право и справедливость» 43-летний юрист Анджей Дуда. Он набрал 51,5% голосов, в то время как действующий президент Бронислав Коморовский получил 48,5%. Поражение стало неожиданным для Коморовского, чья партия «Гражданская платформа» находится у власти уже восемь лет. Но, несмотря на стабильные показатели экономического роста, многие поляки не чувствуют улучшения уровня жизнь, и продемонстрировали свое недовольство на выборах.

«Право и справедливость» — партия президента Польши Леха Качинського, погибшего в авиакатастрофе под Смоленском в 2010 году. Его брат Ярослав остается одним из лидеров «ПиС», которую относят к правому спектру и называют консервативной и популистской. Сам Анджей Дуда на большой политической арене пока ничем отметиться не успел, но в рамках избирательной кампании сделал ряд обещаний, которые могут свидетельствовать о политике нового президента.

В частности, выступил за снижение пенсионного возраста, выплаты за рождение ребенка, развитие сети бесплатных детских садов и вообще за традиционные семейные ценности и чувство национального единства. Некоторые европейские издания уже назвали Дуду гомофобом и ретроградом из-за отрицательного отношения к абортам. Впрочем, новый президент и не скрывает, что является евроскептиком – выступает против введения евро в Польше и вообще больше тяготеет к Вашингтону.

Что касается позиции в отношении России, Анджей Дуда проявлял ее довольно сдержанно, но в характерном для Польши ключе с обязательным осуждением «аннексии Крыма» и политики Москвы на Украине. В частности, заявил, что «нельзя соглашаться с тем, чтобы Россия проглатывала Украину по кусочкам», а «согласие на гнилой компромисс будет поражением».

Дуда также снялся в документальном фильме «Туман», который ставит под сомнение официальную версию гибели президентского самолета под Смоленском и выдвигает теорию, обвиняющую в трагедии российские спецслужбы.

В Польше полномочия президента ограничены, более значимую роль играет парламент и избираемый им кабинет министров. Однако именно президент считается главнокомандующим и определяет внешнюю политику страны. Так что недооценивать влияние Анджея Дуды не стоит. Кроме того, многие эксперты называют его победу заявкой на успех в парламентских выборах, которые состоятся уже осенью 2015. Если «Право и справедливость» вернется к власти после десятилетнего перерыва, можно ожидать изменения внешней политики Польши.

Вопрос в том, пойдет ли Варшава на еще большую конфронтацию с Россией, продолжит ли выступать в роли главного адвоката Украины, и как будет строить свои отношения с Брюсселем?

— Дуда появился на польской политической сцене в качестве игрока первого ряда достаточно внезапно, — рассказывает главный научный сотрудник отдела Восточной Европы ИНИОН РАН, доктор исторических наук Лариса Лыкошина. — Он, конечно, в политике не первый год, но на таком уровне появление его стало неожиданностью. В качестве кандидата на президентский пост от партии «Право и справедливость» его выдвинул Ярослав Качинський, который сказал, что этот политик станет новым лицом партии, так как объединяет в себе энергию молодости и опыт предшественников. Он даже сравнивал его с Юзефом Пилсудским, наследниками которого позиционируют себя «ПиС», и с Лехом Качинським. Заход многообещающий.

В ходе избирательной кампании в отношении внешней политики Анджей Дуда, продолжая линию «Права и справедливости», говорил о необходимости углубления и расширения сотрудничества с США. Этого следовало ожидать, потому что по идеологии «ПиС» Соединенные Штаты — это главная надежда и опора Польши во внешней политике. «Право и справедливость» считают самой проамериканской партией страны.

В то же время, можно предположить, что Дуда продолжит характерную для его партии линию на сдержанные отношения с Германией. Нынешняя правящая «Гражданская платформа» выступает за гораздо более близкие отношения с Берлином.

— А какие отношения у партии Дуды к Брюсселю?

— «ПиС» относится к евроскептикам. Евросоюз в целом расценивается этой партией, как нечто положительное. Вместе с тем, для них это структура, пребывание в которой требует больших усилий для соблюдения польского национального достоинства и отстаивания своих интересов.

— Какие перспективы у российско-польских отношений с новым президентом?

— «ПиС» партия не то, чтобы совсем антироссийская, но сдержанно-скептически, а иной раз достаточно резко высказывающаяся о России, ее политике и лидерах. Будет ли Дуда продолжателем этой линии, сказать трудно. В ходе избирательной кампании он использовал сдержанную риторику. Например, говорил, что конфликты с Россией Варшаве не нужны и оснований для них нет. Но вместе с тем заявлял, что Польше надо заботиться о своей безопасности, апеллируя к США и подчеркивая необходимость размещения на территории страны воинского контингента и баз НАТО. То есть, в его представлении, отношения не стоит обострять, но нужно постоянно быть начеку и надеяться на помощь США.

Пока непонятно, какая линия возобладает – сдержанная политика или игра на обострение. Будем надеяться, что хотя бы до избирательной кампании в парламент осенью 2015 Дуда не изменит свою риторику. Ведь обострения отношений с Россией не хочет его основной электорат – польские крестьяне. Не потому, что они очень любят Россию, а потому, что напряженность в отношениях с нашей страной осложняет их собственную жизнь. Для них закрываются серьезные рынки сбыта. Скорее всего, сейчас мягкая, сдержанная линия возобладает, а о том, что произойдет после парламентских выборов, надо будет рассуждать уже осенью.

— Останется ли Польша главным союзником Украины в Европе?

— Анджей Дуда в ходе избирательной кампании подчеркивал, что для Польши главное — это мир, безопасность и спокойствие. Но и он лично, и партия «Право и справедливость», как и весь политический класс Польши, самым решительным образом осудили политику России на Украине. Они расценивают присоединение Крыма, как аннексию, говорят об агрессии, так что здесь акценты расставлены определенно.

С другой стороны, многим полякам не очень нравилась политика Бронислава Коморовского, связанная с терпимым отношением к героизации украинских националистов, ужасно поступавших с польским населением во время Второй мировой войны. Поляки хорошо помнят события «Волынской резни», в ходе которой погибло до ста тысяч человек. Поэтому отсутствие решительного осуждения украинских националистов не нравилось большинству поляков. Пока преждевременно судить, как себя в этом отношении поведет Дуда. Но, вероятно, он учтет эти настроения и изменит акценты в этом вопросе.

Что касается польско-украинских отношений в целом, нужно учитывать, что Польша – член Евросоюза, подчеркивающий свою роль особого эксперта по Востоку. Поэтому политика Брюсселя в значительной мере определяет и политику Варшавы. Говорить о том, что Польша может проводить самостоятельную линию, нет оснований.

— Вы сказали, что главный электорат Дуды – это польские крестьяне. С чем это связано?

— Польша в ходе выборов разделилась практически на две равные части. Коморовский одержал победу на западе страны, а Дуду поддержала Польша восточная. Это традиционная, католическая, крестьянская Польша, которая на протяжении последнего времени постоянно голосовала за Ярослава Качинського. Сохраняется деление Польши на модернистскую, промышленно развитую и проевропейскую часть с одной стороны и более консервативную, условно говоря, более отсталую с другой. Следует учитывать, что в крупных городах победил Коморовский. В Варшаве он вообще набрал 60%. Люди с высшим образованием тоже голосовали главным образом за бывшего президента, а избиратель Дуды – это человек с более низким уровнем образования.

Но случилось нечто совершенно неожиданное – Дуду поддержала польская молодежь. На предыдущих выборах 2010 года молодые люди голосовали в основном за Коморовского, а Ярослав Качинський не снискал их поддержки. Но сейчас все наоборот. Это свидетельствует о том, что поляки ждут перемен. Несмотря на положительную статистику, они испытывают разочарование и недовольство. Так что в известной степени голосование за Дуду было протестным и выражало несогласие с линией «Гражданской платформы».

— Могут ли консервативные взгляды Дуды обострить отношения Польши с Брюсселем?

— Благодаря своим консервативным взглядам он обрел поддержку значительной части консервативного населения. Польша — страна католическая, роль костела там велика, особенно на востоке, где преобладают традиционные ценности. То, что Дуда выступает против абортов, процедуры In vitro (искусственного оплодотворения, — прим. ред.) и гомосексуалистов, не нравится Брюсселю, но зато очень нравится многим полякам.

Правда, неизвестно, будет ли Дуда таким же последовательным в отношении этих вопросов, когда станет президентом. Например, он уже значительно смягчил свою позицию по искусственному оплодотворению, за которое изначально предлагал, чуть ли не сажать в тюрьму. Сейчас некоторые его идеи в Европе вызывают недоумение и неодобрение, но именно это позволило ему победить более либерального Коморовского.

Директор фонда «Российско-польский центр диалога и согласия» Юрий Бондаренко полагает, что избрание нового президента может привести к ухудшению отношений с Россией, но дальше слов дело не зайдет.

— Внешнеполитический курс Польши будет окончательно выработан после парламентских осенних выборов. Если на них одержит победу «ПиС», можно ожидать определенных изменений в худшую для нас сторону. С другой стороны, куда еще хуже? Что может сделать Варшава – разорвать с Москвой дипломатические отношения, объявить войну? Нет, это абсурд.
Что касается экономики, к счастью, Россия никоим образом не зависит от внешней торговли с Польшей. На протяжении последних десятилетий Варшава проводила достаточно жесткую экономическую политику в отношении нашей страны, сама отказалась от многих взаимовыгодных проектов, начиная от газопровода, который шел бы через Польшу, до раскрученных в Советском Союзе брендов, таких, как Hortex, Ursus и другие.

У Польши не осталось возможностей экономически влиять на Россию. Они импортируют из нашей страны только те товары, без которых не смогут функционировать. С другой стороны, Россия завозит из Польши товары, без которых спокойно может обойтись или заменить их – стройматериалы, пластмассы, бытовую химию, косметику.

Так что даже возможное ужесточение позиции Варшавы в отношении России останется на уровне более-менее громких, ни к чему не ведущих деклараций. Один за другим будут делаться жесты в сторону непримиримой оппозиции внутри России, попытки поддержать жесточайших критиков руководства. Варшава может приглашать к себе деятелей типа Касьянова, Павловского и подобных политиков.

— А что с политикой в отношении Украины?

— Дуда будет проводить прежнюю политику. Но нужно понимать, что возможности Польши сильно ограничены по сравнению с их старшими партнерами по Брюсселю и особенно Вашингтоном. Никакие войска Дуда на Украину не пошлет. Максимум это будет сотня-другая инструкторов, после отправки которых крику будет на всю Ивановскую.

Возможно, Варшава в тайне постарается поставлять Киеву оружие, доставшееся Польше от Советского Союза. Например, может передать Украине самолеты МиГ. Но ни о какой финансовой помощи речи не идет. Польша не так богата, да еще Дуда наобещал избирателям манну небесную на 80 миллиардов долларов. Убежден, все останется на уровне деклараций и барабанного боя. По крайней мере, до парламентских выборов.

— А какова позиция Дуды к историческим событиям, в частности, печально известной «Волынской резне»?

— Совсем замалчивать исторические разногласия с Украиной, игнорировать героизацию УПА* и Бандеры Дуда не сможет. Ему придется более жестко выступать в отношении исторической политики Украины, чем Коморовскому. Дуде не позволит закрывать на это глаза его консервативный электорат. Но не нужно думать, что это приведет к кардинальному изменению политики. Скорее всего, просто увеличится количество осуждающих заявлений, и все.

— А близость к Вашингтону повлияет на отношения Варшавы с Брюсселем?

— Нужно понимать, что в польском политическом классе не проводников американских интересов практически нет. Их отличает только степень зависимости от Брюсселя, например, «Право и справедливость» больше евроскептики. Но в отношении США практически все значимые партии стоят в «коленно-локтевой позиции». Кандидаты от неамериканских сил в сумме набирают не более 6-7 процентов.

*В ноябре 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры». Их деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото: Анджей Дуда/ Фото: Zuma/ ТАСС

Тревожный выбор Польши

_big

Новым президентом Польши стал Анджей Дуда. Он принадлежит к числу ярых критиков России, по сравнению предшественник Бронислав Коморовский кажется куда умереннее. Есть риск, что и без того сложные российско-польские отношения упадут до нижнего предела. Недовольные выбором поляков найдутся и в ЕС, и в Германии.

В Польше 24 мая прошёл второй тур президентских выборов. По его итогам действующий президент Бронислав Коморовский, поддерживаемый партией «Гражданская платформа», уступил своему сопернику, представителю ультраконсервативной партии «Право и справедливость» Анджею Дуде. Победитель набрал порядка 53% голосов, проигравший – около 47%. Коморовский уже признал, что президентское кресло ему придётся покинуть.

Польша очевидно раскололась по географическому признаку. Раскол этот не столь драматичен, как на Украине, но всё же он имеется. Более бедные районы востока страны и жители села отдали предпочтение более консервативному и радикальному Дуде. В то же время жители зажиточных (по польским меркам) запада и севера, обитатели крупных и средних городов скорее склонны поддерживать Коморовского. Такое разделение существовало и пять лет назад, и вот картина повторилась.

Особенностью нынешнего голосования стала рекордно низкая явка, не дотянувшая и до половины. Однако народ приходил на выборы неодинаково. Для сельской глубинки выборы – огромное событие, крестьяне голосуют с большим удовольствием. В больших городах же существует множеством других развлечений. В конечном счёте, низкая явка сыграла на пользу кандидату от оппозиции.

Явка выдалась низкой по той причине, что поляки устали от одних и тех же действующих лиц. Бронислав Коморовский и его партия «Гражданская платформа» находятся у руля страны с 2007 года. Сам Коморовский был сначала председателем Сейма, затем – главой государства. Да и ранее выходец из знатного рода находился не на последних ролях. Особых успехов за пятилетку его правления Польша не добилась.

По сравнению с Коморовским Анджей Дуда – лицо относительно новое. Однако партия «Право и справедливость», которую он представляет, не так давно пребывала у власти. За Дудой маячил призрак братьев Леха и Ярослава Качиньских, известных своей радикальной риторикой. Да и сам он от них ушёл недалеко. Бесконечные нападки на Россию, Германию, Евросоюз, внутренних оппонентов – это явно не то, что свойственно ответственным политикам. Так что и Дуда многих отпугнул.

Символом первого тура стал относительный успех рок-музыканта Павла Кукиза, получившего свыше 20% голосов избирателей. В конечном счёте, от его электората и зависело, куда в итоге качнётся чаша весов. В итоге значительная часть его избирателей просто решила не приходить к урнам – ведь она хотела новизны, а получила выбор между хорошо знакомыми политическими силами. Но большинство тех, кто к урнам пришёл, всё-таки склонились к Дуде.

Если присмотреться к кандидатам, между ними немало сходства. И Коморовский, и Дуда проповедуют правые ценности – не очень высокие налоги, свободу рынка (правда, в сочетании с социальной ответственностью). И тот, и другой отстаивали консервативные ценности, не приемля однополых браков и других «издержек» современной Европы. Во внешнеполитических воззрениях обоих кандидатов также нетрудно найти общие нотки. Но степень радикализма всё же различается.

Симпатий к России не питает ни тот, ни другой. Оба они настаивают на сохранении санкций ЕС в отношении нашей страны. Но степень радикализма всё же различается. Дуда считал, что Коморовский недостаточно радикален, что мало требует от России. Он и его сторонники по партии настаивают, что в авиакатастрофе под Смоленском пятилетней давности, где погиб Лех Качиньский, повинна исключительно Россия. Она же, как провоприемница СССР, виновата и Катыни, и ещё много в чём. Россия, по мнению Дуды, опасность для Польши номер один. Коморовский всё-таки кажется умереннее.

И тот, и другой всячески поддерживали Украину. Но если Коморовский ограничивался антироссийскими санкциями и выражением политической поддержки, то Дуда был готов даже направить польские войска в Донбасс, чтобы помочь украинскому руководству. Правда, оба поумерили свой пыл. Под давлением польской общественности оба выразили недовольство тем, что Украина героизировала Степана Бандеру и их соратников, которых в Польше считают террористами и убийцами сотен тысяч поляков.

И Коморовский, и Дуда весьма положительно относятся к США и НАТО. Оба они выступают за размещение в Польше американских военных, противоракетных комплексов, ПРО и т.п. Ни один из них не высказал ни одного критического замечания в адрес американской внешней политики. Удивляться тут нечему: никакой руководитель Польши, начиная с 1990 года, не следовал против линии США. Польша снискала себе славу самой проамериканской страны Центральной Европы, и два кандидата в полной мере это подтверждали.

Но есть направления, где Коморовский и Дуда расходились – это отношения к Евросоюзу и Германии. Дуду и его однопартийцев считают евроскептиками, они всегда выступали против передачи Брюсселю слишком больших полномочий. Братья Качиньские в своё время постоянно ссорились с Германией, предъявляя ей, как и России, бесконечные исторические претензии. Да и Дуда к немцам относится прохладно. Потому его условно называли представителем «партии США», ибо он в большей степени ориентирован за океан.

Со своей стороны, Коморовский и его соратники по пока ещё правящей партии «Гражданская платформа» всегда относились к Евросоюзу как к основе внешней политике Польши, всячески поддерживали углубление евроинтеграции. Они придавали огромное значение развитию отношениям с Германией как с главным внешнеполитическим партнёром, соратником по «Веймарскому треугольнику» и просто главному инвестору в польскую экономику. Потому Коморовскому условно назовём «немцем».

Исход голосования во многом зависел от того, придут или нет на выборы польские гастарбайтеры, которых насчитывается около четырёх миллионов. Считается, что эти люди скорее поддерживают Коморовского и «Гражданскую платформу», поскольку от отношений с Германией и ЕС напрямую зависит размер их кошелька и возможность поработать где-нибудь в Берлине, Париже или Брюсселе. Особую активность они не проявили, чем помогли Дуде.

Представляется, что скучно с Дудой точно не будет. Учитывая его антироссийские выпады, есть большая вероятность, что отношения России и Польши скатятся до того же уровня, который имелся при братьях Качиньский – однопартийцах нового президента. То есть, горячая поддержка Украины, размещение американских объектов, и бесконечные претензии. Воевать за Украину или за что-то ещё Дуда едва ли начнёт – союзники по НАТО не позволят. Но неприятные эмоции нам пережить, по всей видимости, придётся.

Впрочем, недовольны таким выбором наверняка будут и в Германии, и в Евросоюзе. Дуда – евроскептик, ругающий немцев и евробюрократов, и выяснение отношений с ними может стать обыденным делом. Польша сделала выбор в пользу радикала. Разочаруется ли она в нём, и насколько быстро – покажет время.

Или не так страшен окажется Дуда, как представляется при первом приближении?

Посмотрим…

Автор:Вадим Трухачев

Фото:eu.thenews.pl

Источник

В Польше состоится второй тур выборов

1

Польский президент Бронислав Коморовский на сегодняшний день проигрывает своему основному сопернику Анджею Дуде. Выборы в Польше проходили вчера, 10 мая. Исходя из данных экзит-поллов, в данный момент определить победителя гонки не предоставляется возможным. В Центризбиркоме продолжают подсчитывать голоса, а аналитики заговорили про необходимость проведения второго тура, который, как ожидается, будет проведен 24 мая 2015 года.

Ни одному из кандидатов не удалось набрать больше 50% голосов, поэтому 24 мая 2015 года Польшу ожидает проведение второго тура президентских выборов.

Исходя из данных Центра исследований общественного мнения, которые были собраны для телеканалов Polsat News, TVP и TVN24, Анджей Дуда набрал 34,8% голосов, а Бронислав Коморовский – 32,2% голосов.

Действующий президент Польше поздравил своего соперника Анджея Дуду с результатом и сообщил о мобилизации сил своего штаба для одержания победы во втором туре выборов. Бронислав Коморовский сообщил, что он поздравляет своего главного оппонента господина Анджея Дуду и приглашает его принять участие в дебатах, основной темой которых будет, что же необходимо Польше. Коморовский подчеркнул, что он выражает благодарность тем, кто верил и продолжает верить в его победу.

Анджей Дуда также обратился со словами благодарности к своим избирателям за оказанную высокую поддержку и отметил, что данный шаг является первым на пути к победе. Дуда отметил, что до начала второго раунда произойдет очень многое и пригласил Бронислава Коморовского принять участие в дебатах.

Анджей Дуда сообщил, что страна нуждается в капитальном ремонте для построения ее счастливого будущего. Он отметил, что желает, чтобы Польша процветала и была безопасной страной. Дуда подчеркнул, что начинать ремонт следует со смены человека в президентском кресле. Кандидат от партии «Закон и справедливость» отметил, что он на протяжении последних четырех месяцев обращается с приглашением к Брониславу Коморовскому принять участие в теледебатах.

В ходе пресс-конференции заместитель председателя ЦИК сообщил, что сегодня вечером, 11 мая, будут известны официальные результаты президентских выборов, а завтра утром станет известно о явке избирателей на выборы. Исходя из данных опросов, она составляет 49,4%.

По материалам Вести

Фото Вести