незаконная миграция

Жертва политической пропаганды

5h

Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер обвинил главу МИД России Сергея Лаврова в том, что он использует информацию об изнасиловании мигрантами русскоязычной девочки Лизы в Германии «для политической пропаганды».

Штайнмайер заявил, что нельзя «вмешиваться в и без того сложную внутригерманскую дискуссию о мигрантах и разжигать ее». «Я могу лишь посоветовать российским властям учитывать результаты расследования», — цитирует Deutsche Welle главу немецкого МИД. Министр также добавил, что МИД Германии предоставит российскому послу в Берлине всю необходимую информацию по этому делу. Кроме того, Франк-Вальтер Штайнмайер подчеркнул, что немецкие власти делают все возможное, чтобы разобраться в случившемся.

Напомним, во вторник Сергей Лавров, комментируя информацию об изнасиловании мигрантами в Берлине русской девочки, сказал: «Надеемся, что не будет больше случаев, как с нашей девочкой Лизой в Германии, мы работаем с адвокатом её семьи. Я думаю, что здесь должны торжествовать правда и справедливость. Надеюсь, что эти миграционные проблемы не будут вести к попытке политкорректно залакировать действительность в каких-то внутриполитических целях — это было бы неправильно».

Как видим, достаточно сдержанные рассуждения российского дипломата вызвали резкую отповедь немецкого коллеги.

Между тем, случай с девочкой Лизой далеко не первый, когда немецкие власти оказались крайне недовольными широкой оглаской этого дела. Сотни нападений на немецких женщин в начале этого года так же неохотно фиксировались немецкой полицией.

Так почему же публично высказанная «надежда» на то, что «миграционные проблемы не будут вести к попытке политкорректно залакировать» действительность” вызывала неадекватную реакцию немецкого дипломата?

— Политики «стопроцентного» Запада, к которому относит себя и Германия, привыкли, что они могут вмешиваться в любой инцидент в России или других «второразрядных», по их мнению, странах, — говорит политолог и публицист Константин Крылов.

-Причём, вмешиваться, даже если дело не затрагивает граждан их стран, а просто из соображений «всеобщего торжества демократических ценностей». Последний пример, некое «общественное расследование» в Великобритании относительно «коррупционности Путина».

Когда мы вполне справедливо замечаем, что неплохо бы приводить более конкретные доказательства того, в чём обвиняют Россию и её граждан, нам говорят, что «у нас демократия».

Но всё, что касается того, что происходит в их странах, европейцы считают своим внутренним делом и очень не любят, когда «к ним лезут». Правда, исключение делаются, скажем, для приверженцев ислама арабского происхождения. Когда они очень эмоционально реагируют на сожжение нескольких страниц Корана, западные политики особенно не реагируют. Дескать, что обижаться на эту диеость.

А в случае с заявлением Лаврова, европейцев возмущает, что против них используют их же оружие. Политики на Западе уверены, что это право принадлежит только им.

— А может быть, обострённая реакция немецкого дипломата вызвана тем, что Европа, несмотря ни на что, сделала ставку на политкорректность и не хочет, чтобы в ЕС усиливалась волна неприятия мигрантов с Ближнего Востока и Африки?

— Да, европейский истеблишмент сам не любит всерьёз обсуждать проблему мигрантов и не приветствует, когда это делают другие, особенно, если эти другие из России. Я думаю, что европейские политические элиты совершенно не случайно позволяют мигрантам многое из того, что запрещают собственным гражданам. Они возлагают на них и их потомков большие надежды, как на будущих граждан объединённой Европы. Новые европейцы арабского и африканского происхождения, думают они, могут пригодиться одновременно как электорат и как средство запугивания коренного населения. Они буквально заставляют принимать мигрантов всех членов Евросоюза. И с этого курса сворачивать они не намерены. Поэтому и стараются замолчать истории, связанные с «нехорошими мигрантами».

 — То есть растерянность европейских политиков перед наплывом мигрантов, о которой много говорят сейчас, наигранная?

— Никакой растерянности нет и в помине. Европейцы привыкли рассчитывать свои действия на пять шагов вперёд. Повторяю, как ни парадоксально, именно на приезжих делают ставку либертарианцы, рассчитывая, что мигранты в первом и втором поколении станут их опорой в борьбе за влияние с правыми силами, такими как «Национальный фронт» во Франции. Мигранты понимают, что в Евросоюзе их будут жирно кормить, особенно по сравнению с тем, как они питались у себя дома. Поэтому они охотно проголосуют за тех, кто пообещает им сытую жизнь и толерантное отношение.

— Резкость заявления Штанмайера была явно неадекватна спокойному пожеланию Лаврова держать Россию в курсе расследования этого преступления против гражданки России, — соглашается директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. — Понятно, что наши «западные партнёры» сейчас довольно болезненно реагируют на всё, что исходит от России. Особенно, когда чувствуют справедливость наших пожеланий. Думаю, дело не только в самих заявлениях немецкого и российского министров. Немецкая пресса создаёт вакуум вокруг расследования инцидента с русскоязычной девочкой, как, впрочем, и со многими другими преступлениями, где замешаны мигранты. Показательно, что глава российского МИД очень спокойно отреагировал на выпад немецкого коллеги.

 — Когда только начался неконтролируемый наплыв беженцев из Африки и Ближнего Востока в Европу, много говорили о том, что Старому Свету придётся отказаться от излишне толерантного отношения к мигрантам. Судя по всему, этого не произошло и не произойдёт?

— Если в Евросоюзе и дальше будет установка на замалчивание преступлений, совершённых мигрантами, понятно, что они будут чувствовать себя всё более безнаказанными. Это в итоге приведёт к тому, что избиратели будут голосовать за те политические силы, которые выступают за ужесточение миграционной политики. Это, в основном, правые силы. В то время как нынешние правительства в ЕС сплошь либеральные.

— Однако даже страшные теракты в Париже 13 ноября не повлияли кардинально на настроения французских избирателей. «Национальный фронт» получил некоторый приток голосов, но региональные выборы, скорее, проиграл, чем выиграл. Что же страшное должно случиться, чтобы европейцы решили голосовать за правых?

— Я думаю, настроения европейцев могут сильно измениться, когда они окончательно убедятся, что нынешние политики у власти не способны решить проблему мигрантов. В некоторых странах власть это понимает, и начинает что-то делать. Швеция и Норвегия высылают мигрантов. Во Франции снесён палаточный лагерь беженцев в районе города Кале. Однако если власти и дальше продолжат в таком духе, они попадут под мощную критику либералов-правозащитников, и вынуждены будут идти на уступки.

Ситуация достаточно тупиковая. Временно смягчить проблему наплыва беженцев в Европу могло бы прекращение войны в Сирии. Но в данном вопросе от Евросоюза мало что зависит.

Источник

Фото ТАСС

Кто сказал: “Несчастные беженцы”? Это – крупнейший бизнес

original (10)

Сопли по поводу того, что “несчастные люди бегут от войны” появились в европейской прессе ровно в середине 2015 года. Тогда, как по команде, были раскрыты “ворота” Евросоюза, и туда рванули сотни тысяч людей из Африки и Азии.

Они рванули, и их… впустили – безо всяких виз и прочей “пограничной дребедени” типа “подтверждения своей платежеспособности”, что неукоснительно – в драконовском стиле – требуется от любого туриста или командировочного, запрашивающего въезд на “священную территорию” ЕС из России.

Русские для ЕС – под контролем, толпы афро-азиатов – под режимом “наибольшего благоприятствования”.

Кстати, кто помнит, евросчастливцы обещали открыть границы ЕС для граждан Украины, но в конце концов просто обманули, несмотря на верноподданические скачки на Майдане и АТО – “драх нах Остен” – в “сумрачном германском стиле” на Донбассе.

Шила в мешке не утаить, а потому то, что было видно со стороны: беженцы в Европу – это бизнес с огромными прибылями для его организаторов! – стало теперь озвучиваться европейскими силовиками.

По оценкам европейской полиции – “Европола”, в 2015 году преступные синдикаты заработали на беженцах до 4 миллиардов фунтов стерлингов (до 6 млрд долларов), пишет британская газета “The Independent” в статье “Refugee crisis: Human traffickers ‘netted up to £4bn last year’”.

По мнению организации, бизнес по доставке беженцев в Европу по доходности может конкурировать только с торговлей наркотиками.

К таким выводам специалисты пришли на основе опроса 1500 добравшихся до Европы беженцев. Оказалось, что 90% из них платили контрабандистам за доставку в Европу, рассказал британскому изданию глава “Европола” Роб Уэйнрайт (Rob Wainwright).
Вот подробности: глава “Европола” привел данные Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, в соответствии с которыми попытку добраться до Европы предприняли более 1 млн мигрантов.

«Мы знаем, что в среднем каждый мигрант платит от $3000 до $6000 посредникам из уголовного мира за свою поездку. Таким образом, сделав простые математические расчеты, вы получите, что их оборот в 2015 году составил до 6 млрд долларов! Это большие цифры. Преступные сети сделали миллиарды долларов в течение одного года только в Европе». ​
По словам Уэйнрайта, сети преступных организаций, зарабатывающих на беженцах, раскинулись от Северной Африки до Скандинавии, в этом криминальном бизнесе заняты десятки тысяч человек. Только в прошлом году “Европол” выявил почти 11 тысяч подозреваемых в причастности к незаконному предпринимательству в сфере миграции.
Так что нарастающий разгул мигрантов в европейских городах спровоцирован прежде всего не ближневосточными страстями, хотя и эта тема присутствует, а простой, как апельсин, реальностью: “Ничего личного, это – бизнес”.

Следующее откровение от “Европола” должно, по нашему скромному мнению, касаться вопроса о том: “Кто платит контрабандистам за переправку беженцев в Европу?” Ведь суммы в 3-6 тысяч долларов на человека – это неподъемные деньги для массы не слишком богатых афро-азиатских семей: только перемножьте эту цифру на 4-5 членов семьи!
Правда, хотя семейные переезды сейчас зафиксированы, но на фоне этих толп не столь заметны – перебираются в ЕС, в основном, молодые парни. Будут искать невест на месте?


Значит, за спиной этого нашествия стоят вполне себе конкретные джентльмены, которые и организовали “Великое переселение народов 2.0” в начале XXI века.
“То ли ещё будет, ой-ой-ой…”

Источник

Запад хочет убрать Асада руками Путина

13h

Канцлер Германии Ангела Меркель заявила о том, что Берлин желает вернуться «к конструктивным отношениям с Москвой». «Мы желаем партнерских отношений с Россией, у нас так много международных проблем», — цитирует Меркель РИА «Новости».

Правда, по её словам, при всём желании ЕС пока не может отменить санкции, принятые в отношении России из-за конфликта вокруг Украины. И это при том, что Меркель признаёт: санкционная война затронула, в том числе и ряд западных компаний. «Ввиду существенных нарушений международного права и до сих пор нестабильной ситуации мы, к сожалению, еще не достигли этого вопроса», — приводит слова Меркель телерадиокомпания Deutsche Welle относительно отмены санкций.

Глава Комитета Госдумы по международным отношениям Алексей Пушковуже иронично прокомментировал слова канцлера Германии.

«Дилемма Меркель: снять санкции с России она хочет, но не может, а ввести санкции против Украины за срыв Минских соглашений может, но не хочет», — написал депутат на своей странице в Twitter.

Заявление лидера Германии можно было бы вообще посчитать незначительным, если бы не одна оговорка. По словам Меркель, Москва может сыграть важную роль в урегулировании конфликта в Сирии. То есть Запад в очередной раз как бы намекает России, что у неё есть шанс «разменять» Сирию на Украину. Помочь «урегулировать» сирийский кризис, после чего отношения Россия и Запада станут более «конструктивными». Сколь тонкий, столь же и туманный намёк на возможное снятие санкций. Конечно, не всех и не сразу…

Причина, по которой германский канцлер вспомнила об «особой роли России» в сирийском кризисе, лежит на поверхности. Европу захлёстывают волны мигрантов, многие из которых прибывают с Ближнего Востока.

«Свободная пресса» уже рассказывала, что в последние месяцы протестные настроения в немецком обществе в связи с катастрофическим наплывом мигрантов заметно усилились (если ещё недавно прогнозировалось, что в текущем году Германия примет около 400 тысяч беженцев, то теперь называется цифра 800 тысяч). В том числе участились нападения на центры приёма беженцев: с января по июль таких эксцессов зарегистрировано уже свыше 200, тогда как за весь 2014 год их было 198.

Во Франции проблема неконтролируемой миграции также вызывает рост протестных настроений в обществе. В частности, сегодня в стране наиболее популярен правый Национальный фронт, у которого есть все шансы победить на грядущих осенью муниципальных выборах.

Таким образом, ведущие страны ЕС крайне заинтересованы, чтобы Россия склонилапрезидента Сирии Башара Асада добровольно уйти. Это даст Западу дополнительные геополитические преимущества и одновременно сократит поток беженцев с Ближнего Востока.

— В своё время Запад чётко обозначил свою позицию: Башар Асад должен уйти, — говорит политолог, популярный блогер Анатолий Эль-Мюрид. — Никаких других сигналов в этом смысле не поступало. Поэтому слова Меркель о помощи России в разрешении конфликта в Сирии надо понимать именно так, что Запад рассчитывает на помощь нашей страны в отстранении нынешнего президента Сирии.

В том виде как оно прозвучало сейчас, это заявление не содержит ничего принципиально нового. Другое дело, если бы Меркель чётко обозначила новые критерии, которые бы Запад считал приемлемыми при урегулировании сирийского конфликта.

— То есть Запад, пытаясь в очередной раз «развести» Россию, как бы намекает: вы помогите нам устранить режим Башара Асада, а мы, по всей видимости, смягчим санкции?

— Да, именно так. Если российское руководство по-прежнему не хочет «сдавать» Асада, то заявление Меркель можно пропустить мимо ушей.

 — А какова сейчас вообще роль России в сирийском кризисе? Одно время считалось большой победой нашей страны и лично Путина, что мы убедили Запад не бомбить Сирию в обмен на её химическое разоружение. А сейчас мы можем что-то сделать, что серьёзно повлияет на события в этой стране?

— В основном наше участие сейчас ограничивается поставками оружия и боеприпасов, поскольку полуразрушенная Сирия уже не может производить их сама. Всё остальное за пределами наших возможностей. Поскольку имидж нашей страны и президента Путина для западных обывателей совсем иной, чем в 2013 году. Тогда мы были для них миротворцами, теперь — агрессорами.

 — Каким вы видите развитие ситуации с беженцами из Сирии наводняющими Европу?

— Глава МИД России Сергей Лавров два дня назад заявил, что Россия может помочь Европе в этом вопросе. Правда, не уточнил — как. Я лично вижу только два варианта: либо мы откроем для беженцев свои границы, либо будем «приплачивать» ЕС за содержание мигрантов. Наиболее вероятен второй вариант. Лавров намекнул, что Россия ждёт встречных шагов по другим вопросам. Скорей всего, он имел в виду всё тоже снятие санкций.

— Россия могла бы ещё как-то повлиять на ситуацию на Ближнем Востоке? В частности, в борьбе с «Исламским государством» *?

—  Борьба с ИГ была бы эффективна только в рамках широкой международной коалиции. В современной политической ситуации это практически исключено.

— То есть на разобщенности России и Запада ИГ выигрывает?

— В общем, да. Дела у Асада плохи. В лучше случае, он удержит за собой алавитские районы Сирии и, может быть, друзские районы на юге. Даже Дамаск — под вопросом. Поскольку ИГ приложит все усилия, чтобы захватить его. Как и Багдад, кстати. Это принципиально важные для радикальных исламистов города.

— По сути, Ангела Меркель в более обтекаемой форме изложила позицию США, — считает заместитель директора Центра Германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин. — Россия должна ослабить либо вообще прекратить поддержку Башара Асада. Фактически заставив его уйти. Тем самым Запад как бы подтверждает свой курс на свержение Асада и фактический распад Сирии. Таким образом, американцы добьются своей цели и смогут в случае необходимости блокировать Иран.

Что касается санкционной войны, то Меркель, подтверждая факт её негативного влияния на немецкую промышленность, говорит, что время снятия санкций не пришло. Якобы из-за того, что Россия не выполняет Минские соглашения.

 — Чего Запад ждёт от России по сирийскому вопросу?

— Во-первых, прекращения поставок оружия. Хотя оружия у Асада сейчас припасено уже на год вперёд. Главное, чего ждут от нас — прекращения дипломатической поддержки. Поскольку прямо кроме России и Ирана ни одна страна не выступает в поддержку официального сирийского режима.

 — Если сегодня Запад решится на массированные бомбардировки Сирии, остановит ли его вето России в Совбезе ООН?

— Если Запад, прежде всего американцы, решатся повторить в Сирии югославский вариант — то есть примут решение бомбить страну, то дипломатическими мерами их нельзя будет остановить. Только военными, что приведёт к перерастанию этого конфликта в глобальный. Вряд ли Россия пойдёт на это. Хотя свержение Асада и распад Сирии практически неизбежно приведёт к усилению ИГ. А это значит, что наши южные границы окажутся под ударом.

— А можем ли мы поставить пресловутые С-300 в нынешней ситуации?

— Всё-таки у меня есть ощущение, что делать это надо было раньше. Сейчас эти зенитно-ракетные системы легко могут попасть в руки противников Асада.

* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото: AP/ ТАСС