гибридная война

Эрдоган начал против Асада гибридную войну

3h

Попытки перемирия и начавшееся вчера гуманитарное снабжение территорий, занятых моджахедами и умеренной оппозицией, не повлияли на снижение активности боевых действий в Сирии. По-прежнему наиболее напряженная ситуация складывается на севере провинции Алеппо, где Турция развязала гибридную войну, введя туда почти 5 тыс. «вежливых» коммандос. В основном это туркоманы и военнослужащие спецподразделений турецкой армии, которые выдают себя за местных жителей.

Для начала масштабной интервенции Турции в приграничные районы Сирии на севере Алеппо с военной точки зрения нет никаких препятствий. В Анкаре считают, что теракты в столице и в провинции Диярбакыр против турецких военнослужащих связаны с курдским фактором. И это может быть еще одним предлогом, чтобы расправиться с курдскими боевиками на севере Сирии. Эта территория уже пристреляна дальнобойной артиллерией (официально зафиксировано более 30 обстрелов). По некоторым данным, инженерные подразделения турецких войск разминировали на севере Алеппо 6 км участка сирийско-турецкой границы. В этот же район якобы переброшено около 4 тыс. боевиков-туркоманов. 500 из них сосредоточены в окрестностях расположенного в 10 км к югу от границы с Турцией города Аазаз, который считается стратегическим, и официальная Анкара ни при каких условиях не намерена уступать его курдам.

На днях вице-премьер Турции Ялчин Акдоган упомянул именно этот город и сказал, то он будет входить в так называемую линию безопасности, расположенную на расстоянии 10 км от турецкой границы в глубь территории Сирии. «Мы хотим начала наземной операции. Если по этому вопросу будет консенсус (имеется в виду консенсус с коалицией во главе с США. – Ред.), Турция примет участие. Без вторжения эту войну не остановить», – уверен Акдоган. Подобные цели обнародовал, как известно, турецкий премьер Ахмед Давутоглу, заявив, что приграничные территории, населенный туркоманами, ни при каких условиях не отойдут курдским отрядам народной самообороны (ОНС).

Данные цели неожиданно поддержал Вашингтон, который ранее призывал Анкару отказаться от агрессивных действий в отношении курдов. Но вчера официальный представитель Госдепартамента США Марк Тонер заявил, что Белый дом от подобных действий предостерег и курдские отряды самообороны. «Мы обратились к лидерам ОНС с предложением воздержаться от дальнейшей эскалации напряженности в регионе», – сказал Тонер. Мол, это делается для того, чтобы не провоцировать Анкару. А канцлер ФРГ Ангела Меркель опять предложила создать бесполетную зону вдоль сирийско-турецкой границы. Это предложение, как известно, поддержали многие европейские страны НАТО (Франция, Нидерланды и т.д.). Таким образом, налицо стремление ряда стран альянса и Анкары создать плацдарм, который войска президента Сирии Башара Асада не смогут контролировать.

О подобном сценарии, когда США и НАТО под предлогом гуманитарных целей поддержат создание на границах Сирии буферных зон, «НГ» писала неделю назад. Каковы истинные цели американцев, одновременно поддерживающих и турок, и курдов? Чего добиваются страны НАТО и как будет действовать в дальнейшем Анкара?

Во-первых, негласная поддержка Вашингтоном и НАТО агрессии Анкары – это действия по снижению роли Дамаска и Москвы, которые пытаются сломить сопротивление моджахедов на севере страны и добиваются там успехов.

Во-вторых, Запад и руководство Турции нацелены на то, чтобы под видом борьбы с режимом Асада расчленить Сирию (а также другие государства Ближнего Востока) на несколько частей. США и другие страны НАТО (в том числе сама Турция) поддержали автономию Иракского Курдистана, который не раз объявлял о независимости от Багдада. Такой настрой Вашингтона существует, видимо, и в отношении курдских анклавов в Сирии. Как известно, в сентябре 2015 года руководитель разведуправления Минобороны США генерал-лейтенант Винсент Стюарт в одном из официальных выступлений заявил, что «в будущем Сирия расколется на две или три части». О подобных тенденциях упоминала в феврале прошлого года американская аналитическая компания Stratfor в ее 10-летнем прогнозе развития ситуации в мире (Decade Forecast: 2015–2025). Ее аналитики утверждали, что наступила эпоха слома «национальных государств, устроенных европейскими державами в XIX и XX веках». Эту же мысль высказал недавно в статье New York Times бывший заместитель госсекретаря США Джон Болтон, который указал, что «цель восстановления иракского и сирийского правления в прежних границах фундаментально противоречит интересам американского, израильского и дружественного арабского государства (имеется в виду, видимо, Саудовская Аравия. – Ред.)».

Если исходить из логики американцев, допускающих распад Сирии, часть ее должна быть отдана Турции. Поэтому, видимо, США и удерживают курдов от ведения боевых действий вблизи мест, где проживают туркоманы (то есть сирийские турки). Россия, поддерживая Асада, пытается помешать подобным планам, заботясь об уничтожении всех его врагов.

Судя по всему, Россия не приостановит боевые действия против моджахедов и во взаимодействии с Ираном будет помогать войскам Асада расширять границы своего влияния. Только таким образом можно уберечь Сирию от распада. Поскольку возможность контроля за ее территориями со стороны американцев, саудовцев и турок на деле означает начало расчленения Сирии как минимум на три-четыре этнообразования. И влияние Асада и его сторонников в итоге будет распространяться только на западную средиземноморскую часть Сирии.

Источник

Фото Сont

«Гибридная война»: новое модное выражение для антироссийской пропаганды

Когда западные СМИ выдумывают сказки о России, в этом нет ничего особенного. Когда же российские СМИ допускают неточности, это называется «гибридной войной». Об этом в рубрике «Личное мнение» на RT рассуждает ирландский журналист Брайан МакДональд.

На прошлой неделе одна британская телекомпания, подконтрольная правительству, породила истерию своим документальным фильмом о мнимом вторжении России в Латвию. И, как обычно, пока латвийцы дули щёки, всем, кто западнее Калининграда, было всё равно – их более волновал эпизод, где ядерные бомбы стирают Великобританию с лица Земли.

Тем временем, на французском телевидении показали новый независимый документальный фильм о государственном перевороте на Украине. Канал моментально раскритиковали за распространение «российской пропаганды», хотя фильм от начала до конца был сделан французами без какого-либо участия России. И что мы снова видим: западный истеблишмент считает, что обладает монополией на правду, что только его риторика заслуживает внимания, а всё, что бросает вызов единодушному мнению, это «дезинформация».

Если бы Ивлин Во жил в наши дни, ему бы не пришлось выдумывать Уильяма Бута: за последние два года слишком много таких же как Бут журналистов, только настоящих, прошло через Украину и Турцию (откуда ведётся освещение сирийских событий). Аналогичным образом Уинстон Смит, герой романа Джорджа Оруэлла, не выдерживает конкуренции с современными работниками агитпропа. Тем не менее, некая проНАТОвская клика решила, будто подобный цинизм присущ лишь России. Но что поразительно, их исключительное внимание к России как раз противоречит данному утверждению. Потому что они не замечают бревна в своём глазу.

Для тех, кто следит за СМИ, на минувшей неделе произошло много чего поучительного. Независимый французский журналист Поль Морейра решил оспорить коллективное мнение, сложившееся в массовой прессе в поддержку демонстрантов с Майдана. Как оказалось, в его документальном фильме нет ни одной серьёзной ошибки.

На самом деле, в расследовании Морейра нет каких-либо страшных откровений. Он рассказывает об агрессивных вооружённых группировках, которые помогли нынешним украинским лидерам прийти к власти в 2014 году. Эти отряды действительно существуют, они не плод российского воображения. Вина Морейра лишь в том, что он первым рассказал правду широкой французской аудитории. Неудивительно, что нынешний киевский режим пытался надавить на Canal+, французскую телекомпанию, транслировавшую этот фильм, с целью отменить его показ. Украинский МИД обвинил канал в распространении «теорий заговора» и «российской пропаганды»

Молчаливое лицемерие

Что примечательно, ни одно из ведущих западных СМИ – будь то The Guardian или The New York, The Washington Post или Der Spiegel – не освещало фильм Canal+. Они не просто продемонстрировали полнейшее безразличие к этому разоблачительному фильму, но вообще не обратили внимания на попытку Украины надавить на ведущую французскую медиакомпанию. Разумеется, расскажи они об этом, очевидным бы стало их собственное однобокое освещение кризиса на Украине.

А теперь представьте, что роли поменялись. Представьте, что частный российский телеканал захотел показать документальный фильм, оспаривающий позицию Кремля по кризису на Украине. Предположим, в МИД России в открытую попытались помешать показу. Думаете, те же западные СМИ оставили бы такую историю без внимания? Если вы ответили «да», то поздравляю: вы, верно, работаете на НАТО.

Любой, кто следит за СМИ и за деятельностью аналитических центров, знает, что при их любви изображать Россию злодеем, а её врагов — героями, подобная новость разлетелась бы по свету с невероятной скоростью. Настолько сильна антироссийская риторика: на противников России буквально молятся в Вашингтоне и Брюсселе. Даже северокорейский лидер Ким Чен Ын, возможно, искупил бы свои грехи конфликтом с Владимиром Путиным. Сразу представляется Джон Маккейн с речью о «храбром Киме и непоколебимом народе Северной Кореи, выступивших против российской «агрессии».

Документальный фильм Canal+ освещает множество тем, намеренно оставленных без внимания западными организациями. К примеру, вопрос о правдивости устоявшегося взгляда на то, кто на самом деле убил «Небесную сотню» на Майдане в 2014 году. Популярные СМИ в достоверности не заинтересованы. Иначе они бы обратили внимание на скрупулезное расследование Ивана Качановского, который указывает на бойцов-сторонников Майдана как на виновников. Но СМИ игнорируют это блестящее расследование, так как оно подрывает созданные ими мифы. И напротив: если бы «гражданские журналисты» портала Bellingcat, сотрудничающие с придатком НАТО — исследовательским центром The Atlantic Council, написали нечто подобное, но с противоположной точкой зрения, их откровения стали бы сенсацией.

Морейра также расследует одесские события мая 2014, когда сторонники киевского режима заживо сожгли 46 антиправительственных активистов.

Никакой революции

По прошествии двух лет западная информационная машина не готова бросить вызов «революции достоинства» (sic). Конечно, называть случившееся «революцией» – чистейший абсурд. «Революция» предполагает коренные перемены, например, в 1917 году в России. Но на Украине СМИ властвуют всё те же люди, ключевые отрасли контролируют всё те же олигархи, в парламенте в основном мелькают те же лица, а в армии и полиции прежний командный состав. Это не «революция», а перераспределение власти между различными фракциями в рамках существующей системы. Едва ли это был час «ноль», как в Берлине в полночь 8 мая 1945 года.

BBC тоже проигнорировал противостояние французского Canal + и украинских властей. Британцы были слишком заняты трансляцией документального фильма о мнимом вторжении России в Латвию. Подгадали и с датой показа: в настоящее время британское правительство добивается у парламента разрешения на выделение £100 млрд ($144 млрд) для усовершенствования системы ядерного сдерживания «Трайдент». По словам лидера оппозиции Джереми Корбина, лучше было бы распорядиться этими средствами по-другому. И вряд ли кто-то этому удивится, если учесть, что к апрелю 2016 года, по прогнозам, дефицит бюджета за финансовый год в Великобритании достигнет £69,5 млрд. К тому же сейчас более миллиона британцев не могут прожить без продовольственных банков.

Нынешняя антироссийская кампания ВВС (две недели назад канал заявил, что Владимир Путин стоит $40 млрд) услаждает слух представителей британских властей. Как раз сейчас администрация Дэвида Кэмерона рассматривает возможность серьёзного «реформирования» телекомпании. Видимо, британскому истеблишменту отрадно осознавать, что в ВВС всегда готовы продвигать правительственную линию. Будут довольны и в НАТО, где планируют четырёхкратное увеличение оборонных расходов в Европе.

Сила слов

«Гибридная война». На прошлой неделе издания Der Spiegel и Bild, а также центр The Atlantic Council, как по команде, начали использовать этот термин в своих материалах, касающихся нескольких неточностей в российских СМИ. Агентство Reuters предположило, что Россия ведёт «гибридную войну» против Германии. Это предположение выдвинул журналист немецкой государственной телекомпании Deutsche Welle, который занимается освещением событий в России и на Украине из Берлина.

Причиной возмущения стал репортаж, появившийся на «Первом канале» 16 января. В нём утверждалось, что тринадцатилетняя девочка с двойным, российско-германским гражданством была изнасилована в Берлине выходцами с Ближнего Востока. Впоследствии выяснилось, что история является ложной.

Это не «гибридная война». Сначала девочка действительно утверждала, что подверглась изнасилованию, но впоследствии её версия событий была опровергнута. Да, некоторые российские СМИ действительно уделили этой теме больше внимания, чем, пожалуй, следовало. Но это вряд ли можно назвать «гибридной войной». В прошлом мае рупор неоконсерваторов The Daily Beast утверждал, что летом 2015 года Россия собиралась вторгнуться на Украину. Мы знаем, что это не так. Что это, «гибридная война» и намеренная дезинформация, или просто журналистская деятельность низкого качества, осуществляемая людьми, которые недостаточно квалифицированы для обсуждения этого вопроса?

Странно, что «гибридной войной» не называют небылицы западных СМИ о России – вроде сообщений издания Politico о том, что Путин якобы предложил своему польскому коллеге поделить Украину. Или взять, к примеру, утверждения журнала Foreign Affairs о том, что Россию вот-вот ждёт крах. Начиная с 1999 года, издание заявляет об этом практически ежегодно. Кроме того, не так давно польская телеведущая ложно утверждала, что её дед был расстрелян русским генералом. В декабре немецкий государственный канал ZDF, судя по всему, тоже позволил себе «художественную вольность» – заплатил молодому русскому, чтобы тот рассказал придуманную историю о своём участии в боевых действиях на Украине.

На Западе ни один из этих примеров не называют ни «гибридной войной», ни «пропагандой». «Журналистикой низкого качества» их тоже не считают.

Плохая журналистика – это такой же неприятный факт жизни как смерть и налоги.

Мы знаем, что помимо излюбленных тем таблоидов, главной мишенью такого рода журналистики становится как раз-таки Россия. Особенно учитывая тот факт, что на Западе сегодня репортажи о России обычно делаются переполняемыми энтузиазмом любителями, а не профессиональными, хорошо подготовленными журналистами.

Проблема с термином «гибридная война» заключается в том, что те, кто его использует, часто сами подпадают под его определение, так как грешат искажениями информации, из-за которых Россия предстаёт в куда более угрожающем свете, чем есть на самом деле.

Источник

В НАТО обсудят вопрос переброски сил к российской границе

2

Сегодня, 10 февраля, издание The Daily Telegraph сообщило, что НАТО планирует провести обсуждение переброски дополнительных сил к границе России.

В Брюсселе начинается заседание министров обороны государств Альянса, в ходе которого ожидается разработка нового плана укрепления восточных границ НАТО. Как сообщает издание, в Альянсе выразили опасение, что Россия может начать «гибридную войну» или полномасштабное вторжение в прибалтийские государства, а также в страны  Южной и Восточной Европы.

По данной причине в НАТО планируют разместить дополнительные военные подразделения численностью 500-1000 человек в Латвии, Эстонии, Польше, Литве, Болгарии и Румынии. Их основой могут стать американские, британские и немецкие военнослужащие, которые будут оснащены мобильными средствами ПВО.

Вчера, 9 февраля, заместитель американского министра обороны Роберт Уорк сообщил, что укрепление Китая и России приведет к новому противостоянию мировых держав.

Замглавы Пентагона отметил, что политика России и Китая становится более агрессивной. Он отметил, что имеет в виде действия Москвы на западных границах, которых граничат с Альянсов и возведение китайскими властями искусственных островов в Южно-Китайском море.

Вместе с этим, руководитель Национальной разведки США Джеймс Клэппер заявил, что не исключено возвращение российско-американских отношений к тем, которые имели место во времена холодной войны. В докладе Джеймса Клэппера, который был опубликован 9 февраля 2016 года, сообщается о том, что Москва в текущем году планирует придерживаться агрессивной внешней политики и готова тайно использовать свои вооруженные силы.

По материалам Лента

Фото Reuters

Информационно-экономический блок НАТО

1h

Наткнувшись на жёсткий и бескомпромиссный ответ России на геополитический вызов со стороны Запада, натовские интеллектуалы переживают творческий кризис.

Судя по всему, умами «паркетных генералов» из штаб-квартиры в Брюсселе овладела «хорошо забытая» идея, как победить РФ, не вступая с ней в открытое военное противостояние. Как сообщает The Wall Street Journal, НАТО разрабатывает стратегию быстрого реагирования на так называемые нетрадиционные способы ведения войны.

По большому счёту, речь идёт о методах т.н. «гибридной войны», которые активно обсуждаются в СМИ и экспертном сообществе ещё со времён начала войны в Донбассе. Как и следовало ожидать, натовские стратеги оправдывают готовящееся расширение поля конфликтного взаимодействия с РФ, называя это реакцией на «агрессивные действия» Москвы.

Как выясняется, те страны, которые «оказались под давлением со стороны России или другой страны», теперь могут рассчитывать, скорее, не на военную, а на неконвенциональную помощь. «Подобная поддержка будет включать в себя отправку экспертов по кибербезопасности для реагирования на хакерские атаки, специалистов по коммуникации для противодействия пропаганде и даже развертывание передовой группы сил быстрого реагирования НАТО», — говорится в статье.

Впрочем, последний пункт не предполагает использование «группы оперативного подскока», названной «Острие копья», в боевых действиях. Как следует из материалаWSJ, копьё будет создано исключительно в целях устрашения. А, точнее, «демонстрации поддержки альянса в адрес союзника и убеждения Москвы ослабить давление».

Остальные «ноу-хау” — сочетание использования военных без опознавательных знаков (наёмники из ЧВК), экономического давления и пропаганды руководство НАТО уже апробировало в ходе войны в Донбассе, а также в рамках второй редакции «холодной войны» с Россией (экономические санкции, антироссийские информационные кампании в западных масс-медиа).

Ожидается, что министры обороны стран НАТО соберутся 10 февраля в столице Бельгии, чтобы ещё раз обсудить и скоординировать нетрадиционные методы ведения войны.

Как заявил генсек организации Йенс Столтенберг, он договорился с главой евродипломатии Фредерикой Могерини относительно «активизации тесного сотрудничества между НАТО и ЕС в их борьбе с приёмами современной гибридной войны».

По мнению постпреда России при НАТО Александра Грушко, угроза так называемой гибридной войны выступает лишь предлогом, позволяющим североатлантическим «ястребам» «найти оправдание своим действиям на восточном фланге».

В разговоре с «СП» замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин процитировал выдержку из материала польского издания Rzeczpospolita, датируемого мартом 2014 года после исторического воссоединения Крыма с Россией.

— Автор одной нашумевшей статьи выразился, помнится, в таком ключе: «спасибоПутину за очередное напоминание, что НАТО это даже не «бумажный тигр», а «мыльный пузырь». Эта абсолютно гениальная фраза — как говорится, ни прибавить, ни убавить.

Она точно описывает состояние этого военно-политического союза. Поляки, находясь внутри, уже давно поняли это. Потому, что это единственная нация в Европе, которая сохранила оборонное сознание. Соответственно, они лучше всех осознают, куда попали. По прошествии двух лет после тех событий НАТО пытается перестать быть «мыльным пузырём». И начать хоть как-то реагировать на происходящее.

— Можно ли назвать реакцию Альянса адекватной?

— Пока я не наблюдаю какой-либо адекватности. Это, скорее, напоминает имитацию бурной деятельности в целях оправдания собственного существования. То есть, не перестав быть «мыльным пузырём», продолжать уверять всё человечество в том, что это самый успешный в истории и сильный военный блок.

— В чём заключается его главная уязвимость? Казалось бы, совокупный оборонный бюджет стран НАТО и военные расходы РФ просто несоизмеримы.

— Во-первых, воюют не деньгами, а оружием. А во-вторых, для того, чтобы воевать, нужна психологическая готовность. В Европе уже давно нет ни того, ни другого. Большие расходы Альянса объясняются чрезмерными издержками на содержание личного состава. Это следствие порочной, но пока ещё очень популярной в российских экспертных кругах идеи создания профессиональной армии. На Западе эта реформа уже давно была проведена.

Когда вы набираете контрактников в США или, допустим, во Франции, нужно предложить им очень хорошее содержание, чтобы на вербовочные пункты хоть кто-нибудь приходил (пускай даже люмпены). Этим и объясняется раздутый бюджет НАТО. Плюс следует отметить колоссальную дороговизну техники. Из-за чего она закупается в очень незначительных количествах. Так что, европейские армии, вообще, неспособны воевать.

В результате ВС США это, собственно, и есть практически всё НАТО. Конечно, есть ещё Турция, которая живёт отдельной «интересной» жизнью. Есть и Греция, для которой единственный потенциальный противник это…”партнёр” по НАТО в лице Турции.

Американцев утомляет бремя лидерства, которое приходится оплачивать за свой счёт. Как ожидается, в этом году бюджет Пентагона урежут на $ 26,4 млрд. до $ 569,3 млрд. Штаты не хотят больше тащить НАТО в одиночку.

 — Как отразится на НАТО, разразившийся между Вашингтоном и Анкарой «скандал в оборонном семействе» по поводу поддержки курдов со стороны США?

— Американское издание The Wall Street Journal уже назвало Турцию главным препятствием в урегулировании конфликта в Сирии. Журналисты WSJ договорились до того, что ВС Турции при необходимости будут атаковать и союзные силы США, если последние не прекратят поддерживать курдов. Зная Эрдогана, можно было догадаться, куда заведёт его политика «неоосманизма». Естественно, США как гегемон не потерпят существования никаких других империй, кроме собственной.

Напомню войну 1956 г. (т.н. «Суэцкий кризис»), когда египтяне попытались вернуть под свой контроль водную артерию, соединяющую нефтеносные поля стран Персидского залива с Европой. Тогда американцы выступили против своих ключевых союзников (Британии, Франции и Израиля), чтобы те даже не пытались претендовать на имперский статус. В результате, парадоксальным образом, США и СССР выступили в качестве ситуативных союзников.

Резюмируя, в основе Альянса лежит идея коллективной ответственности. Когда каждый участник блока помогает любому другому обеспечивать свою безопасность. Однако, постепенно, эта установка переродилась в свою противоположность — в принцип коллективной безответственности. Когда никто не хочет отвечать за других. В конечном счёте, все надеются только на помощь США, где сейчас набирает обороты предвыборная кампания. А для американского избирателя всегда на первом месте были внутренние проблемы. И такой изоляционизм будет только усугубляться. При том, что кандидаты на высший пост жёстко критикуют Обаму за провалы во внешней политике.

Американцы пытаются реагировать на появление новых военных средств и технологий разрешения конфликтов, считает замдиректора ИСКРАН, генерал-майор в отставке Павел Золотарев.

— Речь идёт о нетрадиционных военных действиях. Хотя, собственно, «четвёртое, информационное пространство» ведения войн было осмыслено уже по итогам Второй мировой войны. То же самое касается нерегулярных формирований, с которыми мы сначала столкнулись в Афганистане, а американцы потом в Ираке.

Это общая тенденция, на которую реагирует НАТО. Понятно, что в качестве обоснования перехода к новой тактике они ссылаются действия России. Одновременно ставится задача заставить европейцев раскошелиться на оборону. В НАТО можно по пальцам одной руки пересчитать страны, которые укладываются в положенную квоту (2% от ВВП) в плане военных расходов.

— Как Москве следует реагировать на «нетрадиционное» поведение военных антагонистов?

— Надеюсь, с нашей стороны не будет никакой истерии по этому поводу.

— Но она не может не обращать внимания на наращивание конвенциональных вооружений и баз США/НАТО по периметру российских границ?

— Да, и это не секрет, что в прошлом году по сравнению с 2013 годом число учений Североатлантического альянса выросло на 38%, а по отношению к 2014 году прирост составил 10%.

Американцы сделают всё, чтобы заставить европейцев тратиться на оборону. В этих целях они будут муссировать тему «российской угрозы», «агрессивного поведения» Москвы. Но я не вижу за этим реального повышения уровня военной опасности для РФ.

 — Порошенко и его сподвижники надеются, что на июльском саммите НАТО в Варшаве государства-члены Альянса возьмут ВСУ на материально-техническое иждивение.

— Не думаю, что Украину возьмут на военное содержание. По той простой причине, что европейцы не видят угрозы со стороны России. К тому же не в их интересах тратить деньги на украинскую власть, которая ведёт себя непредсказуемым образом. Думаю, что заявления Порошенко и Саакашвили рассчитаны на «внутреннее потребление». Европейцам и НАТО просто не до этого.

Статью в WSJ нельзя воспринимать, как попытку западной элиты поделиться своими соображениями с мировой общественностью, отмечает эксперт в области геополитики Константин Соколов.

— Совершенно очевидно, что истинные намерения НАТО не подлежат широкой огласке. Это, скорее, некий пиар-ход, призванный оправдать последующие действия.

 — В чём они могут состоять?

— Тезис о том, что НАТО или коллективный Запад «проигрывает России на Украине», представляется мне спорным. Если, конечно, отталкиваться от истинной предпосылки событий последних двух лет. По моему мнению, исходная задача состояла в отрыве Украины от России путём дезинтеграции и экономического разгрома наших соседей.

Руками Порошенко и его соратниками Украина доведена до уровня заштатной африканской страны. На днях глава Минфина Яресько заявила, что у Киева нет даже денег на проведение парламентских выборов. Добиваются последние очаги промышленности и высоких технологий. Так, вице-премьер РФ по оборонной промышленности Дмитрий Рогозин оценил потери украинского ВПК от расторжения контрактов с российскими заказчиками в более чем $ 2 млрд.

Это и есть та самая «экономическая война», о которой говорят в штаб-квартире НАТО. А что, извините, такое экономические санкции против России, участие западных наёмников из частных военных компаний на стороне украинской армии, развёрнутая в СМИ кампания по очернению образа России в мире? Разве это не элементы той самой пресловутой «гибридной войны», которая уже давно ведётся против РФ?

 — То есть, методы давно апробированы, и речь идёт лишь о том, как наращивать давление на этом направлении?

— Западные элиты никогда не убирали из первоочередной повестки планы по развалу России. Технология обкатана — уже понятно, что Украина в прежних границах никогда не объединится. То же самое происходит с политической картой Ближнего Востока.

— Россия в военном плане НАТО «не по зубам», поэтому нас хотят взять экономическим и информационным «измором»?

— Разумеется. США даже не рассматривают ядерную сверхдержаву в качестве военной цели. Россия для них, скорее, главный приз в глобальной борьбе за доминирование. Потому что американское и европейское население представляет на текущий момент самую дорогую и избалованную рабочую силу в мире. Западные элитарии наберут других.

С этим связан организованный заброс в Европу огромных потоков беженцев. На фоне будущих социально-политических потрясений образуется территория нестабильности, где безработные люди будут прозябать в нищете. Они-то и станут «пушечным мясом» в стратегии «превентивной войны» США. Причём войска напрямую задействованы не будут. Против России будут вести «подпольную войну» международные террористические структуры. По типу тех, к появлению которых на Ближнем Востоке приложили руку спецслужбы США.

ИГ* это, вообще, «сборная солянка», международный террористический интернационал, куда съехались фундаменталисты со всего мира. Аналогичные методы могут использовать и против России.

 — Насколько наша страна готова к отражению неконвенциональных угроз?

— К, сожалению, проблемы есть. Крупные экономисты обращают внимание на то, что в РФ искусственно провоцируется экономический кризис. С другой стороны, под его сурдинку готовится приватизация крупной госсобственности. А ведь это инфраструктура, которая скрепляет государство и поддерживает его единство.

Я уже не говорю о создаваемых территориях опережающего развития, которые, фактически, отдаются на откуп различным управляющим компаниям. Можно приводить много примеров — добивается бесплатное здравоохранение, образование, фундаментальная наука. Вместо этого колоссальные средства бездумно тратятся на имиджевые проекты вроде Олимпиады, Чемпионата мира по футболу, подготовку к саммиту АТЭС, Универсиаду в Казани. То есть, на развлечения народные деньги «текут рекой». Зато никакого реального проекта по построению высокотехнологичной «экономики знаний» что-то не видно.


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) признано террористической организацией, деятельность которой в России официально запрещена решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.

Источник

Фото ТАСС

Париж как отвлекающий манёвр. Где проходит настоящий фронт Третьей мировой

4р

Серия терактов в Париже резко сместила политическую повестку дня. И вот уже Барак Обама встречается с Владимиром Путиным в рамках саммита G-20, а позже во всеуслышание говорит о конструктивности российской позиции по Сирии. Франсуа Олланд объявляет о фактическом вступлении Франции в войну с Исламским государством на стороне России. А многочисленные СМИ моментально «отстреливают» в публичном пространстве тему нового цивилизационного союза против исламской чумы, который отодвинул на второй план все другие противоречия, в частности Украину.

Это просто праздник какой-то, а не терроризм. Оказывается для того, чтобы решить системные проблемы глобальной экономики и мировой безопасности, достаточно найти общего врага. Оно, конечно, понятно, у страха глаза велики, но хочу напомнить, мир уже проходил нечто подобное, и не единожды. Последним был расстрел редакции «Шарли Эбдо» и всеобщая демонстрация политических лидеров в Париже.

Что изменилось с тех пор? США и Европа признали присоединение Крыма к России, и русский с американцем и общеевропейцем обнялись как братья? Санкции против России и контрсанкции были отменены, и глобальный инвестиционный механизм вновь пришел в действие?

Если же конкретно по последним событиям, то вопросы звучат чуть иначе. Отменяют ли проблемы безопасности Европы проблемы мировой экономики? Каким образом взрывы в Париже меняют (и меняют ли) интересы США, или, например, Китая? Способствуют ли они осуществлению стратегических планов или тормозят их? Что является главным мотиватором действия национального государства: его внутренние проблемы или глобальная повестка?

Взрывы в Париже — это не второй фронт гибридной войны, это отвлекающий маневр. Глобальный терроризм — это обманка, которая переводит реальный конфликт национальных юрисдикций в цивилизационно-религиозный формат, размывает границы интересов и сбивает настройки участников. Проект Исламского государства существует не ради нелегальных поставок нефти на мировой рынок и не на доходы от этих поставок.

Во-первых, ИГ дискредитирует (фактически уже уничтожил) политический ислам, еще недавно составлявший единственную альтернативу Pax Americana, и формирует прочную основу для военного присутствия США в регионе.

Во-вторых, регламентирует протестные настроения и позволяет взять на учет всех радикалов по примеру Аль-Каиды, которая была сконструирована во время войны моджахедов с СССР в Афганистане.

В-третьих, лишает страны Персидского залива шансов на интеграцию на основании общих (ОПЕК) экономических интересов, конфликт по линии Саудовская Аравия–Иран (сунниты–шииты) рычаг, который давно и с успехом используется в этих целях.

Есть еще и «в-четвертых» – иранский газопровод, и «в-пятых» – катарский газопровод, и «в-шестых» – турецкий поток, и «в-седьмых» – украинский транзит…

Проблем от Исламского государства столько, что невольно возникает вопрос, почему оно до сих пор существует. Значит, ИГ кому-то нужно. Для кого-то ИГ проблема, а для кого-то способ создания проблем.

Здесь по закону жанра требуется фраза «а тем временем». Так вот, тем временем в Маниле прошел саммит АТЭС, на котором обсуждалась утвержденная ранее, на пекинском саммите, «дорожная карта» по созданию свободной зоны торговли в АТР. Проект этот продвигается Китаем и является альтернативой американскому проекту Транстихоокеанского торгового партнерства (ТТП).

Первый и бесспорный эффект, который уже (сразу) произвели теракты в Париже, состоит в том, что на периферию медийного (публичного) сознания были отброшены саммит в Маниле и подписание соглашения о ТПП. Эти два события по своему влиянию на будущее мира намного превосходят теракты в Париже и их последствия. Именно они формализуют в международных договоренностях реальный мировой раскол, который является причиной глобального кризиса.

Подписание соглашения о ТТП означает старт нового проекта глобализации, в котором нет места для международных структур, обеспечивающих консенсус на уровне национальных правительств, как это было в прежнем варианте глобализации. Таких как ВТО, МВФ и ООН, которая завершает межгосударственную пирамиду отношений.

ТТП устанавливает новый режим решения экономических проблем, в котором транснациональные корпорации уравниваются в правах с национальными государствами на основе защиты прав инвесторов. Иностранные инвесторы получают право судиться с правительствами стран в частных судах, чьи решения обязательны для исполнения.

В теории все правильно – инвестор должен иметь гарантии. А на практике гарантии выводятся за пределы национальных правовых систем. Это ломает всю сложившуюся пирамиду международных отношений. Государство как правоустанавливающий субъект, который в интересах населения регламентирует общественные отношения, ставится в один ряд с пользователями этих регламентов.

Проще говоря, речь идет об установке единого регламента, регулировать который должен единый правоустанавливающий субъект. То есть речь не о свободе торговли и инвестиций, а об их подчинении единым правилам, об установлении контроля над торговыми и инвестиционными связями участников ТТП. Где эти правила будут написаны, вопрос отдельный, но не бином Ньютона.

Барак Обама открытым текстом незадолго до подписания соглашения о ТТП заявил, что писать правила мировой торговли должна Америка, а не Китай. Накануне саммита АТЭС в Маниле, где рассматривался альтернативный ТТП вариант интеграции Азиатско-Тихоокеанского региона на основе межгосударственного консенсуса, США провели артподготовку.

Американский эсминец прошел около островов Спратли, мимо которых проходит около 80% торгового трафика АТР, что вызвало ответную резкую реакцию Китая, который даже предупредил о возможности войны. Уровень напряженности в регионе моментально вырос на порядок, повысив уровень страхов соседних стран перед Китаем.

СМИ широко осветили проход американского эсминца, но мало, кто отметил, что накануне этого «прохода» Пентагон заявил о слежке за своим авианосцем со стороны китайской субмарины в японских территориальных водах, а после «прохода» и резкой реакции Пекина шеф оборонного ведомства США Эштон Картер посетил борт американского авианосца в водах Южно-китайского моря. Иными словами, акция носила не разовый, а системный (осознанный) характер.

США последовательно и неуклонно реализуют свою стратегию, используя все доступные рычаги и возможности. На стороне США не только военно-политическое превосходство, но и, удивительным образом, боевики Исламского государства, создающие пояс неопределенности на всем континенте. Терроризм сбивает Европу, Россию, страны Ближнего Востока и отчасти Китай с перспективных программ развития.

Стоит напомнить, что процессы, которые привели к возникновению Исламского государства, стартовали в 2003 года после свержения Саддама Хусейна. Создание ИГ состоялось после кропотливой работы Пекина по созданию зоны свободной торговли со странами Персидского залива. Работа эта закончилась подписанием главой КНР Ху Цзиньтао и президентом Египта Хосни Мубараком соглашения о создании «Форума сотрудничества Китай – арабские страны», после чего и стартовала «арабская весна».

Но самое главное — на стороне США выступают влиятельные деловые лобби внутри национальных государств, которые сформировались в прежней версии глобализации, реализуемой через долларизацию мировой экономики. Лобби эти желают скорейшего возвращения порядка и сохранения собственных долларовых активов.

Источник

Фото Cont

Противостояние с США открывает новые фронты

13h

13h

События, которые сейчас происходят на мировых «лотерейных» площадках, сейчас не описывает только ленивый. Учитывая, что данные события искусно готовились и будут иметь далеко идущие последствия, я не могу остаться в стороне. Но описывать их я буду с не совсем обычной стороны: через призму мирового противостояния США и союза Китая и России.

В понедельник весь мир следил за событиями на биржах. Очередной обвал китайского фондового рынка был по эстафете подхвачен азиатскими, европейскими и затем американскими «тотализаторами». Все бы ничего и не стоило бы об этом говорить, если бы не стойкое ощущение искусственности.

Что меня насторожило

Пузырь на китайском фондовом рынке не мог иметь таких глобальных последствий, если бы дело было только в нем.

Первый обвал китайской биржи случился в конце июня. В июле китайские индексы штормило уже намного сильнее. Но руководство КНР действовало быстро, как по нотам. Была выделена огромная сумма для пресечения панических распродаж: 3 триллиона юаней (около 483 миллиардов долларов). Многие держатели как по команде объявили, что они на рынке до стабилизации не играют и… все практически успокоилось.

Мировые площадки отреагировали вяло и как-то нехотя, несмотря на обвал Шанхайской биржи в 30%. Создалось впечатление, что китайское руководство провело заранее спланированную операцию по сдуванию фондового пузыря, начавшего пугать китайское правительство уже в конце 2014 года.

Чтобы понять суть проблемы, надо вспомнить недавнюю историю. Начавшийся в 2007-м и до сих пор идущий кризис по Китаю прошелся намного слабее, чем по той же России, Европе или США. Китай сбавил экономический рост, но и только. Даже обвал 2009 года не стал причиной рецессии. Китайское правительство быстро переключило экономику страны на внутренний рынок, стимулируя это ускоренным ростом доходов населения. С 2007 по 2015 годы минимальная з/п в стране выросла почти в 2,5 раза. Ежегодный ее рост составлял 11-15%. В целом по промышленности з/п выросла почти в ТРИ раза. Фактически мировой кризис, затеянный США в 2007 году, никак не затронул Китай. Наоборот, относительно своих конкурентов он стал еще крепче. И с этим надо было что-то делать…

Как и с военным потенциалом России, который в эти же годы рос, несмотря ни на что. Совместно экономика Китая и вооруженные силы России стали для США угрозой №1. Вашингтон откровенно проигрывал гонку за мировое лидерство новым-старым конкурентам.

То, что США сознательно идут на обострение ситуации в любой точке мира, говорит не о том, что они могут себе это позволить. Нет, это говорит о том, что они не могут себе позволить ждать дальше. Ждать того момента, когда Китай и Россия уже не будут просить Америку подвинуться на троне. Они просто выстроят рядом новый.

Россию начали дестабилизировать при помощи конфликтов на ее границах и создания условий для ее конфронтации с Европой.

Для Китая была выбрана другая схема… Пузырь на фондовой бирже начал надуваться как бы из ниоткуда в конце лета 2014 года. Мощнейшая информационная «атака» в прессе, показавшая, как выгодно вкладываться в фондовый рынок Китая, решала для заказчика (США) одну большую комплексную задачу: изъятие денег из реального сектора потребления страны и перевод их в виртуальный фондовый рынок. Таким образом, достигался комплексный успех: торможение китайской экономики и накачка опасного для стабильности страны пузыря.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы предсказать последствия: рано или поздно экономика затормозится настолько, что можно будет одним мощным информационным ударом вызвать глобальную мировую бурю, которая сметет всех оставшихся конкурентов.

Уже в декабре было понятно, что США удалось запустить цепную реакцию роста на фондовых рынках Китая. Было только делом времени, когда США посчитают нужным вызвать бурю. Китай благоразумно решил не ждать и ударил на опережение, пока Вашингтон был … не готов. Поэтому в июле бури на мировых площадках не случилось. А значит США к июльскому падению китайского фондового рынка не имели никакого отношения. Произошел фальстарт, который грозил США разрушением их стратегии борьбы. Китайское руководство, применив стратегию упреждающего сдувания фондового пузыря, фактически возвращало ситуацию в первоначальное русло. Деньги возвращаются в экономику и толкают ее вперед, решая проблему роста. США не имели права ждать.

И последовал август, когда намного менее сильное падение Шанхайской биржи имело следствием мировое финансовое цунами.

18 августа началось падение американских рынков (китайский в это время, кстати, хоть и лихорадило, но не критично, даже уже привычно), превратившееся 20 августа в стремительное. А 24 августа в мире началась «паника».

А перед этим Китай, еще в июле обвинивший Запад и США в дестабилизации китайской экономики, начал беспрецедентный слив американских ценных бумаг: 106 млрд долларов за 2 недели, а всего за июль-август (пока неполный) около 140 млрд долларов. Вдобавок Китай девальвировал юань почти на 4%.

Прелюдия окончена. Собственно, мы возвращаемся к уже привычному сюжету. США пытается атаковать, Китай защищается. Причем очень успешно.

Теперь, наметив версию, можно использовать ее в приложении к другим событиям, которые произошли в последний год. И посмотреть, что получилось.

Как мы помним, противостояние идет по линии: Китай плюс Россия против США. В 2013 году главный удар получила Россия. Самая острая фаза кризиса для Москвы была в феврале-мае 2014 года. Уже с середины июня стало понятно, что главных задач на Украине США быстро не достигнут и, скорее всего, застрянут там надолго. Россия упрямо не собиралась вступать напрямую в военный конфликт на Донбассе и открытое противостояние с Европой. Наоборот, пойдя на переговоры с Киевом в Нормандском формате 6 июня 2014 года, попыталась перехватить инициативу. Что привело США к потере темпа и вероятному проигрышу партии.

Смена стратегии уничтожения главных противников стала необходимой. Согласно ей, затягивая войну на Украине и сковывая Россию проблемами на границах (Армения, Казахстан, который ждет своего часа), США бьют по экономике Китая. Мировая экономика сваливается в новую фазу острого кризиса, сырьевые рынки падают вслед за Китаем. «Союзники» лишаются точек опоры в виде сбалансированной экономики и бездефицитных финансов.

Июль-август уже обошелся Китаю в 20% золотовалютных резервов.

Далее, кризис внутри России и Китая нарастает, и инициируются внутренние политические проблемы.

Удобнее всего для нового удара октябрь-ноябрь 2015 года. Видимо, на это время и планируется острая фаза экономического кризиса. Как и в 2008 году.

И в конце происходит резкий разворот ситуации в пользу США, которые одновременно с поражением главных конкурентов остаются единственной тихой гаванью в на фоне суперкризиса в Евразии.

Это в задумке. Но очень похоже, что Китай сыграл на опережение, и сейчас инициатива на его стороне. Потери есть, но они терпимы. Появился железобетонный аргумент для слива американской «макулатуры», чем Поднебесная и занимается.

Нефтяной след

Масла в огонь должен был добавить и рынок нефти. Обрушение его в нужный момент должны были обеспечить Саудовская Аравия и … Иран. Один по замыслу, другой под гнетом обстоятельств. В июне 2014 года США и Европа объявили, что принято принципиальное решение о снятии санкций с Исламской Республики Иран. Это решение, конечно, не открывало Ирану рынок нефти, но позволяло правительствам Западных стран стать тем вентилем, который мог в любой момент открыть еще один нефте-газовый кран мира для снижения цен на сырьевых рынках. 2015 год стал годом медленного роста иранского энергетического экспорта, а главный удар по «конкурентам» намечен на 1 января 2016 года, когда иранская нефть сможет экспортироваться в страны ЕС.

Последнее время Саудовская Аравия создает на рынке избыток нефти, игнорируя все просьбы коллег по ОПЕК согласовать программу сокращения добычи. Теперь все эти маркеры (война на Украине, искусственное торможение Китая, допуск Ирана на рынки нефти и газа, бешеная и неоправданная здравым смыслом гонка саудитов за нефтяным валом) складываются в стройную картину этапов гибридной войны США за сохранение своей мировой гегемонии.

Последствия

Каковы могут быть последствия? На самом деле, ничего неожиданного не произошло. Идет война, глобальная, в гибридной форме. Противники наносят друг другу удары, нащупывая слабые места, и защищаются от контрвыпадов противника.

Россия. Для меня очевидно, что если события будут развиваться по аналогичному сценарию, то в России осенью будет попытка дестабилизации (очень много маркеров подготовки). Скорее всего, не успешная (потому как я вижу такое же количество маркеров контрработы в этом направлении), но которая должна отвлечь внимание России от проблем за ее границами: Украина, Казахстан, Ближний Восток и т.д.

Под дестабилизацией я понимаю возможные системные теракты, попытка разыграть карту национальной розни.

США. Для Вашингтона все поставлено на карту. Для него ничего не меняется. Мировой гегемон пытается отстоять свое право единолично грабить весь мир. А потому не стоит надеяться на договоренности, которые будут соблюдаться только до того момента, пока это выгодно. Да никто и не питает никаких иллюзий на этот счет. Маски сброшены, пушки (гибридные) заряжены. На действия США сильное влияние оказывают выборы, до которых осталось чуть более года.

Главная проблема Штатов, и тут я согласен с Бжезинским и Киссинджером, сейчас состоит в том, что сроки планирования сдвинуты. Все политические операции Белого Дома производятся на перспективу 4 и 8 лет. Не более. Это уже стало причиной поражения в Китае (Китай вернулся к политике союза с Россией). Если к этому союзу присоединится и Германия, то никакие краткосрочные выигрыши не смогут перевесить долгосрочных проигрышей.

Европа. Она получит еще одно кровопускание в виде усиления падения экономики. Рецессия экономики, которая и так уже стояла на пороге, практически предрешена. Насколько она будет глубока, зависит от перипетии главных сражений. Если Европа «не одумается», то ей гарантирована и внутренняя дестабилизация.

Китай. Пекин как умный союзник очень долго загребал жар руками России. Не его вина, что США вначале ударила по России. Но он сделал все для того, чтобы получить на этом максимальную выгоду. Теперь китайский экономический фронт и возможная дестабилизация на его границах немного «подравняет» участие союзников в глобальной войне. Однозначно можно восхищаться тем, как Китай решил проблему фондового рынка. Быстро, четко и комплексно. Это не позволит ему избежать проблем, но в любом случае сильно их ослабит.

Украина. Я понимаю усмешку (мол, а что от Украины зависит). И смеющиеся будут правы. Но это моя Родина и я не могу не переживать за нее. Украинский фронт борьбы против России для США был главным в 2013 и первой половине 2014 года. К концу прошлого года он стал одним из фронтов. Если глобальная дестабилизация произойдет, то украинский фронт грозит затеряться в перечне американских проблем, со всеми вытекающими для страны проблемами.

Источник

Фото Politrussia

9 мая: точка размежевания

13h

Нынешние торжества по случаю 70-летия Победы имеют особенность. Никогда прежде празднование 9 мая не проходило на таком негативном международном фоне. Внешне это выглядит, как критическая точка процесса по пересмотру итогов Второй мировой, который активно идет и в Европе, и в США.

Понятно, почему реакция на торжества в Москве крайне политизирована. Для Запада праздник Победы – напоминание о роли в войне СССР, которая легитимирует притязания России на роль мировой державы.

По сути, сегодня прежние договоренности, подписанные в 1945-м лидерами антигитлеровской коалиции, перестали устраивать как союзников СССР во Второй мировой – США и Великобританию, так и противников – Германию, Италию, Японию. Проблема, с точки зрения Запада, состоит в том, что пересмотреть итоги Второй мировой классическим способом – с помощью новой войны – сегодня уже невозможно: приходится считаться с фактором ядерного сдерживания.

Поэтому процесс пересмотра напоминает, скорее, гибридную войну. В ход идут пропаганда, экономические санкции, создание на границах России очагов локальных конфликтов. И нынешний юбилей Запад использует, как повод сказать: за 70 лет мир необратимо изменился, прежние договоренности и заслуги перестали иметь значение, а значит – пора обнулить отношения и выстроить их по новым правилам, в которых России отведена минимальная геополитическая роль.

Мы попытались спрогнозировать, по каким сценариям может развиваться эта необъявленная война против России, и что нам нужно делать, чтобы одержать еще одну Победу?

– Пересмотр итогов Второй мировой – один из инструментов борьбы с Россией, – считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. – Надо сказать, Запад применяет для борьбы с Россией широкую линейку инструментов: информационную войну, расширение НАТО на Восток, подрыв внутренней стабильности, дестабилизацию соседних стран СНГ, экономическое давление. Сейчас к этому добавилась и тема пересмотра итогов Второй мировой, причем она стала особенно актуальной.

Все-таки Советский Союз сыграл ведущую роль в освобождении мира от фашизма. Эта роль раньше, в том числе в советское время, была общепризнанной. Однако сейчас перед Западом стоит задача ослабить Россию, в том числе на идеологическом фронте. Для этого в Европе и соседних странах формируется мнение, что Советский Союз несет равную с фашистской Германией ответственность за развязывание войны, и на базе этой идеи создаются антироссийские политические силы.

По сути, 70-летие Победы стало точкой бифуркации – моментом размежевания сил – в процессе противостояния России и Запада.

– По каким линиям идет это размежевание?

– Одна из линий – Запад против всего остального человечества. Запад при этом поддерживает часть марионеточных государств, плюс ряд государств, не очень довольных Россией. К числу последних относится, например, Турция. Сюда же примыкает ряд стран, которые были не причастны ко Второй мировой – скажем, Иран.

Зато по другую «сторону баррикад», помимо России, находятся такие державы, как Китай и Индия. Ну и, конечно, большинство стран СНГ.

Другая линия размежевания – США, их партнеры и сателлиты, выступающие за однополярный мир против стран, поддерживающих идею многополярности.

Подчеркну, что в этом размежевании виноват именно Запад: он сам поставил вопрос ребром, введя антироссийские санкции, и отказавшись принимать участие в торжествах по случаю 70-летия Победы в Москве.

Тем не менее, если смотреть не на число глав иностранных государств, которые в Москву все же приехали, а на территории этих государств и численность их населения, то получится: Россию в противостоянии с Западом поддерживает большая половина мира.

– Чем закончится такое противостояние?

– Думаю, у Запада нет шансов победить. Скажем, сейчас, с подачи Китая, создается Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, в котором Россия выступает в качестве страны-учредителя. Этот банк постепенно освоит экономическое пространство Юго-Восточной и Южной Азии, а влияние Запада в этих регионах будет сокращаться. С другой стороны, идет создание Евразийского экономического союза – пусть со скрипом. Этот проект будет консолидировать постсоветское пространство, и создавать независимый от Запада экономический центр силы. Кстати, аналогичный процесс идет и в Латинской Америке.

В результате этих процессов, значительная часть мира будет выходить из структур экономического контроля Запада. Между тем, именно в экономическом, а не в военном контроле заключается сила Запада. С военной точки зрения, сейчас у него едва хватает сил, чтобы оборонять евроатлантическое пространство.

По мере такого вытеснения роль Запада в мире будет неуклонно сокращаться, а внутри него – назревать кризисные явления. Они будут связаны с сокращением доходов, которые Запад получал от прежнего монопольного положения в мировой финансово-экономической системе. В результате, ему придется тратить все больше ресурсов на урегулирование внутренних проблем.

В конечном итоге, Западу придется договариваться о разделе сфер влияния с ведущими игроками – такими, как Россия, Китай, Индия, Бразилия. В этом случае у него есть шансы остаться одним из мировых центров силы. Если же Запад предпочтет продолжать противостояние, его ждет крах.

Вначале мощная волна кризиса накроет Евросоюз и приведет к его распаду. А потом крупные проблемы затронут и США. Скорее всего, Соединенные Штаты останутся единым государством, но после краха ЕС особой роли в мире играть не будут.

– Как нужно действовать России, чтобы приблизить этот момент?

– Создавать политический блок с Китаем. Китайцы понимают, что Запад нужно сдержать, потому что, задавив Россию, он потом задавит и Поднебесную. Раз так – Москву следует помогать, что Пекин сейчас и делает.

С другой стороны, нам нужно активнее действовать на постсоветском пространстве, и особенно на Украине. Нынешние робкие действия Москвы лишь затягивают агонию Запада, и углубляют наши собственные проблемы.

Если бы руководство нашей страны действовало решительнее, Украина уже была бы под нашим контролем – как, впрочем, и Грузия. А это позволило бы успешнее развивать Евразийский союз: наши партнеры увидели бы, что мы не шутим, готовы при необходимости применять силу, и не позволим Западу хозяйничать на постсоветском пространстве…

– Итоги Второй мировой рьяно пытаются интерпретировать, прежде всего, Польша и страны Балтии, – отмечает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. – С другой стороны, президент Франции Франсуа Олланд на торжествах, посвященных высадке союзников в Нормандии, открыто и четко заявил, что «народы Советского Союза внесли решающий вклад в общую победу», и подчеркнул «храбрость Красной Армии, которая противостояла 150 германским дивизиям».

Безусловно, в числе желающих пересмотреть итоги Второй мировой находится и Германия. Немцы устали ощущать себя проигравшей стороной. Тем более что сейчас ЕС держится, в основном, на немецких деньгах.

Однако можно смотреть на эту ситуацию под другим углом. Если уж на то пошло, во Второй мировой по-настоящему сражались только немцы и русские. Да, мы разбили Германию, но немцы были серьезными противниками. Разве не странно в этой ситуации, что плодами Победы воспользовались британцы, французы, американцы?

Если немцы хотят избавиться от комплекса неполноценности, если Германия хочет изменить свой статус – пусть договаривается именно с нами. Думаю, любой русский смог бы сказать: мы вас разбили, поэтому, как победители, можем вас и простить.

А что до перспектив процесса пересмотра итогов Второй мировой… Думаю, его результаты не будут критичными для России – мы этого просто не допустим.

Источник

Фото: Константин Чалабов/ РИА Новости

Украина стала театром ведения гибридной войны

9р

9р

По мере того, как войска, захватившей власть на Украине Хунты, стали нести всё более ощутимые потери, экспертное сообщество заговорило о «гибридной войне», которую невозможно выиграть исключительно военным путем на полях сражений. Уже к середине лета прошлого года администрация США публично признала, что против Хунты и ее сторонников на Западе ведется успешная информационная война, для противодействия которой необходимы не военные методы, а использование средств массовой информации. Особенно важные для формирования положительного образа Хунты, как в глазах жителей оккупированных территорий, так и среди граждан Евросоюза и США.

Следует отметить, что впервые за несколько последних десятилетий, США столкнулись с мощным информационным противодействием, вынудивших Вашингтон и их союзников срочно пересматривать свою политику по отношению к Хунте и свои планы поддержки Киева. О растерянности, царившей прошлым летом во властных кабинетах Белого дома, свидетельствуют необдуманные публичные заявления Госдепартамента США.  Например, в первой половине августа 2014 года внешнеполитическое Госдепартамент обратился к американским артистам с просьбой не выражать публично свою поддержку Москве.  Произошло это после посещения России Микки Рурком и Стивеном Сигалом.  Причем первый позировал в футболке с изображением Путина.

Этот пример, равно как и опросы общественного мнения, убедили руководство США срочно пересмотреть свою информационную политику. В результате, палата представителей Конгресса проголосовала за согласованный двухпартийный законопроект, которым создается новое информационное агентство США и закрывается «Совет управляющих радиовещанием», формально работающий на общественных началах, но назначаемый президентом Обамой.  Согласно этого законопроекта, «Голос Америки» становится инструментом внешней политики США, ее агентом «публичной дипломатии». Радио «Свобода» и его клоны получают отдельный совет директоров и остаются так называемым «суррогатным вещанием». По замыслу конгрессменов, они должны заменить «свободную прессу, отсутствующую в авторитарных странах».

Ариэль Коэн, директор компании International Market Analysis Ltd, в августе 2014 года прямо признает, что «Правительство США финансирует, но не контролирует напрямую «Радио Свобода», «Свободную Европу», «Миддл Ист Бродкастинг Нетуорк» (телеканал Аль-Хурра и радио Саууа), и «Радио Свободная Азия». Менеджмент и финансирование этих медиаканалов оставляет желать лучшего. Бывшая госсекретарь Хиллари Клинтон назвала Совет управляющих международного радиовещания США «практически не функционирующим».

Оценка мадам Клинтон абсолютна справедлива. Череда побед на информационном фронте в арабских странах привела американских чиновников к тому, что они не видели серьезных соперников в средствах массовой информации России и в интернет-пользователях, противодействующих в частном порядке политике США на Украине. Использование соцсетей сыграло огромную роль в свержении неудобных Белому дому режимов Саддама Хуссейна, Мубарака и Каддафи, почти позволило свергнуть Асада в Сирии, и являлось основным инструментом всех «цветных революций».

На Украине в прекрасно работавшем прежде механизме произошел сбой. После практически безупречного вооруженного переворота и захвата власти в Киеве, весь богатейший инструментарий информационного давления на украинских граждан не смог обеспечить поддержку населением пришедшей к власти Хунты. Наоборот, первый же весенний месяц после переворота показал, что без подавления танками гражданского протеста, приведенный к власти режим удержаться не сможет.

Основными причинами неудач на информационном фронте являлся откровенно чуждый подавляющему большинству населения Украины откровенно неонацистский характер Хунты. Использование символики, лозунгов и методов гитлеровской Германии, открытое прославление дивизии СС «Галиция» и бандеровцев, откровенная русофобия, немедленный запрет в парламенте прав русскоязычного населения, крики «москалей на ножи», подняли против Хунты массовый протест, прежде всего на Левобережье Украины.

Второй причиной стал высокий (по сравнению с государствами Азии и Африки) уровень образования населения. Большинство людей оказалось достаточно хорошо образовано, чтобы разобраться в происходящем, а не бездумно поддерживать «новый порядок».  И здесь распространение на Украине социальных сетей сыграло с американцами злую шутку. В русскоязычной блогосфере за пятилетнее правление Ющенко сформировалась сеть информационных ресурсов с многомиллионной аудиторией, разоблачавших преступный характер как бандеровщины, так и галицкие корни национализма, навязываемого в качестве украинского.

В результате, уже в течение зимы 2014-15 года русскоязычный сегмент интернета был переполнен фактическим материалом, разоблачающим участников «мирного протеста», как явным нацистов. Обилие свастик, рун СС и фотографий «зигующих» псевдореволюционеров и сформировало у людей адекватное восприятие происходящего, независимо от пропаганды подконтрольны Хунте медиаресурсов.

Ответственные за проведение информационной составляющей гибридной войны в США и ЕС не только сделали правильные выводы, но к весне 2015 года сумели развернуть более грамотную пропаганду. Причем, они собираются и дальше наращивать информационное давление на население как России, так и на жителей Украины по обе стороны фронта. Достоянием общественности стали выдержки из документа ЕС, опубликованного «Рейтер»: «Лидеры Евросоюза на встрече, которая пройдет с 19 по 20 марта, поручат Высокому представителю Могерини до следующего саммита в июне подготовить план, как поддержать свободу СМИ и европейские ценности в России».

Предполагается за три месяца не только создать команду, обучить журналистов и выделить финансирование, но и создать круглосуточный канал на русском языке. Параллельно с этим Сенат США планирует открытие и финансирование сразу трех каналов на русском языке.

После понесенных в прошлом году поражений в медиапространстве и интернете, Запад лучше организовался и пересмотрел свою стратегию по отношению к тактике и методам ведения информационного наступления. Обладая неизмеримо более мощными информресурсами и отработанными за десятилетия инструментами формирования общественного мнения, поддерживающие Хунту ресурсы в состоянии переломить ситуацию в свою пользу, если не противопоставить им не менее организованную силу.

Сегодня уже совершенно очевидно, что максимально бескровное и быстрое поражение Хунты может быть достигнуто именно победой над умами людей, живущих на временно оккупированных территориях. Этому способствуют и крах экономики остатков Украины, и поражение на фронте, и усиливающиеся репрессии против нищающего населения, постоянно ведущаяся мобилизация всех мужчин вплоть до 60 лет, обрушение гривны, рост цен и коммунальных платежей, замороженные пенсии и зарплаты.

Если усилия всех противников Хунты в информационном поле приведут к тому, что население оккупированных территорий будет видеть реальные причины всего этого, а не навязываемый Западом образ России, как единственного врага и причину их несчастий, крах Хунты будет максимально бескровным. Не благодаря акциям гражданского протеста, которые диктатура может подавить силой оружия, а из-за гражданского неповиновения, саботажа на производстве, повального уклонения от мобилизации, акций протеста под формально лояльными лозунгами.

Именно информационный фронт сегодня является основным. Самым лучшим результатом грамотно выигранной гибридной войны является принцип, на котором построено столь любимое мною «ай-ки-до» – использование силы врага для победы над ним. Информационная составляющая гибридной войны позволяет добиться этого в лучших традициях восточных единоборств:

«…свой лучший бой он выиграл без боя».

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

«Нафтогаз»: Россия ведет гибридную войну против Украины

8

Руководитель украинской энергетической компании «Нафтогаз» Андрей Коболев в ходе заседании Комиссии НАТО-Украины на уровне заместителей постоянных представителей в Брюсселе сегодня, 10 апреля ,выступил с заявлением, что Россия на протяжении последних нескольких лет ведет гибридную войну против Украины, в которой не последнюю роль занимает газ и энергетика.

Глава «Нафтогаза» отметил, что во время заседания велся разговор об отношениях с «Газпромом», о предстоящих газовых реформах на Украине. Украинская сторона сообщила о законе о газовом рынке, который был принял вчера, 9 апреля, а также сообщила о процессе интеграции в общеевропейских газовый рынок.

Андрей Коболев по итогам встречи сообщил, что он прибыл с целью донести информацию для того, чтобы держать в курсе партнеров и друзей киевских властей.

В ходе своего выступления Андрей Коболв подчеркнул, что компания «Нафтогаз» планирует привлечь примерно 1,5 миллиарда долларов иностранных инвестиций для того, чтобы закачать в свои хранилища газ по более низким ценам.

Напомним,  что ранее СМИ сообщили о том, что российский президент Владимир Путин выступил в поддержку инициативы «Газпрома» о не предоставлении украинским властям штрафов за невыборку газа. В начале апреля украинским «Нафтогазом» было перечислено в адрес «Газпрома» 30 миллионов долларов предоплаты на газовые поставки в текущем месяцу. 2 апреля состоялся перевод финансовых средств.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

По материалам Вести

Блестящая тактика Путина в Украине смущает Запад и беспокоит НАТО

11р

Трейдер-ветеран Арт Кашин, руководитель отдела торговых операцийUBS представил фрагмент размышлений своего давнего друга и  бывшего сотрудника UBS  Боба Харди, который ведет интереснейший блог Geostrat. В частности, Харди подготовил доклад о Путине, его тактики и других «мятежах» по всему миру. Вот небольшой фрагмент из его работы:

«Тактика России в Украине, в том числе в поддержке сепаратистов современной военной техникой и использованием социальных кампаний в СМИ, может вдохновить другие народы, такие как Китай и Иран, предупредил авторитетный аналитический центр  по вопросам обороны.




Большинство армий по всему миру не готовы к этому новому типу «гибридной войны», говорит в своем ежегодном докладе о военном балансе, охватывающем 171 страну,  Международный институт стратегических исследований, базирующийся в Лондоне.

Он призвал НАТО  «срочно» разработать стратегию реагирования на такие угрозы, которые потенциально могут «быстро дестабилизировать» западные государства.

Исследование заявляет, что Россия ведет «ограниченную войну за ограниченные цели в Украине», сохраняя при этом «отрицание», которое сделало ответ Запада «конфузным».

Поскольку США взвешивает возможность поставки оружия в Украину,  доклад подробно описывает, как  армия Украины был «разгромлена» низкими инвестициями и в значительной степени зависит от техники еще советских времен. В отличие от этого, оборонный бюджет России должен увеличиться с 2,1 трлн. рублей ($ 31,6 млрд) в 2013 году  до 3,29 трлн. руб в 2015 году, отмечается в докладе.

Россия ведет в Украине такую форму войны, которая сочетает в себе низкий уровень обычных и специальных операций с широкими социальными медиа-кампаниями по формированию общественного мнения.

Такая тактика представляют собой «серьезную угрозу для коллективной безопасности НАТО», потому что она проходит в «серых зонах, которые используют трещины в альянсе», говорится в докладе.

В документе сказано, что государственные и негосударственные западные противники могут последовать примеру России.

Утверждается, что эта тактика может также распространиться за пределы Украины, ее могут  перенять Китай, Иран, Исламское государство (IS-ISIS) и Северная Корея.

«Этот «украинский опыт» не обязательно может использоваться в конфликтах с западными государствами, но он обладают потенциалом быстро дестабилизировать существующий порядок, если его грамотно применять в других зонах политической и военной конкуренции. А это означает, что он имеют глобальные последствия», говорится в докладе.

Джихадисты являются гибкими, а западные государства до сих пор полагаются на старую тактику:

Некоторые из медиа-тактик используются IS в Сирии и Ираке. В том числе, с помощью социальных медиа идет вербовка боевиков,  это имеет «тематические сходства» с тем, что Россия использовала в Украине. Подчеркивается, что многие западные страны выходят из 13-летнего конфликта в Афганистане и сталкиваются с сокращением оборонного бюджета, они делает упор на использование более традиционных тактик.

Доклад далее размышляет, смогут ли эти виды гибридной войны вдохновить людей, например в Северной Корее, или даже в Китае. Данная перспектива явно не способствует спокойному сну».

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

Насколько сильна Россия? («Der Tagesspiegel», Германия)

14р

Давид бросает вызов Голиафу — и побеждает. Владимир Путин воспринимается сегодня как победитель на Украине, а правительство в Киеве и вместе с ним Запад, который его поддерживает, выглядят проигравшими.

При этом весьма сомнительно, что у России есть такое же обеспечивающее превосходство оружие, как праща у Давида. На первый взгляд Москва проигрывает Западу в таких областях, на основании которых обычно делается вывод о силе: в экономике, в военной области, в том, что касается привлекательности общественной модели. Почему же Путин не боится конфликта?

Доля России в мировой экономике составляет около 3%. Экономики Европы и Америки вместе взятые в 15 раз крупнее. Китайская экономика в шесть раз больше российской, и поэтому Пекин смог навязать находящемуся в изоляции Путину такие условия поставок природного газа, при которых выигрывает Китай и проигрывает Россия.




На бумаге Россия в военной области не является равным соперником, если не считать ядерного оружия, которое служит только целям устрашения, и которое ни одна из сторон не хочет использовать. Страны НАТО тратят на оборону в десять раз больше, чем Москва. Проблемы с боеготовностью обычных систем вооружений имеет также бундесвер и другие вооруженные силы стран-членов НАТО, однако в России доля отказов техники выше. В своем годовом докладе о балансе вооружений, опубликованном на этой неделе, лондонский Международный институт стратегических исследований (IISS) отмечает, что в российской армии 65% оборудования не готово к применению, а в военно-воздушных и военно-морских силах этот показатель находится на уровне 55%.

В политическом отношении Путин мало что может предложить. Для соседей российская модель не является привлекательной. Тот, кто может, пытается ориентироваться на Запад, и здесь следует назвать такие страны, как Молдавия, Грузия и Украина. Все три государства заплатили за это оккупацией части своей государственной территории, которая была осуществлена под руководством России. Россия не обладает мягкой силой (soft power) для того, чтобы склонить своих соседей к добровольному сотрудничеству. Поэтому она прибегает к жесткой силе (hard power) для того, чтобы добиться подчинения.

И как же может Путин перед лицом общего превосходства Запада полагать, что он в долгосрочной перспективе способен одержать верх, и исходить из того, что в конечном итоге его не ожидает ничего плохого? Не должен ли он избегать конфронтации, поскольку Россия не обладает достаточным количеством ресурсов для масштабной пробы сил?

Уполномоченный федерального правительства по вопросам сотрудничества с Россией Гернот Эрлер (Gernot Erler) из партии СДПГ, а также эксперты по России из расположенных в Берлине двух исследовательских центров — фонда «Наука и политика» (Stiftung Wissenschaft und Politik) и Немецкого общества внешней политики (Deutsche Gesellschaft für Auswärtige Politik), — дают свой ответ, который, по сути, состоит в следующем: Путин переносит противоборство на то поле, на котором он имеет преимущество и занимает доминирующее положение в том, что касается возможности эскалации, — речь идет о военном конфликте только с Украиной. Запад не хочет вовлекаться в военный конфликт. И поэтому Путин обладает преимуществом в том, что касается активных действий, тогда как Запад только реагирует. Однако подобное положение является следствием не силы России, а ее слабости. Перед этим Путин проиграл мирную борьбу за Украину в результате бегства бывшего президента Януковича из Киева в феврале 2014 года.

В среднесрочной перспективе Путин рискует привести свою страну к экономическому краху. Однако такого рода предсказуемый ущерб не играет никакой роли при принятии политических решений. Демонстрация того, что Россия способна действовать как мировая держава, хотя таковой она больше не является, имеет для Путина и его народа более высокую ценность. Конфликт с Западом, который якобы происходит на равных, создает легитимацию для Путина. Это отвлекает внимание от последствий экономического кризиса. Но как только его последствия начнут ощущаться, на российского президента будет оказываться внутриполитическое давление.

Путин использует для своей внешней политики другие ресурсы, чем Запад, отмечает Штефан Майстер (Stefan Meister) из Немецкого общества внешней политики. Военная эскалация происходит быстро, тогда как санкционная политика делает ставку на стратегическое терпение. «Наша слабость делает нас сильными», — подчеркивает он. Запад, по мнению Майстера, не имеет долгосрочной стратегии в отношении Украины, и он делает лишь то, что необходимо для предотвращения ее развала, однако этого недостаточно для ее стабилизации и восстановления. У Путина ясная цель: не допустить, чтобы Украина повернулась в сторону Запада. После того, как завершилась неудачей стратегия, направленная на достижение этой цели с помощью давления на Януковича, последовала аннексия Крыма как «рефлекторная реакция».

Восстановление национального величия является, по мнению Гернота Эрлера, центральным мотивом для Путина. «Чтобы российский народ смог встать с колен» — такова постоянно повторяющаяся формулировка, подчеркивает Эрлер. Даже если цена в результате принятых экономических мер окажется высокой для россиян, они готовы ее заплатить. «Мы еще не нашли такого варианта, который бы заставил Путина изменить свои действия, поскольку он оказывается либо слишком болезненным для него, либо наше предложение не считается достаточно привлекательным», — отмечает Эрлер.

Путин начал использовать силу, когда проводимая им до этого политика закончилась провалом. Его, очевидно, не беспокоит то, что он окончательно торпедировал свои первоначальные планы. «Я не знаю ни одного русского, который бы верил в то, что Украина может вступить в Евразийский экономический союз», — говорит Эрлер. Позитивная цель, связанная с привлечением Украины на сторону России, превратилась в негативную: воспрепятствовать интеграции в западные структуры. Путин использует сепаратизм как залог. Однако тот регион, контроль над которым он получает, ничего не стоит, поскольку он разрушен.

И для Александра Либмана (Alexander Libman), эксперта по российской экономике фонда «Наука и политика», исходным пунктом является слабость России. Путин решил прибегнуть к единственному средству, с помощью которого он может доказать свою силу — к военному потенциалу. Экономический «спад не является следствием санкций. Он начался еще раньше», — отмечает Либман. Путин, по мнению эксперта, предвидел это. Война также используется для того, чтобы отвлечь внимание от экономических проблем, отмечает эксперт фонда «Наука и политика». В настоящее время рубль потерял половину своей цены, курсы акций на фондовой бирже упали примерно на 40%, растет инфляция, а базовая процентная ставка увеличилась до 17%. Более 100 миллиардов долларов были выведены из России. Экономика находится в рецессии, и, согласно оценкам, ее сокращение в 2015 году составит 4,5%.

Поскольку правительство в течение многих лет не уделяло достаточного внимания развитию инфраструктуры, увеличивается количество несчастных случаев. Банки находятся на грани коллапса. Для их поддержки Путин вынужден использовать валютные резервы страны. Хотя они уменьшаются не так быстро, как можно было бы ожидать, учитывая масштабы кризиса. Однако исчерпание валютных резервов — лишь вопрос времени. При нынешних ценах на нефть Россия не имеет возможности формировать свой бюджет на основе доходов от продажи сырьевых товаров.

Дальнейшие перспективы представляются довольно мрачными, считает Либман. За валютным кризисом следует банковский кризис, а за ним — кризис производства. По его мнению, фабрики будут закрываться, а рабочих будут увольнять. После этого начнет расти недовольство среди населения.

Почему это не беспокоит Путина? Экономические соображения не играют важной роли в российской политике, говорит Либман. Понимание экономики не так сильно развито у представителей элит, считает он. Для Путина более важными являются геополитические соображения. Пройдет еще какое-то время, прежде чем начнет проявляться разрушительное воздействие, полагает Либман. Русские не так остро реагируют на экономические кризисы. Несмотря на сырьевое богатство страны русские, по мнению Либмана, остаются бедным народом. В кризисные периоды они отворачиваются от политики и занимаются своими частными проблемами. Виновником этой ситуации Путин сделает заграницу. К тому же он может утешать себя тем, что Россия, не будучи значимым игроком в мировой экономике, в некоторых областях, тем не менее, играет доминирующую роль. Снабжение природным газом Европы связано с трубопроводами, и быстро переключиться на другие варианты не получится. В строительстве самолетов нельзя обойтись без российского титана. Что касается международных воздушных линий, то они зависят от России — не так легко обогнуть в полете самую большую по площади страну.

В области применения военной силы становится предельно ясным, каким образом Путин превращает общее отставание в преимущество в конфликте с Украиной. НАТО в случае возникновения конвенциональной войны была бы сильнее России, прежде всего благодаря американцам, отмечает эксперт фонда «Наука и политика» Маргарете Кляйн (Margarete Klein). Если взять только европейские страны-члены НАТО, то тут ситуация не столь определенная, считает Кляйн. По ее мнению, доминирующее положение Путина на Украине имеет психологическую природу. «Он играет с нашими страхами. Мы в мыслительном плане не готовы к эскалации войны», — отмечает она. Этим умело пользуется Путин. Он ведет гибридную войну и нарушает международное право. Он может не опасаться прямых последствий, поскольку Россия в Совете Безопасности ООН обладает правом вето, и никто не будет ему противодействовать с помощью силы.

Стратегия «нелинейного ведения войны» была описана начальником российского Генерального штаба Валерием Герасимовым в феврале 2013 года в одной журнальной статье, отмечает Кляйн. В ее арсенале дезинформация, пропаганда, использование протестного потенциала населения противника, скрытно действующие спецподразделения и народное ополчение.

Европа застигнута врасплох — такую критическую оценку дают авторы опубликованного в 2015 году доклада института IISS. По их мнению, Путин в течение многих лет инвестировал средства в создание дееспособных спецподразделений и современные системы вооружений. Расходы Европы на оборону с 2010 году сократились на 8%, и они далеки от сделанных странами-членами НАТО обещаний по поводу расходования 2% валового национального продукта на оборону.

Россия утверждает, что она не принимает военного участия в конфликте на Украине. Однако Кляйн видит много признаков использования там регулярных российских войск. Российские военные создают отряды ополченцев и снабжают их современным вооружением. Они руководят ими при захвате административных зданий в сепаратистских регионах. Конечно, не так просто предоставить доказательства. Когда в августе 2014 года российские десантники были захвачены на Украине, Москва сказала, что они «заблудились» во время патрулирования. Российское руководство пытается, по возможности, держать на низком уровне количество российских солдат. Возвращение убитых солдат в гробах не пользуется популярностью. В качестве примера ведения психологической войны Кляйн приводит оскорбительный показ пленных украинских солдат и членов добровольческих формирований. Подобная практика противоречит Женевской конвенции.

Средства массовой информации в Западной Европе сообщают о многочисленных случаях «троллинга» на своих интернет-сайтах, когда в комментариях читателей активно представляется путинский взгляд на этот конфликт, и делается это для того, чтобы оказать влияние на общественное мнение. Федеральный канцлер Ангела Меркель, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, отметила, что Запад только начал думать о том, как защитить себя от подобных форм ведения гибридной войны.

На Украине, а также в области российской внутренней политики стратегия Путина, судя по всему, приносит успех. Запад не хочет масштабного силового противостояния. Для этого Украина недостаточно важна. Подобный вопрос может возникнуть в том случае, если Путин начнет применять методы гибридной войны против таких членов НАТО как прибалтийские государства или Польша. «Он не сумасшедший, — подчеркивает Гернот Эрлер. — Это был бы повод для применения статьи о коллективной обороне. В таком случае НАТО должна реагировать. Она не будет сама себя упразднять».

И Россия не стремится к масштабной конфронтации. В других областях она делает ставку на сотрудничество независимо от войны на Украине: например, в области дипломатических усилий, направленных против иранской программы создания ядерного оружия, при выводе западного контингента из Афганистана, а также в области международных космических полетов.

Однако на Украине Путин имеет возможность диктовать средства противоборства. Запад надеется на то, что экономический кризис в России и санкции лишат со временем Путина средств, необходимых для ведения затратной войны, и уменьшат его поддержку среди населения. Сьюзан Стюарт (Susan Stuwart), эксперт фонда «Наука и политика» не считает вероятным возникновение социальных беспорядков или уличных протестов по образцу киевского Майдана. Политическое мышление управляется с помощью государственного телевидения, подчеркивает Стюарт. Она не видит в обществе «никакой потребности услышать другое мнение». По ее мнению, давление, направленное на изменение курса, скорее, будет оказываться со стороны экономической элиты, поскольку Путин разрушает ее и страну. Но Путин только в том случае уйдет добровольно, если ему и его капиталам будет предложено безопасное убежище за границей, отмечает Сьюзан Стюарт.

Избирательная сила России не основана на способности находить решение конфликтов. Она связана с грубым использованием в определенный момент оставшихся в ее распоряжении силовых средств и угрозы сделать ситуацию еще более затратной и неприемлемой для других участников. Однако самую большую цену платит сама Россия: модернизация не происходит, а в соревновании с Западом и с Китаем она все больше отстает.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

Долгая дорога на войну

9р

Бессчетное количество раз в минувшем году доводилось слышать: даже представить было невозможно, что 2014-й окажется таким бурным! Представить действительно было непросто, но означает ли это, что Крым и все, что за ним последовало, произошло вопреки логике, как об этом часто любят рассуждать критики?

По-видимому, дело все же не в нелогичности принятых политических решений и даже, возможно, не в принципиальной непредсказуемости подобных событий. А в том, что для того, чтобы ожидать событий наподобие февральского переворота в Киеве или стремительного присоединения Крыма, необходимо принимать в расчет события не одного года, а, скажем, пары десятков лет. В самом деле, если посмотреть на происходящее в декабре 2013-го — январе 2014 года, то никаких явных указаний на последовавший крутой поворот событий не просматривается: ну протесты, ну дипломатический кризис — мало ли. Однако если проанализировать ключевые события за последние лет пятнадцать, то произошедшее на2 Украине и вокруг нее в 2014 году выглядит пусть и не неизбежным, но вполне закономерным.




Обыденному сознанию трудно себе представить, что на принятие решений сегодня могут серьезно влиять слова, сказанные семь-восемь лет назад, но на деле получается именно так. Например, происходившее в первой половине 2013 года на Украине или в России имеет к дальнейшему отношение весьма отдаленное, а вот события ноября 2003 года в Молдавии — самое прямое. И в этом — ином, непривычном — временном масштабе разворачивается самая настоящая война. Украинский кризис и без того уже принято, и вполне справедливо, называть гибридной войной. Но точно так же вполне можно говорить и о «странной войне», которая идет в Европе пятнадцать лет.

Войне, которую практически невозможно локализовать в пространстве или времени. Войне, в которой между отдельными боями и сражениями могут проходить годы. Войне, в которой Россия долгие годы в основном отступала и лишь в 2014-м решила дать адекватный ответ. Собственно, тем, что Россия дала сдачи, и вызвано то, что украинский кризис приобрел некоторые знакомые черты обычной войны: пока противник и без того отступает2, нет острой необходимости в реальных боевых действиях и в демонстрации подлинных намерений, не так ли?

Однако то, что Россия вдруг оказала сильное сопротивление, вовсе не означает, что ее быстренько оставят в покое. Скорее наоборот, прежде чем с Россией будут готовы считаться всерьез, нас постараются сломать, так сказать, подавить сопротивление в зародыше. И это понятное желание (особенно в сочетании с привычкой к российской уступчивости и с упадком западной стратегической культуры) вполне может привести к тому, что «странная война» не ограничится гибридной войной на Украине, но вполне может спровоцировать реальное военное столкновение. Причем не только на Украине, но и на других направлениях, например в той же Прибалтике. Невероятно? Да, если опять-таки брать в расчет лишь текущее состояние дел. Но если посмотреть ретроспективно на всю картину в целом, то сегодня мы находимся буквально на грани начала новой большой войны в Европе. И будет большой удачей, если ее удастся избежать.

Стратегическая культура обмана

Ключевой фактор, определяющий высокую вероятность войны, — принципиальное несогласие Запада всерьез обсуждать российские интересы в сфере безопасности, маскируя это некими ценностями, которые ну никак не позволяют Западу эти интересы учитывать. Вот, например, в своем новогоднем обращении к нации канцлер Германии Ангела Меркель уделила место России, заявив: «Без сомнения, мы (ЕС. — “Эксперт”) хотим безопасности в Европе вместе с Россией, а не защищаться от нее. Однако, без всяких сомнений, Европа не может и не станет принимать право сильного (России. — “Эксперт”), кто нарушает международное право».

Без особой натяжки эти слова Меркель можно назвать заочным ответом на тезис Владимира Путина, который тот высказал 18 декабря на своей большой пресс-конференции, отвечая на вопрос корреспондента BBC о том, готов ли он к «эффективному и конструктивному сотрудничеству» с Западом по урегулированию украинского кризиса, а именно на фразу: «Базы НАТО кто двигает к нам, военную инфраструктуру? Не мы. Нас кто-нибудь слушает, хоть какой-то диалог с нами по этому поводу ведут? Нет, вообще никакого. Всегда в ответ только одно: не ваше дело, каждая страна имеет право выбирать свой способ обеспечения безопасности. Да, хорошо. Но тогда и мы тоже будем это делать. Почему нам это запрещено?»

Пассаж Меркель по поводу того, что ЕС, мол, «без сомнения» хочет иметь общее с Россией европейское пространство безопасности — очередное свидетельство неготовности к серьезному разговору. Евросоюз-то «без сомнения» хочет, да вот беда, Россия «плохо себя ведет». При этом вся предыстория, свидетельствующая о неготовности Запада брать на себя реальные обязательства перед Россией в сфере безопасности (например, история вокруг нератификации адаптированного Договора об обычных вооруженных силах в Европе или развертывания ПРО США в Восточной Европе), полностью игнорируется. Если бы Меркель всерьез говорила о перспективах общеевропейской системы безопасности, прежде всего стоило бы ожидать фиксации существующих проблем. И тогда правильный ответ мог бы звучать, например, так: Германия как важный член НАТО постарается скорректировать политику альянса. При этом понятно (украинский кризис наглядно показал), что и влияние Германии в НАТО весьма ограничено, и нет у Евросоюза не подверженной контролю США оборонной политики1 (да и внешняя политика в целом самостоятельна весьма условно). А вот это меркелевское «без сомнения» однозначно указывает, что всерьез разговаривать не хотят либо не могут.

Это нежелание традиционно ловко маскируется под политику ценностей. Например, на новогодние праздники глава представительства Евросоюза в России Вигаудас Ушацкас в интервью телеканалу РБК проникновенным голосом убеждал российского зрителя, что конфликт вокруг Украины обусловлен столкновением различных стратегических культур России и Евросоюза. По его словам, Москва основывает свою позицию на сферах влияния, Брюссель же — на компромиссе (и надо, конечно, скорее вернуть российско-европейский диалог в прежнее русло).

Даже не знаешь уже, как к подобным высказываниям относиться. Вот, например, когда в ноябре 2003 года в ночь накануне подписания парафированного плана по федерализации Молдавии и, соответственно, урегулированию приднестровского конфликта (Меморандум Козака) западные дипломаты вынуждают тогдашнего президента Владимира Воронина от него отказаться — это европейская политика компромисса, основанная на ценностях. А когда президент Виктор Янукович всего лишь переносит (!) подписание соглашения об евроассоциации — это пример российской силовой политики, основанной на сферах влияния. И буквально тут же провоцирование и поддержка Западом государственного переворота на Украине — это политика компромиссов и общих ценностей. Можно было бы посмеяться, если бы не было так грустно.

Различие стратегических культур России и Европы, России и Запада в самом деле имеет место, только это различие между признанием приоритета интересов во внешней политике, с одной стороны, и продвижением этих интересов под прикрытием ценностей — с другой. Между циничным манипулированием и откровенным обсуждением по существу. Во многом именно то, что Запад в отношениях с Россией категорически отказывается прекратить мухлевать, придает нынешнему столкновению особую опасность. Поскольку стороны разговаривают на разных языках, столкновение оказывается в принципе не разрешимо иным путем, кроме силового. Причем, поскольку российское геополитическое отступление дошло до предела, это резко повышает ставки для обеих сторон: для одних — близость полного триумфа, для других — угроза окончательного исторического поражения. Тут до войны рукой подать.

Перспективы войны на Украине

Не дает оснований для оптимизма и собственно ситуация на3 Украине. Минский1 формат переговоров забуксовал — не столько даже из-за проблем с прекращением огня, сколько из-за нежелания Киева вести переговоры с ДНР и ЛНР. Запад всячески старается перевести переговоры в формат Россия—Украина (при западном посредничестве), чтобы зафиксировать за Донбассом статус международного, но не внутриукраинского конфликта. И если даже сегодня от Москвы постоянно требуют «выполнять взятые на себя обязательства» (хотя никаких обязательств она на себя брать не могла, поскольку не является стороной конфликта), то понятно, что будет, если вдруг российская сторона сдуру согласится на подобное изменение формата. Тут со временем уже можно будет поднимать и вопрос о Крыме.

Поскольку переговоры зашли в тупик, новая фаза активных боевых действий практически неизбежна. Собственно, она уже начинает разворачиваться. Тому есть несколько объективных причин. Во-первых, находящийся в состоянии военной истерии киевский режим не может дать задний ход — нужна победа, иначе сыплется вся политическая система. Во-вторых, в нынешней обстановке Киев интересен Западу лишь до тех пор, пока есть хоть какая-то надежда додавить Москву. Иначе и без того призрачные надежды на западную помощь растают без следа. В-третьих, нарастающий кризис государственных финансов выводит на повестку дня вопрос о политической дезинтеграции страны: если вы не имеет единого экономического управления в стране, переход этих полномочий на уровень регионов — лишь вопрос времени. Сохранить контроль центра можно только за счет силового прессинга под предлогом войны и мобилизации. В-четвертых, резкое ускорение деградации экономики ведет к форсированной люмпенизации населения. Уже сам февральский переворот сделал очевидной проблему огромного числа радикализованного люмпенизированного населения (субпролетариата), сформировавшегося со времен «оранжевой революции» на Украине. За год после переворота число людей, выкинутых из нормальной жизни, значительно возросло, как и их готовность (а где-то и стремление) к насилию. Аппарата, чтобы удержать этих людей, у Киева нет, единственное, что можно сделать, — перемолоть их в боях.

Поскольку выбраться из этой западни киевский режим самостоятельно не способен, можно ожидать попыток пойти ва-банк. Тут нельзя исключать и различные масштабные провокации в стиле малайзийского «Боинга», а потому вероятность резкой эскалации конфликта и перерастание его в полноценную войну с Россией отбрасывать нельзя. Понятно, что в целом на Западе вряд ли мечтают о подобном развитии событий, но понятно и то, что действий наиболее оголтелых «друзей России» может оказаться вполне достаточно. При этом варианта «слить Донбасс» у России нет, поскольку это однозначно приведет к экспорту нестабильности с украинской территории в Россию — как в виде обычного бандитизма, так и в формате цветной революции1.

Арабская весна атакует

В том, что после капитуляции Новороссии Украина будет использована таким образом, нет никаких сомнений. Попытки сделать Украину плацдармом для преобразования России изнутри никогда особо и не скрывались. Это и различные концепции вроде «России-2» (Украина как более правильная, более европейская Россия, как образец для подражания), это и имеющее место в ходе нынешнего кризиса братание «русских националистов» с бандеровцами, это и концепция Збигнева Бжезинского об Украине как о факторе втягивания России в Большую Европу. Это, наконец, и позиция части российской либеральной общественности, которая, кажется, до сих пор готова утверждать, что Украина является более демократическим государством, чем Россия, и может служить ей примером, например, в сфере защиты прав человека и свободы СМИ.

В целом же украинские события, хочется того или нет, приходится рассматривать в контексте парада цветных революций последних лет. Конечно, события «арабской весны» могут выглядеть как нечто не имеющее прямого отношения к России. Ну разве что помимо высказываний несколько эксцентричного американского сенатора Джона Маккейна, который в конце 2011 года обратился к российскому премьер-министру Владимиру Путину с предупреждением о возможных волнениях в России, подобных тем, что происходили в арабских странах: «Дорогой Влад! “Арабская весна” приближается к твоим окрестностям… Диктаторы во всем мире должны начать нервничать».

К словам Маккейна можно было бы относиться с иронией, если бы не неоднократные в последние годы настойчивые попытки организовать цветные революции в Белоруссии, а также в Армении и Азербайджане, что уже грозит создать фактически непрерывную зону нестабильности от Ближнего Востока до границ России. (Про волнения в Москве в 2011–2012 годах и вовсе вспоминать не будем.)

Опять-таки, если бы дело было в одном Маккейне или Бжезинском, это хоть как-то можно было бы списать на личные пристрастия. Но как быть с тем, что подобные высказывания из уст западных политиков вылетают регулярно на протяжении полутора десятилетий и словами дело не ограничивается — это ведь уже не флуктуация? Как, например, быть с памятной речью вице-президента США Дика Чейни? В мае 2005 года на саммите балтийских и черноморских стран в Вильнюсе Чейни фактически поставил России ультиматум: или «вернуться к демократии», или «стать врагом». «Распространение демократии необратимо. Оно на пользу всем и не является угрозой никому. Система, которая дала надежду на берегах Балтийского моря, может принести надежду и на берега Черного моря и даже дальше. То, что применимо для Вильнюса, так же применимо и для Тбилиси, и для Киева. И это же применимо и в Минске, и в Москве. Возвращение к демократии будет гарантировать больше успеха и больше уважения со стороны соседних государств. Никто из нас не верит в то, что Россия обречена стать врагом», — заявил тогда Дик Чейни. Вице-президент страны, которая известна многолетней любовью к организации государственных переворотов по всему миру, самая темная фигура в администрации Джорджа Буша-младшего, этот двигатель американской авантюры в Ираке приехал в Вильнюс и таким образом тонко пошутил? Но тогда послушаем госсекретаря США того времени Кондолизу Райс, которая прокомментировала вильнюсскую речь Чейни в том духе, что ее нельзя рассматривать как изменение американской политики в отношении России, «это скорее подтверждение нынешней американской политики».

Демократия — это, конечно, хорошо, никто спорит, но не имеет ли тут места та самая «политика на основе ценностей»? А проще говоря, что демократия (а также консенсус и компромисс) — это когда расширяется их сфера влияния, когда они имеют право менять власти других стран по своему усмотрению и в своих интересах.

Впрочем, чего задаваться лишними риторическими вопросами. Понятное дело, что Чейни (о котором американские же журналисты говорят, что он до сих пор не в тюрьме лишь потому, что его покрывает администрация Барака Обамы, про которого шутят, что Зло проникло в мир, встретило Чейни — и испугалось) приехал в Вильнюс с речью, потому что очень сильно озабочен правами человека в России… Куда интереснее признание Райс по поводу того, что американская политика в отношении России не изменилась, она такая и есть. (Насколько эта политика последовательна, см. схему «А был ли мир?»; причем понятно, что в эту схему не вошло еще много чего интересного.)

9_1

А был ли мир? Как нагнеталась напряженность в отношениях России и Запада

Конечно, то, что против России осуществляется ползучая агрессия, стало ясно задолго до Крыма. Так, о необходимости прекратить эту агрессию Владимир Путин предельно ясно заявил в лицо «целевой аудитории» в своей речи на конференции по безопасности в Мюнхене в начале 2007 года. Однако никаких выводов на Западе не сделали, вернее сделали, но только прямо противоположные: твердость намерений России отстаивать свои интересы проверили в Грузии в августе 2008 года. И в полном соответствии со стратегической культурой компромисса параллельно с боевыми действиями на Кавказе Буш-младший пытался уговорить Дмитрия Медведева, чтобы тот «не брал на себя груз прежних правлений».

Собственно, это предложение начать с начала стало коронным приемом американской политики на российском направлении. Каждому новому российскому президенту делалось предложение, суть которого в том, что отсутствие прогресса в отношениях между РФ и США не является чем-то принципиальным, но есть лишь следствие конкретных ошибок и недопонимания предыдущих руководителей. Ельцин после Горбачева, Путин после Ельцина, Медведев после Путина — каждый из них добросовестно пытался выстроить партнерские отношения с американцами, у каждого из них была своя «перезагрузка», но в итоге это каждый раз оборачивалось лишь тем, что, соглашаясь на раннем этапе «не замечать» предыдущие этапы ползучего наступления, Москва давала дипломатический и военно-политический люфт для его продолжения. Как только Россия перестала соглашаться на эту модель поведения (хотя бы просто в силу накопления опыта за счет долгого пребывания у власти нынешней команды), сразу возник беспрецедентный в новейшей истории отношений России и Запада военный, политический и экономический кризис.

Шарли и Эбдо

Причем рассчитывать на скорое преодоление этого кризиса не приходится, поскольку Запад не только не хочет, но попросту не может реально на равных правах интегрировать Россию. Он сам переживает тяжелейший внутренний кризис идентичности, и в этих условиях даже думать об интеграции России никто не будет (о том, как воспользоваться ее ресурсами, — да, но не об интеграции).

Ярким свидетельством этого кризиса стали парижские теракты — реакция на них общества и политической системы. Реакция откровенно странная. Вся реальная проблематика ислама в Европе, интеграции мигрантов и уже сложившихся этно-религиозных меньшинств подменена полумифической угрозой свободе слова (акция «Я — Шарли»). В чем заключается ценность в общем-то совсем не остроумных (но для кого-то при этом оскорбительных) рисунков, когда в то же время два прославленных футбольных клуба, мадридский «Реал» и «Барселона», под давлением мусульманских общин снимают кресты со своих клубных эмблем? Да, это испанские, а не французские клубы, но, скажем, парижский клуб ПСЖ принадлежит королевской семье Катара, а «Барселона» снимает крест в угоду Qatar Foundation. Катар входит в тройку крупнейших акционеров нефтяной компании Total. В 2008 году, будучи президентом Франции, Николя Саркози освободил катарские госкомпании от уплаты налогов на прибыль от операций с французской недвижимостью (а после отставки пытался создать и возглавить крупный инвестфонд с участием Катара). Катар разработал программу инвестиций на 50 млн евро во французские пригороды, которые являются домом для сотен тысяч недовольных мусульманских иммигрантов. И при этом Катар — главный спонсор «арабской весны» и «Братьев-мусульман», главный лоббист войн против режимов Ливии и Сирии. И какой тогда смысл в карикатурах «Шарли Эбдо» и демонстраций под лозунгами «Я — Шарли»?

Система взаимоотношений Европы с исламом выглядит крайне странно. Во-первых, в самом ЕС уже сформировалась многомиллионная мусульманская община, которая фактически не интегрирована в обычное общество, значительная часть которой живет на социальные пособия или доходы от преступной деятельности. В ней функционирует разветвленное террористическое подполье, члены которого участвуют в войнах на Ближнем Востоке. Снять с пособия этих людей страны не могут: это приведет к политическим волнениям, всплеску преступности и падению совокупного спроса. Предложить этому новому «опасному классу» приемлемый вариант интеграции — тоже. Во-вторых, свергая светские арабские режимы, Запад не просто своими руками плодит на Востоке террористов, он является союзником главных спонсоров исламистских движений — Саудовской Аравии и Катара. В-третьих, истерично защищает свое право оскорблять мусульман, делая при этом вид, что в Европе процветает толерантность, пытаясь манифестациями «Я — Шарли» заглушить нарастающую исламофобию.

Так, недавний опрос Фонда Бертельсманна показал, что в Германии 57% немцев-немусульман чувствуют угрозу со стороны ислама (исследование было проведено до терактов в Париже). Помимо Германии фонд исследовал ситуацию в 12 других странах Евросоюза, выявив, что потенциальной угрозой ислам считают 60% испанцев и 50% швейцарцев. Фрустрация задавленного экономической стагнацией, налогами и толерантностью европейского среднего класса начинает выплескиваться на улицы. А с другой стороны — недавняя статья в Deutsche Welle, в которой автор утверждает: «Даже если бы сегодня начались серьезные дебаты о немецкой идентичности и ее предполагаемой потере, они бы ни к чему не привели. Гомогенное национальное государство — это фикция, в реальности же существует другая Германия — страна иммиграции. Это соответствует законам рыночной экономики и желанию тех, кого это непосредственно касается. И это правильно. Все остальное — лишь социальный романтизм, непозволительный в наше время ни для общества, ни для экономики. И уж тем более для немцев в самом сердце Европы».

И как можно с этим интегрироваться? Как с этой Европой может интегрироваться Россия? Как Евросоюзу можно продать идею о русских, которые готовы умирать ради того, чтобы оставаться русскими?

Несмотря на многократно объявленные похороны концепции конца истории, на деле Запад продолжает ее реализовывать: не страны и народы, но администрации и юрисдикции. Несмотря на многократно объявленные похороны однополярного мира, на деле Запад продолжает его строить: идею «финансового отключения», которую пытались (и пытаются) применить к России летом 2014 года, в несколько иной форме пытались отработать, например, на Аргентине — совершенно искусственно устроив ей технический дефолт, «не засчитав» сделанные аргентинцами платежи.

В этом идеологически и военно-политически жестко выстроенном мире целостной и самостоятельной России места нет. Но означает ли это, что невозможны ровные, взаимовыгодные отношения с Западом? Нет, они возможны. Просто стоит понимать, что они возможны только в формате четко институционализированных, юридически обязывающих отношений. Основной изъян российских попыток интеграции с Западом состоит в том, что происходила она преимущественно на уровне личных и групповых интересов и контактов. В западных институтах места для нас не было, но увлеченные частной интеграцией элиты легко соглашались на приставные стульчики — будь то в G7, которая так и не стала полноценной G8 (к обсуждению святая святых — финансовой политики — Россию так и не допустили), будь то в НАТО (за первую волну расширения альянса мы получили Основополагающий акт Россия—НАТО, за вторую — Совет Россия—НАТО). Истинная цена этих подарков четко проявилась во время югославского и грузинского кризисов (остановка сотрудничества с НАТО) и украинского (остановка сотрудничества с НАТО и фактическое изгнание из G8).

Иллюзия, что вместо институтов можно интегрироваться на связях, рухнула, сегодня это очевидно окончательно. Но поскольку реально в западных институтах места для нас нет (США готовы потерять монополию военно-политического контроля над Западом и передать России «второй ключ»? Возможно, но это будут какие-то другие США, а пока — без военно-политической интеграции — никакая реальная интеграция невозможна), то пора перестать играть в эту игру. Потому что иначе и другого рода институтов (двусторонних обязывающих договоров в сфере безопасности) мы не получим: кто будет заключать такие договоры с простаками, рассчитывающими похозяйничать в чужом монастыре? Только почувствовав нашу окончательную решимость идти своим путем, Запад будет готов начать разговаривать всерьез. И в конечном итоге только это позволит нам избежать по-настоящему большой войны — войны по неосторожности.

Источник

В чем же состоит План Путина?

4р

Глядя на то, что сейчас происходит на Украине, у многих думающих людей создалось впечатление, что Порошенко и его кураторы зачем-то тянут время. Зачем? Есть мнение, что время тянут для того, чтобы перебросить с Афганистана на Украину войска НАТО и начать полномасштабную войну с Россией. Однако мне кажется, что это неверное предположение.

Курс Запада на войну с Россией, конечно, сохранился, но поскольку США хотят капитуляции России, ей периодически делаются предложения в духе «мы воевать с вами не будем и даже новые санкции вводить не будем, вы только сдайтесь и всё будет хорошо». При этом мелкие уступки, на которые периодически идет Кремль, поощряют Запад к продолжению этой линии, так как в Вашингтоне надеются, что Кремль в какой-то момент не выдержит и полностью всё сдаст — либо под воздействием экономического давления, либо вследствии государственного переворота. Собственно, в этом и состоит смысл этих уступок для Путина — он прекрасно понимает, что Запад не откажется от своих планов, что принципиальная установка на уничтожение России не изменится, но он создает у Запада иллюзию того, что вопрос можно решить давлением, интригами и организацией бузы вроде украинской. Пока Запад тратит на это ресурсы — Россия лихорадочно готовится и перевооружается. Перевооружается и готовится — чтобы не пришлось всерьез воевать.




Парадокс? Это только так кажется.

Конечно же, США не будут воевать с РФ напрямую — для этого есть укропская хунта и прекрасная возможность «воевать до последнего украинца». Это тоже вариация гибридной войны. Прямая война США и НАТО с РФ, может быть, и не закончится ядерной зимой — но то, что Западу будет нанесен очень большой ущерб, несомненно. Соответственно с таким ущербом Запад будет быстро смят Китаем и стоящими у китайцев за спиной транснациональными корпорациями. Чем Россия будет более готова к полномасштабной войне — тем больше она нанесет ущерб Западу в процессе такой войны, и тем меньше вероятность ее начала, ибо на Западе всё еще есть люди, трезво прикидывающие «а что будет дальше».

Вот сейчас, похоже, Запад будет стараться втянуть Россию в войну с мировым «исламским» терроризмом. Это был их запасной вариант, на случай, если с Украиной не сработает. А с Украиной не срабатывает — это уже явственно видно.

Ключ к пониманию ситуации дает нам анализ, зачем (из-за чего) Путин остановил вполне успешное наступление Новороссии и так называемых добровольцев в сентябре. Там, конечно, есть военная составляющая (растянутый фронт, проблемы с подвозом снабжения, слабоконтролируемые тылы) — но главная составляющая политическая. Достигнув срочных целей, то есть не допустив поражения Новороссии (риск чего реально имелся в первых числах августа), Россия и Путин попытались спустить дальнейший конфликт на тормозах, предложив Западу компромисс. Тогда еще в руководстве страны не было ясного понимания, что холодная война с США всерьез и надолго. Как видим, предложение компромисса было безуспешно — Запад его не принял. Зато теперь понимание «всерьез и надолго» у Путина есть. И он никуда не спешит, как русский космонавт Андропов с орбитальной станции.

В этом и состоит стратегия Путина — тянуть время, создавая у Запада ощущение возможности разрушить Россию невоенными методами. Идеи «Путин вот-вот сольёт» — это часть этой стратегии создания иллюзий. Тянуть время выгодно России — поскольку экономическое положение Запада ухудшается довольно быстрыми темпами. Это игра в «кто раньше сдохнет». Затраты Запада в этой игре — куда больше, чем затраты России, так что Россия вполне может выиграть — особенно если ей помогут в определенный момент. Первые последствия такой стратегии уже видны — у укропов накопилась усталость, энтузиазм заканчивается, пассионарная энергия незалежности, которую США рассчитывали направить на «клятiх москалей», сейчас разворачивается внутрь, в саморазрушение укропства. Подобные процессы текут и в других странах Запада — просто медленнее. Но они потекут быстрее, когда уровень жизни начнет рушиться.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

Гибридная гражданская война

10h

Что такое гибридная война? Это война, в которой ты зачастую не видишь противника на танке или с автоматом, но войну ты уже проиграл. А проиграл потому, что ты привык видеть линию фронта, за которой враги, а с этой стороны «свои» (пусть среди них есть и шпионы). А линий фронта, на самом деле, — десятки, если не сотни и тысячи (и даже больше).

Причем эти незримые линии фронта зачастую проходят по городам, кварталам, квартирам, семьям. В этом плане изначально ближе всего к понятию гибридной войны были войны гражданские. Тем более такими они стали в нынешний век информационных технологий и глобализации.

То, что мы видим сейчас на Украине, это не просто очередная гражданская война на территории бывшей республики СССР. Это очередной этап большой гражданской войны в СССР, гибридная суть которой с каждым годом проявляется все сильнее и сильнее. Причем в каждом ныне существующем независимом государстве есть своя линия фронта. Иногда тлеющая (как в Азербайджане, Белоруссии), иногда горячая (как сейчас на Украине). Она есть и в Прибалтике, и на Кавказе, и в Средней Азии. Безусловно, она есть и в России. Причем, если присмотреться, в каждой стране (республике) присутствуют общие черты противоборствующих сторон, а в иногда вспыхивающих конфликтах — общие причины и последствия. И это не случайно.




На территории всего бывшего СССР идет гибридная гражданская война. Причем уже более 25 лет. Идет с переменным успехом. Если сначала силы, пытавшиеся расколоть общество СССР на сегменты (нации), имели безоговорочное преимущество, то в последнее десятилетие наметился некоторый перелом в этой войне.

Вначале удалось расколоть СССР на 15 частей. Иногда враждующие между собой и практически всегда враждующие с Россией. Россия, как хребет любого Евразийского союза (Российской империи, Советского Союза), была главной мишенью. Гражданская война (горячая) полыхала уже и внутри страны (Кавказ). Некоторые регионы готовились «принять» эстафету распада (Татарстан, Башкирия). Но все изменилось на переломе тысячелетий. Что стало причиной этого? Если кто-то подумал, что я опять буду о Путине, то тот ошибся. Путин — это медийное лицо. Причем удачное лицо. Чье?

СССР развалился не сам. Ему помогли. Причем помогли изнутри. Часть советской элиты заключила сделку с дьяволом США. Суть сделки, а реально — «разводки лохов», состояла в том, что их включат в мировую глобальную элиту. Взамен они «сливают» СССР и не препятствуют процессу глобализации.

То, что их обманули, бывшие советские боссы поняли в середине 90-х. И инициировали процесс восстановления СССР. Начали, естественно, с России. Именно потому в России появились сначала Путин, затем победы. Уже к середине нулевых Россия укрепилась настолько, что смогла начать процесс возврата земель. Естественно, попытка «вернуться» в свои бывшие вотчины не могла не зажечь вновь уже практически остывшие внутренние фронты гражданской войны на территории бывшего СССР.

Что это именно фронты одной большой гражданской войны, видно на примере Украины. Достаточно вспомнить добровольцев из России, которые борются, внезапно, не только за Новороссию — их достаточно много и на другой стороне. Причем как на фронте (тот же «Азов»), так и в тылу (Васильева). Со стороны «украинцев» достаточно вспомнить отряды УНА-УНСО (генетический предок «Правого сектора»), воевавшие на Кавказе против России еще в 90-е (я уже молчу, что последние события раскололи украинское общество отнюдь не по национальному признаку). Две «Чечни», воюющие сейчас на Украине по обе стороны линии фронта.

Примеров масса. И все они об одном. По всей территории бывшего СССР пролегли линии фронта, которые, иногда незримо, разделили бывшие народы некогда единого пространства на два лагеря. Лагерь восстановителей империи — и лагерь расчленителей империи, в который не случайно вошли практически все националистические движения.

Примечательно, что либеральные «течения», которые должны быть, по сути, объединяющим началом, всегда принимали сторону разъединителей — националистов (даже в 90-е в Чечне, что смотрелось совсем противоестественно, но логично, если понимать, для чего эти «либералы» были созданы Западом). Поэтому, когда сейчас пишут о странном медийном единении «либералов» и националистов (украинских, русских и т.д.), я прошу вспомнить первую чеченскую. Вы видите разницу? Я нет. Потому это все противоестественно (если читать либеральную классику), но вполне закономерно, если посмотреть, кто создавал как одних, так и других.

Это два фронта одной гражданской войны против евразийской империи, которая сейчас в муках нарождается, перемалывая в себе остатки либерализма. Я как украинец вам скажу так. Либерализма у вас в России по сравнению с Украиной почти нет. Разница колоссальна, но вам, россиянам, чтобы это понять, надо бы пожить годиков несколько на Украине. Не сейчас, конечно. Я сам иногда поражаюсь той «совковости» (в хорошем смысле), которая в вас осталась и которая в вас культивируется нынешней властью (мне со стороны это видно).

Для чего я все это говорю? Я говорю для того, чтобы все поняли, что нет на Украине «ватников», «укров», новоросцев, украиноединщиков. Есть «имперцы» и «раскольники». Есть силы, которые пытаются воссоздать империю и которые пытаются этому помешать. И создание «Украины не России», «Новороссии», ЛДНР (в случае с Украиной) — это не ценности сами по себе, а всего лишь удобные личины этих процессов. В конечном итоге цель у имперцев одна — восстановление империи. У противников тоже — не допустить этого.

Гражданская война сейчас проходит и через каждого из нас. Да, она идет и в России на 145 миллионах (примерно) маленьких фронтов, как и на Украине на 42 миллионах (или сколько там осталось?) таких же фронтов. Победа на каждом приближает или отдаляет общую цель. Потому, что в конечном итоге победа или поражение будет одно на всех.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник