Рост ВВП

Экономику США спасет «хорошая война»

1р

Победоносная война или энергичная подготовка к ней стали бы лучшими средствами для вывода американской экономики из нарастающего кризиса. Об этом, по сути, заявил бывший председатель Федеральной резервной системы (ФРС) США Бен Бернанке, выступая в Брукинском институте (Brookings Institution) — ведущем консервативном центре США по изучению политики и экономики.

«Военные расходы увеличивают общий спрос в экономике, в особенности в ситуации с высокой безработицей и рецессией. Конечно, военные задачи все же лучше держать особняком от краткосрочных целей и задач в экономике, однако иногда они довольно важны», — отметил бывший руководитель ФРС.

По его словам, одним из наиболее очевидных примеров является Вторая мировая война, «когда колоссальные военные заказы буквально вытащили экономику США из депрессии и оказали огромный эффект на увеличение производства, который ощущался и после окончания войны».

По мнению Бернанке, сокращения военных расходов, начиная с 2010 года, оказали негативное влияние на темпы роста ВВП США.

«Сегодня военные расходы не составляют такой большой доли в ВВП, как прежде, во Вторую мировую войну или в 1960-е годы, однако эффекты от изменения в их объемах, тем не менее, довольно ощутимы, и за последние несколько лет они были негативными», — заявил экс-глава американского регулятора.

Особо Бернанке подчеркнул, что «одним из наиболее серьезных положительных эффектов от военных расходов была и остается связь между военными разработками и более широкими технологическими тенденциями».

«Именно это — один из основных источников роста экономики США в долгосрочной перспективе. Мы остаемся (благодаря войнам, — „СП“) технологическим лидерами в мире, в этом заключается один из основных элементов нашей силы как государства», — подытожил Бен Бернанке.

На деле, бывший глава ФРС прямым текстом объявил: только война реально «подбросит» американскую экономику, и позволит ей преодолеть негативные последствия нынешнего кризиса.

Что стоит за выступлением Бена Бернанке, какие войны могли бы вернуть Америке позиции безальтернативного экономического лидера?

— Бен Бернанке — не просто авторитет в мировых финансовых кругах, к которому прислушиваются деловые круги США. Он глубокий аналитик, хорошо понимающий геополитическую ситуацию, — считает академик Академии геополитических проблем, в 1996—2001 годах начальник Главного управления международного военного сотрудничества Миниобороны РФ, генерал-полковник Леонид Ивашов. — Надо думать, влияние военных расходов на рост американской экономики Бернанке, будучи директором ФРС, изучил досконально.

Говоря об этом влиянии, надо иметь в виду, что американцы вывели значительную часть своего промышленного производства в страны Азии, где дешевая рабочая сила и дешевое сырье. Но предприятия оборонно-промышленного комплекса и космическое производство Америка сохранила на собственной территории. В этой ситуации Бернанке прав вдвойне: чтобы раскрутить американскую экономику в ее нынешнем виде, позарез нужны огромные военные заказы.

К тому же только военная раскрутка экономики наиболее эффективна. Скажем, вы выпускаете автомобили. Но каждый из проданных вами авто стоит относительно недорого, и насыщает рынок, поскольку его владелец не будет менять автомобиль несколько лет.

С оружием ситуация принципиально иная. Крылатая ракета стоит не менее миллиона долларов. Сразу после выпуска она может быть подвешена под крыло боевого самолета и пущена в дело. Тогда военному заводу поступит новый заказ.

Именно капитал, пущенный в ВПК в период войн, приносит максимальные прибыли. Он умножает рабочие места и ускоряет общее движение средств в финансовой системе страны. Все это крайне позитивно влияет на рост ВВП.

Америка стала великой державой во многом благодаря заказам в период Первой и Второй мировых войн. Америка поставляла продукцию всем — Великобритании, фашистской Германии, СССР. На всех зарабатывала. Плюс к тому, война в Европе заставила почти все европейские страны вывезти свои золотые запасы на хранение в безопасное место — в ту же Америку. США и их пустили в дело, чем дополнительно раскрутили свою экономику.

 — Какие войны сейчас работают на Америку?

— Прежде всего — кризис на Ближнем Востоке, который запланирован лет на двадцать. Этот кризис — удар по Европе, Китаю и азиатским странам, как основным потребителям ближневосточной нефти. Кроме того, с точки зрения США, это еще и способ устранить конкурентов на нефтяном рынке.

На военную машину США работает сегодня и Европа. Нынешняя структура НАТО устроена таким образом, что сами европейцы, без помощи американцев, воевать не могут. Например, европейские армии не имеют самолетов дальнего радиолокационного обзора, спутниковой системы разведки и навигации. В результате, едва возникает очередная война — европейцы выстраиваются в очередь за американским вооружением.

Кстати, именно для «стимуляции» европейцев США демонизируют Россию. И, надо сказать, довольно успешно — европейцы все охотнее раскошеливаются на военные нужды.

Но важно понимать: военные расходы приводят к благополучию не всей американской нации, а только определенных компаний и тех политических групп, которые базируются на оборонно-промышленном капитале.

 — Почему Бернанке поднял тему военной стимуляции экономики?

— Выступление бывшего руководителя ФРС лежит в русле новой Стратегии национальной безопасности США, которая принята в феврале текущего года. В документе, напомню, сделана ставка на однополярный мир, Россия названа в числе главных угроз, и провозглашен принцип отстаивания американских национальных интересов в любой точке мира с позиции силы. Это означает, что военные расходы США в ближайшее время будут расти. Я не исключаю, что они не только достигнут прежней рекордной планки 600 млрд долларов в год, но и преодолеют ее.

— К чему это приведет?

— К большой мировой войне без применения ядерного оружия. Либо к серии войн регионального характера. Сейчас раскручивается межкорейский кризис, нет даже попытки предотвратить войну на Ближнем Востоке, тлеет украинский кризис. Ну и, конечно, возможен конфликт между США и Китаем. Либо между Японией и КНР.

Очень тревожная ситуация складывается и в Арктике. Словом, конфликт может возникнуть в любом регионе мира, особенно в ситуации, когда американская экономика падает. Готовится, на мой взгляд, целая серия конфликтов. И очень скоро США останется лишь поднести спичку — мир взорвется…

-Для великих держав военно-промышленный комплекс является мощным локомотивом экономики, — отмечает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. — Да и разработки, изначально создаваемые в рамках военных проектов, действительно зачастую уходят «на гражданку». Для России, кстати, сказанное тоже отчасти справедливо. Наш ВПК сегодня в целом поддерживает российскую экономику.

Тем не менее, я бы на месте Бена Бернанке не стал проводить параллели между Второй мировой и нынешними войнами, которые ведут американцы. Все-таки Соединенные Штаты в боевых действиях и Первой, и Второй мировой, по большому счету, участия не принимали. Они умело подсуетились в конце обеих кампаний, чтобы прибрать к рукам плоды победы. В этом американцы мастера.

Конечно, американская экономика в период Второй мировой получила мощный толчок к развитию. Она освоила и огромные военные заказы, и колоссальные военные кредиты. Кроме того, Вторая мировая позволила США уничтожить своего главного тогдашнего экономического соперника — Великобританию. Британия именно после войны окончательно сдулась в плане экономики, разрушилась как империя, и бесповоротно стала сателлитом Вашингтона.

 — Можно ли расценивать слова Бернанке как призыв к новой военной кампании?

— Бернанке повторяет мысль американского истеблишмента: чтобы экономика заработала, нужна новая хорошая война. Собственно, США так и поступали в последние годы — в Югославии, Ираке, Ливии. Так же они будут действовать и впредь.

Источник

Фото: Global Look Press

Рецепты Прохорова

15р

России лучше иметь 5–7 процентов роста ВВП при инфляции 17–20 процентов в год, чем падение экономики при инфляции 8–10 процентов, заявил на страницах газеты «Коммерсант» владелец группы ОНЭКСИМ и основатель партии «Гражданская платформа» Михаил Прохоров. В статье он изложил собственную антикризисную стратегию для нашей страны. Экономисты, впрочем, полагают, что пункты этой программы либо нельзя выполнить, либо они не приведут к перелому в борьбе с разрастающимся кризисом.

Главными задачами правительства, пишет миллиардер, должны стать снижение налоговой нагрузки на бизнес и поддержка банковской системы в целом, а не только системообразующих банков. Он пишет: «Сегодня микроэкономика — экономика домохозяйств, предприятий, регионов — важнее макроэкономики, о которой обычно так много говорится. В кризис нужно как можно быстрее перейти от стратегического принципа управления к проектному».




Переломить наступающий спад, по мнению бизнесмена, позволит «вовлечение в хозяйственный оборот массы новых земельных угодий, развитие строительства и производства стройматериалов, повышение эффективности энергетики и ЖКХ, создание единого рынка медицинских услуг как базы для развития фармацевтики».

При этом автор указывает, что сейчас, когда среди нефтедобывающих стран обостряется конкуренция за долю на мировом рынке, России нельзя допустить сокращения нефтедобычи. Если «пробуксовывают» крупные компании, нужно обратить внимание на средние и мелкие. По мнению Прохорова, переход на налогообложение исходя из финансового результата для компаний, добывающих до 2 миллионов тонн нефти в год, и вычитание из НДПИ затрат на геологоразведку позволят нарастить добычу в целом по России на 50–60 миллионов тонн в год (примерно на 10 процентов) в течение ближайших четырех-пяти лет.

— Стимулировать экономический рост, вызывая при этом дополнительно инфляцию, можно было бы за счет удешевления массового кредитования и разгона потребительской активности. Но делать это стоило, когда начинался экономический «откат» после первой волны кризиса. Однако тогда это не было реализовано. А теперь и не может быть сделано, да и не даст никакого эффекта, — заявляет руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов. Он продолжает:

— Налоговые льготы для бизнеса как ключевая мера по борьбе с экономическим спадом не дадут ничего. Даже если сегодня ввести серьезные налоговые поблажки для бизнеса — он не воспрянет. Бизнес в России поражен по инерции, а вот главный «больной» – покупатель. Можно говорить о необходимости разгрузить население от долгов, резко снизить ставки кредитования, обеспечить граждан рабочими местами. В этом случае потребительская активность выросла бы. Но ничего этого не делается.

В результате снижения потребления падает экономическая активность, вызывая рост инфляции. Намного больший, чем тот, который разгонялся бы широким потребительским кредитованием и ростом спроса. И тут с Прохоровым можно было бы согласиться: действительно, лучше иметь относительно высокую инфляцию в здоровой, растущей экономике, в которой создаются новые рабочие места и расширяется производство, чем в «больной» экономике, где рост потребительских цен разгоняется из-за сворачивания экономической активности. Но в реальности у нас такого выбора уже нет.

— Согласны ли вы с тезисом, что дополнительный рост экономики мог бы получиться за счет охвата микроэкономики — от домашних до региональных хозяйств – большим количеством проектов вместо сегодняшней практики властей заниматься лишь стратегией развития крупнейших предприятий?

— Но именно такой проектной деятельностью, по сути, занимается наше федеральное правительство под руководством Медведева — оно реагирует на частные проявления экономического кризиса. Вся предлагаемая им антикризисная программа как раз и состоит из набора частных проектиков.

Чего не хватает нашим властям – создания системной антикризисной программы, которая в целом реагировала бы на текущую ситуацию, вызванную спадом спроса. Падение цен на нефть лишь ускорило снижение экономики. Но сам спад был намного раньше вызван мощным внутренним фактором — снижением покупательской активности россиян.

— Главную задачу – обозначить свое присутствие в медийном пространстве и свой креативный потенциал – Прохоров выполнил, вызвав дискуссию. Хотя его тезисы довольно спорны. В целом можно сказать, что его советники по экономической теории бизнесмена несколько «подставили»,- отмечает председатель Экспертного совета «Опоры России», доктор экономических наук, профессор, «Справедливая Россия» Никита Кричевский.

— В теории экономической науки уже давно нет четкой взаимосвязи между экономическим ростом и высокими темпами инфляции. Посмотрим на пример Китая: инфляция в среднем не превышает 3 %, а рост экономики до недавнего времени был 1 0% и более ежегодно. Поэтому тезисы Прохорова можно рассматривать лишь умозрительно, поскольку практика давно доказала, что возможен другой, более предпочтительный вариант: высокий и устойчивый экономический рост вкупе с незначительными темпами инфляции. Конечно, инфляция до некоторой степени необходима. Невысокие темпы инфляции экономистами приветствуются, ведь по своим отрицательным последствиям это намного лучше, чем дефляция.

Между тем, минимум последние 15 лет мировая экономическая наука уже живет в другом измерении, нежели заявлено в тезисах Прохорова. Вообще не могу вспомнить в истории, когда высокая инфляция сочеталась бы с приличными темпами экономического роста. В 1990-х годах для многих развивающихся стран, прежде всего из Юго-Восточной Азии, было характерно сочетание высокой инфляции с положительным ростом ВВП. Но во всех этих случаях устойчивый рост экономики был невысоким, даже незначительным…

— Вы согласны с тезисом, что снижение налогового бремени на бизнес и особое внимание к проектам в микроэкономике могут сегодня многое дать для роста экономической активности в России?

— До некоторой степени этот тезис имеет право на существование. Здесь важен разумный баланс. Но в целом я не считаю, что малый бизнес правительство должно поддерживать деньгами – предприниматели сами «вырулят». Во многом неэффективность предпринимательства в России связана с его негативным имиджем в обществе. Очень многие россияне не считают бизнесменов достойными уважения. В чем виноваты сами коммерсанты. Их методы ведения бизнеса, отношение к потребителям…

Определенные организационные, нематериальные усилия со стороны государства могли бы стимулировать активность предпринимателей. Но не стоит ждать от этого какого-то судьбоносного эффекта.

Источник