блок

Шантаж Кэмерона, или как «спасти Евросоюз»

10h

Забавно наблюдать, как руководство ЕС судорожно пытается принять меры, чтобы сохранить Великобританию в составе Евросоюза. Британский премьер Дэвид Кэмерон знает, как играть на страхах бюрократов в Брюсселе и весьма умело использует их в собственных целях.

На конец февраля 2016 года назначен очередной саммит ЕС. Председатель Европейского Совета Дональд Туск вовсю мечется по европейским столицам, надеясь уговорить лидеров Франции, ФРГ, Греции, Румынии и Чехии уступить требованиям Кэмерона и реформировать Евросоюз на его условиях.

Требования Кэмерона касаются четырех сфер: конкуренция, суверенитет, социальная политика и экономическое управление. Референдум по вопросу о сохранении членства в ЕС должен пройти не позднее конца 2017 года, но может состояться и в начале этого лета, что придает Туску скорости…

Сегодня Туск попытается уговорить греческого премьер-министра Алексиса Ципраса согласиться на реформирование ЕС. Что же он предлагает Ципрасу?

Предложения Туска, которые могут составить основу соглашения на предстоящем саммите ЕС, предусматривают «механизм защиты» британской социальной системы. В частности, предоставление Лондону права не выплачивать социальные пособия мигрантам из стран ЕС в течение первых четырех лет после их прибытия.

Страны Восточной Европы выступают против подобных уступок Лондону. Кроме того, если требования Лондона будут удовлетворены, то следует ожидать аналогичной реакции и со стороны других стран Союза.

Сейчас же политика ЕС в этом вопросе направлена на создание системы «экстренного торможения», что позволит Великобритании или другой стране ЕС ограничить доступ к социальным благам мигрантов из других стран ЕС, если удастся обосновать чрезмерную нагрузку на социальную систему.

Кэмерон, конечно, не в восторге. На его взгляд, серьезные проблемы остаются. Значит, стоит ждать от него очередной пакости в ближайшее время. «Протянешь палец – откусит руку» – эта поговорка как раз про него…

Шантаж и угрозы – излюбленные политические приемчики Кэмерона, которые он использует не только против России, но и против своих «союзников» в Европе. Премьеру претит мысль о том, что европейская интеграция усилится. Ему нужна свобода действий.

Поэтому, если лидеры ЕС надеются сохранить Британию в политическом блоке, то им придется потратиться. И дело касается не только мигрантов, но и снижения роли Брюсселя в политической жизни страны, наделении национальных парламентов в Евросоюзе большей властью.

И, самое главное – странам ЕС придется пойти на уступки. Кэмерон выбрал весьма удачное время для оказания давления на Евросоюз. 2017 год – это год президентских выборов во Франции и парламентских в Германии, двух ведущих континентальных держав Евросоюза.

Как отметила евроскептик Марин Ле Пен, Дэвид Кэмерон делает то, что «я хочу сделать для Франции… хочет получить для своей страны то, что и мы хотим: больше суверенитета для Франции и больше свободы».

В то же время, поляки и чехи против ограничений в сфере внутренней миграции. И как заметил, председатель Европарламента Мартин Шульц, он сомневается в законности введения подобных запретов.

Что же касается греческого премьера, то он против выхода Британии из ЕС. Поэтому предложения Туска по мигрантам, скорее всего, будут им поддержаны, чего не скажешь про чехов и румын. Да, на февральском саммите ЕС будет жарко. Кэмерон это понимает, понимает также хорошо, как и тот факт, что Туску просто некуда деваться. Шантаж удался!

Источник

Фото Politikus

Призрак «Восточно-европейского союза»

15р

Планам Еврокомиссии ввести санкции против Польши, одобрившей план ультраконсервативных  реформ, не суждено сбыться. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил 8 января, что  наложит вето на любые ограничительные меры.  Две восточно-европейские страны близки к созданию союза внутри ЕС, направленного против мигрантов. Выгоду из новой политической конфигурации могут извлечь США, сближение с которыми является единственной реалистической альтернативой евроинтеграционистским проектам.

Еврокомиссия объявила о рассмотрении вопроса о Польше 13 января. Это решение рассматривается многими как первый шаг на пути наложения штрафов на Варшаву. Впрочем, глава ЕК Жан-Клод Юнкер на прошлой неделе не стал нагнетать страсти и заявил, что Брюссель не собирается «ломать» Польшу.

Согласно 7 статье Договора о ЕС, серьезное нарушение демократических принципов членом ЕС может наказываться штрафами и другими мерами воздействия. Одной из них является приостановка права провинившегося государства голосовать в Совете Европы.

О том, что польскому правительству удалось заручиться принципиальной поддержкой Венгрии, стало известно 6 января после встречи лидера правящей партии « Право и справедливость» Ярослава Качиньского и Орбана  в Варшаве. Венгерский лидер дал понять, что не возражает против проекта реформ в Польше, предусматривающего резкое сокращение полномочий конституционного суда и усиление контроля за принадлежащими государству СМИ. Преобразования, которые министр иностранных дел Люксембурга сравнил с возвращением ко временам коммунизма, Орбан считает внутренним делом Варшавы. «Брюсселю следует больше уважать поляков», – заявил венгерский лидер.

По итогам переговоров стало ясно, что и Польша, и Венгрия поддерживают усиление  контроля за передвижением мигрантов. Орбан предложил возвести на северной границе Греции  стену, чтобы поставить заслон потоку беженцев. Соглашение с Турцией, заключенное европейскими лидерами в ноябре, по мнению Будапешта, не работает.

Польские власти со своей стороны, сообщили, что сожалеют о прежних планах принять десятки тысяч  мигрантов. «Мы не сможем предоставить убежище более, чем сотне », – заявила премьер-министр Беата  Шидло.

Сближение Польши и Венгрии стало  возможным после победы на парламентских выборах, одержанной в октябре партией «Право и справедливость» Ярослава Качиньского. Политик в 2000-е годы заявлял, что считает Виктора Орбана образцом для подражания. «Настанет день, и Будапешт придет в Варшаву», –  предсказывал Качиньский, теперь готовящийся, по мнению его критиков, воплотить в жизнь этот прогноз.

Подобная перспектива не может не тревожить Брюссель, поскольку между  политическими системами двух стран остается существенная разница: в Венгрии фактически  отсутствует оппозиция слева, и Орбан управляет страной как непререкаемый  лидер. В Польше демократические институты гораздо сильнее, а критики правительства влиятельнее. Однако нынешняя реформа, позволяющая откладывать вступление в силу решений конституционного суда, способна изменить это положение дел. В ЕС ее называют нарушением статьи 2 Лиссабонского соглашения, требующей от каждого государства-члена уважения к демократическим ценностям. Реформу Контитуционного суда критикуют в Брюсселе наравне с требованием привести информационную политику государственных СМИ в соответствие с христианскими ценностями. Главный редактор “Газеты Выборча” Адам Михник в ответ на это предложение обвинил правых в попытке использовать «путинскую модель» в Польше. Влиятельная “Газета Выборча” выросла из профсоюза “Солидарность” и выражает взгяды антикоммунистического, но при этом левого направления в польской политике.

Депутат Европарламента Элмар Брок считает, что Качиньский даже более неприятный партнер для Брюсселя, чем Орбан, который, несмотря на ультраконсервативную риторику, тем не менее остается сторонником единства ЕС. В отличие от венгерских правых, их польские союзники входят в межпарламентскую группу евроскептиков, где их ближайшими партнерами выступают антиевропейски настроенные тори Дэвида Кэмерона. «Никакой дальнейшей интеграции и никаких новых полномочий Брюсселю. В этом мнении партия “Право и справедливость” и британские консерваторы  едины», комментирует позицию Качиньского польский политолог Малгожата Бониковска.

Несмотря на то, что в январе с.г. именно Будапешт оказывает услугу Варшаве, защищая ее от Еврокомиссии,  возможно, что Венгрии союз с Польшей необходим больше, чем наоборот. Политика Качиньского, во многом сводящаяся к переориентации страны с Брюсселя на Вашингтон под предлогом миграционного кризиса, оставляет полякам значительное пространство для маневра. Орбан, не имеющий с Вашингтоном тесных взаимоотношений и слишком авторитарный по стандартам Запада, подобной возможности лишен.  Будапешту остается лишь искать себе союзников (Орбан обращался в частности к России), по причине чего разлад в отношениях Польши и европейских властей он может рассматривать как подарок для себя.

Усиление разногласий  между восточно-европейскими странами, с одной стороны, Парижем и Берлином – с другой, и Лондоном – с третьей, вероятно, станет главной политической тенденцией ЕС в 2016 году. Новая компромиссная формула, которая устроила бы всех членов объединения, не просматривается, поскольку возможна только на пути односторонних уступок Франции и Германии недовольным странам. И если в случае с Великобританией это трудно, но возможно, то в отношениях с Восточной Европой кажется едва ли достижимым, поскольку затрагивает базовые для ЕС трактовки демократии, светскости и мультикльтурализма.  Качиньский называет мигрантов переносчиками неизвестных заболеваний, оккупирующими итальянские церкви, чтобы затем «превратить их в нужники». В Брюсселе с подобной риторикой согласиться никак не могут.

Источник

Фото ТАСС