экономический кризис

«Оборонка» России пошла под нож

20h

Военные расходы России в 2016 году будут урезаны на 5%. Об этом сообщают«Ведомости». Расходы по разделу «Национальная оборона» в бюджете-2016 запланированы в размере 3,14 трлн рублей (4% ВВП), и исходя из этой суммы сокращение составит почти 160 млрд.

Основная часть расходов по разделу «Национальная оборона» в 2016 года — это расходы на гособоронзаказ. Другими словами, на закупку выпускаемых серийно новых вооружений, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по разработке новых вооружений, ремонт и модернизацию имеющихся в Вооруженных силах систем оружия. Эти расходы составляют 68% от всех расходов по разделу, или, по оценке Лаборатории военной экономики Института экономической политики, — 2,142 трлн рублей.

Как утверждают «Ведомости», именно на расходы по гособоронзаказу и придется основной объем сокращений: секвестр составит 7%, или почти 150 млрд рублей. При этом затраты на денежное содержание личного состава планируется в любом случае оставить неизменными.

Вот так, по информации издания, выглядит план сокращений расходов на оборону:

— средства в сфере закупок и разработок вооружений будут экономить за счет переноса на будущее расходов на разработку ряда программ, приоритетность которых невысока;

— экономия практически не коснется сил ядерного сдерживания — расходов на закупку вооружений для Ракетных войск стратегического назначения, атомных подводных лодок с баллистическими ракетами, стратегических бомбардировщиков;

— будут отложены до лучших времен разработки мобильного железнодорожного ракетного комплекса и новых стратегических бомбардировщиков (как нового поколения, так и восстановления производства бомбардировщика Ту-160), а темпы перевооружения новыми атомными подлодками будут растянуты;

—  больше всего будут сокращены расходы на ряд дорогостоящих систем в сфере обычных вооружений для сил общего назначения, в том числе для флота и авиации, в меньшей степени — на вооружение Сухопутных войск.

— не будут сокращаться расходы на развертывание новых соединений в связи с изменившейся стратегической обстановкой;

— экономия не затронет операцию в Сирии.

Понятно, что сокращение военного бюджета на 5% едва ли существенно повлияет на обороноспособность Вооруженных сил и безопасность России. Однако настораживает, что это не первое с начала кризиса сокращение военного бюджета. Как заявила замминистра обороны Татьяна Шевцова в интервью изданию «Военно-промышленный курьер», в 2015 году военные расходы уже были уменьшены на 3,8%.

Что стоит за секвестром военного бюджета, получит ли развитие этот процесс в условиях продолжающейся экономической рецессии, создает ли он реальные угрозы безопасности России?

— Даже пятипроцентный секвестр военного бюджета ослабляет обороноспособность России, но не сиюминутно, а в перспективе, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров.

— Поневоле возникает вопрос: сумеем ли мы при таком подходе модернизировать свои Вооруженные силы до того, как возникнет критическая ситуация? Как мы видим, мир сейчас фактически балансирует на грани большой войны, и вероятны самые разные чрезвычайные сценарии.

На мой взгляд, однозначно плохо, что откладывается разработка мобильного железнодорожного ракетного комплекса. Такой комплекс, с военной точки зрения, является наименее уязвимым для первого удара со стороны США. И очень плохо, что планируется отложить спуск на воду подлодок нового поколения.

Я считаю, решение о сокращении расходов на оборону — наглядный пример, каким образом нынешняя политика экономического блока правительства РФ ведет к ослаблению нашей безопасности.

Эта политика основана на принципах стихийного рынка, и подразумевает отказ от жесткого государственного регулирования, в том числе в области финансов, а также следование догмам Международного валютного фонда. Плюс, конечно, она подразумевает подыгрывание российским олигархическим структурам, которые заинтересованы и в сохранении своего бизнеса, и системы в целом в ее нынешнем виде.

Все эти факторы ведут к тому, что начинает подрываться безопасность государства.

— Судя по заявлению замминистра обороны Татьяна Шевцовой, нынешнее сокращение будет вторым по счету за период кризиса. Значит ли это, что экономия на обороне становится трендом?

— На мой взгляд, ситуация с финансирование «оборонки» будет ухудшаться. Причем, если сегодня мы приостановим программу переоснащения ядерных сил, и завтра они начнут устаревать, серьезной проблемой это станет в достаточно далекой перспективе. Но дальнейшие сокращения военных расходов будут влиять на безопасность страны уже самым непосредственным образом.

Проблема в том, что нынешний экономический курс правительства ведет оборонный комплекс в тупик. Из-за этого курса будет и неуклонно сокращаться бюджетная база, и падать производство. Следовательно, ни о каком наращивании военных расходов, или даже о восстановлении их в прежнем объеме не может быть и речи.

Думаю, без резкого изменения экономического курса мы обречены на поражение в сетецентрической войне с Западом.

 — Где проходит граница сокращения расходов на оборону, после которой гарантированно возникают проблемы с безопасностью РФ?

– Граница проходит по перспективным программам вооружений, а именно их сейчас собираются сокращать. Это значит, что наши Вооруженные силы будут отставать в военно-технологическом отношении, и чем дальше, тем сильнее.

Такая перспектива вдвойне обидна, поскольку мы только-только обошли США по ряду направлений: по характеристикам баллистических и крылатых ракет, подводных лодок, танков, самолетов, средств радиоэлектронной борьбы. По всем этим пунктам мы сегодня превосходим Запад — пусть ненамного, но мы впереди. И тут же чиновники из экономического блока начинают резать военных бюджет. Я не могу назвать это иначе, как попыткой саботажа.

Военные расходы режут под утешительные разговоры, дескать, виноваты объективные сложности — низкие мировые цены на нефть. Ну, так измените экономическую политику, и найдите деньги. Введите прогрессивный налог на доходы, налог на обмен валюты, а потом произведите дополнительную эмиссию рубля — печатайте больше денег, и давайте их военно-промышленному комплексу под целевые программы: в этом случае эмиссия не раскрутит маховик инфляции… Мало ли что еще можно сделать!

Но экономический блок не желает заниматься государственным регулированием, он предпочитает резать «оборонку» по живому. И это, к сожалению, не внушает никакого оптимизма…

— На дворе экономический кризис, который нельзя сбросить со счетов, а безопасность и оборона — всегда компромисс между чисто военной безопасностью, и безопасностью в широком контексте, — отмечает заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков.

— Понятно, если резать «социалку» и все доходы бюджета направлять на военные нужды, внутри страны может сложиться такая ситуация, при которой никакая армия не поможет. Мы это уже проходили на примере СССР. Накануне развала Советского Союза, напомню, военная сфера находилась на пике своего развития, между тем, как показали дальнейшие события, проблемы в плане безопасности у страны имелись очень серьезные.

Сегодня всем очевидно, что в плане обороны мы действительно не можем позволить себе все, что хотим. «Жирные» годы, когда о дефиците бюджета никто не вспоминал, прошли. Это значит, что перечень военных программ будут обрезать, закрывая те из них, которые считают наименее важными. И руководствоваться в оценке важности, разумеется, будут перечнем угроз России.

Скажем, стратегические ядерные силы являются ключевым элементом в противостоянии с серьезными противниками, такими как США и НАТО. Что бы ни говорили, это наиболее эффективный инструмент сдерживания, и трогать его нельзя.

Другие весомые угрозы исходят от возможных локальных конфликтов. Здесь тоже сокращения намечены минимальные — они не повлияют на планы разворачивания наших новых соединений.

По сути, сокращать собираются программы перспективных вооружений, и это не слишком хорошо. Но надо понимать: наши потенциальные противники сталкиваются ровно с теми же проблемами.

Например, недавно в Конгрессе США раскритиковали систему ПРО за неэффективность. Как было отмечено в докладе Главного контрольного управления страны, Агентство по повышению противоракетной обороны Минобороны США потратило десятки миллиардов долларов на разработку системы ПРО, включая ее модернизацию, и провело «восемь испытаний по перехвату, четыре из которых оказались успешными». При этом нет доказательств, что система ПРО способна защитить территорию США в случае удара баллистических ракет со стороны КНДР или Ирана. Конгресс пытался разобраться: где же реальные преимущества в сфере безопасности, под которые выделялись серьезные деньги, стоит ли продолжать финансирование этой программы?

Вот и мы пытаемся экономить на дорогостоящих программах — это требование времени. Но пока я не вижу оснований для тревожных выводов…

— За счет сокращения военных расходов формируются необходимые резервы, которые пойдут на стабилизацию социально-политической ситуации в России в период парламентских выборов 2016 года, — уверен политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков.

— Это разумная политика: в 2014—2015 годах резко, рывком развивать военную составляющую, в 2016-м сконцентрироваться, в основном, на политической составляющей, в 2017-м снова развивать военную сферу, а в 2018-м, когда на фоне президентских выборов последуют попытки дестабилизировать ситуацию в РФ, опять сделать акцент на социально-экономическую стабильность.

На мой взгляд, грядущее сокращение военного бюджета заметного ущерба безопасности России не нанесет. Тем более, сейчас наши Вооруженные силы находятся в очень неплохой форме. Это подтверждают и успехи воздушно-космические сил в Сирии, и спецоперация в Крыму.

Не стоит забывать: главная задача Вооруженных сил России — это сдерживание внешнего противника. И сегодня эта задача полностью выполняется.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Украинцы считают, что страна находится на пике масштабного кризиса

original (10)

В результате соцопроса, проведенного исследовательской компанией Research & Branding Group, было установлено, что большинство граждан Украины считают политическую обстановку в стране нестабильной и что само государство находится на пике масштабного кризиса.

Так, 83,4% респондентов признали политическую обстановку в стране «в целом нестабильной». При этом только 1,9% опрошенных считают ее стабильной.

На вопрос: «Каким вы видите экономическое положение в стране?» 87,1 % респондентов ответили «в целом плохим».

Подводя итоги последнего полугодия на Украине, 43,6 % граждан заявили, что «Украина находится на пике масштабного кризиса». Противоположную точку зрения имеют 28,8% украинцев. Стоит отметить, что около 44% респондентов настроено пессимистически, утверждая, что в ближайшие шесть месяцев ситуация в целом ухудшится.

Также выяснилось, что украинцы больше всего не доверяют своему президенту (73,2%), Кабмину (85,8%) и Верховной Раде (86%), в то же время армия вызывает доверие у 60% респондентов. А самым непопулярным политиком на Украине был признан секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов.

Данный соцопрос проводился 2-12 февраля 2016 года в 22 областях Украины, в том числе и в Киеве. В исследовании принял участие 1801 человек.

Источник

Россияне считают основной угрозой государства обнищание широких слоев населения

2

Больше половины опрошенных россиян (53%) уверены, что на сегодняшний день главной угрозой в России является повышение цен и обнищание населения. Сегодня, 12 февраля, были опубликованы данные социального опроса, проведенного «Левада-Центром», который был проведен в декабре 2015 года – январе 2016 года среди 1600 человек в 137 населенных пунктах 48 российских регионов.

Среди угроз респонденты также назвали экономический кризис (49%) и увеличение уровня безработицы (35%). Также участники опроса выразили опасение во втягивании России в военные конфликты за пределами государства (27%), увеличения неопределенности будущего (16%), нарастания напряженности в отношениях с западными странами (15%).

82% опрошенных россиян выразили согласие с утверждением, что в данный момент Россия находится в экономическом кризисе, а также пятый опрошенный (21%) выразил уверенность, что кризис затянется, и его последствия будут иметь место еще много лет.

Как считают 22% опрошенных, в данный момент трудно спрогнозировать, какой период времени будет продолжаться кризис и насколько глубоким он будет. 23% уверены, что кризис будет продолжаться не меньше 2 лет, еще 18% считают, что он не будет больше года или полтора. Об отсутствии кризиса в российской экономике сообщили 12% опрошенных россиян.

Как сообщили 75% респондентов, в России началось резкое повышение цент, ощутимое понижение уровня жизни граждан страны, а также ухудшение экономического положения государства (16% выразили несогласие с данным мнением).

Респонденты выразили уверенность, что данные явления имеют место по причине понижения цен на нефть (47%), коррупции в органах власти (33%), особенностей отечественной экономики (29%), санкций со стороны западных стран (27%), увеличения расходов на оборону, безопасность и содержание государственного аппарата в ущерб расходам на социальную сферу (26%).

Как отметили 59% опрошенных, за последний год цены на товары и услуги, которые они приобретают, увеличились на 15-50%. Каждый пятый россиянин (21%) ответил увеличение цен на 50-100%.

За последний год в семьях 40% опрошенных немного ухудшился характер повседневного потребления (питание, лекарств, потребление предметов первой необходимости, поездки на транспорте и т.д.), а у 90% – существенно ухудшился. Вместе с этим у 44% россиян в данном вопросе ничего не поменялось.

Две трети опрошенных (67%) отметили, что выбор услуг и товаров в тех городах, где они проживают, за последние полгода не изменился, 22% отметили его сокращение, 7% респондентов сообщили о его расширении.

Помимо этого, каждый десятый респондент (11%) сообщил о том, что за последние два месяца его семья стала приобретать меньше продуктов про запас, а 8% – больше, чем обычно. 41% россиян не изменили своей привычке и покупают продукты как всегда, а 37% никогда не делали и не делают покупок про запас.

По материалам Интерфакс

Фото http://sibdepo.ru

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Когда упадет «рублевый навес»

1h

Так же, как год назад, завершение праздников привело к ослаблению рубля. Но нефть упала намного более существенно. Встает вопрос: какова теперь перспектива российской валюты? И зачем было создавать в 2015 году «рублевый навес», если он обваливается? Или он уже обвалился?

«Чудо с рублем» — так можно назвать укрепление отечественной валюты к июню 2015 года. 50 рублей за доллар — столько давали за рубль в мае. И когда курс «американца» пополз во второй половине прошлого года вверх, народ принялся шептаться: пусть сперва он вырастет, но потом все равно упадет. Казалось, что так и будет потому, что так уже было. Это восприятие было и остается крайне наивным, пусть даже его подкрепил индекс Биг-Мака, благодаря которому был сделан вывод, что рубль якобы недооценен к доллару на 70%. Эту оценку выдали сперва влиятельные американские, а после — российские издания.

В сложной экономической ситуации велика потребность в оптимизме. Его чиновники источали весь 2015 год. События же надвигались иные.

Едва праздники миновали, они начали происходить. Уже в первые минуты торгов 11 января доллар взлетел выше отметки 76 рублей. Этим уровнем и закончился день. «Чудо» приблизилось к финалу. Естественному, если учитывать углубившийся в стране кризис и падение цен на нефть. К середине января баррель стоил уже 30 долларов. Однако, еще нельзя сказать, что процесс завершения «чуда с рублем» подошел к концу.

2014−2015 годы прошли в разговорах о зависимости отечественной экономики от американской валюты. Россия действительно, сильно зависит от доллара. Но это зависимость не техническая, которую якобы можно было легко разорвать, если бы правительство это интересовало. И слабость рубля тоже порождена этой зависимостью, а не тем, что доллар допускается в обращение. Мы имеем периферийную экономику, и пока с этим не будет покончено любые ограничения на использования валюты (особенно во внешне-торговых операциях) будут обходиться бизнесом. Но это в теории. На практике падение цен на нефть будет давить на рубль.

Власти сделали населению своеобразный новогодний подарок. Они не дали отечественной валюте в конце 2015 года опуститься, хотя нефть резко подешевела. Это сохранило, как и в начале 2015 года, стабильность цен в праздники. Сколько было потрачено валюты на интервенции для поддержание курса рубля — отдельная тема. Но держать курс постоянно безумие, даже если вы верите, что цены на «черное золото» должны по неведомой причине подняться. А причины для роста цен на нефть нет: китайский фондовый рынок в начале года обвалился. Это породило волну биржевых обвалов во всем мире. Пострадали и США. Вновь сработало правило: сырьевые товары и ценные бумаги дешевеют вместе.

Сколько же должен стоить доллар, если нефть продается по 30 доллара за баррель? Существует формула: 3700 нужно разделить на цену барреля нефти марки Brent, чтобы получить приемлемый для экспортеров и бюджета России курс доллара. По этой формуле доллар должен стоить более 120 рублей. Это даже не 90 рублей, что автор обещал летом прошлого года. Это намного больше. Но здесь в игру вступают «но».

Рублевый навес падает, это очевидно. Однако политические последствия этого могут быть существенны. Потому Центральный банк может мешать слишком сильному ослаблению. И 95 рублей за доллар пока выглядит возможной линией обороны. Со временем она будет оставлена, если будет ранее занята. 80−85 рублей за доллар — это плохая линия, слишком велик разрыв между должным и настоящим курсом. Если она будет занята, то резкий обвал с итоговой паникой неминуем. А надежды на удорожание нефти нужно оставить. Она еще войдет в зону между 15 и 25 долларами за баррель, в свое время, конечно. Определит же его Китай.

2016 год — это год Китая. Развитие кризиса в этой стране определит все важнейшие процессы в мире. Оно подстегнет развитие кризиса на местах. Фондовый рынок планету уже получил мощный удар из Китая. Но главный удар по нефти Поднебесная нанесет только после девальвации юаня и перехода к сокращению промышленного производства. Сжатие экономики Китая уже можно видеть по тяге вниз биржи и национальной валюты. Однако все это еще только начало больших изменений.

Россияне вряд ли придут в восторг, если вторая волна кризиса еще более опустит цены на нефть. Они заметят падение по ослаблению рубля. Может быть тогда общество станет лучше понимать, как плохо, когда главный рынок для России внешний, а не внутренний. Что внутренний покупатель слаб, а обрабатывающая промышленность еще слабее, и нет политики развития национального рынка люди давно уже знают. Потому валютные интервенции и даже меры валютного регулирования не дадут значительного эффекта. Они вообще могут быть полезны лишь как меры дополнительные к новой, не либеральной экономической политике.

Таковой политики в России нет. А это серьезнейшая проблема, потому как не устранив причин бегства капиталов не выйдет остановить его отток за рубеж. И не выйдет сделать рубль устойчивым в ситуация уменьшения притока валюты в страну. Рубль в таких условиях обречен быть слабым, сколько бы мы не переводили на него внешнюю торговлю, поскольку не бывает сильной валюты у слабой экономики. Изменять необходимо ее.

Гайдаровский форум завершился. Он показал, что новой экономической политики страна в 2016 году ждать не должна. Зато правительство уже запустило процесс 10% сокращения бюджетных расходов. Он необходим для того, чтобы уменьшить возможное падение рубля. Девальвации, тем более шоковой, власти явно не хотят. Но и избежать ее они тоже не в состоянии. Размер же девальвации можно уменьшить, если бюджет России будет исполним. Этого чиновники и стремятся достичь. Скорее всего, сокращение расходов казны начнет реализовывать еще до того, как будет утверждено Госдумой. Все это лишь поправки к перспективе.

В январе отечественные денежные власти, вероятно, допустят медленное ослабление рубля, стараясь сдерживать резкие порывы на рынке. Они уже начали это делать. Но все равно, во второй половине месяца доллар способен пробиться к отметке в 80 рублей. Что будет дальше? Либо власти произведут резкую девальвация, что очень вероятно, либо в режиме «свободного плавания» рубль пойдет вниз все дальше и дальше.

Медленно или быстро, но рублевый навес упадет. Вот только, вряд ли это будет последнее ослабление российской валюты в 2016 году.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рублю грозит «китайский понедельник»

4h

В понедельник, 11 января, Московская биржа откроется после новогодних каникул. Участники торгов ждут этого момента в необычайно взвинченном состоянии. Причина — нарастающая истерика на мировом фондовом рынке.

7 января индекс Dow Jones достиг рекордного минимума за последние 119 лет, обвалившись больше чем на 5%, сообщило CNN. Индекс потерял 911 пунктов, что является худшим показателем с 1897 года (по данным компании FactSet). Индекс Nasdaq обрушился на 6% и достиг худшего значения с 2000 года.

Американский индекс S&P 500 по итогам первых четырех дней года потерял 4,9%, что стало худшим результатом за аналогичный период за все время его расчета с 1928 года, сообщило агентство Bloomberg.

«Инвесторы начали 2016 год в состоянии паники», — прокомментировал CNN обвал фондового рынка в США руководитель инвестиционно-консультационной фирмы Yardeni Research Эд Ярдени.

Ухудшение на американском рынке произошло на фоне обвала фондового рынка в Китае (торги на минувшей неделе дважды останавливались — срабатывал начавший действовать с января механизм, при котором торги прекращаются в случае изменения индекса CSI 300 на 7%). Причина — Народный банк Китая восемь рабочих дней подряд активно снижал курс юаня, что заставило инвесторов всерьез обеспокоиться состоянием китайской экономики и бегством капитала из страны.

Только в декабре валютные резервы Китая сократились более чем на $ 100 млрд, что стало максимальным месячным падением. А за весь 2015 год резервы сократились на $ 513 млрд (до $ 3,3 трлн) Китайскому Центробанку приходится поддерживать слабеющий юань, и справляться с оттоком капитала, который с февраля по ноябрь 2015 года составил, по расчетам Bloomberg, $ 843 млрд.

Панику у игроков вызвало и рекордное за последние 12 лет падение мировых цен на нефть. Цена WTI по итогам 7 января снизилась до $ 33,27 за баррель, причем в ходе торгов она опускалась до $ 32,1.

«Наиболее вероятным представляется падение ниже $ 30 за баррель уже на следующей неделе. А поскольку фундаментальные показатели выглядят ужасно, цена может остаться там на пару месяцев», — заявил The Wall Street Journal стратег по нефтяному рынку Citigroup Крис Мэйн.

Все это говорит о том, что 11 января российским акциям предстоит пережить «черный» — в данном случае, «китайский» — понедельник.

Какими будут последствия паники на мировых рынках, как это отразится на России?

— Начало торгов 11 января наверняка будет нервозным, но особо резких движений курса рубля ожидать трудно, — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Все будет зависеть от котировок Brent. Они «танцуют» возле $ 33 за баррель, соответственно и курс национальной валюты будет находиться в коридоре 74,7−75 рублей за доллар. А поскольку других значимых факторов, влияющих на валютный рынок со стороны спроса, не наблюдается, скорее всего, рубль будет вести себя в соответствии с динамикой нефтяных цен.

На мой взгляд, на нефтяном рынке идет нервное нащупывание понижательного тренда, но когда он обозначится — вопрос пока открытый. Не исключено, что произойдет дополнительный «обмен любезностями» между Саудовской Аравией и Ираном, и тогда нефть задержится на текущих уровнях.

Словом, рубль будет зависеть от нефти, а нефть — от геополитических новостей. Плюс, конечно, от сюрпризов из Китая.

8 января китайские рынки более-менее стабилизировались, а Народный банк Китая даже повысил на 0,02% фиксированный курс юаня к доллару. Рынки восприняли этот шаг как сигнал готовности китайского регулятора и дальше стабилизировать ситуацию.

Надо сказать, Народный банк уже продемонстрировал желание заливать рынок ликвидностью, чтобы избежать возможных дефолтов его участников. Кроме того, власти Китая дали банкам устное распоряжение об ограничении продаж долларов США — таким образом Пекин пытается бороться с усиливающимся оттоком капитала.

Надо думать, в ближайшие дни последует и жесткое официальное распоряжение об ограничении продаж долларов как физическим, так и юридическим лицам. Это должно сбросить ажиотажный спрос на валютных биржах. Кроме того, китайские власти ввели ограничения для мажоритарных акционеров по торговле акциями: теперь они не могут продавать пакеты более 1% акционерного капитала в течение трех месяцев.

Это, конечно, жестокое подмораживание рынка, и абсолютно нерыночная мера. Но, судя по всему, у китайцев не остается другого метода подавить спекулятивную стихию.

Я не исключаю, что пакет этих ограничительных мер Народный банк Китая введет в действие уже в начале торгов 11 января. Но, с другой стороны, создается ощущение, что регулятор потерял управление рынками на территории Поднебесной, поэтому его сигналы могут не дойти до участников.

— Что это означает?

— Если в первые 15 минут торгов в понедельник на Шанхайской фондовой бирже — крупнейшей в Поднебесной — ключевой индекс страны Shanghai Composite упадет более чем на 5%, торги будут приостановлены до 14.41 по местному времени. Затем торги возобновятся, и если фондовый индекс продолжит падение до 7% и ниже, торговая сессия будет сорвана.

Этот сценарий, естественно, держит игроков в напряжении. Если Китай в очередной раз рухнет, импульсы с китайских площадок — через Сингапур и Гонконг — передадутся на российские биржи, а затем и на американские.

Поэтому 11 января мировой рынок будет вести себя очень нервозно. И если по курсу рубля, повторюсь, я не жду сильных скачков, российские «голубые фишки» могут мгновенно просесть.

Пока, я бы сказал, прогноз кисло-сладкий. Проблема в том, что у российского рынка на сегодня нет никаких торговых и инвестиционных идей — он полностью зависим от внешней конъюнктуры. И все последние сессии наши «фишки» потихоньку припадали. Понятно, это происходит потому, что все наши «фишки» — в основном, сырьевые и нефтегазовые компании. А сейчас по всему миру этот эшелон ценных бумаг торгуется в понижательном тренде.

Но в целом, риск падения российских площадок очень высок. Они зависят исключительно от внешних факторов, и если эти факторы толкают вниз — мы не можем сопротивляться.

— Американские биржи 11 января тоже будут пребывать в панике?

— Торговые площадки США начнут работу в конце дня по московскому времени. Пока, несмотря на падение индекса S&P 500 на 4,9%, что в последний раз наблюдалось в 1928 году, многие аналитики говорят, что это не повод для паники.

Все, кто умеет жить и работать в условиях рынка, готовы к такому повороту событий. Уже 16 декабря 2015 года, когда Федеральная резервная система (ФРС) США впервые за последние девять лет решила повысить базовую ставку с 0−0,25% до 0,25−0,5%, стало очевидно: фондовый «пузырь», надувавшийся на американских площадках в течение многих месяцев, будет сдуваться. Именно это сейчас и происходит.

К чести ФРС, ее руководство неоднократно объясняло, что повышает ставку, в том числе, чтобы предотвратить дальнейшее разрастание фондовых «пузырей», поскольку раздутый фондовый рынок — прямой путь к повторению кризиса 2008 года. В таких условиях достаточно краха одного системообразующего банка — и все начнет сыпаться.

Поэтому, несмотря на движение рынков США вниз, американский регулятор достаточно спокоен. Для игроков — да, обстановка неприятная, но рано или поздно обвал должен был случиться, и игроков об этом прямо предупреждали.

— Ваш прогноз: как будет развиваться ситуация?

— Она остается нервозной, но квалифицированные инвесторы — в первую очередь, инвестиционные банки — не усматривают в ней признаков начала глобальной катастрофы. Вместе с тем, надо понимать: для России такого рода оценки — не повод для самоуспокоения.

И нашим денежным властям, и российским участникам рынка необходимо внимательно отслеживать, что происходит на биржевых площадках. Прежде всего, потому, что прогнозы ФРС, МВФ и Всемирного банка о незначительности эффектов от краха площадок в развивающихся странах оказались неверными. Пример Китая показал, что риски передачи вторичных эффектов с одного рынка на другой недооценены, и очень велики. Другими словами, Китай куда сильнее влияет на глобальную экономику, чем казалось раньше. Эта недооценка означает, что времени на противодействие надвигающемуся краху может не хватить. В том числе, России…

Источник

Фото Коммерсантъ

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Прогноз 2016: внимание на собственные проблемы

1h

«Свободная Пресса» продолжает делать прогноз на наступивший 2016 год. Нынешний материал посвящен тому, какой возможно будет внутренняя политика в стране.

Весь предыдущий 2015 год российских граждан больше интересовали события, происходившие за пределами России. Внимание привлекали Украина, Сирия, Турция, США, Евросоюз, развитие отношений с Китаем и странами Азии. Конфликтность в мире явно нарастала, и россияне проявляли большой интерес к происходящему за рубежом.

Но бесконечно интересоваться преимущественно мировой хроникой просто невозможно, внимание неизбежно должно вернуться к делам у себя дома. Тем более что положение вещей внутри страны крайне сложно назвать абсолютно благополучным. Рубль продолжает дешеветь, а цены растут. Многим очевидно, что низкая стоимость нефти продержится еще долго, как и антироссийские санкции, а потому без коренной перестройки экономики нас не ждет ничего хорошего.

К сожалении, судя по всему, правительство не спешит проводить структурные реформы и только пугает граждан повышением пенсионного возраста.

В 2016 году должны пройти выборы в Государственную Думу, а это значит, что оппозиционные политические партии, в том числе и парламентские, будут активнее обращать внимание граждан на провалах власти.

Удастся ли сохранить в этих условиях политическую стабильность? С этим вопросом «СП» обратилась к экспертам.

— Экономическая ситуация заставит людей больше задумываться о происходящем внутри страны, — считает заместитель директора Центра политической информации Алексей Панин. — Стоит учитывать, что любая навязчивая новость в конце концов надоедает, будь это Украина или Сирия.

Не стоит забывать, что когда люди привыкают к успехам, они перестают их считать успехами и воспринимают их как само собой разумеющееся явление. В 2015 году все радовались росту авторитета России в мире, но в 2016-м все будут считать, что так и должно быть. И этого будет поэтому недостаточно, чтобы демонстрировать эффективность власти.

Что касается внутренней политики, то власти придется реагировать на серьезные вызовы. Прежде всего, это связано с конъюнктурой мировых цен на энергоресурсы. По всей видимости, нас ожидает затяжной период низких цен на природные ресурсы, которыми мы торгуем. Это приведет к росту бюджетного дефицита и дальнейшей девальвации, которая крайне нежелательна. Для россиян определенным мерилом успеха и общественного достатка стал туризм.

Гражданам явно не хватает катализаторов экономического роста, даже моральных. Крайне низка вероятность, что в 2016 году отменят санкции. Разворота ценовых трендов на нефть тоже не предвидится. И, как оказалось, Китай не стал «панацеей» для экономики, как и весь Азиатско-Тихоокеанский регион, на который давит Китай.

В 2016 году работать придется в сложных условиях. И всё это накладывается на выборную кампанию. С одной стороны, нельзя проводить непопулярные реформы, с другой, — показывать способность власти справляться с проблемами. Поэтому наиболее вероятный сценарий — отложение всех непопулярных реформ на ноябрь-декабрь 2016 года, но это вряд ли будет лучшее решение.

 — Будет ли интрига вокруг выборов в Госдуму?

— Я не предполагаю, что будет серьезная политическая борьба. Негативный опыт 2011 года будет учтен в полной мере, никто «хулиганить» по-прежнему не будет. К тому же, внешнеполитического и патриотического запала, видимо, хватит до сентября. Я не думаю, что позиции «Единой России» под угрозой.

Что касается других парламентских партий, то, скорее всего, сойдет со сцены «Справедливая Россия». У КПРФ и ЛДПР старые лица, но замены этим партиям пока нет. Наверное, они получат столько же голосов, сколько и в прошлый раз или меньше. Можно предположить, что минимальное представительство получат в Думе партии, которые сейчас в ней не представлены. Это будет незначительная доля, но партийный состав парламента всё-таки обновится.

— Основной темой внутренней политики в 2016 году будет тема выборов в Государственную Думу, — говорит директор Института политики, права и социального развития МГГУ им. Шолохова Владимир Шаповалов. — Именно выборы будут определять риторику и действия крупных политических игроков. По крайней мере, до сентября эта тема будет доминирующей, все партии будут презентовать свои программы, концептуально определять свое место в российской политике. Нас ждет очень интересный и жаркий период предвыборных баталий.

Я надеюсь, что 2016 год станет годом выхода из экономического кризиса. Правда, этот выход будет тяжелым. Тема антикризисных мер по-прежнему будет занимать важное положение, как для правительства и политических партий, так и для граждан. Выйти из кризиса — первостепенная задача, которая будет определять внутреннюю политику.

Возможно, мы увидим продолжение борьбы с коррупцией. Я думаю, что арестами, которые были в 2015 году, дело не ограничится. Скорее всего, в 2016-м государство продолжит серьезную борьбу с коррупцией, нет никаких признаков на ее завершение.

— Вытеснит ли внутренняя политика внешнюю в повестке дня?

— Я бы не говорил, что к настоящему моменту внешняя повестка стала доминирующей в общественном сознании. Тем не менее, действительно, на внешней политике был некоторый акцент в 2014-м и в 2015-м. Подчеркну, что это произошло не по вине России. Это те обстоятельства, которые возникли не по нашей воле, на которые наша страна была вынуждена отвечать.

Но думаю, что в 2016 году значимость внутренней политики будет возрастать. Это связано не только с кризисными явлениями, которые крайне значимы. В больше степени это станет результатом выборов в Госдуму и естественной активизации всех политических партий.

Я надеюсь, что 2016 год принесет больше мира для России и других стран. Рассчитываю, что всё-таки Минские соглашения получат новый импульс, на Украине возникнут условия дл мирного политического урегулирования, а военная составляющая конфликта не будет такой актуальной. Пока этого мы не видим, но надеюсь, что это произойдет в 2016-м. И по мере того, как украинский конфликт будет переходить в политическую плоскость, значимость этого вопроса в российской повестке дня будет уменьшаться. Проблема будет уже не в плоскости отношений России и Украины, а в плоскости внутреннего украинского политического диалога. Россия — гарант выполнения мирных соглашений, но в большей степени это внутриукраинская тема. Наверное, Киев примет решение о федерализации, ведь только на таких условиях мирный процесс будет идти.

Понятно, что вместе с темой конфликта в Донбассе будут терять актуальность и связанные с ним темы. Это вопрос украинских беженцев в России, это тематика, связанная с противостоянием России и Украины в экономике. То есть, стабилизация на Украине приведет к уменьшению внимания россиян к этой проблеме. Внимание российских граждан и российских политиков в большей степени будет уделено внутриполитической проблематике.

 — Появятся ли в 2016 году новые формы политической активности?

— Я ожидаю дальнейшего развития публичной активности в рамках предвыборных праймериз и деятельности Общероссийского народного фронта. Активизируются некоммерческие организации. В том числе и связанные с мониторингом выборов. Думаю, что активность граждан в этом направлении будет возрастать. Я уверен, что весенние праймериз станут очень важным элементом внутриполитической повестки дня.

Если говорить про оппозицию, то ничто нее предвещает рост популярности тех сил, которые в настоящее время не представлены в парламенте. Ни партия ПАРНАС, ни другие потенциальные претенденты не смогут успешно выступить на выборах в Госдуму. Репетицию выборов мы видели в 2015-м. Проявилась полная неспособность непарламентских партий добиться положительного результата. Поэтому я не вижу перспектив появления и раскрутки новых политических партий.

Что касается уличной протестной активности, то я тоже не вижу потенциала, ресурсов и возможностей для этого. Как показывают события последних лет, нет достаточных социальных ресурсов у лидеров либеральной оппозиции. У них нет и значимой повестки дня, которая бы привела к резонансным и массовым акциям. К тому же позиция отдельных либеральных лидеров по крымскому вопросу очень сильно дискредитировала их в глазах российского общества.

Конечно, будут попытки использовать социальные проблемы. Но, как показывает практика, это будут неуспешные попытки. Либеральная оппозиция настолько зациклена на собственных проблемах, что не может успешно оперировать социальной повесткой дня.

В целом, уровень политической стабильности, несмотря на выборы в Государственную Думу, будет достаточно высоким.

Источник

Фото Коммерсантъ

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Кудрин обнаружил у кризиса «двойное дно»

1h

Главы Комитета гражданских инициатив всё чаще позволяет себе выступать в качестве критика официального экономического курса.

«Некоторое время назад многие эксперты, и я тоже, считали, что мы достигли дна, или, как еще говорят, прошли пик кризиса. Но сегодня мы видим некоторые дополнительные ухудшения, которые уже показывает нам ноябрь», — разоткровенничался Алексей Леонидович в интервью «Интерфаксу».

Далее последовала констатация очевидностей, которые можно услышать из уст практически любого неангажированного экономиста. По словам г-на Кудрина, «ситуация пока нестабильная».

«Плюс добавилась еще более серьезная проблема — резкое снижение цен на нефть. Если цена останется на этом уровне в течение еще полугода или года, то нас ждет продолжение падения экономики… Тем самым, мы не можем говорить о том, что пик проблем пройден», — подчеркнул он.

Учитывая, что речь идёт о человеке, который занимал ключевой в российской правительстве пост министра финансов на протяжении 11 лет, можно предложить, что Алексей Кудрин хорошо знаком с теми уязвимыми местами российской экономической модели, в выстраивании которой он принимал непосредственное участие.

«Следующий год несет серьезный вызов. Снизятся государственные расходы, это неизбежно, поскольку и доходов будет меньше. Девальвация еще не перенесла всю свою силу на потребительские цены, инфляция в следующем году будет примерно на 1,5 процентного пункта выше ожидаемого официального прогноза 6,4%», — дал негативный экономический прогноз глава КГИ.

Несмотря на то, что Алексей Кудрин не занимает официальную должность, он, по-прежнему, осторожен в прогнозах, говорит председатель Русского экономического общества им. Шарапова, профессор Валентин Катасонов.

— Вот, например, он предсказывает инфляцию на уровне около 8%. Мне не совсем понятно, откуда берётся эта цифра, если в годовом исчислении она в 2015 году уже составила 14,98%. Для меня очевидно, что в следующем году рост цен никак не может быть ниже текущего показателя.

— Поясните, почему?

— А вы просмотрите на динамику нефтяных цен, и всё станет ясно. Подобные прогнозы исходят из одного фактора — мы «плывём по течению». В таком случае можно «нарисовать» макроэкономическую картину и на 2017−2018 гг. В этом случае валютный курс рубля перешагнёт планку в 200−300 рублей за доллар. Вместо того чтобы заниматься псевдонаучной экономической «астрологией» (особенно этим грешитУлюкаев), правительству следовало бы задаться вопросом, у него есть программа спасения российской экономики или нет?

Проблема в том, что её нет. Все говорят об антикризисной стратегии правительства, но очень мало, кто её читал, ещё меньше понимают. Была программа «Стратегия-2020», потом её начали переписывать «на коленке». Извините, это сплошные декларации, не предусматривающие никаких конкретных действий. Задачи должны быть расписаны по чиновникам с персональной ответственностью.

— Президент утверждает, что доволен с некоторыми оговорками деятельностью правительства.

— При этом в других своих выступлениях он не раз говорил о том, что исполнительская дисциплина в кабинете министров просто никакая. Возникает когнитивный диссонанс. Если исполнение принятых решений хромает на обе ноги, то нужно принимать кадровые решения. Причём пакетным образом, а не точечные. Впрочем, у меня есть опасения, что пришедшие на смену нынешним членам правительства придут идеологические «клоны» типа того же Кудрина. В течение последних 15 лет, власть тасует одну и ту же замусоленную кадровую колоду.

На скамейке запасных знакомые всё лица — Кудрин, Греф и т. д. Все твердят про импортозамещение. Прошёл почти год, а воз и ныне там. Максимум, чего удалось добиться, это прироста на 3% в сельском хозяйстве. Учитывая двукратную девальвацию рубля и ответные ограничительные меры по доступу импорта на продовольственный рынок, можно было бы рассчитывать на большее. Если кому-то и раздавать медали за импортозамещение, то это сельскому труженику, который стал напрягать усилия при минимальной поддержке со стороны государства.

Плюс надо наградить заокеанского дядю, который ввёл санкции против России.

 — Руководство ЦБ заслуживает награды, девальвация ведь тоже сыграла свою роль?

— Не думаю, что это его «заслуга». «Спасибо» нефтяной ценовой конъюнктуре. С другой стороны, если происходит падение национальной валюты, то перспективы структурной перестройки экономики становятся ещё более проблематичными.

Да, в результате обвала рубля импорт стал дороже. Но здесь мы, в основном, говорим о потребительских товарах иностранного происхождения. В то время как для осуществления структурной диверсификации экономики нам остро необходимы инвестиции и оборудование. Естественно, что санкционная война не даёт нам в этом плане дополнительных возможностей. Плюс те люди, которые сидят на нефтяной трубе, заинтересованы в том, чтобы всё оставалось так, как есть. Снижение курса рубля им выгодно.

— Не говоря уже о финансовых структурах, которые имеют неплохие барыши, играя на понижающемся тренде.

— Я буквально сегодня изучал данные МВФ. И нашёл интересную подборку — ключевые ставки Центральных банков примерно 60 стран. Как оказалось, самые «дешевые» деньги в таких странах как Швеция, США (ФРС повысила ставку на 0,7%, это тоже почти бесплатные деньги). В ЕС ключевая ставка составляет доли процента. А вот в рейтинге стран с наиболее высокими базовыми ставками РФ оказалась на 5 месте в окружении «развитых» африканских государств.

Наш монетарный блок обосновывает это борьбой с инфляцией. Это глупость, которая тиражируется на протяжении почти полутора столетий для неоколониальных стран. Такую политику начал проводить ещё Александр II, когда у нас ввели конвертацию рубля, и его курс стал падать. Национальная валюта превратилась в предмет для спекуляций на европейских биржах. Уже тогда «советчики» из клана Ротшильдов стали говорить — ребята, сжимайте денежную массу. Дескать, это позволит повысить курс рубля. В итоге для отечественного бизнеса он стал недоступен. И до Первой мировой войны Россия кредитовалась на внешний рынках — государственный долг рос. Предприниматели были вынуждены брать займы на внешних рынках.

В результате, что тогда, что сейчас мы получили «инфляцию издержек» вследствие нехватки денежной ликвидности. А сейчас ещё ввели систему взимания платы с дальнобойщиков под названием «Платон». Получается, что дешёвые деньги в мире печатаются только на Западе — в США и ЕС. А нацбанки развивающегося мира получают команду «душить» национальные экономики.

— Создаётся искусственная ситуация, когда они вынуждены обращаться к внешним эмиссионным центрам, чтобы получать дешёвые кредиты.

— На этом построена финансовая монополия Запада. России жизненно необходимо введение ограничений на движение капитала. Такого валютного либерализма как у нас не существует, вообще. Вот мы говорим, что есть единая группа стран БРИКС. В то же время торговля с Китаем упала за год на треть. Что касается интеграционной группы ЕАЭС, мы тоже оказывается в минусе. Наши партнёры теряют российский рынок, который сжимается. Потому что в России падает покупательная способность населения.

Такие люди как министр экономического развития РФ не могут не знать экономических азов.

Не думаю, что наши политики из экономического блока не ведают, что творят. Скорее всего, они чутко улавливают веяния и хорошо понимают неписанные правила игры.

Сотни триллионов рублей вложены казначейские бумаги США, они находятся на депозитах иностранных банков. Проблема в том, что нам просто не позволят их забрать полностью. Наши власти то частично снимали средства, то снова закидывали их в «казначейки». В целом, получается нулевой результат. Резервные фонды — это изобретение «хозяев денег». Это способ увеличить спрос на продукцию печатного станка. Если кто-то думает, что эти средства можно изъять, чтобы потратить на закупки машин, станков и предприятий, тот заблуждается. На них можно приобретать только иные долговые обязательства.

— Так какую динамику макроэкономических показателей можно ожидать в следующем году?

— Это всё равно, что предсказывать, каким будут гемоглобин у покойника. Наша экономика находится в коматозном состоянии. Меня больше интересуют, почему наши «эскулапы» не пытаются вылечить экономику, а добивают её.

По мнению заместителя председателя комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Николая Арефьева, страна пожинает плоды той экономической модели, одним из «отцов-основателей» которой выступает сам экс-министр финансов.

— К таким печальным последствиям, которые констатирует Кудрин, нас привела политика «стерилизации» денежной массы. Теперь, когда он не занимает ответственную должность, ему легко рассуждать и прогнозировать.

Не вызывает сомнений, что почти 5% спад ВВП страны — это далеко не рекорд. Сейчас Алексей Леонидович выступает против того, чтобы вводить экономические санкции против Турции. К сожалению, когда экономика страны находится на спаде, нам придётся заплатить высокую цену за проекцию внешнеполитической «силы».

 — Как уверяют, это решение положительно отразится на стратегии импортозамещения.

— Скорее, то, что мы наблюдаем, напоминает переориентацию с одних рынков на другие. Если импортозамещение никак не отражается на таком показателе как рост ВВП, то говорить об этом бессмысленно.

Показатели по производству сельскохозяйственной продукции можно увеличить и на 10%. Потому что у нас половина производится на личных подворьях граждан. А ЛПХ не отчитываются перед статистиками. Конечно, последние учитывают продукцию крупных агрохолдингов, которые собирают зерновые культуры миллионами тонн. В моей Астраханской области, по данным властей, уже выращивают 1,5 млн. тонн овощей и арбузов. Хотя в советское время было всего 960 тысяч тонн. Причем вся Россия съезжалась, чтобы собрать такой урожай. Честно говоря, не уверен, что фермеры, которые засевают по несколько соток томатов и арбузов, способны побить старые рекорды.

В противном случае непонятно, почему мы в уходящем году закупили 400 тыс. тонн только лука и чеснока или 560 тонн томатов. Поголовье скота упало. Единственное достижение — это сбор зерновых, которые идут на экспорт. Но, как говорится, «не хлебом единым сыт человек».

Я не спорю с Кудриным в том смысле, что мы, конечно, не достигли «дна» падения.

 — Аргументируйте, пожалуйста, свою позицию.

— Взять хотя бы тот факт, что Конгресс США снял запрет на экспорт нефти с традиционных месторождений. Они заполнили все свои нефтехранилища. При этом «чёрное золото» подешевело. Естественно, американским нефтедобытчикам приходится избавляться от более дорогой нефти, чтобы закупить дешёвую и заполнить ею свои терминалы. Не говоря уже о том, что сланцевую нефть тоже надо куда-то девать.

Но на рынок выходит ещё и Иран. В такой ситуации страны ОПЕК отказались повышать квоты на добычу, тем более, что их никто не соблюдал. Понятно, что Саудовская Аравия с низкорентабельными месторождениями не может отказаться от пополнения бюджета.

А у России один корпоративный долг составляет более $ 500 млрд. Его надо отдавать с процентами, а приток нефтедолларов уменьшился. Таким образом, девальвация неизбежна. Раньше государство и компании брали на рефинансирование иностранные кредиты, а теперь мы отрезаны от них в результате санкций.

— Чем объясняется такой скромный эффект от девальвации рубля?

— У нас открытый рынок (не будем забывать о членстве в ВТО), неразвитое производство, импорт в торговом балансе, по-прежнему, преобладает. В итоге, сокращается сбыт. Все эти разговоры о том, что мы в следующем году проживём и без украинского рынка, это пустая демагогия. Прожить-то проживём, но как? С «незалежной» поступало 70% элементной базы для машиностроения.

Да, мы переходим на отечественную продукцию в ВПК, но это лишь один сегмент экономики. Да, в прошлом году Россия продала вооружений на 10,2 миллиарда долларов. Едва ли в текущем году нам удастся намного превзойти этот рекорд. Получается, что правительство изымает средства из социальной сферы и тратит их «на оборонку». Эта отрасль становится чуть ли не «локомотивом экономики». Но кроме «пушек» нужно ещё и «масло». 3 трнл. рублей на развитие ВПК, это конечно, замечательно. Чего не скажешь о секвестре социальной сферы на 10−15%. А ведь это означает, сокращение врачей, учителей, падение потребительского спроса.

 — То есть, рассчитывать на экономический рост в наступающем году не стоит?

— Мы говорим на всевозможных экономических форумах — давайте вложим 1 рубль, чтобы потом получить 2 рубля. Эти деньги есть, их можно взять из ЗВР, ФНБ, Резервного фонда. Либералы отвечают: «нет, мы их проедим, а что дальше будем делать?». Это странная логика. Один из оставшихся корифеев-экономистов Абел Аганбегян говорит: достаточно поставить пилораму недалеко от российско-китайской границы, чтобы гнать в Китай не дешевый «кругляк», а пиленный лес. Тогда на один вложенный рубль мы получаем 5,5 рубля.

Если мы собираемся, по-настоящему, заниматься импортозамещением, то нужно строить в год не менее 20 фабрик по пошиву одежды, 30 обувных производств. Недавно представитель ОАО «РЖД» похвалился тем, что оно заменило электронику стрелочных переводов с импортной на свою. Очень странно. Если не ошибаюсь, в этом сегменте железнодорожники всегда работали на нашем оборудовании. А «Сапсаны» мы покупаем у Siemens, несмотря на эмбарго.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Китай приценивается к России

20h

Китай предложил создать зону свободной торговли в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Об этом во вторник, 15 декабря, сообщил премьер Госсовета КНРЛи Кэцян на расширенном заседании Совета глав правительств государств-членов ШОС. Напомним, что Россию в Чжэнчжоу представляет Дмитрий Медведев, который находится в Китае с четырехдневным визитом.

«Только что в ходе заседания в узком составе мы договорились, что дадим поручение министрам торговли и экономики выработать серьезные конкретные меры по созданию зоны свободной торговли в рамках ШОС, создать более благоприятные условия для развития торговли», — сказал Ли Кэцян.

Он напомнил, что в рамках ШОС уже создана специальная рабочая группа по упрощению условий торговли, а также призвал приложить усилия к совместной работе в этом направлении, чтобы к 2020 году перейти к свободному перемещению товаров, капиталов, услуг и технологий между странами-участницами ШОС.

«Мы также должны находить новые формы торговли. Предлагаю как можно быстрее создать торгово-промышленную ассоциацию по электронной торговле в ШОС, предоставить предприятиям стран-участниц ШОС условия для оперативных трансграничных операций», — добавил премьер Госсовета КНР.

С одной стороны, России на руку перспектива снятия барьеров в торговле с Китаем. Нашей двусторонней торговле явно необходим толчок: по данным Минэкономики РФ, в первом квартале 2015 года товарооборот между Китаем и РФ уменьшился на 33,6%, во втором — на 27,1% по сравнению с аналогичными периодами прошлого года. Ожидается, что к концу текущего года товарооборот будет колебаться в районе $ 67 млрд. А ведь еще в мае 2014 года президент РФ Владимир Путин заявлял, что Россия и Китай планируют увеличить этот показатель до $ 200 млрд.

Сжатие торговли, по материалам Минэкономики, вызвано «падением покупательной способности российских потребителей» из-за обесценения рубля. Однако, судя по тренду на снижение нефтяных цен, российская валюта укрепится не скоро. В этой ситуации снижение пошлин на китайские товары действительно выглядит панацеей.

С другой стороны, оказаться в одной «свободной зоне» с Китаем довольно рискованно. Пекин уже сегодня активно пользуется тяжелой российской ситуацией. Доказательство тому — крайне невыгодный для РФ меморандум о поставках зерна из России в Китай. Как уверяют эксперты, подобных невыгодных условий Пекин не выставил ни одному другому экспортеру.

Проблемы сопровождают и продажу Китаю 9,9% в проекте «Ямал-СПГ» — предположительно по вине китайской стороны. Сделка между «Новатэком» и китайским Фондом Шелкового пути (SFR) до сих пор не закрыта из-за желания Пекина изменить условия контракта.

Словом, Китай явно не собирается выступать в роли спасителя России. Его задача — хорошо на нас заработать. Стоит ли в такой ситуации играть поддерживать идею Пекина о создании зоны свободной торговли?

— На этот вопрос нет однозначного ответа, поскольку современный экономический мир не делится только на «черное» или «белое», — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — С одной стороны, мы не можем не искать путей экономического выхода в Азиатско-Тихоокеанский регион. Хотя бы потому, что это регион минимум до середины XXI века будет нервным узлом мировой экономики с жесткой международной конкуренцией. Не стоит забывать, что в АТР, кроме Китая, действуют такие игроки как Индия, страны АСЕАН, США, Австралия и Япония.

Поэтому «китаецентризм» в нашем развороте на Восток едва ли уместен. Но чего точно не стоит делать — это обижаться на китайцев за то, что они используют наше нынешнее тяжелое положение для своих выгод. Это не вполне по-взрослому. Так устроен экономический и политический мир: конкуренция всех со всеми остается, несмотря на различные формулы стратегического партнерства.

Все сказанное относится и к новой китайской инициативе о создании в рамках ШОС зоны свободной торговли. На мой взгляд, на сегодня это лишь политическая декларация, которую еще необходимо наполнять конкретным содержанием, и путь до этого неблизкий.

Пока Россия и Китай примериваются к компромиссным решениям. Пекин, на мой взгляд, готов приспосабливать свой аморфный план о строительстве Нового Шелкового пути к обстоятельствам, которые возникают. Логика китайцев такая: Новый Шелковый путь — это вызов, и посмотрим, что на него ответят партнеры. Контрпредложения России о создании Евразийского экономического пространства — как раз способ скорректировать планы Пекина и заявить о российских интересах.

Я бы сказал, между Пекином и Москвой идет концептуальный «идеологический пинг-понг» по обустройству огромного Евразийского пространства.

— В чем идеологическая подоплека предложения о создании ЗСТ в рамках ШОС?

— Китай не оставляет усилий закрепиться в ШОС в качестве ведущей страны. Понятно, что РФ следует относиться к таким устремлениям КНР с осторожностью. Поэтому я не исключаю, что мы выдвинем новое контрпредложение на пекинскую инициативу.

Надо, кроме того, понимать: зона свободной торговли — это уже вполне конкретная и понятная для стран-членов ШОС форма сотрудничества. Да, движение в этом направлении связано с большим объемом переговоров, выяснению мер содействия взаимным инвестициям, а также выравниванию регулятивных мер в рамках национальных границ. Тем не менее, первые шаги к созданию такой зоны понятны, и они предполагают, прежде всего, отмену таможенных пошлин.

— Насколько реально построить такую зону к 2020 году?

— Тут нужно все тщательно считать, и не только России, но и другим игрокам. Именно поэтому введение ЗСТ в рамках ШОС к 2020 году представляется нереальным.

Но с точки зрения Китая, установление такого срока вполне объяснимо: в 2020-м заканчивается очередная китайская пятилетка. Между тем, одно из стратегических направлений деятельности китайского руководства — это продвижение юаня до статуса настоящей резервной валюты, а не просто валюты, входящей в корзину резервных валют МВФ. Это значит, что Китай должен снять последние валютные ограничения на трансграничное движение капиталов.

Если Пекин сделает юань реальной резервной валютой, и при этом построит зону свободной торговли в рамках ШОС — это де-факто обеспечит Китаю позиции глобальной державы, которая выходит во внешний мир.

 — Какое место в этой зоне свободной торговли может занять Россия?

— Это зависит от того, насколько будущая экономическая модель российской экономики будет убедительной и привлекательной для внешнеторговых партнеров и инвесторов.

Что касается китайской экономической модели — у нее много минусов: большие социально-политические риски, огромная долговая нагрузка, перекосы в финансовой системе. Тем не менее, для большинства игроков эта модель понятна — она дает ответ на вопрос, куда Китай будет двигаться.

А вот российская экономическая модель — до сих пор terra incognita. Хотя вполне возможно, что 2016-й год, уже перегруженный внешними шоками и нарастающими дисбалансами в бюджетной системе, станет моментом истины: российское руководство, наконец, приступит к структурным реформам в экономике.

 — Если в нынешней ситуации мы введем ЗСТ с Китаем, как это будет выглядеть? Как засилье китайских товаров в начале 1990-х?

— Не только китайских, но и вьетнамских. Для нас это, естественно, вызов. И чтобы противостоять ему, нужно принимать решение по структурной трансформации российской экономики. Нужно понять, где мы можем быть конкурентоспособными, а где нам придется — извините — уступать.

Я, например, считаю, из сегодняшнего ТЭКа может вырасти несколько очень серьезных отраслей. Прежде всего, нефтегазохимия и современный химический комплекс, который даст возможность создавать принципиально новые материалы. Это сулит революцию в материаловедении, и влечет за собой новый технологический уклад. А дальше, на основе нефтехимического комплекса, мы можем развивать биохимию, биотехнологии и национальную фармацевтику.

Это не просто способ избавится от «ресурсного проклятия» — это необходимая стратегия развития. Нам пора осознать, что в глобальной экономике не может играть ведущую роль страна, которая просто добывает и продает нефть и газ.

Естественно, нам необходимо удерживать позиции в авиакосмической отрасли, и обязательно развивать агроиндустрию.

В итоге, при грамотной государственной политике, Россия может стать одним из крупнейших мировых игроков — и не только в рамках зоны свободной торговли ШОС…

— России рано выстраивать свободную зону торговли — как с Китаем, так и с другими странами-членами ШОС, — уверен президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — На сегодня практически во всех отраслях наша конкуренция с китайцами будет, что называется, игрой в одни ворота. Разумеется, не в пользу России.

Поэтому прежде чем поднимать вопрос о зоне свободной торговли, неплохо развить собственную экономику. А это возможно только с помощью политики протекционизма.

Периодически негативные волны — длинные или короткие — тянут российскую экономику вниз. И в этой фазе государство обязано ее подхлестывать.

Все развитые и динамично развивающиеся страны идут именно этим путем. Они поддерживают экономику через стимулирование внутреннего спроса, который может быть удовлетворен отечественной промышленностью. Инструменты этого стимулирования могут быть разными — от роста прямых государственных расходов и инвестиций до снижения налогов в некоторых секторах экономики. В любом случае, речь идет об эффективном государственном регулировании…

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

НАТО эконом-класса

14h

Несмотря на протестный порыв тысяч европейцев, которые выходят на улицы, выступая против соглашения о зоне свободной торговле с США, брюссельская бюрократия, продолжает вести переговоры со своими заокеанскими кураторами.

Акции противников экономического «похищения Европы» уже прошли в Германии, Австрии, Финляндии, Бельгии и Швейцарии. В Лондоне манифестанты развернули баннер «Руки прочь от демократии» перед зданием парламента. Европейцы не верят уверениям чиновников из Брюсселя о том, что создание зоны свободной торговли между ЕС и США будет способствовать экономическому росту. Напротив, в условиях экономического кризиса, усугубляемого процессом «великого переселения народов» из ближневосточной зоны бедствия, этот шаг, как они считают, приведет лишь к усилению позиций корпораций и росту безработицы.

Однако, несмотря на декларируемые властями «цивилизованной Европы» установки на прозрачность и открытость в процессе принятия решений, они предпочитают не обращать внимания на такие «мелочи» как общественное мнение. Брюссельские переговорщики, скорее, отдают дань демократическим условностям. Так, еврокомиссар по вопросам торговли Сесилия Мальмстрем, как пишет испанская El País, «приняла близко к сердцу критику». Впрочем, подтвердив сам факт ведущихся переговоров, она не стала вдаваться в подробности, а лишь сообщила, что «контактирует со всеми двадцатью восемью столицами государств, входящих в Евросоюз».

Как выясняется, «контактирование» фактически сводится к тому, что национальным властям стран-членов ЕС позволят ознакомиться с готовым договором. Понятно, что ознакомительный характер не предполагает внесения каких-либо изменений в документ. Вашингтону, видимо, не составило особого труда найти консенсус с представителями евроатлантического лагеря, которые давно занимают командные высоты в «коммунарных» органах ЕС.

Формально договор вступит в силу после того, как 28 стран дадут ровно такое же количество положительных ответов. По словам Сесилии Мальмстрем, подготовлен «узкий список персон, которые получат допуск к документу». Им то и предстоит «донести правду» до своей национальной общественности. Правда, многие европейские эксперты не без оснований предполагают, что персональный состав счастливчиков отбирается Брюсселем в соответствии с инструкциями из администрации США. Так что «евроскептикам» и прочим политическим протестантам будет трудно вообще проникнуть в читальный зал Европарламента, где итоговый документ обещают выложить для «всеобщего ознакомления».

Что на самом деле скрывается за соглашением, которое преподносится евробюрократией как взаимовыгодный торговый проект, и почему в таком случае он окружён плотной завесой секретности?

Доцент кафедры мировой политики СПбГУ Дмитрий Барышников считает, что нужно различать экономическую и политическую составляющую этого проекта.

— Что касается первой, то США хотели бы не просто вскрыть рынок ЕС, который им традиционно доступен, а закрепить своё присутствие на нём чёткой нормативной базой. Преследуя при этом интересы своих крупных корпораций, банков и инвестиционных фондов.

Очевидно, что главным бенефициаром любой интеграционной структуры выступает самый сильный. Хотя экономическая составляющая, видимо, учитывает и интересы брюссельской бюрократии.

В том, что касается политического аспекта, то здесь равноправие между США и их европейскими партнёрами было изначально невозможно. Учитывая американское военно-политическое доминирование в Европе. События последних лет убедительно продемонстрировали, что элиты ЕС, мягко говоря, не всегда способны единолично принимать ключевые решения. Даже если они касаются, собственно, самой Европы.

— Судя по массовым акциям протеста против подписания Трансатлантического договора, европейцы догадываются об этом…

— Разумеется. Но особенно они опасаются усиления влияния США в военно-политической сфере. Обе договаривающиеся стороны из Брюсселя и Вашингтона предпочитают не делать достоянием широкой общественности детали переговорного процесса. Поскольку в ходе него обсуждаются довольно щекотливые вещи, затрагивающие интересы всех членов ЕС. Обнародование подробностей может негативно повлиять на европейских избирателей и сказаться на их отношении к своим лидерам.

— Не может ли очередная уступка Вашингтону дополнительно активизировать национально ориентированные силы в Европе, поставив под удар общеевропейский проект?

— Мы видим, что такой процесс уже идёт. Неслучайно на выборах в Швейцарии победили правые консерваторы. То же самое касается и Польши, где верх взяли консерваторы в лице партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского. С другой стороны, успехи правых сил связаны не только с попыткой включить Европу в орбиту американского влияния (что, по факту, уже давно имеет место быть).

В значительной мере это объясняется внутренними процессами, связанными с наплывом беженцев из Ближнего Востока и Северной Африки, а также всевластием общеевропейских органов, которую диктуют свою волю из Брюсселя.

Безусловно, то, что США ведут себя в Европе «по-хозяйски», играет на руку евроскептикам. В этом смысле проект Трансатлантического договора объективно направлен на разрушение европейской интеграции. А ситуация с мигрантами может и вовсе добить европейский проект. В этом плане время для форсирования создания ТТИП (Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство — ред.) выбрано Вашингтоном очень удачно.

— Когда на Брюссель оказывается такое мощное давление (экономический кризис, мигранты, разрыв отношений с Россией), Вашингтон пытается смонтировать новые евроатлантические «скрепы»?

— В таких условиях у США больше шансов «тихой сапой» протащить свой проект, по возможности, не привлекая к нему внимания со стороны рядовых европейцев. Давайте вспомним, что изначально ЕС задумывался как региональная интеграционная структура. Нечто вроде «Соединённых Штатов Европы». То есть, не как альтернатива (или, тем более, придаток) США, а как ещё один сопоставимый центр силы на международной арене.

Естественно, такой подход никогда не нравился американским элитам. На этот раз предлагают не только «ядерный зонтик» и многочисленные военные базы, но и создание общего рынка, который будет охватывать почти половину мировой экономики. Кто против этого устоит? Если этот проект поддержат крупные государства ЕС, другим будет просто некуда деваться.

По мнению независимого экономиста, инвестиционного консультанта Владислава Жуковского, американцы пытаются удержать Европу в орбите финансовой глобализации, построенной на «долларовом империализме».

— Они расширяют зону своего влияния и рынки контролируемого транснациональными корпорациями капитала. С одной стороны, США подминают под себя европейский рынок через создание ТТИП. А, с другой, осуществляют подобный манёвр в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

 — Насколько это выгодно самой Европе?

— Белому дому нет до этого никакого дела. Во всём мире идёт процесс консолидации капитала. Одновременно ведется борьба за перераспределение мирового рынка сбыта. Что становится особенно актуальным по мере погружения экономики в новую фазу рецессии.

Никакого выхода из системного кризиса 2008−2009 гг. найдено не было. ФРС просто включила на полную мощность печатный станок, обнулила процентные ставки. При этом США в полтора раза нарастили госдолг, провели необеспеченную эмиссию в размере более $ 6 трлн. Несмотря на все усилия, мировая экономика с 2013 года активно затухает. «Покатились» Китай и страны БРИКС. Это говорит о том, что мы через 1,5−2 года рискуем сорваться в экономический «штопор».

В условиях глобальной финансовой турбулентности и хаоса на валютно-финансовых рынках главной задачей становится не стремление выжить, а «умереть последним».

— В чём суть американской игры в «последнего героя»?

— Их задача подавить точки роста на периферии за счёт дорого доллара. На протяжении почти трёх десятилетий в Америке происходило снижение процентной ставки, что сопровождалось огромной эмиссией. В результате доллар превратился в мировую валюту фондирования. Теперь США будут выжимать финансовые соки из всей мировой экономики. В том числе из стран группы БРИКС и Европы. Подавляя, тем самым, своих конкурентов.

Надо понимать, что в США сложилась самая высокотехнологичная экономика в мире – при всех её макроэкономических перекосах. Они контролируют порядка 80% всех производственных и управленческих технологий. Мировой экономикой сегодня правит не столько IT сектор, сколько Human technologies. Именно управление сознанием и общественными процессами — это главный ресурс американцев.

Их задача под красивыми разговорами о кооперации, свободной торговле и благах процесса разделения труда вскрыть таможенные границы юго-азиатского и европейского регионов. Чтобы подавить на новых нишах всех своих конкурентов. Может быть, за исключением Германии, Великобритании и, отчасти, стран Бенилюкса. А всю юго-восточную Европу ожидает волна банкротств. Эти страны не выдержат открытой конкуренции с американским капиталом, технологиями, промышленностью и даже сельхозпроизводством.

Европу и Китай ожидает шторм на финансовых рынках. В такой ситуации, чтобы остаться на плаву, США должны придумать схему перераспределения национального дохода европейских и азиатских стран. Это нужно для того, чтобы сохранить своё доминирование в финансовой системе, в сфере IT технологий и промышленности.

— Экономически «вскрыв» Европу, США наносят удар по Китаю, который планирует нарастить объем товарооборота с ЕС в рамках проекта «Новый Шёлковый путь»?

— Это будет одним из последствий, которое лежит на поверхности. В качестве ответной меры руководство КНР будет вынуждено втянуться в «гонку девальваций». Интеграционные проекты США — это современная модификация «плана Маршалла». Но теперь он распространяется на весь мир. Американцы устроят всем своим конкурентам мощное кредитно-денежное сжатие, ФРС остановит работу печатного станка и запустит механизм удорожания американской валюты. Тем самым, провоцируя бегство капитала с мировой периферии.

Приведу такую цифру — начиная с прошлого года с развивающихся рынков «утекли» капиталы на сумму более $ 1трлн.

— Европу тоже затронет этот процесс?

— Несомненно, несмотря на частичную его «репатриацию», которая произошла летом этого года. У евро неважные перспективы. Думаю, к концу года мы увидим курс евро по отношению к доллару на уровне 1,05, весной будет достигнут паритет, а в перспективе движение будет к 0,85 и ниже.

 — Но ведь крепкий доллар не обеспечивает конкурентоспособность американской экономики?

— Главное преимущество США состоит в том, что они торгуют технологиями и капиталом. Охватив весь мир, могут элементарно разобраться со своими конкурентами. Ещё глубже подсадив тех на иглу своих внешних займов. При этом более крепкий доллар сделает более дешёвым импорт из-за рубежа. Контролируя Human-tech, который неэластичен по цене, можно сокращать торговый дефицит даже при высоком курсе доллара.

Ещё один важный момент — по аналогии с соглашением о Транстихоокеанском партнёрстве США собираются создать такую же зону свободной торговли с ЕС, на которую будут распространяться пониженные экологические стандарты. Это открывает европейский рынок для американских производителей ГМО, не апробированных биотехнологий (включая генную инженерию). Не секрет, что в Европе стандарты жёстче, чем в США. Отсюда задача — открыть европейский рынок, превратив его в большой «базар», на котором будет безраздельно хозяйничать продукция американского «химпрома».

 — Как отразится экономическое поглощение Европы на самостоятельности принимаемых органами ЕС и национальными властями политических решений?

— Ответ, по-моему, очевиден. Указанные процессы будут способствовать формированию единого глобального управляющего класса. Поэтому его европейские представители совершенно спокойно совещаются с американцами за закрытыми дверями. Не принимая в расчёт интересы широких европейских масс. Трансатлантические элиты относятся к гражданам государств-членов ЕС по формуле — «сытые животы, пустые мозги».

Так готовится деградация умственного потенциала населения стран Европы. При этом их животы будут наполняться дешевеющими калориями продукции низкого качества. Задача европейцев, с точки зрения американцев — побольше есть (создавать спрос для транснационального капитала) и задавать поменьше вопросов. Резюмируя, США и связанные с ними ТНК, превращают Европу в большой «желудок». На кону огромный куш — контроль над европейским рынком. А это полмиллиарда населения, и $ 16,8 трлн ВВП.

Источник

Фото Global Look Press

Абызов метит на место Медведева?

14hВ экспертный совет при правительстве РФ, который возглавляет министр Михаил Абызов, поступили материалы по кардинальной реформе контрольно-надзорных функций. Об этом в четверг, 15 октября, сообщил РБК. В настоящее время предложения якобы находятся на рассмотрении у руководителя аппарата правительства вице-премьера Сергея Приходько. По данным издания, он «сводит итоговый доклад для президента», поскольку «в аппарат были внесены и другие документы по новой административной реформе — в частности, свои предложения представляло Минэкономразвития». Президенту Владимиру Путину итоговый документ, как ожидается, поступит 1 декабря. Реформа может обернуться масштабной оптимизацией всей структуры правительства. Вот как, по версии РБК, выглядят ее ключевые пункты: — Формирование 9 федеральных надзоров, которые будут подчиняться напрямую Белому дому, и в которых будут сосредоточены все надзорные функции. Сейчас контрольно-надзорные функции выполняются 34 федеральными …

Кому — война, а кому — и мать родна?

14h

События разворачиваются стремительно. Главное из них — война. Официальное участие России в сирийском конфликте. Отношение, точки зрения, позиции — самые противоположные, в том числе, и у патриотически ориентированных сил. От бурного одобрения, восхищения и даже восторга (мол, кроме нас, на такую «войну шестого поколения» во всем мире еще только американцы способны) до решительного неприятия втягивания страны в чужую кровавую бойню, обвинения властей в очередной операции «прикрытие» — отвлечении внимания общества от недвусмысленной сдачи остатков «Новороссии» и «утилизации» теперь уже «лишних» добровольцев на полях сражений в Сирии. Так и как же к этому относиться?

Есть такие вопросы, где вместо ответа «как сделать» я предпочитаю ответ «как организовать». Поясню.

Вопросы мира и войны — наверное, самые сложные в политике. Если оставить за скобками откровенный авантюризм и готовность жертвовать жизнями за чьи-то сверхприбыли, если говорить только об ответственном перед своим народом принятии решений, все равно остается огромное поле неопределенности. И, к сожалению, нет такого, что если сидишь тихо и мирно, ни во что не ввязываешься, то война никогда в твой дом не придет. Всегда есть вопрос степени оправданности действий на упреждение, а также необходимости поддержать союзников. Соответственно, оценка степени обоснованности и оправданности действий — это всегда оценка совокупности всех обстоятельств. Включая — и это самое главное — и ту часть информации, которая является не вполне достоверной, гипотетической, основанной, в том числе, на прогнозировании намерений и действий конкурентов и противников. И вот давайте посмотрим, в чем отличие позиций тех, кто нынешнее вступление России в войну одобряет, от позиций тех, кто выступает категорически против?

Первое — это отличие фундаментально ценностное. Категорически «против» те, кто в принципе против самостоятельных действий нашей страны вопреки мнению и/или интересам Запада. И столь же категорично «за» те, кто априори всегда поддерживает нашу власть, что бы она ни делала — просто работа (или вера?) у них такая. Полагаю, что ценность аргументации и тех, и других минимальна и, соответственно, их мнением мы можем пренебречь.

Второе. «Против» также и те, кто за самостоятельность нашей страны и ее ни в коем случае не подчиненность Западу и его интересам, но, в то же время, не считает страну уже в достаточной степени подготовленной к столь решительным действиям, полагает необходимым сначала внутреннее укрепление. Укрепление, прежде всего, промышленно-технологическое и научное, как следствие — военно-техническое, а также организационное и социальное (и, как следствие, моральное). «За» — на этих весах — соответственно, те, кто верит в то, что весь окружающий мир уже дрожит при одном лишь виде на параде нашей «арматы», а также те, кто, может быть, владеет какой-то недоступной мне информацией о каких-то невероятных секретных разработках, делающих нашу сегодняшнюю «оборонку», несмотря на весь произведенный целенаправленный разгром науки и промышленности, тем не менее, всерьез конкурентоспособной по сравнению с западной «наступалкой». Несмотря на допущенный иронический тон, повторю: сам я всей полнотой информации не владею.

И третье. «Против» также и те, кто видит за втягиванием России в сирийский конфликт то ли попытку отвлечения общества от окончательной сдачи «Новороссии», то ли какую-то скрытую игру с США, с тасканием для них каштанов из огня в войне с американской же марионеткой ИГИЛ* (несмотря на публичное, вроде бы, неодобрение российских действий), то ли какую-то чисто коммерческую игру — в части маршрутов будущих газопроводов, а то ли и вообще акцию сугубо пиаровскую и предвыборную (в преддверие думских выборов 2016 года и президентских 2018-го). Типа «война все спишет», а если не спишет, но на фоне усугубляющихся экономических проблем всяко пригодится… В общем, в совокупности можно сказать так: это все те, кто в принципе недостаточно доверяет нашей нынешней власти — не верит в созидательность и национальную ориентированность ее суммарной мотивации. И потому за втягиванием России в новую войну видит, прежде всего, подвох — в чьих-то корыстных интересах и, соответственно, вопреки долгосрочным интересам страны. «За» здесь, соответственно, те, кто, может быть, даже и не исчерпывающе доверяет власти. Но, тем не менее, верит в некую совокупную, можно сказать, невесть откуда берущуюся институциональную (по определению, может быть, даже потому, что «место красит человека») ее хотя бы минимальную мудрость и, главное, ответственность. Тем более, перед лицом недвусмысленно алчных и агрессивных проявлений со стороны США. На уровне: «Ведь не может же такого быть, чтобы наши власти жизни наших мальчиков отдавали просто за нефтегазовые сверхприбыли!».

Итак, вроде, все разложили по полочкам. И что же? Как же надо поступать?

Отвечу иначе. Повторю: здесь важнее ответ на вопрос, как же надо это организовывать.

Прежде всего, предупреждение. К сожалению, при любой, даже самой искусной организации дела, тем не менее, гарантировать от ошибок нас никто не сможет. Гарантировать — нет. Но вот снизить, свести к минимуму вероятность такой ошибки — это уже можно. И, что еще важнее, гарантировать от сознательных преступлений — от явного пренебрежения интересами народа ради чьих-то сверхприбылей — это уже точно возможно. Именно за счет определенной организации решения подобных вопросов.

А кто у нас решает вопросы войны и мира? Заглядываем в красную книжицу под названием «Конституция» и читаем: Совет Федерации. Но скажите честно — все те, кто сейчас вдруг осознал, что эта война может прийти и в ваш дом — когда вы в последний раз интересовались тем, кто там заседает, что из себя представляет, как туда попал и, соответственно, чьи на деле интересы отстаивает?

А ведь из СМИ известно, что СФ у нас, кроме прочего, еще и этакий неформальный «клуб миллиардеров». Что ж, допускаю, что некоторые наши граждане искренне верят, что экономикой должны управлять «успешные» — те кто сумел сколотить себе состояние, даже неважно, сколь законным и моральным способом. Мол, они и нам лучше сделают. Логика, сразу оговорю, по моему мнению, изначально совершенно ущербная — даже по отношению к управлению экономикой. Но Совет Федерации, напомню, изначально отвечает за другое. А именно, прежде всего: за судебную и правоохранительную систему (назначает судей высших судов и Генерального прокурора), а также за мир или войну — дает согласие (или несогласие!) на использование вооруженных сил за рубежом, а также на введение чрезвычайного и военного положения. Надеюсь, это для читателей — не откровение?

Так и кому же мы это доверили?

Давайте немного поправим акценты.

Обсуждение вопроса о даче согласия президенту на использование вооруженных сил за рубежом в закрытом режиме — то, что вызвало критику у ряда авторов — дело, как раз, совершенно естественное и правильное. Сведений и данных, в том числе, подтвержденных, но не подлежащих огласке, которыми мы с вами не владеем — более, чем достаточно. Подобные вопросы исключительно в закрытом режиме только и могут и должны обсуждаться.

Другое дело, обсуждали ли наши сенаторы их всерьез — с учетом всей этой недоступной нам информации? Потребовали ли вообще представления им этих секретных сведений? Взвешивали ли и соотносили ли все резоны и риски? И, наконец, с позиций чьих интересов — наших ли или же отечественной части глобального олигархата — принимали окончательное решение?

Сказать, что в этой части у меня сомнения — – это еще сказать слишком мягко. Сами посудите, даже по известному хронометражу заседания. Если я правильно понял, на два вопроса, включая этот, без преувеличения, судьбоносный — менее получаса…

И два штриха к этим сомнениям.

Первый. Допустим, правы те, кто полагает, что мы уже (хотя здесь уместнее суждение «все еще») достаточно сильны. Но не могут же и они не соглашаться с тем, что для проведения подобной активной политики России жизненно необходима социально-экономическая мобилизация?

Советник президента академик Сергей Глазьев, опираясь на наработки РАН, предложил свои меры — какова на них высочайшая реакция?

29 сентября, уже после, скажем мягко, неблагожелательной реакции пресс секретаря Президента, в Торгово-промышленной палате на очередной секции Московского экономического форума мы обсудили глазьевский доклад — ролики есть в сети. Главное применительно к вопросу о войне и мире и нашей готовности к противостоянию всерьез: в любом из тех государств, которые в сирийском конфликте занимают противоположную нам позицию, представим себе, позвучал бы доклад, подобный глазьевскому — что за этим последовало бы? Не беру предложения — только констатирующую часть — цифры и факты, причинно-следственные связи. Очевидно: были бы немедленно сформированы парламентские комиссии по расследованию — как могло случиться, что в государстве проводится анти-национальная финансово-экономическая политика.

А что у нас? Полная тишина. И как, в этих условиях, мы собираемся конкурировать с объединенным Западом — теперь еще и в военной сфере?

И штрих второй. Стало известно, что, в дополнение к решениям о частичной приватизации ряда оборонных предприятий (завод «Звезда», концерн «Калашников» и др.) и засекречивании военных потерь в мирное время, готовится еще и решение о засекречивании … собственников крупных объектов недвижимости — вилл, яхт, самолетов и т. п. Я уже не спрашиваю, как в этих условиях будет осуществляться требуемое Россреестром для регистрации сделок согласование границ с соседями: надо полагать, границы вилл будут теперь безграничны. Важнее, что, в случае чего (например, если раздавит чья-то яхта вашу утлую лодчонку) даже чисто формально в суд вам будет подавать не на кого…

Но самое главное: можно ли при таком состоянии государства и общества (когда одним — тайна смерти, другим — тайна нажитого на войне и горе имущества) в принципе начинать какую-либо войну?

Это я не к пацифизму — война, к сожалению, как минимум, оборонительная, все еще возможна.

Это я к тому, можно ли и уместно ли соглашаться с совокупностью подобных тенденций и противоречий в своем государстве?


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена

Источник

Фото ТАСС

Инфляция на Украине в 2015 году превысила 32%

украина

За девять месяцев 2015 года базовая инфляция на Украине достигла 32,2%, сообщила государственная служба статистики страны.

«Базовый индекс потребительских цен в сентябре 2015 года составлял 103%, с начала года – 132,2%», – сказано в сообщении ведомства.

По сравнению с сентябрем 2014 года инфляция в стране составила 42,8%, передает ТАСС.

В октябре Всемирный банк (ВБ) вновь ухудшил прогноз падения экономики Украины в 2015 году – до 12% с предыдущих 7,5%, в 2016 году теперь ожидает роста на 1% против 2% в предыдущем прогнозе.

22 сентября Всемирный банк сообщил, что прогноз экономического спада на Украине в 2015 году пересмотрен до минус 12% ВВП.

Тяжелый политический кризис сказывается на экономике и бюджетной сфере Украины, фактически страна пребывает на грани дефолта. Растет безработица, национальная валюта за год подешевела более чем в три раза.

В результате, по данным Минфина Украины, в январе 2015 года средняя зарплата в стране составила 3 тыс. 455 гривен, или около 160 долларов. Это один из самых низких показателей в Европе.

Экономика Украины во втором квартале 2015 года упала почти на 15%, падение ВВП страны за первое полугодие текущего года составило 16,3%.

Источник

Новый план обустройства России

1р

Глава российского правительства Дмитрий Медведев в своей программной статье, опубликованной в «Российской газете», анализирует состояние российской экономики и предлагает свое видение дальнейшего развития страны. По мнению премьера, России должна учитывать вызовы меняющегося мира, вкладываться в человеческий капитал и делать свою экономику конкурентоспособной.

Статья главы кабмина появилась, спустя две недели после того, как советник президента Сергей Глазьев на заседании межведомственной комиссии Совета безопасности РФ по безопасности в экономической и социальной сфере представил доклад «О дополнительных мерах по нейтрализации угроз экономической безопасности РФ в условиях международных санкций». Тогда в экспертном сообществе стали говорить о том, что нынешнему курсу правительства появилась ясная альтернатива. Видимо, именно по этой причине на Глазьева обрушились с критикой либеральные экономисты.

Глазьев предлагал ввести валютное регулирование, выдавать предприятиям кредиты по очень низкой ставке (1−2%) под обязательство произвести нужную продукцию, заморозить цены на продукты питания и социально значимые товары. В случае ужесточения санкций Глазьев предлагает отказаться от выплаты по долгам кредиторам из стран, что вводят санкции. Особенностью доклада Глазьева был точный математический расчет и масса цифр, с подробным описанием, сколько средств на те или иные меры надо потратить, и какой экономический эффект они могут дать.

В статье Дмитрия Медведева цифр практически нет. Как нет и достаточной конкретики, какими же способами можно достичь благополучия. Справедливости ради, в начале статьи премьер честно предупреждает: «Здесь не будет развернутой программы действий или описания конкретного экономического инструментария».

О чем премьер написал?

Медведев отмечает, что мы должны стремиться к повышению уровня жизни. При этом мы должны выбрать такую модель развития, чтобы не просто догнать развитые страны по показателям, но «быть лучше и быстрее».

По мнению премьера, мир вступил в эру нового технологического развития, и уже завтра сырьевая модель экономики может стать совершенно неэффективной. Поэтому «главное условие, без которого не найти адекватный ответ на вызовы нашего времени, на растущий уровень неопределенности и вариативности, — стимулирование творчества, предприимчивости, непрерывности образования». При этом наша страна не имеет возможности стимулировать экономику простой эмиссией денег, так как рубль не входит в число мировых резервных валют. Необходимо также пытаться не увеличить государственный долг и не разогнать инфляцию.

Глава кабинета министров замечает, что мы должны рассчитывать не только на средства бюджета, но и привлекать частные и прямые иностранные инвестиции. Стоит подумать над использованием внутренних резервов в виде пенсионных накоплений.

Импортозамещение должно проводиться разумно, чтобы не получилось простого замещения «иностранной продукции отечественной, но только более дорогой и худшего качества».

Образование должно быть качественным и востребованным народным хозяйством. Ведь в современном мире наши лучшие университеты конкурируют на глобальном рынке, и если «спрос на качественные услуги концентрируется за пределами страны, то внутри страны он, соответственно, снижается, а значит, снижается и качество таких услуг». Правда, за скобками осталось, много ли россиян могут позволить себе выбирать между лучшими российскими и зарубежными вузами.

Эффективным должно быть здравоохранение. В плане пенсионного обеспечения мы должны суметь ответить на текущие экономические и демографические вызовы.

У нас должна быть эффективная судебная система, люди должны чувствовать себя в безопасности. Государство должно способствовать развитию малого и среднего бизнеса. Должны произойти «качественные сдвиги в эффективности государственного управления».

Что касается геополитики, то Медведев считает неизбежным развитие многосторонних отношений с Западом. При этом мы должны активно сотрудничать с развивающимися странами Востока.

«Опыт свидетельствует: недостаточно выработать правильный курс. Не менее важно донести его до всего общества. И, главное, обеспечить его реализацию. Это и есть наша основная задача», — резюмирует премьер-министр.

Насколько предложенная программа действий отвечает запросам общества и требованиям времени?

— Статья Медведева в плане оценок и прогнозов, как общемировых тенденций, так и состояния нашей экономики, достаточно откровенная и объективная, — говоритруководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Многое из описанного говорилось в экспертном сообществе. Медведев показал, что государство реагирует на мнение специалистов. Премьер правильно говорит, что в рамках старой модели мы уже существовать не можем, что сырьевая экономика себя исчерпала. В то же время замечено, что для выхода к новой структуре экономики нам нужна новая повестка действий всей системы государственного управления.

Очень важно, чтобы все пожелания не остались очередной декларацией о намерениях, а были предприняты реальные и достаточно радикальные шаги по созданию условий для перехода к новой модели экономического развития. Премьер абсолютно честен, провозглашая необходимость и безальтернативность структурных реформ. При этом замечает, что есть и другая, не менее важная, задача — не ухудшить резко жизнь граждан, особенно социально уязвимых слоев. Как мы будем справляться с этой сложной задачей, покажет уже бюджет 2016 года. Намек на то, что может быть проведен структурный маневр бюджетных расходов, уже есть. Посмотрим, чем это завершится.

— Идеи коренных преобразований Медведев провозглашает с 2008 года. Нет ощущения, что сейчас он повторяется?

— Такое впечатление может сложиться. Многие годы он и всё экспертное сообщество пользуются одним и тем же «словарем». Не стоит говорить, что сейчас придумано что-то новое или сделано какое-то откровение. В целом, все идеи уже обозначены раньше.

Просто ситуация заставляет обращаться к тем идеям, что многократно обсуждались. Мы стоим на линии старта и назад дороги нет. Но важно, чтобы не было фальстарта. Надо понимать, какой длительности и какой сложности впереди дистанция.

Поэтому ощущение «ремейка» есть. Но это связано с тем, что обозначенное несколько лет назад всё более и более актуализируется. Структурные реформы, вложения в человека, поддержка конкуренции — это необходимые вещи. Я согласен с тем, что нет особого упора на импортозамещение, как на спасение от всех проблем. По этому вопросу у премьера взвешенная позиция. Нам нужно импортозамещение, но экспортно ориентированное. Иначе, как мы будем выглядеть в мировой экономике завтрашнего дня. Это очень важный тезис, от которого можно ждать переоценки мер стимулирования производства и научных разработок. Так что помимо старых постулатов есть и новые вещи.

Рефреном идет мысль, что можно государственными инвестициями стимулировать экономику. В отличие, скажем, от денежной накачки, которая приведет к инфляции. Но государственные вложения — не панацея, нам нужны частные инвестиции, прямые иностранные вложения. То же самое касается и конкуренции. Вроде бы все знают, что ее надо развивать. Премьер говорит о том, что делать это надо достаточно быстро. Важен посыл, что хоть мы и будем заниматься перераспределением бюджетных расходов, но не пойдем на увеличение налоговой нагрузки на бизнес.

Есть основные направления деятельности правительства до 2018 года. На них и ссылается Медведев. В принципе, маршруты движения были определены. Но, видимо, председатель кабмина счел необходимым еще раз вычленить самое главное. Надеюсь, что идеи премьера будут отображены в бюджете на следующий год. Что будут вложения в образование, науку, здравоохранение, продолжатся инвестиции в инфраструктурные проекты, будет адресная поддержка граждан, особенно из уязвимых слоев.

Конечно, много пока неясного. Скажем, как должна реагировать пенсионная система на демографические и финансовые вызовы. Четкого ответа в статье нет. Но постулируется, что проблема есть и ее надо решать, иначе пенсионной системы не будет. Каким образом? Я увидел призыв к экспертному сообществу быстро разработать план. Тем временем, хотелось бы большей определенности.

— Некоторые идеи обращены к очень узкой прослойке граждан. В частности, идея о возможности учиться за рубежом.

— Я думаю, что премьер написал статью для самого себя. Надо быть уверенным в собственной правоте, чтобы что-то делать. Естественно, статья написана и для всего правительства. Действительно, есть некоторая недосказанность, кого могут коснуться изменения, как будут организованы реформы.

Но в статье есть и весьма четкие посылы для внешнего мира. Что мы не свернем с европейского направления развития, что, несмотря на все сложности, мы будем активно сотрудничать с Западом. То есть, нет «востокоцентризма», о котором много говорят в последнее время некоторые официальные лица. Позиция премьера более взвешенная. При этом Медведев оговаривается, что не на все вопросы он готов давать ответы. Есть некоторые «метки» о принципиальных вещах.

Образ прописанного будущего у некоторых граждан может вызывать и раздражение. Мол, для кого обозначено это будущее? Реальные доходы людей упали на 10%, а тут рассказывают про какое-то будущее всеобщее счастье. Но иногда политики вынуждены быть предельно откровенными и обозначать образ будущего.

Дальше всё зависит от готовности правительства быть в постоянном диалоге с бизнесом и гражданским обществом. Во всём мире структурные реформы требуют продуманной политической технологии. Экономическая политика не только поток указов и постановлений сверху вниз. Это, прежде всего, система отношений власти с бизнесом и гражданским обществом, которая функционирует постоянно. Главная ее задача — балансировка интересов. К примеру, недавно было предложение в правительстве повысить налоги на нефтяников, и никто не подумал, не остановится ли отрасль в следующем году. Оказывается, с нефтяниками предложение вообще никто не согласовывал. И таких примеров в деятельности наших органов власти каждый день много.

Если мы хотим иметь экономическое развитие, нужен постоянный поиск баланса интересов. И эта мысль давно известна. Тем не менее, сейчас мы в ситуации безальтернативности этого подхода. Чтобы реформы шли, они должны быть понятны тем, кого они касаются. Об этом Дмитрий Анатольевич, к сожалению, сказал достаточно мало. Но это задача тем, кто наряду с премьером тоже озабочен судьбой экономики и своей страны.

— На мой взгляд, статья премьера хоть и должна выглядеть как программная, но никаких программных тезисов не содержит, — считает политолог Павел Святенков. — Явно в обществе воцарилось недоумение, что правительство не имеет никакого плана в условиях экономического кризиса и практически не предпринимает никаких действий для исправления ситуации. Мы постоянно слышим про секвестры, про сокращение трат на образование, здравоохранение, социальную сферу. Со всех сторон мы слышим о необходимости затянуть пояса, о повышении пенсионного возраста. При этом не видно, как правительство готово бороться с негативными тенденциями.

Видимо, своей статьей Медведев решил продемонстрировать, что правительство занимается экономикой. Но, как мне показалось, этой цели он не достиг, а главный посыл статьи — будем продолжать прежний курс. То есть, нет никаких конкретных предложений. Зато в статье много риторики на тему, что Россия — участник глобальных процессов. Но мы хотим, чтобы страной управляло правительство, а не глобальные процессы.

— Медведев обозначил, что надо вкладывать в развитие человеческого капитала.

— Но реально идет сокращение трат на образование, здравоохранение. Правительство делает совершенно противоположное тому, что говорится в статье премьера.

 — На кого ориентирована статья?

— Премьер пишет, что растет мировая конкуренция в образовании. Но кто может себе позволить учиться за границей? Как правило, тот, кто мало связан с Россией и явно не принадлежит к нашему среднему классу. Учеба в лучших западных вузах, если о них идет речь, стоит весьма дорого. Если речь идет об обучении в американских ПТУ, то непонятно зачем это нужно. Складывается ощущение, что статья должна оправдать бездействие правительства.

На фоне разговоров о повышении пенсионного возраста странно звучат слова о возможности поехать учиться куда-нибудь за границу. Формально, это так. Я недавно был в Японии, познакомился там с парнем, который отучился в аспирантуре, пишет докторскую. Для этого человек выучил японский язык, нашел гранты. Но понятно, что подобное явление не носит массового характера.

Я слежу за реакцией на статью в блогосфере. К сожалению, статья мало кого «цепляет». Публикация не содержит никаких новых идей. Скажем, говорится про заботу о человеке, но реально в человека ничего вкладывать не собираются. И проблема не в том, что проводится секвестр каких-то сфер, а что кроме секвестра ничего больше нет. Мол, будем ждать повышения цен на нефть.

 — В принципе, тезисы статьи повторяют предыдущие выступления Медведева.

— Статьи Медведева, когда он был президентом, были не плохие. Но после их публикации ничего не происходило. Поэтому очередную статью мало кто воспринимает, потому что это написал Медведев. Он имеет аппаратный вес, политическое влияние, но статьи воспринимают, как общие фразы.

 — Как связана статья с внутренним раскладом властных элит?

— Идет борьба за то, что предложить в сложной экономической ситуации. Но предложения Глазьева фактически отвергнуты, а других идей нет. Следовательно, экономика будет проваливаться дальше.

Источник

Фото: Дмитрий Астахов/ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Удушение по рецепту МВФ

13h

Международный валютный фонд (МВФ) обнародовал доклад о состоянии экономики России. В нем приведен список рекомендаций российскому правительству, направленных на адаптацию экономики к низким ценам на нефть и к действию санкций.

По прогнозу МВФ, пик инфляции в РФ пройден. Эксперты фонда считают, что она замедлится до 12,5% к концу текущего года и до 7,8% к декабрю 2016-го. Однако эти расчеты справедливы только при условии, что не возникнут какие-либо новые внешние шоки. В противном случае, уверены в МВФ, избежать новой волны обесценения рубля и разгона инфляции не удастся.

Средняя цена нефти, по прогнозу МВФ, в 2015-м году составит 61,5 долларов за баррель, в 2016-м – 67,2 доллара. Санкции, по оценке фонда, на начальном этапе будут стоить российской экономике 1−1,5% ВВП, в основном, из-за снижения инвестиций и «угнетения потребления». Однако в среднесрочной перспективе суммарные потери от санкций, считают в фонде, возрастут до 9% ВВП — главным образом из-за падения производительности труда на фоне устаревания технологий.

Блок рекомендаций МВФ содержит следующие ключевые пункты:

— изменить действующее бюджетное правило (расходы сейчас могут составлять сумму доходов, плюс 1% ВВП) так, чтобы достичь профицита бюджета в размере 1−2% ВВП для восполнения суверенных фондов;

— ввести более гибкую привязку бюджета к текущей цене нефти, а не к средней за период, как сейчас;

— сократить госрасходы за счет пенсионной реформы: повысить возраст выхода на пенсию (это даст экономию 2−3% ВВП) и ограничить ранний выход на пенсию (еще 0,7% ВВП экономии);

— довести сокращение госрасходов в среднесрочной перспективе до 9,8% ВВП (из них на 2,7% за счет урезания налоговых льгот и повышения акцизов, еще на 2% – за счет оказания точечной социальной поддержки и 1% – при снижении энергосубсидий).

При этом МВФ предупреждает: если не идти на предложенные структурные реформы, экономика РФ и после 2016 года не будет расти больше чем на 1,5% в год.

Характерная деталь: доклад МВФ подготовлен по итогам майских консультаций с экономическим блоком российского правительства и Банком России. И складывается впечатление, что некоторые идеи МВФ уже прорабатываются в кабмине. Например, подготовленный Минтрудом законопроект фактически повышает пенсионный возраст для чиновников с 60 до 65 лет, а Минфин, в рамках подготовки бюджета 2016−2018 годов, обсуждает с ведомствами выборочное десятипроцентное сокращение расходов.

Что на деле стоит за рекомендациями МВФ, и стоит ли им следовать?

— Россия следовала рекомендациям МВФ и Всемирного банка все 1990-е годы, — отмечает доктор экономических наук, профессор Академии труда и социальных отношений Андрей Гудков. — Тем не менее, кризис в российской экономике в тот период лишь углублялся. Пока в 1998 году, вопреки всем рекомендациям, рубль не был девальвирован, и российское правительство под руководством тогдашнего премьера Евгения Примакова не приняло ряд новаций. В результате российская экономика ожила, и показала в 2000-м году рекордный рост.

Основная суть нынешних рекомендаций МВФ — требование снизить оборонные расходы России, хотя напрямую об этом не сказано ни слова. Действительно, добиться снижения госрасходов до 9,8% ВВП можно только в одном случае: если снизить расходы на оборону не менее чем в два раза. Плюс к тому, откусить очень значительный кусок от расходов на правоохранительную деятельность.

— Но, судя по документу, ключ к сокращению расходов МВФ видит в пенсионной реформе. Разве нет?

— Кое в чем МВФ и вовсе откровенно передергивает. Например, расходы Пенсионного фонда РФ не относятся к государственным. Это расходы пенсионного страхования, и на эти цели собираются страховые взносы. По принципам страхования, взносов должно быть достаточно, чтобы обеспечить пенсиями застрахованных на существующих условиях.

Да, сейчас взносов не хватает — но только потому, что волюнтаристски размер этих взносов был снижен до 22% от зарплаты работника. Кстати, в приснопамятные 1990-е размер взносов составлял 28%, а в 2000-м, когда Владимир Путин был впервые избран президентом, — вообще 29%.

Но, замечу, даже при взносах в 22%, Пенсионный фонд, по признанию егопредседателя Антона Дроздова, дефицита практически не имеет — этот показатель составляет 300 млрд рублей. Причем, повышение пенсионного возраста может дать в течение года выигрыш всего-навсего около 100 млрд рублей, что при бюджете фонда более 6 трлн рублей особой роли не играет.

Другое дело, у нас большие проблемы с досрочными пенсиями. На практике, четверть бюджета ПФР расходуется на пенсионеров-«досрочников» — тех, кто выходит на пенсию раньше 55−60 лет.

Однако соответствующее законодательство, которое нивелирует эту проблему, наконец-то — с задержкой в 13 лет — принято. Теперь дело за его выполнением.

— Санкции действительно будут все сильнее «угнетать» рост экономики России из-за того, что нам перекрыли доступ к западным технологиям?

— Все технологии, которые подходят к существующему — среднему, на деле — уровню развития России, можно импортировать из стран Третьего мира. Например, из того же Китая. Либо получать опосредовано, через третьи руки. Поэтому подождали бы господа из МВФ радоваться.

 — Зачем вообще опубликован доклад фонда?

— Чтобы поддержать позицию российских неолибералов. Которая, по существу, является предательской…

— В мире не существует ни одной страны, которая бы вышла на путь экономического роста, следуя рекомендациям МВФ, — уверен президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — Напротив, имеется немало стран, которые обрекли себя на длительную рецессию благодаря этим рекомендациям. В числе последних примеров Греция, а более ранний пример — и более нам близкий — это Россия 1990-х годов.

Между тем, есть сравнительное исследование стран, которые проходили постсоциалистическую трансформацию экономики. Авторы исследования —академик РАН Виктор Полтерович и профессор Российской экономической школы Владимир Попов. Они пришли к выводу, что основной фактор, который объясняет различие между странами, которые прошли этот путь успешно и неуспешно, — вовсе не темп преобразований, а сохранение дееспособных и разветвленных государственных институтов. И критерий такого сохранения — высокая доля госрасходов в экономике.

— Страны, сохранившие высокую долю госрасходов, шли наперекор МВФ?

— Такие страны, грубо говоря, послали рекомендации МВФ к черту — и в результате прошли трансформационный период успешно. А в странах, где допустили провал госрасходов в экономике, наблюдался и провал госинститутов, и гораздо более глубокий экономический и социальный кризис.

С моей точки зрения, эта логика работает не только в трансформационные периоды, но и в современной — сложной и многоплановой — экономике. Эта экономика также требует высокого участия государства, особенно для проведения так называемой контрциклической экономической политики. В нашем случае — чтобы стимулировать экономику РФ в ситуации, когда разные конъюнктурные факторы оказываются неблагоприятными.

Периодически негативные волны — длинные или короткие — тянут российскую экономику вниз. И в этой фазе государство обязано подхлестывать экономику.

Все развитые и динамично развивающиеся страны идут именно этим путем. Они поддерживают экономику через стимулирование внутреннего спроса, который может быть удовлетворен отечественной промышленностью. Инструменты этого стимулирования могут быть разными — от роста прямых государственных расходов и инвестиций до снижения налогов в некоторых секторах экономики. В любом случае, речь идет об эффективном государственном регулировании.

 — Экономисты в российском правительстве разделяют подход МВФ?

— У нас экономический блок правительства, в целом, следует идеологии так называемого Вашингтонского консенсуса. Эта идеология как раз предполагает сокращение госрасходов, дерегуляцию, запрет на протекционизм и валютный контроль, а также на контроль трансграничного движения капитала.

На мой взгляд, все перечисленное не что иное, как формула экономического удушения нашей страны. Если угодно — форума внешнего управления экономикой России. Я считаю, что люди, которые на этой политике настаивают и ее проводят, являются инструментом этого внешнего управления.

И до тех пор, пока этот встроенный контур внешнего управления не будет удален, ускорения экономического развития России мы не увидим…

Источник

Фото: Олег Харсеев/ Коммерсантъ

Дефолт подкрался к Америке

AP185684486504-pic510-510x340-7452

Впервые в истории территория, находящаяся под управлением США, допустила дефолт по обязательствам перед кредиторами. Ей стала карибская страна, свободно ассоциированное с США государство Пуэрто-Рико. На обслуживание кредита на балансе государства не нашлось $58 млн, тогда как общий долг превысил $70 млрд.

Пуэрто-Рико допустило технический дефолт: карибское государство не смогло осуществить выплату по долгам кредиторам на сумму в $58 млн. Платеж необходимо было сделать в субботу, 1 августа, но средств в бюджете страны на него не нашлось. В понедельник, 3 августа, губернатор Пуэрто-Рико Алехандро Гарсия Падильо сообщил, что правительство не может оплатить все долги и что фактически экономика Пуэрто-Рико находится в «штопоре».

Позднее в понедельник с официальным заявлением выступило руководство Государственного банка развития Пуэрто-Рико, играющего роль центробанка в стране. «Из-за отсутствия выделенных средств на текущий финансовый год полной выплаты по бондам со стороны Общественной финансовой корпорации сделано не было», — в письменном обращении заявил глава банка Мельба Акоста Фебо. Он сообщил также, что корпорация, отвечающая за выплаты по долгам, смогла внести лишь $628 тыс. из необходимых $58 млн.

Общая задолженность Пуэрто-Рико, «свободно присоединившегося» к США государства, перед кредиторами составляет более $70 млрд.
Это соответствует 100% внутреннего национального продукта Пуэрто-Рико (ВНП) и более чем в пять раз превышает долговой коэффициент Калифорнии или Техаса.

Несмотря на то что Пуэрто-Рико является ассоциированной с США территорией и находится под управлением США, она не считается неотъемлемой частью Соединенных Штатов. У Пуэрто-Рико с США общими являются только гражданство, валюта и система обороны. Конституция, законодательная, исполнительная и судебная ветви власти у Пуэрто-Рико собственные. Из-за этого частичного суверенитета страна может столкнуться со сложностями в случае обращения к международным организациям с просьбой о финансовой помощи.

Обратиться к Международному валютному фонду (МВФ) Пуэрто-Рико не вправе: привлекать финансовые средства в фонде имеют право только полностью суверенные государства, отмечает британское издание The Telegraph.
С поддержкой со стороны США тоже могут быть проблемы: на Пуэрто-Рико не распространяется действие главы 9 американского «Кодекса о банкротстве», которая предполагает упорядоченную реструктуризацию долга. В 2013 году этой главой воспользовался американский город Детройт, допустивший дефолт.

Вопрос о возможном распространении американской законодательной практики, касающейся банкротств на Пуэрто-Рико, уже дошел до конгресса. Этому способствуют и грядущие в США президентские выборы: обширная пуэрториканская диаспора, проживающая в Штатах, является лакомым куском для участников президентской гонки. Решить проблему с Пуэрто-Рико призывают и республиканцы, и демократы. В частности, к правовым изменениям и распространению на ассоциированную территорию главы 9 «Кодекса о банкротстве» призвали Хиллари Клинтон и Джеб Буш.

В связи со сложившейся экономической ситуацией в карибской стране будет создана рабочая группа. К концу августа ей предстоит разработать и представить на обсуждение план по спасению экономики государства.

В то же время кредиторы Пуэрто-Рико (группа из 34 хедж-фондов во главе с Fir Tree Partners и Aurelia Capital) уверены, что страна могла бы оплатить свои долги, если бы существенно сократила объем социальных трат.
По их мнению, Пуэрто-Рико допускало последние годы перерасход средств на образование: за последние десять лет эта статья расходов увеличилась в объеме на 39%, при этом количество школ сократилось на четверть, а именно — на 100 единиц.

Пуэрто-Рико столкнулось и с массовым исходом из страны трудоспособного населения. Ассоциированность с США позволяет гражданам Пуэрто-Рико работать и жить в США, где уровень зарплат и возможности карьерного роста выше, чем в карибской стране. За последние 10 лет население Пуэрто-Рико сократилось на 12%.

«Речь идет не о политике, а о математике. Мы должны заставить экономику расти. Если этого не произойдет, мы войдем в смертельное пике», — уверен губернатор острова Алехандро Гарсия Падильо.

Этот дефолт — не последний, который Пуэрто-Рико допустит в ближайшее время. В этом уверены аналитики рейтингового агентства Moody’s. «Это первый из, как мы считаем, обширной серии дефолтов по долговым обязательствам», — заявила The New York Times вице-президент Moody’s Эмили Реймс.

С этим мнением согласны и аналитики рейтингового агентства Standard & Poor’s. По их мнению, произошедший дефолт сигнализирует о серьезных проблемах с ликвидностью в Пуэрто-Рико, которому теперь предстоит выбрать те финансовые обязательства, которые все-таки придется выполнять.

«Пуэрто-Рико оказалось в аналогичной с Грецией ситуации», — рассказал The Telegraph Десмонд Лачман, сотрудник Американского института предпринимательства. Уникальность положения Пуэрто-Рико заключается в его неоднозначном государственном статусе. «Ни один американский штат не требовал реструктуризации долга», — отмечает бывшая сотрудница МВФ Анна Крюгер, которая по заказу от властей Пуэрто-Рико подготовила доклад о состоянии экономики страны.

Согласно докладу Крюгер, единственным способом вывести Пуэрто-Рико из финансового штопора является реструктуризация долга на 35%. По мнению Крюгер, Пуэрто-Рико следует отказаться от привязки к минимальной заработной плате, принятой в США, что позволит стране восстановить конкурентоспособность, но приведет де-факто к внутренней девальвации.

Источник

Эксперт: США ждет жуткий триллер в экономике

images

По мнению бывшего главного экономиста Международного валютного фонда Саймона Джонсона, текущая ситуация в американской экономике напоминает начало финансового кризиса 2007-2008 годов, в будущем страна может увидеть «более жуткий триллер».

По мнению экономиста, главный финансовый риск, с которым сейчас сталкиваются США, очень схож с причинами кризиса 2007-2008 годов: у крупных банков слишком высокий уровень долга при слишком низком уровне собственного капитала, а также неравное глобальное регулирование, передает РИА «Новости» со ссылкой на Project Syndicate.

И пусть все финансовые кризисы начинаются по-разному, пишет экономист, каждый из них имеет одну и ту же проблему: крупные банки «попадают в беду» и балансируют на грани краха.

Джонсон приводит в пример американский банковский холдинг Morgan Stanley, который имеет лишь 4% собственного капитала, это означает то, что 96% его балансового отчёта составляет долг в той или иной форме.

Несмотря на то, что нынешнее положение американских банков чуть лучше, чем в преддверии финансового кризиса 2008 года, экономист полагает, что темпы улучшения слишком медленные.

По словам финансиста, важным аспектом в вопросе, удержатся ли американские банки на плаву, является объем их покрывающего капитала. Учитывая, что в среднем банки США обладают лишь 5% собственного капитала, Джонсон делает вывод, что этого вряд ли будет достаточно для покрытия потерь в случае нестабильности или серьезных потрясений.

«Мы уже видели этот фильм, и он плохо закончился. В следующий раз можем увидеть еще более жуткий триллер», – считает Джонсон.

Отметим, по мнению обозревателя Market Watch Пола Фаррела, время «американской исключительности» и господства на мировом рынке уже закончились, США не только уступают в конкуренции развивающимся странам, но и не способны остановить падение собственного ВВП.

В то же время бывший член палаты представителей США Рон Пол отмечает, что США ждет катастрофический экономический кризис, как только лопнет долларовый пузырь. Когда это произойдет, спрогнозировать сложно, но для многих это будет совершенной неожиданностью.

19 марта глава Федеральной резервной системы страны Джанет Йеллен заявил, что экономический рост США замедляется из-за высокого курса доллара к ряду валют.

Иллюстрация: collapseofindustrialcivilization.com

Источник

Положение дел в России лучшее за последние пять лет

2

Как сообщают во Всемирном центре изучения общественного мнения (ВЦИОМ), положительная оценка гражданами России в стране подошла к максимальному значению за последние пять лет.

Индекс социальных настроений, который дает оценку ситуации в России, в марте текущего года составил 70 пунктов. Данный показатель является рекордным за всю историю проведения подобных опросов среди населения.

Отметим, что в марте 2010 года он был равен 22 пунктам, в январе 2015 года – 64 пунктам. Максимальную положительную оценку состояния дел в стране дали мужчины возрастом 35-44 лет и жители сельской местности.

Исходя из данных исследования ВЦИОМ, еще выше оценили россияне свою собственную жизненную ситуацию. В марте текущего года данный показатель был равен 81 пункту, что по сравнению с февралем  ниже на 3 пункта. Больше всего позитивные оценки давала молодежь возрастом 18-24 лет и обеспеченные респонденты.

Валерий Федоров, генеральный директор ВЦИОМ, рассказывая о результатах опроса, сообщил, что российское население, невзирая на кризис, дают положительную оценку экономической ситуации. Также, на результат оказали влияние присоединение Крыма и Олимпиада. Кризис экономики в стране не до такой степени глубокий. На самом деле ожидалась более сложная экономическая ситуация. Валерий Федоров отметил, что в минувшем году увеличилась самооценка и самоуважение россиян. Это было связано с ситуацией вокруг Крыма, с военным конфликтом на Украине, а также с тем, что теперь Россия с США не только соревнуется, а и конфликтует, что для россиян обозначает, что данные две страны теперь являются сопоставимыми величинами.

Исходя из данных проведенного опроса, был улучшен индекс социальных ожиданий – по сравнению с январем в марте он увеличился на 20 пунктов, с минус 70 до минус 50. Несмотря на увеличение показателя, он все равно находится на худшем уровне, чем в 2014 году, когда индекс был равен минус 25 пунктов.

Во ВЦИОМ пояснили позитивную динамику ростом в 2 раза (до 11%) количества тех, кто придерживается мнения, что пик кризиса уже остался позади. Каждый третий респондент сообщил, что самое тяжелое время Россия переживает в данный момент, 41% опрошенных сообщили, что самый сложные период для России ожидается впереди. А самыми пессимистично настроенными оказались сторонники «Справедливой России» и малообеспеченные россияне.

Опрос проходил 28-29 марта 2015 года. В нем приняли участие 1,6 тысяча жителей из 46 российских регионов. Статистическая погрешность проведенного опроса – не более 3,5%.

По материалам Лента

Долларовый экономический пузырь может лопнуть в любой момент

6

На фоне схлопывания долларового экономического пузыря американская экономика может обрушиться в любой момент. Американский политик Рон Пол не может сказать, когда именно это произойдет, но он уверен, что это будет неожиданно и быстро.

В интервью телеканалу CNBC американский политик и бывший член палаты представителей США Рон Пол сообщил, что Штаты находятся на грани катастрофического экономического кризиса.

Рон Пол отметил, что причиной этому станет схлопывание долларового экономического пузыря – ситуации, в ходе которой большие объемы ценных бумаг будут проданы по цене, далекой от реальной, на фоне высокого спроса на них.  Такой пузырь рано или поздно лопается, что, как правило, приводит к отрицательным экономическим последствиям.

Исходя из данных CNBC, индекс американского доллара, который отражает динамику валюты страны по отношению к валютной корзине, за последние 12 лет достиг максимальных показателей, что, как отмечает Рон Пол, не обозначает, что доллар является сильной валютой. Доллар силен только на фоне остальных валют.

Политик отметил, что речь идет не о том, что доллар является сильной валютой, а о том, что остальные валюты не лучше. Все основные показатели находятся в ужасном состоянии. Рон Пол подчеркнул, что, когда больше 50% населения еле сводит концы с концами, можно говорить только о том, что экономика находится в паршивом состоянии.

Экс-конгрессмен не стал предсказывать, когда же ожидать схлопывания долларового пузыря, но он уверил, что это произойдет неожиданно и очень быстро. Рон Пол сообщил, что крах доллара и вслед за ним фондового рынка можно ожидать после повышения процентных ставок Федеральной резервной системой. Как отметил ранее ряд аналитиков, повышения ставок можно ожидать чуть позже в текущем году.

Американский политик сообщил, что при оценке экономической ситуации важная роль отведена психологическому фактору уверенности, а в данный момент нет никакой уверенности в том, что в Штатах стоит инвестировать средства, несмотря на сильный рынок.

По материалам РИА

Спасение Порошенко в рассрочку

13р

В среду, 11 марта, МВФ одобрил новую программу финансовой помощи Украине. Речь идет о четырехлетней программе поддержки (Extended Fund Facility) объемом 17,5 млрд долларов, которая заменит одобренную в конце апреля 2014 года двухлетнюю кредитную линию (Stand-By Arrangement). Как сказано в уведомлении фонда, первый транш в пять млрд. долларов Киев получит «незамедлительно».

По словам главы МВФ Кристин Лагард, 2,7 млрд долларов из первого транша пойдут на поддержку украинского бюджета. Второй и последующие транши будут выделяться с учетом ежеквартальных оценок специалистов фонда. Решение МВФ, кроме того, позволяет Киеву рассчитывать на финансовую помощь от США и ЕС. Суммарно эта поддержка может составить до 25 млрд долларов.




Другой вопрос, получит ли Киев эти деньги?

Напомним: в рамках прежней программы Stand-By фонд обещал выделить украинским властям 17 млрд долларов, но реально они получили лишь 4,6 млрд. Остальные миллиарды намертво «зависли» из-за разногласий Киева и МВФ по реализации пакета реформ. На этот раз фонд также выдвигает условия получения кредита – правда, по словам Лагард, они «более гибкие».

Вот как выглядят новые требования МВФ:

– законодательное закрепление реформ по сокращению госрасходов;

– сокращение дефицита крупнейшего государственного холдинга «Нафтогаз Украины» (его общий долг – 13,5% ВВП страны).
– заморозку пенсий и зарплат бюджетников;

– рост налогов и повышение тарифов на газ для населения – к апрелю 2017 года субсидии для потребителей, которые сейчас покрывают примерно половину импортной цены газа, должны быть полностью отменены.

Украинский премьер Арсений Яценюк уже заявил, что новые транши МВФ не могут быть использованы на социальные нужды. Их планируется направить на пополнение резервов Нацбанка и на выплаты по прежним долгам.

Между тем, долги у Киева такие, что кредитов МВФ для их покрытия недостаточно. До конца года стране предстоит выплатить около 12,5 млрд долларов, а суммарный внешний долг составляет почти 40 млрд.

Поэтому главный вопрос повестки дня украинского кабмина – переговоры с кредиторами по реструктуризации долгов. Как заявила министр финансов Украины Наталья Яресько, такие переговоры могут начаться в ближайшее время. В число кредиторов входит и Россия, которая в конце 2013 года предоставила Украине кредит в 3 млрд долларов. Ранее министр финансов РФ Антон Силуанов предупредил, что российская сторона не согласится на отсрочку выплат.

Что стоит за новой программой поддержки МВФ, что она означает для Украины и для Донбасса?

– МВФ впервые связал предоставление финансовой помощи Украине с выполнением Минских соглашений, – отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников.

– Об этом сказано во второй части заявления Кристин Лагард. Программа помощи «является масштабной, и сопряжена с рисками, особенно с теми, которые вызваны конфликтом на Востоке страны», – говорится в заявлении. «Отрадно, что соглашения о прекращении огня, достигнутые в Минске, по-видимому, в основном соблюдаются, и есть надежда, что можно будет избежать новых человеческих жертв», – подчеркнула Лагард.

Это знаковые слова. Дело в том, что такого рода констатации – не в стилистике МВФ. До сих пор фонд воздерживался от подобных заявлений в сторону Киева, и обращал внимание исключительно на экономические условия и параметры, а также на обстоятельства, связанные с диспропорциями платежного баланса Украины.

Но сейчас – видимо, с учетом опыта 2014 года, – глава МВФ сделала, на мой взгляд, однозначное заявление, увязав программу финансовой помощи с прогрессом на Юго-Востоке.

Собственно, Украина в прошлом году получила только один транш в рамках программы Stand-By потому, что тратила из денег МВФ по четыре млн долларов в день на ведение войны в Донбассе. Теперь такое положение международных финансистов перестало устраивать.

Я вижу в этом новый поворот – по крайней мере, в отношении фонда к украинским делам. Похожие условия – деньги только в случае прекращения конфликта – МВФ выдвигал разве что некоторым государствам в ходе «Арабской весны».

– Спасут ли Украину деньги МВФ?

– Если Киев получит оба оговоренных транша в 2015 году, в его распоряжении окажутся примерно 10 млрд долларов. Сюда же следует прибавить сопряженные с одобрением МВФ кредитные линии в рамках двусторонних отношений, плюс деньги Евросоюза и деньги Всемирного банка.

Из 10 млрд долларов – гарантированных на сегодня денег – 2,7 млрд пойдет на управление внешним долгом Украины, в частности, на немедленные долговые платежи, чтобы снизить остроту этой проблемы до конца второго квартала 2015 года. Еще 2,3 млрд долларов предназначены для пополнения международного резерва Национального банка Украины (НБУ).

Пополнение резерва – сигнал всем международным инвесторам о том, что возможности для стабилизации курса гривны расширяются. Собственно, стабилизация курса происходит уже сейчас– надо отдать должное жестким действиям самого НБУ. С февральских 40 гривен за доллар украинскому регулятору удалось опустить курс до 21,5 гривны за доллар, подняв ключевую ставку до 30% и введя ряд валютных ограничений – например, на перемещение дивидендных выплат за границу.

Транш МВФ порождает у инвесторов ощущение, что НБУ удастся не допустить дальнейшего проседания гривны (напомним, в 2013 года доллар стоит 8 гривен).

Всего же, с деньгами фонда, в резерве НБУ окажутся примерно 8 млрд долларов – это неплохая подушка безопасности для Украины, которой предстоит выплатить по внешним долгам около 12 млрд долларов в текущем году.

– Вы считаете, фонд выплатит Киеву обещанные 10 млрд?

– Вполне вероятно. Хотя бы потому, что украинский дефолт никому не нужен. Если он случится, это будет дополнительным нагнетанием турбулентности в той непростой обстановке, которая сейчас сложилась во всемирном хозяйстве.

С другой стороны, предоставление траншей увязано не только с ситуацией на Юго-Востоке, но и пакетом реформ.
Из документов МВФ, которые опубликованы на 12 марта, понятны основные направления преобразований, которые требуются от Киева. Речь идет, прежде всего, о сокращении госрасходов и стабилизации бюджета, поскольку суммарный дефицит госсектора Украины на сегодня составляет 13,5% ВВП. В связи с этим МВФ настаивает на реформе управления госпредприятиями, и повышении их прозрачности в части расходов. В документах фонда специально подчеркнуто, что это касается, прежде всего, «Нафтогаза Украины». А здесь нужно понимать: стабилизация финансового положения «Нафтогаза» и сокращение его дефицита невозможно без полномасштабного решения газового вопроса в отношениях Киев-Москва.
Кроме того, МВФ требует от Киева внятных шагов по борьбе с коррупцией и укреплению правопорядка.

– Реформы, на которых настаивает фонд, сильно ухудшат социально-экономическую обстановку в «незалежной»?

– Уже сегодня тарифы на газ для населения Украины выросли в 3,3 раза, тарифы на теплоснабжение – более чем на 70%. Подорожали и продукты – на 30-40%. Теперь же, плюс к тому, работающим пенсионерам до 1 января 2016 года сократят пенсии на 15%.

Вместе с тем, в новых условиях МВФ сказано, что Киев должен разработать программу целевых мер социальной защиты, чтобы ослабить бремя реформ для малообеспеченных слоев населения.

– Что будет с кредитами МВФ, если обстановка в Донбассе снова начнет накаляться?

– Повторится ситуация 2014 года: перечисление траншей остановится. Если Киев уже в первой половине 2015 года начнет активно вести переговоры по реструктуризации долгов, это позволит ему, в случае возобновления боевых действий на Юго-Востоке, уйти от неизбежного дефолта в текущем году. Но риск дефолта останется, и перенесется на 2016-й год.
Это очень серьезное обстоятельство, которое должно быть принято во внимание руководством Украины. МВФ не просто так заговорил о недопустимости человеческих жертв в Донбассе. Как говорится, имеющий уши – да услышит…

– Деньги МВФ для Украины – не более чем способ избежать дефолта по долговым обязательствам, – считает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. – Это важно, прежде всего, для западных кредиторов «незалежной». Да, финансовая помощь МВФ связана с жесткими социально-экономическими реформами и введением элементов внешнего управления, но Киев вынужден пойти на эти обременения.

Кроме того, деньги МВФ – еще и инструмент влияния западных партнеров Киева на его позицию по Донбассу. В этом смысле, нынешний режим перемирия важен как возможность получить хотя бы какой-то из обещанных траншей МВФ, но этот режим –вовсе не гарантия от возобновления войны на Юго-Востоке.

В целом, думаю, деньги МВФ украинскую экономику не спасут. Они связаны со значительными обременениями с точки зрения проводимой Киевом политикой, и призваны помочь Украине лишь тактически…

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

Причина кризиса — ложные ориентиры, неправильные приоритеты и фальшивые ценности

77173

Член совета директоров компании «Ростсельмаш» Константин Бабкин так комментирует антикризисную программу правительства и антикризисный бюджет, да и всю экономическую политику страны за последние 20 лет

Надо стимулировать не потребление, а развитие и научные разработки

Минфин сообщает новые параметры бюджета, связанные с необходимостью его секвестирования в кризисный период.

СМИ информируют, что сокращаются государственные инвестиции по линии «Национальная экономика», «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность», а также «Охрана окружающей среды».




— Все это выглядит как «кручу, верчу, запутать хочу», потому что принципиальных изменений не сделано. Главная ошибка, то, из за чего мы двадцать пять лет находимся в кризисе, это ложные ориентиры, неправильно расставленные приоритеты и фальшивые ценности.

Надо было написать в бюджетных документах, что главная цель — это развитие производства, не борьба с инфляцией, не членство в ВТО и не положение в международных рейтингах. Но я таких слов не встречал. Я не вижу изменения приоритетов, а если мы и дальше гонимся за фальшивыми блестками, то добра от этого не будет.

Если посмотреть на детали секвестра, то неправильно экономить на правоохранительных органах. Наша жизнь — нестабильна и небезопасна. Конечно, если мечтать об идеале, то полицейский аппарат должен быть меньше, но в современных условиях это фантазии.

Отмечу, что бюджет сельского хозяйства — 170 млрд рублей, а на техническое перевооружение выделяется только 1,9 млрд, хотя именно от технического оснащения зависит 40% успеха крестьянина. Причем сначала обещали 3,9 млрд, но теперь сократили. Если мы заботимся о нашем крестьянине, то ему надо давать такую же субсидию как в Европе, где половина дохода фермера — это дотации из бюджета.

Сейчас у нас сельхозоборот составляет 20 млрд долларов в год, значит еще столько же надо добавить крестьянину в виде субсидий, а сейчас выделяют только три с половиной млрд долларов. Конечно, можно обойтись и без дотаций, но тогда придется ставить ввозную пошлину на иностранные продукты.

Ложные ценности имеют место не только в экономике, но и в образовании

Что касается промышленников, то я бы несырьевым экспортерам возвращал значительную часть налогов, которые они платят. На внутреннем рынке налоговая система должна быть построена так: купил станок — налог не платишь, купил, например, «Бентли» для директора, то государству платишь цену еще одного такого «Бентли». Иными словами, стимулировать не потребление, не скупку иностранных товаров, а развитие и научные разработки.

Как человек, работающий в реальном секторе, могу сказать, что с подготовкой кадров в нашей системе образования дела обстоят плохо. Есть известный в либеральных кругах тезис о том, что предсказать, какова будет экономика, невозможно, и поэтому нельзя предсказать и то, какие понадобятся специалисты. Мол, надо готовить людей, которые разбираются во всем и понемножку.

Ну вот молодые специалисты и не выпускаются! С этим мы сталкиваемся каждый день. Кроме того, есть и такой принцип: вместо инженеров-творцов готовят тех, кто умеет четко следовать инструкции. Последствия этой политики мы тоже чувствуем. То есть ложные ценности имеют место не только в экономике, но и в образовании и культуре.
Источник