расходы

Антон Силуанов: на антикризисный план не хватает денег

1

Сегодня, 24 февраля, министр финансов России Антон Силуанов после того, как проект антикризисного плана прошел принципиальное согласование, сообщил, что из необходимых 250 миллиардов рублей на его реализацию у властей страны имеется только 120 миллиардов рублей антикризисного фонда.

Сообщается, что недостающую сумму средств можно получить только при правке бюджета или же из резерва, который находится в распоряжении российского лидера Владимир Путина.

Помимо этого, в финансовом ведомстве выступают с предложением снизить расходы антикризисного плана и убрать из него пункты, которые приводят к сокращению доходов бюджета. Обсуждение антикризисного плана может быть перенесено на апрель текущего года.

В Минфине также сообщили, что по факту в антикризисном фонде у правительства, исходя из закона о бюджете, есть 65 миллиардов рублей. Еще примерно 55 миллиардов рублей могут в нем появиться в апреле, когда фонд получит от федерального казначейства невостребованные остатки бюджета предыдущего года.

Министр финансов страны выступил с предложением уменьшить расходы из антикризисного фонда до 120 миллиардов рублей. При этом в данный список должны войти расходы по принятым ранее решениям, которые связаны с Крымом и Украиной, и составляют 17,1 миллиардов рублей. Антон Силуанов предлагает попросить у Владимира Путина порядка 130 миллиардов рублей.

В Минфине России ожидают, что финансирование машиностроения будет сохранено, а также предполагают существенное уменьшение антикризисных расходов Минздрава и поддержки экспорта через Росэксимбанк, ВЭБ и Российский экспортный центр. Антон Силуанов отметил невозможность субсидирования по кредитам промышленных предприятий на 10 миллиардов рублей и оказание поддержки промышленному машиностроению.

Напомним, что российской правительство с середины января 2016 года занимается разработкой антикризисного плана. Вместе с этим, 26 января министр экономического развития Алексей Улюкаев заявил Владимиру Путину о том, что самая тяжелая фаза кризиса в экономике в России завершилась в конце второго квартала 2015 года. Министр отметил, что входить в 2016 год власти страны могут с осторожным оптимизмом.

По материалам Лента

Фото Коммерсантъ

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Ветреный Пентагон

21р

Министерство обороны могло бы сэкономить $33 млрд, если бы Пентагон более жестко контролировал расходы на дорогостоящие программы и ввел некую базовую бюджетную дисциплину.

Было представлено 27 примеров неэффективного расходования средств Пентагоном, который в этом году запросил рекордные $534 млрд. По объемам расходов Пентагон занимает второе место после социального обеспечения.

Например, сомнительную пользу видят в работе группы по содействию восстановлению экономики и стабильности в Афганистане, на которую выделено $820 млн. Это подразделение под особым контролем, после того, как стало известно о миллионах неоправданных расходов, включая $150 млн на шикарные виллы подрядчиков.

Это не считая $3,5 млрд в год, что Вашингтон тратит на помощь военным в Афганистане. С 2002 года США ежегодно выделяли по крайней мере $2,3 млрд на зарплаты военным Национальной Армии Афганистана в процессе создания в стране сил национальной безопасности. Тем не менее, 14 лет спустя Министерство обороны не имеет ни малейшего представления – скольким афганским военным они платят .

Было затрачен $2,7 млрд на разработку системы слежения, чья эффективность была поставлена под сомнение.

Стоимость авианосца Navy’s Gerald R. Ford-class, по сравнению с бюджетом первых двух кораблей, превышает запланированные расходы на $ 4,7 млрд.

Стоимость спутников нового поколения превышает бюджет на $1,1 млрд.

Примером других сомнительных расходов может служить $857 млн на закупку запчастей и припасов; $1 млрд на то, чтобы уничтожить устаревшие боеприпасы на сумму $ 16 млрд, которые еще возможно годны к употреблению.

Теперь сенаторы думают, как помочь Пентагону. Контролировать? Помогать вести отчетность? Штрафовать? Занятно, что за этот контроль тоже надо кому-то платить.

Источник

Фото Politikus

Расходы бюджета Краснодара на подготовку с ЧМ-2018 года сокращены на 10%

На стадион потратят меньше денег

Затраты на реконструкции стадиона «Фишт» в Сочи и другие подготовительные работы для ЧМ-2018 года снизились на 10%

Власти Краснодара сократили расходы для подготовки к Чемпионату по футболу примерно на 10%. Как сообщил заместитель министра физической культура и спорта Краснодарского края Сергей Мясищев, затраты удалось уменьшить за счет перераспределения объемов и софинансирования реконструкции стадиона «Фишт» в Сочи.

Известно, что на ремонтно-восстановительные работы этого объекта при общих затратах в 3,8 млн. рублей из казны региона на это будут использованы только 300 млн рублей.

 

Содержание мигрантов обойдется Германии дороже, чем российская Олимпиада в Сочи

14h

Даже при уменьшении притока беженцев на 30% в год затраты на содержание мигрантов для бюджета Германии на 2015-2017 годы составят 56 млрд евро, сказано в докладе Института немецкой экономики в Кельне. Эта сумма превышает расходы России на проведение Зимней Олимпиады.

“А говорят, что Олимпиада в Сочи дорого обошлась”, – язвит блогер Андрей Шмидт, выложивший на своей странице в Facebook расчеты немецких экономистов.

14_1р

Напомним, организация и проведение Олимпийских игр в Сочи обошлись России более чем в 50 млрд долларов. Вместе с тем, и прибыль от Олимпиады вдвое превысила прогнозы, а положительный эффект от пропаганды здорового образа жизни и улучшения имиджа РФ в мире вообще не поддается оценке.

Стоит отметить, что власти ФРГ обещают экономике страны выгоды от притока мигрантов, однако в денежном эквиваленте эти обещания экономисты оценивать пока не берутся.

Источник

Фото Reuters, Facebook

Зачем Китаю еще один авианосец?

Китай хочет еще один авианосец

Китай привык исполнять свою внутреннюю политику размеренно, но несмотря ни на какие преграды. Кризис – это не повод отказываться от постройки нового авианосца для КНР

Министерство обороны Китая приняло решение о постройке второго авианесущего крейсера для военно-морских сил страны. Известно, что у КНР уже есть одно судно подобного типа – «Ляонин». Однако правительство «Поднебесной» решило и дальше наращивать свой флот.

Многие специалисты, особенно западные утверждают, что такой шаг неоправдан и несет за собой огромные и ненужные для страны траты. Но как показывает практика терактов в Париже, вкладывать деньги в развитие демократии и новых моделей легковых автомобилей – это не всегда полезно для безопасности своего населения. Довольно часто приходится тратить баснословные суммы и на оборонную промышленность, в противном случае страна рискует остаться беззащитной, как государства ЕС последние полгода.

Развитие флота, как и любой другой составляющей армии – это всегда неудобно, слишком дорого, такое мероприятие даже не приносит прибыли. С финансовой точки зрения все эти деньги проще и выгоднее было бы направить в развитие какой-нибудь корпорации.

Но история не знает ни одного государства, которое без армии смогло бы сохранить свою независимость и обеспечить нормальное развитие. Затраты на военные нужды – это всегда неприятно для экономики, пусть даже и китайской, однако в противном случае можно тогда забыть и обо всей стране.

Конечно, авианосца «Ляонин» будет достаточно для КНР, чтобы иметь минимальную огневую мощь. У Пекина кроме него есть еще несколько подлодок с ядерным оружием. Однако если это государство хочет, чтобы его самолеты не сбивали какие-нибудь турецкие ВВС, торговые судна не грабили сомалийские пираты, то ему нужно заботиться о модернизации флота и его пополнении надводными суднами. В противном случае вся экономическая мощь Китая очень скоро может прекратить свое существование, поскольку ему нечем будет защищать свои торговые морские пути.

Илья К. специально для Правда-ТВ

Аналитики США: Россия достигла серьезных успехов в Сирии при минимальных затратах

Россия тратит мало на операцию в Сирии

Аналитики США признают, что российские ВКС смогли добиться ключевых целей за три месяца военной операции. При этом Москва потратила минимум ресурсов

Ход войны в Сирии между правительственными войсками и террористами из ИГИЛ меняется в пользу Дамаска. Все это происходит благодаря помощи России, которая сотрудничает с правительством Сирии и наносит авиаудары по террористам их стратегическим объектам.

В США регулярно критикуют действия Москвы в этом регионе. Однако все подобные заявления поверхностны и не имеют под собой никаких реальных доказательств. В то же время военные США и аналитики различных американских организаций уже сейчас признают, что Москва добилась поставленных целей.

Один из высокопоставленных чиновников в администрации Б. Обамы подчеркнул, что режим Башара Асада находится сейчас благодаря России в наиболее безопасном положении, чем когда-либо. Также американскими аналитиками признается тот факт, что Россия тратит на военную операцию в Сирии минимум средств. По сравнению с дорогостоящими военными действиями армии США в Ираке, и Афганистане, такие расходы запредельно минимальны.

Аналитики даже приводят пример с цифрами – стоимость российской кампании в Сирии составляет $1-2 млрд в год. В то же время на присутствие американских войск в Афганистане у США ежегодно уходит сумма, превышающая российские расходы в несколько раз. При этом Москва достигает намеченной цели, а Вашингтон нет.

В Афганистане американские войска более 13 лет сидят на военных базах и изредка проводят незначительные рейды, причем сейчас талибы активно захватывают города, а США постепенно выводят войска. Россия же за три месяца уничтожила почти всю инфраструктуру террористов, пресекла возможность вести им торговлю нефтью, благодаря чему сирийская армия теперь ведет активное наступление на Алеппо. При всем этом Москва потратила в разы меньше, чем Вашингтон.

Именно это и привлекает внимание американских военных и аналитиков в Вашингтоне. Россия уже давно не проводила операций на территории других государств. Но несмотря на это она сразу же показывает такой хороший результат при минимальных затратах. Чего нельзя сказать о США, из-за которых на Ближнем Востоке появилось ИГ, многие страны разрушены или разделены на отдельные территории, причем на все это потрачено было несколько сотен млрд долларов. Практика показала, США есть чему учиться у России даже несмотря на то, что Вашингтон имеет богатый опыт проведения военных операций в других странах.

Илья К. специально для Правда-ТВ

New York Times разяснила, зачем Россия увеличила расходы на армию

3h

Стремительное наращивание Россией расходов на модернизацию своих вооруженных сил с 2011 года свидетельствует о том, что страна пытается вернуть свое былое влияние на мировой арене, а также готовится к возможной войне с Западом. Об этом пишет авторитетное американское издание The New York Times в своей статье «Россия перевооружается для новой эры».

В статье издание использовало комментарий шведского исследователя правительственного аналитического центра «Шведское агентство оборонных исследований» Иоганна Норберга, который считает действия России подготовкой к полномасштабной войне.

«Образ, созданный российскими официальными лицами, свидетельствует о том, что они готовятся к масштабной войне. Речь идет не о миротворческих операциях или борьбе с повстанцами», — заявил Норберг.

NYT указывает, что в уходящем году российские власти направили на оборонные цели на $11 млрд больше, чем в предыдущем, а также проводили больше военных учений, в том числе с моделированием ядерных ударов. Учения 2015 года проходили с участием 100 тысяч российских военнослужащих, 12 тысяч единиц тяжелой техники, 65 военных кораблей, 15 подводных лодок и 220 самолетов, отмечает издание.

Также внимание в статье уделено возвращению в Арктику российского военного присутствия. «Аналитики говорят, что усилия России в Арктике отчасти связаны с изменением климата, так как страна стремится использовать и защищать морские торговые пути, а также нефтяные и газовые месторождения в районах, которые становятся более доступными из-за таяния льдов», — сказано в статье.

Говоря о будущих перспективах, издание отмечает, что российские власти планируют до 2020 года полностью модернизировать большую часть своего вооружения – около 70%. В то же время санкционная политика Запада и существенное снижение мировых цен на нефть могут помешать России полноценно провести модернизацию своих вооруженных сил, считают в The New York Times.

Источник

Фото: Пресс-служба Минобороны

Аварийный бюджет России

20h

Минфин обсудил у первого вице-премьера Игоря Шувалова доклад о бюджетных рисках, связанных с падающими ценами на нефть. Об этом в пятницу, 11 декабря,сообщили «Ведомости».

Финансовое ведомство представило два варианта корректировки бюджета-2016: исходя из среднегодовой цены нефти $ 50/баррель и $ 40/баррель. Видимо, эти сценарии имел в виду премьер Дмитрий Медведев, когда 9 декабря в интервью пяти телеканалам заявил, что у правительства «есть не только план B, но и план С».

«Если будет продолжаться совсем негативный сценарий на углеводородном направлении, на нефтяном и на газовом треке, нам придется вносить коррективы, и в этом смысле позиция правительства будет абсолютно реалистична», — заявил Медведев.

По мнению Минфина, даже при цене нефти $ 50/баррель («план В»), заложенной в бюджет, казна недоберет 750 млрд рублей доходов, дефицит возрастет до 4,1% ВВП (3,2 трлн рублей), а в Резервном фонде к концу 2016 года останется чуть более 600 млрд рублей.

В случае снижения цены нефти до $ 40/ баррель («план С») бюджет недоберет 1,6 трлн рублей доходов (2% ВВП), в том числе 1,4 трлн — нефтегазовых. В этом случае дефицит может превысить 5% ВВП, а Резервный фонд будет фактически исчерпан — к концу 2016 года в нем останется менее 200 млрд рублей.

Чтобы минимизировать риски выпадающих доходов, Минфин предложил следующие меры:

— дополнительное сокращение расходов бюджета на 5%, сокращение доли «неприкосновенных» расходов бюджета с 70% (11,3 трлн рублей) до 55% (9 трлн).

— увеличение доходов от приватизации до 1 трлн рублей;

— сокращение субсидий и ассигнований, замораживание новых объектов капитальных вложений, строительство которых запланировано на 2016 год;

— использование 557 млрд руб. антикризисных резервов, заложенных в бюджет.

По расчетам Минфина, при нефти $ 40/баррель среднегодовой курс российской валюты в 2016-м составит 65,75 рублей за доллар, и это позволит экономике не остаться еще на год в рецессии.

Однако ситуация уже сегодня хуже негативного сценария — Urals стоит $ 37/баррель, и эксперты не исключают, что нефть может на короткое время провалиться до $ 20/ баррель. Это значит, Резервный фонд обнулится к 2017 году, а мы останемся с кризисом один на один — без каких-либо заначек.

Что нас ждет на деле, являются ли планы Минфина спасительными?

— Решение ОПЕК повысить квоту на добычу нефти на 1,5 миллиона баррелей в сутки, до 31,5 миллиона баррелей, многие восприняли как сигнал к вселенской панике, — отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников.

— На мой же взгляд, правы те, кто отнесся к этому решению сдержано. Картель лишь подтвердил практику последних 19 месяцев, когда члены организации не соблюдали квоты, и оставляли добычу на текущем уровне.

Да, в этом решении есть малоприятная сторона. Сообщение, что в ноябре члены ОПЕК вышли на уровень добычи 31,7 миллиона баррелей, опустило цены на нефть ниже $ 40/ баррель. Потом «черное золото» начало отыгрывать на сообщении о сокращении запасов нефти в США. В итоге, сейчас цены на Brent колеблются в коридоре $ 40−41/ баррель.

Игроки называют это состояние «тестированием уровня». Если нефть «зацепится» за $ 40, можно ожидать дальнейшего провала. Если нет — последует отскок вверх. В любом случае, ситуация нервозная — и это негатив от решения ОПЕК.

Но есть и позитив. Он состоит в том, что исчезли последние иллюзии по поводу ситуации на рынке и сроков его балансирования. Теперь просто нет ожиданий, что цена на нефть пойдет вверх — по крайней мере, в ближайшие несколько недель.

На мой взгляд, нынешнее падение нефтяных цен — результат войны «шейхов» со «сланцами». Вопреки ожиданиям «шейхов», «сланцы» не сдаются, а мягко отступают, консолидируя отрасль. «Сланцевые» компании США мультипродуктовые — добывают и нефть, и газ. А потому падение добычи нефти они компенсируют наращиванием объемов добычи газа, который является основным источником производства СПГ.

Именно поэтому газовый рынок выходит на «нефтяную» траекторию. Думаю, что уже в течение ближайших нескольких месяцев мы увидим значительный спад цен на «голубое топливо». Это не очень хорошие новости для российской экономики, наших будущих СПГ-проектов, и планов выхода с предложением углеводородов на Восток.

В целом получается, что нефтяной рынок будет полностью «отвязан» от квот весь 2016 год — и это новая реальность для глобальной экономики.

— Как российский бюджет будет наполняться нефтегазовыми доходами в условиях этой реальности?

— Есть надежда, что среднегодовая цена нефти в 2016-м не упадет до $ 40/баррель — останется в коридоре $ 44−47/баррель. Это означает отступление от прогнозов полуторамесячной давности ($ 50−55/баррель), но не критическое.

К тому же ситуацию нельзя рассматривать как железобетонную неотвратимость. У «шейхов» из-за войны со «сланцами» накапливаются финансовые проблемы: стоимость совокупного дефицита бюджетов стран Персидского залива в конце 2016 года составит более $ 245 млрд. При нынешних ценах на нефть ни один из бюджетов стран-членов ОПЕК не балансируется. Пока у этих стран есть суверенные фонды, чтобы обеспечивать обязательства монархий Залива, но эти фонды не бесконечны.

Этого не могут не видеть правящие династии. Поэтому можно прогнозировать, что ОПЕК, в конце концов, возьмет курс на снижение добычи — и это тут же отразится на ценах на нефть.

— Что нам делать в таких условиях?

— Прежде всего — не паниковать, потому что рынок изменчив. Кроме того, необходимо извлечь уроки из ситуации. Еще нынешним летом было очевидно, что дела могут пойти так, как пошли сейчас. Однако из-за политических обстоятельств Минфин и правительство сверстали бюджет, исходя из более благоприятного прогноза. Это было не вполне оправданным шагом.

И сейчас, кстати сказать, Минфин занижает сумму доходов, находящихся под риском — с 1 трлн рублей до 750 млрд.

Между тем, необходимо — и еще не поздно — не просто более жестко сократить бюджетные расходы, но и начать бюджетный маневр. Смысл этого маневра — в течение трех-пяти лет сократить примерно на 3% ВВП расходы на оборону, правоохранительную деятельность и социальные расходы, и на те же 3% ВВП увеличить расходы на образование, здравоохранение и инфраструктурные проекты.

Такой маневр позволит повысить качество экономики в целом. Если же просто «резать по живому» — арифметически сокращать расходы на 5% – это ровным счетом ничего не даст, кроме шоков и недофинансирования целого ряда отраслей.

— Бюджетный маневр потребует «затягивания поясов» от населения?

— Да, это будет болезненной мерой, и ее нужно объяснять всем — населению, бизнесу, политическим партиям. На мой взгляд, это вполне можно сделать в рамках избирательной кампании 2016 года — тогда и новый состав Госдумы будет ориентирован на решение задач развития.

Конечно, этот маневр несет и риски, прежде всего — повышения фискальной нагрузки. А увеличение налогов означает не только получение нескольких дополнительных миллиардов рублей в бюджет, но и повышение инфляции на годовом треке. Плюс, на российскую экономику добавляется нагрузка из-за продовольственного эмбарго в отношении Украины, и введения ограничительных мер в отношении Турции. В итоге, инфляционные параметры бюджета уже сейчас начинают трещать по швам.

Компенсировать эти нагрузки можно очередным ослаблением рубля, но это очень нежелательный сценарий — он тут же обернется новым подъемом цен.

В итоге, пока Минфин представляет «план В» и «план С», у правительства РФ отсутствует главный план, который бы сводил воедино нынешние — противоречащие друг другу — инициативы и варианты…

— Нефтяные цены не могут падать в долгосрочной перспективе, — уверен президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

— Нынешнее падение, на мой взгляд, связано с чисто информационным фактором в виде решения ОПЕК, и с укреплением доллара. Оба этих основания не являются фундаментальными, и потому преждевременно предполагать, что нефть может упасть ниже $ 40/баррель по итогам 2016 года.

На мой взгляд, преждевременно говорить и о том, что рецессия в российской экономике продлится на год. «Дно» падения объемов промышленного производства было нащупано еще в октябре-ноябре, и это доказывает, что серьезного падения экономики РФ не произойдет.

На мой взгляд, представляя пессимистичные сценарии, Минфин решает собственные задачи — пытается сохранить резервы и серьезно укрепить свои политико-аппаратные позиции.

Плюс ко всему, сложно оценивать ситуацию на энергетическом рынке до января 2016 года. Сейчас, без четкого понимания конъюнктуры, было бы крайне опрометчиво изымать средства из экономики. Именно поэтому я думаю, что на предложенные Минфином меры российское правительство не пойдет…

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Арсений Яценюк: основной статьей украинского бюджета на 2016 год будут расходы на оборону

2

Новой редакцией украинской военной доктрины был предусмотрены затраты на оборону не меньше 3% от ВВП в год, а в сентябре в Министерстве обороны страны сообщили, что на данную статью расходов на следующий год необходимо примерно 3,1 миллиарда долларов.

Сегодня, 19 ноября, премьер-министр Украины Арсений Яценюк в интервью журналу «Фокус» заявил, что базой украинского государственного бюджета на 2016 год будут затраты на национальную безопасность и оборону.

Ранее от министра финансов Украины Натальи Яресько стало известно, что власти страны планируют выделить в следующем году на оборону 5% ВВП. Между этим, новой редакцией военной доктрины Украины предусмотрены ежегодные затраты на оборону около 3% от ВВП. В сентябре в украинском Минобороны сообщили, что на данные цели в 2016 году необходимо примерно 3,1 Миллиарда долларов.

Арсений Яценюк отметил, что основой бюджета станет национальная безопасность и оборона, на которые будет выделено 100 миллиардов гривен. Украинский премьер отметил, что исходя из последних докладов, война на востоке страны далека от завершения. Помимо этого киевские власти обязаны сохранить бюджетный дефицит на отметке 3,7, как это ранее было договорено с МВФ.

Кроме этого, Арсений Яценюк отметил, что бюджет следует принимать вместе с налоговой реформой. Украинский премьер сообщил, что проект бюджета, который был предложен Минфином, является отличной базой для настоящих налоговых преобразований. Для осуществления данной реформы стране будет необходимо уменьшить расходы госбюджета свыше чем на 60 миллиардов гривен.

Напомним, что украинский Кабмин планирует принять госбюджет на следующий год на базе новой налоговой системы. На сегодняшний день были разработаны два варианта налоговой реформы – от правительства и от депутатов. Каждым из предложенных вариантов было предусмотрено сокращение расходной части бюджета: проектом Минфина – на 60 миллиардов гривен (примерно 2,5 миллиарда долларов), депутатским – на 200 миллиардов (примерно 8,4 миллиарда долларов).

Вместе с этим, исходя из договоренностей с МВФ в рамках расширенной программы финансирования, киевские власти обязаны свести госбюджет на 2016 год с дефицитом не свыше 3,7% ВВП. Наталья Яресько сообщила, что по вопросу, какие статьи в госбюджете следует сократить по финансированию, надо провести обсуждение.

Наталья Яресько отметила, что основой бюджета должны выступить новые налоговые преобразования. Именно по данной причине, как считает министр финансов, правительство страны прислушивается к бизнесу и экспертам, таким образом, пытаясь найти компромисс между нулевыми ставками налогов и ситуацией, которая сложилась на сегодняшний день.

По материалам РИА
Фото © AFP 2015/ Genya Savilov

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

В американском Госдепе увеличат расходы на антироссийскую пропаганду

2

Как сообщил помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии, американский президент Барак Обама обратился с просьбой заложить в бюджет в следующем году финансовые средства на «поддержку гражданского общества и независимых СМИ в Евразии и Юго-Восточной Европе» размером до 83 миллионов долларов.

Сегодня, 4 ноября, в ходе слушаний в сенатском комитете по иностранным делам конгресса США заместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Бенджамин Зифф выступил с заявлением, что американские власти планируют повысить расходы на антироссийскую информационно-пропагандистскую деятельность.

В следующем году финансовые средства на оказание поддержки гражданскому обществу и независимых СМИ в Евразии и Юго-Восточной Европе, куда входит Россия, должны повыситься на 26% и составить 83 миллиона долларов.

Бенджамин Зифф сообщил, что с просьбой заложить эту сумму в бюджет обратился американский президент Барак Обама. Как отметил представитель Госдепа, проголосовать за данные расходы – будет обозначать обеспечить сохранение текущего миропорядка.

Зампомощника Госсекретаря США  по делам Европы и Евразии отметил, что наиболее лучшим способом оказать влияние на российскую аудиторию является телевидение, но при этом американцы вынуждены вести работу с помощью социальных сетей и вещания в интернете.

Бенджамин Зифф сообщил, что противостояние с Россией в информационно-пропагандисткой области является основной задачей не только в ближайшее время, а и в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Кроме этого, сообщается, что с января следующего года американские власти планируют продлить антироссийские санкции, если минские соглашения не будут выполняться.

По материалам РИА
Фото © AP Photo/ Luis M. Alvarez

Вести из-за бугра. Во сколько обходится РФ война в Сирии

5р

На Западе решили подсчитать во сколько обходится России антиИГИЛовская операция в Сирии.

Спустя месяц после начала интервенции России лондонская компания IHS Jane’s провела оценку финансовых расходов на эту операцию.

Анализ IHS Jane’s стал первой попыткой провести комплексную оценку финансовых затрат России на эту войну, в которой были учтены все основные статьи расходов, такие как расходы на применение самолетов, стоимость боеприпасов, инженерное обеспечение, логистика и разведывательные операции.

Согласно оценкам Jane’s, Россия ежедневно тратит 710 тысяч долларов на воздушные операции, 750 тысяч на военное снабжение, 440 тысяч на технический персонал и 250 тысяч на логистику и разведку.

Кроме того, эксперты Jane’s даже посчитали, во сколько России обходится час применения самолета с крылом неизменяемой геометрии — примерно 12 тысяч долларов — и вертолета — примерно 3 тысячи долларов.

В результатах анализа Jane’s содержится оговорка, касающаяся неизбежных сложностей, возникающих в процессе расчета точной суммы затрат на транспортировку оборудования из России в Сирию, на запуск крылатых ракет из Каспийского моря в начале октября — примерно 36 миллионов долларов — и расходов на зарплату и обеспечение 1500-2000 российских военнослужащих в Сирии.

Основываясь на этих цифрах, эксперты Jane’s сделали вывод, что один день военных операций России в Сирии обходится российскому правительству примерно в 4 миллиона долларов, а с начала его военной интервенции 30 сентября было потрачено более 100 миллионов долларов.

Высокопоставленные чиновники Министерства обороны России утверждают, что оборонный бюджет, составляющий примерно 50 миллиардов долларов, полностью покрывает эти расходы. Однако эти заявления, даже если они соответствуют действительности, не отражают той более масштабной финансовой ситуации, с которой столкнется президент России Владимир Путин в том случае, если его военная кампания затянется — а вероятность этого достаточно велика.

Экономика России страдает от высокой инфляции, а доходы от продажи нефти, главного источника прибыли российского правительства, существенно сократились на фоне изменения мирового соотношения спроса и предложения.

Российские военные операции проводятся с применением более старых самолетов, однако российские командиры попутно извлекают ценные уроки о надежности и возможностях таких самолетов нового поколения, как многофункциональные истребители-бомбардировщики Су-34, которые также были переброшены в Сирию.

Источник

Фото Cont

Бюджет-2016: Cложный, однолетний, дефицитный

0374b3a3f47f66ccab38ea15a529e68b__660x

Хотя правительство уже одобрило проект главного финансового документа страны, дискуссии о распределении расходов не утихают до сих пор.

Самой существенной, но во многом ожидаемой поправкой, на которой настояло правительство, обсуждая проект бюджета на будущий год, стал отказ от урезания расходов на оборону. Изначально Министерство финансов хотело сократить эту статью на семь процентов (на 220 миллиардов рублей), однако Кабмин такой шаг не одобрил. В результате оборонное ведомство отстояло для себя 170 миллиардов рублей, хотя с учетом этой прибавки военные траты по сравнению с текущим годом уменьшатся, правда, уже всего на два процента.

В числе сокращенных статей — здравоохранение, образование и ЖКХ. Зато Минфин решил увеличить расходы на национальную экономику, социальную сферу, культуру и кинематограф.

Между тем газета «Известия» предлагает повнимательнее приглядеться к более «мелким», если так можно выразиться, казенным тратам. Так, журналисты обнаружили, что расходы на содержание российского парламента существенно вырастут: Госдума получит прибавку в 40 процентов, Совет Федерации — в 35. В денежном выражении содержание нижней палаты обойдется казне в 10 миллиардов рублей (в этом ходу хватило и семи), причем «бюджетная прибавка» пойдет в основном на сотрудников аппарата Госдумы. В следующем году их зарплатный фонд вырастет в два раза — до трех с половиной миллиардов рублей.

Правда, как пояснили «Известиям» в самой Госдуме, речь идет не о повышении зарплаты, а о ее выравнивании по отношению к другим государственных органам. По данным Росстата, средняя зарплата сотрудника Госдумы составила 113 тысяч рублей, тогда как в аппарате правительства получают в среднем 195 тысяч, а в Совфеде – около 122.

0374b3a3f47f66ccab38ea15a529e68b__660x

Впрочем, не обидел Минфин и самих депутатов и их помощников. По информации «Известий», расходы на оплату их труда также выросли, но чуть меньше – на 16 процентов. Кроме того, в следующем году увеличится разрешенный объем накладных расходов – на перелеты депутатов, оплату телефонных разговоров и покупку канцтоваров.

Также хотелось бы напомнить, что Минфин в целях экономии решил в следующем году не индексировать зарплаты бюджетникам, а пенсии гарантированно повысят только на четыре процента при текущем уровне инфляции в двенадцать.

Источник

СМИ оценили расходы Германии на беженцев в €10 млрд в 2015 году

Общие расходы Германии на беженцев в 2015 году составят около €10 миллиардов. До конца года ФРГ готовится принять до 800 тыс. беженцев, содержание каждого из них обходится в €12-13 тыс. ежегодно.

Расходы федерального бюджета Германии на прием беженцев в 2015 году вырастут в четыре раза по сравнению с предыдущим и составят €10 млрд. Такую оценку сделала газета Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung.

Еще в 2014 году расходы на мигрантов составили €2,4 млрд, однако тогда в ФРГ прибыли около 200 тыс. мигрантов. В текущем году Германия готовится принять до 800 тыс. человек. Все они потребуют расходов на питание, медицинское обслуживание и размещение, отмечает газета.

Ежегодные расходы на каждого беженца составляют €12-13 тыс. ежегодно в зависимости от федеральной земли. Эта сумма включает в себя стоимость жилья, продуктов, медицинской помощи, а также карманных денег, трат на административные нужды и расходов на оплату труда дополнительных педагогов по немецкому языку.

Источник

Путин: расходы на ВС РФ в 2015 году оптимизированы

44-08dccf447edd3cb6bf697c3528f03882

Президент РФ Владимир Путин отметил, что найдены дополнительные ресурсы для материального стимулирования личного состава Вооруженных сил. Глава государства добавил, что в соответствии с финансовыми возможностями власти РФ будут и дальше делать все необходимое, чтобы защитники родины получали достойное вознаграждение.

Власти РФ в 2015 году оптимизировали расходы на содержание Вооруженных Сил, эти ресурсы будут направлены на стимулирование личного состава, заявил президент РФ Владимир Путин.

«В 2015 году расходы на содержание Вооруженных сил были оптимизированы», — сказал Путин на совещании по развитию ОПК.

По его словам, за счет этого найдены дополнительные ресурсы для материального стимулирования личного состава.

«Имею ввиду надбавки за командование подразделениями, за водолазные работы, за прыжки с парашютом, за обезвреживание взрывоопасных предметов, за выполнение нормы налета часов и за высокий уровень физической подготовки», — пояснил президент.

Он отметил, что в соответствии с финансовыми возможностями власти РФ будут и дальше делать все необходимое, чтобы защитники родины получали достойное вознаграждение.
Источник

Путин попросил регионы не «размазывать тонким слоем по пирогу» сокращение расходов

12р

Президиум Госсовета собрался в загородной резиденции Владимира Путина, чтобы обсудить тяжелую финансовую ситуацию, в которой оказались российские регионы. Начиная с 2012 года, федеральный центр сбрасывал на их плечи все новые полномочия, не обеспеченные источниками финансирования, и вот теперь вынужден спасть губернаторов от дефолта. Президент пообещал, что правительство рефинансирует часть долговых обязательств регионов за счет средств федерального бюджета. Но возможности государства не безграничны: по закону казна может выдать на займы только 150 млрд руб.

Об ухудшении финансового положения регионов Владимира Путина месяц назад предупредила Счетная палата. По данным контрольного ведомства, за год их консолидированный долг вырос почти на 20%, перевалив за 2 трлн.руб. В половине случаев долговые обязательства превысили 50% от доходов региональных бюджетов и продолжают расти. Чтобы обеспечить выполнение майских указов президента 2012 года, а также финансирование переданных на местный уровень полномочий федеральных органов власти, губернаторы вынуждены были брать все новые и новые кредиты, с которыми теперь не могут расплатиться.




«Понятно, что брали их в другое время, в других финансово-экономических условиях, и рассчитывали на другую работу, — сказал Владимир Путин, открывая совещание, — Сегодня получается, что на обслуживание кредитов нужно все больше средств, которые отвлекаются от инвестирования и решения задач развития». По его словам, ситуация с бюджетами регионов сегодня является «одной из самых острых» и без помощи государства им не обойтись.

По данным Счетной палаты, в структуре долговых обязательств российских регионов преобладают банковские кредиты, на долю которых приходится 40% всего объема задолженности. 26% — это региональные облигации. За облигации власти пока могут не переживать: они выпускаются на длительные сроки (как минимум три года) и имеют достаточно гладкий график погашения.

А вот ситуация с банковскими кредитами гораздо хуже. Подавляющее большинство из них являются краткосрочными, что усложняет рефинансирование. Фактически каждый год регионам нужно изыскивать новые источники — в том числе брать очередные кредиты — на погашение старых долгов. Причем сейчас от увеличения нагрузки не застрахованы даже такие финансовые монстры, как Москва. Объем госдолга столицы только за январь увеличился на 4 млрд руб, достигнув 165,7 млрд руб. При этом основной рост произошел за счет увеличения кредитов по внешним обязательствам.

В течение 2015 года субъекты РФ в сумме должны выплатить банкам 320 млрд руб. По словам Владимира Путина, государство намерено рефинансировать часть долгов за счет средств бюджета. «Сейчас разрабатываются меры по замещению рыночных заимствований регионов кредитами из федерального бюджета с одновременным снижением платы за пользование ими», — сказал президент. Кроме того, «необходимо проанализировать, что сами регионы могут сделать для расшивки этой ситуации». Самый простой путь — механическое сокращение всех расходов — по мнению Путина, не является идеальным. «Бессмысленно размазывать тонким слоем по всему пирогу», — сказал президент, посоветовав губернаторам выбрать приоритеты, гарантирующие максимальную отдачу, и по-хозяйски подходить к расходованию имеющихся средств. «Но где-то действительно нужно оптимизировать (расходы — «МК»), это очевидный факт», — признал он.

Самим губернаторам публично поплакаться в жилетку не удалось: основная часть заседания проходила за закрытыми для прессы дверями. Впрочем, некоторые из присутствующих ранее уже озвучили свои претензии к Минфину. По словам губернатора Тульской области Владимира Груздева, региону катастрофически не хватает средств на финансирование полномочий, ранее переданных из центра. Например, на содержание учреждений среднего профессионального образования область, начиная с 2012 года, ежегодно тратит 500 млн руб. Но Минфин никогда не компенсировал эту сумму целиком, а в 2015 году вообще отказался давать дотацию. Аналогичная ситуация с социальными обязательствами складывается в подавляющем большинстве республик и областей. А чего стоит скандал вокруг массовой отмены пригородных электричек! Железнодорожники, как известно, пошли на эту меру из-за многомиллиардной задолженности за перевозки, накопленной регионами.

В понедельник Путин пообещал губернаторам финансовую поддержку, но о конкретных объемах и направлениях ничего не сказал. «Сейчас формируется механизм софинансирования расходов регионов и муниципалитетов на основе консолидации межбюджетных субсидий», — отметил он, не вдаваясь в детали. Также глав регионов пообещали привлечь к работе над антикризисным планом правительства (нынешний вариант был просто «спущен» в субъекты федерации, без выяснения их позиции). По словам ВВП, представителей губернаторского корпуса нужно включить в состав комиссии по экономическому развитию и интеграции, которую возглавляет первый вице-премьер Игорь Шувалов.

Источник

Правительство вспоминает рецепты «девяностых»

11р

Российское правительство в среду обнародовало свой антикризисный план. Основной упор сделан на сокращении бюджетных расходов. В текущем году траты должны быть урезаны на 10%, а в последующие три года – еще на 5% ежегодно. Как считают министры, таким образом к 2017 году удастся достичь сбалансированного бюджета.

Секвестр коснулся практически всех сфер. Отложено выполнение новых инвестиционных проектов. Исключение составили расходы на оборону, сельское хозяйство и обеспечение международных обязательств.

В пояснительной записке к антикризисному плану сказано, что его цель – поддержка импортозамещения, высокотехнологичных проектов, развитие малого бизнеса, создание условий для привлечения инвестиций и снижение напряженности на рынке труда. Только неясно, каким образом можно решить эти задачи при сокращении трат. Об уходе от сырьевой зависимости экономики, модернизации и инновациях, создании миллионов новых рабочих мест руководство государства говорит, по крайней мере, с 2008 года, но видимых результатов пока нет. Сейчас сделать это будет еще труднее. По словам министра финансов Антона Силуанова, урон нашей экономике только от внешних факторов уже оценивается в 200 млрд. долларов.




Кстати, обнародованный антикризисный план правительства исходит из того, что средняя цена на нефть до 2017 года будет около 70 долларов за баррель. Но уже сегодня стоимость «черного золота» ниже 50 долларов. И особых причин для роста не видно. Значит, не исключено, что и нынешний бюджетный секвестр будет пересматриваться.

– План правительства я бы назвал «разумной достаточностью». При среднегодовой цене на нефть 50 долларов за баррель потери государственного бюджета составят порядка 3 трлн. рублей. Чтобы не попасть в долговую или инфляционную ловушки, надо значительно сокращать расходы, — считает ведущий эксперт Института современного развития Никита Масленников — Об этом говорилось давно, существует даже программа повышения эффективности госрасходов, но пока не начался масштабный кризис, в этом направлении мало что делалось. То, что записано в нынешнем антикризисном плане, по сути дела, узаконивает ту практику, которую уже с начала года осуществляет Минфин. Он уже сократил расходные обязательства министерств и ведомств на 10%. Думаю, что сделан первый шаг для стабилизации бюджета и обеспечения минимальной макроэкономической устойчивости в условиях глубокой рецессии.

Следующим шагом должен стать анализ всех государственных программ. Часто они принимались без взвешенной тщательно выверенной экспертизы, специалисты оценивают избыточные расходы в некоторых из них в 15-20%. Возможно, требуется пересмотреть программы гособоронзаказа. Их не надо отменять, но можно перенести финансирование на более длительные сроки. Правда, с начала года мы видим только увеличение геополитических рисков.

Естественно, такого рода сокращения бюджетных расходов, должны быть первым шагом к структурной перестройке экономики. Надо проанализировать секторы, которые больше всего поглощают средств. Прежде всего, это касается социальных трат. Видимо, надо сделать помощь адресной, чтобы она доходила до наиболее остро нуждающихся граждан. Здесь же я вижу реформу образования и реформу здравоохранения.

– Можно ли изменить структуру экономики, развить высокие технологии, перейти к импортозамещению в условиях сокращения бюджетных расходов?

– Действия правительства не исчерпываются опубликованным сейчас антикризисным планом. Да, он носит характер реакции на случившееся и во многом повторяет антикризисную программу 2008-09 годов, с ее недостатками и достоинствами. Но у правительства на повестке дня и структурные реформы. Так что к самой антикризисный программе не надо придираться. Вопрос в том, насколько убедительными будут для граждан и бизнеса политические и экономические меры, которые скоро должно предложить правительство.

Председатель экспертного совета объединения предпринимателей «Опора России» профессор Никита Кричевский полагает, что меры правительства не способны изменить отечественную экономику в лучшую сторону:

– Сокращение расходов – это лишь одна из мер, записанных в антикризисном плане. 10% бюджетных расходов — это примерно 2% ВВП. Сократив траты на такую сумму, ситуацию в экономике не стабилизируешь. Скажем, от сокращения на 10% курс рубля или размер инфляции не зависят. Но у меня есть ощущение, что 10% — это стартовая величина, которая к концу года может превратиться в 15% и даже в 20%.

– Сокращение расходов на социальную сферу может привести к снижению внутреннего спроса.

– Социальные расходы это, в том числе, и закупки оборудования для непроизводственных сфер, к примеру, для медицины. Поэтому нельзя говорить о снижении социальных обязательств. Они будут выполнены в полном объеме. Другой вопрос, будут эти обязательства выполнены при курсе 65-67 рублей за доллар, или при курсе 80-90.

– Правительство говорит об импортозамещении и развитии малого бизнеса.

– Надо понимать, что импортозамещение и структурные изменения в экономике не связаны с сокращением расходов. Собственно, правительство и не смешивает эти понятия. Но у меня большие сомнения, что с помощью правительственного плана можно будет наладить импортозамещение. Оно если и случится, то естественным путем, не благодаря, а вопреки действиям или бездействию правительства.

– С моей точки зрения в условиях кризиса государство должно не сокращать, а увеличивать расходы, – говорит заведующий кафедрой экономической теории МГУ Андрей Колганов. – Другой вопрос, за счет каких источников это делать. Если мы обратимся к опыту развитых стран, то они часто прибегают к наращиванию государственного долга для наполнения бюджета. У нас, к сожалению, этот источник ограничен, так как емкость внутреннего финансового рынка для этого невелика. Поэтому идти по пути значительного наращивания госрасходов мы не можем.

В то же время сокращение государственных трат — стратегически ошибочный путь. Уменьшение расходов на образование, здравоохранение, науку ведет к деградации национального хозяйства, и это очевидный факт, на который невозможно закрывать глаза. Правительство пытается решать тактические проблемы за счет ухудшения стратегических перспектив.
Кроме того, мне не слишком верится в проекты правительства по поддержке импортозамещения и высокотехнологичного производства. Чтобы декларации превратились в реальность, надо сильно изменить сложившуюся практику отношения государства к предпринимателям в этих секторах экономики. Пока у нас эти сектора низкорентабельны, так как поставлены в некомфортные условия. В нашей экономике в привилегированном положении либо монополисты, либо те, кто эксплуатирует природные недра, либо сферы, где быстрый оборот капитала.

А вот любой капиталоемкий бизнес с длительными сроками окупаемости у нас бесперспективен. Просто в силу высоких издержек.

– Тем не менее, расходы бюджета решили сократить.

– Сокращать расходы всегда проще, чем наращивать доходы. В 1990-е годы шли по тому же самому пути: резали безжалостно бюджетные расходы, но при этом практически не уделяли внимания обеспечению доходной части. Собираемость налогов у нас тогда была преступно низкой, для частного бизнеса фактически действовал режим налоговой амнистии, который частично восполнялся нелегальными поборами со стороны чиновников и криминала. Потом эта ситуация понемногу начала выправляться, особенно после прихода коалиционного правительства Примакова, которое много сделало для усиления налогового администрирования.

Но до сих пор реакция на бюджетные проблемы какая-то примитивная. Если не хватает доходов, то сокращают расходы. Увеличение доходов не рассматривают под предлогом, что это увеличит налоговую нагрузку. Но налоговая нагрузка сама по себе может быть регулирующим инструментом для экономики. Весь вопрос, сколько и у кого забирать. Скажем, увеличение налога на доходы физических лиц не так угнетает экономику, как увеличение налога на прибыль бизнеса. Рост сборов с личных доходов, наоборот, заставляет предпринимателей большую долю прибыли отправлять не на обогащение, а на инвестиции.

– К чему, на ваш взгляд, стоит готовиться сейчас российским гражданам?

– Катастрофического сценария для нашей экономики я не вижу. Да, ситуация сейчас не из приятных, но для глубокого кризиса нет оснований. Но нет оснований и для серьезного оздоровления экономики. Думаю, что ближайшие два-три года российская экономика будет пребывать в состоянии, близком к стагнации.

Источник

Некоторые российские вузы подняли стоимость обучения на 30%

0282e17d3b7087de53327d079614f8ce

Российские вузы поднимают стоимость обучения. Некоторые из них переписали ценники на 30-35%. Такую информацию озвучил депутат Госдумы Владимир Бурматов по итогам первых дней работы горячей линии «Единой России» по вопросам стоимости высшего образования.

За первые три дня поступило около 30 жалоб на резкое повышение цен на обучение в высших учебных заведениях, 20 из них оказались обоснованными.

— Вузы не стесняясь размещают официальные прайс-листы с новыми ценами на своих сайтах, причем иногда указывая цены в валюте или условных единицах, — возмущается Бурматов. — Теперь по каждому конкретному случаю будет проводиться отдельное разбирательство с привлечением ФАС и Рособрнадзора.

Максимальное увеличение стоимости обучения на 2015-2016 учебный год зафиксировано в Государственном университете по специальностям «Госуправление», «Юриспруденция» и «Управление персоналом».




Если в 2014-2015 учебном году стоимость обучения составляла 74 тысячи рублей, то в следующем году придется заплатить на 35% больше — 100 тысяч рублей. Всего в ГУУ зафиксирован необоснованный рост цен на обучение по 11 направлениям подготовки студентов.

Второе место по величине роста цен на платное образование занял подведомственный Минобрнауки Московский государственный университет печати (МГУП) имени Ивана Федорова — обучение на первом курсе очного бакалавриата в 2015 году по специальностям «Управление качеством», «Технологические машины и оборудование», «Журналистика», «Издательское дело», «Реклама и связи с общественностью» подорожало по сравнению с 2014 годом на 29% — со 117 до 151 тысячи рублей.

Третье место занимает еще один ведущий государственный вуз — Российский университет дружбы народов (РУДН) — в 2015-2016 году студентам, поступающим на специальность «Фармация» медицинского факультета, придется заплатить 160 тысяч рублей вместо 126 в текущем учебном году.

Кроме того, РУДН опубликовал на своем официальном сайте курс внутренней расчетной единицы РУДН, то есть фактически установил «условную единицу» для оплаты услуг.

Национальный исследовательский университет МЭИ для некоторых своих подразделений (Институт менеджмента и экономики в энергетике и промышленности, Институт энергомашиностроения и механики, Институт автоматики и вычислительной техники, Институт радиотехники и электроники и др.) установил цены в долларах.

МГТУ им. Баумана разместил на официальном сайте документ под названием «Стоимость обучения в 2014/2015 гг и другие расходы (в долларах США)». Первый год обучения по программе бакалавриата/специалитета в соответствии с размещенным документом составляет 7300 долларов на приоритетных кафедрах и 5750 долларов на остальных.

— Теперь надо выяснить, откуда такая эскалация цен. Для проведения проверок мы передадим все данные в Федеральную антимонопольную службу и Рособрнадзор. По отдельным случаям вроде расчета цены за обучение в у.е. придется привлекать Генеральную прокуратуру, — пообещал парламентарий. — По итогам прошлого года уровень инфляции составил 11,4%, в то время как рост цен на обучение опережает этот показатель в три раза.

Источник

Как кризис провоцирует нас покупать с удвоенной силой

Pjh45oqJvyyGK99DhlnhNg

Россияне продолжают скупать айфоны и автомобили несмотря на курс доллара.

28 НОЯБРЯ ЭТОГО ГОДА, в официальную «Черную пятницу», в Москве образовались очереди в новооткрывшемся торговом центре площадью 230 тысяч квадратных метров. Это территория размером с примерно 37 футбольных полей, где находятся 80 ресторанов, 17 залов кинотеатра и 500 магазинов — в них продают всё. За доллар в этот день давали 47 рублей 66 копеек, но потребительская паника распространялась не на курс валют — у ретейлера, где продавали айфоны по старым ценам, взбудораженные четыреста человек устроили давку и перевернули коляску с ребенком. Айфонов на всех не хватило, некоторые ушли голодными.




Хотя отчаянное потребление в «Черную пятницу» можно списать на ажиотаж, это никак не объясняет консьюмеризм населения России в момент, когда официальная инфляция за год приближается к десяти процентам. Новый айфон все-таки не самый необходимый товар в тяжелое время. Спекулировать о том, сколько составляет реальная инфляция, можно бесконечно, достаточно зайти в магазин и «оставить там тысячу рублей, ничего не купив» — наверняка многие слышали эту фразу в последний месяц и ощутили на себе. Законы логики предполагают, что если деньги теряют свою стоимость, а товары дорожают, то мы начинаем меньше покупать и меньше тратить. Однако шопиться люди начинают с удвоенной силой, парикмахерские по-прежнему полны клиентов, а воскресные бранчи всё еще остаются реальностью жителей больших городов, хотя пармезана в них уже не купить.

Подобное ощущение стремительного потребления подтверждается статистикой. По данным Росстата, в прошлом году среднестатистический россиянин тратил примерно 14 тысяч рублей в месяц на потребительские расходы. В них входят «расходы на продукты питания» (26,8 % из всей суммы), на «питание вне дома» (3,3 %), на «покупку алкогольных напитков» (1,6 %), на «покупку непродовольственных товаров» (41,4 %) и на «оплату услуг» (26,9 %). В этом году, хотя в целом потребительские расходы в месяц уменьшились почти на тысячу рублей, люди стали тратить больше на еду (30,1 %), по-прежнему ходят в кафе (3,3 %), тратят больше на алкоголь (1,8 %), чуть меньше покупают техники (36,6 %) и активнее пользуются услугами (28,2 %) — туда входят условные парикмахерские, салоны красоты и даже мойка машин, если говорить человеческим языком. И всё это при инфляции. Условный россиянин ни за что не станет экономить на еде (голод во время войны еще сидит в генах), новых гаджетах (российский рынок техники далек от насыщения, хотя цены на нее стремительно растут) и уж точно никогда не откажется от кабельного телевидения.

Если говорить еще проще, потребительское поведение россиянина напрямую противоречит закону спроса, согласно которому потребитель купит тем больше товаров, чем ниже их рыночная цена. Подобное исключение из правил, когда население при растущих ценах покупает больше товаров, а при уменьшающихся — меньше, было описано английским экономистом Робертом Гиффеном в XIX веке. Он исследовал период голода в Ирландии в 1846–1849 годах и обнаружил, что при росте цен на картофель его потребление не падает, а увеличивается. Причина была в том, что несмотря на рост цен, бедняки не могли отказаться от картофеля — он всё равно был дешевле и сытнее прочих продуктов. Но так как подорожавшая картошка заставляла людей с низким доходом отказываться от других, более дорогих продуктов, они начинали покупать всё больше и больше подорожавшего картофеля, чтобы не умереть от голода. Парадокс Гиффена проявляется в России в кризисные времена — в эти периоды стабильно растет спрос на подорожавшие хлеб, макароны, картофель, которыми люди заменяют в своем рационе более дорогие продукты питания.

Но расходы на еду увеличиваются в любой кризисный период в России — в 90-х, когда доходы снизились почти в два раза, доля расходов на питание выросла на 14 %. Почему же люди не перестают покупать технику, не перестают ходить в кафе, не начинают экономить на одежде? Вообще, потребление в этих сферах действительно уменьшается, но это уменьшение не пропорционально росту инфляции. Причина, увы, в чрезвычайно низкой экономической грамотности населения и в парадоксальном отсутствии причинно-следственных связей. Хотя согласно опросу «Левада-центра», 60 % населения страны согласны, что в ближайшем будущем начнется кризис, а материальное положение за последний год ухудшилось у 28 % опрошенных, россияне считают, что «в ближайшее время ситуация, скорее, улучшится», пусть «цены на продукты и вырастут». Условный кризис не стал официальным, пока об этом не объявили по телевизору, поэтому, несмотря на очевидное, мы не перестанем покупать, пока это продают.

TeoaQr4WcoxUPKa8_bsfuw

Необходимо также учитывать советское наследие, сформировавшее представление целого поколения трудоспособного населения о том, что такое хорошая жизнь и, соответственно, не очень. По мнению Марины Красильниковой, руководителя отдела изучения доходов и потребления «Левада-центра», «к концу первого десятилетия 2000-х Россия превратилась из общества „наевшихся“ в общество „одевшихся“». Так как в СССР обеспечением человека жильем, образованием и здравоохранением занимался не семейный совет в моменты планирования бюджета, а государство, у советского человека сформировались и укоренились модели потребления, в которых нет связи между доходами и удовлетворением вышеназванных потребностей.

Фактически заработанные деньги можно было потратить только на еду и одежду, а всё остальное было либо бесплатным, либо дотировалось государством. Это привело к тому, что современное поколение россиян не умеет или не хочет заниматься долгосрочными вложениями (которыми и являются вложения в образование, здоровье и недвижимость), а тратит деньги здесь и сейчас. Условно говоря, пока есть деньги на еду и одежду, можно сильно не волноваться. Привычку «следить за своим здоровьем, регулярно заниматься спортом, посещать фитнес-клубы» по-прежнему не считают зависящей от достатка, как и получение качественного образования, а жилье передается по наследству — квартира от бабушки в центре Москвы.

В целом российский потребитель считает, что нормальная жизнь — это жизнь лучше, чем в среднем живет семья в российском городе. У этой средней семьи квартира по умолчанию обставлена современной техникой, а члены семьи могут позволить себе провести отпуск вне дома. В кризис потребительские привычки усиливаются — и в обычные времена россиянин не экономит на текущих расходах ради более дорогостоящих покупок (недвижимости), а в моменты инфляции тем более не видит в этом смысла. Представления о богатстве и достатке формируются из телевизора даже у тех, кого уже можно назвать богатым. «В результате представители сегодняшней массовой высокодоходной группы продолжают либо воспроизводить образцы потребления нижестоящих по уровню доходов групп, либо пытаются заимствовать доступные элементы стиля жизни тех, кто стоит не на одну, а на несколько ступенек выше — „богатых людей из телевизора“ (или, точнее, следующая ступенька столь высока, что на практике труднопреодолима). А чаще — и то и другое», — пишет Марина Красильникова.

9oDSycra2geDZnUD3r2IVg

Отчаянный консьюмеризм в кризисные времена объясняется еще и тем, что накопление капитала в период инфляции кажется бессмысленным. Потратить рублевые запасы сейчас, пока они еще больше не обесценились, купить машину сейчас, пока цена на нее не выросла из-за курса доллара, сделать запасы гречки сейчас и распотрошить кубышку к зиме — вот примерный ход мыслей во время паники. Такие потребительские привычки не то чтобы исключительно российские. К примеру, во время экономического кризиса в Аргентине в 2001–2002 годах, кульминацией которого стали беспорядки и волна мародерства, население хотя и стало меньше покупать, всё больше времени проводило в магазинах в поисках дешевых и уцененных товаров.

Что делать во время кризиса? Универсальным советом, который озвучивается отовсюду, стал совет «включить голову»: не делать бездумных трат, мониторить цены, не поддаваться панике, — а индивидуальный совет люди дают, основываясь на доходах и расходах конкретного человека. Статьи с этими советами, увы, набирают бешеное количество просмотров. Выдающийся экономист, колумнист The New York Times и лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман, в очередной раз защищая механизмы стандартной макроэкономики, которые игнорируются многими экономистами в угоду политических взглядов, как-то сказал, что «кажется, нам не столько нужна другая экономика, сколько другие экономисты».

Поэтому лучшим советом будет сходить в книжный магазин, купить учебник по микро- и макроэкономике и попробовать разобраться в том, как всё работает, самому. И самому нести ответственность за поступки и решения, принятые во время экономического кризиса. Ведь в конце концов, задумываться о деньгах только тогда, когда вы не можете на них ничего купить, все-таки немного поздно.

Источник