геополитические игры

ЕС и БРИКС – две попытки решить одну и ту же проблему

15h

15h

Сколько уже сломано копий по поводу того, как должна развиваться экономика России в 21 веке. Сколько было дано советов, сколько было сделано обвинений в некомпетентности. Приводились примеры Японии, Германии, Китая. Казалось бы, что может быть проще. Выстроить такую же экономическую модель, как в этих странах, и повторить их успех.

Странно, что эксперты в области экономики, которые выдавали проект за проектом, абсолютно отвергали такую ее часть, как политэкономию. А между тем, если строить модель экономического развития, то делать это надо на базе ее постулатов.

Первоначально любая страна должна определиться, какой статус в будущем ее устроит. Можно быть сателлитом геополитического игрока и ориентироваться на его экономическую модель, найдя для себя в ней нишу.

Ниша может быть как сырьевая (Саудовская Аравия), так и высокотехнологическая (Сингапур, Тайвань, Япония). И тем не менее это будет ниша чужого глобального рынка, который ей всегда может быть перекрыт, в случае изменения геополитических раскладов. Именно поэтому Япония, даже имея сверхсовременную промышленность, намертво привязана к США и ее глобальному рынку (не путать с внутренним рынком США), по сути, являясь его высокотехнологическим придатком. И именно поэтому Япония никогда не начнет свою независимую геополитическую игру и не выйдет из кильватера проамериканской политики.

Это не путь России, которая поставила перед собой цель вернуть себе статус сверхдержавы. Любой экономический рывок, который не будет обеспечен фундаментом из ресурсов и контролируемого рынка сбыта, превратит Россию в страну, которая будет полностью зависима от внешних сил. Собственно, именно поэтому данную модель ей пытались навязывать ранее и не прекращают этого делать и сейчас. Пытаясь любой ценой сбить ее с другого пути – имперского.

Можно было бы сыграть в игру «с фигой в кармане». Пойти якобы на поводу у США и получить от них технологии, а затем попытаться их «кинуть». Очевидно, что такой путь развития вполне просчитывается, и полный цикл критически важных производств американцами России дан не будет. Более того, данный путь подразумевает невозможность контроля страной рынков сбыта, что в любом случае приведет к коллапсу, но чуть позже.

Интересно в этом плане рассмотреть пример Германии. В 1950-х, когда закладывалась основа Германского рывка, Европа была динамичным и самодостаточным рынком. Для США Западная часть континента была стратегическим союзником против СССР, который должен был сам себя содержать и вносить весомый вклад в обороноспособность континента против «красного вторжения». Западная Европа должна была стать витриной, чтобы не позволить развиться на континенте экспансии Советского Союза.

Именно поэтому Европе был дан шанс развиваться без помех. Более того, странам Европы было разрешено создать свой экономический союз. На тот момент он был обрезан от поставок сырья и остро нуждался в американской помощи. И казалось, так будет еще очень долго.

А СССР рухнул быстро и неожиданно. Для всех. Когда это случилось, у Европы было все: большой емкий рынок, который резко разросся благодаря включению в него стран Восточной Европы; наличие технологий. Не хватало только такой мелочи, как сырье. Вернее, оно было, но не на территории метрополии, а в «далеком зарубежье».

И вся дальнейшая борьба между США и ЕС свелась к попытке обрезать последним путь к источникам сырья.

Цветные революции на Украине, истерическая русофобия Польши и прибалтийских «тигров», постоянные проблемы в Турции.

Попытка создать независимый новый центр силы в мире на базе ЕС провалился. Это уже очевидно. За последние 10 лет он теряет позицию за позицией. И в итоге сейчас все идет к тому, что Евросоюз пытаются закабалить при помощи зоны свободной торговли между США и Европой.

Схватка между США и ЕС, начатая в конце 1990-х, окончилась победой Вашингтона. Он раз за разом обрезали Европе возможности налаживания сухопутных сырьевых коридоров.

А морские пути США контролировали сами. Более того, в странах, откуда ЕС традиционно получали сырье, также раз за разом начали вспыхивать «революции», войны и прочие катаклизмы. В результате Европа уже с 2007 года впала в состояние стагнации, которая продолжается до сих пор.

Итак, мы видим, что современные события — не только война против России. Российская Федерация — это ключевое звено любого евразийского экономического союза против США, а потому она должна быть разрушена в ущерб всем. В первую очередь Европы, теряющей в лице России единственный на сегодня неподконтрольный Штатам источник энергетической независимости, который Китай находит.

По пути к БРИКС

Итак, политэкономия выводит некоторые очень важные критерии, которым должна отвечать любая страна, претендующая на роль центра силы. Путь Японии и путь Германии ей не подходит. Путь Китая … имеет как общие проблемы, так и принципиальные отличия. Именно поэтому Россия пошла по пути традиционного создания фундамента и политико-экономического союза, который должен был решить на третьем этапе проблемы будущего рывка.

Принципиальная проблема Китая

С конца 1970-х в Китае началась эра преобразований, которая за несколько десятков лет превратила эту отставшую страну в одного из мировых экономических лидеров. Руководство КНР заключило сделку «с дьяволом»: Китай согласился стать фабрикой Запада в надежде на то, что рано или поздно он сможет стать независимым (тот самый вариант «с фигой в кармане»).

Не вышло. Тридцать лет постоянного подъема и создания массы отраслей не дали Китаю хотя бы несколько десятков критически важных для него технологий, а без них Поднебесная – это колосс на глиняных ногах, который никогда не сможет бросить военного вызова Вашингтону.

До сих пор Китай не может строить современные самолеты, корабли, ракеты. Все, что у него есть, – это помощь братского русского народа, которую он оказывает с определенной целью. Без этого современной китайской армии попросту не существовало бы. Один самолет «5-го поколения» J-20 с устаревшим российским двигателем АЛ-31Ф чего стоит. И все об этом прекрасно осведомлены.

Более того, Китай был надежно пристегнут к американскому глобальному миру и экономически через систему торговых путей, подавляющее число которых были под полным контролем США. Пекин попал в политэкономический капкан, который был расставлен еще в самом начале. Согласованное и последовательное развитие сельского хозяйства и промышленности дало импульс для рывка, но не дало устойчивого рынка сбыта. В это же время сырьевая база китайской экономики, хотя и динамично развивалась, оказалась недостаточной и вынудила страну стать нетто импортером значительной доли первичного сырья. Большая часть поставок и значительная часть экспорта продукции Китая осуществляются морским путем, что делает развитие страны зависимым от доброй воли США, имеющих до сих пор самый мощный в мире военно-морской флот.

Идея БРИКС

Если посмотреть на состав участников этого экономического образования, то сперва он вызывает некоторое недоумение. Основу союза составляют страны, которые десятилетия до этого смотрели друг на друга, как на врагов. Казалось бы, противоречия между Индией и Китаем никогда не решатся, а Россия и Китай никогда не станут союзниками (кстати, эту идею в России упорно вбивают в умы граждан «белоленточники» и «патриоты» всех мастей). А ведь именно эти страны и стали основой того экономического союза, который поставил США на грань геополитического поражения и, вероятнее всего, этого добьется.

Суть идеи проста: каждая из основных стран БРИКС (Бразилию сюда тоже можно плюсовать смело) имеет одни и те же проблемы. Все они хотят стать геополитическими центрами силы, но прекрасно понимают, что в одиночку им это не удастся. Созданная за десятилетия до этого система противоречий между ними (не зря Бжезинский и Киссинджер так переживают о том, что их приемникам не удалось сохранить вражду между Китаем и Россией, которую они так искусно посеяли), казалось, давала США возможность, не привлекая больших сил, контролировать любую из них. Только переступив через противоречия можно было вырваться из замкнутого круга. Тем более, что каждая из экономик стран БРИКС очень хорошо дополняла друг друга по сырью и рынкам сбыта.

И они сделали это, переступили, чем поставили мир перед угрозой новой мировой войны с теряющим контроль гегемоном. Избежать большой войны (не обязательно с прямым столкновением между армиями главных стран) можно и нужно. Для этого надо только перетащить на свою сторону, умирающие в американских «дружеских объятьях» страны ЕС. Евросоюз – это последний кластер нового мира, в котором нет США как гегемона. Но и для Вашингтона это последняя надежда и опора, за которую они будут цепляться до последнего. А если не получится оставить Европу под своим контролем, то они ее попытаются разрушить, как в свое время разрушили СССР.

Как мы видим по последним событиям, у них для этого все готово.

По сути, сейчас идет большой геополитический шантаж. Европу американское правительство ставит перед выбором плохого и очень плохого варианта. С другой стороны, страны БРИКС предлагают ей быть частью нового мира. Это грозит большими проблемами уже сегодня, но и сулит огромный выигрыш уже завтра.

Выводы

Путь, выбранный Россией, труден и тернист. Очень легко было согласиться на предложение Запада и стать еще одним последним кластером мировой экономики, и тем самым позволить США легко выйти из их нынешнего сложного положения. Она выбрало иной путь. Путь создания независимой страны. Во многом он уже пройден. Но впереди самый трудный этап. Эту независимость надо отстоять в неизбежной схватке (другого пути смены гегемона мир пока не придумал).

А вот потом будет новый мир.

Источник

Фото Politrussia

Геополитические шахматы: выигрывает тот, кто видит дальше

14р

14р

В старину на флоте на высокой мачте постоянно сидел матрос и всматривался вдаль. Он должен был заметить на горизонте землю, корабли и другие объекты раньше всех. Иногда от его дальнозоркости зависела судьба всего экипажа.

С развитием техники средства обнаружения и разведки совершенствовались. Сегодня глаза и уши армий — это радары и спутники. Именно они предупреждают об опасности. А если они выходят из строя, страна становится беззащитной для удара извне.

Однако в реальной войне обычно выигрывает тот, кто выбрал правильную стратегию ее ведения и просчитал свои ходы хотя бы на один шаг дальше.

Страна, точно рассчитавшая свои действия на десятилетия вперед, всегда обыграет на геополитической шахматной доске противника, имеющего гораздо более близкие временные ориентиры.

Два старых американских зубра политики Генри Киссинджер и Збигнев Бжезинский являются пока еще живыми свидетелями уходящей эпохи. Той эпохи, в которой мыслили континентами, а шаги рассчитывали на десятилетия вперед. Именно умение американской дипломатии второй половины 20-го века мыслить дальше своего противника, позволило Вашингтону переиграть СССР в «холодной войне».

«Гений» Никиты Хрущева не разглядел всей опасности разрыва Советского Союза и коммунистического Китая и позволили Вашингтону оторвать от себя 1/5 часть мирового населении и 1/12 часть суши. В конечном итоге это во многом и предопределило падение социалистического блока, который был зажат на 1/5 части суши и имел к концу 1980-х менее 10% мирового населения.

Было много и других ошибок калибром поменьше, но главной стал именно разрыв с Китаем, который из преданного друга превратился в заклятого врага.

В политике не бывает перерывов. Когда оканчивается одна игра, всегда начинается вторая. США в 1990-х почивали на лаврах победителей. Экономика Штатов процветала, питаясь остатками СССР, а впереди была эпоха глобального мира с ними во главе. Казалось, их правление будет незыблемым, и поэтому не стоит напрягать себя дальними расчетами. Зубры политики ушли на заслуженный отдых и, оказалось, что они так и не научили свою смену самому главному: заглядывать в будущее.

Максимальными сроками планирования американского руководства в это время становятся промежутки в четыре и восемь лет – периоды между гонками за главное кресло страны. Любой президент США не может подряд занимать этот пост более двух раз, а потому планировать свои шаги дальше и тем более обеспечивать процессы ресурсами стало с точки зрения «элит» США бессмысленной тратой средств.

Зачем, раз они единственные, кто вершит судьбы мира, и никто другой на это уже покуситься не сможет?

Наверное, нет ничего странного и в том, что экономические кризисы в США стали повторяться более-менее с этой же периодичностью. В конечном итоге политика и экономика взаимосвязаны как два конца палки.

Окончание затяжного кризиса 1980-х окончилось в 1992-93 гг., когда «трупик» СССР накормил всех страждущих своими богатствами. За ним последовал кризис «доткомов» в 2001 году, затем очередной кризис конца 2008–2009 годов. Следующий кризис, как говорят многие аналитики, не за горами.

«Большой Збиг» (Збигнев Бжезинский) уже устал повторять своим политическим наследникам, что они думают не теми категориями, мыслят не теми сроками. Политики старой школы знали, что мир не статичен, и господство в нем США рано или поздно окончится, поэтому надо продумывать схемы поведения, когда Штаты столкнутся с новым вызовом своему статусу.

Бжезинский это говорил и в 1990-х, и в 2000-х. Сегодня он говорит о том, что время уже упущено. США проглядели смычку путинской России и Китая и, а создание этого союза несет смертельную угрозу американскому мировому владычеству. Особенно, если оно усугубится вступлением в этот союз объединенной Европы. Это станет настоящим крахом, который нельзя будет предотвратить никакой большой войной.

Сроки планирования на 4 и 8 лет сыграли с Вашингтоном злую шутку. Последствия этого просчета исправить будет очень трудно, если вообще еще возможно.

Именно поэтому США сейчас все сильнее загоняют себя в угол, выдумывая временные схемы решения постоянно возникающих кризисных ситуаций.

Ирак, Иран, Афганистан, Египет, Ливия, – это все перечень последних геополитических поражений. И тут даже не важно, что вооруженные силы США и их политическое давление смогли сокрушить многие из этих стран. Геополитический итог всей этой возни пока не в пользу «заказчика».

Ирак, после 20 лет войн в конечном итоге перешел под фактический протекторат Ирана. Афганистан так и не стал рассадником терроризма в Средней Азии, а живет внутренними проблемами, которые никого особенно не интересуют и никому не мешают. Египет после удара в спину местной элите со стороны США не стал центром Халифата и перешел в лагерь союзников России.

Сам Халифат пришлось временно переносить в Ливию и Сирию. А тем временем США так и не удалось додавить правительство Башара Асада и нейтрализовать действия России по превращению ДАИШ в мировое пугало раньше того времени, когда он смог укрепиться на Ближнем Востоке.

Каждое из этих поражений требовал изменения плана на очередное временное решение, которое с каждым разом становилось все хуже и хуже. Дошло до того, что уже Россию считают лидером в регионе и Россия всего в нескольких шагах от того, чтобы погасить пожар глобальной войны, задуманной США.

Не лучше дела Вашингтона и в Европе.

В 1990-х она была у их ног. Вся бывшая. И даже с частью территории СССР (Прибалтика). Щупальца Вашингтона уже прочно держали в объятиях Украину, Грузию и Молдавию, а саму Россию, казалось, ожидал неминуемый распад.

Прошло 15 лет.

На сегодня мы имеем ситуацию, когда часть Европы: Германия, Франция, Венгрия, Сербия и т.д. – хочет и готова договариваться с Россией. Внутренний кризис в республиках бывшего СССР разваливает их на части и ставит под вопрос их дальнейшее «независимое» существование. Восточная Европа и Балканы превратились в центр геополитической нестабильности.

Вину за это европейские элиты возлагают на недальновидную политику Вашингтона и ищут пути выхода, которые еще больше сближают их позицию с позицией России. Чтобы не дать Европе уйти в лагерь России и Китая, США приняли решение расшатывать внутреннюю ситуацию в Европе.

Совершив одну ошибку, устроив цветные революции и получив поражения во всех случаях Вашингтон, усугубляет ее другой. Он сносит вышедшие из повиновения шахматные фигуры, чтобы они не достались противнику. Тем самым еще сильнее сближая позиции своих потенциальных противников и недавних союзников.

Собственно, в Европе повторилось то же самое, что и на Ближнем Востоке. Россия туда вернулась во многом благодаря тем ошибкам, которые были допущены администрациями Джорджа Буша и Барака Обамы.

Одному нужна была победная война перед выборами, второй решил, что он миротворец. А то, что они оба рушат долгие планы своих предшественников, они видимо так и не поняли. Потому что мыслят меньшими сроками.

Везде мы видим одно и то же. Геополитическое превосходство, добытое США в итоге «холодной войны», расслабило новое поколение их «элит», приблизило границы планирования своих действий и поставило во многих ключевых регионах планеты политику США в зависимость от действий противника. Инициатива перешла на сторону их противников и в будущем это может стать основной причиной геополитического поражения Вашингтона.

В шахматах «русская партия» имеет массу ловушек. Попасть в них может как одна, так и другая сторона, и в ней противники должны всегда держать ухо востро.

Источник

Фото Politrussia

США признали слабость ТТП без России и Китая

9h

9h

В начале октября многие аналитики и эксперты наперебой твердили как минимум о локальной, хотя кто-то предписывал ей и большее значение, победе США над Китаем. Речь идет, конечно же, о подписании в Атланте 5 октября соглашения по Транстихоокеанскому партнерству, в которое вошли 12 стран: США, Япония, Малайзия, Вьетнам, Сингапур, Бруней, Австралия, Новая Зеландия, Канада, Мексика, Чили и Перу.

Почему это событие стало мини-победой Барка Обамы над Китаем и товарищем Си в принципе понятно. В ситуации, когда большинство стран Азии и Океании находятся между двумя полюсами притяжения – проектом ТТП и проектом Нового Шелкового пути (уже – Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭП) на базе АСЕАН) – решение об участии в одном из них автоматически означает отказ от участия в другом. Так, постепенно дрейфовать в сторону США стали Малайзия, Вьетнам, Сингапур, Бруней и Австралия.

В данной ситуации Китаю нужно винить только себя, поскольку он стал заложником своих растущих геополитических амбиций – не наращивай он свою военную мощь в регионе такими темпами и не заявляй с таким напором о тех или иных своих территориальных амбициях, вполне возможно, что упомянутые страны приняли бы другое, менее политически мотивированное решение.

Однако первый шаг в сторону КНР сделан. Завершить путь теперь могут только парламенты этих стран, ратифицировав соглашение. С этим, кстати, могут возникнуть большие сложности, поскольку составляемый в условиях строжайшей секретности документ о создании ТТП не вызывает доверия не только у публики, но и у ряда социально ориентированных организаций – например, «Врачей без границ». Против скорее всего, в свете опубликованных Wikileaks данных, будут также экологи и суды национальной юрисдикции. Все это может существенно помешать Транстихоокеанскому партнерству встать на ноги.

Однако только на срыв подписания соглашения Китаю, конечно, надеяться не стоит. Поэтому ему нужно по максимуму подключить собственный лоббистский ресурс для того, чтобы не допустить ратификации соглашения в странах, уже его подписавших, либо не допустить присоединения к договору таких стран, как Индонезия и Южная Корее. Китай даже начал делать в этом направлении определенные шаги – 3 ноября в Сеуле завершился первый после почти четырехлетнего перерыва саммит Японии, Южной Кореи и Китая, на котором стороны договорились сотрудничать по проблеме ядерного статуса Корейского полуострова, двигаться к зоне свободной торговли и развивать гуманитарное сотрудничество.

И уж тем более КНР будет необходимо приложить все усилия совместно с Россией, чтобы аналогичное соглашение, но уже по Трансантлантическому партнерству  не бы заключено с ЕС.

Есть и еще один вариант развития события, правда, наименее вероятный в свете того геополитического расклада, который мы наблюдаем сегодня на международной арене. Это присоединение самого Китая к соглашению. На первый взгляд, подобное развитие событий кажется немыслимым, однако вряд ли можно отрицать тот факт, что переговоры между КНР и США по этому поводу велись.

По всей видимости, обсуждению данного вопроса и был посвящен последний и, что самое интересное,первый визит товарища Си в Соединенные Штаты. Отрицать потенциал китайско-американских торгово-экономических отношений нельзя (на долю США в экономике КНР приходится 16,9% экспорта и 8,1%импорта), а потому нельзя отрицать и определенную экономическую заинтересованность Китая во вступлении в соглашение. Однако насколько эта заинтересованность превышает или, наоборот, не превышает как экономические, так и геополитические дивиденды от развития своего проекта Нового Шелкового пути?

Очевидно, что она на порядок ниже реальных амбиций Китая, поэтому Обаме не осталось ничего другого, как в спешном порядке объявлять о подписании соглашения о ТТП спустя лишь немногим больше недели после отъезда из США Си Цзиньпина. О подписании соглашения о создании проекта без КНР.

Впрочем, как и без России. С одной только разницей – нас в этот проект вообще никто и никогда не звал. Собственно, для Российской Федерации ТТП является скорее роскошью, чем необходимостью. Ни одна из вошедших стран, кроме разве что Вьетнама в силу его стремления вступить в ЕАЭС и наличия в стране ряда промышленных проектов и Японии, не имеет для нас важного экономического или политического значения. Ни по объему торговли, ни по количеству инвестиций, ни по перспективам военного сотрудничества.

«Я не вижу никакой трагедии для России в том, что это Транс-Тихоокеанское партнерство есть», –отмечает директор Института экономики Российской академии наук Руслан Гринберг.

Ограничения же, которые налагались бы на нашу страну при присоединении ее к ТТП, означали бы для России только убытки и еще хуже – появление зависимости от США и транснационального капитала. Собственно, поэтому закономерна и реакция представителей государства – изначально достаточно дипломатичные высказывания о соглашении постепенно приобрели негативные тона. Так, во время своего выступления в Госдуме Сергей Лавров, говоря про Трансатлантическое и Транстихоокеанское торговые партнерства, заявил, что считает эти инициативы опасными:

«То, что об этом никто не знает, мы считаем весьма негативным фактором. Нас тревожит тот факт, что правила международной торговли начинают дробиться на региональные соглашения и вместо универсальных правил международной торговли получается эта мозаика совершенно разных торговых отношений без некоего единого знаменателя», – заявил директор латиноамериканского департамента МИД Александр Щетинин.

В целом же Россия отреагировала на подписание соглашения 5 октября в Сиэтле, как отмечают большинство экспертов, в «осторожно-негативном» ключе. И связанно это в первую очередь не с угрозами, которое само по себе несет ТТП (для нас они по сути минимальны), но чувством солидарности с Китаем, для которого создание партнерства может означать гибель ряда его собственных экономических проектов, имеющих и глобальное политическое значение.

Как водится, всегда в заключении такого рода соглашений, коим является соглашение о Транстихоокеанском партнерстве, нужно искать глубокую политическую подоплеку. Этот проект является одной из «визитных карточек» Барака Обамы, который стремится закончить свое президентство на мажорной ноте. После геополитической пощечины от России на Ближнем Востоке в целом и в Сирии в частности, сопровождаемой умеренно-позитивным поощрением со стороны Китая, Обаме нужно было сделать свой ход. И он пошел ва-банк, объявив о создании ТТП, работа по которому в последние месяцы велась в спешном порядке – в качестве зазывалы выступал лично Джон Керри, совершавший одно турне за другим в поиске новых жертв.

Однако прошел месяц, ажиотаж вокруг соглашения спал, но он не помог США, которые еще и успели помериться мускулами с КНР в Южно-Китайском море, вернуть былые позиции. Перед политическим руководством США встал выбор: либо и дальше бесполезно пытаться пробить головой стену, либо вернуться на шаг назад, обдумать все возможности и, может быть, заручиться поддержкой.

По всей видимости, было принято решение включить «задний ход». Об этом свидетельствует практически сенсационное заявление того же Керри, сделанное им в интервью телеканалу «Мир», в котором он открыто пригласил Россию и Китай присоединится к ТТП.

«И мы приглашаем людей присоединяться к различным инициативам, таким, как, например, Транстихоокеанское партнерство. Мы приглашаем Китай, мы приглашаем Россию, мы приглашаем другие государства, которые хотели бы присоединиться, если они согласны повышать стандарты и жить в соответствии с высокими стандартами, защищая людей, сотрудничая открыто, прозрачно и ответственно», — сказал американский дипломат в интервью телеканалу «Мир».

Заявление, конечно, не без доли пафоса, сделанное во имя высоких стандартов, известных только США, но все же показательное. По факту, такое приглашение является лишь признанием слабости если не США как геополитического игрока, безнадежно теряющего свои позиции, то американского проекта Транстихоокеанского партнерства, который в формате 5 октября нуждается в очевидном дополнении.

Поэтому Штаты решили кинуть кость своим геополитическим оппонентам в какой-то смутной надежде, вот только ее медведю и дракону, да еще и на двоих, теперь будет точно мало.

Источник

Фото Politrussia

The Times: Лондон взяли в “ножницы” российские самолеты и “британские друзья Путина”

18h

Власти Британии попали в “ножницы”, одно лезвие которых – российские самолеты над Сирией, а второе – “легионы сторонников невмешательства Джереми Корбина”, пишет газета The Times. Из-за такого внутреннего и внешнего давления шансы на то, что Лондон поможет Вашингтону в наземной операции в Сирии, все меньше, утверждает издание.

“С точки зрения Вашингтона, отказ британцев идти на риск и голосовать по теме тянет на отступление с поля боя”, – цитирует слова дипломатического обозревателя The Times Роджера Бойза портал ИноТВ.

Правительство просто испугалось, что опозорится, получив негативный результат, и не стало вносить в Палату представителей британского парламента вопрос об отправке войск в Сирию, констатирует издание.

“Соотношение рисков и преимуществ – на стороне тех, кто за невмешательство. Выставить тему Сирии на голосование и проиграть? Это дипломатический разгром для господина Кэмерона, сравнимый с 2013 годом. Победить в голосовании и выпустить самолет Tornado против российского истребителя в переполненном и неотрегулированном небе? Ужасно. Дать ИГИЛ сбить один из самолетов? Катастрофа”, – описывает ловушку, в которой оказался британский премьер, обозреватель The Times.

Итогом отказа Лондона от вмешательства в борьбу против ИГ может стать триумф Москвы и Тегерана, которые разгромят исламистов самостоятельно, считает Роджер Бойз. Он уверен, что британское правительство допускает ошибку, устраняясь от участия в боевых действиях в Сирии.

“Дело в самом принципе вовлеченности в процесс и нашем праве участвовать в становлении стабильного Ближнего Востока”, – подытоживает обозреватель The Times, рекомендуя правительству продолжать искать консенсус в британском парламенте.

Напомним, Джереми Корбин, которого консерваторы называют “другом Путина”, возглавил лейбористов Великобритании в сентябре. Политик стал первым лидером одной из ведущих британских партий, который открыто выступает за выход страны из НАТО.

Источник

Фото Reuters

Czech Free Press: в геополитической шахматной партии выигрывает Путин и его союзники

9h

“Путин и его союзники загоняют врагов Сирии и России в угол”, – пишет чешское издание Czech Free Press в публикации, посвященной свежим событиям на Генассамблее ООН и открытой помощи Москвы Дамаску. По мнению издания, геополитическую партию в Сирии Вашингтон уже фактически проиграл.

“Путин произнес речь, Обама произнес речь, и ООН и весь мир смогли услышать, чем отличаются российское и американское видение мира”, – констатирует автор материала Ладислав Кашука.

“И если президент США Барак Обама не преминул подчеркнуть, что, по его мнению, США являются мировой державой номер один, и настаивал на том, что американцы и их союзники из стран НАТО могут принимать решение о том, кто после окончания войны в Сирии может или не может находиться во главе суверенного сирийского государства. Президент Российской Федерации Путин, в свою очередь, напомнил американцам и всем остальным сущий пустяк: все они не являются гражданами Сирии, так что не должны вмешиваться в дела сирийцев”, – язвит чех.

“Российская Федерация имеет на возможные военные операции в Сирии намного большее право и мандат, чем США, потому что РФ сотрудничает с легитимным сирийским правительством, и все действия, которые она предпринимает в этой стране, согласуются с сирийским правительством и президентом, что является, как отметил Владимир Путин во время своего выступления, одним из основных правил, на базе которых была создана ООН”, – говорится в публикации.

США и их союзники не приблизились к поражению “Исламского государства” ни на шаг, в то время, как российская коалиция, едва начав, ступила на верный путь, замечает автор Czech Free Press. Если страны Запада вынуждены ограничиваться лишь бомбежками, то Россия, Иран, Китай и Ирак опираются на 300-тысячную армию Сирии, помогающие ей отряды из Ирана и другие формирования, полные решимости уничтожить ИГ.

Все, что надо сделать Москве – дать оружие, обучить им пользоваться, поддержать с воздуха и обеспечить данными со спутников о передвижении противника. А вот отправлять в Сирию собственные сухопутные силы нет вообще никакой нужды.

“Итого в сухом остатке: в этой геополитической шахматной партии Путин вместе со своими союзниками успешно загоняет всех врагов Сирии и России в угол, а американцам лишь остается максимум закончить эту игру патом или, пожертвовав королем, попробовать разыграть в другой части мира какую-нибудь другую кровавую партию против тех, кто не хочет покориться силе США. Не стоит ожидать покорности и проблесков самосознания: к сожалению, до мира во всем мире и гармонии, о которых мечтает Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, еще очень далеко”, – подытоживает чешский публицист.

Стоит отметить, что Вашингтон даже в такой ситуации пытается делать “хорошую мину при плохой игре”, обещая устроить “капиталистическое соревнование”, разгромив ИГ быстрее, чем это сделает Россия и ее союзники.

Источник

Фото Reuters

Противостояние с США открывает новые фронты

13h

13h

События, которые сейчас происходят на мировых «лотерейных» площадках, сейчас не описывает только ленивый. Учитывая, что данные события искусно готовились и будут иметь далеко идущие последствия, я не могу остаться в стороне. Но описывать их я буду с не совсем обычной стороны: через призму мирового противостояния США и союза Китая и России.

В понедельник весь мир следил за событиями на биржах. Очередной обвал китайского фондового рынка был по эстафете подхвачен азиатскими, европейскими и затем американскими «тотализаторами». Все бы ничего и не стоило бы об этом говорить, если бы не стойкое ощущение искусственности.

Что меня насторожило

Пузырь на китайском фондовом рынке не мог иметь таких глобальных последствий, если бы дело было только в нем.

Первый обвал китайской биржи случился в конце июня. В июле китайские индексы штормило уже намного сильнее. Но руководство КНР действовало быстро, как по нотам. Была выделена огромная сумма для пресечения панических распродаж: 3 триллиона юаней (около 483 миллиардов долларов). Многие держатели как по команде объявили, что они на рынке до стабилизации не играют и… все практически успокоилось.

Мировые площадки отреагировали вяло и как-то нехотя, несмотря на обвал Шанхайской биржи в 30%. Создалось впечатление, что китайское руководство провело заранее спланированную операцию по сдуванию фондового пузыря, начавшего пугать китайское правительство уже в конце 2014 года.

Чтобы понять суть проблемы, надо вспомнить недавнюю историю. Начавшийся в 2007-м и до сих пор идущий кризис по Китаю прошелся намного слабее, чем по той же России, Европе или США. Китай сбавил экономический рост, но и только. Даже обвал 2009 года не стал причиной рецессии. Китайское правительство быстро переключило экономику страны на внутренний рынок, стимулируя это ускоренным ростом доходов населения. С 2007 по 2015 годы минимальная з/п в стране выросла почти в 2,5 раза. Ежегодный ее рост составлял 11-15%. В целом по промышленности з/п выросла почти в ТРИ раза. Фактически мировой кризис, затеянный США в 2007 году, никак не затронул Китай. Наоборот, относительно своих конкурентов он стал еще крепче. И с этим надо было что-то делать…

Как и с военным потенциалом России, который в эти же годы рос, несмотря ни на что. Совместно экономика Китая и вооруженные силы России стали для США угрозой №1. Вашингтон откровенно проигрывал гонку за мировое лидерство новым-старым конкурентам.

То, что США сознательно идут на обострение ситуации в любой точке мира, говорит не о том, что они могут себе это позволить. Нет, это говорит о том, что они не могут себе позволить ждать дальше. Ждать того момента, когда Китай и Россия уже не будут просить Америку подвинуться на троне. Они просто выстроят рядом новый.

Россию начали дестабилизировать при помощи конфликтов на ее границах и создания условий для ее конфронтации с Европой.

Для Китая была выбрана другая схема… Пузырь на фондовой бирже начал надуваться как бы из ниоткуда в конце лета 2014 года. Мощнейшая информационная «атака» в прессе, показавшая, как выгодно вкладываться в фондовый рынок Китая, решала для заказчика (США) одну большую комплексную задачу: изъятие денег из реального сектора потребления страны и перевод их в виртуальный фондовый рынок. Таким образом, достигался комплексный успех: торможение китайской экономики и накачка опасного для стабильности страны пузыря.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы предсказать последствия: рано или поздно экономика затормозится настолько, что можно будет одним мощным информационным ударом вызвать глобальную мировую бурю, которая сметет всех оставшихся конкурентов.

Уже в декабре было понятно, что США удалось запустить цепную реакцию роста на фондовых рынках Китая. Было только делом времени, когда США посчитают нужным вызвать бурю. Китай благоразумно решил не ждать и ударил на опережение, пока Вашингтон был … не готов. Поэтому в июле бури на мировых площадках не случилось. А значит США к июльскому падению китайского фондового рынка не имели никакого отношения. Произошел фальстарт, который грозил США разрушением их стратегии борьбы. Китайское руководство, применив стратегию упреждающего сдувания фондового пузыря, фактически возвращало ситуацию в первоначальное русло. Деньги возвращаются в экономику и толкают ее вперед, решая проблему роста. США не имели права ждать.

И последовал август, когда намного менее сильное падение Шанхайской биржи имело следствием мировое финансовое цунами.

18 августа началось падение американских рынков (китайский в это время, кстати, хоть и лихорадило, но не критично, даже уже привычно), превратившееся 20 августа в стремительное. А 24 августа в мире началась «паника».

А перед этим Китай, еще в июле обвинивший Запад и США в дестабилизации китайской экономики, начал беспрецедентный слив американских ценных бумаг: 106 млрд долларов за 2 недели, а всего за июль-август (пока неполный) около 140 млрд долларов. Вдобавок Китай девальвировал юань почти на 4%.

Прелюдия окончена. Собственно, мы возвращаемся к уже привычному сюжету. США пытается атаковать, Китай защищается. Причем очень успешно.

Теперь, наметив версию, можно использовать ее в приложении к другим событиям, которые произошли в последний год. И посмотреть, что получилось.

Как мы помним, противостояние идет по линии: Китай плюс Россия против США. В 2013 году главный удар получила Россия. Самая острая фаза кризиса для Москвы была в феврале-мае 2014 года. Уже с середины июня стало понятно, что главных задач на Украине США быстро не достигнут и, скорее всего, застрянут там надолго. Россия упрямо не собиралась вступать напрямую в военный конфликт на Донбассе и открытое противостояние с Европой. Наоборот, пойдя на переговоры с Киевом в Нормандском формате 6 июня 2014 года, попыталась перехватить инициативу. Что привело США к потере темпа и вероятному проигрышу партии.

Смена стратегии уничтожения главных противников стала необходимой. Согласно ей, затягивая войну на Украине и сковывая Россию проблемами на границах (Армения, Казахстан, который ждет своего часа), США бьют по экономике Китая. Мировая экономика сваливается в новую фазу острого кризиса, сырьевые рынки падают вслед за Китаем. «Союзники» лишаются точек опоры в виде сбалансированной экономики и бездефицитных финансов.

Июль-август уже обошелся Китаю в 20% золотовалютных резервов.

Далее, кризис внутри России и Китая нарастает, и инициируются внутренние политические проблемы.

Удобнее всего для нового удара октябрь-ноябрь 2015 года. Видимо, на это время и планируется острая фаза экономического кризиса. Как и в 2008 году.

И в конце происходит резкий разворот ситуации в пользу США, которые одновременно с поражением главных конкурентов остаются единственной тихой гаванью в на фоне суперкризиса в Евразии.

Это в задумке. Но очень похоже, что Китай сыграл на опережение, и сейчас инициатива на его стороне. Потери есть, но они терпимы. Появился железобетонный аргумент для слива американской «макулатуры», чем Поднебесная и занимается.

Нефтяной след

Масла в огонь должен был добавить и рынок нефти. Обрушение его в нужный момент должны были обеспечить Саудовская Аравия и … Иран. Один по замыслу, другой под гнетом обстоятельств. В июне 2014 года США и Европа объявили, что принято принципиальное решение о снятии санкций с Исламской Республики Иран. Это решение, конечно, не открывало Ирану рынок нефти, но позволяло правительствам Западных стран стать тем вентилем, который мог в любой момент открыть еще один нефте-газовый кран мира для снижения цен на сырьевых рынках. 2015 год стал годом медленного роста иранского энергетического экспорта, а главный удар по «конкурентам» намечен на 1 января 2016 года, когда иранская нефть сможет экспортироваться в страны ЕС.

Последнее время Саудовская Аравия создает на рынке избыток нефти, игнорируя все просьбы коллег по ОПЕК согласовать программу сокращения добычи. Теперь все эти маркеры (война на Украине, искусственное торможение Китая, допуск Ирана на рынки нефти и газа, бешеная и неоправданная здравым смыслом гонка саудитов за нефтяным валом) складываются в стройную картину этапов гибридной войны США за сохранение своей мировой гегемонии.

Последствия

Каковы могут быть последствия? На самом деле, ничего неожиданного не произошло. Идет война, глобальная, в гибридной форме. Противники наносят друг другу удары, нащупывая слабые места, и защищаются от контрвыпадов противника.

Россия. Для меня очевидно, что если события будут развиваться по аналогичному сценарию, то в России осенью будет попытка дестабилизации (очень много маркеров подготовки). Скорее всего, не успешная (потому как я вижу такое же количество маркеров контрработы в этом направлении), но которая должна отвлечь внимание России от проблем за ее границами: Украина, Казахстан, Ближний Восток и т.д.

Под дестабилизацией я понимаю возможные системные теракты, попытка разыграть карту национальной розни.

США. Для Вашингтона все поставлено на карту. Для него ничего не меняется. Мировой гегемон пытается отстоять свое право единолично грабить весь мир. А потому не стоит надеяться на договоренности, которые будут соблюдаться только до того момента, пока это выгодно. Да никто и не питает никаких иллюзий на этот счет. Маски сброшены, пушки (гибридные) заряжены. На действия США сильное влияние оказывают выборы, до которых осталось чуть более года.

Главная проблема Штатов, и тут я согласен с Бжезинским и Киссинджером, сейчас состоит в том, что сроки планирования сдвинуты. Все политические операции Белого Дома производятся на перспективу 4 и 8 лет. Не более. Это уже стало причиной поражения в Китае (Китай вернулся к политике союза с Россией). Если к этому союзу присоединится и Германия, то никакие краткосрочные выигрыши не смогут перевесить долгосрочных проигрышей.

Европа. Она получит еще одно кровопускание в виде усиления падения экономики. Рецессия экономики, которая и так уже стояла на пороге, практически предрешена. Насколько она будет глубока, зависит от перипетии главных сражений. Если Европа «не одумается», то ей гарантирована и внутренняя дестабилизация.

Китай. Пекин как умный союзник очень долго загребал жар руками России. Не его вина, что США вначале ударила по России. Но он сделал все для того, чтобы получить на этом максимальную выгоду. Теперь китайский экономический фронт и возможная дестабилизация на его границах немного «подравняет» участие союзников в глобальной войне. Однозначно можно восхищаться тем, как Китай решил проблему фондового рынка. Быстро, четко и комплексно. Это не позволит ему избежать проблем, но в любом случае сильно их ослабит.

Украина. Я понимаю усмешку (мол, а что от Украины зависит). И смеющиеся будут правы. Но это моя Родина и я не могу не переживать за нее. Украинский фронт борьбы против России для США был главным в 2013 и первой половине 2014 года. К концу прошлого года он стал одним из фронтов. Если глобальная дестабилизация произойдет, то украинский фронт грозит затеряться в перечне американских проблем, со всеми вытекающими для страны проблемами.

Источник

Фото Politrussia