экспансия

WSJ: Иран готовится к экспансии на европейский нефтяной рынок

iranets

Тегеран назвал предполагаемые объемы экспорта нефти в Европу, и если планы Ирана будут реализованы, конкуренция между основными странами-экспортерами примет новые масштабы, пишет американское издание.

Теперь, когда западные санкции сняты, Иран планирует экспортировать в Европу до 300 000 баррелей сырой нефти ежедневно, сообщает Wall Street Journal со ссылкой на слова министра нефти Ирана Бижана Зангане.

Иран впервые официально озвучил предполагаемый объем экспорта нефти в Европу, которая являлась наиболее важным рынком для исламской республики до того момента, когда большинство западных стран ввели ограничительные меры в ответ на ядерную программу Тегерана в 2012 году. Зангане отметил, что за следующие несколько месяцев Иран попытается увеличить общий объем экспорта нефти до 500 000 баррелей в день за счет поставок в страны Азии.

Далеко идущие планы Ирана ужесточат и без того непростую конкуренцию между основными странами-экспортерами нефти — Россией, Саудовской Аравией и США — и заставят их искать новые способы борьбы за свою часть европейского рынка энергоносителей, подчеркивает издание.

Источник

Как американцы затянули СССР в Афганистан

kak-amerikantsy-zatyanuli-sssr-v-afganistan

В 1979 году Бжезинский сделал всё, чтобы не «спугнуть» СССР от введения войск в Афганистан. Он, а затем и другие «ястребы» считали, что это один из действенных способов как погубить Советы, так и восстановить пошатнувшийся после Ирана авторитет США. Также Бжезинский верил, что Афган навсегда отучит СССР от экспансий за рубежом – впредь за такие авантюры Москве придётся дорого платить.

Карен Брутенц в 1998 году написал книгу «Тридцать лет на Старой площади». Автор – бывший первый заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС. В своей книге он рассказывает о том, чего добивалась политика СССР в развивающихся странах, о её месте в борьбе двух сверхдержав, её растущей неэффективности по мере дряхления режима и его руководства. В этой главе Брутенц пишет, как принималось решение о вводе советских войск в Афганистан, и как влиятельные силы в администрации США делали всё, чтобы «не спугнуть» это решение.

«На заседании американского Специального координационного комитета 17 декабря 1979 года (т.е. ещё до ввода наших войск в Афганистан), на котором присутствовали вице-президент В.Мондейл, министр обороны Г.Браун, заместитель государственного секретаря У.Кристофер, начальник Объединенного комитета начальников штабов генерал Д.Джонс, заместитель Бжезинского, глава службы Совета национальной безопасности (СНБ) по советским делам генерал Б.Одом и сам адмирал Тэрнер, было принято решение «вместе с пакистанцами и англичанами рассмотреть возможность улучшения финансирования, снабжения вооружением и средствами связи повстанцев, чтобы сделать возможно более дорогим продолжение Советами их действий». Об этом напомнил в Осло Геир Люндесталд, генеральный секретарь Комитета по Нобелевским премиям, заметив, что и в мемуарах Бжезинского есть указание на «нечто», происходившее и до декабря.

Одом, человек с репутацией «ястреба», знал: «Вы указали на важные доказательства». Но Тэрнер продолжал маневрировать: «Пакистанцы, конечно, делали, тут нет вопросов, но мы в этом не участвовали». Впрочем, и эта далекая от откровенности фраза, подтвердив то, что раньше адмирал отрицал, дала мне основание заметить: «Я могу рассматривать это как подтверждение моего заявления о том, что вы не нуждались в вовлечении напрямую, потому что кто-то другой делал это для вас».

Бжезинский признаёт в мемуарах, что уже после ввода наших войск в Афганистан на заседании Совета национальной безопасности были сформулированы «планы дальнейшего сотрудничества с Саудовской Аравией и Египтом относительно Афганистана». Уже в самом начале афганской эпопеи стали вырисовываться контуры замысла определённых кругов США: поглубже затянуть СССР в афганское болото и до известной степени сковать его там, заставив заплатить максимальную цену — военную, экономическую, человеческую и морально-пропагандистскую.

В наиболее беззастенчивой манере это сформулировал конгрессмен Гарри Вильсон (лоббист программ финансирования тайных операций в Афганистане): «Во Вьетнаме было 58 тысяч мёртвых американцев, и мы должны вернуть это русским». У.Кристофер, тогда заместитель госсекретаря, ездил на пару с Бжезинским в Пакистан по «афганским делам». Как раз во время этой поездки, в феврале 1980 года, Бжезинский с китайским автоматом в руках позировал фотографам на афгано-пакистанской границе.

Именно в рамках этого замысла всячески стимулировалось повстанческое движение, наращивалась помощь моджахедам. Забегая вперёд, скажу: следуя этому же курсу, влиятельные американские круги, как ни неправдоподобно это выглядит на первый взгляд, были заинтересованы в акции Москвы и ждали ее не без нетерпения, стараясь «не спугнуть». «Уже в декабре 1979 года, говорил в Осло в сентябре 1995 года, ссылаясь на слова Б.Одома, бывший сотрудник госдепартамента Дж.Хершберг, — некоторые в администрации считали, что в американских интересах заставить Советы заплатить максимально возможную цену в Афганистане». Да и сам Одом в беседе со мной на следующий день прямо сказал, что «они» очень хотели, чтобы «советские вползли» в Афганистан, и старались ничего не делать, чтобы этому помешать.

Одом подтвердил это также на конференции, заявив: «Моей реакцией, как и других, было, что, если они заберутся туда, мы сумеем доставить им неприятности. И было бы очень хорошо, если бы это произошло».

Среди людей, занимавших подобную позицию в особенно напористой форме, мы, естественно, находим и 3.Бжезинского. Адмирал Тэрнер колебался, когда перед ним поставили вопрос о массовых поставках оружия моджахедам. Он считал, что это означало бы толкать их — перед лицом 75 тыс. советских солдат — на самоубийство ради американских интересов. Бжезинского же, судя по его заявлениям, эта проблема не волновала. А.Вестад, один из руководителей Нобелевского института мира, рассказал в Осло: «Доктор Бжезинский сказал мне, что не рассматривал афганскую интервенцию даже тогда как трагедию. Он видел также и другие её стороны».

Ещё откровеннее бывший помощник Картера был в разговоре с С. – научной сотрудницей Института Эмори (США). В мае 1994 года Бжезинский ей заявил, что предвидел ввод советских войск в Афганистан и был доволен этой акцией, ибо она была необходима, чтобы СССР развалился.

Какие же «другие стороны» афганской интервенции видели Збиг Бжезинский и его единомышленники в американском истеблишменте? Речь шла не только о том, чтобы заставить «кровоточить» Советский Союз, укрепить внешнеполитические позиции США, особенно, как заявил Г.Сик, бывший сотрудник Совета национальной безопасности США, «среди исламских стран, где доверие к нам почти исчезло», восстановить «стратегическую позицию», разрушенную иранской революцией. Ставилась и более крупная задача: побудить Картера повернуть от разрядки вновь к сдерживанию, на чём уже долго, но безуспешно настаивали «ястребы» в американском политическом бомонде и в самой администрации, вывести из игры сторонников более конструктивной линии в отношении СССР, скажем, госсекретаря Вэнса.

Противоборство этих двух тенденций, этих двух фигур было характерной чертой всего президентства Картера. «Самый важный результат Афганистана, – говорил в Осло М.Шульман, – это укрепление позиции тех, кто рассматривал взаимоотношения с Советским Союзом как неизменно враждебные, конфликтные. Афганистан «подходил» одному из направлений мысли в американском правительстве».

Этой же темы коснулся уже упомянутый Г.Сик: «Афганистан обозначил конец битвы между С.Вэнсом и госдепартаментом, с одной стороны, и 3.Бжезинским и Национальным советом безопасности — с другой. Сайрус проиграл эту битву, и с этого момента Бжезинский стал доминирующей фигурой в том, что касалось отношений между США и СССР». Он же заявил, ставя, так сказать, точки над «i»: «Вы попросту не могли бы получить доктрину Картера до вторжения в Афганистан».

Афганистан дал Бжезинскому возможность материализовать политику, которую он активно пропагандировал уже год. С весны 1979 года Збиг, как он пишет в мемуарах, делал акцент на Афганистане и настраивал Картера в том духе, что Советский Союз, очевидно, стремится через Иран и Пакистан выйти к Индийскому океану. При этом упирал на извечные гегемонистские намерения Москвы. А 26 декабря 1979 года в меморандуме президенту он писал:

«Как я упоминал вам неделю назад или около того, мы сталкиваемся теперь с региональным кризисом. Если Советы добьются успеха в Афганистане (далее в «рассекреченном» документе вымаран изрядный кусок), вековая мечта Москвы о прямом выходе к Индийскому океану осуществится. Иранский кризис привел к крушению баланса сил в Юго-Западной Азии, и это может привести к советскому присутствию у самого края Аравийского и Оманского заливов».

К сожалению, утверждения Бжезинского производили впечатление, и его фантастические конструкции были взяты Белым домом на вооружение. Я имею в виду концепцию «кризисной дуги» на Среднем Востоке и в Южной Азии, якобы возникшей в связи с «советским наступлением» в этом районе, нацеленном на реализацию «великого замысла» («grand design») — захват Саудовской Аравии и других нефтедобывающих государств.

В протоколе заседания СНБ от 2 января 1980 года, где обсуждались меры против СССР в связи с вводом его войск в Афганистан, читаем: «Президент заявил, что он не уверен, что наши сегодняшние решения удержат русских от вторжения в Пакистан и Иран». Правда, Картер в своих суждениях, по крайней мере публичных, колебался. 8 января 1980 года в беседе с конгрессменами он говорил: «Нет сомнения, что, если вторжение Советов в Афганистан останется без отрицательных последствий для СССР, оно будет иметь следствием соблазн продвигаться вновь и вновь, пока они не достигнут тепловодных портов или не установят контроль над большей частью мировых нефтяных ресурсов». Но 10 января на встрече с членами общества издателей газет президент уже заявляет: «Мы не можем знать с уверенностью мотивы советского вторжения».

Решение о вводе советских войск в Афганистан фактически готовилось «тройкой» – Андропов (КГБ), Громыко (МИД), Устинов (Минобороны), тогда уже работавшей на принципах «взаимопонимания». Заручившись благословением Суслова, они сумели получить согласие Брежнева, к этому времени всё больше терявшего дееспособность.

Советские деятели спустя некоторое время обнаружили, к чему привела их афганская затея. Они искали встречи с американским президентом, чтобы объясниться и найти какой-то выход из сложившегося положения.

Многолетний посол СССР в США Добрынин рассказывал о таком эпизоде. Осенью 1984 года Громыко после долгого перерыва был приглашен к Рейгану на встречу наедине. Но они пробыли в Овальном кабинете так недолго, что обслуга забеспокоилась. Выяснилось, что Рейган повёл Громыко в свой туалет, а сам ушел обедать. Громыко же, выйдя от американского президента, в недоумении спросил Добрынина: «Зачем он меня приглашал?» Сотрудники президента потом объясняли Добрынину: «Президент просто забыл, что хотел сказать».

Таким унизительным образом американцы показали, что они не готовы идти ни на какой компромисс с СССР. В США были уверены, что теперь речь должна идти только о полном поражении Советов.

Источник

Главный враг России 2016

1р

Компания «Медиалогия» изучила, как часто российские телеканалы, СМИ и блоги в 2015 году упоминали Украину, США, Турцию и ИГИЛ* во враждебном контексте.

На протяжении первых девяти месяцев 2015 года уверенное лидерство в качестве угрозы России удерживала Украина, врагом номер два? были США. В среднем про Украину как врага газеты, телевидение и блоги сообщали в полтора раза чаще, чем про США.

При этом уровень враждебности по отношению к обеим странам постепенно снижался на протяжении года.

После 24 ноября, когда Турция сбила российский бомбардировщик Су-24, на федеральных каналах и в интернете у российских пользователей появился новый враг. Если раньше Турцию в контексте терроризма упоминали примерно 20 раз в неделю, то после 24 ноября количество сообщений «Турция, терроризм» увеличилось до полутора сотен. После этой даты телевидение впервые начало называть Турцию «спонсором ИГИЛ».

После сбитого Су-24 на телевидении и в блогах началась активная кампания по связке Турции с деньгами террористической организации: сразу несколько телеканалов показали сюжеты о том, что действия Турции — это реакция на то, что до этого Россия уничтожила колонну бензовозов. После этого Владимир Путин заявил о том, что у России есть данные о том, что именно турецкая сторона спонсирует «Исламское государство». Президент Турции Реджеп Эрдоган называл эти обвинения беспочвенными.

«Никаких специальных указаний по поводу Турции не спускали», — цитирует сотрудника одного из федеральных телеканалов РБК: основном все ориентировались на заявления Путина. Сразу после атаки президент назвал действия Турции «ударом в спину», и это выражение сразу было подхвачено блогосферой.

Тогда же резко усилились и опасения блогеров о сотрудничестве ИГИЛ с Турцией: сразу после падения Су-24 Турция стала часто упоминаться как спонсор терроризма и союзник ИГИЛ, угроза и враг России. Впрочем, спустя две недели опасения блогеров пошли на спад.
К концу года Турция заняла уверенное первенство в качестве «врага» во всех медиа, опередив в этом контексте даже ИГ. У 73% россиян, как следует из декабрьского опроса ВЦИОМа, отношение к Турции ухудшилось. Однако ещё совсем недавно Турция в российских СМИ преподносилась едва ли не как наш главный союзник. Стоит ли ждать дальнейшего ухудшения отношений с этим государством.

— «Антитурецкая волна» в СМИ не более чем средство психологического давления на Турцию, — считает руководитель Центра политических исследований Института экономики РАН, заведующий кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД РФ Борис Шмелёв. — Мы только что ввели очередные санкции, чтобы наказать Турцию за сбитый российский бомбардировщик. К сожалению, мы, россияне, всегда впадаем в крайности. То мы «дружим» с Турцией, то она становится нашим главным врагом.

Я думаю, что постепенно произойдёт отрезвление. Очевидно, что экономическая ситуация в России ухудшается. В дальнейшем, может быть, усугубится и политическая.

Россия ввязалась в большую геополитическую борьбу, имея очень слабые козыри. Главным образом, в экономическом плане. Я думаю, что России не выгодно в данной ситуации усугублять отношения с Турцией. Да и сами турки говорят, что не настроены на конфронтацию с Россией. Слышны голоса среди турецких экспертов о том, что к весне или, в крайнем случае, к лету постепенно отношения между нашими странами нормализуются. Ситуация в Сирии показала, что интересы наших стран кардинально различаются. У нас нет основ для стратегического сотрудничества. Но есть и взаимовыгодные экономические интересы. Их надо реализовывать. А вот разного рода геополитические фантазии надо надолго отложить.

 — Как бы там ни было, нас в покое не оставят. Ситуация с переворотом на Украине показала, что Запад делает всё возможное, чтобы максимально ослабить Россию. То есть в обозримой перспективе США останутся нашими главными геополитическими противниками?

—  Да, это так. Мы претендуем на то, чтобы вести независимую международную политику. И в такой ситуации было бы смешно, если бы нашим главным нашим противником была Турция. Скажи, кто твой враг, и я скажу, кто ты. Конечно, США и коллективный Запад останутся нашими основными геополитическими оппонентами. В этом смысле, Турция, тоже останется нашим врагом, поскольку она часть НАТО. Но сама по себе Турция не может быть нашим геополитическим противником. Не говоря о том, что никогда не была, и не может быть нашим геополитической союзницей.

Сирия развела нас с Турцией весьма существенно. И все те противоречия, которые мы в предыдущие годы пытались замалчивать, вырвались наружу. Тем не менее, мы должны понять, что разрыв отношений, в первую очередь экономических, нам не выгоден. По-прежнему, наш главный геополитический противник — США и коллективный Запад. Поскольку Соединённые Штаты не согласны видеть Россию равноправным партнёром. Они хотят, чтобы Россия, в лучшем случае, имела положение Великобритании. Страны, которая через СМИ могла бы критиковать Соединённые Штаты, но в принципиальных случаях действовала так, как скажут в «Вашингтонском обкоме». Но мы не согласны с ролью вассала. Но тут главная слабость России в том, что экономический потенциал её не соответствует геополитическим амбициям. В преддверии Нового Года можно поднять тост за то, чтобы наши желания соответствовали нашим возможностям.

— Почему у «коллективного Запада» не возникает желания, скажем, подчинить себе Индию?

— Индия, пока не ввязалась в большую геополитическую игру. Как впрочем, и другие страны. Кроме нас никто открыто не выступил против Запада.

 — Но мы сделали это вынужденно. Мы долго пытались не замечать экспансии Запада, пока откровенно антироссийский переворот не произошёл в столь близкой нам стране, как Украина.

— Да, в самом деле, мы долгое время пытались не замечать геополитических противоречий с США. Но именно события на Украине поставили нас перед выбором. Отныне сглаживать острые углы стало невозможно. Однако надо понимать, что наша главная проблема в противостоянии с Западом — наша экономическая слабость. В современном мире именно состояние экономики и финансов определяют роль государства. А по этим параметрам мы находимся на периферийных позициях. И это имеет свои геополитические последствия. Даже наши ближайшие союзники стараются держаться от нас несколько в стороне. Это мы видим на примере Белоруссии и Казахстана.

— На ваш взгляд, в связи с предстоящими президентскими выборами в США может как-то измениться геополитическая ситуация?

— Если бы в США в президентской гонке победил Дональд Трамп, то в отношения наших стран могло что-то измениться в лучшую сторону. Но, скорей всего, Трампу не позволят выиграть ближайшие выборы. Наиболее вероятный претендент на пост будущего президента США — Хилари Клинтон. Это значит, что взаимоотношения между Россией и Соединёнными Штатами, в лучшем случае, не станут более напряжёнными.

________________________________________________________

*«Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото: Комерсантъ

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

ИГИЛ меняет трафик нефти

1р

Усиление авиударов России и США по импровизированным «нефтепроводам» из верениц бензовозов вынуждает «Исламское государство»* искать новые источники пополнения углеводородной ликвидности.

Как рассказал агентству Reuters высокопоставленный американский чиновник на условиях анонимности, террористы уже «положили глаз» на нефтяные объекты в Ливии и на территории Синайского полуострова. В настоящее время американская и российская спутниковые группировки занимаются мониторингом ситуации. А именно, внимательно следят за тем, кто контролирует месторождения, трубопроводы, маршруты доставки, объекты нефтяной инфраструктуры и другие потенциальные объекты атаки исламистов.

В Сирии боевики ИГ до сих пор контролируют около 80% нефтяных и газовых месторождений. В отличие от российских коллег, которые аргументировано указывают на турецкий логистический «след», американские власти выставляют в качестве основного скупщика контрабандного сырья своего главного антагониста — правительствоБашара Асада. Свою лепту, подталкивающую ИГ к поиску новых источников углеводородов и рынков их сбыта, внесла и мировая конъюнктура цен на нефть. В условиях падающего рынка экстремисты получают меньше средств от её продажи.

Как сообщил начальник главного оперативного управления Генштаба России Сергей Рудской, за два месяца операции в Сирии российская авиагруппа уничтожила более тысячи бензовозов ИГ с нефтью и множество объектов нефтяной инфраструктуры. Москва обвиняет власти Турции в скупке «чёрного золота» у боевиков. А в качестве доказательства Минобороны РФ регулярно публикует фотоснимки и видеозаписи колонн нефтевозов, пересекающих сирийско-турецкую границу.

Так или иначе, боевики ИГ уже получили с удерживаемых ими территорий в Сирии и Ираке порядка $ 900 млн. чистой прибыли.

Взятие под контроль территории Ливии с целью захвата нефтегазоносных провинций представляет наиболее перспективное направление для боевиков ИГ, считает старший преподаватель кафедры общей политологии НИУ «Высшая школа экономики», арабист Леонид Исаев.

— Несмотря на то, что Ливия входит в арабскую коалицию под эгидой Эр-Рияда по борьбе с ДАИШ (арабское название ИГ- прим. ред.). Это, вообще, курьёзная структура в стиле «пчёлы против мёда». Когда спонсоры ИГ объединяются для того, чтобы бороться с ним. Это не более чем пиар ход.

Напротив, это своего рода проигиловская коалиция, состоящая из таких доноров ИГ как Турция, Саудовская Аравия и Катар.

 — Попытка переориентации на территории «несостоявшихся государств» в качестве ресурсной базы доказывает успешность действий двух коалиций (западной и российской) по пресечению поставок нелегальной нефти ИГ на сырьевые рынки?

— Не думаю. Конечно, удары по колоннам бензовозов и нефтяным месторождениям привели к частичному успеху. Но коренного перелома добиться не удалось. Проблема в том, что разногласия между странами не позволяют скоординировать действия так, чтобы разрушить всю систему.

 — Что для этого необходимо?

— Надо добиться того, чтобы не было тех, кто будет покупать контрафактную нефть. А покупают слишком многие. Включая правительство Асада. Не единолично, разумеется, а через систему посредников. Но, разумеется, главным бенефициаром остаётся Турция, которая никак не позволяет закрыть 98 км. турецко-сирийской границы, в том числе и по чисто логистическим причинам. Чтобы оставить открытым канал сбыта игиловской нефти.

Все эти махинации осуществляются через третьи руки.

 — Как сказать, сын Реджепа Эрдогана, заработавший сотни миллионов долларов на продаже углеводородов, это, скорее, «вторые» в турецком государстве руки…

— Но ведь европейские трейдеры тоже не брезгуют. Дешевая нефть есть дешевая нефть. Никто не задаётся вопросом, откуда она пришла.

Нельзя исключать «человеческий фактор». До тех пор, пока он присутствует, пресечь торговлю углеводородами очень сложно.

 — Эту проблему можно решить, только заняв нефтеносные провинции, которые находятся под контролем ИГ.

— Мало занять территорию, проблема состоит ещё в том, чтобы её удержать и установить полноценный контроль. Например, баасистское правительство Асада и верные ему войска не очень-то приветствуют жители тех территорий, которые он потерял. Турки, конечно, могут вторгнуться на север Сирии. Но для меня большой вопрос, смогут ли они там удержаться. Не думаю, что сирийские курды их там ждут.

А в Ираке Мосул и провинцию Ниневию контролируют экстремисты из ИГ. В конце концов, террористических группировок на Ближнем Востоке так много, что какая вам разница — продавать нефть будет ИГ или «Джабхат ан-Нусра» **.

Что касается Ливии, то это, вообще, отдельная тема. В «несостоявшихся государствах» месторождения в любом случае контролируют головорезы. И брезговать дешёвой нефтью никто не будет.

— Американские банковские структуры добились больших успехов в отслеживании финансовых потоков, связанных с «грязными деньгами». Значит, им просто не интересно этим заниматься в случае с нефтяным контрафактом?

— Это означает, что придётся блокировать счета финальных покупателей — официальных правительств европейских стран, которые аффилированы с США. Никто не хочет рыться в подноготной происхождения этой нефти. В этом случае просто не избежать публичных скандалов и разоблачений.

 — Обобщать, наверное, всё же не стоит — например, Россия и Иран принимают практические меры для того, чтобы перекрыть поток «нефти на крови».

— Москве также не нравится, что Турция вторгается на территорию суверенного Ирака. Мы начинаем апеллировать к международному праву, поднимаем вопрос в Совбезе ООН. Но практически никакого результата не достигаем. К нашему мнению никто не прислушивается.

— Что в такой ситуации можно было бы предпринять при наличии скоординированной международной воли?

— Я не вижу другого выхода, кроме как восстановить суверенитет на территории «несостоявшихся государств» (Ливии, Ирака, Сирии), которые стали жертвой международной агрессии. Скажу крамольную вещь — пусть даже Сирия развалится на три государства (хотя российская дипломатия выступает категорически против этого сценария), но это будут три стабильных государственных образования. Со своими правительствами, законами и силовыми органами, которые контролируют свою территорию.

Конечно, желательно, чтобы эти страны имели не террористическое происхождение. Хотя, мы помним, какими методами совершалась Великая французская революция. Главное, чтобы после прихода к власти новые режимы приобрели человеческое лицо.

Но для этого международное сообщество должно консолидировано проявить политическую волю. А пока ведущие державы мира предпочитают выяснять отношения, перекраивая политическую карту Ближнего Востока. Вместо того, чтобы договориться о базовых принципах. Для начала было бы неплохо хотя бы согласовать список террористических организаций, которые находятся «вне закона». И, по крайней мере, не мешать другим бороться с главной угрозой человечеству, чем активно занимаются Доха и Эр-Рияд.

— В Ливии уже давно созданы опорные пункты ИГ. Причем в районе Сирта, где расположены крупнейшие месторождения. Пока их никто не трогает, хотя боевики зарабатывают миллионы нефтедолларов на их реализации, — поясняет директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров — На Синайском полуострове, надеюсь, этого не произойдёт, поскольку в Египте у власти находится военный светский режим со вполне боеспособной армией. В Алжире, занимающем 15-е место в мире по запасам нефти, достаточно стабильны позиции президента Бутефлики, которому в ходе «арабской весны» удалось остановить вооруженное противостояние между властями и исламистами. Но рядом Ливия — отличный плацдарм для экспансии террористов.

 — Какое место в ресурсной базе сторонников установления «халифата» занимает торговля энергоресурсами? Может быть, не стоит преувеличивать их значение?

— По данным Минфина США, ИГ зарабатывает на продаже нефти от $ 40 до 50 млн. в месяц, соответственно, $ 500 млн. в год. Среди прочих доходных статей — наркотики (особенно афганского происхождения), всякого рода налоги, подчас, больше напоминающие экспроприацию имущества «неверных», торговля людьми.

— Похоже, чем больше возникает «антиигиловских коалиций», тем шире экспансионистские амбиции лидеров ИГ, которым становится «неуютно» на Ближнем Востоке… Насколько серьёзны намерения, которые декларирует недавно созданная арабская коалиция?

— Намерения у неё достаточно специфические. Саудиты готовы начать сухопутную операцию, отправив 10 -15 подразделений на борьбу против сирийской и иракской армий. Если этот сценарий будет реализован, начнётся большая война.

— Боеспособность саудовских войск вызывает большие сомнения, если учитывать, что они не могут справиться с йеменскими хуситами.

— Думаю, вместе с Турцией и Иорданией у них всё получится.

Террористы расползаются по миру в силу разных причин, отмечает военный эксперт, востоковед, заведующий отделом Института стран СНГ Владимир Евсеев.

— Разумеется, если вы заявляете, что ваша цель — создание квазигосударства, у него должна быть ресурсная база. Например, ИГ сейчас имеет очаги влияния в северном Афганистане. В этих районах нет месторождений нефти и газа, зато там есть наркотики.

Что касается Ливии, то она связана с ИГ через общего спонсора в лице Катара. Правда, позиции Дохи в Ливии стали ослабевать в последнее время. Для того, чтобы их усилить, на её территорию осуществляется переброска радикалов-исламистов (порядка 3000 боевиков) из Сирии через Иорданию. А доставкой занимаются турецкие компании. Эти боевики могут установить контроль над нефтяными полями в Ливии.

А в Иране, наверное, надеются, что игиловцы займутся нефтегазоносными месторождениями на территории Саудовской Аравии.

— Но ведь на востоке СА проживают дружественные Тегерану шииты, с которыми радикалы-сунниты расправятся самым безжалостным образом…

— Иран хочет, чтобы исламисты свергли власть в самом Эр-Рияде. Распространение ИГ происходит по разным векторам. Зачастую радикальные организации просто признают главенство «халифата». Это не всегда связано с нефтяным фактором.

Это смешно, когда СА, выступающая спонсором ИГ, создаёт «антиигиловскую» коалицию. В частности, захват Мосула в прошлом году координировался спецслужбами саудитов. То есть, возглавляя в арабском мире борьбу с этим злом, Эр-Рияд и Доха создают фонды, которые финансируют ИГ. И всё это происходит с молчаливого согласия США. Хотя в распоряжении последних есть большая спутниковая группировка, которая в состоянии отслеживать транзит «грязной нефти».

Например, можно вспомнить саудовские поставки противотанковых комплексов типа TOW т.н. «бойцам сопротивления из «Свободной Сирийской Армии». С помощью такой установки был сбит российский вертолет в ходе спасательной операции.

Саудовская Аравия, как и Турция, хочет быть региональным лидером. Для этого им нужно осуществлять контроль над другими государствами. Исламисты — это всего лишь инструмент контроля.

 — «Братья-мусульмане» *** это ведь тоже креатура Катара?

— Всё правильно, а саудиты сделали ставку на «Аль-Каеду» ****. В рамках ИГ они частично финансируют эту структуру через «Джабхат ан-Нусру». Естественно, что страны-спонсоры заинтересованы в том, чтобы отбивать вложенные средства. В том числе переводить своих протеже на режим «самоокупаемости». Поэтому они помогают ИГ осуществлять экспансию в регионы, где есть необходимые ресурсы. Одновременно, решается задача ослабления Ирана (через распад Сирии).

Поскольку боевики ИГ взяли ответственность за теракты в Париже, формально поддержка ему не может быть оказана. Его значительное расширение сегодня невозможно, поскольку Запад будет этому всячески препятствовать. Но ввиду двойственности политики США и их арабских союзников, ИГ получает возможность самосохраняться.

— Могут ли игиловцы распространить своё влияние на тропическую Африку, где также сильны позиции радикальных исламистов?

-Я не исключаю, что ливийские боевики могут быть оттеснены в Нигерию. А эта страна входит в десятку мировых лидеров по добыче нефти. Вот вам свежая новость — 16 декабря боевики террористической организации «Боко Харам» ***** совершили нападение на три деревни в Нигерии. В результате погибли 30 и получили ранения еще 20 человек. А вы знаете, как теперь называется эта организация? «Западноафриканская провинция Исламского государства».


* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** – «Джабхат-ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** «Братья-мусульмане» — международная организация, деятельность которой признана террористической и запрещена на территории России решением Верховного Суда РФ от 14 февраля 2003 года на основании Генпрокуратуры РФ, по инициативе и на основании материалов ФСБ России.

**** «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

***** «Боко харам» — радикальная нигерийская террористическая организация, действующая с 2002 года. Основной целью экстремистов является введение шариата на всей территории Нигерии и искоренение западного образа жизни.

Источник

Фото ТАСС

Системные причины американской экспансии

9h

Раздавить Китай, захватить Европу. Суть современной истории: экспансия США

США сохранят дешевый ширпотреб, обеспечивающий социальную стабильность, забыв о зависимости от Китая (которая воспринимается как экзистенциальная угроза: все их внутриэлитные группы сходятся на том, что освобождение от этой зависимости — категорическое условие обеспечения суверенитета США). Более того: лишив Китай доступа на свой рынок, они уничтожат его сегодняшнюю экономику и, обрушив его в хаос, избавятся от стратегического конкурента.

К то бы там что ни думал, но в целом мир развивается в соответствии с постулатами теории систем управления. Любые имеющиеся ресурсы должны быть включены в одну систему принятия решений. В идеале – все ресурсы. Так как если они не входят в твою, то значит входят в чью-то другую, целью которой является установить свой контроль над твоими ресурсами.

Вопрос – зачем? – является детским. Вот зачем американские пенсионные фонды начали вкладываться в российские ценные бумаги? Чтобы с доходов по этим бумагам платить пенсии своим клиентам – пенсионерам. Еще раз и по буквам. Доходы зарабатывают российские предприятия, на которых трудятся российские рабочие и служащие, а на создаваемую ими прибыль обеспечивается достойная старость американских пенсионеров.

А чтобы российские граждане не слишком по этому поводу возмущались, Америке, как государству, т.е. политико-экономической системе, остро необходим надежный контроль над Россией.

Впрочем, не стоит думать, что на России свет клином сошелся. Точно также и точно с теми же целями американцам необходим контроль над всем остальным миром вообще. Причины американской экспансии в Европу, Азию или Китай, по своей сути ничем не отличаются от “интересов США в России”.

Разве что ситуация осложняется фундаментальным кризисом капитализма как экономической системы. С одной стороны капитализм стремится к снижению издержек и увеличению прибыли. Всеми доступными способами. От использования максимально дешевого труда, то повышения его производительности через передовые технологии и всяких там роботов. К слову сказать, делает это весьма успешно.

В качестве примера. Себестоимость того же “шестого айфона” не превышает сто долларов. Не исключено, что она даже ниже. А его средняя цена продажи в рознице превышает шестьсот долларов. Т.е. он дает пятьсот процентов прибыли. Хотя на самом деле управленческий персонал, реклама, логистика, бонусы топменеджерам и налоги тоже требуют расходов. Так что в реальности прибыль где-то вдвое меньше, но 250% это тоже весьма и весьма неплохо.

Другой вопрос, что эффективность дальнейшего расходования этой прибыли в нынешней капиталистической системе стремительно падает. Если прибыль, заработанная, скажем, в середине XVIII века, позволяла купить дом, то и в конце этого века, и даже в середине XIX века, на нее можно было купить такой же дом. Рачительность в расходах обеспечивало накопление богатства. Рост размера накоплений позволял инвестировать в расширение производства. Любого, промышленного, сельскохозяйственного. Что потом давало увеличение объема получаемой прибыли, т.е. дальнейший рост богатства системы. С 80-х годов ХХ века накопление богатства прекратилось. Полученную сегодня прибыль бессмысленно копить, так как уже через пять лет она обесценится вдвое, через десять – на две трети, через пятнадцать – вообще обратится в ничто.

Собственно, отсюда и берется прогрессирующая расточительность западного мира как экономической и социальной системы. С каждым годом даже на простое сохранение целостность системы западной модели капитализма требуется все больше и больше денег. Этот голод и подстегивает систему к наращиванию масштабов экспансии.

При чем тут Америка? Просто она является одной из наиболее крупных систем, находящихся под единым управлением. Экономические размеры ЕС почти равны американским, но в управленческом смысле Евросоюз представляет собой 28 управленческих систем, каждая из которых стремится сохранить свою целостность и расширить свои возможности за счет остальных. Таким образом, эффективность управленческой системы Америки сильно выше, чем Европы. Это преимущество США и пытаются реализовать в дальнейшее расширение контроля над миром, т.е. в экспансию.

Другой вопрос, что прогрессирующее системное мотовство богатства приводит к парадоксальному эффекту. Объем претензий на мировое лидерство у системы растет, в то время как степень ее реальной способности его обеспечить постоянно снижается. Что, в конечном итоге, и приведет всю систему к глобальному управленческому краху. Вопрос лишь в том, на сколько сильно и как разрушительно при этом тряхнет остальной мир.

Источник

Фото Cont

Зачем Вашингтону страны Центральной Азии?

15р

В борьбе за экспансию в Центральной Азии сталкиваются интересы многих государств, являющихся не только естественными географическими соседями, но также и стран НАТО, в особенности США.

Кризис на Украине кардинально изменил пространство СНГ и ускорил многие политические процессы. Ухудшение отношений с Западом подталкивает Россию к ускорению интеграционных процессов в рамках СНГ (Таможенный союз, Евразийский экономический союз, ОДКБ) и расширению сотрудничества со странами Центральной Азии, готовых участвовать в интеграционных процессах. Однако Вашингтон, именно в силу этих обстоятельств и стремления к мировому господству, в последние годы прикладывает все большие усилия для сохранения своего присутствия в Центральной Азии, целью которого является противодействие расширению влияния России и Китая в регионе, развитию евразийской интеграции.




Повышенное внимание США к государствам Центральной Азии обусловлено многими причинами, основные из которых – это их значительные природные богатства, а также геостратегическое положение региона, с использованием которого имеется возможность оказывать прямое влияние на политику, экономику и безопасность Китая, России, Ирана, Индии и ряда других государств. О намерении закрепиться здесь на долговременной основе, не определяя при этом временных лимитов своего присутствия, заявил еще в августе 2004 г. президент Дж.Буш, начав выстраивать в регионе такую систему безопасности, которая не только максимально соответствовала бы интересам Белого дома, но и позволила бы обеспечить временное передовое военное базирование в Узбекистане, Кыргызстане и Таджикистане, а также доступ в воздушное пространство, к возможности использования военных баз в Казахстане и даже в Туркмении.

Проявляемый в последние десятилетия интерес к региону ЦА со стороны США и их союзников по НАТО обусловлен не только планами, связанными с обеспечением доступа к нефтегазовым ресурсам региона, но и подготовкой к возможному противостоянию, прежде всего с Китаем, а также, при вероятном повороте событий, – с Россией и Ираном. Для реализации этих планов используется широкий арсенал средств и методов, среди которых военно-политическое, финансовое и информационно-пропагандистское проникновение в регион путем расширения сотрудничества со странами Центральной Азии, в частности, через программы «Партнерство во имя мира».

Для Вашингтона весьма важным инструментом проникновения в регион ЦА является использование различных неправительственных организаций, которые не только координируют социально-политические процессы в Центральной Азии, но и путем «бархатных» переворотов или «цветных революций» пытаются сместить неугодные или не до конца лояльные США политические режимы. Это, в частности, подтверждают попытки расшатывания социально-политической ситуации в ходе событий в марте 2005 и апреле 2010 годов в Кыргызстане, массовые беспорядки в узбекском Андижане в 2005 г. и казахском Жанаозене в 2011 г. Для инспирирования протестных выступлений в регионе через весьма крупную в ЦА американскую НПО «Международная группа по предотвращению кризисов», расположенную в г. Ош на юге Кыргызстана, ведется сбор информации по Андижанской, Наманганской, Ферганской областям Узбекистана, по Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана и другим странам региона. Получаемая информация, особенно по киргизско-таджикским, киргизско-узбекским, киргизско-китайским и таджикско-узбекским отношениям, по ситуации в приграничных районах внимательно отслеживается в Вашингтоне и используется в стимулировании различного рода местных и межгосударственных социально-политических противоречий.

Большинство стран ЦА сегодня ориентировано на Россию. Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан входят в ОДКБ, Казахстан уже вошел в Евразийский экономический союз, это же скоро должен сделать Кыргызстан, ведутся переговоры с Таджикистаном.

Однако США не намерены полностью утратить контроль над регионом. И в этом плане в качестве наиболее удобного плацдарма для распространения своего влияния Вашингтон выбрал Узбекистан – самое крупное по населению государство региона, который не имеет таких теплых отношений с Москвой, как соседние государства, и дважды уже входил в ОДКБ и дважды покидал организацию. Кроме того, у Ташкента довольно напряженные отношения с соседями, а США крайне заинтересованы в нагнетании напряженности у южных границ России.

Для усиления своего влияния на Узбекистан Соединенные Штаты намерены поставить этой стране военную технику: 308 бронемашин MRAP и 20 бронированных ремонтных автомобилей, о чем заявил представитель Госдепартамента США по связям со странами Центральной Азии Дэниэл Розенблюм. Стоимость предлагаемой американцами техники беспрецедентна для Центральной Азии и оценивается в 150 миллионов долларов. Передавая такую технику, США рассчитывают одновременно закрепить на территории Узбекистана «для обслуживания этой техники» значительное количество американских военных специалистов. Отдельные эксперты считают, что такой «подарок» может быть платой за возможность открытия военной базы США близ города Термез, на военном аэродроме Кокайды, ведь до 2005 г. в Узбекистане была американская  база — в Ханабаде, которая после событий в Андижане, когда Вашингтон фактически поддержал антигосударственный мятеж, была закрыта для США.

В Вашингтоне также обеспокоены сближением Душанбе с Москвой и наметившимся курсом Таджикистана на интеграцию в формате Таможенный союз (ТС) – Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Для обсуждения этих вопросов и влияния на них в интересующем США плане на днях в Душанбе прибыли два представителя Госдепартамента США – заместитель помощника госсекретаря США по вопросам Центральной Азии Даниэл Розенблюм и его коллега, специалист по вопросам демократии, прав человека и международной религиозной свободы Стивен Фельдштейн. Чуть ранее с аналогичной целью Таджикистан посетил руководитель центрально-азиатского подразделения Европейской службы внешних связей Тойво Клаар. Эксперты связывают визит американских чиновников прежде всего с предстоящими 1 марта парламентскими выборами в Таджикистане, стремлением Вашингтона усилить свои позиции в этой стране и помешать ее дальнейшему сближению с Москвой.

Добиться значительного усиления влияния на Кыргызстан и его отрыва от Москвы Белый дом рассчитывает скорым назначением в эту страну нового посла США – Ричарда Майлза, чья служебная деятельность последних лет приводила к силовым свержениям правительств и расколу государств на территории СНГ и Восточной Европы, куда его направлял Вашингтон. Тем более, что эту задачу так и не удалось решить предыдущему послу США в Кыргызстане – Памеле Спратлен, которая в докладе коллегам-дипломатам откровенно делилась своими неудачами, и в результате была переведена Госдепартаментом «в менее сложную страну» – Узбекистан.

Таким образом, не стоит надеяться, что Вашингтон в ближайшее время откажется от взятого им курса на создание в этом регионе проамериканского альянса, на обострение межгосударственных противоречий между странами Центральной Азии в сфере религии, энергетики, водных ресурсов и землепользования, особенно между Узбекистаном, Таджикистаном и Кыргызстаном. Более того, США безусловно будут стремиться усилить указанную деятельность на фоне украинского кризиса и ухудшающихся в этой связи российско-американских отношений, в целях создания для России дополнительных проблем на ее южных границах, как, впрочем и в других регионах.

Источник

Foreign Policy: Запад использует Украину для провокации

6р

Американский журнал Foreign Policy раскритиковал политику США в отношении России По мнению автора статьи Джеффри Тейлора, Запад использует киевские власти, чтобы обострить конфликт с Россией.

Журналист считает, что, подписав «Акт о поддержке свободы Украины», президент США Барак Обама фактически объявил войну России.

«Никому не следует удивляться, что ответ из Москвы был не менее «дружественным». В Министерстве иностранных дел РФ назвали «Акт о поддержке свободы Украины» враждебным, однако подчеркнули, что Россия будет воздерживаться от ответных шагов против нового законодательства, пока оно не приведет к конкретным действиям со стороны Обамы», — пишет издание.




Джеффри Тейлор уточнил, что потепление в отношениях произойдет, если США и европейские страны пообещают России нейтралитет Украины и неприсоединение страны к НАТО.

Журналист Foreign Policy также считает логичным, что в результате экспансии НАТО в страны бывшего социалистического блока уровень доброжелательности россиян к Западу резко упал.

«Самое время закончить разговоры о расширении НАТО. В этом случае, противники присоединения Украины к НАТО — это Берлин и Париж. И это имеет значение: статья 10 Северного атлантического договора говорит, что страны могут вступить в организацию только по общему согласию. А это будет нескоро», — резюмирует автор статьи.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

Замороженная война Вашингтона против России («CounterPunch», США)

5р

Вот уже больше года Соединенные Штаты разыгрывают сценарий, направленный на то, чтобы 1) подтвердить контроль США над Европой с помощью блокирования торговли Евросоюза с Россией; 2) обанкротить Россию и 3) избавиться от Владимира Путина и заменить его на американскую марионетку, каким был покойный любитель спиртного Борис Ельцин.

Последние несколько дней предельно ясно показали лживость экономической составляющей этой войны Соединенных Штатов против России.




Все началось на важной международной встрече высокого уровня в Ялте в сентябре 2013 года по вопросу о будущем Украины, где главной темой была сланцевая революция, которую Соединенные Штаты надеялись использовать для ослабления России. Бывший американский министр энергетики Билл Ричардсон (Bill Richardson) присутствовал там для большей убедительности, а приветствовали его Билл и Хиллари Клинтон. Вашингтон надеялся использовать технологию фрекинга для создания альтернативных источников получения природного газа и вытеснения России с этого рынка. Это все равно, что продавать Европе кота в мешке. Однако подобный трюк нельзя осуществить, полагаясь только на священный и неприкосновенный «рынок», поскольку фрекинг является более затратным, чем добыча природного газа Россией. Необходим был масштабный кризис для того, чтобы исказить рынок с помощью политического давления. 22 февраля в результате государственного переворота, подготовленного при участии Виктории Нуланд (Victoria Nuland), Соединенные Штаты, по сути, установили контроль над Украиной и привели к власти своего агента «Яца» (Арсения Яценюка), выступавшего за вступление в НАТО. Возникшая непосредственная угроза для российской военно-морской базы в Крыму привела к проведению референдума, в результате которого этот исторически российский полуостров мирным путем вернулся в Россию. Однако руководимый Соединенными Штатами хор осудил мирное возвращение Крыма как «российскую вооруженную агрессию». Этот защитный ход был представлен НАТО как доказательство намерений Путина захватить европейских соседей России без какой-либо на то причины.

Тем временем экономическая агрессия Соединенных Штатов остается, в основном, незамеченной.

На Украине расположены одни из самых крупных месторождений сланцевого газа в Европе. Как и другие европейцы, украинцы устраивали демонстрации против использования вредного для окружающей среды фрекинга на их земле, но, в отличие от других стран, на Украине не существует соответствующего ограничительного законодательства. Компания Chevron уже вовлекается в эту работу.

В мае этого года Хантер Байден (R. Hunter Biden), сын вице-президента США, стал членом совета директором компании Burisma Holdings, крупнейшего на Украине частного производителя природного газа. Молодой Байден будет возглавлять юридическое подразделение этой фирмы и будет способствовать ее «международной экспансии».

Украина располагает плодородными землями, а также запасами сланцевой нефти. Американский сельскохозяйственный гигант фирма Cargill проявляет особенную активность на Украине — она инвестирует средства в зерновые элеваторы, в производство кормов для животных, в крупнейшего производителя куриных яиц сельскохозяйственную фирму UkrLandFarming, а также в черноморский порт Новороссийск. Очень активно работающий Американо-украинский деловой совет включает в себя руководителей высокого уровня компаний Monsanto, John Deere, производителя сельскохозяйственного техники CNH Industrial, DuPont Pioneer, Eli Lilly & Company. Фирма Monsanto планирует вложить 140 миллионов долларов в строительство «на Украине семенной фабрики, где не будут использоваться ГМО», и, судя по всему, целевым рынком для нее будет опасающийся ГМО европейский рынок. Как раз в своей речи на заседании Американо-украинского делового совета год назад Виктория Нуланд упомянула о 5 миллиардах долларах, потраченных Соединенными Штатами за последние 20 лет на то, чтобы склонить на свою сторону Украину.

2 декабря президент Порошенко привел к присяге трех иностранцев в качестве членов кабинета министров: американку, литовца и грузина. Он предоставил им украинское гражданство за несколько минут до самой церемонии.

Родившаяся в Соединенных Штатах Наталья Яресько стала новым министром финансов Украины. Украинские корни семьи, а также дипломы Гарвадского университета и Университета Де Поля позволили Яресько переместиться из Госдепартамента в Киев, когда Украина получила независимость от Советского Союза, и тогда в новом здании американского посольства она возглавила его экономический отдел. Спустя три года Яресько покинула Украину и возглавила финансируемый правительством США фонд Western NIS Enterprise Fond. В 2004 году она организовала свой собственный инвестиционный фонд. Как человек, поддержавший в 2004 году оранжевую революцию, она при «оранжевом» президенте Викторе Ющенко вошла в состав Консультационного совета по иностранным инвестициям.

Литовский инвестиционный банкир Айварас Абромавичус назначен новым министром экономики, что явно свидетельствует о том, что экономическая политика правительства будет находится под влиянием Соединенных Штатов, или, скорее, под их контролем.

Новый министр здравоохранения Александр Квиташвили из Грузии получил образование в Америке и не говорит по-украински. Он был министром здравоохранения в своей родной Грузии в тот период, когда марионетка Вашингтона Михаил Саакашвили находился на посту президента страны.

Таким образом, Соединенные Штаты теперь полностью контролируют экономику Украины. Все теперь готово для начала фрекинга, в результате чего Хантер Байден, возможно, станет новым украинским олигархом.

Никто об этом не говорит, но противоречивое торговое соглашение между Евросоюзом и Украиной, отсрочка подписания которого вызвала протесты на Майдане и привела 22 февраля к управляемому Соединенными Штатами государственному перевороту, устраняет все торговые барьеры и предоставляет возможность свободного входа на рынки стран-членов Евросоюза экспортной сельскохозяйственной продукции, произведенной на Украине американскими корпорациями. Украинское правительство имеет большие долги, однако это не помешает американским корпорациям получать огромную прибыль в этой стране с низкими доходами, плодородной землей и отсутствием регулирования. Европейские производители зерна, в том числе Франция, судя по всему, серьезно пострадают в результате появления конкурента с дешевой продукцией.

Вооруженное нападение русофобского киевского правительства на Юго-Восточную Украину убивает промышленный сектор страны, рынки сбыта которого находились в России. Однако для киевских правителей из Западной Украины это не имеет никакого значения. Смерть старой промышленности поможет удержать заработную плату на низком уровне, тогда как доходы будут высокими.

Как раз в тот момент, когда американцы решительным образом устанавливали свой контроль над экономикой Украины, Путин объявил об отказе от проекта строительства трубопровода «Южный поток». Эта сделка была подписана в 2007 году между Газпромом и итальянской нефтегазовой компанией ENI, и сделано это было для того, чтобы обеспечить поставки российского природного газа на Балканы, в Австрию и в Италию в обход Украины, чья ненадежность как транзитной страны была продемонстрирована ее повторяющейся неспособностью платить по счетам, а также незаконным отбором для собственных нужд того газа, который предназначается для Европы. Немецкая компания Wintershall и французская фирма EDF также инвестировали средства в «Южный поток». В последние месяцы американские представители стали оказывать давление на вовлеченные в этот проект европейские страны, пытаясь заставить их отказаться от запланированной сделки. Проект «Южный поток» мог оказаться спасительным для Сербии, которая все еще продолжает находиться в бедственном положении в результате бомбардировок НАТО и распродажи по бросовым ценам приватизированных предприятий иностранным покупателям. Помимо очень нужных рабочих мест и энергетической безопасности, Сербия могла бы зарабатывать 500 миллионов евро в год за счет поступлений от транзита. Белград игнорировал предупреждения о том, что Сербия должна присоединиться к антироссийской внешней политике Евросоюза для того, чтобы сохранить статус кандидата на вступление в Европейский Союз.

Слабым звеном была Болгария, которая также рассчитывала на получение прибыли и была, согласно проекту, первой страной после выхода трубопровода на сушу. Американский посол в Болгарии Марси Рис (Marcie Ries) стал предупреждать болгарских бизнесменов о том, что они могут пострадать от сотрудничества с российскими компаниями, находящимися под санкциями. Покидающий свой пост председателя Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу из Португалии, который был «маоистом» в то время, когда слово «маоист» было прикрытием для оппозиции в отношении поддерживавшегося Советским Союзом освободительного движения португальских колоний в Африке, пригрозил Болгарии преследованиями со стороны Евросоюза из-за нарушения существующих норм при реализации проекта «Южный поток». Имелись в виду правила Евросоюза, запрещающие одной компании добывать и транспортировать природный газ. Короче говоря, Евросоюз пытался применить свои собственные правила задним числом в отношении контракта, подписанного со страной, не являющейся его членом, еще до того, как новые правила были одобрены.

В конечном итоге в Софию прилетел Джон Маккейн для того, чтобы запугать болгарского премьер-министра Пламенна Орешарского и заставить его выйти из этой сделки, оставив «Южный поток» в водах Черного моря без точки входа на материковую часть Балканского полуострова.

Все это очень смешно, если учитывать то обстоятельство, что главной темой нынешней пропагандистской войны Соединенных Штатов против России является следующее утверждение: Газпром представляет собой недостойное политическое оружие, используемое Путиным для «принуждения» и «запугивания» Европы.

Неоспоримым фактом продолжает оставаться то, что Россия постоянно призывает Украину заплатить свои долги за поставку природного газа, сроки погашения которых уже давно истекли. Безрезультатно.

Прекращение строительства «Южного потока» можно сравнить с отложенным ударом НАТО по Сербии. Сербский премьер-министр Александр Вучич выразил сожаление по поводу потери «Южного потока» и заметил: «Мы платим свою цену из-за конфликта между крупными державами».

Итальянские партнеры, участвовавшие в этой сделке, также были сильно расстроены по поводу отказа от строительства «Южного потока». Однако официальные лица Евросоюза и средства массовой информации, как обычно, во всем обвинили Путина.

Наверное, в том случае, когда вас постоянно оскорбляют и показывают, что вас не хотят видеть, вы просто уходите. Путин повернул свой газовый проект в сторону Турции и тут же получил поддержку от турецкого премьер-министра Реджепа Эрдогана. Похоже, что это хорошая сделка для России и для Турции, однако вся эта история продолжает оставаться тревожной.

Российская нефть как средство принуждения? Если бы Путин смог использовать Газпром для того, чтобы Эрдоган изменил свою позицию в отношении Сирии и отказался от своего решения сбросить Башара аль-Асада для нанесения поражения фанатикам из Исламского государства, то это можно было бы считать отличным результатом. Но пока признаков подобного развития событий нет.

Переключение с Балкан на Турцию углубляет разрыв между Россией и Западной Европой, что в долгосрочной перспективе будет вредным для обеих сторон. Но одновременно обостряется экономическое неравенство между Северной и Южной Европой. Германия продолжает получать природный газ из России, в том числе с помощью реализованного Герхардом Шредером и Путиным проекта «Северный поток». Однако страны Южной Европы, уже находящиеся в глубоком кризисе, вызванном, в основном, проблемами с евро, остались за бортом. Подобный ход событий может способствовать политическому восстанию, признаки которого увеличиваются в этих странах.

Когда в Италии стали раздаваться голоса тех людей, которые считали, что антироссийские санкции наносят ущерб Европе, но оставляют невредимыми Соединенные Штаты, европейцы могли найти утешение в добрых словах лауреата Нобелевской премии мира в Белом доме, который с похвалой отозвался о Европейском Союзе за то, что он делает правильные вещи, хотя это и «создает сложности для европейской экономики».

В своей речи, произнесенной 3 декабря на встрече с ведущими генеральными директорами компаний, Обама сказал, что принятые санкции направлены на то, чтобы изменить «установки» Путина, однако американский президент не думает, что они принесут успех. Он ожидает того, что «политика внутри России… будет учитывать то, что происходит в экономике, и поэтому мы будем продолжать поддерживать оказывать давление». Другими словами, лишить Россию ее рынка природного газа, принудить Европы к принятию санкций, а также заставить фанатичных марионеток Вашингтона в Саудовской Аравии снизить цены на нефть с помощью перенасыщения рынка — все это делается для того, чтобы жители России стали так сильно осуждать Путина, чтобы можно было от него избавиться. Короче говоря, смена режима.

4 декабря Палата представителей Конгресса США официально раскрыла американские мотивы, скрывающиеся за нынешней путаницей, и приняла то, что, несомненно, можно считать наихудшим законодательным актом, который когда либо был одобрен — речь идет о резолюции 758. Принятая резолюция представляет собой собрание всей той лжи, которая распространяется о Путине и о России в течение последнего года. Наверное, еще никогда так много лжи не было втиснуто в официальный документ такого размера. И, тем не менее, этот образец из арсенала пропагандистской войны был одобрен при соотношении подданных голосов 411 «за» и 10 «против». Если, несмотря на этот призыв к войне между двумя ядерными державами, в будущем еще будут существовать историки, то они должны будут оценить принятую резолюцию как свидетельство полного провала разума, честности и чувства ответственности той политической системы, которую Вашингтон пытается навязать всему миру.

Рон Пол (Ron Paul) написал прекрасные аналитические статьи по поводу этого постыдного документа. Что бы ни говорили о внутренней политике Пола, в международных отношениях он является одиноким — очень одиноким — голосом разума. (Да, был еще Деннис Кусинич (Dennis Kucinich), но от него избавились, добившись ликвидации его избирательного участка).

После продолжительного списка лживых заявлений, начинающихся словами «Исходя из того, что», а также оскорблений и угроз, мы видим грубую коммерческую сторону этой опасной кампании. Палата представителей призывает европейские страны «ограничить возможности Российской Федерации по использованию поставок энергоносителей как средства оказания политического давления на другие страны», и для этого следует «способствовать росту экспорта природного газа и других энергоносителей из Соединенных Штатов и из других стран». Принятая резолюция также «призывает президента Соединенных Штатов ускорить одобрение Министерством энергетики Соединенных Штатов экспорта сжиженного природного газа на Украину и в другие европейские страны».

Конгресс США готов пойти на риск и угрожать началом ядерной войны, но когда дело доходит до сути, то оказывается, что речь идет о краже рынка российского природного газа с помощью того, что пока еще остается блефом — с помощью сланцевого природного газа, добываемого с использованием фрекинга.

Хуже, чем холодная война

Неоконы, манипулирующие не особенно сведущими американскими политиками, на самом деле, не ввергли нас в холодную войну. Все значительно хуже. Длительное соперничество с Советским Союзом было «холодным», поскольку существовало «гарантированное взаимное уничтожение». И Вашингтон, и Москва прекрасно понимали, что «горячая» война означает обмен ядерными ударами, которые уничтожат всех.

На этот раз Соединенные Штаты исходят из того, что они уже «выиграли» холодную войну, и создается впечатление, что, опьяненные своими возможностями, они самоуверенно полагают, что могут вновь победить. Соединенные Штаты модернизируют свое ядерное оружие и создают «ядерный щит» на российской границе, единственной целью которого является предоставление Соединенным Штатам потенциала нанесения первого ядерного удара — возможности лишить Россию всех средств нанесения удара возмездия в ответ на ядерную атаку Соединенных Штатов. Подобный вариант не может сработать, но он ослабляет сдерживание.

Вероятность прямого военного столкновения между двумя ядерными державами сегодня, действительно, намного выше, чем во время холодной войны. Сегодня мы находимся в состоянии «замороженной войны», потому что ничто из того, что говорят или делают русские, не имеет никакого эффекта. Те неоконы, которые определяют за кулисами американскую внешнюю политику, изобрели совершенно фиктивную историю относительно российской «агрессии», которую президент Соединенных Штатов, а теперь и Конгресс США приняли и одобрили. Российские лидеры отвечают искренне, правдиво и руководствуются здравым смыслом, они сохраняют спокойствие, несмотря на звучащие в их адрес обвинения. Ничего хорошего сложившаяся ситуация пока еще не принесла. Позиции заморожены. Когда разум терпит неудачу, его место занимает сила. Рано или поздно.

Диана Джонстоун является автором книги «Крестовый поход дураков: Югославия, НАТО и западные заблуждения» (Fools’ Crusade: Yugoslavia, NATO, and Western Delusions). В 2015 году выходит в свет ее новая книга «Королева хаоса: Внешняя политика Хиллари Клинтон» (Queen of Chaos: the Foreign Policy of Hillary Clinton).

Источник