легитимность

Глава Мюнхенской конференции признал, что действия России в Сирии легитимны, а США – нет!

Сергей Лавров

Послезавтра начинается ежегодная международная конференция по безопасности в Мюнхене, которая каждому россиянину стала известна во многом благодаря памятной речи Владимира Владимировича Путина, произнесенной с трибуны этого мероприятия в 2007 году. А уже завтра, 11 февраля, состоится встреча «группы поддержки Сирии».

В преддверии этого события председатель Мюнхенской конференции, руководящий ею с 2009 года, известный немецкий дипломат Вольфганг Ишингер разоткровенничался с российскими СМИ. Он выразил надежду на то, что западные дипломаты в этом году будут вести себя пристойно и не допустят прошлогодних кабацких выходок по типу свиста и гомона, а будут конструктивны и открыты к диалогу, несмотря на острые вопросы и противоположные точки зрения.

Ишингер очень обрадован тем, что российская делегация в этом году будет более представительная, чем в прошлом, и он обрисовал радужные перспективы по урегулированию и сирийского, и украинского конфликтов, отметив роль России в обоих переговорных процессах. Но тут журналист сбил его дипломатическую улыбку с лица острым и прямым вопросом: а почему, мол, в ваших докладах спецоперация российских ВКС в Сирии квалифицируется как «военное вмешательство», а действия западной коалиции именуются не иначе как «операция»?

Ишингер начал юлить и оправдываться, мол, это не я! Типа Мюнхенская конференция своего мозга не имеет, а опирается лишь на доклады других источников! Цитирую:

«Дело в том, что поскольку сама Мюнхенская конференция по безопасности не является think-tank, то подобные документы составляются на базе многочисленных докладов аналитических институтов со всего мира. Авторы этих докладов действительно могут придерживаться той или иной позиции, но их мнение не является мнением организаторов Мюнхенской конференции»

Как так-то?! Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов?! К чему вообще эта структура? Перепечатывать чужие доклады, которые представляют только одну точку зрения – западную? Тогда не называйте себя «крупной международной дипломатической площадкой, представляющей интересы разных стран»!

И видимо смутившись собственной смороженной ереси, г-н председатель поспешил добавить следующее:

«Более того, Россия имеет все основания сказать, что ее операция в Сирии соответствуют международному праву, поскольку российская авиация действует с согласия и по приглашению сирийских властей. У западных стран — включая Германию — такого приглашения нет. Таким образом, правовая база, на которую Россия опирается в Сирии, является менее сомнительной, чем правовые основания коалиции под руководством США».

Хаха! Менее сомнительной? Давайте уж по-чесноку: если есть правовые основания, то ни о каких сомнениях и речи быть не может, а если этих оснований нет, тогда – да, эти действия более чем сомнительны. И тут все встает на свои места: сразу понятно, что считать «военным вмешательством», а что «спецоперацией по приглашению правительства». И пора это признать всем и вся.

Источник

Москва усомнилась в легитимности военной операции ЕС в Средиземноморье

XV съезд Русского географического общества в Москве

В Москве ставят под сомнение легитимность военно-морской операции Евросоюза по пресечению нелегальной миграции в Средиземном море, стартовавшей 22 июня. Об этом сообщает «Интерфакс» со ссылкой на пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова.

«Еще предстоит понять, насколько такие действия могли бы соответствовать принципам и нормам международного права, иметь обоснование с точки зрения международного права и соответствующих решений СБ ООН», – отметил Песков. По его словам, «еще предстоит изучить подобные решения на предмет их легитимности».

Главы МИД стран-членов ЕС 22 июня приняли решение о запуске первого этапа операции по борьбе с перевозчиками нелегальных мигрантов. По данным РИА Новости, первый этап будет состоять в сборе информации. Для этого ЕС намерен задействовать пять боевых кораблей, две подлодки, три самолета, два беспилотника и три вертолета.

Флагманским кораблем операции будет итальянский авианосец «Кавур». Судно сможет обеспечивать командование и управление. Также на нем оборудован госпиталь.

Источник

The Guardian: Перезагрузка Кэмерона

9h

Предполагалось, что все будет сложно. После голосования нам говорили, что победителя придется определять с логарифмической линейкой. На странице «Правительство меньшинства» в «Википедии» резко подскочил трафик.

Споры о легитимности перерастали в скандалы, которых не постыдилось бы и «Шоу Джереми Кайла». Все ждали, что за выборами последует самый страшный конституционный кризис со времен отречения Эдуарда VIII — или, по крайней мере, со времен ссоры между Джейд Гуди (Jade Goody) и Шилпой Шетти (Shilpa Shetty) в эфире «Большого брата». Многие были уверены, что следующим премьер-министром станет Эд Милибэнд (Ed Miliband).

Прикиньте, они действительно так думали!

То, что произошло на самом деле, фанаты «Игры престолов» могли бы назвать «Кровавой свадьбой». Резня и кровопролитие начались с шокирующих экзит-поллов. В итоге мы получили полностью консервативное правительство — чего почти никто не ожидал, — и внезапно оказались посередине Кэмероновского десятилетия. Эры Кэмерона. Эпохи Кэмерона.

Нас ждут еще пять лет с этим лакированным ботинком в костюме и при компьютере, вышагивающим туда-сюда с неискренней улыбкой над сияющим подбородком. Он выиграл выборы, выиграл их полностью. Победил на все сто. Скачал обновления, перезагрузился и приступил к новому этапу. Может быть, на сей раз он порадует сатириков и проявит хоть какие-то человеческие черты, за которые можно уцепиться? А то из одних безликости и отстраненности много не выжмешь. Что ж, будем надеяться…

Между тем лейбористы провалились через дыру во времени прямиком в 1980-е. Некоторые считают, что восстанавливаться они будут лет десять, но не так давно они смогли справиться быстрее. Их точно так же разгромили в 1992 году, однако через пять лет они нашли себе воинственного лидера с мессианскими замашками и одержали полную победу. Что-то подобное может произойти снова.

Хуже всех пришлось либдемам. На национальном уровне они сейчас значат не больше, чем Антон дю Беке (Anton Du Beke). Сейчас очевидно, что в коалиции они играли роль козла отпущения и что Нику Клеггу (Nick Clegg) доставалась вся ненависть, причитавшаяся Кэмерону и Осборну. Это было неизбежно — Клегг выглядел редкостным пустым местом, чем-то вроде заготовки для персонажа в компьютерной игре. Это был просто фоторобот того парня, которого вы однажды видели на пикнике, незнакомец из лифта в здании саутгемптонской радиостанции. В результате он воплощал в себе то, что нам было психологически удобно в нем видеть. В 2010 году охваченная клеггоманией публика проецировала на него свои надежды, а уже через год люди стали его презирать.

Теперь поговорим об опросах. Долгое время никто не верил, что Эд Милибэнд может стать премьер-министром. Он был слишком неуклюж, неотесан и комичен. Однако опросы показывали, что он — главный фаворит. Успехи его избирательной кампании вроде бы это подтверждали — и мы вдруг начали смотреть на него совсем по-другому. Неожиданно он показался и обаятельным, и уверенным в себе. Неудачник шел к победе. Он даже стал — наполовину в шутку — секс-символом. Даже дурацкая восьмифутовая каменная плита, на которой он велел выбить свои предвыборные обещания, не лишила его шансов на успех. Ведь никаких шансов у Милибэнда не было с самого начала.

Да-да, вся эта предвыборная шумиха была полной туфтой. Опросы ошибались: на самом деле мы никогда не думали об Эде Милибэнде ничего хорошего. Дело в том, что респонденты врали социологам. Разница между результатами опросов и результатами выборов — ценнейший материал для ученых, позволяющий оценить разницу между тем, что люди говорят, и тем, что они думают на самом деле. Судя по всему, голосование за тори — это такое постыдное удовольствие, о котором не все готовы рассказывать. Никто же не станет говорить социологам, что он мастурбирует или слушает Гэри Барлоу (Gary Barlow). Или мастурбирует под Гэри Барлоу — причем в избирательной кабинке, голосуя свободной рукой за консерваторов. Ох уж эта кэмероновская Британия!

«Общественное мнение» многое определяет в нашей жизни — от того, какого цвета будет обертка на шоколадках KitKat Chunky, до того, будем ли мы бомбить очередную далекую страну. Поэтому так неприятно осознавать, что мы с тем же успехом могли бы просто кидать жребий. В сущности, весьма вероятно, что никакого «общественного мнения» и вовсе не существует — или, по крайней мере, что его невозможно выяснить без всеобщего тайного голосования. В преддверии 7 мая за общественным мнением как только ни охотились. Обычные опросы, онлайн-опросы, телеопросы… И все это ничего не стоило. Поразительно, что в эпоху, когда — благодаря интернету — каждый в любой момент может кому угодно сказать что угодно, никто не знает, о чем же думают окружающие. Единственный способ это выяснить — раздать им бумажки и ручки, как будто на дворе все еще 1962 год.

Если выборы 2015 года принесут нам что-то — кроме еще пяти лет правления человека с похожим на окорок лицом и лицезрения того, как лейбористы топчутся в своем вольере точно депрессивный белый медведь, — то это будет отказ от «опросного» политического невроза. Может быть, решения больше не будут принимать исходя из результатов опросов, мнения фокус-групп или популярности хэштега. Возможно, это хорошо. А возможно, очень плохо. Я абсолютно ничего не могу про это сказать — и вы тоже не можете. Потому что никто из нас ничего не знает.

Источник

Фото ©  AP Photo Kirsty Wigglesworth

Дутая легитимность «элит» (12.05.2010). Семинар КПЕ

 
Санкт-Петербургское региональное отделение ВПП «Курсом Правды и Единения»
Ведущий: Дмитрий Славолюбов
Дата: 12 мая 2010 г.