криминал

С наркоторговлей в Украине будет бороться не милиция, а добровольческие отряды из «Азова»

Азов - борец с наркотиками

Бойцы добровольческих отрядов «Азов», которые неоднократно мародерствовали на Донбассе и отличились особой жестокостью к мирным жителям, теперь будут «бороться» с наркоторговлей в Украине

В Киеве стараются как можно быстрее найти занятие для добровольческих отрядов, которые во время войны на Донбассе стали расти, как грибы. Такие вооруженные формирования де-факто являются группировками людей с огнестрельным, а иногда и с тяжелым оружием, которые самостоятельно создали несколько батальонов, якобы для защиты государства. На практике же, эти боевики представляют из себя довольно слабую военную силу. Воевать в большинстве случаев они отказываются, но очень часто занимаются мародерством, рэкетом и другой криминальной деятельностью, поскольку у них есть оружие и разрешение использовать его по усмотрению.

Большинство приказов, которые поступают из Киева, такие группировки просто игнорируют, нередко действую даже вопреки им. Правительство Порошенко уже в течение года пытается поставить их под контроль, однако ничего из этого не получается. Яркое доказательство – перестрелки на западе Украины в Мукачево в прошлом году. Тогда бойцы добровольческих батальонов устроили стрельбу с представителями правопорядка, после чего спокойно ушли. СБУ тогда так никого и не арестовало.

Теперь же, Киев пытается использовать другой способ контроля таких батальонов. Украинское правительство решило использовать бойцов из полка «Азов» для борьбы с наркоторговлей в стране. С такой инициативой выступил руководитель департамента противодействия наркопреступности Национальной полиции Украины Илья Кива. Более действенный способ дать расцвести этому незаконному бизнесу, сложно даже представить.

Если в условиях боевых действий на Донбассе бойцы «Азова» игнорировали приказы Киева, занимались мародерством, убийством местных жителей и рэкетом, нетрудно себе представить, насколько эффективно они будут противостоять наркоторговле во всей стране. Правильнее будет сказать, «Азов» станет не бороться, а сотрудничать с наркоторговцами.

Борьба с преступностью в любой нормальной стране – это задача правоохранительных органов, сотрудники которых специально этому обучены, знают законодательную базу государства. Есть целый ряд специальных государственных организаций, которые контролируют милицию, регулируя ее деятельность с помощью законов.

В «Азове» состоят люди, не прошедшие специальную военную подготовку, а простые добровольцы. Они не знают законов Украины, чтобы можно было их соблюдать во время борьбы с преступностью. И самое главное – деятельность этих людей никто не сможет контролировать. Нетрудно догадаться, что в таких условиях «борцы» с наркотиками и наркоторговцами в Украине станут скорее с ними сотрудничать, получая сверхприбыли, чем арестовывать.

Илья К. специально для Правда-ТВ

«Правый сектор» создаст новую политическую партию для борьбы с криминалом и коррупцией

pravyj-sektor

Объединение «Правый сектор» планирует в скором времени создать некую политическую организацию, в состав которой войдут сотники Майдана, волонтеры и даже генералы ВСУ.

Об этом сегодня заявил Валентин Манько. Он занимает должность заместителя командира ВС.

По словам самого Манько у Правого сектора нет времени на политику, разборки с криминалом, а также антикоррупционную деятельность. Теперь стало очевидно, что «без нашего участия, без организации нового общественного движения, в которое войдут настоящие патриоты, которые дорожат своей родиной, мы не сможем остановить коррупцию и беспредел в нашей стране».

Манько подчеркнул, что в новоиспеченное объединение должны будут войти сотники Майдана, волонтеры и определенные генералы ВСУ.

Заместитель командира ВСУ подчеркнул, что после формирования нового движения её участники сперва будут прилагать все усилия, чтобы нынешнее правительство выполнило все требования Майдана.

Что ждет Украину с новой партией от «Правого сектора»?

Бороться с криминалом, беспорядком и тотальной коррупцией в Украине, безусловно, необходимо. Чем раньше «Правый сектор» создаст свою новую партию и приложит максимум усилий для борьбы против больших беспорядков.

То, что в составе нового движения будут патриоты и представители вооруженных сил, в общем-то, хорошо. Главное, чтобы они не превратились в будущем главным аппарат коррупции и беспредела.

Начинать чистку в стране нужно с главнокомандующего Порошенко, Шокина, Авакова и так далее. На данный момент это главные коррупционеры и беспредельщики, которые воруют в космических масштабах.

Вряд ли новое движение, которое создаст «Правый сектор», справиться с этими личностями. А по этому, могу полагать, что создается очередная организация, которая, так же как и упомянутые выше люди, будет наживаться на простых людях. Хорошо, если я ошибаюсь и все совершенно не так.

Синдром «красногорского стрелка»

14hПодмосковный Красногорск в шоке. По версии следствия, понедельник, 19 октября, 56-летний бизнесмен Амиран Георгадзе расстрелял в здании администрации Красногорского района первого замглавы района Юрия Караулова и руководителя ОАО «Красногорская электрическая сеть» Георгия Котляренко. После двойного убийства злоумышленник скрылся на своем Range Rover. По пути он застрелил случайного прохожего, а позже в одном из домов Георгадзе полиция обнаружила труп его делового партнера — Тристана Закаидзе. 1-й отдел главного следственного управления СКР по Московской области возбудил в отношении Георгадзе уголовное дело по ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 222 УК РФ (убийство двух и более лиц и незаконный оборот оружия). «По нашим данным, Георгадзе, получавший ранее государственные заказы на строительство, в последнее время был лишен такой возможности», — заявил официальный представитель СКР …

Есть еще смелые в Киеве: Политолог открыто назвал убийц Бузины

1429331289_ee3e88c3709ee615bbf40bbcbf15f0c8

Силовики в открытую курируют вспышку насилия в Украине, считает политолог Дмитрий Джангиров. Об этом он заявил на пресс-конференции в Киеве.

Джангиров накануне в социальной сети выразил уверенность, что убийства будут продолжаться и закончатся на Авакове, Наливайченко, Филатове и Турчинове, а если бы они начались с них, то этим бы все и кончилось.

Силовики в открытую курируют вспышку насилия в Украине, считает политолог Дмитрий Джангиров. Об этом он заявил на пресс-конференции в Киеве.

Джангиров накануне в социальной сети выразил уверенность, что убийства будут продолжаться и закончатся на Авакове, Наливайченко, Филатове и Турчинове, а если бы они начались с них, то этим бы все и кончилось.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор – Киев» в Facebook, Одноклассниках или Вконтакте

«Я написал это абсолютно трезво и спокойно – сказал он. – Я не Филатов или Ляшко, или Антонина Геращенко, которая кидается к фейсбуку в первом позыве, чтобы писать там свою историю болезни. Это было вполне осознанно, ситуация гипертрофирована и в чем-то утрирована, преувеличена. Тем не менее, мы понимаем, что не надо начинать с каких-то исполнителей.

Мы видели реакцию общества, видели, как «Антонина» Геращенко сразу, через несколько минут после убийства начала строить версии про то, что это убивают свидетелей Антимайдана. К вечеру тот, кто его официально называет в фейсбуке «пупсиком», Аваков, вернувшийся из Италии, ему объяснил, «вставил» (в переносном смысле), и он уже озвучивал более здравые версии, похожие на милицейские.

Мы видим, как в информационное прикрытие включился Портников, который с той же самой логикой, что и при убийстве Гонгадзе, начал говорить: «да он малоизвестный был этот Бузина, о нем уже все забыли!». Т.е., если забыли, то причем же тут власть? А если бы помнили, значит, можно было бы убивать?

Надо сказать, что Гонгадзе был, наверное, на два порядка менее известным, чем Бузина. И уж точно намного менее известным, чем Бузина, был Нигоян, с которого стартовал очередной этап эскалации Майдана.

С чего все началось? С того, что убийцы сами себя амнистировали. Я говорю про Татьяну Черновол, Турчинского, Пашинского, Авакова. Они решением Верховной Рады все свои преступления – зверское убийство милицейского патруля, убийство невинных людей – не тех, которые погибли в стычках, просто посторонних – все это списали на амнистию. Получилась интересная ситуация – бандиты, себя амнистировавшие, теперь хотят судить тех, кто с ними боролся. Может, они тоже бандиты, но это другой вопрос. Одни себя смогли амнистировать, и теперь вся вина будет на других.

Все это началось когда в эфир ворвались три ублюдка из «Свободы» и избили главного редактора общенационального канала. И никакой реакции не было, Генпрокуратура даже не возбудила уголовное дело – потому что не было заявления.

Апваков, наш европеец самых что ни на есть голубых кровей, сказал: «я не буду защищать Анну Лорак, потому что она придерживается не тех взглядов». Но ведь закон один для всех. Представьте, что лет через десять, когда все устаканилось, под ручку идут себе Аваков со своим «пупсиком» Геращенко, а к ним подбегают какие-нибудь скинхеды и начинают их бить битами. Они кричат полицейскому патрулю: «спасите нас!», а командир патруля им: «а мы «пупсиков» не защищаем, ты чо это, парень, сами разбирайтесь!».

Государство отказалось от монополии на насилие, передав его «Правому сектору» и другим организация, напоминающим эскадроны смерти. Мы скатываемся в Латинскую Америку. У нас нет среднего класса, нет никакой солидарности. Мы видели реакцию боевого «пупсика» Ляшко по поводу убийства Бузины.

И что еще характерно для работы «эскадронов смерти» — на сайт «Миротворец», на котором вывешиваются всякие якобы сепаратисты и который курирует лично «Антонина» Геращенко, 14 апреля был внесен со своим адресом и телефоном Бузина. Вопрос к СБУ: какого хрена «мусора» открывают базу данных граждан Украины? Подпадает ли это под закон о защите личных данных? Тот же «Антонина» Геращенко во время дискуссии на радио «Вести» 13 апреля о том, что надо убить Бузину, поставил под этим свой «лайк». Практически, силовики курируют этот процесс в открытую.

И наши дебилы, которые прикрывают этот процесс, не понимают, что когда они для Запада пишут про Бузину, что он «печально известный», «контроверсийный» и пр., то это еще больший ужас вызывает на Западе. Потому что убийство за то, что человек писал то, что тебе не нравилось – это еще худшее преступление ненависти. И когда на западных сайтах появляется упоминание о том, что это было оппозиционный журналист, и его мнение многим не нравилось, то это еще большее преступление.

Еще характерно – на этом сайте «Миротворец» было написано что Бузина – гомофоб. Какое это отношение имеет к сепаратизму? Хотя бешеная радость того же Геращенко, Ляшко, Портникова достаточно понятна. Возможно, что убийство натурала более допустимо, чем если бы что-то случилось с нежным Виталькой Портниковым. Это ж был бы европейский ужас – вся Европа бы вышла с надписями «Я — Портников», «Я – пупсик». Но никто не вышел с надписью «Я – Бузина».

А это значит, что все продолжится. Но, как нас учит Борис Альбертович Филатов, не должны «расслаблять булки» и в противоположном лагере. Если это, как они утверждают, «политика хаоса и раскачивания», то следующими должны усиленно оглядываться мустафы найемы, портниковы, филатовы и фарионы.

Но я думаю, что это все-таки стратегия запугивания и уничтожения политических оппонентов», — сказал Дмитрий Джангиров.
Источник

В российских сериалах стало меньше криминала

281136.660xp

Несколько лет назад количество сериалов на криминальную тематику преобладало над всеми остальными проектами, а героями комедий являлись, в том числе, и сотрудники полиции. По итогам 2014 года было установлено, что все основные российские каналы постепенно меняют направление телепоказа.

В опросе, который проводит KVG Researh, принимают участие около 200 компаний, занимающихся производством телевизионного контента для основных российских каналов. В 2014 году в общей сложности в производстве находилось 770 различных телевизионных фильмов и сериалов (какие-то из них были в подготовительном периоде, какие-то уже снимались, а какие-то – монтировались). На основе имеющихся данных можно сделать вывод относительно жанровой принадлежности новых проектов. В прошлые годы на отечественном телевидении в основном преобладали фильмы и сериалы на криминальную тематику, однако, учитывая запросы аудитории, каналы постепенно сокращают их количество. Так, по состоянию на 2013 год, на долю таких сериалов пришлось30% всех проектов, а в 2014-м эта цифра сократилась до 26%. При этом в формате телефильмов преобладают мелодрамы – 35%. Комедийных сериалов (в том числе и скетчкомов) за 2014 год произведено 15% от общего числа проектов (их доля растёт с каждым годом). На производство собственных сериалов (для замены ими зарубежных проектов) переключаются и многие нишевые телевизионные каналы – в 2014 году (по сравнению с 2013-м) доля производства для них выросла на 30%.




Место действия большинства фильмов и сериалов – Москва, при этом в кадре часто мелькают и другие крупные города России.

KVG Research приводит данные также и по главным героям телефильмов и сериалов. Если раньше героями таких проектов, чаще всего, становились сотрудники полиции, то сейчас появляется множество сериалов про врачей, бизнесменов, спортсменов, студентов и т.д. При этом героев-полицейских или сотрудников правоохранительных органов стало меньше на 5% по сравнению с 2013 годом.

Источник

Стрелять или не стрелять? Взгляд на российскую полицию через призму Фергюсона

strelyat-ili-ne-693-468878

strelyat-ili-ne-693-468878
Не для кого уже не представляет тайны, что американские полицейские действуют крайне жестко. В США, вступать в препирательства с офицером полиции, находящимся при исполнении своих должностных обязанностей, или тем более производить какие либо угрожающие действия в его адрес себе дороже — в лучшем случае можно «отделаться» электрическим разрядом из электрошокера и тюремным сроком заключения, в худшем — получить пулю из служебного пистолета американского полицейского. Последние инциденты с применением американскими полицейскими оружия «на поражение» по безоружным подозреваемым, спровоцировали массовые протесты, центрами которых стали Фергюсон, Нью-Йорк и Вашингтон.




Хотя , для европейцев такая «культура обращения с оружием» правоохранительных органов США кажется дикостью, если забраться внутрь проблем американского общества, в ней нет ничего странного. Более того, в ряде случаев, она даже оправдана рядом обстоятельств.

В США, как известно, оружие находится в легальном обороте. Причем не только то, которое предназначено для самообороны — в некоторых штатах вполне легально существуют «отряды милиции» — которые не стоит путать с Национальной гвардией — это общественные организации, не подчиняющиеся никому из государственных органов, тем не менее имеют на вооружении боевое огнестрельное оружие. Кроме легального оружия в США находится в пользовании криминальных элементов огромное количество «нелегальных» стволов, что в совокупности с этнической преступностью — прежде всего организованных групп выходцев из Латинской Америки и темнокожего населения, фактически вынуждает полицейских выживать на улицах неблагополучных кварталов по принципу, что «дольше живет тот, кто быстрее стреляет». Таким образом, между скрупулезным выполнением всех предусмотренных процедур, знакомых каждому сотруднику российских правоохранительных органов, которые должны предшествовать применению оружия, и обеспечением собственной безопасности на улицах при несении службы, американские копы отдают предпочтение последнему. Оправдано это или нет, судить сложно. Но тем не менее, статистика погибших при исполнении сотрудников американской полиции свидетельствует о том, что, например в 2009 году в США погибло всего 124 полицейских. Из них, в результате дорожно-транспортных происшествий — 56, а от огнестрельного оружия, примененного против сотрудников полиции преступниками — всего 48.

Конечно, можно было бы до бесконечности вести речь, о том, что американская полиция слишком часто применяет оружие на поражение без учета реальной обстановки, если не сравнивать с обратной ситуацией, которая сложилась в России.

Российские полицейские гораздо более лояльно относятся к правонарушителям и преступникам, чем их американские коллеги, если говорить о применении огнестрельного оружия и специальных средств. В отличии от американского полицейского, кроме огнестрельного оружия, имеющего на вооружении еще достаточно широкий спектр «нелетальных» средств — таких как контактные и стреляющие электрошокеры, средства с парализующими и раздражающими ирритантами — вооружение большинства российских правоохранителей состоит, как и 30 лет назад — из табельного пистолета, резиновой дубинки, наручников и в лучшем случае — газового баллончика. Причем, несмотря на перманентную реформу правоохранительных органов в России, проходившую почти 20 лет — с начала 90-х по 2011 год, в ходе которой постоянно повышались требования к здоровью и биографии потенциальных и действующих полицейских, регламентация вопросов применения ими огнестрельного оружия и специальных средств по прежнему остается на том уровне, который был во времена СССР. В каких случаях, российский полицейский имеет право применять огнестрельное оружие — изложено в статье 23 Закона «О полиции»: там вроде бы все адекватно и на первый взгляд, у российских полицейских не меньше прав на его применение, чем американских копов. Но не спешите с выводами.

Наверное все помнят инцидент на Матвеевском рынке, когда оперативному сотруднику полиции, производившему задержание подозреваемого в преступлении проломили гирей голову. Тогда многие обыватели резонно удивлялись, почему полицейские не применили табельное оружие, если уж не для пресечения преступления, то хотя бы для защиты собственной жизни и здоровья. А между тем, на Матвеевском рынке, сотрудники правоохранительных органов скрупулезно выполняли требования той же самой статьи 23 «Закона о полиции», в самом конце которой существует пункт 6, звучащий дословно так: Сотрудник полиции не имеет права применять огнестрельное оружие при значительном скоплении граждан, если в результате его применения могут пострадать случайные лица.

То есть, если преступление происходит в людном месте, на рынке, в вагоне метро или электрички, просто на улице, где много прохожих — то табельное огнестрельное оружие российский полицейский применить права не имеет. Причем без всяких оговорок на обстоятельства, то есть во всех случаях, даже когда применение огнестрельного оружия необходимо для пресечения тяжкого или особо тяжкого преступления или захвата заложников. Учитывая, что значительное количество преступлений происходит как раз «при значительном скоплении граждан», которым может являться и автомобильная пробка и плотный пешеходный трафик по тротуарам в центре любого крупного города, то получается что в большинстве случаев, согласно данной статье Закона, полицейский на свое оружие полагаться не должен и не может. Понятно, что требования «Закона о полиции» на криминальных личностей и прочих правонарушителей не распространяются, поэтому они не выбирают для совершения преступлений те места, где у полицейских есть право стрелять на поражение. Поэтому, на поверку оказывается, что с российским полицейским можно, к примеру, подраться в метро, причем без серьезного риска получить отпор посредством специальных средств или оружия, или и вовсе не обращать внимание на его присутствие при совершении противоправных деяний.

Последний «громкий» и печальный инцидент из этой серии — произошел в Подмосковье, когда преступники расстреляли экипаж ДПС, остановивший их для проверки документов. В принципе, в нем нет ничего удивительного, поскольку сотрудник российской полиции заведомо, в случае если он конечно, выполняет все требования закона, поставлен в невыгодное положение в сравнении с потенциальным вооруженным преступником. Ведь преступник о своих агрессивных намерениях и наличии оружия и желания его применить против законопослушных граждан или сотрудников полиции — информировать сотрудников правоохранительных органов наверняка не собирается и не будет.

Две крайности, американская — когда американский полицейский имеет право стрелять на поражение во все, что движется и по его мнению может представлять потенциальную угрозу для безопасности окружающих или его собственной — неправильна по своей сути, равно как и российская практика, когда сотрудник правоохранительных органов в ряде случаев фактически поставлен в положение камикадзе — когда и не пресечь преступление — плохо и законной возможности для его пресечения посредством применения оружия — практически нет.

Но если посмотреть на ситуацию более здраво, то у американского полицейского все таки больше шансов как минимум остаться в живых, при столкновении с вооруженными преступниками, чем у его российского коллеги. Наверное, именно поэтому, действия американской полиции по противодействию преступности, в целом оценивают как более эффективные, чем в России или даже в Европе.

Поэтому, хотя и нельзя поспорить с тем, что антикоррупционные меры по очищению рядов российской полиции от «оборотней», переименования и переодевания в новую форму вместе с увеличением социальной защищенности сотрудников и их окладов — в ходе прошедшей реформы органов внутренних дел — дело хорошее, которое в принципе уже отчасти положительно сказалось на работе правоохранительной системы в целом, тем не менее, эффективность работы любой полиции зависит не только от «кристальной честности» каждого конкретного её сотрудника, а еще от наличия правовых возможностей у полицейского применить любые имеющиеся у него средства для защиты законности и обеспечения безопасности граждан, а главное — уверенности, что он действует при их применении согласно букве закона. Причем, думаю не надо объяснять, что неуверенный в правильности своих действий полицейский на улице, в большинстве случаев оказывается попросту бесполезен, как например, присутствовавшие при инциденте на уже упомянутом Матвеевском рынке патрульные полицейские, которые так и не вмешались в происходящее на их глазах избиение коллеги.

К слову, в среднем, в России ежегодно погибает при исполнении служебных обязанностей почти в три раза больше сотрудников правоохранительных органов, чем в США. Причем, более половины из них — погибает в результате применения огнестрельного оружия преступниками. Так может быть для того, чтобы требовать от полиции, чтобы она нас защищала как следует, нужно сначала задуматься о праве и возможностях самой полиции на защиту?
Источник

Банда GTA занималась подготовкой к серии терактов в Москве

Из СМИ стало известно, что банда GTA занималась подготовкой к серии терактов в российской столице. Как сообщил источник в правоохранительных органах, в одном их тайников банды были обнаружены несколько сотен килограммов взрывчатки гексогена.

Теракты были запланированы во время спортивных и прочих массовых мероприятий на стадионах столицы в конце текущего – начале следующего годов.




Отметим, что стать членом GTA можно только совершив убийство человека. Преступники вербовали в основном тех, кто убил кого-то из близких родственников.

В Москве и Подмосковье в ночь на 6 ноября была проведена масштабная операция по поимке предполагаемых преступников из банды GTA. Так, в Раменском районе Подмосковья был убит Рустам Усманов, выходец из Киргизии. А в Москве в одном из жилых домов на Дмитровском шоссе были задержаны 10 человек, в том числе и таджик Абдумуким Мамадчонов. Немого позже удалось задержать еще одного бандита во Владимирской области.

11 ноября стало известно о задержании одного из лидеров банды, который смог сбежать во время проведения спецоперации.

Напомним, что жертвами преступников стало около 14 человек. Тела жертв находили, как правило, в машинах, которые были припаркованы на обочинах в районе Малого и Большого бетонных колец. В мае 2014 года было совершено первое убийство. Бандиты расправились с пожилым мужчиной и его женой на 84-м километре трассы М-4 «Дон».

Ранее СМИ сообщали, что членами банды были исламисты, но в Следственном комитете отметили, что бандиты действовали только исходя из криминальных мотивов.

Источник