гамбург

Кэмерон у Меркель впал в панику

20h

Впечатлительные политики Запада продолжают пугать народ страшилками собственного сочинения о некой «российской угрозе». На этот раз в качестве обличителя «мирового зла» в лице нашей страны выступил «добрый волшебник» с берегов туманного Альбиона, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон.

В минувшую пятницу он нанес визит в Гамбург, чтобы обсудить с канцлером ФРГ Ангелой Меркель условия дальнейшего членства его страны в Евросоюзе. И во время официального ужина, как пишет Guardian, разразился там гневной речью в адрес России, поставив нашу страну в один ряд с Северной Кореей и исламским экстремизмом.

Фактически Кэмерон объявил чуть ли не новый «крестовый поход», призвав Евросоюз использовать всю свою «экономическую мощь», чтобы, как он выразился, «давить на тех, кто попирает установленные правила и угрожает безопасности наших граждан».

«В мире, где люди видят экстремизм и винят в нем бедность или внешнюю политику Запада, мы должны сказать: нет, речь идет об идеологии, которая использует ислам в собственных жестоких целях и отравляет умы молодежи», — цитирует британского премьера РИА «Новости».

По его словам, Европа должна вспомнить свое «великое прошлое», выступить единым фронтом и побороть «идеологию, сеющую смерть».

Можно сказать, что главный тори в Гамбурге «с цепи сорвался». А ведь еще три месяца назад, на саммите «двадцатки» в турецкой Анталье, высказывал вполне здравые мысли о необходимости продолжать сотрудничество с Россией, несмотря на разногласия по Украине и Сирии.

Так чего, собственно, добивается британский премьер?

— Не исключаю, что Кэмерону не дают покоя лавры Уинстона Черчилля, в марте 1946 года объявившего холодную войну России в своей знаменитой Фултонской речи, — предположил декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов.

— Вот он и старается. Но нынешний лидер консерваторов все-таки политик не того масштаба. И вряд ли его выдвинут в качестве главного спикера при объявлении новой холодной войны в отношении России.

Другое дело, что Кэмерон очень основательно «встроен» во внешнеполитическую линию англо-американского альянса. Я бы здесь говорил об этом. Потому что исторически британские элиты отражают не столько континентально-европейские позиции, сколько позиции заокеанских своих партнеров. И этот тандем в отношении России проводит всегда предельно жесткую политику. По крайне мере, несколько последних десятилетий.

Я думаю, здесь присутствует стремление Соединенных Штатов, которым не с руки как бы напрямую лезть в европейские дела, использовать Кэмерона в качестве лоббиста своих интересов в Евросоюзе. Это, во-первых. Во вторых, в качестве некоего «катализатора» антироссийских настроений.

 — С какой целью?

— Дело в том, что Вашингтон сейчас очень активно продвигают идею Трансатлантического торгово-экономического и таможенного партнёрства, которое жизненно важно и необходимо США для обеспечения контроля над европейской экономикой. Но пока европейские элиты еще как-то противятся, капризничают и не желают идти на уступки американцам. А на кону вся европейская экономика, которая в случае реализации этих планов, фактически попадет под контроль Соединенных Штатов. И, кстати, возможно, Великобритании тоже.

Поэтому, чтобы вмешательство в дела ЕС не было слишком очевидным, американцы как бы используют Великобританию в качестве своего внутреннего агента, который призван настроить европейские элиты соответствующим образом. Задать им определенные приоритеты и побудить к более тесному сотрудничеству с США.

— Но у Штатов есть еще один повод для беспокойства. Потому что в ЕС уже в открытую, по сути, заговорили о необходимости отказа от антироссийских санкций.

— И это тоже. Но пока Вашингтон относительно четко контролирует европейских политиков. Правда, у той же Меркель, которая всегда была, если можно так сказать, «на коротком поводке», дела в последнее время не очень. Мнение канцлера Германии для европейцев уже не столь неоспоримо. И рейтинги Меркель резко пошли вниз после провала ее миграционной политики.

То есть, у американцев возникла, как мне кажется, острая необходимость формировать свои интересы в Европе. А что для этого нужно делать? Надо создать образ врага из России. И напугать европейцев «российской угрозой», чтобы они сами попросили у США военно-политического прикрытия в обмен, фактически, на свою экономику. Вот, собственно, краткая формула, реализации которой США добиваются. А Кэмерон со своей воинственной риторикой — это всего лишь часть плана.

Директора Центра европейских исследований НИУ ВШЭ Тимофей Бордачёв, в свою очередь, предлагает не обращать внимания на подобные словесные демарши западных лидеров.

— Кэмерон — это типичный политик-флюгер, который сегодня может говорить одно, завтра — другое. Для него громкие слова и красивая поза гораздо важнее, чем любая проблема, включая и мир в Европе. Поэтому и мы должны это рассматривать исключительно, как обычные спекуляции со стороны человека-флюгера.

 — В чем тогда смысл этих спекуляций? Лично для него он есть?

— Естественно. Потому что для него всегда на первом месте стоит — поза. А такого рода заявления позволяют ему эту позу соблюсти. Как бы все мнят себя современными Черчиллями, и мечтают о лаврах Черчилля. И забывают, что для этого недостаточно произносить страстные речи. А нужно, в первую очередь, это делать последовательно. Во-вторых, все-таки быть Черчиллем. Кэмерон не дотягивает…

 — Но кому-то выгодны подобные речи… А кто-то может и поверить в этот бред…

— Выгодны большинству европейского и американского политического истеблишмента. Просто действия наших летчиков в Сирии — это очередной «щелчок по носу» американцам, очередная дипломатическая победа России. Что, естественно, не могло не вызвать истерики на Западе.

Мы должны привыкнуть к тому, что в Европе и в атлантическом сообществе, существует сформировавшееся и устойчивое антироссийское большинство. И нам совершенно бессмысленно ждать от этих людей каких-нибудь примирительных заявлений и действий. Их все равно не будет. Нам не стоит тратить время на этих клоунов, а стоит заниматься тем, чем действительно надо заниматься. То есть, развитием отношений на Востоке.

Источник

Фото ТАСС

Меркель теряет Германию

5р

Победу во втором городе Германии празднуют социал-демократы и евроскептики из партии «Альтернатива для Германии» (АдГ). Канцлер, которая в последнее время сильно увлеклась европейской дипломатией, получила очередной тревожный звонок: обретя Европу, она может потерять Германию.

Явка на земельных выборах в Гамбурге составила 56,6%, что чуть ниже, чем на предыдущих – 57,3%. Главным результатом голосования многие политологи считают несомненный успех партии «Альтернатива для Германии» (AдГ), которая сделала большой шаг к превращению в грозную политическую силу в масштабах всей Германии. После прошлогодних побед на востоке страны (Бранденбург, Саксония и Тюрингия), это ее первый успех на западе.

Такого сокрушительного поражения в Гамбурге, как в минувшее воскресенье, ХДС канцлера Меркель еще не терпел со времен Второй мировой войны. Поражение христианских демократов вызывает у немцев вполне законные сомнения в правильности политики ХДС. Особенно в вопросах миграции.




Несомненно на волне недовольства миграционной политикой правительства «альтернативщики» получили 6,1% голосов избирателей и 8 мест в Гамбургском бюргершафте (городском парламенте). ХДС набрал на 6,1% меньше голосов, чем на выборах 2011 года и получил 20 мест.

Больше всех – 45,7% (58 мест) набрала левоцентристская Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). Своим очередным крупным успехом в Гамбурге социал-демократы главным образом обязаны харизматическому мэру Гамбурга Олафу Шольцу, социал-демократу по политическим убеждениям, который благодаря этой победе останется градоначальником. Его рейтинг накануне выборов зашкаливал за 75 процентов!

Социал-демократы из-за AfD тоже не досчитались голосов, хотя и не так много, как ХДС. Они набрали на 2,7% голосов меньше, чем на прошлых выборах. Теперь СДПГ предстоит сформировать коалицию с «зелеными», набравшими 12,2% голосов (15 мест).

Проблемы ХДС усилил и неожиданный успех Свободной демократической партии (СвДП), которая набрала 7,1% (9 мест) и сохранила свое место в парламенте Гамбурга. Это первой крупный успех СвДП после разгромного поражения на общенациональных выборах 2013 года, когда свободные демократы впервые за всю историю существования партии не прошли в бундестаг.

Христианские демократы не делают трагедии из серьезного поражения и не считают его провалом. Однако сама Ангела Меркель назвала его «историческим» поражением и объяснила изменениями в составе электората.

Несмотря на внешний оптимизм в руководстве ХДС даже самые убежденные оптимисты в партии вынуждены признать, что под руководством Меркель ХДС терпит одно поражение на земельных выборах за другим. Особенно низкие результаты показывает партия канцлера в городах. Достаточно сказать, что христианские демократы потеряли в последнее время 10 крупнейших городов ФРГ. Все они находятся сейчас под контролем социал-демократов или «зеленых».2

Оснований для паники, наверное, действительно нет. Поражение в Гамбурге никак не отразится на позициях Меркель в правительстве и на раскладе сил в правящей коалиции. Однако оно, конечно, укрепит правое крыло в ее партии, которое требует ужесточения политики в отношении мигрантов.

Кроме этого, результаты выборов в Гамбурге усиливают позиции тех немцев, которые считают, что канцлер слишком увлеклась европейскими делами и забросила дела внутренние. Конечно, участвуя едва ли не каждый день в переговорах и встречах, г-жа Меркель повышает авторитет Германии на международной арене, который подавляющее большинство жителей ФРГ считают незаслуженно и непропорционально экономической мощи низким, но с другой стороны, она рискует потерять Германию.

Источник