ближний восток

Автомобили Lada поедут в Сирию, Ливан и Израиль

niva

АВТОВАЗ наращивает экспорт: автомобили российского бренда отправятся на Ближний Восток. Поставки обещают организовать импортеры Nissan.

Российские автомобили Lada собираются вернуться на авторынок Сирии. Об этом сообщают «Известия» со ссылкой на собственный источник, близкий к руководству АВТОВАЗа. Сначала планируется отправить на экспорт внедорожник 4×4, Granta и Largus, затем к ним обещают присоединиться Kalina, Vesta и Xray.

«Мы возвращаемся в Сирию, в Ливан, в Израиль. Может быть, это не очень удобное время, но мы возвращаемся c импортерами Nissan – это очень сильные партнеры», – комментирует спикер издания. «Мы ожидаем поставки Lada из России в начале марта», – подтвердил информацию представитель импортера автомобилей Ниссан, компании Rakha Trading в Дамаске.

Компания Rymco, импортирующая в Ливан машины брендов Infiniti, Nissan, и General Motors, заявила о начале сотрудничества с крупнейшим российским производителем с конца января 2016 года. «Мы уже начали продажи автомобилей Lada 4х4 и Lada Urban, видел в интернете Vesta и X-Ray, это привлекательные машины, надеюсь мы скоро будем продавать полную линейку машин АВТОВАЗа», – отметил менеджер по продажам Rymco Имад Наср.

На экспорт в 2015 году отправилось примерно 31 000 автомобилей, что на 40% меньше, по сравнению с показателями 2014 года (51 791 экземпляров). Отметим, снижение связано с падением спроса на новые машины на ключевом для АВТОВАЗа экспортном рынке – в Казахстане. Также производитель в прошлом году отправлял автомобили в Азербайджан, Белоруссию, Египет и Германию.

Источник

Возможна ли гонка ядерных вооружений на Ближнем Востоке?

ядерная гонка еще впереди

У некоторых стран на Ближнем Востоке сегодня появляется реальная возможность получить ядерное оружие, ситуация осложняется тем, что многие из них готовы к открытому противостоянию

Ближний Восток – это один из самых конфликтогенных регионов на планете. Его этническая составляющая выступает главным стимулом для появления все новых противостояний, гражданских войн и открытых конфликтов между странами. На Западе принято говорить только о потенциальной иранской бомбе и как она может нарушить баланс сил не только в регионе, но и во всем мире. Однако страны Европы и США опускают факт присутствия ядерных зарядов в Израиле, Турции и Пакистане. Конечно, последний можно отнести больше к Южной Азии, однако его «геополитическая привязанность» к Ближнему Востоку по военной и религиозной сфере заставляет все же считать его также частью региона.

В Вашингтоне не принято поднимать тему ядерной гонки и обладание ядерных боеголовок Тель-Авивом, Анкарой и Исламабадом по одной простой причине – все эти государства являются союзниками Белого дома. В Израиле есть подобное вооружение, потому как американцы в свое время продали им часть технологий. В Турции ядерные ракеты принадлежат США и находятся на базах НАТО, однако это не отменяет факта хранения ядерного арсенала в этой стране. Пакистан же еще 40 лет назад попросту украл технологии из Европы и самостоятельно создал это грозное оружие, однако критика со стороны Запада в этой ситуации минимальная. Сейчас вы не услышите от Вашингтона или Брюсселя истерики, что пакистанская ядерная бомба угрожает всему Ближнему Востоку. Все потому, что Исламабад традиционно главный партнер Белого дома в Южной Азии, поэтому Вашингтон просто закрывает на все глаза.

Опасность использования Израилем ядерных зарядов подталкивает многие арабские страны к тому, чтобы тоже заполучить это оружие массового поражения. В Иране часто говорят, что для сохранения баланса сил в регионе он обязан получить его. Главный противник в регионе – Саудовская Аравия, неоднократно заявляла, что как только Тегеран получит бомбу, Эр-Рияд купит ее у Пакистана на следующий же день.

Ситуация в регионе осложняется тем, что Саудовская Аравия сегодня даже несмотря на подписанные Западом соглашения с Ираном, все равно намерена получить это вооружение. Учитывая агрессивную политику Эр-Рияда, яркий пример – конфликт в Йемене, трудно себе представить, как сильно может обострить ситуацию появление ядерных зарядов в столь тоталитарном государстве. Опасность кроется в том, что средств для получения ядерных зарядов у саудитов более чем достаточно. Министру иностранных дел Саудовской Аравии западные СМИ даже недавно задали вопрос по этому поводу, на что он ответил: «Я не намерен вдаваться в детали дискуссий, которые мы ведем с иностранными правительствами», т. е. очевидно, что ведутся переговоры с Пакистаном, который может продать свои технологии.

Добавляет масла в огонь и Турция. Эрдоган уже неоднократно заявлял, что его государство должно стать ядерной державой. Трудно себе представить, какую угрозу для региона станет представлять из себя Анкара, когда даже без боеголовок она уже спровоцировала масштабный конфликт в Сирии и Ираке. У Турции получить оружие массового поражения шансов не меньше, чем у Саудовской Аравии. Ничто не мешает турецким спецслужбам исследовать, скопировать часть данных с ядерных боеголовок НАТО, которые расположены на территории страны. После этого Анкара сможет самостоятельно создать такое оружие.

Если хотя бы у одного государства на Ближнем Востоке появятся ядерные заряды, то ряд стран, чтобы уравнять баланс сил, максимально быстро создадут прототипы у себя. А это чревато серьезными последствиями.

Практически любая страна в регионе может стать жертвой революции и гражданской войны, где к власти в итоге приходят фанатики вроде бойцов ИГИЛ. Если же в таком государстве на этот момент окажется ядерная бомба, то последствия будут необратимы.

Илья К. специально для Правда-ТВ

Двойной удар Турции и Украины: как поступит Россия?

3р

3р

Грандиозный военно-политический узел, завязавшийся на юго-западных границах России, от Ближнего Востока до Украины, в любой момент может быть спровоцирован Западом к кровавой развязке.

Всё более вероятен сценарий одновременного удара на двух фронтах — нападение ВСУ на Донбасс, Приднестровье или даже Крым параллельно с интервенцией Турции и Саудовской Аравии в Сирию. Турция при косвенной поддержке НАТО уже начала военное проникновение на север Сирии, а США, Франция и другие страны Запада отвергли резолюцию России в Совбезе ООН о запрете интервенции в Сирию, тем самым включив Анкаре зелёный свет.

Расчёт Вашингтона прост: подтолкнув управляемые режимы Анкары и Киева к вооруженной агрессии в Сирии и Донбассе, поставить Россию перед необходимостью войны на два фронта, удалённые друг от друга на тысячи километров. В результате Россия должна будет либо уступить Западу, повсюду сдав свои позиции и тем самым запустив разрушительные процессы внутри страны, либо ввязаться в масштабные наземные боевые действия, тем самым подорвав свои силы. При этом сам блок НАТО и тем более США могут официально остаться в стороне.

Насколько реализуем такой сценарий и каковы его варианты? Как будет реагировать Россия в столь сложной ситуации и чем она может ответить? Какой вариант разрешения самого масштабного конфликта со времён холодной войны оптимален для Москвы?

Особо отметим: Россия в этой партии играет черными. Все изложенные ниже варианты военных действий Москвы — это исключительно ответы на иностранную агрессию в зонах российских интересов. Со своей стороны, Россия никаких агрессивных действий в адрес других суверенных государств и легитимных правительств не предпринимала, не предпринимает и предпринимать не будет.

Крайние сценарии: Сцилла и Харибда

Вариантов реализации столь сложных многофакторных геополитических процессов много, и все их спрогнозировать практически невозможно, учитывая большое число игроков и массу военно-политических и экономических нюансов. Обозначим только самые вероятные и невероятные из них в общих чертах, покажем расклад сил в регионах и перечислим ключевые моменты.

Идеальная для Запада реализация сценария выглядит следующим образом: руководство России, столкнувшись с необходимостью вести более активные военные действия для защиты одновременно Донбасса (или тем более Крыма или Приднестровья, где проживает немало российских граждан) и Сирии, — решит, что это невозможно и отступит, по крайней мере на одном направлении. Преждевременный уход из Сирии под натиском Турции, а тем более сдача Киеву Донбасса способны привести к катастрофе внешней политики России и к огромному разочарованию внутри страны, запустив разрушительные политические процессы вплоть до начала цветной революции. На волне двойного поражения резко активизируются антикремлёвские силы в надежде, что поддержка власти населением резко ослабнет. Одни оппозиционеры поднимут стяги «преданной Новороссии» и начнут патриотический майдан, другие, при поддержке Ходорковского, попытаются направить недовольство людей падением уровня жизни в пользу либеральных реформ, пообещав им потребительское изобилие в обмен на смену режима.

Но Москва, к счастью, не может не сознавать такой риск, и, зная принципы и волю российского лидера, мы даже потенциально не рассматриваем такую возможность, тем более что сил для этого у России хватит.

Не такой желаемый, но тоже вполне приемлемый вариант для Запада заключается в том, что Россия слишком прямолинейно отреагирует на военную угрозу в Сирии и на Украине и вступит в полномасштабные наземные боевые действия в обоих регионах. Даже если НАТО не вмешается напрямую, такие контрдействия Москвы чреваты колоссальными издержками и даже жертвами. Пусть задача разгрома ВСУ вполне решаема даже с учётом их мобилизации, но сама по себе наземная операция будет означать фактически полномасштабную войну России с Украиной, что имеет чрезвычайно негативные последствия для будущей совместной жизни наших народов. С Турцией же всё намного сложнее, и понятно, что без прямых ударов по её территории победить 10-ю в мире турецкую армию в полноценном противостоянии будет довольно трудно, а это может с наибольшей вероятностью повлечь за собой вступление в войну блока НАТО, что в свою очередь угрожает началом третьей и последней мировой войны. При ещё сохраняющемся благоразумии в мировой политике возможность такого исхода вроде бы невелика, но его угроза, к несчастью, существует.

Ближневосточный театр

Действия Турции и Саудовской Аравии (скорее всего, скоординированные) могут развиваться также по нескольким сценариям. Вслед за переброской террористических групп, массированными обстрелами территории Сирии, эпизодическими вылазками спецназа и возведением инженерных сооружений на приграничных территориях северных районов Сирии, что фактически уже происходит, Анкара может пойти на большее:

  • под предлогом «борьбы с терроризмом» ввести ограниченный контингент в северные районы Ирака и Сирии;
  • вместе с саудовскими ВВС и под прикрытием коалиции США начать бомбёжки не только курдов, но и правительственных сил Сирии;
  • в ответ на сопротивление Асада начать на территории Сирии полномасштабную наземную операцию, сопряженную, в частности, с действиями против ВС Сирии и ВКС РФ в районе Алеппо;
  • параллельно провоцировать конфликт между Арменией и Азербайджаном, что поставит в сложное положение Москву, имеющую официальные союзнические обязательства перед Ереваном.

В случае прямого ответа России и столкновения с Турцией главной проблемой для российской группировки в Сирии станет логистика снабжения. Анкара немедленно закроет для России проливы, а если её в той или иной форме поддержит НАТО, то для российских судов будет перекрыт и Гибралтар. Единственным маршрутом захода в Средиземное море станет Суэцкий канал. Но тут также существует весьма болезненный политический аспект. Официальный Каир сегодня поддерживает с Москвой очень хорошие отношения и более чем прохладен по отношению к Анкаре, но в то же самое время он тесно связан с Саудовской Аравией. Нельзя со стопроцентной уверенностью сказать, как Египет поведет себя при конфликте Турции с Россией, но наиболее вероятен полный нейтралитет.

При закрытии Суэцкого канала для России, учитывая, что перебрасывать грузы вокруг всей Европы и Африки или вокруг Азии долго и дорого, основным маршрутом снабжения российских сил в Сирии и сирийских союзников станет воздушный путь: через Каспийское море, затем по территории Ирана и Ирака. В содействии Тегерана сомневаться не приходится, но как поведет себя официальный Багдад? Пока что, судя по тому, как легко предоставляется возможность для переброски грузов в Сирию, симпатии Багдада определенно на стороне Москвы. Это обусловлено как влиянием Тегерана на шиитские власти Ирака, так и общими интересами по борьбе с терроризмом. Кроме того, после вторжения турецких военных на территорию Ирака отношения Багдада и Анкары никак нельзя назвать теплыми. Но Багдад все равно не Дамаск и не Тегеран: он, по сути дела, балансирует между Тегераном и Вашингтоном. Если США займут в конфликте хотя бы относительно нейтральную позицию, Багдад постарается оказать все возможное содействие России, Ирану и Сирии. Но если Запад открыто выступит против России, пусть только на «дипломатическом фронте», Ираку придется делать очень непростой выбор. И нельзя быть полностью уверенным в том, что он будет в нашу пользу. Если не в нашу, то группировка ВКС РФ будет изолирована от большой земли. Здесь Москве нужно будет надеяться только на Тегеран, который должен будет как минимум решить вопрос с Багдадом, а как максимум полномасштабно вступить в войну с Турцией.

Итак, на Ближнем Востоке складываются два потенциальных блока. С одной стороны — Россия, Сирия, Иран при негарантированной инфраструктурной поддержке Ирака. С другой — Турция и Саудовская Аравия при негласном содействии террористических группировок и открытой поддержке НАТО. Особое место в этом раскладе сил занимают курды, активно сражающиеся с исламским терроризмом, хоть и не являющимся монолитной этнополитической силой.

Турция обладает вторыми по численности вооруженными силами в составе НАТО: 410 тыс. личного состава, 185 тыс. ближайшего резерва. Кроме того, порядка 276 тыс. служит в составе турецкой жандармерии — аналога российских внутренних войск. Внушительная сила. Для сравнения: численность личного состава Вооруженных Сил РФ — порядка 1 млн человек, а внутренних войск — до 200 тыс.

Но солидные размеры — это самое впечатляющее, чем располагают турецкие ВС. Основной род войск в Турции — сухопутные войска (391 тыс. человек), вооружение которых оставляет желать лучшего. Например, на вооружении турецких СВ числится более 3300 танков. Но 1200 из них — это М48, разработанные почти 70 лет назад. Современных «Леопардов-2» в Турции всего около 340. Кроме того, в строю находится около 400 «Леопардов-1», которые сейчас в спешном порядке модернизируются. Для сравнения: танковый арсенал России составляет сегодня около 21—22 тыс. единиц, примерно 13—14 тыс. — это современные или относительно современные модели: Т-90, Т-80 и Т-72.

Ситуация с бронетехникой и артиллерией похожа. И того, и другого у Турции в разы меньше, чем у России. И то, и другое в своей массе являются устаревшими. Но при сравнении броневой мощи нужно отметить, что сухопутной границы у России с Турцией нет, и поэтому воспользоваться своим преимуществом в танках, артиллерии и бронетехнике вряд ли получится. Прикрывать российские самолеты и комплексы ПВО будут сирийские и, возможно, иранские сухопутные части.

Военно-воздушные силы Турции, респектабельно выглядящие на фоне большинства ближневосточных соседей, по сравнению с российскими ВКС смотрятся не так серьезно. Бомбардировщиков у Турции нет. Зато есть около 200 истребителей F-16 и около 40 F-5, а также некоторое количество учебно-тренировочных и учебно-боевых машин. Количество боевых самолетов в ВКС России по разным оценкам от 1500 до 1800. Значительная часть из них — современная техника уровня Су-30, Су-35, Су-34. В распоряжении ВКС России бомбардировочная мощь, способная резко ослабить потенциал Турции на суше и на море.

Турецкий флот — это то, что почему-то приводит в восторг недоброжелателей России. Согласно большинству источников, 16 фрегатов, 8 корветов, 14 подводных лодок. В составе только Черноморского флота РФ — до 50 боевых кораблей. Да, часть из них устаревших типов. Да, у Турции больше кораблей класса «фрегат». Да, на ЧФ РФ в два раза меньше подводных лодок. Но, во-первых, флагманом ЧФ является ракетный крейсер «Москва» — ничего даже близко сопоставимого по силе в турецком флоте нет. Во-вторых, ракетное вооружение турецких кораблей ощутимо слабее российского. В-третьих, корабли действуют в связке с авиацией, а у России тут явное преимущество. В-четвертых, сопоставлять один только ЧФ со всем турецким флотом бессмысленно, так как последний действует одновременно в Черном и Средиземном морях. И крупных баз в Черном море у турок всего две. А у России есть еще три флота, каждый из которых примерно соизмерим по силе со всем турецким сразу.

У самого сильного потенциального союзника Турции, Саудовской Аравии, вооруженные силы самые «современные» на всем Ближнем Востоке: около 1000 танков современных и относительно современных модификаций, более 1000 единиц бронемашин, до 300 боевых самолетов (преимущественно современных или относительно современных моделей).

Но, во-первых, ВС Саудовской Аравии не особо многочисленны — ок. 140 тыс. человек. Во-вторых, в Саудовской Аравии, мягко говоря, хромает военное искусство. Уже который месяц Эр-Рияд позорно топчется в Йемене и ничего не может сделать с хуситским ополчением. Рассчитывать после этого всерьез на победу над настоящим противником просто смешно.

Тем более, что непосредственным и основным противников Саудовской Аравии в конфликте может стать Иран, в последнее время просто разъяренный действиями ваххабитских соседей.

Вооруженные силы Ирана, к слову, самые многочисленные на Ближнем Востоке — 545 тыс. в строю, 350 тыс. резерва плюс гвардия «Стражи Исламской революции». Техника (1600 танков, 300 боевых самолетов, 600 БМП) по большей части устаревшая, но активно модернизируемая силами собственного ВПК.

Кстати, о современной технике. У России и ее союзников есть мощнейшее преимущество — системы ПВО. Российская противовоздушная оборона считается лучшей в мире. И сегодня она прикрывает небо Сирии. Кроме того, российские комплексы ПВО поставляются в Иран. ПВО Турции является настолько устаревшей, что её можно практически не принимать во внимание. Анкара просит США и Германию перебросить в Турцию свои комплексы ПВО, но союзники не торопятся это делать… Правда, сейчас США осуществляют поставки современных комплексов «Пэтриот» в Саудовскую Аравию, что в случае столкновения может доставить неприятности иранским ВВС.

Что касается военной мощи непосредственно самой Сирии, то некогда одна из самых грозных армий Ближнего Востока после 5 лет гражданской войны сократилась почти вдвое — примерно до 150 тыс. человек. Часть военных перешла на сторону террористов, часть дезертировала, от 50 до 90 тыс. погибло. Зато оставшиеся у Асада бойцы прошли колоссальные испытания и обладают на данный момент один из самых серьезных в мире боевых опытов. Кроме того, поддержку армии оказывает довольно многочисленное ополчение, ранее состоявшее преимущественно из алавитов, но теперь активно пополняемое друзами, христианами.

«Золотой акцией» обладают сегодня курды. В свое время они практически в равной степени негативно относились как к официальной Анкаре, так и к официальным Багдаду и Дамаску. Но по ходу войны многое изменилось. Иракские курды после американского вторжения получили формально широкую автономию и практически являются независимым государством. Сирийские курды объявили о создании автономии, и это не вызвало возражений Дамаска при условии, что они будут вести борьбу против террористов. Выяснять отношения и правовой статус друг друга они теперь намерены только после завершения войны.

Хуже всего положение курдов в Турции. Примерно 18 млн турецких курдов несколько десятилетий ведут борьбу за свои права, которые то и дело перерастали в вооружённые столкновения. Жёсткая политика Эрдогана в последние годы привела к наиболее сильному обострению и почти открытой войне. Курдские военные отряды сейчас ведут почти прямые боевые действия на огромных пространствах восточной Турции, что фактически означает гражданскую войну. И это самая большая внутренняя угроза для Анкары, которая может разорвать Турцию при начале интервенции в Сирии.

Чем располагают курды в военном плане? Военные отряды Иранского Курдистана «Пешмерга» — 150—200 тыс. бойцов, ОНС в Сирии — до 65 тыс. бойцов. Силы РПК в самой Турции доподлинно неизвестны, но измеряются они десятками тысяч ополченцев. Американцы, сблизившиеся ранее с иракским ДПК, сегодня пытаются привлечь на свою сторону и сирийские ОНС (а значит, и актив курдов на территории Турции), что очень сильно раздражает Анкару. Поведение Штатов в курдском вопросе демонстрирует, что Турция для Вашингтона не союзник, а расходный материал, который с радостью спишут, как только он будет использован против России. А вот курды для Москвы и Тегерана могут стать одним из ключевых союзников. Москва и Тегеран могут обеспечить курдам конструктивный переговорный процесс с Дамаском и Багдадом, а курды, в свою очередь, могут стать для них естественным союзником против Анкары.

Простой расчет военных сил показывает, что в том случае, если Ирак предоставит России и Ирану свою инфраструктуру для переброски войск, а у Москвы и Тегерана получится привлечь на свою сторону хотя бы турецко-сирийских курдов, — то шансов на победу у Турции с союзниками нет, даже без намека на использование ядерного оружия. И в количественном, и в качественном отношении коалиция России, Сирии и Ирана будет в разы превосходить своих противников.

Украинская угроза

Не секрет, что происходит стремительное потепление отношений между Анкарой и Киевом. Еще недавно Турция была одним из крупнейших внешнеэкономических партнеров России и активно торговала с Крымом, несмотря на возмущенные возгласы с Печерских холмов на берегу Днепра. Сегодня же Анкара разморозила переговоры о зоне свободной торговли с Украиной, прорабатывает совместное с Киевом прокладывание «Шелкового пути», готовит создание некоего военного союза и направляет боевиков из ультраправой организации «Серые волки» для участия в блокаде Крыма. Естественно, все это не просто так…

В распоряжении официальных властей Украины около 400 тыс. человек, находящихся под ружьём: 280 тыс в составе ВСУ, 50—60 тыс. в Нацгвардии, около 50 тыс. в рядах Госпогранслужбы (из-за нехватки кадров в нее возобновлен призыв), несколько тысяч боевиков в группировках типа запрещённого в России «Правого сектора», 10—20 тыс. в разного рода патрульных частей полиции и несколько тысяч в отдельных подразделениях МВД и СБУ.

На вооружении у них преимущественно находится устаревшая или относительно современная техника советского производства. По состоянию на 2013 год на вооружении сухопутных войск Украины находилось порядка 600—700 танков, значительное количество танков также находилось на хранении. В ходе военных действий 2014—2015 годов Украина, особенно в котлах, потеряла значительное количество своей техники. Однако некоторое количество машин было снято с хранения и отремонтировано. В ближайшее время должны поступить в строй порядка 40 новых Т-84 У (изначально было всего около 10). В целом же по количеству танков Украина уступает России в несколько десятков раз. Уничтожена или захвачена повстанцами большая часть БТР и БМП, из-за чего значительная часть украинских подразделений оказалась лишена «механизированного» статуса.

Печальным является состояние воздушных и морских сил Украины. Изначально Украина по оценкам западных аналитиков располагала примерно 400 боевых и транспортных самолетов и вертолетов. За год войны была уничтожена примерно половина этого парка. Значительная часть оставшейся техники существует только на бумаге, находясь в совершенно неудовлетворительном состоянии. То, что находится в строю, регулярно падает даже на учениях. Это машины 1970—1980-х годов выпуска, модернизацию из которых прошло всего несколько единиц. Военно-морские силы Украины состоят из сторожевого корабля «Гетман Сагайдачный» (флагмана) и нескольких катеров. Украинская морская пехота используется преимущественно в режиме легкопехотных и штурмовых подразделений.

В случае прямого столкновения серьезную угрозу противнику могут представлять оставшиеся в наследство от СССР комплексы ПВО, в частности С-300, а также украинская артиллерия, унаследовавшая с советских времен хорошую школу и серьезно поднявшая свое мастерство в ходе войны в Донбассе.

Украинские силовики за время войны обрели определенный боевой опыт. Они мотивированы высокой по украинским меркам зарплатой (в два-три раза выше средней по стране) и перспективой суда по обвинению в геноциде в случае падения нынешнего режима. К слабым местам ВСУ и других силовых подразделений Киева следует отнести жесткую нехватку техники и почти полное отсутствие современного вооружения, отсутствие грамотных специалистов стратегического звена, низкий морально-психологический уровень военных, пришедших в ВСУ по призыву или мобилизации, катастрофическое состояние экономики Украины в целом.

Вооруженные силы Новороссии насчитывают по разным оценкам от 30 до 50 тыс. человек. При этом по обеспеченности танками, боевыми машинами и артиллерией не уступают ВСУ, а возможно, и превосходят силы официального Киева. Военно-воздушных и военно-морских сил у ЛДНР нет.

Вооруженные силы Приднестровья составляют 15 тыс. человек. Они достаточно хорошо обеспечены советской военной техникой, оставшейся им в наследство после развала СССР.

Точная численность российских войск, находящихся сейчас в Крыму, доподлинно неизвестна. Ориентировочно она составляет 40 тыс. человек. Но при необходимости в считанные часы она может быть значительно увеличена. На вооружении ВС РФ в Крыму находятся новейшие образцы авиационной и ракетно-артиллерийской техники.

Шансы на успех ВСУ при столкновении одновременно с силами ВС РФ и ВС Новороссии равняются абсолютному нулю. Даже не в самых лучших условиях одновременного нападения на Россию и ее союзников со стороны Турции и Украины шансы на победу ВС РФ практически стопроцентны, хоть и сопряжены с определенными потерями.

Оптимальный для России сценарий

Смеем утверждать, что России при значительном военном превосходстве отдельно над Турцией и Украиной не следует ввязываться в открытый конфликт ни с той, ни с другой, тем более одновременно. Следует попытаться сломать задумку Запада двойного удара и разобраться с агрессорами по отдельности, разгромив сначала одного, затем другого, и желательно без наземной операции.

Оптимальным ответом на одновременное нападение Анкары и Киева мог бы быть массированный, но точечный ракетно-бомбовый удар по скоплениям техники и командных пунктов ВС Украины при переходе в оборону в Сирии и сдерживании войск Турции. Не вводя войска на нынешнюю территорию Украины, чтобы не быть обвинённой в оккупации, Россия при атаке ВСУ на Донбасс или тем более Крым должна принудить киевский режим к миру, напрочь лишив его военной мощи. Если основные силы ВСУ (преимущественно техника), находящиеся в районе Донбасса и Крыма, будут в кратчайший срок уничтожены авиационными и ракетными ударами, наземной военной операции в исполнении России не потребуется. ВС Новороссии смогут максимально продвинуться до тех территорий, где их будут встречать с благодарностью или пониманием, после чего инициируют начало переговорного процесса с новых позиций. Не исключено, что на самой Украине возьмут верх антизападные силы или начнётся самоопределение регионов.

После чего российская армия сможет уделить пристальное внимание Турции. Однако здесь целесообразно избегать проникновения (даже воздушного) на территорию страны и, по возможности, боевых действий на «северном театре» — в Черном море. На территории же Сирии ВКС РФ совместно с сирийскими и иранскими союзниками должны продолжить (и интенсифицировать) процесс уничтожения любых террористических банд, а в случае необходимости и союзных им группировок интервентов, нарушивших суверенитет Сирии. При этом на дипломатическом уровне Москве целесообразно вести себя максимально миролюбиво, призывая в ООН все стороны уважать суверенитет Сирии и вывести с ее территории иностранные войска.

При таком сценарии решающим фактором могут стать курдские активисты из ОНС и РПК, которые способны открыть второй фронт в тылу и на флангах турецких войск. Учитывая военные и технические возможности Анкары, а также политическую ситуацию в Турции, война на два фронта приведет либо к военному поражению Анкары, либо к началу фактического развала страны. Для того же, чтобы ухудшить потенциальные стартовые возможности Анкары, сирийской армии и ВКС РФ следует сейчас максимально интенсифицировать действия в северных регионах Сирии, чтобы лишить Турцию даже потенциального плацдарма и союзников.

В заключение отметим, что любые действия России в сложившейся ситуации не будут простыми. Но при их оценке важно помнить, что не Россия является инициатором этого конфликта, и прибегать к силовым мерам мы будем только с целью защиты себя, своих союзников и соотечественников от враждебных действий, противоречащих международному праву. К военным действиям мы прибегнем в ситуации, когда нам просто не оставят другого выбора.

Источник

Фото Politikus

Ангела Меркель и от мёртвого осла уши

10h

История знает много случаев, когда крупные политики теряли ощущение реальности и предавались иллюзиям, создавая этим для своих народов большие проблемы. Яркий пример – результаты западной политики по демократизации незападных стран, то есть стран, принадлежащих к иным цивилизациям, нежели евро-американская.

Иллюзии успеха «цветных революций» и пользы свержения законных глав государств привели к катастрофическим последствиям для многих стран, вызвали потоки беженцев в Европу. Сегодня массы новоприбывших создают угрозу уже всему зданию Европейского союза (ЕС). Однако, вместо того чтобы подвергнуть серьёзному анализу глубокие причины миграционного кризиса, европейцы возводят новые иллюзорные замки, теперь уже в отношении способов урегулирования возникших проблем.

Очень показательными в этом отношении стали дебаты на последнем саммите ЕС в Брюсселе. Там было всё что угодно, но только не коллегиальное обсуждение причин кризиса. Участники разбились на несколько групп, защищавших каждая свои интересы.

И если Ангела Меркель пыталась хоть как-то соблюсти реноме Евросоюза, предлагая распределить беженцев группами по всем 28 странам-членам ЕС, то у большинства других это понимания не встретило.

Греция, Италия, Македония и Австрии – страны, на которые обрушиваются первые удары идущей с Ближнего и Среднего Востока волны беженцев, – настаивают на максимально полном закрытии границ и, соответственно, минимально возможном допуске беженцев в Европу.

«Младоевропейцы» – Чехия, Польша, Словакия, Венгрия – категорически отказываются принимать беженцев в сколько-нибудь значительных количествах и настаивают на сохранении режима Дублинского соглашения, при котором заботу о беженце берет на себя та страна, которая первой его приняла.

Ряд стран-членов ЕС воздержались от высказывания определённой позиции, но и желания поддерживать Ангелу Меркель не выразили.

А сухой остаток этих дискуссий, о котором умолчал заключительный меморандум саммита, выглядит так, что европейцы не хотят видеть на своей территории незваных гостей. И если бы не подвергаемый пока сомнению постулат европейской политической культуры, гласящий, что Европа – колыбель прав человека, дискуссия закончилась бы простым закрытием границ для всех пришельцев из неблагополучных стран.

Собственно, именно этот постулат и подвергается сегодня опасности ревизии. Средний европеец оказался не готовым принять людей, вынужденных бежать из своих стран, если для этого нужно поделиться частью своего благосостояния. Какие уж тут права человека! К тому же социально-экономическая система Европы подточена неолиберализмом, ограничившим социальные преимущества, которые были достигнуты европейцами ранее, в ходе состязания “двух мировых систем”, заставлявшего европейские капиталистические страны сохранять у себя эти преимущества. Европа уже давно не является витриной того «общества благоденствия», приманками которого соблазнились когда-то народы Советского Союза и других стран социализма.

По сути дела, кризис с беженцами обнажил несостоятельность европейской экономической политики, зависящей от долларового диктата США. Сейчас обнажаются противоречия между европейскими странами, обнаруживается неспособность Европейского союза действовать единым фронтом.

Очередной саммит ЕС ничего нового не принес и был не совсем обычным лишь по одной причине – фрау Ангела Меркель не смогла скрыть свою растерянность. Её реплика насчёт того, что она «не совсем понимает», по каким причинам восточноевропейские государства столь резко реагируют на проблему беженцев и отклоняют «справедливое распределение нагрузки», продемонстрировала растерянность канцлера Германии вполне отчётливо. Речь шла о позиции стран Вышеградской четверки. Хотя чего тут не понять? Эти страны, в отличие от «еврограндов», в ближневосточные дела не вмешивались, Ливию не бомбили, в травле сирийского президента не участвовали, с Турцией в грязные игры не играли. А теперь им предлагают взять на себя «справедливую часть нагрузки». Восточноевропейцы просто отвергли попытку заставить их расхлебывать заваренную не ими кашу. «Европейская солидарность» дала сильнейшую трещину со времени существования Евросоюза.

То же самое и в отношениях с Турцией. Ангела Меркель пытается убедить своих европейских коллег, что по вопросу о беженцах с Турцией вот-вот будет достигнута договоренность, что турки за три миллиарда долларов обустроят беженцев в комфортабельных лагерях на своей территории и не пустят их в Европу. Как тут не вспомнить популярное присловье про уши от мёртвого осла? Ведь туркам куда проще продолжать выкачивать деньги из беженцев, организуя им трансферт в Европу, чем стоять с вытянутой рукой перед европейской кассой.

В то же время, будучи дочерью своего народа, Ангела Меркель не может дожидаться понимания со стороны других европейцев. Как следует из её заявления на пресс-конференции, она готова к проведению эксперимента с «принудительным расселением» в странах Европы 160 тысяч беженцев. Ведь куда это годится, что Швеция согласилась принять всего 19 эритрейцев и на том решила поставить точку?! Немецкая история богата опытом принуждения других государств, но времена меняются, и заставить те же Швецию, Финляндию или Норвегию принять больше беженцев, чем они хотят, будет чрезвычайно сложно. Об этом свидетельствует, в частности, практика отфутболивания норвежцами беженцев, проникающих в Норвегию северным путем через Мурманскую область.

Саммит ЕС показал, что в Европе сейчас безуспешно пытаются лечить не болезнь, а ее последствия. О самой болезни в главных центрах евроатлантического мира предпочитают молчать. Ведь если начать о болезни говорить, то придётся признавать, что вся политика американского «Большого брата» очень напоминает поведение того самого упрямого животного, уши от которого принято обещать в подарок недоброжелателям.

Источник

Фото Politikus

Сирийский конфликт без прикрас

10р

Президент Сирии Башар Асад дал развернутое интервью испанской газете El Pais. На вопросы, которые волнуют европейское сообщество, были даны развернутые и честные ответы. Интервью с Асадом – это все-таки политическое событие, которое дает маленький шанс на плюрализм мнений в европейском диктате вашингтонской линии.

Башар Асад из правящего алавитского клана Асадов – человек большого мужества, достойный человек, который остается со своей страной до конца. Очевидно, успехи в Алеппо сподвигли влиятельное испанское издание выяснить ответы на вопросы, волнующие европейское сообщество. Разумеется, как действующий легитимный президент, Асад выражает позицию официального Дамаска, предлагая своим противникам и условия договоренностей, и предостерегая многих от обмана и ложных шагов. Интервью – это тоже часть сложного переговорного процесса, который ведет правительство.

Отставка Асада – самая животрепещущая тема, и ни у одного представителя «свободной прессы» не возникает самого очевидного вопроса: с какой стати этот вопрос будет решать Брюссель, Вашингтон, демократическое сообщество, а не сирийцы? Странно, что у столь информированных людей нет ассоциаций с «уходом» других властителей Ближнего Востока и средиземноморского региона. Неужели мало опыта в свержении Саддама Хусейна или Каддафи? Лидер Сирии заявил, что уйдет, если «не сможет помочь своей стране». Так рухнул первый миф, что Башар держится за власть, только ради самой власти. Он патриот своей страны, он разделяет ее беды, значит, имеет право и использовать ее достижения.

Дамаск совершенно справедливо не считает людей с оружием оппозицией, а относит их к когорте боевиков, какие бы лозунги они не поддерживали. Оппозиционеров амнистируют, если они сложат оружие. Издание выяснило, что правительство страны не даст возможности использовать переговоры для укрепления военных позиций противников. Это очень мудрое решение, если пользоваться переговорами, как хотят американцы, давая отдых вооруженным бандитам, выделяя им время на лечение, вооружение, перегруппировку, то конфликт не закончится никогда. Поэтому к оппозиции будут отнесены только невооруженные люди, исповедующие другие взгляды. Все остальные – террористы и с ними будут вести боевые действия до победного конца. Не думаем, что такая позиция обрадует демократический мир, но она полностью соответствует здравому смыслу и законодательству страны. Это еще предложение и предостережение всем колеблющимся.

Наземная «миротворческая операция», планируемая Эр-Риядом и Анкарой, вызывает резкий негатив в сирийском обществе. Европейцы, которые совсем потерялись в собственных амбициозных представлениях о мироустройстве, были явно смущены, что миротворчество без разрешения страны – нарушение международного права. «Миротворцы» будут встречены, как агрессоры и оккупанты, кем и являются, по сути. Привыкнув за риторикой прятать самые ужасные поступки, западное сообщество потеряло правовые ориентиры в своих действиях. Тут откровения Асада, подействовали, как ведро ледяной воды.

Асад поблагодарил Иран и Россию за помощь в борьбе с террором. Читатели El Pais могут узнать, что ИГ помогают около 80 стран, а на защитников светской Сирии спускают всех собак. Глава Сирии жестко высмеял причитания Вашингтона по поводу мирных жертв, открывая «большую тайну», что бомбежка коалицией без них тоже не обходится. Сравнивания удары ВКС России и США, очевидцы отдают предпочтение не янки. А мы добавим, что такие сведения, ставят в неудобное положение, как западных политиков, так и СМИ.

Беженцы из Сирии, которые так занимают умы современной Европы, не кажутся проблемой для главы страны. Он вынужден объяснять, что если люди не террористы, то они бежали от плохих условий жизни и войны, а не от правительства. Как только в стране настанет мир, люди вернуться, им будут рады. А мы добавим, что огромные деньги, которые ЕС обещает Турции для сдерживания беженцев, гораздо умнее потратить на ликвидацию конфликта и его последствий в Сирии. Люди с удовольствием вернуться к прежней жизни, которую никогда им не смогут обеспечить «умеренные оппозиционеры». Но разве это является целью Запада?

Это развернутое интервью, боимся, не решит проблем противостояния Сирия – Запад, но даст умным людям шанс увидеть объективную картину мира. Запад воюет с Асадом не из личной неприязни. Война идет за мироустройство, где Ближний Восток конфликтная зона, которая таковой и останется, пока в ней есть нефть. У разоренных войной стран ее проще покупать, а угроза, которую будут нести в себе разрозненные банды, не перекинется через океан.

Европейцы в этой ситуации естественные союзники для России и Сирии. Они должны быть заинтересованы в мире, светскости и стабильности на землях соседей, а они по вассальному договору несут ахинею о своих ценностях и демократии, которая сулит им войну, беженцев и террор.

Источник

Фото Cont

Ближневосточная стратегия Обамы? Бомбим… просто так!

9р

Стратегическое мышление Барака Обамы оставляет желать лучшего. Проще винить Россию в агрессии и «рвать в клочья» ее экономику, находя попутно в Сирии мифические жертвы бомбежек ВКС России, чем объяснить Конгрессу США, а чем, собственно, американцы занимаются на Ближнем Востоке…

Не секрет, что оборонный бюджет США на 2016 финансовый год обязывает администрацию не позднее 15 февраля 2016 года представить Конгрессу стратегию действий на Ближнем Востоке. Время вышло. Конгрессмены так и не получили ответа, как Штаты будут бороться с «Аль-Каидой» и ДАИШ.

Невыполнение Обамой своих обязательств, уже привело в негодование главу комитета по вооруженным силам Мака Торнберри, заявившего, что стратегии у президента просто нет. Одни лишь пустые заявления…

Его опасения понятны: началась работа над проектом оборонного бюджета на 2017 год. Пентагон просит дополнительных полномочий и удвоения расходов до 7,5 млрд долларов. Из них 1,8 млрд должны пойти на закупку умных бомб с датчиками системы глобального позиционирования и ракет с лазерным наведением.

Но ведь нужно подтвердить важность увеличения финансирования, чтобы налогоплательщики были уверены, что деньги потрачены с пользой. Обама же упражняется в риторике, заявляя на весь мир, что США вместе с союзниками будут преследовать боевиков ДАИШ в любой стране мира.

А была ли вообще стратегия у США на Ближнем Востоке? Скорее нет, чем да. Расширение операций США на Ближнем Востоке, отправка американских военных в Сирию, реализация 500-миллинной программы по подготовке сирийской умеренной оппозиции – это не стратегия, а полное фиаско.

Вашингтон принимает запоздалые, ошибочные, половинчатые решения, что только подрывает авторитет страны на Ближнем Востоке. Вялые требования отставки президента САР Башара Асада, бессильные нападки на Москву, странные взаимоотношения с Анкарой по сирийскому кризису… Все это вызывает возмущение у конгрессменов, требующих жестких решений.

Ситуация осложняется еще тем, что сейчас в Штатах проходит предвыборная компания. В президентской гонке лидирует кандидат-республиканец Д. Трамп, выступающий за консолидацию усилий на Ближнем Востоке, за сотрудничество с Россией в борьбе против ДАИШ.

Хотя, среди республиканцев нет единства в этом вопросе, они сходятся в одном: политику США против террористов в Сирии надо ужесточать.

Демократы такого же мнения, но подходы иные. Так, Хиллари Клинтон и Берни Сандерс ратуют за невмешательство в сирийский конфликт, желая добиться результата чужими руками. Местные силы будут воевать с ДАИШ, а Штаты будут их поддерживать. Кстати, Барак Обама желает победы именно Клинтон, а не Трампу, считая последнего обычным популистом.

Только Х. Клинтон способна, по его мнению, продолжить нынешний политический курс администрации США. Да, продолжить… Но когда же будет выработана стратегия? Чего желают добиться американцы в Сирии? Уничтожения ДАИШ или свержения Асада? Раздела Сирии на подконтрольные США и его союзникам зоны? Мира в регионе?

Зато в России, по словам конгрессмена Сета Мултона, «каждый 18-летний парень из Курска знает стратегический план России в Сирии». США хоть и сильны в военном плане, но вот дипломатия подкачала.

Можно уничтожить ДАИШ, но без понимания, что делать дальше и как достичь мира на Ближнем Востоке, образуется политический вакуум и появление новой экстремистской организации – просто дело времени. И в этом что-то есть! Как пример неудачной политики США – Ирак и Ливия. Так появится ли у США действенная ближневосточная стратегия или все останется на уровне «поговорим и обвиним Россию с Асадом»?

Источник

Фото Politikus

Новый ближневосточный порядок: Иран включается в борьбу

14h

Министр обороны Ирана Хосейн Дехган находится с двухдневным визитом в России. Это может стать весьма значимым событием для Тегерана, который сравнительно недавно смог скинуть с себя тяжёлый груз санкций. Теперь Иран готов к тому, чтобы заявить о себе на весь Ближний Восток.

Конечно же, речь в первую очередь идёт о навязывании конкуренции в военной сфере. Уже была информация о том, что Москва поставит Ирану зенитные ракетные системы С-300 уже «в самое ближайшее время», причём система претерпела изменения, были улучшены ее тактико-технические характеристики. Также появляются новости о том, что в ходе визита Дехгана может быть подписан контракт о поставке республике Су-30.

Некоторые эксперты отмечают тот факт, что Иран в военно-техническом сотрудничестве с Россией, в первую очередь, интересует возможность создания с российской помощью комплексной эшелонированной системы противовоздушной обороны. Это, вероятно, будет одной из главных тем переговоров Дехгана в Москве.

По мнению издание The National Interest Ирану понадобится одна из продвинутых версий Су-30, похожая на самолеты, которыми располагает Индия, Малайзия, Алжир и Россия. Тегеран может также сделать выбор в пользу Су-30М2.

Появление любой версии Су-30 в воздушном флоте Ирана существенно повысит потенциал военно-воздушных сил, сейчас состоящих по большей части из устаревших моделей американского, китайского и российского производства.

Вполне возможно, что Иран не ограничится закупкой вооружений — в Тегеране заинтересованы в заключении контрактов на передачу лицензий на производство самолетов.

Естественно, кому-то покажется, что излишнее нагнетание обстановки – не лучшая идея, тем более в условиях «увязшего в дипломатии» сирийского конфликта, но важно сказать, что для Тегерана, в первую очередь, это процесс модернизации и перевооружения, который едва ли связан с Сирией. А вот что касается баланса на Ближнем Востоке, то тут «тегеранский шопинг» может сыграть стратегическое значение.

Источник

Фото Politikus

«Ближний Восток» на Донбассе

15h

Для одних – самоопределение и стремление к автономии и суверенитету, для других – сепаратизм и терроризм. Для первых – гражданская война, для вторых – АТО. Знакомая картина, да? Нам такая амбивалентность знакома по Украине – Донбассу. В случае с курдами схожая ситуация.

Хотя, конечно же, все по-своему специфично. Курдский вопрос имеет более давнюю историю, курды отличаются этнически от носителей «титульной» нации. Да и вообще, курдский народ, будучи локализованным на стыке Сирии, Ирака, Ирана и Турции оказался разделенным на четыре части. При этом, в максимально ожесточенном противостоянии с центральной властью оказались именно турецкие курды. Здесь аналогия с оппозиционными Киеву народными республиками Донбасса наиболее близкая.

Неудивительно, что ополченцы Новороссии и курдские силы самообороны смогли увидеть друг в друге политических союзников. Премьер Донецкой Народной Республики Алесандр Бородай выразил эту мысль следующими словами: «Раз Турция поддерживает Украину — давайте Россия будет поддерживать курдов». И добавил, что ополченцы Донбасса, как и курдские ополченцы, борются против терроризма, в том числе и государственного.

Поэтому, идея возникновения представительства этого ближневосточного народа в Донецке видится мне вполне закономерной. Как известно, на прошлой неделе в Москве состоялось открытие официального представительства Сирийского Курдистана. И на этом фоне работы по реализации подобной инициативы в ДНР заметно активизировались.

А недавно в Донецке открылся Дом дружбы народов, в рамках которого организованы представительства разных народов, живущих на территории республики. «Сирийская община уже присутствует в рамках этого дома. И я буду искренне рад, если в нем будут представлены и курды. Также буду рад, если они заинтересованы в открытии представительства», — сказал глава МИД ДНР Александр Кофман.

Хорошие, на мой взгляд, «ближневосточные» новости Донбасса. Эрдоган тоже, думаю, будет несказанно рад. По крайней мере, известия об открытии курдского представительства в Москве уже спровоцировали у «султана» серьезную «кирпичную кладку».

Источник

Фото Politikus

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Рогозин в Ираке переписывает ближневосточные отношения

25h

25h

10 февраля в Ирак прибыла представительная российская делегация во главе с вице-премьером Дмитрием Рогозиным. С учетом непростых отношений, которые складывались между нашими странами в «постсаддамовский период», событие это, безусловно, значимое.

Причем не только для России и Ирака. За визитом пристально следят как из-за океана, так и непосредственные соседи нашего ближневосточного партнера. И далеко не все из них радуются наметившимся положительным тенденциям в отношениях двух стран. Давайте разберемся, кому мы можем наступить на больную мозоль и как в межгосударственных хитросплетениях соблюсти баланс собственных интересов.

С учетом «специализации» Дмитрия Рогозина в кабмине, накануне визита высказывалисьпредположения, что важное место в переговорах займут вопросы военно-технического сотрудничества. Впрочем, и экономическая составляющая, особенно в нефтегазовой отрасли и в сфере энергетики, не исключалась. Неспроста в состав делегации помимо чиновников федерального уровня вошли почти девяносто крупных бизнесменов, в числе которых, к примеру, председатель правления ПАО «Газпромнефть» Александр Дюков, гендиректор компании «Интер РАО-Экспорт» Максим Сергеев, руководитель «ЛУКОЙЛ Оверсиз Холдинг» Сергей Никифоров и др.

Россия не скрывает, что ей интересно развивать политическое, экономическое и торговое партнерство с Ираком. Конечно, оно уже вряд ли будет столь теплым, как в период советской «нерушимой» дружбы, которая связывала СССР с Саддамом Хусейном. Но и времена, когда после убийства «кровавого диктатора» новые иракские власти попали было под жесткий американский контроль, похоже, проходят.

Вашингтонское кураторство по большому счету не устраивает страны арабского мира, и они все более охотно используют Россию в качестве противовеса Соединенным Штатам. Нынешние иракские власти не исключение.

Опять же с Америкой у этой страны свои давние счеты. В 90-е годы прошлого века, когда Багдад жил под санкциями ООН, именно Москва, к слову, оказывала ему политическую поддержку и осуждала США и Великобританию, бомбивших иракские объекты. Только операция «Буря в пустыне» в 1991 году унеслажизни более 200 тыс. иракцев. А режим санкций, введенный после первой войны в Персидском заливе, по некоторым оценкам, привел к гибели от 500 тыс. до 1 млн детей. Такое не забывается даже в период потепления.

Если мнение Белого дома по поводу российско-иракских отношений Кремль особо не волнует, то чувства ближайшего багдадского соседа, Ирана, нужно учитывать и нам, чтобы не нанести ущерб собственным интересам.

Тегерану вряд ли выгодно укрепление связей между РФ и Ираком. У иранцев свои планы насчет последнего. Географическая близость двух этих стран (общая граница между ними составляет более 1,5 тыс. км) никогда не перерастала в искреннюю дружбу. Напротив, история знает немало конфликтов между Ираком и Ираном, включая вооруженные.

Из недавних это восьмилетняя война, вызванная территориальными притязаниями, религиозными противоречиями, а по сути, непомерными политическими амбициями с обеих сторон. Кровопролитие, изрядно подорвавшее экономики обоих государств, приведшее к многочисленным человеческим жертвам и международным санкциям, закончилось ничем.

Как всегда бывает, однако, после любой войны наступает мир. Сейчас Ирак и Иран пребывают в режиме добрососедства и налаживают взаимовыгодные торговые и экономические связи. Инициатором потепления выступает Тегеран.

Конечно, о его бескорыстии тут говорить не приходится. Делается все это в том числе и для собственной выгоды. Иран заинтересован в расширении своего экономического и политического влияния в стране, где проживает немало шиитов. Возможность отхватить кусок нефтегазового иракского «пирога» тоже пробуждает аппетит ближайшего соседа.

В такой ситуации появление других претендентов как на ресурсы, так и на политическое влияние, неизбежно воспринимается как покушение на собственную монополию, даже если речь идет о России, поддержку которой Иран не раз получал на международной арене и в дружбе с которой заинтересован.

Быть может, именно эта ревность и нежелание пускать потенциального соперника в свой огород побуждают Тегеран к неоднозначным заявлениям. Так, незадолго до визита российской делегации в Ирак командующий сухопутными войсками Исламской Республики Ахмад-Реза Пурдастан отказалсязакупать наши танки Т-90, хотя сделка уже казалась делом решенным.

Впрочем, не зря говорят «Восток — дело тонкое». Показывая иной раз зубы, Тегеран не спешит снимать маску дружелюбия с лица. Приглашение наших инвесторов с обещанием налоговых льгот, особенно в сельскохозяйственной отрасли, доказывает, что контакты с Россией этой стране нужны и важны.

Особенно не стоит обострять отношения с Москвой сейчас, когда сразу после снятия международных санкций Саудовская Аравия при поддержке Судана, Бахрейна, Джибути и Коморских Островов запалила бикфордов шнур нового конфликта с Ираном. С учетом нежных отношений Саудовской Аравии и США, Тегерану в этой ситуации стоит держаться поближе к Москве. Поэтому-то Ирану не стоит принимать близко к сердцу закрепленное Россией в ходе визита Рогозина экспортное преимущество в Ираке.

Сегодня самый лучший момент для взаимодействия между Ираком и Россией. Ирак заинтересован в диверсификации экономики, в промышленном развитии. А Россия с ее огромным опытом в Ираке еще с советских времен, сегодня имеет огромное экспортное преимуществом по сравнению с нашими западными партнерами. Вот формула очень простая.
Дмитрий Рогозин

Россия обладает полезным опытом, который позволит найти компромисс в треугольнике «Россия – Иран – Ирак». Совместная коалиция в борьбе с ДАИШ (запрещенная в РФ террористическая организация) – лишнее тому подтверждение.

И лишь выписывая подобные политические орнаменты, Россия (а в данном конкретном случае возглавляемая Дмитрием Рогозиным делегация) сможет органично вписаться в ближневосточный ковер.

Источник

Фото Politrussia

Ближний Восток на пороге большого передела

5h

Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) готовы послать наземные войска в Сирию для борьбы с «Исламским государством» *. Об этом заявил в воскресенье министр иностранных дел страны Анвар Гаргаш на пресс-брифинге в Абу-Даби. «Мы были разочарованы медленными темпами противостояния ИГ», — отметил он.

«Мы не говорим о тысячах войск, но мы говорим о войсках на местах, которые бы поддержали, и я думаю, что наша позиция остается неизменной и мы посмотрим, как дело будет прогрессировать», — сказал министр, добавив, что «лидерство США в этом вопросе» станет обязательным условием для ОАЭ.

Ясно, что отнюдь не беспокойство об укреплении ИГ стало причиной для таких заявлений. В то время, когда боевики «Исламского государства» на самом деле активно расширяли зону своего влияния, арабские монархии всё устраивало.

Между тем, введение войск на территорию суверенного государства без согласия его руководства или без соответствующей резолюции Совбеза ООН является открытой агрессией.

Как будет развиваться ситуация на Ближнем Востоке, если США всё же решатся возглавить сухопутную операцию якобы против ИГ в Сирии?

— В России слабо освещается тема скорой встречи суннитских арабских политиков и общественных деятелей в Иордании, — говорит политолог и блогер Анатолий Несмеян. — Предполагается, что на этой конференции будет объявлено о создании правительства суннитской автономии Ирака. Таким образом, они хотят документально закрепить разделение Ирака, в том числе и на суннитскую территорию. Под суннитскими территориями Ирака эти исламские деятели подразумевают и суннитские территории Сирии.

Таким образом, эта конференция хочет оформить раздел Ирака и Сирии по конфессиональному признаку. Американцы готовят сейчас, скажем так, силовое прикрытие этих решений. Турция и Саудовская Аравия введут свои войска в Сирию и Ирак, и заявят, что берут под контроль суннитские территории этих стран. Кстати, кроме Саудовской Аравии, ОАЭ в операцию, возможно, «впишется» и Кувейт. Но в большей степени будет участвовать деньгами, чем военной силой. После того, как они фактически займут суннитские территории, то будут продвигать идею уже закреплённого международным законодательством расчленения Сирии и Ирака.

— Вообще-то, без просьбы о помощи со стороны легитимного правительства Сирии ввод войск под видом борьбы с ИГ будет означать агрессию против этой страны…

— Дело в том, что Запад давно пытается уверить мировое сообщество, что Башар Асад и его режим нелегитимны. Кроме того, существует резолюция Совбеза ООН от 18 декабря прошлого года, поддержанная, в том числе, и Россией. Там чётко сказано, что в течение полугода в результате переговоров с участием сирийской оппозиции должна быть изменена Конституция Сирийской Арабской Республики, создано переходное правительство и проведены перевыборы президента.

В неявной форме Россия признала, что сирийский народ должен заново выбрать президента. А Башар Асад сейчас, лишь «исполняющий обязанности» руководителя Сирии. А раз пока нет законного правительства, то и спрашивать не с кого.

С другой стороны, участвуя в переговорах с оппозиционными режиму Асада группировками, мы как бы перестаём признавать этих людей террористами. И тогда непонятно, почему мы бомбим их. Запад начинает пользоваться этой «нестыковкой», обвиняя нас в срыве переговоров и нарушении 5 пункта резолюции Совбеза ООН от 18 декабря прошлого года. Там чётко написано, что прекращение огня и переговоры взаимоувязаны. А если бомбардировки сирийской оппозиции не прекратились, то Россию и назначают виновной в срыве переговоров.

 — Однако те же США не раз заявляли, что границы Сирии не должны подвергаться изменениям.

— Американцы, как видно по неоднократным заявлениям, вряд ли решатся ввести свои войска в Сирию. Их участие будет ограничено действиями несколько сотен десантников, которые будут размещены в Ираке. Они будут выполнять в первую очередь функции военных советников. Сделают акцент на спецоперациях, но в общевойсковых участвовать, скорей всего, не будут. США будут «моделировать» ситуацию в Сирии при помощи Турции, Саудовской Аравии и т. д.

— Насколько боеспособны армии этих государств, ведь саудиты не могут разобраться даже с повстанцами на своей территории?

— Серьёзных боёв в Сирии не подразумевается. Весь смысл этой задумки в том, чтобы ввести войска на территорию, которую сегодня контролируют прозападные «умеренные террористы». Таким образом, войска Сирии и российская авиация будут поставлены перед сложной задачей: если начнут бомбить эти группировки, могут попасть по турецким и саудовским войскам. Если турки введут свои войска на территорию, которую контролирует «Исламский фронт» и другие радикальные группировки, то бомбить эти территории станет весьма проблематично. Как и вести на них наступление, поскольку возникнет угроза непосредственного столкновения сирийской и турецкой армии. А значит, в конфликте с Турцией и арабскими монархиями окажется замешана и Россия. Рискнём ли мы участвовать в такой войне — большой вопрос. Поскольку даже если мы будем помогать войскам Башара Асада на земле, положение нашего экспедиционного корпуса будет крайне тяжёлым. Главным образом, из-за географического фактора.

 — Что вы имеете в виду?

— Турки могут перекрыть Босфор и Дарданеллы, в случае угрозы национальной безопасности, согласно Конвенции Монтрё, они имеют на это право. А если при этом ещё Ирак под нажимом американцев закроет для России воздушное пространство, мы сможем снабжать свою группировку только через Гибралтар. То есть путь увеличивается сразу в несколько раз. А это делает почти невозможным снабжение нашей группировки в Сирии на таком уровне, чтобы она могла успешно воевать.

 — Как в данном случае лучше поступать России?

— У нас трудное положение, поскольку нас постоянно ловят на противоречиях. С одной стороны тех, кого мы бомбим в Сирии, Москва справедливо называет террористами, а с другой — соглашаемся на переговоры, хотя, как известно, с террористами переговоры вести нельзя.

Поэтому всё, что мы можем в случае ввода войск арабских государств — помогать Башару Асаду контролировать те территории, которые он на сегодня удерживает за собой.

 — Войска арабских монархий заявляют о намерении войти в Сирию под флагом борьбы с ИГ. Они реально будут с ним бороться?

— С ИГ вообще сейчас мало кто всерьёз борется, кроме курдов. Эта террористическая группировка на данном этапе всем сторонам конфликта выгодна именно как повод для военных операций. Турцию беспокоит, что курды начали воевать с боевиками ИГ уже на её территории, поэтому Анкара крайне заинтересована в том, чтобы на территории Сирии создать буферную зону, куда «вытолкать» всех беженцев и курдские отряды.

— Пока заявления Саудовской Аравии и Объединённых Арабских Эмиратов носят в основном психологический характер, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. — Эти страны чётко дали понять, что сухопутные войска введут в Сирию, если операцию возглавят американцы. Они прекрасно понимают, что сами по себе эти войска ничего там не решат. Сейчас Запад стоит перед сложной дилеммой, поскольку всё отчётливей намечается перелом в войне в Сирии, где правительственные войска при поддержке России побеждают террористические группировки. Поэтому надо что-то делать, чтобы сохранить своё влияние в регионе, но Запад не знает, что именно делать.

Если США, к примеру, захотят оккупировать районы пустыни вдоль течения Евфрата, где находятся боевики ИГ, им необходимо разрешение Совбеза ООН, либо правительства Башара Асада. В противном случае они пойдут на грубое нарушение международного права. А это им не очень выгодно сейчас, поскольку они именно в этом обвиняют нас на Украине. А так у России появится очередной аргумент, что Запад сам соблюдает международное законодательство лишь тогда, когда ему это выгодно.

Обаме очень не хочется вводить войска без разрешения ООН, тем более он обещал в своё время американцам, что больше их страна не будет воевать на Ближнем Востоке. Но сейчас на Обаму давят сторонники силового решения конфликта в Сирии.

— Если эта линия возобладает в США, чего нам ждать?

— Даже если американцы решатся ввести войска в Сирию, они, скорей всего, будут занимать те районы, которые сейчас неподконтрольны Башару Асаду. Так как в противном случае велик риск непосредственного боевого столкновения с сирийской армией и российскими ВКС. Турция под шумок попытается максимально ослабить курдов.

Такой вариант развития событий возможен, и я не считаю, что он нам как-то уж сильно повредит. Если мы сохраним под контролем светского сирийского режима территорию от Дамаска до Алеппо, где проживает большая часть населения (в основном шиитско-алавитско-христианское), мы решим все стратегические задачи. Сохраним своё политическое и военное присутствие в регионе. Ну, а американцы со своим союзниками волей-неволей вынуждены будут что-то делать с ИГ, поскольку их войска будут соседствовать с отрядами террористов. Покончив с ИГ в Сирии, они закрепят своё военное присутствие в регионе, в результате чего возникнет определённый баланс сил.

— Почему США так боятся, что сирийская армия при поддержке ВКС России разобьёт окончательно войска террористов в Сирии?

— В этом случае получится, что позиции России и Ирана в регионе серьёзно усилятся. А если взять во внимание, что Иран может помочь Ираку разгромить террористов, то и Багдад может выйти из-под влияния Вашингтона.

— Резолюция ООН от 18 декабря связывает руки России? Ведь там говорится о том, что через полгода страну должно возглавить переходное правительство. Получается, что к этому времени Асад окончательно потеряет легитимность, по крайне мере, в глазах Запада.

— Режим Башара Асада для Запада уже давно нелегитимен. Только на том основании, что он не устраивает его. Декабрьская резолюция ничего не меняет. По-прежнему, единственный путь устранения режима Асада — развязывание полномасштабной войны.

Думаю, что самое разумное, на что могли бы пойти американцы — договориться с Россией и Ираном о территориях влияния в Сирии и вообще на Ближнем Востоке.


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

Россия повышает цену на нефть дипломатическим способом

25h

Россия примет участие во внеочередной встрече ОПЕК, если она состоится в ближайшее время. Этого не исключил глава МИД Сергей Лавров. Когда такой «круглый стол» может быть организован — пока не ясно. Но его необходимость не вызывает сомнений – нужно спасать нефтяные цены, которые за полтора года снизились со $115 до $33 за баррель.

Сергей Лавров отправился в круиз по Ближнему Востоку. Сначала побывал в Абу-Даби — столице Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ). Также должен побывать в Омане.

Основной вопрос — Сирия и совместные действия по подавлению вооруженных группировок запрещенной по всему миру организации ИГИЛ. Но проблема падения нефтяных цен также на повестке дня.

Это стало понятно после завершения встречи Лаврова с министром иностранных дел ОАЭ Абдаллой Аль Нахайяном. По словам российского дипломата, мы заинтересованы в обмене оценками со странами-производителями нефти и такое взаимодействие уже налажено. «С коллегами из ОПЕК и государств, производящих нефть, не входящих в картель», — добавил Лавров.

О возможности совместных действий России и ОПЕК по выходу из нефтяного кризиса, при котором цены на «черное золото» падают день ото дня и стабилизация положения видится в перспективе только двух-трех лет, говорят давно. Но реальные перспективы обрисовал на прошлой неделе глава «Транснефти» Николай Токарев после встречи руководителей крупных нефтяных компаний страны с министром энергетики Александром Новаком.

Впрочем, Лавров эту инициативу подтвердил лишь неделю спустя. И то частично. Речь сейчас идет не о переговорах только с Саудовской Аравией, что утверждал Токарев, как с главным поставщиком «черного золота» на мировой рынок, а уже со всем картелем, где у нас есть верные союзники, например, Венесуэла.

Состоится ли встреча России и ОПЕК, и к каким выводам в рамках такого диалога могут прийти стороны — загадывать рано. Вспомним 2009 год. Цены на нефть тогда за полгода со $147 упали ниже $40. Опять же, положение было критичным. Тогдашний министр финансов Алексей Кудрин был в панике: «Цены падают 26 недель подряд».

Что тогда заявил Лавров? «Мы не являемся членами ОПЕК. Но мы видим большую пользу от регулярного обмена мнениями».

С одной стороны, тогда за несколько месяцев цены доросли до $70. С другой, в то же время в целом наблюдался общий «восстановительный» экономический рост на мировом, в том числе, и на российском рынке. Конечно, в 2009 году российский ВВП снизился почти на 8%, но в западных и азиатских странах такого резкого падения не было. Более того, в Китае продолжился бурный рост (под 10% ВВП). Именно это и подтолкнуло повышение нефтяных котировок и, соответственно, увеличение российского ВВП, который к 2012 году отыграл потери четырехгодичной давности. Но конкретных переговоров ОПЕК и России не потребовалось.

Стоит напомнить, что ОПЕК была создана в 1960 году Ираном, Ираком, Кувейтом, Саудовской Аравией и Венесуэлой, чтобы подавить господство семи американских и европейских компаний, которые диктовали политику нефтяного рынка.

Со временем авторитет ОПЕК набирал обороты (сейчас в картеле 13 стран). Время от времени ОПЕК действовала против нашей страны (с подачи Вашингтона). В последние годы Эр-Рияд действует не столько в пику нашей стране, сколько США (которые наращивают добычу сланцевой нефти и снижает импорт сырья), а теперь и Ирану, способному выбросить на рынок сотни тысяч дешевых баррелей и отнять у саудитов постоянных клиентов.

Хотя разговоры о встрече Москвы и ОПЕК остаются неопределенными, теперь появилась конкретика. Министр энергетики Александр Новак 1 февраля встретился с министром нефтяной промышленности Венесуэлы Эулохио Дель Пино и обсудил с ним ситуацию на нефтяном рынке. Это только первый шаг. Но Венесуэла — страна заинтересованная. Последние 20 лет Каракас субсидировал розничную стоимость бензина. Теперь ему придется отпустить цены в «свободное плавание». Кризис в экономике Венесуэлы очевиден.

Однако повышать топливные тарифы приходится и другим, более прибыльным странам ОПЕК, например, Катару. Поэтому диалог с Россией взаимовыгоден. Играть и поддерживать нефтяные цены на этой информации можно несколько месяцев.

Когда появились новости о возможной встрече Москвы и Эр-Рияда, котировки «черного золота» выросли. Если в конце января они опускались ниже $25, то сейчас уверенно держатся выше $33 (доходили и до $36). Поможет ли заявление Лаврова нефтяным ценам, мы узнаем до конца недели.

Нельзя не заметить, что Москва производит «информационные интервенции» и демонстрирует, что готова к диалогу не только с ОПЕК в целом, а и с ее конкретными представителями. Это грозит тем, что в картеле могут возникнуть очень серьезные разногласия. России это на руку — в таких нестабильных условиях нефть может пойти вверх.

Источник

Фото MK

Британские льготы в ЕС оплатят ближневосточные страны

27р

Животрепещущие новости о миграционном потоке, встречи сирийской оппозиции в Женеве, падение цен на нефть и обвалы мировых бирж отвлекли внимание от британского вопроса. Переговоры между председателем Евросовета Дональдом Туском и премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном близки к завершению. На Даунинг-стрит решается судьба ЕС и мультикультурализма.

Идея ЕС зашаталась, а мультикультуризм не устоял. Для сомневающихся можно привести массу примеров: согласие Евросоюза на продление пограничного режима стран зоны шенген еще на полгода, выступления антимусульманской организации Пегида, политический успех семьи Ле Пен, намерение радикалов подать в суд на Меркель, падение рейтинга ХД в Германии, жесткие высказывание высоких государственных чиновников из ЕС о беженцах,…

Однако лицемерие Европы не даст ей признаться в своем поражении. Вот и переговоры на Даунинг-стрит изящно маскируют проблему, которая отвратительна, по сути. По настоянию Дональда Туска этот механизм, который оставляет человека без помощи в чужой стране, получит название механизма «экстренного торможения».

Речь идет о лишении мигрантов социальной поддержки страны пребывания. Что это значит? Люди, прибывшие в Великобританию, не могут пользоваться не бесплатной медицинской помощью, не пособием по безработице, не детскими пособиями, не любым другим достижением европейской цивилизации. Эти правила распространяются не только на мигрантов с Ближнего Востока, но и выходцев из стран Европы. Теперь не латыши, не венгры, не греки не смогут приехать в Великобританию в надежде заработать. Если же волею судеб они там окажутся и не найдут себе работу, то прямая дорога этим несчастным пополнять ряды криминальных элементов.

И как бы ни лилась патока из уст политиков, все понимают, что число обездоленных будет расти в геометрической прогрессии. Заверения европейцев, что такое отлучение будет действовать только в первые четыре года пребывания, а потом несчастного допустят к столу, никого не обманут. Ставят заслон для обездоленных. Пережить эти четыре года смогут только исключительные семьи. Члены этой семьи должны быть здоровы, обеспечены, знать язык, т.е. быть полностью готовы к интеграции. Разве это совместимо с беженцами от войны или голода?

Возникает закономерный вопрос: не опасается ли Европа захлебнуться в криминальном элементе? Тут есть два аспекта. Первый – криминальный элемент не вызывает интереса правозащитных организаций, от него можно избавиться репрессивными мерами. Неважно, что его сначала создадут безвыходными условиями. Второй – найден тот , кто будет отвечать за мигрантов.

Сегодня экс-министр иностранных дел Великобритании и основатель гуманитарной организации International Rescue Committee Дэвид Милибанд заявил, что Турция, Ливан и Иордания должны в общей сложности предоставить миллион разрешений на работу для сирийских беженцев!!!

По подсчетам Милибанда Ливан и Иордания должны предоставить по 200 тысяч разрешений на работу для беженцев из Сирии, а остальное Турция. Вспомним, как гордились турки, что выманили у глупой Европы денег на решение проблем беженцев. Османы слишком самоуверенны. В Европейской цивилизации высшая цель – деньги, никто не возьмет у них и пенни безнаказанно. Теперь Анкаре придется кровью и потом отрабатывать полученные евро.

Послушайте, какие замечательные слова сказал британец в защиту своей позиции: «Беженцы не имеют сбережений, нуждаются в помощи и не могут обеспечить свои семьи». Милибанд призвал людей к милосердию и помощи. Вот только предоставлены все эти гуманистические «плюшки» должны быть за пределами Европы. Там «торможение» и четырехлетняя отсрочка от помощи.

Итак, свершилось. Европа, похоже, победила миграционный кризис, создав механизм фильтрации. Этот механизм будет отбирать только богатых и здоровых для пополнения рядов жителей ЕС. Нищета, война, болезни и голод останутся за границами Еврозоны. Скажем больше, теперь и миграция из нищих европейских стран в богатые будет прекращена. Фильтр будет стоять на всех уровнях.

Родоначальник нового метода, поднаторевшая в расправах с туземцами Британия. Есть маленький шанс, что ситуацию отыграют назад, но тогда Альбион закроется туманом. От внедрения этого фильтра будут зависеть итоги референдума о членстве Соединенного королевства в ЕС. Ждем-с.
Источник

Фото Politikus

Германия закипает

5р

В Германии нередко избегают юбилейных торжеств. И лишние траты не в характере прижимистых немцев, да и не каждый юбилей заслуживает празднования. Взять, к примеру, бундесвер, которому в 2015 году исполнилось 60 лет.

Почему не отпраздновали? Потому что повода-то нет: на самом деле пришлось бы отмечать юбилей вступления в НАТО, где немецких генералов определили пешками в игре, которую ведут американские гроссмейстеры. Формально в бундесвере до сих пор нет собственного генерального штаба: в отличие от других армий стран-членов альянса, высшим органом военного планирования бундесвера с самого начала считалась Верховная ставка НАТО (SHAPE).

А вот о чём немецкой прессе молчать не следовало бы, так это о согласии Берлина на перевооружение американских ядерных баз – согласии, данном келейно, без журналистского шума как раз в год 60-летия Вооруженных сил Германии. Из памяти давшей это согласие Ангелы Меркель, должно быть, совершенно изгладилось, что в 2010 году бундестаг проголосовал за вывод американского ядерного оружия с территории Германии. Так что Ангела Меркель войдет в историю не как канцлер, добившийся ядерного разоружения, а скорее как продолжательница дела Франца Йозефа Штрауса – политика, который громче других выступал за размещение в Германии американских ядерных зарядов. Впрочем, Штраус, бывший в 1956-1962 гг. министром обороны ФРГ, сам называл себя «барабанщиком холодной войны». У Меркель политический стиль иной, но итог тот же: немецкие налогоплательщики будут оплачивать модернизацию американских военных баз на территории Германии.

Тихоня Меркель уже обогнала Штрауса по всем статьям: ему так и не удалось стать канцлером ФРГ и даже во главе Баварии он находился меньше, чем Меркель во главе Германии. Только Гельмут Коль и Конрад Аденауэр руководили страной дольше. По современным меркам Меркель – настоящий политический долгожитель. На европейском Олимпе за то время, что она представляет Германию, во всех странах Евросоюза сменилось по нескольку лидеров: где-то (например, в Голландии, Эстонии и Литве) двое, в других странах трое (Великобритания, Франция, Испания, Португалия), даже пятеро (в Италии и Польше) и шестеро (в многострадальной Греции, в Чехии). В общем, по части несменяемости Меркель идёт на побитие рекорда Европы.

Сегодня любые дискуссии об итогах более чем 10-летнего пребывания Ангелы Меркель на своём посту перекрывает кризис с мигрантами, остроту которого многие немцы связывают с личной позицией федерального канцлера. Первая в Германии женщина-канцлер рискует войти в историю как политик, ответственный за гибель немецкого национального государства. Представление о том, что Германия в надежных руках, возникшее в период глобального финансового кризиса, тонет в волнах кризиса миграционного.

Внутриполитическая ситуация в стране расшатана, как никогда. Об этом говорит и острая реакция германского политического класса на слова Сергея Лаврова в связи с двусмысленной историей исчезновения 13-летней русскоязычной жительницы Берлина. Высказывания Франк-Вальтера Штайнмайера, который призвал не политизировать ситуацию, еще можно назвать дипломатичными, зато партийные деятели мелкого ранга превзошли себя, обвиняя российского министра во вмешательстве во внутренние дела Германии, а заодно и Россию в том, что она спонсирует правые движения по всей Европе.

Правые набирают популярность? Виновата Россия. Русскоязычная община организовала демонстрации протеста? Виновата Россия. Любой европеец, поймав себя на крамольных мыслях (а не купить ли жене и дочери газовый баллончик для самообороны), должен спохватиться: «Так это же я попал под влияние путинской пропаганды! На самом деле мигранты – необходимый нам приток свежей крови!»

Эх, не ладно что-то в датском королевстве… простите, в немецком государстве. Политики даже не допускают мысли, что, протестуя против курса правительства, люди способны к политической самоорганизации. Или протестовать дозволено против чего угодно (например, против работы атомных электростанций или против строительства ветряков), но только не против политики, разрушающей образ жизни немцев? В 2011 году после массовых демонстраций, последовавших за аварией на АЭС, расположенной на другом краю земли, Ангела Меркель объявила мораторий на работу семи старейших АЭС. Отреагировала быстро. А вот высказываться в пользу ограничения (не запрета!) миграции рискованно: сразу приклеят ярлык правого радикала и националиста.

Сегодня угрозу правого радикализма в Германии раздувают, как пузырь. К стану неприкасаемых правых радикалов огульно относят всех участников демонстраций движения PEGIDA. Даже симпатии к партии «Альтернатива для Германии» (AfD) изображаются как порок. «Приличные» политики, то есть из парламентских партий, зачастую отказываются от участия в дискуссиях с представителями «Альтернативы» – новой партии консерваторов-евроскептиков, созданной всего три года назад. Усиливается ощущение, что для споров с AfD у её политических противников не осталось аргументов.

А когда аргументов не хватает, в ход идут средства, которые раньше в европейских демократиях почитались недостойными. Слежка, запреты, карательные меры… Министр юстиции Хайко Маас считает, что правоохранительным органам надлежит не только бросить силы на поиск людей, поджигающих общежития для мигрантов, но и преследовать участников мирных демонстраций, проходящих под «вредными» лозунгами, а заодно отслеживать проявления праворадикальных настроений в Интернете (!).

Дошло до того, что Маас назвал «идейным поджогом» действия авторитетных юристов, критикующих миграционную политику правительства Меркель как противоречащую Конституции ФРГ. Это намёк на бывшего члена Конституционного суда У. ди Фабио, представившего доклад о том, что в сложившихся условиях правительство обязано закрыть границы. А баварский премьер-министр Хорст Зеехофер публично заявил о возможной подаче судебного иска по данному вопросу. Социологи, не откладывая дело в долгий ящик, провели опрос, и выяснилось, что такой иск считают уместным 48 % немцев и 65 % баварцев; даже среди сторонников ХДС/ХСС каждый третий считал бы подобный иск оправданным. Интересно, как Хайко Маас собирается влиять на умонастроения этих сограждан? А как поступить с теми, кто считает, что правительству срочно пора в отставку? По опросу, это каждый седьмой, и таких всё больше. Или до всех них дотянулась рука Москвы?

Источник

Фото Cont

Китайский транзит “в обход” России: разбор вброса

3р

3р

Уже около месяца отечественное информационное пространство захлестывают волны страдальческих или саркастичных материалов по поводу реализации рядом государств проекта транспортного пути “Шелковый ветер”, предполагающего осуществление транзита грузов из Китая в Европу “в обход России”. Украинские и либеральные российские СМИ не скрывают своего ликования. Проект представляется чуть ли не “ударом в спину” России. Но давайте разберемся во всем быстро, лаконично и без лишних эмоций.

Что представляет собой этот пресловутый “Шелковый ветер”?

Это – транспортный коридор из Китая в ЕС, пересекающий Казахстан, Азербайджан, Грузию и Турцию. Кроме того, сейчас у него наметилось ответвление в Северную Европу через Украину.

Грузы из КНР через Казахстан по железной дороге следуют до Каспия, затем по воде доставляются в Азербайджан и по железной дороге в Грузию. В дальнейшем из Грузии планируется построить железную дорогу в Турцию. Но пока из Грузии контейнеры будут отбывать морским путем.

Не слишком ли сложно получается? Достаточно, настолько сложно, что некоторые этот проект изначально высмеивали. Тем не менее, нужно отдать должное его организаторам – он заработал. В путь уже отправился “тестовый” поезд. Но исходит ли от него реальная экономическая угроза России?

Если послушать украинских “экспертов”, то да. А на самом деле?

Пару слов об очевидном, но в данном случае даже не самом главном.

Во-первых, прохождение нескольких границ и таможенных режимов усложняют транзит по определению. Даже в теории это будет сопряжено с определенными документальными сложностями. На практике – все будет еще хуже.

Во-вторых, перевалка с поезда на паром, потом с парома на поезд, потом опять с поезда на паром, а затем снова на поезд – приведет к резкому росту цены самой перевозки.

Но если брать во внимание экономию времени, то даже с учетом всех этих сложностей маршрут в общем имеет право на жизнь. Сейчас грузы по морю из Китая в Европу идут 40-45 суток. “Шелковый ветер” будет “долетать” из Китая в Грузию в идеале за 8-10 дней. Из Грузии до Европы – за 3-5 дней.

Итого: экономия времени примерно в 3 раза. Правда, будет иметь место и резкий рост финансовых затрат. Стоимость перевозки TEU груза морем из КНР в ЕС – около 3 тысяч долларов США, по железной дороге (например, по “Транссибу”) – около 8 тысяч долларов. Достоверных данных о стоимости транзита по “Шелковому ветру” пока нет, но она из-за большого количества перевалочных пунктов стопроцентно будет дороже “транссибовского”.

Но все это пока второстепенно.

Оценки емкости “Шелкового ветра”, данные различными чиновниками и экспертами, существенно расходятся.

Так, газета “Огни Мангистау” приводит расчеты, согласно которым в далеком будущем пиковая емкость “Шелкового ветра” может быть 17 миллионов тонн грузов в год. Но это – лишь спустя несколько десятилетий. Пока что, по данным газеты, организаторы маршрута мечтают о том, чтобы выйти на объем в 3 миллиона тонн через 3 года и в 10 миллионов тонн через 10 лет.

Согласно данным “Газеты.Ру”, теоретическая пропускная способность транскаспийского маршрута составляет 27,5 миллионов тонн. К 2020 году объемы перевозок мечтают нарастить ориентировочно до 300 тысяч TEU (6,5 миллионов тонн) в год.

Представитель азербайджанской железной дороги, правда, говорил о том, что теоретически по маршруту сможет проходить в будущем до 54 миллионов тонн в год. Но эти данные кажутся мало реалистичными в виду разительных противоречий с расчетами всех остальных экспертов.

Что же предлагает Китаю Россия?

В 2014 году объем перевозки китайских грузов по “Транссибирской магистрали” составил 131 тысячу TEU. Окончательных данных за 2015 год еще нет. Но по состоянию на сентябрь транзит вырос почти на 90%, уже почти достигнув тех объемов, о которых организаторы “Шелкового ветра” только мечтают через 4 года.

И отнимать грузы у “Транссиба” “Шелковый ветер” уж точно не будет. Причина банальна: “Транссиб” – дешевле. Но при этом его пропускная способность сегодня оценивается в 250- 300 тысяч TEU международного транзита.

В общем, он и так выходит на пиковые показатели. Для того, чтобы расширять объемы транзита – нужно будет дорабатывать саму дорогу…

Кроме того, по “Транссибу” груз из Китая в Германию доходит за 11 дней. По “Шелковому ветру” средний контейнер будет “ехать и плыть” где-то дней 13-15.

Участие России в китайском транзите явно не будет ограничиваться одним “Транссибом”.

Есть еще и разработки “Экономического пояса Великого шелкового пути”.

В его рамках должно существовать два коридора:

– Северный (Китай, Казахстан, Россия, Европа);

– Южный (Китай, Казахстан, Узбекистан, Туркмения, Иран, Турция, Европа).

Преимущества “Северного” очевидны. Кроме того, именно он должен быть самым коротким и одновременно не менее рентабельным, чем “Транссиб” в плане таможенных зон (все тот же один промежуточный ЕАЭС). Не нужно сбрасывать со счетов и то, что “Южный” коридор проходит в непосредственной близости от территорий, на которых сейчас идет война, что тоже не добавляет ему баллов.

И, кстати, для реализации “Экономического пояса Великого шелкового пути” нужно все равно проводить модернизацию железных дорог.

Какие же очевидные выводы напрашиваются из сложившейся ситуации?

Все просто. Китай даст России столько транзита, сколько Россия сможет обработать. Вопрос только в наших возможностях. И никакой “политики” в создании альтернативных маршрутов нет – просто Китаю нужен максимум транзитных путей для отправки своего гигантского экспорта. Но менее удобными коридорами типа “Шелкового ветра” или “Южного коридора” КНР будет пользоваться только по мере исчерпания мощностей “Транссиба” или обещающего стать самым рентабельным для Китая “Северном” коридоре (который хоть и меньше, но все равно будет проходить по территории России).

Так что никакого “предательства” или “удара в спину” нет. Китаю объективно выгодно работать с Россией, и он будет работать с ней настолько плотно, насколько у нас для этого будут существовать возможности.

Ну, а что касается оценки отношений в целом, то тут не должно быть никаких иллюзий. Долгое время признаки супердержавы в мире имели две страны (США и СССР). В 1990-е мир на время стал однополярным. В 2000-е Россия стала уверенно возвращать себе “сверхстатус”, но синхронно с нами в такое же положение стал входить Китай.

Родственных отношений между двумя сверхдержавами не бывает по определению. С Китаем у нас они максимально теплые и партнерские, и это уже очень хорошо. Если в отношениях с некоторыми странами для нас преобладают духовные, исторические, кровные, культурные факторы, то в отношениях с Китаем – здоровый прагматизм. И ничего плохого в этом нет. Особенно на фоне того, что к еще более тесному партнерству нас толкает “третья” супердержава – своей истеричной риторикой о собственной “исключительности” и хамским вмешательством в дела всего мира.

Кстати, под этим же углом следует рассматривать и активность Китая в Центральноазиатском и Ближневосточном регионах. Все основные страны последнего руководство КНР облетело буквально на днях. Китай ищет новые рынки сбыта для своей продукции, а также – новых поставщиков сырья для своей перерабатывающей промышленности. Однако это нисколько не умаляет политический вес России в регионе.

Конкурентом РФ Поднебесная является лишь отчасти. Если брать наш машиностроительный экспорт, то нашими конкурентами являются в большей степени как раз Европа и США… Если же новая российская индустриализация наберет обороты, точек пересечения с Китаем, конечно, станет больше. Но в здоровой конкуренции как раз нет ничего плохого. Если она добросовестная, то это повод только для того, чтобы расти над собой.

В сложившейся ситуации главное – не забывать о своих интересах. Но только объективных интересах. А то уже некоторые интернет-воины недавно занервничали по поводу того, что китайцы могут выпить наш Байкал пластиковыми бутылочками…

Источник

 

Фото Politrussia

Эр-Рияд может загнать Вашингтон в «долговую яму»

5h

«Восток – дело тонкое», а на Ближнем Востоке и вовсе может «порваться», только вот касается это исключительно американцев, которые не могут обуздать своих союзников, что чревато сравнительно серьёзными последствиями. Стоит понимать, что нынешнее положение нефтяного рынка, всё больше заставляет страны Ближнего Восток принимать самостоятельные решения, впрочем, это теперь касается многих.

Зайдём издалека. Высокая лихорадочность курсов и кризис в львиной доле стран привел к тому, что центральные банки продают долларовые активы, для того, чтобы иметь возможность стабилизировать ситуацию на внутреннем валютном или фондовом рынках. По последним данным ФРС, центральные банки продали гособлигаций США на $12 млрд в первую неделю года. На неделе, завершившейся 13 января, они избавились еще от $34,5 млрд бумаг. И это – самый худший старт года в истории.

Тон, судя по всему, задает Китай, который продолжает распродажу запасов государственных американских облигаций. Многие экономисты говорят, что такие объемы продаж могут объясняться исключительно активной продажей облигаций со стороны Народного банка Китая, а уже вслед за ним последовали другие азиатские центральные банки. Теперь и Bloomberg бьёт тревогу. По мнению аналитиков, столь не утешительная для США тенденция докатилась и до Ближнего Востока, где одну из основных ролей всё-таки играет Эр-рияд, в распоряжении которого также находится достаточно большая доля казначейских бумаг США.

Только за последний год Саудовская Аравия избавилась от валютных резервов на 100 миллиардов долларов, чтобы компенсировать крупнейший за четверть века дефицит бюджета. Она также впервые рассматривает продажу своей королевской драгоценности – государственной компании Saudi Aramco. Естественно, стоит ожидать, что в скором времени придет время разобраться и с рынком облигаций.

Доля бумаг американского казначейства в собственности Эр-Рияда, предположительно, одна из крупнейших в мире, пишет Bloomberg. Определить ее размеры точно не получается из-за соглашения, заключенного между двумя странами после нефтяного шока 1973 года. В обмен на доступ к нефтяным резервам королевства и стратегические отношения США согласились не указывать долю Саудовской Аравии, объединив ее с 12 другими странами, в основном представляющими ОПЕК.

Нефтедолларовое благосостояние Саудовской Аравии подорвано и наличная валюта стала ключевым моментом, отмечает агентство. Падающая нефть и дорогостоящие войны на Ближнем Востоке вынуждают королевство сбрасывать американские долговые обязательства, объем которых никто не может определить из-за действующего соглашения.

То есть, стоит предполагать, что страсти, завязавшиеся вокруг американских гособлигаций в начале года, не утихнут. В любой момент может случиться обвал, который, в свою очередь, запустит цепную реакцию (конечно, может кратковременную), но ряд государств подхватит, и есть определённая уверенность, что он не пройдёт без последствий.

Источник

Фото Politikus

Американские аналитики испуганы слабыми позициями США на Ближнем Востоке

27h

Американские аналитики из «National Interest» проанализировали последние события, происходящие на Ближнем Востоке, и ужаснулись. Оказывается, традиционные партнёры США всё чаще принимают решения без оглядки на Вашингтон.

Неслыханную дерзость допустила Саудовская Аравия, которая созвала в свою столицу представителей сирийской оппозиции и дипломатов из суннитских мусульманских стран для выработки общей стратегии по будущему Сирии. Пресса королевства, вдохновлённая этим головокружительным успехом, даже провозгласила Саудовскую Аравию лидером мусульманского мира, своего рода ближневосточным гегемоном. Дипломаты Индонезии и Пакистана, впрочем, быстро спустили саудитов с небес на землю, однако, осадочек-то у исключительного гегемона остался.

Кроме того ближневосточное королевство не согласовало свою военную операцию против Йемена с Белым Домом. И это после всего того огромного количества оружия, которое США поставляли Саудовской Аравии, наверняка, посетовали американские аналитики. Ведь не секрет, что США помимо поставок вооружения в третьи страны, предпочитает ещё им удалённо управлять, как управляет какой-нибудь клерк с Уолл-Стрит радиоуправляемым вертолётом на перерыве в Центральном парке.

Окончательно американцы поняли, что союзник уплыл, когда Эр-Рияд казнил шиитского проповедника, чем спровоцировал напряжённость едва не вылившуюся в войну с Ираном. Допускаю, что американские спецслужбы могли знать, о предстоящей казни или даже управлять этим процессом. Однако в Белом Доме явно об этом ничего не знали. Администрация президента несколько дней была в шоке, не зная, что озвучить прессе.

Американские аналитики считают, что международная линия Эр-Рияда теперь идёт вразрез с линией Вашингтона, более того США сами в этом виноваты. Дескать, Белый Дом перенапряг Ближний Восток своими постоянными вмешательствами, разжёг несколько очагов напряжения, а теперь сам дистанцируется от своих творений, предпочитая наблюдать издалека. Ближневосточные страны больше не могут доверять Вашингтону, им приходиться брать инициативу в свою руки.

Такая обстановка несёт в себе дополнительные риски для США.

Во-первых, следуя дурному примеру Саудовской Аравии, каждая страна региона может тоже захотеть поиграть в войнушку.

Во-вторых, потеряв мощное крыло белоголового орлана, арабы весьма вероятно попробуют заменить его ядерным оружием, памятуя об опыте Ирана.

В-третьих, самый кошмарный для США вариант, ближневосточные страны могут обратиться за поддержкой к Москве. Этот козырь уже разыграли Сирия и Иран, однако, Саудовская Аравия тоже не спешит отставать от своих оппонентов. Министр иностранных дел королевства высказался в поддержку усиления экономического взаимодействия с Россией. А ведь вышеупомянутые страны не единственные, кто налаживает экономическое и военное сотрудничество с Москвой. В конечном итоге американские нефтяные корпорации могут потерять свои связи в регионе, опасаются американские аналитики.

И только госсекретарь Керри, как всегда, излучает оптимизм. Видимо, его не ставят в известность о реальном положении дел. А самостоятельный анализ Керри провести не в состоянии.

“Мы имеем более прочные взаимоотношения, более отчетливый союз, более крепкую дружбу с королевством Саудовская Аравия, чем когда-либо прежде”, — заявил Керри сегодня во время своего визита в Саудовскую Аравию.

Ну что ж, можно только порадоваться, что такой оппонент достался Сергею Лаврову на предстоящих в Женеве переговорах по политическому урегулированию в Сирии. Значит, навести порядок в Сирии будет чуточку проще.

Источник

Фото Politikus

Россия и мир: внешнеполитический аршин 2015 года

russia_world

Если измерить происходившее в 2015 году «внешнеполитическим аршином» (выражение Сергея Лаврова), то видно, что ушедший год был не просто насыщен, но перенасыщен событиями, которые в ряде случаев представляются эпохальными, формирующими новую реальность. В этой новой, очень сложной международной реальности России, как сейчас уже очевидно, принадлежит особая роль. Сегодня без нее невозможно решение ни одной серьезной геополитической проблемы.

Пономарева Елена Георгиевна

Пономарева Елена Георгиевна

* * *
В 2015 году цепная реакция распространения терроризма охватила не только Ближний Восток. На руках «воинов джихада» кровь российских туристов, жителей Парижа, калифорнийского Сан-Бернардино. Метастазы террора расползлись по всей планете. Только за один минувший год в мире появилось около 30 эксклавов, в том числе на Кавказе и Центральной Азии, где заявляют о готовности встать под чёрные знамена ДАИШ («Исламского государства», ИГ). Более 15 тысяч исламистов из различных экстремистских группировок уже присягнули на верность новоявленному «халифату» в Ливии и Египте, Тунисе и Алжире, Марокко и Иордании, Турции и Йемене, в Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Нигерии, Мали, Нигере, Чаде. Только в Сирии и Ираке на стороне ДАИШ воюют выходцы из почти 100 стран мира. И что бросается в глаза: в первую тройку языков «межнационального общения» в этом террористическом интернационале наряду с арабским и английским языками входит русский язык, на котором говорят боевики, прибывшие из стран постсоветского пространства.

Выступая 28 сентября 2015 г. на 70-й юбилейной сессии ООН в Нью-Йорке, президент РФ В.В. Путин поставил перед мировым сообществом вопрос о необходимости решительного противодействия терроризму. Российский лидер в очередной раз призвал все страны руководствоваться «общими интересами на основе международного права», объединить международные усилия для решения новых проблем, создать широкую, «наподобие антигитлеровской», коалицию против террористов.

Однако инициатива В.Путина не получила широкой поддержки на Западе. Там продолжили выставлять законного главу Сирийского государства большим злом по сравнению с террористами. В этой ситуации Россия отреагировала на официальное обращение властей Сирии, и 30 октября 2015 г. Совет Федерации РФ единогласно одобрил использование российских вооруженных сил за рубежом. Россия дала бой врагу на дальних подступах.

Удары Воздушно-космических сил РФ по террористам в Сирии спутали карты тех политиков на Западе, которые хотят считать свою позицию позицией всего мирового сообщества. 15-16 ноября 2015 г. в ходе встречи G20 в Анталии, особенно на фоне терактов в Париже, произошедших 13 ноября, призывы России к созданию широкомасштабной антитеррористической коалиции прозвучали особенно весомо, и всё равно стена непонимания, воздвигнутая Западом, так и не была разрушена.

Оценивая вступление России в борьбу с террористическим монстром, следует помнить, что спровоцированная арабскими монархиями и западными демократиями и длящаяся уже почти пять лет «гибридная война» в Сирии, захват «Исламским государством» значительных частей территории Ирака и Сирии привели к формированию разветвленной и гибкой структуры, имеющей влиятельных покровителей в мире политики и финансов. Уничтожить эту квазигосударственную структуру одними ракетными ударами невозможно. Её живучесть определена существованием мира наживы и международного криминала.

Специфические трудности на пути борьбы с терроризмом создаёт то, что концепции «глобального доминирования» и «глобального лидерства» остаются определяющими во внешней политике США. А лидировать и доминировать гораздо проще в ослабленном, фрагментированном и разоренном мире, в мире, состоящем из больших хаотизированных пространств («серых зон»). Такому миру, по логике «хозяев истории» (Б. Дизраели), категорически противопоказаны сильные национальные государства, государственный суверенитет, международное право равных – те именно основы международной жизни, которые последовательно отстаивает Россия.

С этой токи зрения Россия не только сражается против глобальной террористической угрозы, но и противостоит разрушительным процессам, грозящим в корне изменить политическую карту Большого Ближнего Востока, уничтожив арабское национальное государство как таковое, после чего иракцы, ливийцы, сирийцы и жители многих других стран рискуют стать таким же достоянием истории, как шумеры или вавилоняне.

Совместные действия российских Воздушно-космических сил и сирийской армии при поддержке со стороны Ирана способны приостановить процесс дестабилизации Ближнего Востока. Однако не будем тешить себя иллюзиями: на месте уничтоженного «Исламского государства» очень быстро могут появиться многочисленные преемники этих террористов. После вторжения войск США и НАТО в Ирак, после разрушения Ливии и распространения вируса «арабской весны» Ближний Восток превратился в лабораторию, взращивающую террористические структуры.

Это главный итог деятельности американцев на Ближнем Востоке. США выпустили джинна из бутылки, и теперь этот джинн претендует на бессмертие, он будет возрождаться вновь и вновь. В любом случае свое территориальное пространство Россия защитит. Что касается остального мира, будем надеяться, что у западных партнеров России разум возьмет верх над духом авантюризма. Победить монстра террора можно, лишь объединив усилия всех здоровых сил мирового сообщества, создав единый фронт антитеррористических сил.

В XVIII веке родоначальник консерватизма Эдмунд Бёрк написал, что «для торжества зла необходимо только одно условие – чтобы хорошие люди сидели сложа руки». И так же в ХХ веке: чтобы террористическое зло восторжествовало, достаточно просто продолжать бездействовать. Однако этого уже никогда не будет. Россия начала действовать. Именно с ней многие политики и всё более широкие общественные круги связывают надежду на мир и безопасность в нашем сложном мире.

* * *
На фоне борьбы с ИГ беспрецедентным по агрессивности явилась атака страны-члена НАТО против российского бомбардировщика. Действия Турции следует рассматривать как серьезную провокацию, имеющую долгосрочные последствия. Косвенным подтверждением этого служит прогнозный доклад на 2016 год американской разведывательно-аналитической компании Stratfor, в котором не без удовлетворения отмечается произошедшее в 2015 году резкое ухудшение отношений между Россией и Турцией. Авторы доклада высказывают мнение, что в 2016 году возможны новые столкновения двух наших стран.

Турецкий «нож в спину» закономерно вызвал ответные и достаточно жёсткие действия со стороны России. Однако сложившаяся ситуация – не повод перечеркивать многолетнее и многотрудное выстраивание отношений с Турецкой Республикой. Важно, учитывая просчеты недавнего прошлого, впредь трезво относиться к любому партнеру, не питать иллюзий на его счёт и не ограничиваться контактами на официальном уровне, но активнее работать с широкими кругами общественности. Президент В. Путин в ходе своей большой пресс-конференции отметил: «На межгосударственном уровне я не вижу перспектив наладить отношения с турецким руководством, а на гуманитарном – конечно».

Несмотря на то, что роль, сыгранная Турцией, стала дополнительным препятствием к созданию широкой коалиции по борьбе с ИГ, есть и положительные моменты. В частности, участники международных переговоров по сирийскому урегулированию договорились провести в конце января 2016 года переговоры между представителями официального Дамаска и оппозиции, согласовав список террористических организаций, которые не могут быть допущены к участию в политическом процессе. И это обнадеживающий факт.

* * *
На фоне сирийского кризиса «иранский вопрос», казалось бы, ушел в тень. Однако это, как и всё в большой политике, взаимосвязано. Мировая политика подобна сложнейшему гобелену: потянешь за одну ниточку, а узор изменится на всём ковре. 14 июля 2015 г. в Вене после 18 дней напряженных дискуссий «шестерке» международных посредников (Великобритания, Россия, США, Китай, Франция и Германия) и Ирану удалось выработать исторический (без преувеличения!) Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Этот документ, гарантирующий мирный характер ядерной программы Тегерана в обмен на снятие экономических санкций, стороны обсуждали полтора года. В более широком смысле «иранскому вопросу» более 12 лет.

СВПД – неоднозначный и трудный документ. Он накладывает на Иран ряд обязательств сроком действия от 8 до 15 лет: ограничивает исследования в области обогащения урана, сокращает число центрифуг на объекте «Натанз» с 19 000 до 5060 (с 18 октября 2015 г. Иран сворачивал по 162 центрифуги в день), определяет предел запасов обогащенного не более чем до 3,67% урана на уровне «менее 300 кг» (имелось 10 тысяч кг), перепрофилирует объект «Фордо», разрешает строительство реактора на тяжелой воде в Араке только под присмотром международного сообщества. Кроме того, Тегеран согласился соблюдать дополнительный протокол к соглашению о безопасности (создает возможности для тщательных проверок со стороны МАГАТЭ) и проводить консультации с МАГАТЭ до начала строительства атомного объекта.

20 июля 2015 г. СВПД был одобрен Советом Безопасности ООН. 18 октября, когда администрация США подготовила нормативную базу для приостановки своих санкций, а Брюссель – для снятия санкций ЕС, стало днём начала действия соглашения. Иранский Меджлис тоже поддержал документ. 15 декабря 2015 г. МАГАТЭ закрыло процесс выяснения иранского прошлого, длившийся 12 лет. Достижение этого результата было бы невозможно без активных дипломатических и политических усилий России. Более того, Иран заявил, что доставит подлежащий ликвидации обогащенный уран в Россию. В свете этих событий спровоцированное Саудовской Аравией обострение ситуации вокруг Ирана в январе 2016 года трудно расценить иначе, как попытку определённых региональных и внерегиональных сил не допустить полного и окончательного закрытия «иранского досье».

* * *
Измеряя всё, что происходило в 2015 году «внешнеполитическим аршином», нельзя обойти вниманием и украинский кризис. При всех проблемах реализации минских соглашений, подписанных 12 февраля 2015 года (из 13 пунктов худо-бедно выполняются только четыре), этот документ можно отнести к серьезным достижениям года. Остановлена полномасштабная война, а вот «русскую весну» заморозить не удалось. Донецкая и Луганская республики продолжают жить и отстаивать свою правду.

* * *
Отношения с главным контрагентом России на мировой арене – Соединёнными Штатами – можно оценить как «стабилизацию конфронтации» (Д. Тренин). Принятая в феврале 2015 г. Стратегия национальной безопасности США задаёт агрессивный и конфронтационный тон в отношениях с Россией. В документе говорится «о готовности и решимости сдержать, а при необходимости и разгромить возможных противников», о стремлении «лидировать с позиции силы». А ещё о том, что США «мобилизовали и возглавили международные усилия по наказанию России и противодействию ее агрессии». И это не риторика, но руководство к действию. Проблема в том, что комплекс «американской исключительности» задаёт высокий уровень напряженности в отношениях между нашими странами, что в свою очередь затрудняет решение важнейших международных проблем. Вместе с тем даже на фоне этой напряженности там, где интересы совпадают, отношения развиваются. Так, частично они совпадают в отношении иранской ядерной программы, частично – в отношении Сирии, частично – в отношении ИГ. Будем надеяться, что четвертое правило дипломатии Ганса Моргентау (страны должны быть готовы к компромиссу по всем вопросам, которые не являются для них жизненно важными) будет полнее работать и в отношениях США – Россия.

Очень важно, что 2015 год доказал невозможность международной изоляция России. Да, экономическое, финансовое, политическое давление на РФ будет продолжаться и в новом году, но европейцы все больше начинают сознавать, что, согласившись с санкциями против России, на которых настоял Вашингтон, они оказались между «молотом» американского «лидерства» и «наковальней» интересов европейского бизнеса, которому санкции в убыток. И несмотря на то, что санкции в ближайшей перспективе сохранятся, европейский капитал будет искать пути развития отношений с Россией. В то же время санкции – это и определенный шанс возрождения российской экономики, необходимого изменения баланса между сырьевым и несырьевым секторами. В 2014-2015 годах произошло резкое повышение геополитического статуса России. Это событие мировой значимости, но дальнейшее упрочение позиций России, благотворно отражающееся на международной обстановке, будет в значительной степени зависеть от состояния экономических и социальных тылов Российского государства. Как писал Айзек Азимов («Академия. Первая трилогия»), «прежде чем мы столкнемся с внешней угрозой… нам нужно у себя дома навести порядок».

* * *
Вспоминая анекдот, с которого В.В. Путин начал свою большую пресс-конференцию 17 декабря 2015 г., можно сказать, что мир и вместе с ним Россия вступили в чёрную полосу своего развития. Однако в какие бы трудные и тревожные времена мы ни жили, смотреть в будущее нужно не только с тревогой (бойтесь собственного страха, говорили мудрые), но и с надеждой. Тем более что оснований для надежд больше. И главное из них – Россия хранит в своей культуре, в своих людях, в доступном её влиянию мире бесценное качество человечности. Хранит вопреки всему. И не надо думать, что бесчеловечность в человеческом обличье сможет одолеть то, что делает русских людей людьми. Надо лишь уметь различать истинное и ложное, существенное и второстепенное, непреходящее и сиюминутное. На этом всегда стояла Россия. На том стоит и сейчас.

Пономарева Елена Георгиевна – российский политолог, историк, публицист. Президент Международного Института Развития Научного Сотрудничества. Доктор политических наук, профессор МГИМО (У) МИД России.

Елена Пономарева
12 января 2016 г.
Источник

Раздел Турции с молчаливого согласия Москвы начался

16h

Анкара начинает нервничать, понимая, что «в результате изменения в регионе баланса сил Москва может закрыть глаза на раздел Турции и Саудовской Аравии, который уже начинается», что является «самым неожиданным для Анкары и Эр-Рияда результатом «арабской весны»

Не сумевшим верно расшифровать политику США в регионе турецким политикам скоро будет явно не до халифата — сохранить бы территориальную целостность страны.

Наблюдая за событиями на Ближнем Востоке, редактор ИА REGNUM Станислав Тарасов делает вывод о том, что Турция своей двусмысленной закулисной игрой подорвала доверие мирового сообщества и вызвала недовольство партнеров по НАТО, что в обозримом будущем может привести к ее распаду.
Если еще год назад только самые прозорливые предсказывали возможный раздел Турции, то в последние месяцы об этом не сказали разве что официальные лица в Брюсселе и Вашингтоне. Проект «Новый ближний Восток», анонсированный госсекретарем США Кондолизой Райс в июне 2006 года в Тель-Авиве идет своим чередом. Судя по высказываниям различных западных «отставников», следующей в списке стоит Турция.

Изумляет во всем этом только одно: нам, простым гражданам, всегда кажется, что уж во власти-то находятся люди, которые в силах анализировать ситуацию, что совсем уж простофиль там не бывает. Ан нет! Примеров много: Милошевич, Хуссейн, Мубарак, Каддафи, теперь, видимо, приходит черед Эрдогана. Единственный, кому пока удалось (неизвестно, надолго ли) вырваться из-под смертельного обаяния США — это Башар Асад.
И, кстати, для тех, кто не помнит: Асад смеялся, когда Каддафи говорил, что вскоре придут за следующим «из них». Первым, за кем пришли, оказался сам Каддафи, а потом наступила очередь и Башара Асада.

Источник

Фото Ex-News

Контрабандисты на беженцах за год заработали около шести миллиардов долларов

6

Сегодня, 17 января, издание The Independent on Sunday со ссылкой на руководителя полицейской службы Евросоюза «Европол» Роба Уэйнрайта сообщило о том, что контрабандисты, которые занимаются переправкой мигрантов из государств Ближнего Востока в Европу, заработали в минувшем году рекордную прибыль, которая составляет от трех до шести миллиардов долларов.

Роб Уэйнрайт отметил, что на сегодняшний день нелегальный трафик людей по своей доходности уже может конкурировать с торговлей наркотиками.

Между этим, исходя из проведенного исследования руководства Евросоюза, в ходе опроса 1,5 тысяч мигрантов и экономических беженцев, 90% из них сообщили о том, что они платили деньги криминальным группам, чтобы добраться до Европы.

Глава «Европола» отметил, что исходя из оценок Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, свыше 1 миллиона человек бежали от войны, преследований и бедности в минувшем году. Эти люди рисковали своими жизнями, чтобы незаконным путем попасть в Европу.  Сообщается, что в «Европоле» также осведомлены о том, что каждый беженец в среднем за переправку платит криминальным посредникам от 3 до 6 тысяч долларов.

Так, можно провести элементарный математический расчет, исходя из которого в минувшем году оборот контрабандистов был равен от трех до шести миллиардов долларов.

Глава «Европола» также сообщил, что к преступной сети, которая занимается переправкой беженцев в Европу, были привлечены десятки тысяч контрабандистов. Вместе с этим только в минувшем году полицейской службой Евросоюза были установлены 10,7 тысяч подозреваемых в причастности к этой нелегальной деятельности.

Исходя из данных Международной организации по миграции (МОМ), которые были опубликованы британскими СМИ, за первые две недели текущего года в Европу перебрались 23,6 тысячи беженцев из государств Ближнего Востока. Данная цифра в три раза превышает точно такой же период января минувшего года. Отметим, что в первых днях января 2015 года к итальянским и греческим берегам каждый день прибывали по 570 беженцев, то в этом году данная цифра увеличилась до 1,7 тысяч человек.

Как отмечают эксперты, такая тенденция свидетельствует о том, что в 2016 году число прибывших в Европу мигрантов на порядок будет больше показателя минувшего года, когда число беженцев из ближневосточного региона достигло 1,1 миллиона человек.

По материалам ТАСС

Фото АР

Цель «летающих» танков Т-90 — Эр-Рияд

20h

Как сообщил председатель Центробанка Ирана Валиулла Сайфа, в самое ближайшее время Тегеран получит $ 30 млрд., которые были заморожены из-за санкционной политики Запада. Деньги, судя по всему, в первую очередь пойдут на закупку вооружения.

Такой вывод можно сделать из заявления Верховного лидера страныаятоллы Хаменеи о срочном укреплении армии страны. И это несмотря на то, что соглашение JCPOA (которое чаще всего называют форматом «5+1») запрещает Тегерану не только производить и испытывать ракетную технику, но и в течение пяти лет приобретать передовое обычное оружие. Здесь важно добавить, что JCPOA не лишает Иран право на самооборону.

Вокруг последней формулировки было сломано немало копий. В частности, председатель комитета Сената по вооруженным силам США Джон Маккейн был категорически против снятия всеобъемлющего военного эмбарго. И все-таки мнение сторонников умеренных ограничений победило, мол, не новое вооружение не способно создать угрозу соседям, прежде всего Саудовской Аравии.

С другой стороны значительные потери Корпуса стражей исламской революции в боях с отрядами ИГИЛ* на территории Сирии свидетельствует о недостаточной боеспособности иранской армии. Во всяком случае, так считают некоторые специалисты по международной обороне. «Иранский военный потенциал очень низкий, — заявляетБен Мурс, ведущий эксперт консалтинговой компании по безопасности IHS Jane’s. — У Тегерана нет реальных ВВС. Их флот слаб. Сухопутные войска не обладают коммуникационными возможностями управления. Если вы посмотрите на оборону Саудовской Аравии, то королевство в прошлом году импортировало военной техники на $ 7 млрд. ОАЭ — на $ 4 миллиарда. Оман — на $ 1 млрд. Тогда как Иран только на $ 550 млн.».

Расчеты IHS Jane’s показывают, что Тегерану требуется закупить обычного вооружения на $ 40 миллиардов, чтобы обеспечить должную обороноспособность. Примерно такую же сумму называют иранские военные и политики. Собственно, необходимость срочной модернизации армии и явилась главной причиной, побудившей аятоллу Хаменеи пойти на ядерную сделку. Напомним, что влиятельный саудовский политолог Джамаль Хашогги предрек, что после разгрома армии Асада (если это произойдет) мобильные отряды «Исламского государства» вторгнутся в Иран и посеют хаос. И бороться с ними, как показывает сирийский опыт, можно лишь с помощью мобильной бронетехники.

Главный редактор Veterans Today Джим У. Дин, ссылаясь на свои источники, сообщил, что сразу же после приобретения С-300 Тегеран закупит огромное количество русских танков Т-90, которые вследствие появления «Арматы» формально не относятся к новейшему вооружению. «Иран, возможно, пойдет на некоторые сделки с Западом по нефтяному оборудованию, но по оружию он сочтет контракты со странами НАТО рискованными, — пишет он. — Глупые политики Запада, введя санкции, принесли огромные издержки своему военному экспортному бизнесу».

И в самом деле, командующий Сухопутными силами иранской армии бригадный генерал Ахмад Реза Поурдастан заявил, что «очень надеется на скорейшие поставки Т-90 и что иранские специалисты смогут приехать в Россию, чтобы набраться опыта в эксплуатации этой современной техники». Впрочем, не только обида движет Ираном. События на Украине (бои за Донецкий аэропорт) и война в Сирии продемонстрировали возможности российских танков, чья репутация была значительно подмочена во время провальной войны с Саддамом Хусейном. И вот теперь Джим У. Дин говорит об устойчивом росте популярности Т-90 в мире, в частности, Индия имеет порядка тысячи таких машин и лестно отзывается о них.

В целом, на выбор вооружения, в том числе и бронетехники, влияет множество факторов, даже то, что «летающий танк» создан на базе легендарного в годы «холодной войны» танка Т-72. Того самого, который в случае конфликта НАТО и Варшавского блока должен был совершить бросок до Ла Манша через немецкий Фульда Гап. Совсем недавно об этом напомнил Верховный главнокомандующий ОВС НАТО в Европе генерал Филипп Бридлав. В 80-х годах прошлого века западные эксперты считали, что это была отлично сбалансированная по соотношению цены и эффективности машина, и более надежная, чем танк Т-64, который, кстати, советские танкисты, мягко говоря, недолюбливали. В частности, механики ругали «харьковчанина» из-за пылевого износа оппозитного двигателя и ненадежной ходовки, в которой с пугающей регулярностью ломались торсины. Уже тогда считалось за счастье получить машину из Тагила. Например, немцы из 9-я танковой дивизии ГДР запрашивали только Т-72Г. После развала Советского Союза о былом соперничестве ведущих танковых заводов страны позабыли, однако в обострившейся конкурентной борьбе и эти факты имеют значение.

Конечно, история создания танка, его характеристики, ремонтопригодность и удобство управления — всё это, безусловно, важные факторы. Но при всем при этом военные, в том числе и иранские, понимают, что бронетехника, несмотря на высокую стоимость и грозную силу, является «расходным материалом». Так, из 140 американских танков M1A1 версии SA, поставленных в 2010—2012 годах в Ирак, больше 100 были уничтожены, т.е. фактически все машины, которые участвовали в боях (остальные — просто не воевали). Боевики утверждают, что сделали это легко. Иными словами, в реальной войне при плохой подготовке к операциям с одинаковым успехом горят абсолютно все танки, независимо от цены. Кстати, за следующую партию из 170 танков американцы затребовали у иракской стороны уже $ 2,4 млрд., примерно столько, сколько индусы заплатили России по контракту за 1000 танков Т-90.

В вооруженных конфликтах количество бронетехники имеет серьезное значение. Так, из 700 стареньких танков Т-72, закупленных Сирией еще в СССР, по крайне мере, 300 машин эксплуатируются до сих пор, несмотря на многолетние кровопролитные бои и устаревшую защиту. И что важно, по общему мнению сирийцев, значение этих танков крайне велико. Короче говоря, Тегеран знает, что покупает.

Персидский политолог и военный эксперт Абюцар Багери пишет, что Иран в полной мере отдает себе отчет, что в нынешних условиях приобретение большого количества танков Т-90 поддержит российскую экономику. Иными словами, обе страны нуждаются друг в друге, и этот зарождающий альянс, хотя и будет создан «по расчету», обречен на стратегическое сотрудничество. Понятное дело, что танковый контракт вызовет резкое недовольство, точнее скрытую ярость мощных центров силы — Америки и Саудовской Аравии. «Но Иран неоднократно говорил, что будет стремиться защитить не только свои национальные интересы… но и угнетенные народы региона, — напоминает Багери слова аятоллы Хаменеи. — Сегодня наши военные инструкторы и советники присутствуют в Сирии и Ираке, чтобы помочь правительствам этих стран в войне против терроризма».

А завтра… Завтра всё будет зависеть от отношения саудитов к религиозному меньшинству — шиитам, проживающим в Саудовской Аравии. Жестокая казнь 2 января 2016 года священнослужителя Нимр Аль-Нимра испугало даже США. Мохсен Милани,исполнительный директор Центра стратегических и дипломатических исследований университета Южной Флориды, подчеркнул, что госсекретарь США Джон Керринастоятельно и неоднократно требовал освобождения Нимр Аль-Нимра. Казненный был аятоллой, почитаемым авторитетом для шиитов. В этой связи Вашингтон напомнил королевству, что казнь суннитом Саддамом Хусейном шиитского аятоллы Мухаммеда Аль-бакира Аль-Садра в апреле 1980 года стала причиной «войны между Ираном и Ираком, которая началась шесть месяцев спустя».


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС