антироссийская политика

Кэмерон у Меркель впал в панику

20h

Впечатлительные политики Запада продолжают пугать народ страшилками собственного сочинения о некой «российской угрозе». На этот раз в качестве обличителя «мирового зла» в лице нашей страны выступил «добрый волшебник» с берегов туманного Альбиона, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон.

В минувшую пятницу он нанес визит в Гамбург, чтобы обсудить с канцлером ФРГ Ангелой Меркель условия дальнейшего членства его страны в Евросоюзе. И во время официального ужина, как пишет Guardian, разразился там гневной речью в адрес России, поставив нашу страну в один ряд с Северной Кореей и исламским экстремизмом.

Фактически Кэмерон объявил чуть ли не новый «крестовый поход», призвав Евросоюз использовать всю свою «экономическую мощь», чтобы, как он выразился, «давить на тех, кто попирает установленные правила и угрожает безопасности наших граждан».

«В мире, где люди видят экстремизм и винят в нем бедность или внешнюю политику Запада, мы должны сказать: нет, речь идет об идеологии, которая использует ислам в собственных жестоких целях и отравляет умы молодежи», — цитирует британского премьера РИА «Новости».

По его словам, Европа должна вспомнить свое «великое прошлое», выступить единым фронтом и побороть «идеологию, сеющую смерть».

Можно сказать, что главный тори в Гамбурге «с цепи сорвался». А ведь еще три месяца назад, на саммите «двадцатки» в турецкой Анталье, высказывал вполне здравые мысли о необходимости продолжать сотрудничество с Россией, несмотря на разногласия по Украине и Сирии.

Так чего, собственно, добивается британский премьер?

— Не исключаю, что Кэмерону не дают покоя лавры Уинстона Черчилля, в марте 1946 года объявившего холодную войну России в своей знаменитой Фултонской речи, — предположил декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов.

— Вот он и старается. Но нынешний лидер консерваторов все-таки политик не того масштаба. И вряд ли его выдвинут в качестве главного спикера при объявлении новой холодной войны в отношении России.

Другое дело, что Кэмерон очень основательно «встроен» во внешнеполитическую линию англо-американского альянса. Я бы здесь говорил об этом. Потому что исторически британские элиты отражают не столько континентально-европейские позиции, сколько позиции заокеанских своих партнеров. И этот тандем в отношении России проводит всегда предельно жесткую политику. По крайне мере, несколько последних десятилетий.

Я думаю, здесь присутствует стремление Соединенных Штатов, которым не с руки как бы напрямую лезть в европейские дела, использовать Кэмерона в качестве лоббиста своих интересов в Евросоюзе. Это, во-первых. Во вторых, в качестве некоего «катализатора» антироссийских настроений.

 — С какой целью?

— Дело в том, что Вашингтон сейчас очень активно продвигают идею Трансатлантического торгово-экономического и таможенного партнёрства, которое жизненно важно и необходимо США для обеспечения контроля над европейской экономикой. Но пока европейские элиты еще как-то противятся, капризничают и не желают идти на уступки американцам. А на кону вся европейская экономика, которая в случае реализации этих планов, фактически попадет под контроль Соединенных Штатов. И, кстати, возможно, Великобритании тоже.

Поэтому, чтобы вмешательство в дела ЕС не было слишком очевидным, американцы как бы используют Великобританию в качестве своего внутреннего агента, который призван настроить европейские элиты соответствующим образом. Задать им определенные приоритеты и побудить к более тесному сотрудничеству с США.

— Но у Штатов есть еще один повод для беспокойства. Потому что в ЕС уже в открытую, по сути, заговорили о необходимости отказа от антироссийских санкций.

— И это тоже. Но пока Вашингтон относительно четко контролирует европейских политиков. Правда, у той же Меркель, которая всегда была, если можно так сказать, «на коротком поводке», дела в последнее время не очень. Мнение канцлера Германии для европейцев уже не столь неоспоримо. И рейтинги Меркель резко пошли вниз после провала ее миграционной политики.

То есть, у американцев возникла, как мне кажется, острая необходимость формировать свои интересы в Европе. А что для этого нужно делать? Надо создать образ врага из России. И напугать европейцев «российской угрозой», чтобы они сами попросили у США военно-политического прикрытия в обмен, фактически, на свою экономику. Вот, собственно, краткая формула, реализации которой США добиваются. А Кэмерон со своей воинственной риторикой — это всего лишь часть плана.

Директора Центра европейских исследований НИУ ВШЭ Тимофей Бордачёв, в свою очередь, предлагает не обращать внимания на подобные словесные демарши западных лидеров.

— Кэмерон — это типичный политик-флюгер, который сегодня может говорить одно, завтра — другое. Для него громкие слова и красивая поза гораздо важнее, чем любая проблема, включая и мир в Европе. Поэтому и мы должны это рассматривать исключительно, как обычные спекуляции со стороны человека-флюгера.

 — В чем тогда смысл этих спекуляций? Лично для него он есть?

— Естественно. Потому что для него всегда на первом месте стоит — поза. А такого рода заявления позволяют ему эту позу соблюсти. Как бы все мнят себя современными Черчиллями, и мечтают о лаврах Черчилля. И забывают, что для этого недостаточно произносить страстные речи. А нужно, в первую очередь, это делать последовательно. Во-вторых, все-таки быть Черчиллем. Кэмерон не дотягивает…

 — Но кому-то выгодны подобные речи… А кто-то может и поверить в этот бред…

— Выгодны большинству европейского и американского политического истеблишмента. Просто действия наших летчиков в Сирии — это очередной «щелчок по носу» американцам, очередная дипломатическая победа России. Что, естественно, не могло не вызвать истерики на Западе.

Мы должны привыкнуть к тому, что в Европе и в атлантическом сообществе, существует сформировавшееся и устойчивое антироссийское большинство. И нам совершенно бессмысленно ждать от этих людей каких-нибудь примирительных заявлений и действий. Их все равно не будет. Нам не стоит тратить время на этих клоунов, а стоит заниматься тем, чем действительно надо заниматься. То есть, развитием отношений на Востоке.

Источник

Фото ТАСС

НАТО начинает «Холодную войну-2»

20h

В среду, 10 февраля, министры обороны 28 стран-членов НАТО на встрече в Брюсселе одобрили план по укреплению обороны в странах Восточной Европы. Об этом заявил генсек альянса Йенс Столтенберг. По сути, речь идет об ускорении реализации запущенной в 2014 году программы «обороны и сдерживания в XXI веке», причем главным объектом «сдерживания» выступает Россия.

Темами двухдневной встречи стали «угрозы с Востока и Юга». На «российский вызов» Североатлантический альянс решил отвечать укреплением своего восточного фланга. При этом лидирующая роль в реализации нового плана принадлежит США, обеспечивающим около 70% бюджета альянса.

НАТО фактически возвращается к механизму блокового противостояния. Вот как выглядят его ключевые пункты:

— В Европе дополнительно разместят 5-тысячный американский контингент на ротационной основе, на что предполагается выделить $ 1 млрд из бюджета США.

— В пустующих со времен Холодной войны складах в Европе разместится дополнительное американское вооружение, включая танки, боевые машины пехоты, ствольную и реактивную артиллерию и стрелковое оружие; на это США потратят еще $ 1,9 млрд. Этого оружия будет достаточно для оснащения одной бронетанковой и одной артиллерийской бригады (еще примерно по 5 тысяч человек каждая) и оборудования одного штаба дивизии (численность дивизии США — до 20 тысяч человек).

— Еще $ 163 млн пойдут на активизацию учений.

«Это возвращение к корням, это то, для чего НАТО было создано», — объявил посол США в НАТО Дуглас Льют.

Как отметил Льют, новое вооружение, в основном, будет размещено в Западной Европе, поскольку транспортная и складская сеть в этой части региона позволяет оперативно перебрасывать военнослужащих в любую точку, а не только на Восток.

«Эта ситуация отличается от времен Холодной войны, когда мы держали в Европе огромную армию. Теперь мы будем держать там оружие, но сами войска будут за океаном. В случае необходимости они будут переброшены в Европу и экипированы заготовленным оружием», — сказал Дуглас Льют.

По словам Йенса Столтенберга, в 2016 году заработают в полную силу и восемь небольших штабов НАТО (численность персонала — до 40 человек в каждом), размещенных в странах Центральной и Восточной Европы для обеспечения логистики и координации действий альянса в кризисных ситуациях.

Как признал Столтенберг, «главная причина роста военных расходов в Европе — это, конечно, политика России и только потом угроза терроризма».

Москва уже отреагировала на новости из Брюсселя, причем предсказуемо жестко. «Натовцы вплотную подошли к нарушению одного из базовых положений Основополагающего акта о взаимоотношениях России-НАТО от 1997 года. А именно — обязательства не размещать на территории новых членов альянса существенных боевых сил», — заявил директор департамента по нераспространению и контролю над вооружениями МИД РФ Михаил Ульянов.

Что стоит за новыми планами НАТО, какую угрозу представляют они для России?

— В НАТО считают, что, размещая в Европе склады с оружием, они не нарушают Основополагающего акта, но вне зависимости от трактовки этого документа, сегодня очевидно: альянс — больше не военно-политическая структура, а прежде всего военный блок, — считает заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков.

— Напомню, что и в годы Холодной войны альянс активно занимался развитием военной инфраструктуры в Европе. Следующим тактическим шагом НАТО, надо думать, будет усиление военного присутствия в Норвегии, чтобы противостоять претензиям России на Арктику.

Опасность наличия в Европе развитой складской и транспортной сети НАТО для нас очевидна. Альянс, располагая такой логистикой, получает возможность резко нарастить группировку возле российских границ.

Понятно, такие шаги нельзя оставлять без ответа. Россия на этот сценарий будет реагировать проведением возле западных границ масштабных учений с использованием тяжелой военной техники и вооружений. Плюс, возможно, наращиванием сил вдоль западной границы.

— Можно ли назвать это возвращением во времена Холодной войны?

— Думаю, вполне можно. Да, нынешнему американскому контингенту в Европе очень далеко по численности до сил, которые дислоцировались там в годы Холодной войны. Но, с другой стороны, не следует забывать, что и принципы передового базирования с тех пор изменились.

Думаю, планы по размещению в Европе вооружений и развитию военной инфраструктуры США вынашивали давно, просто сейчас подвернулся удобный момент для их реализации. Новая концепция передового базирования — это опора на крупные американские базы, которые будут развернуты, прежде всего, на территории Германии. Оттуда эти силы, действительно, легче всего оперативно перебрасывать в любую точку европейского театра военных действий. Плюс, базы США в этом случае будут находиться под надежной защитой.

— Йенс Столтенберг заявил, что намерен встретиться с главой МИД России Сергеем Лавровым в Мюнхене, на полях переговоров по Сирии. О чем это говорит?

— На встрече министров обороны стран НАТО обсуждалась, в том числе, необходимость поставить под контроль учения и перемещения Вооруженных сил РФ. Видимо, сейчас натовцам действительно тяжело отслеживать наши действия, поэтому они пытаются договориться о большей прозрачности.

С этой точки зрения, усиление присутствия НАТО в Европе представляет собой подготовку переговорной позиции с Москвой, в том числе, с целью усилить на нее давление в вопросах урегулирования в Сирии и на Украине.

— НАТО не действует «в лоб», наращивая присутствие в Европе, и именно в этом кроется серьезная опасность, — уверен директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

— Альянс открыто не признает Россию противником, и не говорит о развязывании новой Холодной войны. Весь месседж НАТО заключается в том, что необходимо готовится к негативному сценарию. Причем альянс заранее назначает Россию виновницей возможного ухудшения военно-политической ситуации в Европе.

Я считаю, что нынешние шаги НАТО — прелюдия к другим, еще более весомым шагам. Судите сами: изначально альянс развернул в Европе шесть центров по сбору разведданных и управлению войсками, а теперь к ним добавились еще два. Мало того, Столтенберг, говоря о том, что эти центры заработают в 2016 году в полную силу, называет их уже «небольшими штабами». И он прав — развернуть полноценные штабы на базе таких центров — вопрос чисто технический. И заметьте: ориентированы эти штабы исключительно на Восток.

Да, дополнительного оружия, которые американцы намерены разместить в Европе, хватит только на оснащение двух бригад США — бронетанковой и артиллерийской, по пять тысяч человек в каждой. Если сравнивать с временами Холодной войны — это вроде бы немного. Но надо понимать: еще несколько лет назад НАТО заявляло, что вообще не видит необходимости в размещении в Европе дополнительных сил.

Я не исключаю, что делались эти заявления в то время, когда сценарий резкого наращивания военного присутствия в Европе был уже разработан. И, на мой взгляд, простым накачиванием Европы вооружениями этот сценарий не ограничивается — он наверняка является частью более масштабного плана.

Напомню, что в конце января, представляя годовой отчет за 2015 год, Столтенберг сообщил, что НАТО обсуждает усиление присутствия на Востоке. При этом он напомнил, что альянс уже предпринял меры по «увеличению доверия стран-членов на востоке», проводя учения, воздушное патрулирование, и направляя корабли в Балтику и Черное море.

Мне кажется, все это говорит об одном: существует серьезная вероятность, что в итоге НАТО откажется от следования Основополагающему акту Россия-НАТО от 1997 года.

Неслучайно в ноябре 2015 года стало известно, что Варшава намерена добиваться признания недействительным Акта. Об этом заявил министр иностранных дел ПольшиВитольд Ващиковский в интервью «Газете Выборчей». Да, Ващиковский сказал тогда, что Германия расценивает отказ от Основополагающего акта как конфронтационное поведение в отношении Москвы. Но тут же дал понять, что позиция Берлина не может служить ориентиром в отношениях с государством, которое «вне структур НАТО и ЕС ведет уже третью войну: с Грузией, Украиной и теперь в Сирии».

Именно сегодня политическая конъюнктура может сложиться таким образом, что инициатива Варшавы будет благосклонно поддержана Вашингтоном, а заодно и другими государствами Восточной Европы.

 — Что это будет означать для России?

— Если НАТО откажется от Основополагающего акта, это будет означать новую полномасштабную Холодную войну. В этом случае не остается никаких видимых перспектив для восстановления взаимоотношений альянса с Москвой…

Источник

Фото АР/ТАСС

США нанесли РФ новый санкционный удар

20h

Во вторник, 22 декабря, США расширили экономические санкции в отношении России. Об этом говорится в заявлении управления по контролю за иностранными активами (OFAC) министерства финансов США.

«Крайне важно, чтобы Россия предприняла шаги, необходимые для выполнения ее обязательств по Минским соглашениям, и обеспечила мирное разрешение конфликта на Украине», — приводятся в заявлении слова директора OFAC Джона Смита.

По сути, США уточнили ряд положений прежних санкционных списков. Дело в том, что иностранцы широко пользовались неочевидностью связи российских компаний, ведущих экспортную деятельность, с корпорациями РФ, против которых введены санкции. И продолжали совместный бизнес. Теперь делать это будет труднее.

Например, под «уточнение» попали ключевые «дочки» «Ростеха» — госкорпорации, которая оказалась под санкциями еще в сентябре 2014 года. В новом списке фигурируют такие ключевые субхолдинги госкорпорации, как «Интер РАО» (50% принадлежит американской General Electric), «РТ-Глобальные ресурсы» (реализует инфраструктурные и сырьевые проекты за рубежом), а также «Технопромэкспорт» (участвует в проекте обеспечения энергонезависимости Крыма).

Осложнения у этих компаний могут возникнуть, если контрагент — зарубежное правительство или госкомпания — оплачивает услуги с привлечением американских финансовых организаций.

Кроме «Ростеха», уточнены списки дочерних структур и партнеров уже находящихся под санкциями Геннадия Тимченко, Аркадия и Бориса Ротенбергов (Московский областной банк и Инвестиционный республиканский банк), а также расширены списки подсанкционных дочерних структур ВТБ и Сбербанка, включая европейские.

Большой блок уточнений в документе Минфина США касается Крыма. В «черный список» попали несколько банков, ведущих активную деятельность на полуострове: Генбанк (контроль принадлежит властям Крыма), Севастопольский Морской банк, Краснодарский региональный инвестиционный банк и Верхневолжский банк. Для них риски заключаются в возможном прекращении сотрудничества с международными платежными системами.

Также в список попал крымский санаторий «Нижняя Ореанда», винодельческие предприятия «Массандра», «Магарач», «Новый свет» и Азовский ликероводочный завод. Все они были национализированы решением крымского Госсовета в 2014 году. Наконец, в уточненном перечне указана Ялтинская киностудия.

Кроме того, власти США расширили на 34 человека персональный санкционный список. В него попали представители Донецкой и Луганской республик. В частности, Сергей Козьяков (ранее глава ЦИК ЛНР, ныне министр юстиции республики), Владислав Дейнего (зампредседателя «народного совета» ЛНР, представитель на Минских переговорах), Сергей Цыплаков (глава правительства ЛНР), Василий Никитин(зампремьера ЛНР). Кроме того, в списке оказались люди из окружения бывшего президента Украины Виктора Януковича — экс-глава украинского МВД Виталий Захарченко и отставной министр образования и науки Украины Дмитрий Табачник.

Москве уже отреагировала на действия Вашингтона. «Это продолжение линии, которая имеет разрушающее воздействие для двусторонних отношений», — заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. По его словам, проанализировав новые ограничения, власти РФ подготовят ответные меры.

Насколько новые санкции США болезненны для России, и чем может ответить на них Москва?

— Мы имеем дело именно с уточнением, а не с расширением санкций, — считаетполитолог, директор Института политических исследований Сергей Марков. — Те же «Ростех», «Сбербанк» и ВТБ ранее фигурировали в санкционном списке. Но российские компании обходили ограничения с помощью «дочек» в других странах. Теперь их «дочки» также включены в «черный список».

Не думаю, что наши банки и госкорпорации из-за этого откажутся от попыток получить доступ к западным ресурсам. Они просто будут использовать для этого другие, более хитрые схемы. Да, чем хитрее схема — тем она дороже. Это значит, что «уточненные» санкции какой-то ущерб российским структурам нанесут.

Но главное — нынешний шаг Вашингтона следует рассматривать как укрепление тренда на санкционное давление. А это порождает твердую уверенность, что США и ЕС не будут ни сворачивать, ни ослаблять санкций против РФ.

— Каким будет наш ответ Вашингтону?

— Думаю, ответ будет паритетным — а значит, очень слабым. Мы единственный раз решились на непаритетный ответ, когда ввели эмбарго на поставки сельхозпродукции из Европы и США. На мой взгляд, Москва боится отвечать на санкционное давление, а потому действует робко. Запад же считает это слабостью и нежеланием втягиваться в санкционную войну.

Вообще говоря, правильным было бы на любое формальное расширение санкций отвечать непаритетно.

Например, встать на путь признания Луганской и Донецкой народных республик. Если бы мы не боялись настоящего конфликта с Западом, наши контрсанкции были бы направлены на решение главных проблем. Это значит, что ЛНР и ДНР занялись бы освобождением Юго-Востока Украины. Вот это было бы настоящим ответом, поскольку такой сценарий является подлинным ужасом для Запада.

Или можно было бы удалить из власти наиболее прозападных российских политиков. Как раз тех, кто не дает возможности по-настоящему противостоять западному давлению. Если бы каждая новая санкция со стороны Запада приводила к отправке в отставку одного прозападного политика в России, Запад бы десять раз подумал, прежде чем вводить новые меры.

Так или иначе, мы своим ответом должны наносить Западу реальный ущерб, который рассматривается как неприемлемый теми, кто принимает решение о вводе антироссийских санкций.

Но пока так не получается, даже в случае введения продовольственного эмбарго. Ведь, по сути, Россию наказывают США, а мы в ответ на это наказываем, прежде всего, страны Южной Европы. Американцам от этого ни горячо, ни холодно.

— Почему мы не отвечаем Западу жестко?

— Потому что огромная часть российской элиты надеется, что нынешнее обострение отношений с Западом — случайный конфликт. Эти люди ориентируются на Запад, и хотят верить, что в перспективе наши отношения снова станут хорошими.

Эти настроения подкрепляются еще и тем, что в неформальной обстановке многие представители стран ЕС говорят примерно так: «Нам самим не нравятся санкции, мы откажемся от них при первой возможности». На деле, это не так. Все эти представители уже два года дружно голосуют за пролонгацию антироссийских санкций, и не решаются сказать «нет»…

— Расширение санкций — явный сигнал, что если американцы и готовы в какой-то мере учитывать российскую позицию по Сирии, это совершенно не означает, что на других направлениях они будут сговорчивее, — уверен президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — Другими словами, игра на разных досках может вестись параллельно, и учитывать нашу позицию США будут лишь постольку, поскольку созданы реальные факторы силы с российской стороны.

Это значит, что разрядки по Украине и Донбассу нет, и по большому счету не предвидится.

Что касается самих санкций, рычаги влияния на отдельные российские компании у США могут быть довольно серьезными. Американцы через свои санкции могут контролировать не только деловые связи российских компаний с американскими контрагентами, но и весь периметр их внешних деловых связей. Между тем, крупные компании по всему миру боятся попасть под преследование американской судебной системы, которая, как мы знаем, действует вне границ своей юрисдикции. Экономические игроки вынуждены с этим считаться, поскольку имеют зависимость как от финансовой инфраструктуры США, как и от внутреннего американского рынка.

Да, вряд ли нынешние санкции являются ощутимым ударом по экономике РФ, но серьезным рычагом воздействия они бесспорно остаются. Еще более серьезным рычагом, кстати сказать, являются претензии бывших акционеров по делу ЮКОСа, которые пока оцениваются в $ 50 млрд. Из-за этого немало российских активов оказывается в зоне риска.

Причем, надо понимать: симметричный ответ Вашингтону со стороны Москвы в данной ситуации невозможен. У американских компаний — и вообще крупных международных компаний — нет сопоставимой зависимости от российской финансовой или технологической инфраструктуры.

Ответ в данном случае может быть только ассиметричным. И этот ответ может быть связан только с демонтажем всех элементов нашей зависимости от финансов и технологий США.

— Санкции — это надолго, по аналогии с поправкой Джексона-Вэника, которая действовала почти 40 лет, — убежден гендиректор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев. Это удобный рычаг давления на Россию, и американцы не станут от него отказываться.

Причем, даже если мы пойдем на уступки, санкционное давление не ослабнет. Думаю, оно не ослабнем даже в случае, если мы вернем Украине Крым. В целом, недавнее решение Евросоюза о продлении санкций на полгода, и последующее решение США о расширении санкций только говорят только об одном: надежды на обещания Запада — бессмысленны…

Источник

Фото ТАСС

Из Британии с нелюбовью

123368

«У России нет большего врага, чем Великобритания», – правота этих исторических слов вновь стала актуальной после недавней тронной речи королевы Великобритании Елизаветы II. Она произнесла её перед открытием новой парламентской сессии. О внешней политике королева, привычно выступающая в качестве ретранслятора, говорила вскользь, бегло, но вот Россию помянула особо: «Моё правительство продолжит оказывать давление на Россию, чтобы обеспечить соблюдение территориальной и суверенной целостности Украины». Платон Беседин – об антироссийских высказываниях королевы Англии и реакции на них.

Кто бы сомневался. Ведь Елизавета II только и занята, что тяжкими думами о том, как бы защитить Украину от российской Империи Зла. И никакого двойного дна.

Российские медиа, продолжая традиции советских времён, любят вещать о страшной американской угрозе, приписывая звёздно-полосатым дьяволятам все возможные преступления и грехи. Однако не США, а Великобритания или, конкретизируя, Англия исторически является её главным давним врагом. В мировых портах русские моряки дрались чаще всего с английскими моряками. Британцы во все времена посягали на волю и независимость России. Прямой агрессией или политическими, экономическими мерами старались ослабить её.

Достаточно вспомнить знаменитую ноту Александра Горчакова «Россия сосредотачивается» как ответ на английские санкции по изоляции России. И войны, и бойни. Не Гитлера, но Сталина Черчилль считал главным врагом, однако безрассудство первого не позволило англичанам и немцам стать союзниками. И Вторая Мировая Война – продукт, прежде всего, британский.

Семилетняя война, оккупация британцами Мальты в то время как император России Павел I являлся Великим магистром Мальтийского ордена, Большая Игра в Центральной Азии… список российско-британских битв можно продолжать долго. Это противостояние на уровне империй, на уровне макрокосмов, когда в непрекращающейся, растянувшейся во времени и пространстве борьбе сталкиваются две колоссальных энергии.

Потому ничего удивительного в заявлении королевы Елизаветы II, конечно же, нет. И всё же коробит та абсолютная безапелляционность и рафинированное лицемерие, с коими выпускаются ненавистнические стрелы в Россию. Выпускаются из колчана тех, кто на протяжении всей мировой истории являлся символом агрессивной, захватнической политики. Британия поработила миллионы людей, превратив половину Земли в свои колонии, опустошив недра, закабалив людей. Геноцид населения Бенгалии, Кении и других регионов, голодомор в колониях, в результате которого погибли десятки миллионов людей, изобретение пыточных и концентрационных лагерей – Англии есть, чего стыдиться, но она с ловкостью средневековых шарлатанов ухитряется подавать ядовитое пойло как эликсир благодати.

Что ж, ей это удаётся. Во многом благодаря тому, что публика сама того жаждет.

Вот и после очередной тронной речи королевы часть российской общественности – та, которую, по странному обыкновению, принято маркировать либеральной – подняла вой и скрежет зубовный, сокрушаясь, мол, как же так: сама английская королева недовольна деяниями российскими. Стыд, позор!

Удивительным образом для них, любящих всё время подчёркивать, как некрасиво выглядит Россия в глазах мирового сообщества, важно негативное мнение любой страны, любого политика, главное, чтоб негативное, а вот мнение народа собственного, той страны, в которой они живут, как бы и не имеет значения. Как им приятно смаковать неприезд президента Буркина-Фасо на Парад Победы или гнев Карла Бильдта! Для них, любителей западной критики, подобные события как халявный ужин в тематическом ресторане, и чтоб никакого русского духа там.

У английского писателя Джулиана Барнса в книге «Попугай Флобера» есть правильные слова: «Величайший патриотизм – сказать своей стране правду, если она ведёт себя бесчестно, глупо, злобно». Так и есть. Вот только за словами этими, с чем соглашается и сам Барнс, должна быть любовь к Родине (как бы для некоторых и ни было абстрактно данное понятие) и предлагаемый как альтернатива конструктив, иначе это грязь ради грязи, деструкция во имя деструкции и ничего более. Когда любое мнение со стороны воспринимается как единственно верное мерило, а то, что внутри, у своих – изначально убого.

Это чужая жизнь в чужой стране, но не в ней, на расстоянии. Жизнь в России как ожидание среди туземцев прихода «белых людей», которые научат, как жить, принесут истину, ведь её нет и не может быть на земле русской. Вот в чём проблема: что у людей, переживающих и в то же время радующихся антироссийским заявлениям вроде того, что сделала королева Елизаветы II, Россия изначально ущербна, а народ её беспробуден и глуп.

Будто не их страны проблемы коснутся. Будто не их самих. Впрочем, почему «будто»? Они ведь изначально отделяют, обособляют себя – status in statu.

Вы там, а мы здесь, на правильной стороне, не с вами; мы умные, хорошие, а вы нет. Собственно, для подобной дифференциации и слова английской королевы не нужны – всё и так ясно.

К слову, у того же Джулиана Барнса есть описание того, как английская пара всерьёз обсуждает высадку русских войск на их земле. У итальянца Николо Амманити в подземельях Рима живут злобные выродки, расплодившиеся от советских гимнастов, оставшихся в Италии во время Олимпиады. А помните древнюю песню Стинга о том, что русские тоже любят своих детей? Он ведь убеждает их, западных слушателей, что действительно любят. О, эти плохие, плохие русские! Вечно плохие.

Да, они нас такими видят. Ничего страшного, let it be. Хуже, что некоторые из нас это мнение разделяют и дают повод так думать.

Снимок в открытие статьи: церемония открытия сессии британского парламента нового созыва в Лондоне. Королева Елизавета II/ Фото:: PA Photos

Источник

Кремль жаждет не богатства, а «нового мирового порядка»

Cars drive along the Moskva river embankment near the walls of the Kremlin with the Foreign Ministry and the Moscow International Business Center seen in the background in Moscow

В сегодняшней России, в отличие от России 1990-х, олигархи не обладают властью и влиянием на политику, пишет автор Frankfurter Allgemeine Маркус Венер.

За годы правления Владимира Путина они поняли, что интересы государства неприкосновенны. Что касается «команды Путина» в Кремле, то ею движет не жажда денег, а воля к «идеологическому обновлению России» и созданию «нового мирового порядка», убежден немецкий журналист.

Как отмечает автор Frankfurter Allgemeine Zeitung Маркус Венер, о российских олигархах говорят до сих пор.«Часто можно услышать новости о Михаиле Фридмане, главе “Альфа-Банка”, который прибирает к рукам нефтегазовое подразделение энергетического концерна RWE, или об Алишере Усманове, который несколько лет назад приобрел британский футбольный клуб “Арсенал”. “Стальной барон” Олег Дерипаска делает инвестиции в австрийскую строительную компанию Strabag, другие российские олигархи покупают американскую баскетбольные команды или английские газеты», – пишет Венер.




По словам журналиста, с распадом СССР эти люди заполучили огромные деньги и влияние на политику. В середине 1990-х годов российские олигархи договорились о том, что возвращение к власти коммунистов недопустимо, и что президент Борис Ельцин должен остаться во главе страны. «В ту эпоху они обладали политической властью и контролем над СМИ», – констатирует автор Frankfurter Allgemeine.

«Как же обстоит дело сегодня, на 15-м году правления Владимира Путина?», – задается вопросом Венер.«Сегодня олигархи есть только на Украине, Петр Порошенко – один из них. В России же олигархов, то есть бизнесменов, обладающих посредством своего богатства политической властью, нет. Путин и его люди из спецслужб положили этому конец», – утверждает автор материала.

Как только Владимир Путин пришел к власти, он отстранил от политики Бориса Березовского, напоминает Венер. Путин отнял у Березовского его долю на Первом канале и изгнал из страны. Другой медиамагнат, владевший телеканалом НТВ, Владимир Гусинский, также был вынужден покинуть Россию.

По словам Венера, с Путиным во власть пришли бывшие сотрудники КГБ и принесли в Кремль «новое мышление – в категориях “белое-черное”, “друг-враг”, “победа-поражение”». Владимир Путин укрепил российское чиновничество, полицию, армию, спецслужбы. Он не только повысил этим группам зарплаты, но и выдвинул их на руководящие государственные посты, сделав их «новой знатью». «Таким образом, Путин создал противовес власти олигархов», – подчеркивает автор Frankfurter Allgemeine.

Однако власть олигархов в то время еще не была сломлена. Путин разделался с одним из важнейших их представителей – Михаилом Ходорковским. У Ходорковского были политические амбиции, путем подкупа он обеспечил себе поддержку среди парламентских партий – от демократов до коммунистов, а также открыто обвинял Путина в распространении коррупции в России, пишет Венер. Кроме того, Ходорковский хотел продать часть своего бизнеса американцам и сделать «ЮКОС» международным концерном. Однако «команда Путина» в Кремле не могла этого допустить, и в итоге Ходорковский заплатил за свои действия «десятью годами в сибирских тюрьмах и лагерях».

«Таким образом, Путин положил конец политическому влиянию олигархов в России. После случая Ходорковского они осознали, что их бизнес не должен противоречить линии Кремля, и что государству следует помогать», – пишет автор материала.

«Расправа» над Ходорковским позволила «команде Путина» осуществить давнюю мечту – создать государственную нефтегазовую монополию. Во главе нового концерна «Роснефть», поглотившего «ЮКОС», стал бывший сотрудник КГБ Игорь Сечин. Еще один член ближайшего окружения Путина, бывший генерал внешней разведки КГБ Владимир Якунин, возглавил РЖД. По словам Венера, в кремлевском «политбюро» центральную роль также играют Николай Патрушев, долгое время возглавлявший ФСБ, а также Сергей Иванов, ответственный за разработку новой российской военной доктрины.

«Как же дело обстоит с богатством самого Путина? Можно ли его считать “главным олигархом” России?»,– спрашивает автор Frankfurter Allgemeine. «Путин – не олигарх. Его и его ближайшее окружение деньги больше не интересуют», – убежден Венер.

Запад заблуждается, считая режим Путина «клептократией». «Путин и его команда верят в свою миссию: они хотят идеологически обновить российскую нацию, опираясь на национализм и православие. Они хотят господствовать в Восточной Европе и в бывших советских республиках, а также создать Евразийский Союз. Они хотят бросить вызов западноевропейской демократии и расколоть ЕС. Они хотят создать новый мировой порядок, в котором Россия займет достойное место», – резюмирует автор материала.

Источник