Россия и Сирия

Обама переложил ответственность за прекращение огня в Сирии на Россию

4р

Американский президент Барак Обама традиционно для себя переложил общую ответственность США, Саудовской Аравии, Турции, сирийской оппозиции, властей Сирии и России за грядущее перемирие в Сирии исключительно на Москву и Дамаск. Об этом Обама заявил в своем обращении к СМИ.

«Многое будет зависеть от того, будут ли режим в Сирии, Россия и их союзники выполнять свои обязательства. Предстоящие дни будут критически важными, и мир будет внимательно наблюдать за этим», — подчеркнул Обама.

Также Обама рассказал американцам о важности прекращения боевых действий в Сирии, что поможет «сократить насилие, обеспечить больше пищи и помощи сирийцам, которые страдают и так нуждаются в этом».

Обама отметил, что заключение перемирия в Сирии потенциально «может привести к переговорам о политическом урегулировании, которые помогут завершить гражданскую войну», что позволит международным силам сконцентрироваться на главной цели по уничтожению террористической организации ДАИШ.

Президент США пообещал бороться с боевиками ДАИШ, невзирая на перемирие.

«Хочу абсолютно ясно заявить, что не будет никакого прекращения огня в отношении ДАИШ. Мы продолжим безостановочную борьбу с ними», — сказал Обама, при этом глава Белого дома не стал рассказывать о «достижениях» такой борьбы вооруженных сил США в Сирии.

Источник

Фото Reuters

Как России не попасть в сирийский капкан Запада

5р

5р

Фарс под названием «требуем прекращения огня», который Запад разыгрывал последние пару недель, с треском провалился в Нью-Йорке, когда в субботу 20 февраля целых шесть членов Совета Безопасности ООН, включая трёх постоянных представителей:  США, Британию и Францию — отказались поддержать нашу резолюцию, которая как раз предлагала всем странам прекратить обстрелы Сирии, уважать ее суверенитет и оставить попытки вторжения.

Формально пока что члены Совбеза взяли паузу до понедельника 22 февраля, чтобы проконсультироваться и обсудить внесение возможных поправок в проект резолюции, но скорее всего, это лишь ширма. Представители США (Саманта Пауэр) — и Франции (Франсуа Делаттр) единодушно заявили, что у российского проекта «нет будущего», а значит либо решение похоронить наше предложение уже принято Западом, либо поступят такие поправки, которые изменят содержание документа на противоположное, и тогда уже против будет Россия.

Единственным плюсом в этой ситуации является то, что Западу пришлось отбросить своё лицемерие и перестать прикидываться, что он жаждет мира и прекращения огня — и в этом состоит небольшая победа нашей дипломатии в информационной войне. В так называемых «свободных демократических СМИ» последние недели велась непрерывная атака на Россию, которая поддерживалась заявлениями политиков Европы, США и некоторых стран Ближнего Востока. Чего стоят одни сказанные в унисон с Эрдоганом слова Меркель о том, что от действий России «увеличивается поток беженцев»! В такой ситуации предложить Западу конкретный документ с конкретными обязательствами по мирным инициативам было мудрым шагом, ибо отказ Запада присоединиться к мирным усилиям сразу показал цену всем его заявлениям, обвинениям и призывам.

Реальная политика Европы и США по-прежнему заключается в развитии военного сценария по свержению Асада, а поскольку сами они отнюдь не горят желанием вводить войска, то, по крайней мере, вынуждены юридически поддерживать в ООН агрессивные действия своих ставленников в регионе. Речь идёт, в первую очередь, о Турции и Саудовской Аравии, для которых отклонённая Западом российская резолюция оставляет открытыми двери для вторжения или как минимум обстрелов и налётов на территорию Сирии.

У целей Запада в данном случае есть «двойное дно». Понятно, что они по-прежнему надеются чужими руками добиться своего и свергнуть Асада без наземного вторжения, но оказывая политическую и информационную поддержку своим протеже в регионе: как заинтересованным странам вроде Турции и Саудовской Аравии, так и многочисленным группировкам, которые ласково называются «умеренной оппозицией».

Однако вторая часть планов, не столь очевидная, представляет из себя ловушку, которую постепенно готовит нам Запад в Сирии. Их замыслы сейчас сводятся к тому, чтобы столкнуть нас с каким-нибудь из государств региона — Турцией или Саудовской Аравией — чтобы их мечты об «Афганистане 2.0 для России» стали, наконец, явью. И здесь мы действительно ходим по довольно тонкому льду, потому что загнанная в угол курдской угрозой Турция и без того уже мечется, совершая непредсказуемые поступки, которые при этом поддерживаются Западом. А если её начнут ещё и активно подталкивать ко всевозможным провокациям и авантюрам (к которым она и так склонна по внутриполитическим причинам) и давать понять, что в случае чего, как минимум, не будет осуждения, а вероятнее всего, будет поддержка, вот тут Анкару может изрядно занести на крутых виражах, которые она и так в последнее время часто себе позволяет. А Запад потом, по своей милой привычке, не сдержит слово и оставит Турцию по существу один на один с Россией, помогая только на словах, а не в военном плане — и будет наслаждаться, глядя, как два строптивых государства, которые регулярно портили кровь Европе и США, вместо этого портят кровь друг другу. Отчасти это происходит уже и в данный момент. Подобные обеспокоенности высказывает и политолог Сергей Караганов:

«Отказ от российского проекта резолюции – это плохой знак. Он означает, что страны – союзники Турции отказываются связывать ей руки в возможной агрессии против Сирии.

Наши западные друзья хотят втянуть Россию в войну с Турцией, или наоборот. По сути, они толкают Турцию, чтобы она вошла в сирийский конфликт или, по крайней мере, имела возможность войти и там столкнулась с Россией.

Потому что победа России означала бы очередное, двадцать пятое, поражение западной коалиции, после Афганистана, Ирака… Куда бы они ни вмешивались, везде проигрывают».
Сергей Караганов

Таким образом, наши цели и задачи в Сирии постепенно отклоняются от изначальных. Сперва для нас было приоритетом задать хорошую трёпку террористам и отбросить их с занятых территорий, помогая армии Асада и вместе с ним выдерживая натиск информационного давления всех западных стран, у которых мы буквально вынули кусок изо рта, отобрав уже казавшуюся им решённым делом победу над Сирией. Но теперь наш приоритет — это пожинание плодов слишком успешных своих действий. Наше вмешательство нарушило баланс сил в регионе и поломало планы многим игрокам как глобального, так и регионального масштаба. Теперь у нас есть враги посерьёзнее террористов, и наша задача — не позволить «нашим уважаемым партнёрам» втянуть себя в конфликт с какой-нибудь из ведущих региональных держав вроде Саудовской Аравии или Сирии: подобный сценарий был бы для Запада праздником, а мы потеряли бы в этом случае все преимущества наших побед. Недопущение такого варианта — главная задача на сегодня.

Источник

Фото Politrussia

Перемирие под вопросом: эскалация сирийского конфликта продолжается

3р

3р

В последнее время новости и обзоры сирийского конфликта ходят по замкнутому кругу: переговоры, попытки оппозиции и поддерживающих её сил эти переговоры сорвать, режим прекращения огня, угрозы вторжением наземных войск и заявления о желании пока воздержаться – и снова возвращение к идее переговоров и прекращении огня.

Немного разбавило устоявшуюся тематику недавнее заявление Асада о том, что он весьма скептически относится к идее прекращения огня: непонятно, кто и как будет это контролировать, а главное – как карать за нарушения режима. Кстати, здесь сложно не согласиться, когда у нас перед глазами трагическая история украинского конфликта, длящегося многие месяцы, где тоже был введён режим прекращения огня, всё было расписано по Минским соглашениям, и даже наблюдательные миссии от ОБСЕ ездят и контролируют. И что в итоге? Нарушений режима своими протеже Запад в упор не желает видеть, но зато обвинений в адрес Донецка и Луганска не счесть. ОБСЕ регулярно обвиняют в прозападной ангажированности, а в Сирии даже такого ангажированного ОБСЕ не будет – чистая вольница для оппозиции и боевиков, каждый чих которых будет поддержан западными политиками и СМИ.

Итого, Асад делает здравое заявление:
Они (международные посредники) говорят, что хотят объявить перемирие в течение недели. Кто способен выполнить необходимые для этого условия и требования? Никто.
Башар Асад

А дальше начинается интересное. Во-первых, законные вопросы сирийского лидера попросту игнорируются западным сообществом, и сразу начинаются обвинения в нежелании мирного процесса. К слову, подобная заведомая предвзятость Запада к одной из сторон – к Сирии – сразу наилучшим образом доказывает обоснованность сомнений и озабоченности Асада. Потому что, действительно: режим прекращения огня нуждается в контроле. А уж особенно в тех случаях, когда его соблюдение или нарушение может стать фактором успеха или срыва мирных переговоров и даже чуть ли не решения ввести наземные войска – это то, чем грозят США в случае, если режим прекращения огня не будет установлен или не будет соблюдаться.

Во-вторых, весьма лукавую позицию начали продвигать в России некоторые СМИ. Дескать, Асад настолько «развоевался», чувствуя безусловную поддержку Москвы, что теперь даже к её мнению не прислушивается – статья в «Коммерсанте» так и называется: «Башар Асад развоевался». В ней даже приводят мнение независимого – очень независимого – эксперта из Московского центра Карнеги. По словам Алексея Малашенко:

«Действия президента Асада – пример того, как хвост начинает вилять собакой. Башар Асад пытается внушить Москве мысль о том, что, кто бы ни пришел после него, никакой любви уже не будет».

Нам пытаются внушить, что действия Асада выходят из-под контроля и начинают идти вразрез с политикой и интересами Москвы в данном регионе. Весьма коварное утверждение! На самом деле Россия, которая вложила в этот конфликт немало политических и экономических ресурсов и в данный момент, вместе с армией законного президента Асада, очевидным образом побеждает – в такой ситуации Россия действительно отнюдь не заинтересована в том, чтобы достигнутые результаты были утрачены. Эксперты и СМИ желают внушить мысль о том, что позиция Асада противоречит политике Кремля, но Москва не меньше Дамаска заинтересована в гарантиях по прекращению огня, а не в пустых обещаниях, которые щедро раздают протеже Запада, а потом нарушают данное слово при полной поддержке и одобрении наших «дорогих партнёров».

Если Европа, США и НАТО предпочитают делать некоторые заявления не своими устами, а посылать сигналы через ультиматумы и угрозы Саудовской Аравии, сирийской оппозиции и Турции, то будет ли странным предположить, что Москва тоже может разыгрывать этот политический и дипломатический пасьянс в некоторых случаях руками Дамаска? Заявления Асада не противоречат нашим интересам, а тогда почему следует делать вывод, что эта позиция не была согласована с нами и не является частью информационного «оформления» данного конфликта? Асад пока не сказал ничего такого, что шло бы вразрез с нашей политикой.

Зато, и это в-третьих, слова Асада явно задели за живое Америку. Госсекретарь Керри сразу заявил:

Если Асад не будет выполнять свои обязательства, а иранцы и россияне не заставят его сделать то, что они обещали… то члены мирового сообщества, безусловно, не будут просто сидеть, как болваны, и наблюдать за этим.
Керри Джон

Что делать, американские ставленники сейчас проигрывают, и им как воздух нужна передышка. Причём такая, чтобы они под сурдинку разговоров о прекращении огня стрелять могли, а по ним в ответ – ни в коем случае. То самое, о чём говорил Асад.

Метания Турции и призрак большой войны

Ещё больший интерес представляет на сегодня положение Турции. Вместе с Саудовской Аравией они чаще всего говорят о введении наземных войск и поигрывают мускулами. Эр-Рияд, например, сноваперебросил часть своей авиации в Турцию для ударов по позиция террористов, а Анкара начала со своей территории обстрел районов, прилегающих к Алеппо.

Однако ни первая, ни вторая не готовы начинать без США или НАТО. Руководство Турции говорит прямо:

«Турция не начнет наземную операцию в одностороннем порядке. Мы просим партнеров по коалиции о том, чтобы наземная операция состоялась. Мы обсуждаем это с нашими союзниками… Мы хотим наземную операцию. Если мы придем к соглашению, Турция примет в ней участие».

Но тут начинаются проблемы. В первую очередь, наземная операция сейчас не нужна США. У них впереди выборы, и любая потеря контроля над ситуацией в Сирии – или даже потеря хотя бы видимости контроля – грозит для правящих демократов непредсказуемыми осложнениями на выборах, которые и без того для них сложны. Иными словами, действующая вашингтонская администрация в данный момент в высшей степени не готова к авантюризму любого рода – как собственному, так и к авантюрам союзников и партнёров. Поэтому негативно высказываются и в руководстве НАТО. Генсек альянса Йенс Столтенберг ясно обрисовал позицию:

НАТО не имеет никакого смысла принимать участие в борьбе с ИГ, так как все 28 членов НАТО уже делают это в рамках коалиции США.
Столтенберг Йенс

Все эти заявления США, НАТО и некоторых лидеров Европы посылают Турции чёткий сигнал: полный запрет на любую самодеятельность в конфликте без согласования и одобрения своих покровителей.

Освежила этот недвусмысленный посыл и жесточайшая критика, которая обрушилась на Турцию после артобстрела районов Алеппо. Глубокую обеспокоенность высказал не только Совет Безопасности ООН по итогам совещания, проведенного 16 февраля, но и сами США раскритиковали действия Анкары. Госдепартамент опубликовал заявление, в котором призвал турецкие власти отказаться от обстрела сирийских территорий.

Но Турция наконец узрела подлинные плоды своих усилий: пока она сладко облизывалась, прикидывая, как будет нарезать Сирию словно торт, развязанная при её непосредственном участии война пошла совсем не так, как мечталось Анкаре. Военный жребий – вещь ненадёжная, а подчас и роковая – вот о чём забыл Эрдоган, открывая этот ящик Пандоры.

На сегодняшний день Анкара уже не о Сирии мечтает, а боится, как бы свои территории не потерять. Комментирую решение начать артобстрелы, премьер Турции Ахмет Давутоглу подчеркнул:

«Во время атаки (курдов на Азаз – прим. ред.) подверглась угрозе наша граница, что сделало необходимым применение правил реагирования».

И хотя это ничуть не оправдывает военные действия Анкары, но и пустыми словами не является.

Сейчас турецкому руководству весь свет застит курдский вопрос – куда более зловещий и актуальный, чем их заигрывания с террористами и нефтяные афёры. Эрдоган понял, что теперь уже надо думать не о развале Сирии, а о сохранении Турции – в том смысле, что и так главный для него курдский вопрос становился единственным. Для Анкары недопустимо, чтобы по итогам войны сирийские курды стали сильнее и получили бы автономию – там считают, что в этом случае с этой территории начнется дестабилизация Турецкого Курдистана.

Таким образом, Эрдоган и правящая верхушка Турции, развязав войну, ход и результаты которой они не могли предсказать, в итоге сами себя загнали в угол. Их планы в значительной степени были нарушены, когда Россия присоединилась к борьбе с террористами в регионе, а после знаменитого «удара в спину» Турция окончательно лишила себя возможности договариваться и находить партнёров, склонных прислушиваться к её интересам и мнению. Ссориться с Россией – особенно в данный момент – не хочется даже Штатам. Одно дело санкции вводить, а другое – перспектива войны. В Вашингтоне сидят отнюдь не такие авантюристы, как в Анкаре, не говоря уже о том, что для Штатов это просто один из многих, важных, но периферийных конфликтов, крайне далёкий от их границ, а вот Турция сумела сама себя загнать в ловушку. Как она теперь будет оттуда выбираться и сколько дров наломает при этом – и есть вопрос, над которым задумались многие наблюдатели за этим конфликтом.

Источник

Фото Politrussia

 

Экономические санкции против России – пособничество терроризму

3р

3р

Самый знаменитый после покойного Папы Римского Иоанна-Павла II поляк Збигнев Бжезинский после распада СССР предрекал скорый распад России. Но что-то пошло не так. Пьяница Ельцин сдал пост трезвому Владимиру Путину, который стал возрождать страну.

Понятное дело, что Западу никогда не нужна была сильная и самостоятельная Россия. Победить её в войне не удавалось. Значит, нужно пытаться раздавить Россию экономически. Но как? Повод же нужен. Повод нашёлся. Против России были введены экономические санкции, из-за которых были разорваны привычные деловые и торговые связи.

3р_1

Все завоеватели, которые нападали на Россию, всегда рассчитывали на блицкриг. Вполне естественное желание. Короткая война всегда лучше долгой. Но блицкриг никогда не получался. С чего Запад решил, что у него получится экономический блицкриг, совершенно неясно. Тем более, что были примеры. Куба 50 лет находилась в экономической блокаде, что не привело к свержению Кастро. Северная Корея уже сколько времени находится под санкциями, а режим Кимов даже и не думает шататься.

Но почему-то в отношении России решили, что санкции сработают быстро, и либо Кремль признает всё, в чём Россию обвиняет Запад, и даже вернёт Крым, либо народ поднимет восстание. Ничего из этого не получилось. Даже наоборот. Оппозиционные деятели окончательно дискредитировали себя в глазах народа, а президент РФ Владимир Путин набрал небывалую популярность.

С экономикой России тоже ничего страшного не произошло. Трудности, которые мы испытываем, связаны не с санкциями, а с обвалом цен на нефть, от продажи которой мы всё ещё довольно сильно зависим. Об этом в послании Федеральному Собранию говорил и Владимир Путин, призывая продолжать наращивание несырьевого сектора экономики. Запад, конечно, считает эти проблемы успехом санкционной политики.

Обама, кое-что понял, но только то, что он погорячился с утверждением, что наша экономика разорвана в клочья. Сейчас он так уже не говорит, но продолжает давить на «партнёров» в ЕС, чтобы они не только продлили, но и ужесточили санкции против России. К украинским претензиям добавились ещё и сирийские. Мол, не тех бомбим, и вообще больше защищаем Асада, чем боремся с террористами.

Между тем в Европе растёт недовольство проамериканской политикой своих лидеров. Первый и очень тревожный звоночек прозвенел во Франции в воскресенье, где на региональных выборах уверенно лидировал «Национальный фронт» Марин Ле Пен, которая не скрывает своих симпатий к России и лично к Владимиру Путину. Даже поляки, славящиеся своей русофобией, крепко призадумались и стали рассуждать в польской прессе не так, как прописано в госдеповских методичках.

Соплеменники жабоподобного Збигнева Бжезинского из варшавского «Политического обозревателя» пишут о европейской и американской политике похлеще иных наших патриотов. Например, в начале сентября, обсуждая миграционный кризис, они сказали, что всё больше людей в Европе желают, чтобы в их странах появились «вежливые люди» в зелёном комуфляже. Польские журналисты уверены, что в теряющей стабильность Европе только Россия остаётся островком надёжности. Вот туда европейцы и рванут от толерантности и мультикультурализма.

Пока Европа разбирается с беженцами, Россия устраняет саму причину, по которой люди бегут. Известно, что с начала антитеррористической операции ВКС России в Сирии в Сирию вернулось около миллиона человек. Люди поверили, что порядок будет восстановлен. Людям нужен мир. Успехи наших военных очень трудно не заметить, хотя некоторые умудряются.

И как же на этом фоне выглядят европейские страны с их антироссийскими санкциями? Очень плохо они выглядят. Сознательно чинить препятствия развитию и устраивать экономические трудности стране, которая вносит наибольший вклад в борьбе с бандами террористов в Сирии, фактически означает пособничество терроризму. Так считает журналист из всё того же «Политического обозревателя». Он даже называет Запад «экономическим террористом».

Но что же делать Западу в сложившейся ситуации? Надувать щёки и обвинять Россию в агрессии на Украине становится всё труднее. Причины, по которым были введены санкции, неустранимы. Как можно теперь принудить жителей Крыма добровольно вернуться в состав Украины? Никак. А может ли Запад признать свою ложь об участии российской армии в войне на Донбассе или о сбитом Боинге?

Признать ошибку – это самое сложное для многих людей. А для западных политиков – это дело невозможное. У католиков есть догмат о непогрешимости Папы Римского в делах веры, который сформулирован в явной форме. Похоже, что у западных политиков тоже есть свой неявно сформулированный догмат о собственной непогрешимости. И, конечно, истиной в последней инстанции считает себя Вашингтон. Каковы основания? Обама их чётко выразил: «Мы самая сильная в мире страна». Кто сильнее, тот и прав. Бандитская мораль.

Но представим себе невероятную ситуацию, что Запад признает заслуги России в борьбе с террористами, закроет глаза на украинский кризис и даже на «аннексию» Крыма и отменит санкции. Польский обозреватель сомневается в том, что это немедленно вернёт отношения между Россией и Западом в досанкционные рамки.

Ведь российское общество за исключением группки прозападных отщепенцев убедилось в том, что Запад враждебен не к правительству России, что не президент РФ Владимир Путин является целью для антироссийских мер, а сама Россия и весь её народ.

В условиях тотального дефицита и деградации правящей верхушки в период Перестройки русские очень легко попались на яркую рекламу западных ценностей и чуть было не сдали всю страну за побрякушки. С тех пор мы очень сильно поумнели, а восторгов по поводу Европы сильно поубавилось.

Но самое главное, что у нас исчез страх. А у нас было два страха: «Что о нас подумают?» и «Лишь бы не было войны». Какая теперь разница, что они о нас подумают? Они уже всё подумали и сказали. И войны мы теперь не боимся. Не потому что очень уж её хотим, хотя у многих руки чешутся, а потому что мы каждый день в прямом эфире видим, на что способна наша армия. Мы больше не боимся.

Источник

Фото Politrussia

Эрдоган совершил историческую ошибку. Но кому это выгодно?

22h

22h

Решив сбить российский боевой самолёт даже в спорной ситуации, Турция нажила бы себе весьма серьёзного врага. Отдав приказ на поражение российского бомбардировщика в ситуации, когда выполнялась боевая задача против общепризнанной террористической организации, когда нарушение воздушного пространства Турции если и было, то, очевидно, не несло Турции угрозы, Эрдоган практически подписал приговор как для себя, так и для своей страны.

В современном мире такие ошибки не прощают, за них заставляют платить, и очень дорого. Другое дело, что расплата приходит не мгновенно и не теми путями, которыми её ждут. Надежда на членство в НАТО в таких ситуациях не спасает. Никто в НАТО не собирается ввергать мир в третью мировую войну из-за сумасшедшего турка. Турцию могут поддержать лишь на словах, стараясь преуменьшить значение военного преступления. Но статьи, позволяющей безнаказанно совершать военные преступления, в уставе НАТО нет. Проще говоря, сам нарвался.

Теперь у России полностью развязаны руки. Можем делать с турками всё, что захотим. Здесь очень к месту разные нецензурные метафоры, но всё же сохраню приличия. Пока горят турецкие конвои, идущие в города, контролируемые боевиками ИГ (террористическая организация, запрещенная в России – прим. ред.). Убит турецкий генерал Рашид Багдаш, координатор действий турков по уничтожению Су-24… Всё это для начала. Далее всё будет много серьёзнее.

Но есть важные вопросы, которые необходимо решить перед тем, как реагировать на очевидную провокацию. Ведь у неё были какие-то цели? Неужели Эрдоган надеялся, что Россия свернёт свою операцию в Сирии после потери одного самолёта? Или он настолько глуп, что решил палкой отогнать медведя? Впрочем, есть некоторые сомнения, что Турция тут действовала совершенно самостоятельно. Учитывая умение США воевать под чужим флагом, а также данные о связях организаторов ИГИЛ со спецслужбами США и Израиля, ситуацию можно рассмотреть и под иным углом. Конечно, турки торговали с ИГИЛ, скупая у тех нефть по дешёвке. И Турции было выгодно поддерживать ИГИЛ, поскольку ИГИЛ воевал с курдами. Поэтому ни о каком реальном участии Турции в борьбе с террористами речи быть не может. Однако устроить провокацию против России с угрозой прямого военного конфликта Турция вряд ли могла решиться самостоятельно. При том, что экономические связи с Россией приносят Турции много больше выгод, чем торговля нефтью с ИГИЛ. Зачем ей рисковать всем этим? Ради чего? Не действует ли Россия сейчас именно в том ключе, на который и рассчитывали настоящие организаторы провокации? Пока действия России вполне очевидны. И кому-то они могут быть выгодны. Кому?

Для того, чтобы понять, кто же реально стоит за провокацией со сбитым российским бомбардировщиком, нужно чётко представить последствия и очевидные действия разных сторон конфликта. К примеру, многие аналитики, в том числе Егор Холмогоров, замечают, что исторически Турция владеет «ключами от нашего дома», как называли черноморские проливы Босфор и Дарданеллы ещё в XIX веке первые русские геополитики.”:

“Фактом контроля над проливами Турция держит в руках большую часть снабжения нашей группы войск в Сирии. Конвенция Монтрё делает режим проливов в мирное время свободным для всех черноморских стран, однако в военное время Турция получает законное право перекрывать проливы для врагов и открывать их для союзников.”

Важный момент? Безусловно. Тем, кому присутствие российской базы в Сирии сильно мешает, кто хочет убрать Башара Ассада уже 4 года, такое последствие обострения отношений России и Турции очень выгодно. Это первое.

Другой аналитик, Ростислав Ищенко, вполне логично заключает:

“А Эрдогана подставили. Его убедили напасть на российские вооружённые силы (совершить акт неспровоцированной агрессии, дающий повод для военного ответа) и бросили наедине с судьбой. Страной, которая могла дать Эрдогану такие гарантии, которые убедили бы его атаковать российские ВКС, могли быть только США (остальные ничего не могут гарантировать, если речь идёт о России).”

Но для чего? Для чего подставили? Тут как бы два ответа. Первый: “В 2014 году на Украине США могли ожидать, что Россия прореагирует на переворот и начало гражданской войны по грузинскому сценарию и пошлёт войска.” Аналитик не проводит тут чёткой параллели, но втянуть Россию в войну США явно хотели. И если уж не с Украиной, то почему не с Турцией? А может сразу с обеими странами? Ведь ситуация и на Донбассе может потребовать российского вмешательства… И некоторый синхронизм тут наблюдается — Крым обесточили незадолго до провокации с самолётом в Сирии. В случайные совпадения я не верю. Это события одного плана.

Но вернёмся к Ищенко. Он предлагает и другой ответ на вопрос, для чего была совершена провокация:

“Вашингтон не может открыто выступить против своего союзника по НАТО и публично поддержать силы, борющиеся за расчленение турецкого государства. Но сейчас курды бросились просить оружие, финансирование и поддержку от России, надеясь, что Москва легко согласится помочь врагам своего врага.”

Иначе говоря, США решили руками курдов, при помощи России, расчленить Турцию! Создать Курдистан.

Хотят ли США создать Курдистан?

Честно говоря, этот второй ответ Ищенко (а в его статье он скорее единственный), мне меньше нравится. Игра США в Сирии может показаться довольно запутанной. С одной стороны, свергают Ассада (руками ИГИЛ), с другой — поддерживают курдов и воюют с ИГИЛ. Эта путаница скорее говорит о двойной игре, где есть цели официальные и демонстративные, а есть цели тайные и реальные. ИГИЛ — наследница Аль-Каиды, созданной спецслужбами США для проведения терактов и оправдания своих агрессивных действий в ответ на эти теракты. Иначе говоря, борьбой с терроризмом США оправдывают свои военные действия по всему миру. Поэтому и создают сами террористические организации. Но проблема таких организаций — это удержание их под контролем. Одного-двух агентов во главе организации бывает маловато, особенно, когда речь идёт о больших организациях, где идёт постоянная смена руководства. В конце концов, внешнее управление может быть утрачено. Похоже, именно так произошло с Талибаном… То есть, террористические организации — это то политическое оружие, которое может выйти из-под контроля и стрельнуть по своему создателю. ИГ в этом плане — очень опасное создание. Поэтому вместе с усиленным контролем изнутри ему создаётся внешний противовес. Этим противовесом и должен служить Курдистан. Который возник как бы сам собой на той же территории, где был создан и ИГИЛ. Есть ли желание США расчленить Турцию ради противовеса собственному орудию международного террора — ИГИЛ, сказать сложно. Скорее, Турцию должны отдать под контроль ИГИЛ. Для этого всё готово: в Турции действуют радикальные исламистские группировки, сотрудничающие с ИГИЛ, их влияние всё усиливается, и это искусственный процесс, контролируемый спецслужбами США и Турции.

Действия России в планах США сейчас очевидны, её шаги легко просчитываются. Сейчас важно выйти из рамок стандартных решений. Да, можно поддержать курдов и начать сбивать турецкие самолёты. Но нельзя загонять себя в уготованный угол, из которого не будет достойного выхода. Пока Путин хорошо справлялся с той игрой, что ему навязали заокеанские партнёры. Важно и сейчас найти неожиданные решения. Важно понять, что нас ставят в невыгодное положение. Даже отказ от “Турецкого потока” вновь вернёт проблему с транспортировкой газа через враждебную Украину. Нужно искать иные решения. Да, турки наши враги. И всегда ими были. Но ситуацию нужно обратить себе на пользу. Может, стоит вернуться к болгарскому варианту? Не мы должны оплачивать глупость Эрдогана. Важно заставить заплатить за неё главных виновников. В этом и будет проявляться талант такого политического игрока, как Путин. Следим за событиями. Я уверен, что ход будет неожиданным. Для всех.

Источник

Фото Politrussia

На что рассчитывала Турция, сбивая Су-24?

9h

На фоне того, как весь мир хором твердит о необходимости совместного противостояния терроризму, действия отдельных государств выглядят парадоксально нелогичными и напоминают открытый вызов мировому сообществу. 24 ноября российская антитеррористическая операция принесла потери нашей стране. Причем, что с трудом укладывается в голове, не от рук боевиков, а от государства, которое на собственном опыте знает, каково стать жертвой терактов.

Во вторник утром ВВС Турции сбили российский самолет Су-24 на границе с Сирией. Из двух членов экипажа спасти удалось лишь штурмана, однако во время данной операции, уже от рук боевиков, погиб наш морской пехотинец. Позиции России и Турции по поводу произошедшего расходятся принципиально. Анкара настаивает на том, что «неопознанный самолет» вторгся на турецкую территорию. Речь идет об участке шириной чуть более двух километров, через который, якобы, пролетел Су-24. Подтверждает это Турция предоставленными траекториями полетов своих патрульных истребителей F-16 и нашего самолета. Россия же официально заявляет, что нарушения границ не было и Су-24 был сбит без веских причин.

Начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Сергей Рудской оспаривает турецкую версию:

«Никаких попыток со стороны турецкого самолета связаться или установить визуальный контакт с нашим экипажем средствами объективного контроля не зафиксировано. По точным данным объективного контроля наш самолет границу с Турцией не пересекал. Это же подтверждается данными сирийской ПВО. Более того по данным радиолокационной разведки аэродрома Хмеймим отмечен факт нарушения воздушного пространства Сирии атакующим самолетом ВВС Турции».
Сергей Рудской

По словам Владимира Путина,

«Наш самолёт был сбит над территорией Сирии ракетой «воздух–воздух» с турецкого самолёта «F-16», упал на территорию Сирии в 4 километрах от границы с Турцией, находился в воздухе, когда на него была совершена атака, на высоте 6 000 метров, на удалении одного километра от турецкой территории»
Путин Владимир Владимирович

В том, что стоит ждать ответных шагов, сомневаться не приходится. Президент России, охарактеризовавший происшествие как «удар в спину», отчетливо дал это понять:

«Мы, конечно, внимательно проанализируем все, что случилось, и сегодняшнее трагическое событие будет иметь серьезные последствия и для российско-турецких отношений».
Путин Владимир Владимирович

Что это будут за последствия, гадать пока рано. Наш МИД уже призвал российских туристов воздержаться от посещения Турции, а крупные турфирмы по рекомендации федерального агентства по туризму остановили продажу путевок по данному направлению. Минобороны, в свою очередь, прекратило всякие контакты с военным ведомством Турции.

Дальнейшие действия предлагаются разные: от призывов ответить немедленным авиаударом по Анкаре, которыми запестрели соцсети, до менее агрессивных, но достаточно радикальных предложений разного рода политических фигур. В частности, говорится о разрыве дипломатических связей с Анкарой, замораживании экономических проектов в Турции и поддержке турецких и сирийских курдов.

Показать, что подобные происшествия недопустимы, действительно необходимо, однако характер ответной реакции требуется избирать исходя из турецких ожиданий и мотивов. Ведь суть произошедшего, даже с подачи Анкары, определенно не соответствует предпринятым Турцией действиям. Нарушение российской авиацией турецких границ уже имело место, и за этим непременно следовали решительные протесты с той стороны. Однако все ограничивалось дипломатическими заявлениями, максимум — угрозами экономических последствий. Теперь же самолет, якобы вторгшийсяна 17 секунд в воздушное пространство Турции, был сбит. И расценивать это можно лишь как демонстративный удар, цель которого — обострить ситуацию.

Не секрет, что Анкара не одобряет российскую операцию в Сирии из-за того, что мы выступаем против террористов на стороне войск Башара Асада. Турция поддерживает сирийских повстанцев, и ей наше присутствие в регионе — как кость в горле. Более того, радикальные исламисты Анкаре только на пользу, пока она противостоят сирийской армии.

Рассказывает востоковед Сергей Медведко: «Во-первых, Турция открывает свои границы для боевиков ИГ, чтобы они могли скрываться от сирийских войск или ударов российской авиации. Во-вторых, она организует и обеспечивает ИГ финансовую поддержку, перерабатывая на своих заводах и продавая нефть, незаконно поступающую с территории Сирии. Это главный источник поступления денег в «Исламское государство», на которые они вербуют наемников по всему миру. В-третьих, турки прямым образом перебрасывают через свою территорию боевиков и наемников, то есть занимаются реальным обеспечением экстремистов людьми. Не говоря уже о том, что Турция, вероятней всего, поставляет боевикам вооружения. Сколько бы его не уничтожалось на территории Сирии, оно возникает вновь, причем зачастую имеет американское происхождение».

Владимир Путин идет еще дальше:

«Мы давно фиксировали тот факт, что на территорию Турции идёт большое количество нефти и нефтепродуктов с захваченных ИГИЛ территорий. Отсюда и большая денежная подпитка бандформирований. Теперь ещё и удары нам в спину, по нашим самолётам, которые борются с терроризмом. И это при том, что мы с американским партнёрами подписали соглашение о предупреждении инцидентов воздухе, а Турция, как известно, в ряду тех, кто объявил о том, что якобы воюет с терроризмом с составе американской коалиции. Если у ИГИЛ такие деньги (а счёт там идёт на десятки, сотни миллионов, может быть, на миллиарды долларов) за счёт торговли нефтью, плюс к этому они имеют защиту со стороны вооружённых сил целого государства, тогда понятно, почему они ведут себя так дерзко и нагло, почему они умерщвляют людей самым изуверским способом, почему они совершают террористические акты по всему миру, в том числе в сердце Европы».
Путин Владимир Владимирович

Однако вряд ли стоит воспринимать произошедшее как демонстрацию прямой военной поддержки террористов. Добровольно вступать в открытую войну Турция вряд ли решится, а один сбитый самолет вряд ли можно считать катастрофическим уроном для нашей стороны, тем более, что это не поспособствует отказу от сирийской операции. Впрочем, есть мнение, что «во избежание подобных инцидентов» Турция попробует объявить приграничные территории бесполетной зоной, что позволит боевикам укрываться близ турецких границ. И президент Турции Реджеп Эрдоган уже заговорил о таких перспективах.

Но это скорее побочные причины, основную же развивает версия, что Анкара надеялась, во-первых, на более жесткую реакцию со стороны Москвы, а во-вторых — на большую поддержку со стороны стран Запада. Мы уже писали, что внутритурецкие политические дела у Реджепа Эрдогана идут не слишком гладко, а потому ему на руку внешние конфликты, на которые можно отвлечь внимание населения. Это и Башар Асад, и террористы под боком, и агрессивная Россия. Формально происшествие с Су-24 Анкара подает как защиту своих неприкосновенных границ. И отреагируй Россия чересчур радикально, перейдя к конкретным действиям военного характера или угрозам их применения, этот отвлекающий внешний конфликт был бы тут же успешно разыгран.

Не стоит забывать еще и о том, что Турция — страна несамостоятельная и во всех ее действиях и заявлениях следует искать торчащие вашингтонские уши. США оперативно открестились от произошедшего и заявили, что турецкие действия стоит расценивать как поступок суверенного государства, а не члена американской коалиции. Однако есть мнение, что чересчур острая реакция Москвы была бы на руку именно Вашингтону. И дело здесь не только и не столько в прямой борьбе с террористами, деятельность которых США тоже вполне устраивают как противодействие режиму Асада. Дело в создании международной коалиции, к которому слишком уж активно подключилась Франция. Эскалация российско-турецкого конфликта с угрозой его перехода в военное русло могла стать началом конфронтации между нашей страной и НАТО, так как и Турция, и Франция — его члены, и последняя оказалась бы в ловушке. «Он (президент Франции Франсуа Олланд — Авт.) пытается воспользоваться ситуацией для создания международной коалиции, но события в Турции сейчас затрудняют перспективы объединения всех сторон за одним столом, чтобы создать глобальный союз. И из-за этого, вероятно, меняется и его стратегия… н не хочет, чтобы Соединенные Штаты запрашивали проведение наземной операции, потому что он знает, что это невозможно. Однако ему нужна логистическая поддержка Соединенных Штатов, но и России тоже. Еще две недели назад Россия и США были врагами по этому вопросу. И Франция была не очень довольна такой позицией России. Однако на этой неделе главная цель заключалась в том, чтобы объединить все стороны и создать одну большую коалицию. Но я боюсь, что то, что сейчас произошло в Турции, серьезно усложнит эту задачу», — рассказывает французский журналист Стефан де Ври.

Тем не менее, освещение происшествия французами демонстрирует, что Париж занимает скорее пророссийскую сторону в данном вопросе. Осудили действия Анкары и в других европейских странах, например, в Чехии и Италии. А на фоне того, что Россия на провокацию не поддалась и реагирует взвешенно, приходится менять тактику и руководству Североатлантического альянса. Формально НАТОвстал на сторону Турции, однако призывает рассматривать произошедшее исключительно как турецко-российский конфликт, который нужно как можно быстрее урегулировать.

Таким образом, расхлебывать этот конфликт, скорее всего, придется в одиночку Анкаре, которая, ввязываясь в очередные авантюры, делает свое собственное положение все менее комфортным.

Источник

Фото Rusvesna

Россия в Сирии: пришел, увидел, победил?

1424865604_meet-the-pr-firm-that-helped-vladimir-putin-troll-the-entire-country

О борьбе России с ИГИЛ сегодня говорят все: от первых лиц государств до пенсионеров на лавочках. Отчеты Минобороны РФ об ударах в Сирии, заботливо выложенные в официальном аккаунте организации на Facebook, моментально распространяются во всех направлениях – от СМИ до экранов смартфонов, неосмотрительно подключенных к Яндекс-новостям. “И никуда, никуда мне не деться от этого” – сетует каждый безразличный к политике гражданин. Но процент людей, неравнодушных к ситуации, все-таки больше, и именно для них – наша сегодняшняя статья, в которой мы пытаемся найти ответы на наиболее злободневные вопросы. Какой информации стоит верить? Чем нам грозит этот конфликт? Да и вообще – зачем России Сирия? Попробуем разобраться вместе.

В поисках истины

Как ни цинично это звучит, но Сирия сейчас в тренде. Хочешь пропиариться – выскажись на тему конфликта, по возможности обвинив Россию во всех возможных грехах.

За примерами далеко ходить не нужно – например, только ленивый не процитировал опального журналиста Савика Шустера, который заявил в своем ток-шоу, что российские штурмовики “бомбят мирное население Сирии”, ссылаясь на некие “эксклюзивные кадры ВВС”. Никаких аргументов телеведущий не привел, но зато попал в новостные ленты многих изданий.

Другие “вбросы” гораздо менее безобидны, поскольку снабжены якобы подтверждающими видеоматериалами (часто – давно “просроченными”) и шокирующими фотографиями (тоже не первой свежести). Взять хотя бы сообщение трехдневной давности, попавшее в Топ-25 популярных записей “Живого Журнала”, повествующее об огромных потерях, которые понес ИГИЛ при штурме российской авиабазы в Дейр-эз-Зор. Запись снабжена фотографией побежденных террористов, датированная, как оказалось, 2013-м годом, которую уличенный в обмане автор, по его же признанию, добавил “для выразительности”.

И мы могли бы поверить этой “новости”, если бы не один важный нюанс: Дейр-эз-Зор – город, который третий год находится в блокаде, на несколько сотен километров вокруг – территории исламистов. Не самое подходящее место для размещения российской авиабазы, как считаете? Но на такие мелочи никто не обращает внимания: новость активно обсуждается пользователями соцсетей и тиражируется многими интернет-изданиями.

В общем, как говорил Отто фон Бисмарк, “никогда люди не врут так много, как перед выборами, во время войны и после охоты”. И если Вы не хотите потонуть в потоке вранья – учитесь отделять зерна от плевел.

Зачем?

Большинство поисковых запросов, начинающихся со слова “зачем”, касаются именно Сирии. “Зачем Путин полез в Сирию?”, “Зачем нам война?”, “Зачем Россия поддерживает Асада?” – ежедневно спрашивают интернет-пользователи у умных поисковиков.

Версия первая, она же официальная: Сирия – наш друг и союзник, в стране проживает 100 тысяч наших сограждан, которых мы должны защитить от террористов. Да и вообще, победить мировое зло – миссия весьма благородная.

Иностранные эксперты уверены, что дело в другом. «Москва заявляет, что борется с ИГИЛ, но на самом деле русские включились в конфликт, чтобы поддержать правление Асада», считает Орел Браун, профессор кафедры международных отношений и политики в Торонто. Кроме того, уверен эксперт, Россия хочет утвердиться как международный лидер, наладить связи с союзниками… и намекнуть на неблагонадежность Соединенных Штатов. И, как видите, пока у Путина это отлично получается.

Третья и самая невероятная, но, пожалуй, наиболее правдоподобная версия – Россия борется с ИГИЛ за рынок сбыта нефти. Согласно информации иракских СМИ, боевики продают нефть по уникально низкой цене – 25 долларов за баррель, контрабандным путем отправляя ее в Турцию и Иран. А с недавних пор – и на Украину: слух о том, что именно ИГИЛ обеспечивает “незалежную” нефтью, активно муссируется в средствах массовой информации. Так не здесь ли собака зарыта?

Кроме того, в пользу нефтяных войн говорит еще один факт. Если власть Асада падет, обязательно подсуетятся иранцы, готовые протянуть в Сирию трубу от гигантского нефтяного месторождения Северное/Южный парс. Нетрудно догадаться, что из Сирии нефть будет поступать в Турцию, а оттуда и до Европы недалеко. Как результат – Россия теряет не только деньги, но и влияние.

Выходит, что Путин успешно гонится за двумя зайцами: уничтожает боевиков, торгующих нефтью по бросовым ценам, и поддерживает президента Сирии, чтобы ситуация с “черным золотом” оставалась стабильной. Сплошные плюсы!

Что нас ждет

Белый дом утверждает: от лидеров стран, входящих в коалицию против ИГ, поступают заявления, в которых высказаны опасения насчет сложившейся ситуации. Турция, Германия, Франция, США, Великобритания, Саудовская Аравия и Катар “выражают обеспокоенность” и предупреждают о возможной “дополнительной изоляции России”. Пентагон и вовсе угрожает “применением военной силы” – в случае если наши бомбы заденут “умеренную оппозицию”, которую активно поддерживают американцы.

А простые россияне, согласно социологическим опросам, ждут в обозримом будущем экономического кризиса, притока беженцев и новых террористических актов. И только 8,5 процентов опрошенных уверены, что сирийский конфликт окажется нам на руку. Остается надеяться, что именно они и окажутся правы.

Дарья П., эксклюзивно для Правда-TV.ru

Сирийский кризис толкает Израиль в сторону России

9h

9h

Уже ни для кого не секрет, что Россия готовит масштабную военную операцию в Сирии против исламистов всех мастей и ориентаций.

Известно, что на данный момент на аэродроме «Басиль-Аль Асад», который находится в сирийской провинции Латакия, уже сосредоточены две авиационные эскадрильи (12 фронтовых бомбардировщиков Су-24 и 12 штурмовиков Су-25), 4 многоцелевых тяжелых истребителя Су-30СМ, неустановленное количество вертолетов Ми-24, Ми-17 и Ка-27, полсотни бронетранспортеров, десяток танков и сотня единиц вспомогательной техники. Предметно о перспективах российского военного вмешательства пойдет речь в одном из следующих материалов.

9р_1

Многократное усиление российского военного присутствия в Сирии вкупе с инициативой Путина по формированию новой антитеррористической коалиции с участием в ней правительственных войск Башара Асада спровоцировало невиданный со времен Крыма разрыв шаблона у представителей прогрессивного человечества. Ведь отечественная интеллигенция и западный истеблишмент весь год упражнялись в словоблудии на предмет России, которая помимо того, что оказалась в полной изоляции, еще и не на ту сторону истории забрела. Со схожей риторикой выступали наши печальнолицые «пятачки», несущие в массы сермяжную правду о Путине, который «все слил, всех сдал, шаг вперед – два назад, зассал, и скоро в Гаагу». А тут эка невидаль – русские в Сирии. И даже не скрывают своего присутствия – самолеты вон на спутниковые фотосессии выводят каждые вторые сутки, по линеечке все выставляют.

И пока говорящие головы коллективного Запада, пораженного подобной наглостью, на всех языках мира призывали, принуждали, предупреждали, обвиняли и обличали Россию за непростительное вмешательство во внутренние дела Сирии, лидеры ближневосточных государств устроили полноценное паломничество в Москву. Исход арабов и евреев на Север начался аккурат после первых сообщений об усилении российского военного присутствия в Сирии, то есть в августе. Только за последнюю неделю лета с Владимиром Путиным встречались: король Иордании Абдалла II, заместитель верховного главнокомандующего ОАЭ Мухаммед аль-Нахайян, вице-президент Ирана Сурна Саттари, министр по делам национального примирения Сирии Али Хайдар, президент Египта Абдель Фаттах Ас-Сиси. Уже в сентябре в Москву прибыли президент Турции Реджеп Эрдоган и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху.

Обе последние встречи крайне симптоматичны, но в то же время – диаметрально противоположны друг к другу по содержанию диалога. Но наибольший интерес представляет визит израильского премьер-министра.

«Ведь там – на четверть бывший наш народ»

Прошедшие между Владимиром Путиным и Биньямином Нетаньяху переговоры вызывают неподдельный интерес, так как они уникальны в контексте истории российско-израильских отношений. Россия кратно усиливает свое военное присутствие с намеком на проведение масштабной боевой операции в стране, которая имеет общую границу и спорную с Израилем территорию. Помимо этого, Россия вписывается за коалицию, состоящую из трех экзистенциальных противников Израиля – Ирана, «Хезболлы» и Сирии. То есть мы одним фронтом выступаем с той страной, в которой еврейское государство шутливо называют «страной одной бомбы» (Иран); с группировкой, которая устроила апокалипсис на севере Израиля («Хезболла, 2006); и со страной, которая только за последние 70 лет пять раз участвовала в боевых действиях против государства Израиль (Сирия). В советский период истории подобная практика почти наверняка закончилась бы разрывом дипломатических отношений и как минимум боевыми столкновениями в воздухе между нашей и израильской авиацией (что уже было в Египте и Сирии).

Russian President Vladimir Putin (L) and Israeli Prime Minister Benjamin Netanyahu shake hands during their meeting at the Novo-Ogaryovo state residence outside Moscow, Russia, September 21, 2015. Netanyahu said his visit to Moscow on Monday was aimed at preventing clashes between Russian and Israeli military forces in the Middle East. REUTERS/Mikhail Klimentyev/RIA Novosti/Pool ATTENTION EDITORS - THIS IMAGE HAS BEEN SUPPLIED BY A THIRD PARTY. IT IS DISTRIBUTED, EXACTLY AS RECEIVED BY REUTERS, AS A SERVICE TO CLIENTS. - RTS24WH

Russian President Vladimir Putin (L) and Israeli Prime Minister Benjamin Netanyahu shake hands during their meeting at the Novo-Ogaryovo state residence outside Moscow, Russia, September 21, 2015. Netanyahu said his visit to Moscow on Monday was aimed at preventing clashes between Russian and Israeli military forces in the Middle East. REUTERS/Mikhail Klimentyev/RIA Novosti/Pool ATTENTION EDITORS – THIS IMAGE HAS BEEN SUPPLIED BY A THIRD PARTY. IT IS DISTRIBUTED, EXACTLY AS RECEIVED BY REUTERS, AS A SERVICE TO CLIENTS. – RTS24WH

Однако в современных российско-израильских отношениях господствует здравый смысл, а не идеологические установки. Второе, скорее характерно для политики Соединенных Штатов.

Целью визита израильского премьер-министра и сопровождающей его делегации, состоящей из высокопоставленных представителей военно-разведывательных структур, являлась необходимость ознакомиться с российским видением возможностей разрешения сирийского конфликта, степенью вовлеченности наших вооруженных сил и стремлением к предотвращению боестолкновений между российской и израильской авиацией. Обе стороны обозначили сферы своих интересов и обменялись необходимой для тесного сотрудничества информацией. Далее приводим несколько выдержек из переговоров:

Нетаньяху: «Наша политика — это сделать все, чтобы сорвать переброску оружия «Хезболле», и сделать все для того, чтобы предотвратить открытие второго фронта против нас на Голанских высотах». Тут стоит отметить, что Израиль после компании 2006-ого года страдает от перманентной паранойи в отношении Ирана и его союзников в регионе, одним из которых является «Хезболла». В представлении жителей еврейского государства, персы покоя не познают, пока не сотрут с лица земли Израиль. Что в целом, не полностью соответствует действительности.

Путин: «Мы никогда не забываем, что в государстве Израиль проживает очень много выходцев из бывшего Советского Союза. А это откладывает отпечаток на наши межгосударственные отношения. Все действия России в регионе всегда были и будут очень ответственными».

Помимо этого, Владимир Владимирович попытался уверить израильского премьер-министра в том, что Сирия не представляет для еврейского государства никакой угрозы: «Что касается Сирии, то мы с вами понимаем, что сегодня сирийская армия и Сирия в целом в таком состоянии, что им не до открытия «второго фронта», им бы спасти свое собственное государство».

По итогам переговоров, при главном штабе ВВС Израиля, а так же возможно и при командном штабе российской группировки в Сирии, был создан центр для координации и обеспечения взаимодействия с нашими ВВС, участвующими в борьбе с исламистами. Как уже говорилось выше, функционал данного центра будет сводиться к предотвращению различных инцидентов, в частности связанных с возможными столкновениями российской и израильской авиации в сирийском воздушном пространстве, а так же пересечением сирийско-израильской границы военно-воздушными силами обеих стран.

Отдельно стоит отметить, что в сотрудничестве на основе данного центра особняком будет стоять вопрос «Хезболлы», а конкретно – ее материально-технического оснащения. Израиль, как известно, неоднократно наносил удары по территории Сирии, где, согласно данным разведки, складировалось вооружение для данной структуры. С уверенностью можно сказать, что в материально-техническом обеспечении «Хезболлы» Россия участвовать не будет.

Итогом визита израильского премьер-министра стало финальное заявление: «Моя цель заключалась в том, чтобы предотвратить недопонимания между израильскими и российскими военными. Мы создали механизм для предотвращения подобного рода недопониманий. Это очень важно для безопасности Израиля». Можно предполагать, что Нетаньяху и делегация остались в полном удовлетворении от прошедшей встречи. Ведь с нами договориться то не сложно, если речь идет о честном разговоре. Чего до сих пор не понимают наши западные партнеры.

Не повторяя старых ошибок

Данная встреча крайне симптоматична по ряду причин. Не в последнюю очередь из-за того, что произойди сегодняшнее обострение вокруг Сирии с российским военным вмешательством буквально несколько лет назад, израильское военно-политическое руководство моментально десантировалось бы в Вашингтоне, а не Москве. С целью получить поддержку и гарантии безопасности. Проще говоря, еврейская делегация обратилась бы к тем, кто ее крышует. Сегодня же, израильтяне не только вылетели в Москву, но и не поставили об этом в известность Соединенные Штаты, которые находятся в определенном смятении от подобного демарша.

В связи с подобным разворотом израильской политики в сторону Москвы, крайне удивляет аналитика отечественных обозревателей, отдающая откровенным политическим антисемитизмом. Мол, Россия с Израилем находятся по разные стороны баррикад, и взгляды на будущее сирийского государства и правительства Башара Асада в частности, у нас расходятся полюсами.

Подобные экспертные заключения строятся на смутных представлениях об Израиле и его понимании о национальной безопасности. Еврейское государство пять раз встречалось с сирийской армией на поле боя, и трижды стояло на грани физического уничтожения. На северных границах Израиль имеет аналог современной Западной Украины, только профессионально подготовленной, хорошо вооруженной и высоко мотивированной. Иранское руководство и вовсе не стесняет себя в словах, и уже неоднократно обещало «евреев сбросить в море».

Опуская ряд других конфликтных факторов, связанных с палестинским терроризмом, отметим, что ввиду всего перечисленного выше, Израиль имеет полное право на свое понимание проблемы национальной безопасности. В контексте сирийского кризиса здравый смысл (что в целом спорно и весьма сомнительно) подсказывает израильскому военно-политическому руководству, что бесконечная война разномастных религиозных фанатиков на территории Ирака и Сирии для Израиля куда выгоднее, нежели сохранение и благополучие существующих в этих странах режимов. Можно бесконечно спорить о целесообразности подобного похода израильтян, но опять же – это их представления о своей национальной безопасности. С нашей точки зрения они ошибочны, хотя небезосновательны.

Возвращаясь к вопросу мнимого антагонизма России и Израиля по сирийской проблеме. Вопреки расхожему заблуждению, у обеих сторон существуют точки соприкосновения.

Во-первых, ни Россия, ни Израиль никак не заинтересованы в усилении Ирана. В частности в Сирии. Оказывая посильную поддержку сирийскому правительству и сирийской армии, иранские советники плотно интегрировались в вертикаль силовых структур Сирии, что вызывает вполне справедливое негодование со стороны «ветеранов». На сегодняшний день планирование военных операций и координирование боевых действий разномастных военизированных подразделений, выступающих на стороне Башара Асада, находится под плотным контролем Ирана. Что категорически не устраивает Израиль, видящего в этом угрозу для своей национальной безопасности. Усиление Ирана в Сирии у России также не вызывает восторга, потому что есть все основания предполагать, что наше военное вмешательство в кризис обусловлено отнюдь не желанием оказать интернациональную помощь во имя света и добра. Скорей всего речь идет о стремлении установить контроль над весьма ценными активами в регионе, в том числе выхватить за бесценок военные базы и регулярное присутствие в Средиземном море. С шельфовой и пустынной разработкой нефтяных и газовых месторождений, разумеется. Всяко лучше, чем в Арктике.

Во-вторых, существование оси Иран – Сирия – «Хезболла» по вполне естественным причинам вызывает опасения у Израиля. Для России подобный нерушимый союз хоть и не представляет никакой угрозы, однако и пользы от него нет. Потому что, опять же – это проецирование иранского влияния в регионе. Несмотря на весьма теплый период в наших отношениях, ни о каком стратегическом союзе речи и быть не может. Ибо живы еще слова Александра III. Игра в одни ворота, в данном случае персидские – это не наш метод.

В-третьих, есть все основания для предположения о том, что сирийские курды при посредничестве России войдут в обсуждаемую коалицию. Почти наверняка подобное условие будет (или уже было) выдвинуто с нашей стороны Башару Асаду, который, судя по имеющейся информации, готов закрепить за ними автономию. Так как Израиль активно работает по данному направлению, включая командирование в иракский и сирийский Курдистан своих военных советников, намечается очередной объект приложения совместных российско-израильских усилий.

Таким образом, военное вмешательство России в сирийский кризис оказывает колоссальное влияние на израильскую политику в отношении своих экзистенциальных противников в регионе. Так как Москва берет под свою полную опеку режим Башара Асада и скорей всего будущее Сирии, Израиль получает гарантии безопасности по данной проблеме. Следствием нашего опекунства над Сирией является негласный режим препятствования распространению российского вооружения, в первую очередь – его передача «Хезболле». Предполагаемая стратегия России, подразумевающая под собой установление контроля над сирийскими активами, и разделением нынешнего театра военных действий с Ираном (Тегеран забирает себе Ирак), почти гарантирует невмешательство персов во внутренние дела Сирии, что столь сильно беспокоило Израиль.

В случае успешной реализации российской стратегии в рамках антитеррористической коалиции в Сирии, сотрудничество между нами и государством Израиль сможет приобрести принципиально новые очертания. Что крайне привлекательно в контексте израильского разочарования в политике своего неизменного партнера в лице Соединенных Штатов, и российской долгосрочной миротворческой миссии в регионе, нацеленной на оформление пресловутого многополярного мира.

Источник

Фото Politrussia