европейские ценности

ЕС и цена «европейских ценностей»

24h

Директору Федеральной миграционной службы России Константину Ромодановскому, как никому – чисто по причине профессиональной деятельности – близка проблема беженцев. Соответственно, он, как специалист, способен весьма компетентно оценить качество работы своих коллег в ЕС по установлению контроля за потоками азиатско-африканских переселенцев и по решению западноевропейского миграционного кризиса в целом.

Как не трудно догадаться, вердикт главы ФМС неутешительный. «Наш анализ ситуации в странах ЕС говорит о том, что управление миграционными процессами Евросоюзу пока не удаётся», – констатирует чиновник. Ромодановский – лицо официальное, поэтому вынужден выражаться аккуратно, дипломатично, взвешенно. Пока…

Но фактическая ситуация со все более и более нарастающим количеством «нежданных гостей» в Старом Свете свидетельствуют о полном провале миграционной политики этого самого Евросоюза. И вообразить, когда закончится это ромодановское «пока», совершенно не представляется возможным.

Вроде бы официально считается, что за прошедший год в Европу проникло 1,2 млн. беженцев. Но приграничное агентство ЕС Frontex уже называет гораздо большую цифру – 1,8 миллионов. По сведениям Международной ассоциации миграции сообщается, что с начала года по начало февраля в ЕС просочились очередные 116 тысяч мигрантов. И при этом все официальные источники намекают, что информация, которой они располагают, может отличаться от фактической весьма значительно: едва ли не кратно.

Исконные причины столь необузданного миграционного цунами признаются сегодня почти всеми безоговорочно. Это безответственная экспансионистская политика Запада, без оглядки склонная сеять демократические и прочие «ценности» по всему миру, невзирая на мнение, традиции и политический уклад проживающего в районах, подлежащих «демократизации», населения.

Главный специалист по миграционному вопросу в нашей стране К. Ромодановский согласен с такой точкой зрения полностью: «Сегодня всем очевидно, что этот кризис был порождён политикой в Северной Африке и на Ближнем Востоке». И, как знающий специфику проблемы не понаслышке, он добавляет: «Но, думаю, причина его связана и с подходами к управлению миграцией, в том числе политикой в сфере предоставления убежища». И, в частности, одной из главных причин провальной стратегии ЕС в отношении мигрантов наш руководитель ФМС считает ошибочную систему предоставления щедрых социальных пособий беженцам без их интеграции на рынке труда, а также практику воссоединения семей без учета, что они тоже потребуют обеспечения реализации своих прав.

Вот так! Что называется, сказано «не в бровь, а в глаз». Заигралась Европа в свой «мультикультурализм». А в результате кому от него стало лучше? Беженцам, уже понимающим, что новая земля не готова стать для них второй родиной? Отнюдь. Самим западноевропейцам, оказавшимся на грани серьезнейшего раскола в обществе по вопросу мигрантов? Что-то мне так не кажется.

«Европейские ценности» на поверку оказываются буквально непозволительной роскошью для их носителей.

Источник

Фото Politikus

Евразийский союз для России – шанс на возрождение цивилизации

14h

14h

Благодаря стараниям брюссельско-вашингтонских асов информационно-психологической войны значительная часть людей, живущих на постсоветском пространстве, заражена вирусом “европоцентризма” или “западоцентризма”, вызывающим иллюзию того, что цивилизация в мире – всего одна, а ее проявлением является современное евроатлантическое сообщество. На самом деле, это в корне неверно. И осознание этого простого факта открывает перед нам огромные перспективы…

Фанаты Запада из кожи вон лезут, только бы оправдать теорию “магистрального развития мировой цивилизации”, при которой она практически синонимична цивилизации европейской (во всяком случае на протяжении последних полутора-двух тысячелетий), а все вокруг – периферия.

Древние Грецию и Рим при этом без зазрения совести, пользуясь географическим фактором, заносят в “европейцы”. Египет и Месопотамию – записывают в “предтечи”. Китай, Индию, Латинскую Америку – стараются не замечать. Культуры Юго-восточной Азии, Африки и многие другие – просто игнорируют.

Современную евроатлантическую цивилизацию объявляют, как уже говорилось, высшей степенью развития человечества как такового, а ее ценности – превращают в универсальный “критерий развитости”. “Насколько ваши ценности и достижения сходны с евроамериканскими – настолько вы и развиты”, – если вдуматься, то это абсурдно. Но в эти сказки, к сожалению, особо не задумываясь над деталями, верит огромное количество людей.

Европоцентристская концепция была многократно и аргументировано опровергнута как западными (Шпенглер, Тойнби и многие другие), так и российскими (от Данилевского, Трубецкого и Вернадского до Гумилева) мыслителями и учеными. Но она чрезвычайно живуча. Копирование западной масскультуры, увлечение американским кино, стремление представителей нашей элиты купить себе “домик” в Лондоне или Майями и отправить учиться туда своих отпрысков – все это следствие того самого “западоцентризма”.

И это – большая беда. Почему? А потому, что стать Европой Россия (впрочем, как и Украина с Белоруссией) никогда не сможет в принципе. Это все равно, что одному человеку – стать другим человеком, его знакомым. Можно взять его имя, сделать себе пластическую операцию, овладеть определенными его навыкам. Но вы все равно им не станете. Возможно, только начнете комплексовать на пустом месте, если навяжите сами себе набор качеств того, другого человека, как идеальный. Европа и Россия много столетий развивались раздельно, каждая по своему уникальному пути. Да, обменивались информацией, технологиями, элементами культурного достояния, но друг другом не становились.

Так вот, когда некоторые представители нашей элиты на практике понимают, что “Европой” России не стать, они начинают воспринимать ее как “временный этап” в своей жизни, как ступеньку, ведущую их к заветному идеалу. Но не более. Поэтому и относятся соответствующим образом.

Разница в отношении примерно такая же, как существует между собственным домом и арендуемой посуточной квартирой. Для нормального развития и функционирования общества необходимо, чтобы вся “пирамида” его представителей: от самых рядовых до высшей элиты, – воспринимала его именно своими домом.

О цивилизационном подходе и культурном релятивизме можно говорить долго, и к этой теме мы еще обязательно вернемся. Сейчас же хотелось бы уточнить, кто мы и кем мы не являемся.

На Западе нашу цивилизацию (наш культурно-исторический тип) часто называют “православно-славянским”, что справедливо лишь отчасти, так как в нее входят миллионы людей, не являющихся славянами и христианами. Гораздо более справедливо определение “евразийская”, данное в конце XIX – начале ХХ века группой историков, философов и лингвистов.

Цивилизация, которую мы представляем, выходит достаточно далеко за официальные границы современной Российской Федерации. И даже границы Российской империи и СССР не совпадали в точности с границами распространения нашего культурно-исторического типа (хотя были к ним гораздо ближе, чем те, которые есть сегодня у РФ). На определенном этапе российские цари и первопроходцы, расширяя Россию, судя по всему, интуитивно руководствовались именно этой, цивилизационной логикой!

Ученые спорят относительно того, была ли Древняя Русь начальным этапом существования нашей современной цивилизации или отдельным “родительским” культурно-историческим типом. Но в рамках наших рассуждений – это непринципиально важно. Важно то, что Русь возникла на границе Леса и Великой степи, совместив в себе этнокультурные элементы обоих ландшафтов, а затем – обогатившись в культурном плане под византийским влиянием (ведь, выбирая веру, Владимир сознательно отверг не только ислам и иудаизм, но и – причем в особо жесткой форме – католицизм).

Русь была сплетена одновременно из наследия древних славян, ираноязычных кочевников (потомков скифов и сармат), византийцев, варягов, тюрков. Причем на Восток, на Юг, на Север Русь всегда тянуло значительно больше, чем на Запад. Нормы поведения того времени требовали, чтобы представители княжеских родов заключали браки с равными себе по происхождению. И знаете, с кем больше всего заключили браков Рюриковичи в древнерусский период? С половцами! Судьбоносные браки заключались также с представителями византийских правящих династий и с еще “неоевропеенными” скандинавами.

Поэтому целенаправленное стремление Рюриковичей породниться с Европой, о котором любят рассуждать сегодня фанаты Запада, – не более, чем миф. Приход монголо-татар не сломил Русь, а в определенном смысле продолжил традицию ее интеграции со Степью, еще больше утвердив нахождение в “лесостепном” ландшафте не только географически, но и культурно. И именно поэтому, когда военно-политическое влияние монголов спало, свою историю интеграции Евразии с Запада на Восток начала уже Россия.

От Дуная до Чукотки раскинулась одна большая евразийская цивилизация. Она гармонично существовала в пределах Российской империи. Причем, что характерно, финны, поляки, прибалты, уже прошедшие свой путь развития в рамках западной цивилизации, так и не стали представителям евразийского культурно-исторического типа – “своими”. Поэтому Польшу и Финляндию и отпустили сразу после революции. А Прибалтика так и не стала другим советским республика “родней”. В этом тоже есть своя глобальная логика.

Особо трагична в цивилизационном контексте судьба Украины. После прекращения существования Древнерусского государства его Юго-западные территории, захваченные литовцами, не подвергались некоторое время активному культурному влиянию извне. Местное население самоидентифицировало себя как “русский народ” и говорило на “русском языке”, исповедуя “русскую веру” – Православие.

Попытка активной насильственной полонизации и вестернизации в XVI-XVII веках вызвала жесткое неприятие на Левобережье и в Поднепровье, приведя к народно-освободительной войне под руководством Богдана Хмельницкого, а также посеяла зерна сомнения в душах жителей Галиции. Последующие три столетия, проведенные современной Западной Украиной под властью сначала Польши, потом Австро-Венгрии, а затем – снова Польши – стали для жителей Западной Украины решающими, причем в самом нехорошем смысле.

Европейцами по духу они так и не стали, но из-за навязывания им неестественной для них системы ценностей, они перестали быть и представителями изначально родной им евразийской общности. Именно спровоцированный данной культурной гибридизацией комплекс и породил такие чудовищные деструктивные явления, как бандеровщина и современный украинский неонацизм.

Причем, воспользовавшись единым политическим пространством во второй половине ХХ века, носители “гибридной” западноукраинской культуры усиленно мигрировали в центральную часть УССР – особенно в Киев, получив возможность активно влиять на настроения в современной столице Украины.

Оказавшаяся же в 1991 году в границах РСФСР Россия стала геополитически неустойчивой, она была лишена большей части выхода к Черному морю, коридора в Закавказье, путей в Центральную Азию… Россия утратила пояс “военной безопасности”, транспортные коридоры, население, достаточное для формирования собственного автономного экономического сообщества. На протяжении 90-х все эти проблемы сохранялись.

И лишь в XXI веке при возвращении к патриотическому курсу начала прорисовываться конфигурация новых военно-политических и экономических форм существования евразийской цивилизации: ОДКБ и ЕАЭС. Учитывая тот факт, что речь теперь идет о союзе суверенных государств, основы объединения сегодня совсем другие. Не такие, как в XIX или ХХ веке. Но это снова сплочение евразийской цивилизации, новое обретение геополитической устойчивости и культурной завершенности. Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Армения… Очень хотелось бы видеть в союзе Таджикистан. И его власти официально изучают данную возможность. В не меньшей степени – Узбекистан с Туркменией, с которыми пока, к сожалению, ничего не ясно. Бесценным было бы восстановление союзнических отношений с Грузией и наличие сухопутного коридора в Армению. И, пожалуй, самым болезненным моментом является вопрос о Северном Причерноморье – исконно русской области, которую возвращали в состав России с огромными усилиями и которая дает полноценный доступ в Черное море одновременно с коридором в юго-восточную Европу…

Частично эти вопросы решает сегодня воссоединившийся с Россией Крым – но только частично. Наличие на землях Северного Причерноморья конструктивно настроенного режима, готового к экономическому и политическому союзу, к продолжению органичного развития в рамках единой цивилизации – существенно бы подняло геополитическую устойчивость России и содействовало бы ее полноценному развитию.

В общем, мы развиваемся в правильном русле, но нерешенных задач у нас – более чем достаточно. И они должны решаться. Или мы будем сильны, или нас не будет вообще. А для того, чтобы мы становились сильнее, нужно для начала в каждой отдельно взятой голове и в каждой отдельно взятой душе совершить победу над соблазном европоцентризма и осознать, что мы – другие. И научиться этим гордиться.

Источник

Фото Politrussia

ВИЧ-европейские ценности интегрированы в Украину

UpHOP2mFWzA

После внедрения гей-парадов, заокеанские хозяева Украины потребовали открыть доступ в страну больным ВИЧ-инфекциями. В принципе, все логично и связано одно с другим: ведь геи, лесбиянки, трансвеститы находятся в передовой группе риска по СПИДу. Именно эти категории представителей нетрадиционной «любви» первыми становятся жертвами неизлечимых болезней и готовы передать их украинцам вместе с европейскими ценностями.

Миниcтepcтвo здpaвooхpaнeния, где все еще рулит министр Квиташвили, oтмeнилo нopму, кoтopaя зaпpeщaлa ВИЧ-пoлoжитeльным инocтpaнцaм и лицaм бeз гpaждaнcтвa въeзд на Укpaину. Другими словами, умирающие от СПИДа наркоманы и мигранты неопределенного пола теперь желанные гости в стране победившего майдана.

Об этoм cooбщaeт пpecc-cлужбa упoлнoмoчeннoгo Вepхoвнoй Рaды пo пpaвaм чeлoвeкa Вaлepии Луткoвcкoй.

Сoглacнo cooбщeнию, cooтвeтcтвующee peшeниe былo пpинятo 11 июня, a 10 июля oнo вcтупилo в cилу. «Тaким oбpaзoм, нa ceгoдня инocтpaнцaм и лицaм бeз гpaждaнcтвa c ВИЧ-пoлoжитeльным cтaтуcoм гapaнтиpуeтcя вoзмoжнocть бecпpeпятcтвeннo иммигpиpoвaть в Укpaину, получать работу без чpeзмepных и нeoпpaвдaнных пpeпятcтвий, официально трудоустраиваться, в том числе, и в органы государственной власти». А почему нет? Гордятся же европейские министры своей сексуальной нетрадиционной ориентацией? А в Украине скоро будут министры ВИЧ-инфицированные. Чем не новая кандидатура на пост главы Минздрава? Заодно и лекарства быстрей закупит для лечения смертельных вирусов.

Омбудсмен Лутковская напомнила, что запрет на въезд в Украину спидоносным иностранцам был ввeдeн в 2001 гoду (спасибо Кучме!). Сeйчac oгpaничeния нa въeзд ВИЧ-пoзитивных людeй oтмeнeны в 140 cтpaнaх миpa. Украина станет 141-й, поскольку цель американских хозяев превратить страну «революции достоинства» в чумной барак, заселив территории разносчиками неизлечимых болезней.

Ольга Талова

Фото: politvzor.ru

Источник

Как строился западный капитализм: голод во французском Алжире (часть 3)

362ab224-7f4a-4d6c-b0af-ecdc45d237c6

В предыдущей заметке «Как строился капитализм: голод в британской Индии» я коснулся темы эксплуатации британских индийских колоний. Овладение Индостана англичанами сопровождалось масштабным разграблением там государственной и общинной собственности, уничтожением местного мелкотоварного хозяйства, разрушением общественных сельскохозяйственных систем, например ирригационных – всё это привело к гибели от голода десятков миллионов людей. Схожее происходило и в других колониях и полуколониях Британии, а также в колониальных владениях других западных держав.

Предыдущая часть (2-ая)

Капитал этих стран, точно также как и английский, выходя на мировую арену, вторгается в социумы, ведущее некапиталистическое хозяйство, насилует и разрушает их – в целях максимизации прибыли и снижения издержек.

«Надеяться на то, что капитализм когда-нибудь будет довольствоваться только средствами производства, которые он может получить путем товарообмена, – значит строить себе иллюзии… Поэтому капитализм считает для себя жизненным вопросом насильственное присвоение важнейших средств производства колониальных стран… Как вступительный прием капитала вытекает систематическое планомерное разрушение и уничтожение тех некапиталистических социальных объединений, с которыми он сталкивается при своем расширении. Мы имеем здесь дело уже не с первоначальным накоплением: описанный процесс продолжается до наших дней. Всякое новое расширение колоний сопровождается конечно этой упорной войной капитала против социальных и экономических отношений аборигенов и насильственным похищением их средств производства и рабочих сил», – отмечает исследовательница накопления капитала Р.Люксембург.[3, c.261]

Нечто похожее, что творилось в 19 в. в колониальных странах, повторится и в конце двадцатого столетия – на последней территории, осваиваемой мировым капиталом, в России…

Из-за кровавых религиозных конфликтов 16-17 вв. Франция слишком поздно включилась в борьбу за колонии. Все ее попытки в 18 в. перехватить колониальное лидерство у Британии завершаются неудачей. Франция остается страной с большим аграрным перенаселением, с развитыми ремеслами и мануфактурами, но со слабым развитием фабрик – сказывается нехватка дешевых колониальных ресурсов.

С французской революции начинается переход от аграрного сословного общества к индустриальному буржуазному, который занял около 80 лет. Сопровождалось это большими кровопусканиями. Во Франции так и не произошло решительного раскрестьянивания как в Британии. Однако излишки аграрного населения были перемолоты репрессиями и войнами, которые длились без перерыва 23 года. Десятки тысяч голов сняла революционная гильотина. В провинциальных городах примечательным видом казни было массовое утопление. В одной только Вандее было уничтожено до полумиллиона человек, преимущественно простых крестьян.[15] Буржуазные демократы истребляли социальные слои, задержавшихся в феодализме, с размахом и изобретательностью. Например, во время «республиканских свадеб» связывали вместе голышом священника и крестьянку, после чего топили.[16]

Наполеоновские походы стоили Франции потери двух миллионов человек.[16] Причем на одного солдата, погибшего в бою, приходилось десять умерших от болезней и недоедания.

Пока Франция не начала снова набирать колониальные владения, жизнь простонародья была весьма скудной. Как пишет Ф. Бродель: «На девяти десятых территории Франции бедняк и мелкий земледелец питаются мясом лишь раз в неделю, да и то солониной».

С революцией 1830 г. завершилась эпоха Реставрации, закончилась династия Бурбонов и под маской Орлеанской династии к власти пришла финансовая олигархия – Луи-Филиппа сажали на трон главные французские банки Казимир, Перье, Лаффит и другие. Не случайно в это время Франция, начинает новое обретение колоний и, прыгнув через море, приступает к покорению Северной Африки – с Алжира.

В феврале 1848 г. монархические личины с господства крупной буржуазии во Франции были сорваны. Политическая власть легко перешла в руки Временного правительства, диктаторская военная власть в руки масона генерала Кавеньяка – на тот случай, если низшие слои общества воспримут демократические лозунги слишком буквально.

С революцией 1848 будет отменено прямое рабство во французских колониях, однако различные формы принудительного труда будут существовать там вплоть до конца колониального владычества. (Например, в Западной Африке французская администрация принудительно набирала негров как носильщиков грузов. Во время работ значительная их часть погибала от истощения и изнурения. А, чтобы остальные не разбежались, их жен отправляли в лагеря; там охрана развлекалась, насилуя беззащитных женщин.)

Да и десятки тысяч представителей французских низов, проштрафившихся перед капиталом, были отправлены за море, на каторжные работы. С каторги в тропической Французской Гвиане, в частности на Чертовом острове, возвращалось меньшинство.[17]

С потерявшими работу на земле, пролетаризировавшимися крестьянами, число которых к сер. 19 века доходило до 9 миллионов, французская буржуазия не церемонилась.

Непосредственной причиной к пролетарскому выступлению в июне 1848 г. послужило закрытие либеральным правительством «национальных мастерских» – на общественных работах было занято свыше 100 тыс. чел. Неженатых рабочих 18—25 лет незамысловато отправляли в армию, а остальных – на земляные работы в провинцию. Рабочие естественно возмутились – они оказались лишними на празднике всяческих свобод.

Расправа либералов над восставшими носила беспредельно жестокий характер.

Общее число рабочих, уничтоженных либеральной буржуазией в 1848, оценивалось в 11 тыс. чел. – расстреливали в Париже без суда и следствия.[12]

После победы буржуазно-либеральной революции 1848 г. и разгрома пролетарских выступлений Луи-Наполеон, избранный президентом Франции (затем он еще станет императором), начинает полномасштабную капиталистическую модернизацию. Первый этап ее завершится разгромным поражением во франко-прусской войне и отвратительными сценами братоубийства после подавления Парижской Коммуны 1871 г.

Тысячи людей были уничтожены лишь за то, что выглядели не так, как добропорядочные буржуа. «Было плохо в этот день оказаться заметно выше, грязнее, чище, старше или некрасивее своих соседей.»[10] Тридцать тысяч французов из низших слоев общества было расстреляно и вдвое большее число сослано на гибельную заморскую каторгу.[11]

Однако английская буржуазия, отбросив прежнюю вражду, передала французской буржуазии немалые куски колониального пирога в Африке и Индокитае, поделилась контролем над Китаем– это помогло Франции выбраться и из кровавого омута классовых конфликтов, и из пучины прусских контрибуций. Англия опасалась чрезмерного ослабления Франции – надо было поддерживать баланс сил и постоянную вражду континентальных держав…

К моменту начала французского завоевания Алжира в 1830 г. родовая и нераздельная семейная собственность были здесь господствующими типами земельного владения у берберов и арабов, что было в значительной степени связано с природно-климатическими условиями региона. На большей части страны засушливый климат вынуждал население заниматься экстенсивным скотоводством или же вести земледельческое хозяйство с использованием ирригационных систем, создаваемых коллективным трудом.

Французское правительство начало с того, что присвоило большую часть покоренных земель; и тех, что находились под управлением прежних владетелей страны – деев, и тех, что были во владении арабских и берберских родов, но не находилось под земледельческой обработкой: пастбищ, лесов, лугов, «пара» и залежи. Конфискованная земля передавалась и продавалась под поселения французских колонистов – cantonnements. Не была оставлена вниманием конфискаторов не только общинная, но и частная земля – если она требовалась для основания или расширения поселений европейцев, или в интересах фиска. Захват земель у берберских и арабских родов проходил регулярно – упомянем постановления колониальных властей от 1830, 1831, 1840, 1844, 1845, 1846 гг. Закон 16 июня 1851 г., забрал все леса в собственность французского государства, по нему коренное население лишилось 24 млн га лугов и земель, поросшим низким кустарником – что фактически погубило туземное скотоводство. Местное население последовательно вытеснялось в малоплодородные горные и пустынные районы. Но система конфискаций и последующих продаж не столько вела к усилению европейской колонизации, сколько возбуждала спекуляцию и ростовщичество. Алжирцы выкупали свои земли обратно, но впадали в кабальные долги.

(Для сравнения скажем, что столь порицаемый на Западе «русский царизм» никогда не прибегал к таким мерам – все туземные племена, оказавшиеся на огромных пространствах под его властью, как вели экстенсивное скотоводческое, земледельческое или присваивающее хозяйство, так и остались со своими землями, со своими угодьями. Обсосанные русофобами случаи переселения кавказских родов с гор на равнину имели целью искоренение причин набеговой активности и приводили лишь к улучшению для них хозяйственных условий. Поэтому даже и на российском Кавказе происходило прямо противоположное тому, что повсеместно наблюдалось в колониальных владениях западных держав.)

После подавления сопротивления племен алжирской Кабилии, в 1863, наступление французского капитала на социальные и хозяйственные устои местного населения усилилось – был принят закон, принуждающий к разделу общинной собственности между семьями и членами семей.

С 1863 по 1873 гг. оказалось разделено 400 из 700 общинных владений. Хаос усилился, мелкие собственники быстро теряли свои участки, не имея капитала для подъема хозяйства; мелкие хозяева теряли доступ к пастбищам; ирригационные системы гибли; ростовщики захватывали землю, европейские земельные спекулянты покупали и перепродавали участки. Вместе с земельной спекуляцией и разорением мелких собственников усиливался голод.

Но французский капитал был упорен. В 1873 г. законом была установлена обязательность частной собственность на алжирскую землю. Наступил праздник для земельных спекулянтов и ростовщиков и пошла новая фаза хозяйственного разорения туземцев. Арабы и берберы бежали, спасаясь от голодной смерти, во владения турецкого султана; кто не имел возможности бежать – погибали. Не очень ладилась и европейская колонизация, множество земли скопилось в руках крупных землевладельческих акционерных компаний и латифундистов – т.н. «ста сеньоров». Около трети земли, отобранной для французских колонистов, оказалось в руках двух фирм, сдававших их в аренду всё тем же туземцам – то есть, деньги делались на базе предшествующего грабежа. Еще четверть «офранцуженной» земли осталась совершенно необработанной, новые владельцы не сочли нужным вкладывать в нее капитал – однако ее не вернули туземцам.[3] Когда собственность попадает в руки капиталистов, пусть и завзятых спекулянтов, то она уже становится «священной».

Энциклопедия Брокгауз в конце 1890-х пишет о значительном уменьшении туземного населения Алжира[5]. Историк D. Lefeuvre сообщает о сокращении населения Алжира только с 1830 по 1872 гг. на 875 тысяч человек, с 3 млн до 2 млн 125 тыс.[13] Итак, от четверти до трети населения Алжира погибла в результате прихода западного капитализма. И еще можно сказать, если бы в Алжир пришли бы англичане с их расизмом и холодной протестантской безжалостностью – результат был бы еще страшнее. Достаточно вспомнить судьбу Ирландии, где и сегодня население гораздо меньше, чем в начале 19 века – там тоже было произведено разрушение общинного землевладения, конфискация массы земель в пользу колонистов-протестантов и английских лендлордов, сопровождающаяся обезземеливанием коренного населения [7]. Или помянуть коренных жителей Австралии, которых просто уничтожали как вредных животных, вредящих стадам английских колонистов [8]…

Однако стоит ли удивляться, что антиколониальная борьба, развернувшаяся в Алжире после 1954, носила чрезвычайно жестокий характер с обеих сторон; в борьбе против французской армии погибло около полутора миллионов алжирцев, население сотен деревень было депортировано, около 2 млн отправлено в концлагеря [6].

В следующей заметке из серии «Как строился капитализм» я постараюсь осветить «цивилизаторскую» деятельность бельгийцев в Конго, превративших большую и густонаселенную часть черной Африки в огромный трудовой концлагерь – за первые тридцать лет колониального правления население страны сократилось вдвое, уменьшившись на 15 млн. чел..[14]

Александр Владимирович Тюрин

Продолжение, часть 4-ая

Источники и литература:
1. Использованы фрагменты из книги: Александр Тюрин. Правда о Николае I. Оболганный император. М., 2010. http://fan.lib.ru/t/tjurin_a_w/tyurin-nik1.shtml
2. Ковалевский М.М. Общинное землевладение. Часть I.М, 1879.
3. Люксембург Р. Накопление капитала. Л., 1934. Отдел Третий; http://flibusta.net/b/200146
4. Хобсбаум Э. Век империи 1875-1914. Ростов-на-Дону, 1999. С.76
5. Алжир, французская колония //Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб, 1890-1907
6. Алжир, государство //БСЭ
7. Curtis Liz. Nothing But the Same Old Story (The Roots of Anti-Irish Racism), London, 1985; рус.перевод http://flibusta.net/a/87049
8. Саркисянц М. Английские корни немецкого фашизма. СПб, 2003; http://flibusta.net/b/236323
9. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV-XVIII вв. М., 1988
10. Daily News [309], 8 июня 1871. В кн: Маркс К., Энгельс Ф. Избранные сочинения в 9-ти т. Т. 4. М.: 1986
11. http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000152/st003.shtml
12. http://www.hrono.ru/libris/ruslovo_01.html
http://avtonom.org/old/lib/theory/pariscommune.html
13. Lefeuvre Daniel. Pour en finir avec la repentance coloniale. Flammarion. 2006
14. Заир //БСЭ; Hochschild A. Schatten ueber dem Kongo. Rowohlt Tb, 2002
15. http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/HISTORY/VANDEE.HTM
16. http://members.fortunecity.com/butov/4gst/gst031.htm
http://dic.academic.ru/dic.nsf/sie/2872/%D0%92%D0%90%D0%9D%D0%94%D0%95%D0%99%D0%A1%D0%9A%D0%98%D0%95
17. http://beekjuffer.livejournal.com/604010.html

Источник

Как строился западный капитализм: голод в британской Индии (часть 2)

1876famine

Лишь четыре эпизода колониальной истории из множества подобных — как Запад создавал свое благополучие за счет колоний, не останавливаясь перед массовыми убийствами туземного населения и разрушением туземного хозяйства, приводящим к вспышкам массового истребительного голода.

Предыдущая часть (1-ая)

II. Голод в британской Индии[18]

Индия в течении веков было страной мечты для английских буржуа. Мечта была хищной, англичане хотели добраться до ее сокровищ. Самим англичанам было нечего предложить Индии. Ее хозяйство, хоть отставало от английского по технологиям массового производства, однако обладало разнообразными ремесленными методами и производило большое количество качественных товаров. По абсолютным размерам хозяйства Индия, учитывая ее огромное население, занимала первое-второе места в мире — вместе с Китаем.

Результатом Семилетней войны и, в особенности, битвы при Плесси (1757) стал переход индийского навабства Бенгалия под власть британской Ост-Индской компании. Это богатейшее государство Индостана имело до 30 млн. населения и почти не пострадало от феодальных войн, приведших к разрушениям в других индийских регионах. Но теперь Бенгалии предстояло узнать все прелести накопления английского капитала.

Войска Компании и лично их командующий Р. Клайв для начала обчистили казну этой страны на сумму в 5,3 млн. ф. ст. (трудно представить, чтобы Суворов или Кутузов сделали что-нибудь подобное). Потом Компания овладела фискальным аппаратом страны.[19]

Аппетит у Компании был хороший: резко вырос уровень налогообложения населения, в том числе в два раза увеличился поземельный налог.

Британские властители Бенгалии отдавали сбор налогов на краткосрочный откуп — служащим Компании и ростовщикам, а «в помощь» сборщикам придавали войска. Во время сбора налогов применялись изощренные пытки, жертвами которых были и женщины, и дети.

«Детей засекали до смерти в присутствии родителей. Отца связывали с сыном лицом к лицу и подвергали порке так, что удар, если не приходился на отца, то падал на сына. Крестьяне забрасывали поля. Они бежали бы все до одного, если бы не отряды солдат на дорогах, которые хватали этих несчастных.»(Эдмунд Берк, речь в Палате общин).[20]

Местным купцам было воспрещено заниматься внешней торговлей, а вдобавок англичане ввели внутренние таможни и монополизировали важнейшие отрасли внутрибенгальской торговли. Сотни тысяч бенгальских ремесленников оказались принудительно прикреплены к факториям Компании, куда им надлежало сдавать свою продукцию по минимальным ценам, а часто им вообще ничего не платили.

Как свидетельствовал очевидец: «Коммерческий резидент (начальник фактории)назначает им всем (ремесленникам-ткачам) определенную работу, за небольшой аванс присваивает их труд, лишает их права использовать свое искусство для собственной выгоды». «Рынки, пристани, оптовые рынки и зернохранилища полностью разрушены. В результате этих насилий торговцы со своими людьми, ремесленники и райаты (крестьяне) и другие бежали», — значится в сообщении правителя округа Бирбум навабу, сохранившему номинальную власть.[21]

В 1762 Роберт Клайв и другие высшие служащие Ост-Индской компании образовали общество для монопольной торговли солью, бетелем и табаком в Бенгалии, Бихаре и Ориссе. Заминдары и непосредственные производители были обязаны сдавать товары этому обществу по принудительно низкой цене. Это вело к разорению как индийских землевладельцев, так и крестьян с ремесленниками.[22]

Разные виды ограбления населения привели к голоду 1769-1773 гг., во время которого погибло около трети жителей Бенгалии, от 7 до 10 млн. чел.[23]

Маркс в своей работе о британском правлении в Индии писал: «В 1769-1770 гг. англичане искусственно организовали голод, закупив весь рис и отказываясь продавать его иначе, как по баснословно высоким ценам».[24]

Однако и после этой катастрофы стиль английского правления не изменился. Общинные земли под разными предлогами присваивались Компанией, из сборщиков налогов был образован новый класс феодальных землевладельцев.[25]

Генерал-губернатор Корнуоллис сообщал о результатах бурной активности своего предшественника Гастингса (1789): «В течение ряда лет сельское хозяйство и торговля приходили в упадок, и в настоящее время население этих провинций (Бенгалия, Бихар, Орисса), за исключением шроффов (ростовщиков) и баньянов, быстро идет навстречу всеобщей бедности и разорению.»

Тяжелым бременем ложилось на княжества, подчиненные Ост-Индской компании, содержание «субсидиарного войска».[26]

В 1780 — 1790-е гг. голод продолжал выкашивать Бенгалию, его жертвами стало несколько миллионов человек. Голод пришел также в захваченные англичанами Бенарес, Джамму, Бомбей и Мадрас.[27]

В первой половине XIX в. англичане провели две успешные войны против маратхских княжеств, занимавших центральную часть Индостана — Декан, в трех войнах разгромили майсуров в Северной Индии, взяли под контроль Великих Моголов, правящих в Дели, закогтили Непал, откусили куски от Ауда и Бирмы.

Творчески сочетая прямое насилие, взятки, подкуп и стравливание противников, Ост-Индская компания шла все далее на север, северо-запад и северо-восток. Экспансия нередко была замаскирована высокими словами о предотвращении угрозы британским владениям: при Наполеоне со стороны Франции, а затем — России. Также как Чингисхан заставлял покоренные народы воевать за себя, англичане воевали кровью и потом индийских солдат-сипаев, погонщиков, носильщиков и т. д. Покоренные индийские государства первым делом подписывали субсидиарные договоры, согласно которым, вместо своих армий, обязывались содержать войска Ост-Индской компании, фактически оплачивая чужеземное иго. Обеспечение колониальных войск разоряло местное население не менее, чем монополия Компании на разные виды торговой деятельности.

В 1839 г. англичане напали на государство Синд (территория совр. Пакистана), и после бомбардировки взяли порт Карачи. Эмирам Синда пришлось подписать кабальный договор и выплачивать дань Ост-Индской компании. В феврале 1842 г. войска Компании снова вторглись в Синд, и, разгромив синдских эмиров и ополчение белуджей, присоединили его территорию. Английский командующий Ч. Нейпир щедро вознаградил сам себя за успех, взяв из военной добычи ценностей на в 70 тыс. ф. ст. После этой войны британцы выходят на границу с Афганистаном, который постараются прибрать к рукам — конечно же, для «защиты» своих индийских владений.

В 1845 англичане взялись за сикхское государство в Пенджабе, где незадолго до этого умер энергичный правитель-сардар Раджит Сингх. Некогда могущественная сикхская армия была охвачена демократическими преобразованиями. Командовать стали выборные солдатские панчаяты (советы). Результат не замедлил себя ждать. В 1845-1846 гг. англо-сипайская армия разбила сикхов в четырех сражениях. Согласно договору, подписанному регентами малолетнего сардара, сикхское государство получило английскую администрацию.

В апреле 1848 сикхская армия попробовала избавиться от господства Компании. Однако сикхи были истреблены английской картечью неподалеку от своей столицы Мултана. А затем войска Компании подвергли столицу интенсивной бомбардировке и не менее интенсивному разграблению. Здесь повторились сцены, типичные для колониальных войн, которые вела «основоположница демократии». Ударники капиталистического труда награбили одного только золота и серебра на 5 млн. ф. ст. Среди захваченной англичанами добычи оказался бриллиант Кох-и-Нур, то есть Гора Света, один из крупнейших в мире — он украсил корону Ее Величества.

После разгрома лучших индийских воинов в руках британцев оказалось три четверти населения Индии. Прибрать остатки Индостана было уже делом техники. Здесь больше не осталось ни одного сильного противника.

Тем временем массовый голод делал свои «успехи», охватывая раз за разом всё большую территорию колониальной Индии. Это было результатом сознательной политики британских властей по разрушению сельской общины и разорению местного ремесленного производства, что освобождало рынок для английских промышленных товаров. По сообщению британского генерал-губернатора от 1834: «Равнины Индии белеют костями ткачей».[28]

На индийские княжества, ограбленные Ост-Индской компанией, ложилось обслуживание кабальных займов. Компания верно следовала либеральным принципам — и, раздавив индийскую общину, сама не тратила денег на работы в интересах общества, на ирригацию и мелиорацию, столь важные в индийских природно-климатических условиях. От этого поля пустели быстрее, чем от прямого грабежа.[29]

Безудержная эксплуатации индийских колоний была важнейшим источником накопления английских капиталов и промышленной революции в Англии, обеспечила до трети английских инвестиций.[30]

По подсчетам известного американского историка Б. Адамса, в первые десятилетия после присоединения Индии англичане вывезли оттуда средств на сумму 1 млрд. ф. ст.[31]

Переход Индии после сипайского восстания под прямое управление британской короны не затормозило маховик ограбления этой страны.

* 1800-1825 гг. от голода умер 1 млн. чел.,

* 1825-1850 гг. — 400 тыс.,

* 1850-1875 гг., поражены Бенгалия, Орисса, Раджастан, Бихар, умерло 5 млн.,

* 1875-1900 гг. — умерло 26 млн.

Жертвами «большого голода» 1876-1878 гг., поразившего в первую очередь, Бомбей и Мадрас, стали по данным английской администрации около 2,5 млн., а по индийским данным около 10 млн. чел.[32]

С начала 20 в. английская администрация стала скрывать данные о жертвах голода в Индии.[33] В официальной статистики указывалась лишь численность населения районов, поражённых голодом.

* 1905-1906 гг. голод поразил районы с населением 3,3 млн. чел.,

* 1906-1907 гг. — с населением 13 млн.,

* 1907-1908 гг. — с населением 49,6 млн. чел.[34]

Данные по смертности от голода списывались на эпидемии холеры и чумы, вспыхивавшие в голодающих районах. В 1896-1908 гг., по данным английской администрации, в пораженных голодом районах, «от чумы» умерло 6 млн. чел.[35]

В годы Первой мировой войны колония Индия с преимущественно нищим населением должна была поставить английской метрополии продовольствия и снаряжения на 200 млн. ф.ст., предоставить займов на 150 млн. ф.ст. (не считая многомиллионных пожертвований, носящих, как правило, принудительный характер). Поставки сельхозпродукции производились в принудительном порядке (фактически то была продразверстка), займы и поставки обеспечивались повышением налогов. Множество крестьянских хозяйств разорилось, крестьяне превращались в бесправных сборщиков и батраков. Урожаи значительно сократились. Рабочий день на предприятиях длился до 15 часов. К концу войны Индию поразил голод, сопровождавшийся эпидемиями — от этих причин погибло 12-15 млн. чел.[36]

В 1933 г. директор Медицинской службы Индии генерал-майор Дж. Мигоу сообщал, «по крайней мере 80 миллионов человек в Индии постоянно голодают».[37]

В 1942-1943 гг. территорию Бенгалии, север и восток Индии охватил голод, жертвами которого стало 5,5 млн. чел.[38] Голод был результатом реквизиций риса и прочего зерна, предпринятых английской администрацией и, по мнению некоторых исследователей, являлся сознательным ударом Англии по индийскому населению, поддержавшему «Августовскую революцию» 1942 г. и антибританское движение, возглавляемое Субхасом Босом.[39]

Александр Владимирович Тюрин

Продолжение, часть 3-ая

Примечания
18 Использованы фрагменты из книги Александр Тюрин. Правда о Николае I. Оболганный император.

19 Всемирная история. Период английского завоевания. М.-Мн., 2000. С.307.

20 Там же, с.310.

21 Там же, c.307

22 Там же, с.308

23 Там же, с.310; Антонова К. А., Бонгард-Левин Г. М., Котовский Г. Г. История Индии. М. 1979.

24 Маркс К. Капитал. — В кн: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 23., М. 1954, с. 762-763.

25 Люксембург Р. Накопление капитала. М.-Л., 1934. Отдел Третий; Ковалевский М. М. Общинное землевладение. Часть I. М, 1879

26 Всемирная история, с.311

27 Антонова, Бонгард-Левин. История Индии.

28 Неру Д. Взгляд на всемирную историю. Т. 2. М. 1981.

29 Ковалевский

30 Хобсбаум Э. Век Революции. Европа 1789-1848. Ростов-на-Дону, 1999.

31 Adams B. 1898. The Laws of Civilizations and Decay. An Essays on History. N.Y., p.305.

32 Неру

33 Bhattaharyya B. A History of Bangla Desh. Dacca. 1973.

34 Антонова, Бонгард-Левин. История Индии.

35 Там же

36 Всемирная история, с. 332, 333

37 Гхош К. Ч. Голод в Бенгалии. М. 1951.

38 Антонова, Бонгард-Левин. История Индии; Гхош

39 Тарасов А. Империя и ее «благодеяния». www.archipelag.ru/geopolitics/nasledie/rise-and-demise/empire/

Источник

Как строился западный капитализм: голод и массовые убийства в колониях (часть 1)

45cb73a43b

Лишь четыре эпизода колониальной истории из множества подобных — как Запад создавал свое благополучие за счет колоний, не останавливаясь перед массовыми убийствами туземного населения и разрушением туземного хозяйства, приводящим к вспышкам массового истребительного голода.

I. Ирландский скелет в английском шкафу[1]

Каждый российский англоман безусловно знает о Magna Charta (который на самом был лишь актом, дарующим новые привилегии крупным феодалам, а не зарей свободы). Но стоило бы, для расширения кругозора, ознакомиться и с килькенийским статутом короля Эдуарда III, согласно которому колесовались живьем все англичане, которые носят ирландскую одежду, женятся на ирландках и дают своим детям ирландские имена.[2]

«Головы убитых за день, к какому бы сословию те не относились, должно было отсечь и принести к тем местам, где он (полковник) располагался на ночь, и разложить их по обеим сторонам дороги, ведущей к его палатке, и так, чтобы никто идущий к нему с каким-либо делом, не преминул увидеть их. Головы должны устрашать; от мертвых не убудет, а живые пусть ужасаются при виде голов своих отцов, братьев, детей, родственников и друзей, на которые будут натыкаться, идя разговаривать с вышеупомянутым полковником», — таков был стиль английского правления в Ирландии уже во времена Елизаветы I. С этого времени входит в систему разорение местного населения при помощи конфискации у него земли — в пользу английских колонистов.[3]

Очистка земли от местного населения для последующей передачи ее английским колонистам (planters) включало и истребительные рейды. Так в 1575 г. знаменитый пират и разоритель латиноамериканских городов Фрэнсис Дрейк отличился и в Ирландии — в его рейде на о-в Рэтлин было вырезано 600 членов клана Мак-Доннел.

При подавления восстания в Ольстере английским войскам давались следующие вознаграждения за счет изгнанных и истребленных ирландцев — кавалеристу-рубаке по 240 моргов земли, пехотинцу — по 120.[4]

При короле Якове Стюарте, английская власть займется в Ирландии тем, чем активно занималась и в самой Англии — разрушением общинного землевладения и соответствующих социальных форм, что являлось базой для последующего обезземеливания крестьян. Наместник Ирландии лорд Чичестер издает прокламацию, объявляющих членов клана свободными от какого-либо подчинения вождю клана. После чего предложил считать Ирландию эквивалентом Америки — и сразу же начались раздачи ирландской земли английским протестантам, участками по 1000 и 1500 акров.

Если предводитель клана погибал или бежал — то немедленно вся земля всех членов клана становилась собственностью английской короны. Как будто никаких ирландцев там и не было.

Ирландия превратилась в полигон английского колониализма; схожий стиль — присваивать собственность туземцев, словно их не существует, будет применен и в других английских колониях.

Вскоре в Ольстере 195 тыс. акров земли перешло в руки английских и шотландских колонистов-протестантов, а у ирландцев осталось лишь 70 тыс. акров. Причем землевладельцам-протестантам было воспрещено даже сдавать землю в аренду ирландским крестьянам — пусть пухнут и дохнут с голода.[5]

Не одни британские монархи старались на ниве разорения ирландцев, вот и британский Долгий парламент в 1642 г. принимает акт о массовой конфискации ирландских земель — для расплаты со своими кредиторами.

Кромвелевское завоевание Ирландии, приведшее к гибели половины населения острова, 616 тыс. чел. [6], началось со слов вождя буржуазной революции, что Англия «продолжит великий труд по искоренению кровожадных ирландцев и их приспешников и доброжелателей».[7] Жители Дрогеды, Уэксфорда и ряда других городов были перебиты — даже в тех случаях, когда капитулировали на условиях сохранения им жизни. 100 тыс. ирландцев были проданы как рабы в Вест-Индию.

Парламентский акт 1652 г. «Об устроении Ирландии» полностью лишал земли всех ирландцев, которые участвовали в антианглийских восстаниях. А те, кто не участвовал — также по сути лишались всего. Одну треть земли у них просто отнимали, а взамен оставшихся двух третей «предоставляли» участки в бесплодном скалистом Коннауте на западе острова.

Парламентский акт от 27 сентября 1653 г. воистину продемонстрировал торжество капиталистической законности — к 1 мая 1654 г. ирландцы-католики должны были выселиться поголовно за реку Шеннон, в Коннаут. Кто из ирландцев, к указанной дате, останется по эту сторону Шеннона, будет казнен. Остаться дозволялось пока лишь малолетним и батракам, работавшим у хозяев-англичан. За поимку или ликвидацию ирландца, оставшегося в неположенном месте, назначалось хорошее денежное вознаграждение.[8] (Сравнить этот законодательный акт по степени безжалостности можно только с Indian Removal Act, принятом в 1830 году конгрессом США — тогда была произведена массовая депортация коренного населения Атлантического побережья Сев. Америки в районы вымирания на совершенно «законных основаниях»).[9]

Уже в 17 в. 85 % всей земли, принадлежавшей ирландцам, было конфисковано и передано во владение колонистам-протестантам из Англии и Шотландии («священное право собственности» в английском исполнении).

Но и затем Англия («основоположница демократии») продолжала «блистать» в сфере унижения и разорения коренного населения Ирландии. Ирландцам-католикам запрещалось носить оружие, занимать какую-либо общественную или государственную должность, быть учителем или адвокатом, владеть землей, снимать дорогую квартиру или иметь хорошую лошадь, быть опекунами детей и отправлять собственных детей для обучения за границу. Полицейский чин мог в любой момент явиться в дом католика-ирландца и потребовать предъявления детей. Если кого-то из них не было дома — «ага, он учится во Франции» — все имущество семьи конфисковывалось. Священник, сочетавший браком католика и протестантку, католичку и протестанта подвергался смертной казни (закон 1725 г.).[10]

В 18 в. отрубленные головы ирландцев уже не выкладывались у дорог, поскольку были найдены более экономные способы истребления коренного населения острова.

«Треть ирландской арендной платы тратится в Англии, что вместе с прибылями, пенсиями и прочим составляет добрую половину доходов королевства, всё — чистая прибыль для Англии. Эта арендная плата выжимается из крови, жизненно важных органов, одежды и жилищ арендаторов, которые живут хуже, чем английские нищие», — писал Джонатан Свифт в статье «Краткое обозрение государства ирландского».

К началу 19 в. каждый год из Ирландии в карманы лендлордов, живущих в Англии, выкачивалось свыше миллиона ф. ст. арендной платы.

Ирландское промышленное производство было подавлено, чтоб не конкурировало с английским, Ирландии даже запретили напрямую торговать с другими британскими колониями. Было уничтожено ирландское судостроение и высокими вывозными пошлинами задавлено ирландское производство шерсти.

В относительно плодородной стране голод с тысячами смертей стал привычным явлением.

Дж. Свифт в «Письмах суконщика» писал, что «Все дороги, улицы и двери домов осаждаются нищими женщинами, за которыми следует 5-6 детей, прося и моля прохожего о милостыне», а его современник, лорд-наместник, докладывал в Лондон, что в городских рвах лежат трупы людей, рот которых покрыт зеленью от травы, которой они пытались утолить свой голод в последние минуты жизни.[11]

После отмены в начале 1840-х гг. хлебных законов, стимулировавших производство зерна у лендлордов, начинается очистка их огромных имений от мелких арендаторов. Английские землевладельцы решительно выбрасывают ирландцев с земли, передавая её под выращивание кормовых трав для скота.

Внешне невинный процесс перехода на продуктивное животноводство дорого обойдется ирландскому народу.

Ирландские крестьяне-католики останутся со своими крохотными участками, где только щедрый американский гость-картофель будет спасать их от голодной смерти. До поры до времени.

Когда в 1845 гостя сгубила грибковая болезнь, то в Ирландии начался голодомор — к 1851 г. население острова сократилось почти на треть.[12]

“… Мы вошли в хижину. В дальнем углу, едва видные сквозь дым и покрывающее их тряпье, лежали обнявшись трое детей, с запавшими глазами, без голоса, в последней стадии дистрофии… Над остатками горящего торфа скорчилась еще одна фигура, дикая, почти нагая, почти нечеловеческая с виду. Жалобно стеная, иссохшая старуха умоляла нас дать ей что-нибудь, показывая руки, на которых кожа свисала с костей..”, — пишет английский автор, посетивший Ирландию в 1847. И в то же время «огромные стада коров, овец и свиней… отправляются с каждым отливом, из каждого из 13 наших портов, курсом на Англию, и помещики получают арендную плату и отправляются тратить ее в Англию, и сотни бедняков ложатся и умирают вдоль дорог от недостатка пищи».[13]

Даже на пути в Америку до 30 % спасающихся от голодной смерти ирландцев погибало от тифа и дистрофии.

Гибель Ирландии не встретила особых филантропических чувств в Лондоне, где частные фонды и правительство перекладывали друг на друга обязательство оказать помощь голодающим. Промедление это совершалось не без умысла. «Смертность от голода и эмиграция… очистили земли от нерентабельных производителей и освободили место для более совершенного сельскохозяйственного предприятия.»[14] Как ни странно, но фактический геноцид католического населения Ирландии не вызвал большого интереса и в католических странах Европы, к примеру, во Франции или Польше.

Зато английские пропагандисты поработали на славу, перекладывая всю вину с английского правящего класса на грибок, который конечно возразить не может.

И сегодня населения в Ирландии гораздо меньше, чем в начале 19 в. Если в 1840 г. на этом острове проживало около 8,18 млн чел., то к концу 19 в. около 4,46 млн, включая англосаксонское меньшинство; ныне 5,5 млн, учитывая Ольстер с его протестантским населением.[15] А английские пропагандисты всё ищут голодоморы где угодно, но только не под сенью британской короны. (Для сравнения, в католической Польше, оказавшейся под властью «царистской» России, население стремительно увеличивалось — с 2,7 млн в 1815 г. до 9,5 млн в 1897 г.[16] В российской «тюрьме народов» католики множились и процветали, в британской «цитадели демократии» стремительно вымирали.)

Массы ирландцев, бегущих от голодной смерти в английские промышленные города в первой половине 19 в., еще более сбивали цену труда. Их нищета вызывала здоровый смех даже у английских интеллектуалов.

«Ирландцы носят наряд из лохмотьев, снять и надеть который является труднейшей операцией, предпринимаемой только по праздникам или в особо торжественных случаях». Впрочем юмор Карлейля был совсем уж английским, когда он отзывался об ирландцах, как о «свиньях в человеческом обличье».[17]

Большинство из методов, которые англичане опробовали в Ирландии, они применили и в своих заокеанских колониях.

Александр Владимирович Тюрин
Продолжение часть 2-ая

Примечания

1 Использованы фрагменты из книги Александр Тюрин. Правда о Николае I. Оболганный император. М., 2010.

2 Афанасьев Г. Е. Судьбы Ирландии. В кн: Записки Новороссийского университета. Т.46. Одесса, 1888 с. 76.

3 Там же, с.81.

4 Там же, с.81.

5 Там же, с.82.

6 Там же, с.85.

7 Curtis Liz. Nothing But the Same Old Story (The Roots of Anti-Irish Racism), London, 1985. (Кертис Лиз. Всё та же старая история: корни антиирландского расизма. Рус. пер.: интернет-публ.)

8 Афанасьев, с.85

9 Die Geschichte der Indianer Nordamerikas. Paletti, 2004. P.31

10 Афанасьев, с. 88.

11 Там же, c. 90.

12 Mitchel J. 1869. The History of Ireland from the Treaty of Limerik to the Present Time. V. 2, p. 244-247

13 Кертис

14 Саркисянц М. Английские корни немецкого фашизма. СПб, 2003. С.16

15 Fitzgerald G. 1973. Towards a New Ireland. Dublin, p.67

16 Эбэрхардт П. География населения России. Пер. с польск. СПб, 2003.

17 Саркисянц, Английские корни немецкого фашизма. СПб, 2003. с.15.

18 Использованы фрагменты из книги Александр Тюрин. Правда о Николае I. Оболганный император.

Источник

Миграционная политика Европы ведет континент к превращению в Халифат

5р

5р

Россияне, как и остальные граждане бывшего СССР, всю мудрость китайской философии впитали порами в нищие 90-е. Западный же мир, сумевший выжать из крушения красной империи абсолютно все, что только было возможно, эпоху перемен пережил благополучно. Но, как говорят философы, история циклична и все возвращается на круги своя.

Сегодняшнее поведение европейских политических элит может являться наглядной иллюстрацией процесса деградации определенного субъекта, лишенного конкурентной среды. За сытые постсоветские годы европейская элита обрюзгла, постарела и утеряла хватку, чему виной банальное отсутствие серьезного соперника, благодаря которому британские домохозяйки в свое время за нормативные 4 минуты могли добраться до бомбоубежища с закрытыми глазами. Существовавший тогда миропорядок поддерживал в тонусе и западные элиты: проекты сдавались в сроки, а решения принимались с расчетом на десятилетия. Чего никак нельзя сказать о Европе сегодняшней, чье поведение никак не соответствует статусу одной из крупнейших и могущественных цивилизаций мира сего. Вся коллективная Европа сейчас больше напоминает Украину или Латвию, нежели наследницу Римской империи, так как живет она согласно принципам известной фармазонщицы Соньки Золотой Ручки – на широкую ногу, исключительно сегодняшним днем. Институт стратегического планирования в нынешней Европе не что иное, как пережиток времени. Другого объяснения санкционной эпопее, антироссийской истерии, заигрыванию с радикальным исламом и терроризмом, предательству всего и вся на Ближнем Востоке и следованию догмам деструктивного мультикультурализма невозможно.

Последствия санкционной эпопеи для Европы не окажутся катастрофическими, так как до показательной стрельбы себе в ногу Брюссель не опустился. Так же, наметился позитивный тренд на сворачивание санкционной программы, о чем мы писали в прошлый раз. Бездумное соучастие в крушении режимов на Ближнем Востоке хоть и принесло головную боль для европейцев, но критичным не является. А вот заигрывания с радикальным исламом и мигрантами в рамках проекта мультикультурализма имеют более деструктивный и долгоиграющий эффект, нежели все выше перечисленное вместе взятое и помноженное на два. И эта простая истина постепенно доходит до европейских политиков.

Буквально неделю назад британский премьер озвучил крамольную мысль: «Британия испытывает огромное давление, так как уровень миграции долгое время остается на слишком высоком уровне. Вы это замечаете по наполненности школ, по очередям в учреждениях здравоохранения. Я могу ответственно заявить всем, кто этим обеспокоен — я слышу вас, я вижу вашу обеспокоенность, я понял ваши желания. Я считаю, что снижение общего объема миграции до уровня ниже 100 тысяч человек является правильной целью. Это то, чего я хочу добиться». Стоит отметить, что Дэвид Кэмерон стал одним из первых условно крупных политиков в Европе, кто открыто признал, что проект мультикультурализма потерпел крах. Несколько позже в таком же ключе отозвались Саркози и Меркель. Приводим цитату немецкого канцлера: «В начале 1960-х наша страна пригласила иностранных рабочих в Германию, и сейчас они здесь живут. Некоторое время мы сами себя обманывали и говорили себе: «Они у нас не останутся, когда-нибудь они уедут», но этого так и не произошло. Конечно же, наш подход состоял в мультикультурализме, в том, что мы будем жить рядом и ценить друг друга. Этот подход провалился, совершенно провалился».

В унисон европейским политикам выступают аналитические центры и специалисты по проблемам миграции. Буквально на днях глава агентства по безопасности внешних границ ЕС ошарашил обозревателей статистикой, согласно которой количество нелегальных мигрантов, прибывших в Европу, только в период с января по февраль составило 250 % по сравнению с показателем прошлого года. Коллективные прогнозы аналитиков также не утешительны: этот год для Европы станет рекордным с точки зрения нелегальной миграции. Все эти прелести происходят на фоне стремительного распространения антимигрантских и антиисламских настроений среди «белых» европейцев, чему примером служит электоральное движение жителей Старого Света в сторону правых и популистских партий. Протестные настроения были широко распространены еще в 2014-ом году, но после парижского теракта достигли критического уровня. В Германии, известной своим флегматизмом, количество участников антимигрантских митингов и маршей за последние полгода возросло с 500 до 25-30 тыс. человек.

Но начнем с краткой предыстории. С выходцами из стран третьего мира европейцы знакомы со времен процветания колониальных империй и творчества Киплинга. Сталкивались с ними и в начале 20 века. В целом туземцы не вызывали у европейцев никаких эмоций, кроме обычного человеческого интереса. Основная волна мигрантов пришлась на послевоенные годы, когда остро ощущалась нехватка рабочих рук, выбитых войной. На тот момент завоз трудящихся никак не предполагал воссоединения рабочих с их семьями. О предоставлении пособий и бесплатного образования даже не заикались. Началось это уже после полноценного людского потопа в 70-х. Тогда впервые и заговорили о необходимости строительства мультикультурного общества, где европеец европейцу друг, товарищ и брат. Вне зависимости от цвета кожи и веры. Как уже говорилось выше, в те времена европейские политики за свои слова отвечали: толерантность и уважение человеческих потребностей были закреплены на высшем уровне. И людские массы хлынули через южные границы Европы, так как любой здравомыслящий африканец или араб, знающий о том, что может сыто жить в благоустроенной и спокойной Европе не работая, жить захочет именно так. И новую родину обрели миллионы и миллионы.

Молодой Усама бен Ладен с его семьей в Швеции в 70-х. Бен Ладен второй справа, в зеленой рубашке и синих штанах.

5р_1

Общую численность нелегальных мигрантов в Европе подсчитать сложно, но усредненная оценка специалистов колеблется в районе 5-7 млн. человек. Основная масса нелегалов сконцентрирована в Германии, Франции, Италии и Испании – примерно по миллиону на каждую страну. Тенденция на сегодня такова, что прирост количества нелегальных мигрантов и беженцев с каждым годом увеличивается как минимум в 2 раза. Помимо прочего стремительными темпами растет доля мусульман в Европе: с 29,6 млн. человек в 1990-ом году до 45,2 млн. в 2011-ом. По прогнозам демографов к 2030-ому году каждый восьмой европеец будет мусульманином. К 2100-ому году – каждый третий. Отдельно отметим, что демографы в своих подсчетах отдают предпочтение естественной рождаемости уже живущих в Европе мусульман, так как оценить миграционные перспективы весьма проблематично, уж тем более, если речь идет о полыхающем Ближнем Востоке.

Однако проблема Европы не в количестве мусульман. Проблема Европы в том, что она не имеет ни малейшего представления о том, как с ними нужно жить, так как опыт сосуществования «белых» европейцев и мусульман локализован исключительно в странах бывшей Югославии. С большими погрешностями, разумеется. Несмотря на громкие заявления европейских адептов мультикультурализма, никакой речи о процессе глубокой интеграции мусульман и остальных мигрантов в европейское сообщество и быть не может. Процент приезжих, на деле интегрировавшихся в систему и разделивших классические ценности «белой» Европы, по отношению к остальной массе мусульман смехотворен. Подавляющая часть переселенцев из Африки и Ближнего Востока, преимущественно сбитая в этнические общины, попросту анклавизировалась, продемонстрировав принимающей стороне свое «фи». И это вполне естественный процесс обособления представителей другой культуры, помещенных в сообщество с принципиально другой цивилизационной матрицей. При условии, что «перемещенных» не сотня, и даже не тысяча. Это к слову об уровне института стратегического планирования в Европе.

Прибывшие в Европу мигранты банально не видят другого выхода, кроме как прибиться к представителям своего этноса или религии. Процесс вполне естественный. Соединяясь вместе, они воссоздают кусок своей цивилизации. Но проблема в том, что приезжают, к сожалению, не арабские академики и африканские культурологи, а представители низших слоев населения своих стран. Большая удача, если хотя бы половина из них отучилась 4 класса. О каком понимании европейской культуры и западных ценностей может идти речь? Она им абсолютно чужда. Но допустим, что речь идет о вполне образованной по нашим меркам общине египтян или ливийцев. Какой у них стимул относиться к культурным ценностям Европы с уважением, если она сама над ними насмехается?

Абсолютно бездарная политика европейских интеграторов привела к закреплению за мигрантскими анклавами негласного статуса государства в государстве. Подавляющая часть анклавов живет по законам шариата, то есть формирует параллельную юстицию. Так, к примеру, в зонах шариата не продается алкоголь и свинина. В некоторых существует исламский дресс-код и запрет на домашних собак. Даже если это собака-поводырь. Ибо нечистые животные. В декольте щеголять дамам нельзя. И пить пиво из банки в своем родном городе, где жили еще твои предки – нельзя. Харам. Однако традиционный ислам отнюдь не законсервирован в анклавах – он проникает во все сферы жизнедеятельности европейского общества. Начиная с требования запретить в школах сказку про трех поросят и празднование Рождества, заканчивая разрешением на ношение паранджи или хиджаба. Что интересно: ни о каком компромиссе не идет даже и речи, так как мигранты и беженцы априори признают верховенство законов шариата над местным законодательством. Этот скромный абзац адресован  российским националистам с их антиисламской риторикой. Да наши выходцы из Центральной Азии и Северного Кавказа по сравнению с европейскими мусульманами просто лорды да графы. Во фраках и при мундштуках.

5р_2

Не стоит, наверное, даже и говорить, что уровень преступности в зонах локального проживания мигрантов и беженцев зашкаливает. Ничего удивительного в этом нет, так как характерными признаками данных агломераций является скверная инфраструктура, запредельный уровень безработицы, низкие доходы населения и высокая рождаемость. В одной только Франции существует 751 мусульманская агломерация — чувствительная городская зона (ZUS – sensitive urban zone). Максимальная концентрация ZUS сосредоточена в Париже. В них проживает около 1, 5 млн. мусульман и 90 тыс. европейских христиан. Не сложно догадаться, что «белые» французы не в восторге от подобного соседства. Для среднестатистического жителя Парижа, Тулузы или Марселя исламская практика несанкционированного перекрытия улиц для пятничной молитвы или трансляции проповедей в мечетях через громкоговорители стала повседневностью. Сталкиваются с этим и жители Брюсселя, Мальме, Гамбурга, Барселоны, Рима и Лондона. На входе в лондонские агломерации висят предупредительные знаки «Вы входите в зону шариата». Полиция Германии в мусульманские районы и вовсе не заезжает. Дошло до того, что немецкой полиции приходилось обращаться к турецким службам безопасности с просьбой прибыть на место и решить проблему теми методами, которые они сочтут необходимыми. Пару лет назад во многих германских городах и вовсе появилась шариатская полиция, патрулирующая агломерации.

Как мы можем наблюдать, сегрегация весьма существенно затрудняет механизмы интеграции мигрантов в «принимающее общество», способствуя консервации в среде мигрантов архаичных моделей поведения и мировоззренческих установок. Подобная консервация создает плодородную почву для распространения фундаменталистских и экстремистских настроений в мигрантской среде. И ваххабиты этим активно пользуются. В Великобритании, к примеру, на протяжении последнего десятилетия активно функционировало исламское движение Al-Muhajiroun, запомнившееся многим под своим последним названием «Мусульмане против крестоносцев». Данная группа провела десятки нашумевших акций, среди которых ежегодное демонстративное сжигание флагов США перед посольством на 11 сентября и шествие с пустыми гробами у военного мемориала, где традиционно проходят похороны погибших в Ираке и Афганистане.

О европейских мусульманах, уехавших на джихад в Сирию, было известно еще в 2012-ом году, но численность их была относительно скромной. Спецслужбы, разумеется, держали джихадистов на карандаше, и особого резонанса в обществе и политических кругах сам факт наличия таковых не вызывал. Но подлинные масштабы распространения исламского радикализма в Европе раскрылись после появления Исламского государства на Ближнем Востоке (ИГИЛ / ИГ). По подсчетам Евгения Сатановского, Семена Багдасарова и Александра Игнатенко на сегодняшний день в рядах ИГ воюет от 8 до 12 тыс. европейских мусульман. А опрос, проведенный вашингтонским Институтом ближневосточной политики, показывает, что ИГ среди европейских мусульман пользуется большей популярностью, чем на Ближнем Востоке. По данным исследования, ИГ вызывает симпатии лишь у 3% египтян, 5% саудовцев и меньше 1% ливанцев. В Европе же результаты диаметрально противоположные: на стороне ИГ симпатии 7% британских респондентов и 16% французских. В частности одобрительно высказались об ИГ 27% опрошенных французских граждан в возрасте от 18 до 24 лет.

К сожалению, европейские политики еще не осознали масштабы надвигающейся грозы в виде широкого распространения радикального ислама. Салафизм (ваххабизм) является гангреной на теле мирового мусульманского сообщества. А гангрену, как известно, нужно вырезать. Европейские же политики предпочитают лечить гангрену подорожником и настойкой на дубовых листьях. Недавно было принято решение не выпускать из страны исламистов, которые отправлялись на джихад в Ирак и Сирию. В надежде, видимо, что джихадисты образумятся. Завербованные и убежденные джихадисты, то есть потенциальные братья Куаши образумятся. Решение достойно премии Дарвина. Как и весь проект европейского мультикультурализма.

На сегодняшний день реальность такова, что европейские исламисты, воюющие в рядах ИГ, рано или поздно вернутся домой. К слову, они уже возвращаются, и никаких препятствий со стороны спецслужб не встречают. Вернувшись, исламисты начнут захватывать власть в мусульманских анклавах. Что-то подобное происходило у нас в Татарстане и Дагестане, где ваххабиты силовым путем захватывали мечети. И все эти прелести ждут Европу. Захватив власть в анклавах, причем даже в относительно светских, влияние исламистов будет расширяться на целые районы и населенные пункты. И кто-то думает, что эти люди не будут устраивать теракты? Да Шарли Эбдо покажется детским лепетом. А готова ли Европа к терактам? К огромному сожалению — нет, не готова. Январский Париж это продемонстрировал всему миру. Опустив обсуждение эффективности французских спецслужб, вспомним реакцию официальных властей. Пятимиллионный тираж этого грязного журнальчика, акция «Мы все Шарли» и шествие европейских политиков по центральной парижской улице. И эти люди способны бороться с терроризмом? Кто-то из читателей может представить себе Путина, Собянина и Кадырова во главе траурного шествия после теракта в Грозном?

Процесс радикализации европейского ислама неизбежен. Как и новые теракты в Европе. Можно долго разглагольствовать о столкновении цивилизаций и конфликте религий, однако все это приведет к одному, единственно верному выводу — Европа банально не смогла наделить жизни своих граждан смыслом. В Европе не появились ценности, за которые стоит воевать и умирать. Исключительно по этой причине европейские мусульмане меняют весьма комфортную жизнь в Париже или Мальме на войну в Ираке и Сирии. Юные джихадисты видят, что Европа слаба перед ними. Она раз за разом уступает и демонстрирует смирение.

К сожалению, побороть неконтролируемую миграцию без радикальных мер невозможно. Как невозможно остановить радикальный ислам в Европе без показательных судебных процессов. Сегодня в Европе происходит глубокая этнокультурная перестройка, ведущая к крайнему обострению социальных противоречий и межнациональных проблем – большой привет акции «Мы все Шарли». И процессом этим управлять почти невозможно. Но вопрос в другом: справится ли Европа с этим как единое целое, или все таки европейские страны будут решать проблемы в одиночку?

Источник

Россия — это катализатор справедливости и мира. Там же, где нет России…

763160_600

Россия осталась на Северном Кавказе — теперь там царит мир. Россия ушла с Украины — теперь там фашизм и полыхает огонь гражданской войны.

Планируем с Ильей Будкевичем поездку в Ингушетию — это продолжение нашего прошлогоднего блог-тура, и вдруг поймал себя на мысли о том, что Россия — это некий катализатор мира и процветания. Если даже в прошлом году было некое ожидание неизвестности в Ингушетии (а как же, ведь совсем недавно там стреляли), то сейчас, напротив, совершенно благодушное настроение, прикидываю, куда заехать (особенно важно небольшое кафе на въезде во Владикавказ :)

На Кавказе царит мир — и спокойно стоят памятники героям Великой Отечественной Войны, которые оскверняются и сносятся на Украине.

761926_600

И Глава Республики там, Юнус-Бек Евкуров — настоящий мужик и солдат:

b7110f33b0803a462a52b313101a4f3f

6cd0e0c9fd6a933ca566e846956a1bd1

И по улицам там не ходят колонны бандеро-фашистов с факелами:

4c1010ca11ecd18285d091969c6b1fcb

d9865044563cd4d90d2798b4475154bb

Фотографии прошлогодние, сейчас там, наверняка, построено еще больше, но суть не в этом.

Везде, где нет России, царят несправедливость, зло, вырождение и война.

России нет в Африке — и там миллионы людей гибнут в междоусобных войнах, которыми США и Европа прикрывают собственное бессовестное обогащение и грабеж ресурсов — прочитайте про Конго и добычу колтана.

России больше нет в Европе — и маховик вырождения остановить уже практически невозможно, гомосексуализм и прочие извращения стали нормой жизни, теперь моральные мутанты в Нидерландах и вовсе подбираются к детям. Чего стоит одно только усыновление нормальных детей однополыми семьями.

России нет в США — и расстрел безоружных стал нормой жизни.

России нет на Украине — и мы видим памятники Бандере, нацистские факельные марши, пытки и массовые убийства мирных жителей, карательные батальоны.

Не знаю, что это за составляющая такая, духовная или что-то свыше. Но мы, Россия, россияне — вот такие. Где мы — там победа. Где мы — там справедливость, защита угнетенных, помощь ближним. Дело обстоит именно так — и в глубине времен нам уже не найти причин подобного.

Да мы и не ищем. Это удел кровавых диктатур присваивать себе раскопки Черного моря, изобретение колеса и пороха — переходящее знамя прошлого дня них единственный способ забыть ужасное настоящее.

А мы, Россия, просто живем.

Источник

Анатолий Вассерман о борьбе исламизма и европейских ценностей, земельной реформе, и рейтинге России

anatoliy-vasserman-o-775-4112222

anatoliy-vasserman-o-775-4112222

Вопрос: Чем закончится борьба исламизма и так называемых современных европейских ценностей? Чему на примере Европы может научиться Россия?




А. Вассерман:

Думаю, что борьба исламизма и современных европейских ценностей несколько напоминает рекламу фильма «Чужой против хищника»: кто бы из них не выиграл, мы проиграем. И современные европейские ценности, направленные на разрушение общества, на уничтожение всех связей внутри общества, на превращение общества в толпу, обреченную покоряться любому демагогу — это ничуть не лучше, чем исламизм, требующий вернуться в прошлое, когда точно также разобщенное многими тогдашними потрясениями общество превратилось в толпу, готовую следовать за авантюристом. Примерно в ту же эпоху, что Мухаммад Абдулахович Курейшин, действовало множество других вождей, звавших толпу за собой. И не буду подробно разбираться, чем объяснялся тогдашний выбор именно его в качестве вождя, важнее, что общество тогда пребывало в состоянии, остро нуждающимся в вожде, за которым можно пойти не задумываясь. Так вот, современные европейские ценности — это тоже средство превращения общества в толпу, готовую пойти, не задумываясь, за кем угодно. И такая толпа опасна и для самой себя, и для всех окружающих. Поэтому я очень надеюсь, что не победит ни исламизм, ни современные европейские ценности, а победит какой-то более-менее внятный и вменяемый общественный выбор, сделанный в интересах всего общества. В данный момент к такому выбору в интересах всего общества ближе всего социалистические идеалы в том виде, в каком они осуществлялись в нашей стране. Но я не исключаю, что будет найден еще какой-то способ их усовершенствования. Победа же хоть исламизма, хоть европейских современных ценностей разрушит Европу и очень больно ударит по всем соседним регионам, включая и те, откуда пришли исламисты.

Вопрос: В России начинается крупная земельная реформа, станет ли она толчком к возрождению сельского хозяйства?

А. Вассерман:

Насколько мне известно, нынешняя земельная реформа, сводящаяся к выделению каждому желающему одного гектара, не будет иметь никакого отношения к возрождению сельского хозяйства. По очень простой причине: высокопроизводительная сельскохозяйственная техника на одном гектаре не уместится, а заставлять людей работать заведомо неэффективно — это путь массовой растраты общественной энергии. Я полагаю, что для возрождения сельскохозяйственного производства, нужно всемерное возрождение и поощрение крупных земельных хозяйств, где все работающие являются совладельцами хозяйства, и не только получают зарплаты, но и делят между собой часть прибыли пропорционально трудовому вкладу. То есть, собственно, это то, как были устроены советские коллективные хозяйства до того, как Хрущев начал ломать их и превращать в нечто сугубо промышленное, где вознаграждение за труд никоим образом не привязано к его результатам. Что же касается наделов по одному гектару, насколько я понимаю, это очень неплохое место для того, чтобы выращивать большую семью для того, чтобы дети имели, где отдохнуть и как развлечься. Но из сельскохозяйственного производства там возможно разве что выращивание свежих овощей к столу, да картошки на зиму. Проблем сельского хозяйства это не решает и решить не может. Кстати, замечу, что знаменитые американские фермы — это, на самом деле, угодья размером со средний колхоз советских времен. И работает там фермер, как правило, не в одиночку, даже с помощью самой высоко производительной техники, а привлекая к сезонным работам десятки безработных или гастарбайтеров. Так что эти наделы по одному гектару — это никоим образом не фермы.

Вопрос: Американские рейтинговые агентства вновь понизили рейтинг России. С чем это связано, что это будет значить для российской экономики и как России в будущем избежать подобных неприятных сюрпризов.

А. Вассерман:

То, что американские рейтинговые агентства понизили кредитный рейтинг Российской Федерации формально правильно, поскольку Соединенные Государства Америкик и сами устроили экономические санкции против Российской Федераци, и заставили Европейский союз подключиться к этим санкциям. И понятно, что таким образом изрядно затруднилось дальнейшее экономическое развитие Российской Федераци, в частности, теперь сложнее отдавать долги. И это значит, что теперь российским хозяйствующим субъектам будут не так охотно предлагать деньги взаймы, более того, могут даже потребовать досрочное погашение ранее выданных кредитов, и это, конечно же, существенно осложнит хозяйственную жизнь Российской Федерации. С другой стороны, само это снижение кредитного рейтинга — это фактически дополнительная санкция, потому что снижение кредитного рейтинга, в свою очередь, побуждает не давать Российской Федераци взаймы и требовать досрочное погашение ранее выданных кредитов. То есть изменение кредитного рейтинга — это то, что в управлении называется «петля положительной обратной связи»: когда управляющее воздействие усиливает ранее возникшее отклонение от первоначального состояния. Как с этим бороться? Во-первых, надо как можно скорее прекращать ориентацию на внешние заимствования и переводить Центральный Банк Российской Федераци в режим самостоятельного кредитования внутри российской хозяйственной активности. Если банк боится, что выданные им кредиты пойдут на спекулятивный рынок, для этого есть множество способов противодействия, включая и прямое указание в кредитных договорах целей, на которые должны расходоваться средства. При этом нарушение договора будет делом наказуемым и в порядке гражданской ответственности, и уголовной. И кроме того, мы можем обратиться за кредитами к тем странам, которые мало обращают внимание на американские рейтинги, например, китайские банки уже давным-давно исходят не из американских рейтингов, а из своих соображений и кредитуют не то, что одобрено американцами, а то, что может принести реальную прибыль. И наконец, нам надо учиться самим оценивать свою деятельность, самим оценивать и отдельные направления этой деятельности, и всю страну в целом.
Источник

На что Запад тратит деньги налогоплательщиков

Есть у сегодняшних западных государств одна серьезная проблема. И никаких денег, им судя по всему, на ее решение не жалко. О чем речь?
О том, чтобы проверить … действительно ли тот, кто называет себя гомосексуалистом, является им на самом деле. Вдруг обманывает!?
Проблема? Еще какая! И ее нужно решать.

Оказывается, гомосексуализм является основанием для предоставления убежища в Европе. Так решил Европейский Суд.
Вот тут и возникла “серьезная” проблема: а что, если просящий убежище обманывает? Это же получится, что в Европу приедут не гомосексуалисты, а люди нормальной ориентации. А значит нужно, чтобы просящий убежища как-то … подтвердил свой гомосексуализм. Но как это сделать?

Решением этой “важнейшей” для общества проблемы занялся Европейский суд, а немецкая газета “Время” (Ди Цайт) посвятила этому целую статью.

На что Запад тратит деньги налогоплательщиков

Источник: http://www.zeit.de/gesellschaft/2014-12/homosexualitaet-asyl-urteil-gerichtshof

“Чиновники имеют право проверить ищущего убежища на гомосексуальность.

Тот, кто называет причиной признания его беженцем, гомосексуальность, должен быть готовым ответить на вопросы. Европейский суд, однако, определил границы.

Гомосексуализм является основанием для предоставления убежища — на основании решения Европейского Суда, но не автоматически. Кандидаты должны позволить получить представление, принимающим решение инстанциям, о степени их преследования. Чиновники же, в свою очередь должны уважать основные права заявителя, такие, как личная жизнь, постановили судьи.

В конкретном случае речь идёт о 3 соискателях убежища в Нидерландах: из Сьерра-Леоне, Сенегала и Уганды. Они опасались преследования в своих странах. Голландские власти отклонили заявки на предоставление убежища, как неправдоподобные.
Суд в своём решении предупредил, что ведомство должно рассмотреть запросы тщательно и беспристрастно. Оценка гомосексуализма исключительно на основании стереотипных представлений недопустима.

В соответствии с решением, при проверке правдоподобности необходимо учитывать индивидуальную ситуацию и личные обстоятельства заявителя, учитывая включительно его семью и социальное происхождение. Так можно оценить, подвергался ли заявитель в своей стране преследованиям из-за своей сексуальной ориентации.

Видео как доказательство?

Вопросы, которые задают должностные лица не должны задевать достоинство заявителя — например, вопросы о подробностях сексуальной практики. Кроме того, нецелесообразно принимать предполагаемые доказательства — такие, как видео, показывающие заявителя, занимающегося сексуальными действиями. Проверяющий не должен призывать к тому, чтобы заявитель добровольно выполнил гомосексуальный акт или проходил любые тесты, чтобы доказать свою гомосексуальность.
Суд также постановил, что слова соискателя убежища не должны быть признаны неправдоподобными только потому, что он поначалу медлил, чтобы открыто показать интимные аспекты своей жизни.

Один из трёх претендентов предложил доказать свою гомосексуальность посредством теста. Ещё один представил видео, где он был запечатлён во время осуществления соответствующих действий. После того, как Нидерланды отвергли ходатайства о предоставлении убежища этим мужчинам, один из них подал аппеляцию, которую голландский суд отправил в Европейский суд — с вопросом о границах доверия к доказательствам”.

P.S. Европейский суд, комиссии, чиновники. И все заняты «серьезным делом». Важную для общества Европы задачу решают – как убедиться в том, чтобы гомосексуалист точно им является. Все при деле, все зарплату получают, тратятся деньги налогоплательщиков.

А ведь решить эту задачу очень просто – не нужно никак выделять извращенцев в предоставлении убежища. Вы же за равенство? Ну, вот и пусть все будут равны в его получении. И все – нет проблемы.

Но сегодняшний Запад готов на что угодно, лишь бы везде сеять свои, похожие на список смертных грехов, «европейские ценности». И потому расставляет приоритеты в пользу содомитов.

Может им и при вождении автомобилей в Европе делать послабления?

На что Запад тратит деньги налогоплательщиковНа что Запад тратит деньги налогоплательщиков

Видео про «продвинутую евроинтеграцию»

Один из моих читателей прислал ссылку на видео с очередной порцией «евроценностей». Я уже публиковал репортажи голландского ТВ более похожие на «ТВ Содома и Гоморры». На этот раз «новости евроинтеграции» — из Швейцарии.

Материал переведен на русский язык. Уверен, что гражданам Украины тоже все будет понятно.
Но должен предупредить, что людям со слабыми нервами или во время принятия пищи данное видео про продвинутую «евроинтеграцию» смотреть не рекомендуется.

bank_24043_70981

http://www.youtube.com/watch?v=GBLYmSr-Eyc

image_pdfimage_print

«Прелести евроинтеграции» из Норвегии виднее

Беспристрастно наблюдать, как жителей Украины нагло обманывают и сознательно вводят в заблуждение сказками о «прелестях евроинтеграции», непросто.

После публикации материала о «сказочниках–евроинтеграторах» из Украины, я получил массу писем из разных точек планеты. Суть их всех проста: украинцы, вам вешают лапшу на уши! Рассказывают про сладкую жизнь в «европах», убеждая, что от повторения слова «еврохалва» во рту станет гораздо слаще.

Одно из писем мне показалось наиболее интересным.

Оно пришло из норвежской столицы. Оттуда «прелести евроинтеграции» гораздо виднее.

«Здравствуйте, Николай Викторович! Только что послушала и посмотрела передачу с Вашим участием «Акцент» украинского телевидения о «за» и « против» евроинтеграции Украины. В связи с этим, очень хотелось бы прокомментировать некоторые вещи, которые, думаю, заслуживают особого внимания.

Я сама русская, но вот уже почти 10 лет живу и работаю в Норвегии. Я, наверное, одна из немногих, которая не может пожаловаться ни на жизнь здесь, ни в России, когда оттуда уезжала, и у меня нет «никаких» обид на оба государства. Поскольку я все-таки русская душой и это моя Родина, которая у каждого человека одна единственная, я очень интересуюсь политической жизнью России. В связи с этим надеюсь, что мои наблюдения реальной жизни «счастливых евроинтегрированных людей» будут максимально объективными.

Итак, начнем. Когда Ваши украинские оппоненты говорили, что они хотят в Евросоюз, поскольку ТАМ рай и общее благоденствие, а в России коррупция, низкий уровень жизни и т.д., и они не хотят быть рабами в России, то я советую им приехать к нам сюда в Норвегию, в Осло и походить по улицам. Думаю, что и в любой западноевропейской стране тоже можно найти такое, но я могу отвечать только за Норвегию. Я работаю в центре Осло, и вот уже который год идя на работу вижу на улицах «нищих», просящих милостыню. Они из Румынии, сидят на каждом углу и постепенно заполонили весь город. Речь идет не о нескольких «беднягах», которых постигло несчастье — это огромное количество людей, приехавших сюда на такие вот «заработки». Когда масштабы «эпидемии нищих» приняли катастрофически большие размеры, то местные власти были вынуждены обратиться за помощью к румынскому послу, чтобы он как-то смог повлиять на ситуацию. Он, говорят, походил по улицам, постыдил соотечественников и самоустранился. В результате норвежские власти в срочном порядке были вынуждены организовать для них бесплатные туалеты (ибо все живут в черте города, в палатках), передвижные души и умывальники, чтобы избежать уже реальных эпидемий.

В то же самое время власти начали усиленную работу по принятию закона о запрещении попрошайничества. Если его примут к осени, а это очень вероятно, то всё это «евронаселение» будет выдворено назад, в свою евроинтегрированную Румынию. Должна также сказать, что первые волны этих нищих «евродрузей» стали прибывать почти сразу после принятия Румынии в Евросоюз. Где же эти добрые волшебники из Европы, что должны помочь обрести им обещанный европейский рай?

Теперь о поляках и прибалтах. Первые начали свою иммиграцию (рабочую, а если повезет и насовсем) уже давно — после вступления Польши в Евросоюз и открытия границ. Большинство из них считают себя счастливчиками, если им удается устроиться сантехником или рабочим на стройке. И только там. Прибалты, так с ними еще хуже. Они конкурируют с поляками, но зачастую проигрывают, поскольку многие не говорят на английском и качество работы у них хуже. Поэтому прибалты довольствуются еще менее интересной работой. Я сама в начале моей рабочей деятельности работала в одной норвежских компании, где трудились люди из Латвии и Литвы. Так вот им было позволено выполнять только неквалифицированные ремонтные работы. Они все не числились на балансе предприятия, деньги зарабатывали в несколько раз меньшие, чем местные, да и то получали их «в конверте». В конце концов, их выгнали без выходного пособия после какой — то жалобы. В общем, мало кто нашел для себя Рай, интегрируясь в Евросоюз.

Теперь о греках и испанцах — одних из самых «евроинтегрированных»
жителях Европы. Я не так давно была приглашена на одну встречу с рабочими иммигрантами из Греции (попросила коллега по работе), которые убежали из своей страны из-за кризиса и страшно высокой безработицы. Так они были согласны на любую работу и угол, чтобы просто было где переночевать. Это были лица реально доведенных до отчаяния людей. Тяжело было смотреть, как местные власти уговаривали их возвращаться домой и устраиваться там. То же самое с испанцами. Люди со степенями магистра, бакалавра в экономике, технике и еще Бог весть где, приходили на местную биржу труда в надежде получить хоть что-то в смысле работы. Это все можно увидеть здесь в Норвегии либо по ТВ, либо лично, либо прочитать в газетах.

А недавно был просто скандал, освещенный всеми местными СМИ о социальном демпинге, вскрытом в одной уважаемой компании, обслуживающей авиалинии. Там нашли кучу «неучтенных» иммигрантов из восточноевропейских стран, недавно интегрированных в Евросоюз, работающих нелегально за сущие копейки. Хочет ли Украина ТАКОГО европейского счастья? За границу хорошо ездить туристом и смотреть на достопримечательности, но это ничего общего не имеет с повседневной жизнью. Я думаю, что высказывание, что У НАС (в России и на территории бывшего СССР) все плохо, а ТАМ (в Зап. Европе и США) все хорошо, уже давно перестало быть актуальным. В этой связи прошу Вас, Николай Викторович, если вам еще где-нибудь на ваших выступлениях кто-то из либеральных «политологов» или «экономистов» будет приводить пример западного рая — посоветуйте им приехать в Норвегию и посмотреть вокруг.

С уважением, Эльвира, Осло, Норвегия».

Пора валить из Голландии

Получил письмо от моей читательницы из Голландии. И решил опубликовать. Почему? Потому что нам нужно представлять, до какой степени деградации могут дойти общественные институты при целенаправленном и беспрепятственном разрушении со стороны либералов.

«Сегодня король и королева Нидерланды посещали в течения дня несколько городков в Северной провинции Нидерланды- Норд Холланд. На каждый городок по схеме было положено от 20, до, максимум, 30 минут.

Один из этих городков называется Енкхаюзен. В честь 20 минутного посещения короля и королевы выступали разные «первые люди городка» с невинными сюрпризами в честь королевской четы. Я вам освещу самые яркий из них.

Гражданка Енкхаюзена прочитала свое стихотворение, которое было написанным на выпечке в форме листа с текстом. После декламации своего шедевра, она неожиданно для публики и слегка изумлённого короля, откусила зубами кусок пирога. Потом его съела, а затем предложила и королю. Он тоже откусил кусок зубами, но его жена королева Максима только учтиво улыбалась. Видимо боялась испортить свою губную помаду.

Потом мэр города в свей приветственной речь упомянул, что в честь посещения королевской четы города Енкхаюзене, они, енкхаюзенарцы … поменяли все металические канализационные крышки в городе. На которых проштамповали на память, герб королевства Нидерланды и профили короля и королевы.

Услышав это я чуть не «упала с лошади», а голландцы ликовали и рукоплескали мэру. Королевская чета просто хлопала глазами, как будто не услышала ничего особенного.

Следующим городком, который посетила королевская чета был Гарлем.

Здесь короля и королеву встретил … транссексуал в полном макияже, на шпильках. В коротенькой юбочке, обшитой цветами и в пышном парике, абсолютно снежно-белого цвета.

С балкона мэрии он спел королю и королеве хвалебную песню, потом побежал за ними, чтобы вручить диск с записью своего музыкального шедевра. Один из охранников его учтиво остановил, но на удивлением публике, королева Максима повернулась, побежала обратно и заполучила диск. Публика была в восторге, к концу мероприятия, которое длилась также 20 минут мэр города, скромно, не смотря никому в глаза, сказал несколько благодарственных слов королевской чете за оказанную честь и подарил им книгу о городском музее Франса Халса. Однако публика на площади более интересовалась и отслеживала взглядами транссексуала, который шумел, непрерывно хвастался, что ему удалось передать свой диск королевской чете.

Кстати вчера вечером по всем национальным каналам голландского ТВ были 30 минутные интервью с этим транссексуалом. Он подробно рассказывал, как готовил свой музыкальный подарок и где изготовляли его наряд. Смеялся и повторял, что ему еще кроме всего прочего надо было успеть и побриться.

Удивительно — революционеры рубили головы и разрушали храмы. Как затратно, пыльно и кроваво, по сравнению с методом англо-саксонских республиканцев…».

P.S. Для тех, кто не был в Голландии. Во многих церквях этой страны – дискотеки. В центре Амстердама практически открытые места для отправления естественных нужд. В Бельгии, в Генте  — уличный писсуар, вмонтированный в стену католического храма…

 

Швеция сегодня или каковы они, «европейские ценности»?

Корреспондент «Российской газеты» поделился своими впечатлениями от Швеции.
Швеция сегодня – это не только Икеа, социализм или «Вольво». Это еще детские сады, где детей зовут не «он» или «она», а странным словом «хем». В переводе — «онона».
И призывы шведских парламентариев легализовать инцест.

На наших глазах произошло целых две подмены понятий. Первая подмена — нормальные, если хотите –человеческие ценности, то есть присущие каждому нормальному человеческому обществу, объявили исключительно «европейскими ценностями». Свобода, уважение к старшим, любовь к Родине, стремление к счастью присуще не только европейцам. Оно присуще и Русской цивилизации точно также. Вторая подмена – эти нормальные ценности, стали подменять тоталитарным насаждением сексуальных извращений и подавлением любой попытки сказать, что однополые браки не являются таковыми. Жестокий разгон демонстраций протеста во Франции – разве это имеет какое-либо отношение к демократии. Если человеку вешают ярлыки, бьют дубинками и выписывают штрафы только за его желание, чтобы семья в Европе была такой же семьей, как и сто и триста лет назад, то какая это демократия.

И сегодня нам выдают эти не соответствующие никаким европейским традициям «европейские ценности», как некоторые стандарты. Поэтому прежде чем обсуждать эти «ценности», нужно уточнить, о чем идет речь. Свобода, равенство всех перед законом, справедливость – вот такие европейские ценности присущи и нашей Русской цивилизации. Против них ничего не имеем. А вот то, о чем рассказывает в своем материале корреспондент «Российской газеты» — оставьте у себя. Нам такое не нужно.

Источник: http://www.rg.ru/2013/06/06/deputat.html

«В Швецию я влюбился ребенком. Карлсон, Пеппи Длинныйчулок. Постарше, после выхода фильма гениального Тодоровского „Интердевочка“, грезил гигантскими паромами, супермаркетовым изобилием и белыми кабриолетами. И вот я в Швеции. Редакция отправила меня писать, почему в стране социальной справедливости, где чуть ли не построен коммунизм, целую неделю летят камни в полицию, на улицах толпы озлобленных мигрантов, которые если и читали про Карлсона, то считают его „шайтаном“, а белые кабриолеты горят десятками.

Репортажи я передал. Но остался осадок недосказанности с привкусом разочарования.

Общий туалет

Пошел, извиняюсь, по-маленькому. И уткнулся в хвост очереди в мужской туалет. Мы все привыкли, что очереди бывают в женский. Я даже взглянул на табличку. Все верно. Рядом с пиктограммой мужчины зачем-то изображен тот же мужчина, пеленающий ребенка. Вот в чем секрет! Они убрали писсуары! Вместо такого нужного приспособления они встроили пеленальный столик. Неужели в Швеции так много отцов-одиночек?

Бог с ней, с очередью. В других общественных туалетах вообще нет деления по полу. Опускаешь монетку в 10 крон и заходишь в общий зал. И всюду кабинки, кабинки. Я был свидетелем, как наши туристки, бросив кроны и увидав здоровенного негра, застегивающего ширинку, выскочили вон. Денег им никто не вернул.

Ну, это еще ничего. Сейчас в шведском обществе обсуждается смелый, но регрессивный законопроект от одного депутата-жириновца (шучу, но в местном Рикстаге в изобилии эпатажные депутаты). Он предложил законодательно запретить мужчинам писать стоя. Для этого надо демонтировать оставшиеся писсуары. Стоячее справление малой нужды идет вразрез с либеральными ценностями. К тому же страдает равноправие. Феминистки восприняли это предложение на „ура“. Работа, как я понял, уже ведется.

Ну, про сауну я и говорить особо не буду. Пошел в бассейн при гостинице. Наплавался, захожу в парилку, а там, — мама дорогая — бабульки шведские в чем мать родила сидят, потеют. И машут мне, чтоб тоже плавки снял. Тьфу, извращенки! Тоже мне, шведская семья. Потом спросил у распорядителя, почему в плавках нельзя в парилку.

— Потому что синтетика. Она выделяет вредный газ.

— А в шиньонах на лысую голову, значит, можно?

— Они скрывают недостатки. Можно…

Я не стал дискутировать о возможных недостатках в плавках и принципе либеральной достаточности. Просто остался без сауны.

Разрешить сыну секс с матерью

Но все это детский лепет по сравнению с движением за легализацию инцеста. Да, да, вы не ослышались. Депутаты скандинавских стран все чаще выступают за сексуальную свободу отношений между матерью и сыном, отцом и дочкой, братом и сестрой.

Депутат Рикстага от социал-демократов Моника Грённ истово ратует за свободу и братство в постели. Ее поддержали коллеги из Дании, Норвегии и даже далекой Швейцарии. „Истинная любовь не знает границ — перевели мне ее речь, опубликованную в популярной газете Expressen. — Ничего плохого нет, если мать любит свое дитя во всех ипостасях. Надо поощрять такие отношения. А тех, кто противится этому, брать на заметку, как людей, ненавидящих либеральные ценности“. Коллонтай какая-то! Бр-р-р! А, главное, все это всерьез. И писанье сидя, и плотская любовь между родственниками. Вот тебе и шведская семья.

Совершенно не боюсь прослыть ретроградом. На гомосексуальные пары я даже и внимание здесь не обращал. Это уже как среднеевропейский пейзаж. И ужасаться детишками в шведских детских садах, которых зовут не „он“ или „она“, а странным словом „хем“. В переводе „онона“. „Хемом“ мы всегда называли Хемингуэя. А перевод очень созвучен с тем, чем занимаются шведские либералы.

А Титаник плывет

Почему все так произошло? Тормоза у общества отказали? И груженный миллионом мигрантов грузовик „Вольво“ несется с горы прямо в Ботнический залив. Неужели нет стоп-крана?

Шведский народ — трудолюбивый народ. Под штандартами короля Густава он строил идеальное общество. Здесь даже самый-самый миллиардер, владелец знаменитой Икеи Ингвар Кампрад ездит на занюханной „Вольво“ 1993 года выпуска. И король приехал на встречу с нашим президентом на „Вольво“. Хотя в гараже у него и „Порше“, и „Бентли“, и „Роллс-Ройс“. Демократизм здесь в крови.

Добрые, отзывчивые шведы. Сколько раз вы показывали мне дорогу. В ущерб своим делам водили меня за руку, чтоб я, не дай бог, не заблудился. Внимательно выслушивали мой английский и даже норовили пропустить меня без билета в метро. А вдруг у меня нет денег?

Но ваша отзывчивость и невнимание к собственным проблемам сделали свое дело. С 1996 года страну наводнили мигранты. Их уже 15% населения страны. Точка невозврата пройдена. Но никто не бьет тревогу. Титаник плывет указанным Евросоюзом курсом. На палубах танцы. И государство само предложило изменить образ классического шведа в европейской семье народов. Теперь швед это скорее брюнет, чем блондин. С кучерявыми волосами. С темной кожей. Плохо говорит по-шведски и совсем не говорит на других европейских языках.

Не оттого ли, почувствовав слабину власти, выступили на улицу обыкновенные хулиганы из мигрантской среды. Разметав все на своем пути и не встретив особого сопротивления, они утвердились в своей правоте. И шведская общественность их поддержала! Ведь каждый гражданин имеет право на выражение недовольства. Правда, они умолчали, что каждый гражданин имеет право на охрану частной собственности, а также священное право спать по ночам. В популярной психиатрии есть такой диагноз „стокгольмский синдром“. В августе 1973-го в Стокгольме захватили заложников и они все перешли на сторону террористов. Ненавижу эту избитую фразу, но история повторяется. Швеция превратилась в заложника модели новой Европы, где слово „хем“ вовсе не обозначает легендарного писателя.

Нет, не такой я представлял себе Швецию. Пеппи, прости…»

Ценности Европы России не нужны!

В настоящее время Россию ускоренными темпами встраивают в западный мировой порядок. Европа ратует за тотальную смену наших цивилизационных ориентиров, планомерно осуществляя перестройку нашего сознания. Конечная цель – принятие чуждых Русскому миру «европейских норм и ценностей» и, как следствие, полная интеграция России в западный мир, при которой она перестанет существовать как самостоятельное государство.

Тех, кто сопротивляется примерке «прет-а-порте» от просвещенной Европы, называют отсталыми невежами с авторитарными замашками, ничего не смыслящими в этой жизни.

Члены Профсоюза граждан России последовательно отстаивают свою точку зрения. Мы выступаем против пропаганды ценностей, противоречащих традициям, менталитету и духовности народов России. Пропаганда экономики, основанной на ссудном проценте, пропаганда получения прибыли любой ценой, равно и как пропаганда гомосексуализма, любых форм сексуальных извращений, пропаганда, направленная на разрушение семьи и религиозности, пропаганда пошлости во всех ее проявлениях – должна быть вне закона.

А значит, и большинство «европейских ценностей» не укладываются в Программу ПГР.

P1010836

httpv://www.youtube.com/embed/wGQRpTo_MjA

4 июня активисты Московского отделения Профсоюза граждан России организовали у представительства Евросоюза в Москве акцию «Спасибо! Не надо». К пикету присоединились представители Евразийского Союза Молодёжи и Антиглобалистского движения России.

Участники пикета громко скандировали: «Ценности Европы России не нужны».

Место у представительства Европарламента оказалось очень популярным у иностранных туристов, так как там проходит популярный пешеходный маршрут через Лужков мост. А также у молодожёнов, которые приходят сфотографироваться на лавочке для влюблённых.

Иностранцы подходили и рассматривали плакаты, а мы им с удовольствием объясняли, почему проводим этот пикет.

В российском обществе ни один здравомыслящий человек не будет выступать в поддержку порока, разрешая публичную пропаганду пошлости и половых извращений. Мы выступаем за пропаганду просемейного образа жизни, увеличение рождаемости, за целостность семьи, где есть папа и мама, а не родитель №1 и №2.

Ни один здравомыслящий человек не станет разделять единую семью на различных субъектов права, ставя права ребенка превыше родительских. Россия выступает категорически против распространения западных ювенальных технологий, разрушающих семью, как основу государства.

Построение финансовых пирамид, пропаганда ростовщичества и «потребительской морали», вгоняющих в долги миллионы европейцев и ставящих под угрозу финансовую стабильность во всем мире. Ни одному здравомыслящему человеку не придет в голову принять на вооружение такие «европейские ценности»!

Политика двойных стандартов Евросоюза, как и всего англо-саксонского мира, не может не вызывать протеста. Страны НАТО несут «демократию» и «свободу слова» на крыльях бомбардировщиков, сбрасывая «демократические» бомбы на головы мирных жителей суверенных государств.

Всем этим дутым «европейским ценностям», которые давно превратились в пропагандистские штампы, Профсоюз граждан России говорит НЕТ!

Нам достаточно своих – российских традиционных ценностей. Основываясь на которых, мы будем строить сильное и независимое государство.

P1010813

P1010817

P1010820

P1010825

P1010826

P1010833

P1010842

P1010846

P1010852

P1010858

P1010861

P1010864

P1010867

P1010874

P1010884

 

Европейские гей-ценности – уже в Прибалтике

Когда читаешь, что происходит в Прибалтике с воспитанием детей, просто волосы встают дыбом. Европейские гей-ценности тут уже в полный рост прививаются самым маленьким детям. То в Латвии выпустят книгу сказок, как девочка влюбилась в принцессу. То напечатают книги, в которых «авторы объясняют детям, что нет ничего зазорного или необычного в том, если мальчик вдруг захочет поиграть в куклы и носить одежду розового цвета, а девочка — переодеться в мальчишеский наряд и сыграть в футбол». То есть перемена пола – это нормально и обыденно.

А эстонским школьникам на прошлой неделе предложили сыграть в «сексуальную мышь» и «комаров-геев»…
Об этом рассказывает материал блогера beriozka_rus.

Источник: http://beriozka-rus.livejournal.com/146885.html

«Не секрет, что прибалтийские республики стремятся подражать Европейским странам. Ориентация на запад может перейти все границы, как это произошло в несколько дней назад в Эстонии. Школьники одной из школ Эстонии в полной мере на себе оценили, что такое настоящие европейские ценности.

«В Эстонии в среду пройдет танцевальный конкурс Slide 2012 с участием детей и молодежи 12–20 лет, который, как объявлено его сайте, «предлагает развлечение и в то же время информирует и напоминает о серьезности ВИЧ и других заболеваний, распространяющихся половым путем».

«Сексуальная мышка и очень странный еж столкнулись в клубе на танцполе. Мышь приглашает ежа танцевать. Во время танца они начинают показывать свои лучшие движения. Мышь хватает ежа за лапу и быстро тащит его в туалет. Мышь объясняет, что она очень сильно хочет секса», – цитирует Delfi сценарий конкурса»

А как вам такой сценарий для школьного танца?

«Два комара-гея сильно влюбились друг в друга. Один комар сел на колени и попросил у своего партнера ногу. Партнер был эйфорически рад и станцевал танец счастья. На следующий день они вместе полетели в Лас-Вегас. Большую часть своего времени в Лас-Вегасе они провели в казино, играя в мафиози. Дико устав, прыгая, ушли они из казино. На темной страшной улице из угла на них выпрыгнула злая пчела-гангстер. Пчела нахамила и показала свое острое жало. Оба комара от испуга забились в судорогах. Пчела прыгнула на комаров и схватила деньги, которые они выиграли. Довольная пчела медленным мужским шагом ушла. Комары были в шоке и стали плакать из-за своих денег. Их большую катастрофу видел бездомный муравей, который брел мимо. Муравей пошел утешить плачущих комаров. Комары драматично стали рассказывать ему, что у них нет денег, чтобы сыграть свадьбу. Готовый помочь муравей сказал, что он проводит венчания, и предложил им свои услуги. Комары взяли муравья за руки и станцевали с ним энергичный круговой танец». Источник

Видимо организаторы данного танцевального конкурса даже не захотели проконсультироваться у психолога, перед тем как писать такие сценарии. Половое созревание школьников один из наиболее важных и, один из наименее разработанных, и изученных вопросов психологии воспитания. Осуществлять половое воспитание можно только через общую систему воспитания, не выделяя его из этой системы как нечто автономное, отдельное и независимое.

Важно донести до школьника информацию таким способом, чтобы она сформировала у них нормы поведения, связанных с интимной сферой человеческой жизни, нравственно здоровые отношения, воспитывала «нравственные тормоза», моральную чистоту.

Каким образом имитация разных сексуальных извращений в танце поможет школьникам сформировать нормы поведения, мне непонятно.»

P.S. Если мы не хотим, чтобы подобное случилось и у нас, мы должны противостоять этому. Именно поэтому группа активистов Профсоюза граждан России и подала иск против певицы Луизы Чикконе и организаторов ее концерта, на котором пропагандировалась однополая любовь. Об этом судебном процессе много писали рукопожатные СМИ. Но они «забыли» написать самую важную вещь: сумму иска в 333 миллиона рублей Профсоюз собирался полностью перечислить в бюджет Санкт-Петербурга и на благотворительные нужды, не оставив себе ни копеечки.

Присутствовавшие на процессе журналисты не только искажали позицию истцов, но и прямо лгали. Поэтому мы считаем необходимым еще раз подробно рассказать о наших требованиях, о том, как проходил процесс и о наших дальнейших действиях. Обо всем этом в завтрашней статье.