Северный поток-2

Американский дипломат призвал ЕС отказаться от «Северного потока – 2»

26р

Бывший постпред США при Евросоюзе Ричард Морнингстар, выступая во вторник в Брюсселе, заявил, что проект газопровода «Северный поток – 2» подорвет стратегию энергетического союза ЕС и уничтожит проекты Евросоюза по сжиженному газу. Вашингтон расчищает в Европе площадку для собственного топлива, которому сложно выдерживать ценовую конкуренцию с российским газом.

«Если вы хотите уничтожить стратегию по СПГ, постройте «Северный поток – 2», – приводит близкий к институтам ЕС интернет-портал EurActiv слова Морнингстара. По словам бывшего постпреда США, проект только усилит зависимость ЕС от российского газа.

На самом деле у Вашингтона имеется собственный мотив для срыва реализации Россией трубопроводных проектов в Европе и для разжигания газового конфликта между РФ и ЕС. США сами нацелены на поставки своего СПГ в Европу, однако без ослабления позиций Газпрома в Европе политическими способами у них просто нет шансов стать более-менее значимым поставщиком для европейских потребителей.

Главным критерием оценки перспектив американского СПГ как конкурента Газпрому в Европе является цена. А она не сможет быть даже сопоставимой со стоимостью трубопроводного российского газа. Хотя демпинг со стороны поставщиков американского СПГ нельзя исключать, но это возможно уже только по политическим мотивам. С коммерческой точки зрения американскому продавцу поставки СПГ по цене ниже газпромовской принесут одни убытки. Той же Польше приходится покупать сверхдорогой СПГ себе в убыток, только чтобы снижать долю газпромовского газа.

Та же ситуация и в Литве, где ожидают первых поставок сжиженного газа из США уже в конце февраля – начале марта. Как подсчитывал газовый эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач, американский СПГ с поставкой в Литву будет стоить  минимум 320 долларов за тысячу кубометров, но это цена с минимальной маржей поставщика, который практически ничего не зарабатывает. Та же Норвегия поставляет Литве СПГ по цене в районе 350 долларов за тысячу кубометров (цена на третий квартал 2015 года). Для сравнения: российский газ для Прибалтики обходился в 280 долларов.

Как передает «Интерфакс», на минувшей неделе ЕК представила свой очередной пакет по формированию энергетического союза ЕС, в котором увеличение импорта сжиженного газа занимало важное место как средство усиления энергетической безопасности и снижения зависимости от российского газа.

ЕС еще не высказал своего мнения об этом проекте на официальном законодательном уровне, однако EurActiv ссылается на свои источники в Евросоюзе, которые заверяли, что используют все имеющиеся в их распоряжении средства, чтобы затормозить «Северный поток – 2».

В публикации уточняется, что этот проект «действительно противоречит стратегии ЕС, нацеленной на то, чтобы каждая страна (союза) имела минимум трех разных поставщиков газа».

Страны Евросоюза разделились во мнении о строительстве трубопровода «Северный поток – 2», и дальнейшая судьба российского проекта зависит скорее не от экономической, а от геополитической ситуации.

Еврокомиссия пока до конца не сформировала свою позицию по проекту.

Вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович 15 февраля перечислил вопросы к «Северному потоку – 2»: «Как он повлияет на Центральную и Восточную Европу? Каким будет общий баланс газа в Европе? Нужен ли ЕС этот проект ввиду наличия чрезмерных мощностей по транспортировке газа из России в Европу? Кто оплатит расходы на эту инфраструктуру?».

В свою очередь президент Чехии Милош Земан, комментируя заявления европейских политиков об угрозе возникновения зависимости Евросоюза от российского газа, сказал: «В Норвегии также добывают газ, но я не вижу никакой угрозы от газа из Норвегии. Почему же может быть какая-то угроза от российского газа?»

13 февраля глава правительства Дмитрий Медведев заявил, что Москва надеется, что проект «Северный поток – 2» будет реализован несмотря на попытки ряда западных стран его искусственно политизировать. Он также заявил, что Третий энергопакет ЕС в ряде случаев мешает одним странам и помогает другим.

8 февраля в юридической службе Еврокомиссии заявили, что нормы энергетического рынка Евросоюза не распространяются на морскую часть проекта газопровода «Северный поток – 2», который должен связать Россию и Германию по дну Балтийского моря.

Источник

Фото Politikus

В Shell рассказали о необходимости «Северного потока-2» для Европы

predsedatel-kontserna-shell-v-rossii-olive-lazar

Проект «Северный поток-2» будет реализован, несмотря на политические дискуссии. Об этом в рамках форума International Petroleum Week заявил председатель концерна Shell в России Оливье Лазар, передает ТАСС.

«Мы отдаем себе отчет в том, что проект сопряжен с рядом политических вопросов. Мы не выполняем никаких политических проектов, у нас все экономические. Мы верим, что газ нужен Европе и верим в конкуренцию. Вот почему реализуем этот проект», — сказал он.

Он также отметил, что «Северный поток-2» нужен Европе, учитывая рост спроса на газ и падение добычи. Лазар считает, что он будет способствовать укреплению энергобезопасности Европы.

В начале февраля генеральный директорат по энергетике Еврокомиссии (ЕК) заявил, что реализация проекта строительства газопровода «Северный поток-2» может столкнуться с трудностями, если не будет соответствовать требованиям законодательства Европейского союза и нормам Третьего энергопакета. В ЕК заявили, что и морская часть проекта подпадает под требования Третьего энергопакета.

В декабре 2015 года премьер-министр Украины Арсений Яценюк отметил, что строительство газопровода противоречит интересам Евросоюза. По его мнению, трубопровод оставляет Украину, Польшу и Словакию «без миллиардов долларов доходов», а также ставит Европу в зависимость от «Газпрома».

Проект подвергается критике в первую очередь со стороны восточноевропейских государств-членов ЕС. В конце ноября 2015-го министр экономики Словакии Вазил Гудак заявил, что потери страны от «Северного потока-2» составят 400 миллионов долларов в год (государство получает деньги от транзита российского газа в Западную Европу).

Соглашение акционеров по проекту «Северный поток-2», подразумевающему расширение «Северного потока» (строительство третьей и четвертой ниток), было подписано в начале сентября прошлого года в рамках Восточного экономического форума во Владивостоке. В состав нового консорциума вошли «Газпром», E.ON, Shell, BASF/Wintershall, OMV и Engie. Две новые нитки общей годовой мощностью 55 миллиардов кубометров, как и уже действующие, пройдут от российского побережья по дну Балтийского моря до Германии. Ввод трубопровода в эксплуатацию запланирован на четвертый квартал 2019 года.

Источник

Сергей Лавров: в Евросоюзе понимают важность прямых поставок российского газа

3

Глава МИД России Сергей Лавров отметил, что в Евросоюзе понимают необходимость прямого выхода газа из России.

Сегодня, 26 января, глава МИД России Сергей Лавров сообщил, что украинский транзит газа из России в Евросоюз продемонстрировал свою ненадежность. В Евросоюзе понимают, что необходимо наладить прямые поставки российского голубого топлива.

Рассказывая о проблеме, которая связана с приостановкой реализации проекта «Южный поток» глава российского внешнеполитического ведомства отметил, что Россия не инициировала сокращение торгово-экономического и всякого другого вида сотрудничества с Болгарией.

Напомним, что в декабре 2014 года Россия по причине неконструктивной позиции Евросоюза сообщила о прекращении реализации проекта «Южный поток».

Сергей Лавров отметил, что премьер-министр Болгарии Бойко Борисов признал, что «Южный поток» не дал реализовать Евросоюз в лице Брюсселя. Глава МИД России отметил, что необходимо видеть разницу между Евросоюзом и Брюсселем. Еврокомиссия, состоящая из еврокомиссаров, представляет собой бюрократическую структуру, которая, как и всякая бюрократическая структура, хочет утверждать и воспроизводить себя. В ходе большой пресс-конференции Сергей Лавров отметил, что зачастую российские власти наблюдают, что государства-члены Евросоюза начинают проявлять недовольство действиями, предпринимаемыми Еврокомиссией без получения согласия со стороны стран Евросоюза.

Сергей Лавров отметил, что российские власти не могли ожидать изменения решений в Брюсселе по отношению к проекту «Южный поток», и начали искать ему альтернативу, так как Европа нуждается в российском газе.

Сергей Лавров отметил, что украинский транзит показал свою ненадежность и в этом можно убеждаться каждый день, ежедневно украинские власти делают новые заявления, к примеру, что повысят в 10 раз цену на транзит, хотя цена четко обозначена в контракте.

Глава МИД России отметил, что все понимают, что необходима организация прямого выхода в Евросоюз российского газа.

Сергей Лавров сообщил, что был найден вариант в качестве проекта «Северный поток-2», хотя, если бы Еврокомиссия немного думала не о геополитических играх, а о том, что необходимо обеспечить энергобезопасность Евросоюза, то это мог бы быть «Южный поток».

Напомним, что проектом «Северный поток – 2» предполагается строительство двух ниток газопровода, общая мощность которого составит 55 миллиардов кубов газа в год от российского побережья через Балтийское море до Германии.

«Газпром» будет владеть 50%, BASF, E.ON, Engie, OMV, Shell – по 10% в проекте. Ожидается, что новый газопровод будет построен рядом с «Северным потоком -1».

По материалам РИА
Фото ПАО “Газпром”

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Транзитная наглость Украины

1р

19 января «Газпром» направил украинскому «Нафтогазу» счет в размере 2,55 млрд долл. на оплату энергоносителей, который должен быть погашен в течение 10 дней. Однако есть большие сомнения в том, что российская компания вообще получит эти средства, не говоря уже об указанных сроках.

Дело в том, что это счет не за фактически поставленный газ, а за нарушение контрактного условия «бери или плати» в третьем квартале 2015 года. В соответствии с действующим соглашением от 2009 года, Украина обязана закупать минимальное годовое количество газа, а если этого не произойдет, то выплачивать штраф. Исходя из этого, в третьем квартале минувшего года Киев должен был закупить почти 10,5 млрд. кубов энергоносителей. В реальности же украинские власти в этот период вообще отказались от российского газа.

Всего в 2015 году «незалежная» купила рекордно низкий объем российского газа — всего 6,1 млрд. кубометров (для сравнения, в 2011 году страна импортировала 45 млрд. кубов, но затем этот объем постоянно сокращался). Но на первый, второй и четвертый кварталы 2015 года условие «бери или плати» не распространялось, потому что энергоносители поставлялись по так называемым «зимним пакетам», согласованным в ходе трехсторонних переговоров между представителями России, Украины и Европейской комиссии. В третьем квартале никаких дополнительных соглашений стороны не заключали, значит, в силе оставался обычный контракт с его пунктом take or pay.

Украинская сторона, впрочем, уже давно отказывается выполнять свои обязательства по этому пункту. По итогам 2014 года «Газпром» выставил Украине счет на 8,2 млрд долл. за нарушение контрактного положения о минимальной закупке газа. Всего же, как рассказал директор компании Алексей Миллер, еще прошлым летом сумма претензий «Газпрома» к «Нафтогазу» из-за недобора энергоносителей составила 26,7 млрд долл. С учетом нового счета, иск превышает уже 29 миллиардов долларов.

Судьба этих миллиардов будет решаться в Стокгольмском арбитраже, скорее всего, уже в этом году. Впрочем, и «Нафтогаз» выдвигает ответные иски к «Газпрому». Так, первый иск касается стоимости транзита газа через территорию Украины, которую Киев считает слишком низкой. А второй относится к политике ценообразования. В Киеве хотят, чтобы Россия поставляла газ по цене европейских хабов минус стоимость транзита, что потенциально позволило бы закупать газ по 100−110 долл. за тысяч кубов.

Но и до решения арбитража, Киев в одностороннем порядке решил поднять стоимость транзита. В 2015 году средний тариф на транзит тысячи кубометров российского газа составлял 2,7 долл. на 100 км. Однако в начале 2016 года директор «Нафтогаза» Юрий Витренко сообщил, что Украина радикально повысила ставку тарифа на транзит. Конкретную цифру он не назвал, но предложил провести переговоры с российской компанией по ценообразованию. Позднее в украинских СМИ появилась цифра 4,07 долл. за тысячу кубов. Если учесть, что Киев с 1 января 2016 года ввел налог на добавленную стоимость на услуги по транзиту в размере 20%, цена могла вырасти до 4,9 долл. Некоторые издания предполагали, что эта цифра может дойти и до 7,9 долл.

После того, как стало известно о счете «Газпрома» на 2,5 миллиарда, министр энергетики Украины Владимир Демчишин заявил, что страна поднимает ставку транзита газа в полтора раза — до 4,5 долл. за сто километров. Демчишин сообщил, что новый тариф уже утвержден. При этом между странами действует соглашение о транзите до 2019 года, и Украина не может просто повышать стоимость в одностороннем порядке. «Такие попытки мы делали и в прошлом году, идея не нова, это так называемый тариф „вход-выход“. Это переговорная позиция. Конечно же, „Газпром“ обращает внимание на то, что договор уже подписан, он действителен. То есть это непростые переговоры, но шаг делаем», — отметил Демчишин.

Что касается претензий «Газпрома», в «Нафтогазе» в очередной раз назвали условие «бери или плати» «нерыночным, неправомерным и недействительным» и пообещали оспорить его в Стокгольмском арбитражном суде. Очевидно, что впереди еще не один раунд напряженных переговоров между компаниями. Причем то, что Киеву удалось скопить достаточно газа для прохождения зимнего периода, о чем заявляет украинский Минэнерго, ослабляет позиции «Газпрома». Впрочем, если зима будет холодной, то только накопленного и реверсного газа «незалежной» не хватит, и придется где-то искать деньги для покупки российских энергоносителей.

Руководитель аналитического управления фонда «Национальная энергетическая безопасность» Александр Пасечник полагает, что счет на оплату двух с половиной миллиардов за недобор газа может стать неплохим аргументом в споре о повышении стоимости транзита с Украиной.

— «Нафтогаз» сделал заявление об увеличении транзитных тарифов для «Газпрома». Но объективных оснований для такого шага нет. Поэтому «Газпром» хочет упредить «Нафтогаз» и пользуется своим юридическим правом выставить счет за недобор газа в третьем квартале. В итоге у «Газпрома» появится еще один рычаг в переговорах по транзиту.

 — Насколько это действенный рычаг, ведь в арбитраже и так лежат претензии почти на 30 миллиардов долларов?

— В арбитражном суде в Стокгольме лежат встречные иски «Газпрома» и «Нафтогаза» и понятно, что претензии российской компании значительно превышают украинские. Речь идет о гораздо больших суммах.

Но пока что мы выносим Стокгольм за скобки и действуем по свежим данным. Взят третий квартал 2015 года, по которому у «Нафтогаза» накопилась задолженность. Эти средства «Газпром» хотел бы получить в ближайшие недели.

Это, во-первых, может стимулировать Киев возобновить закупки в рамках зимнего пакета. Пока что украинцы максимально выбирают подземные запасы и пользуются реверсными схемами, которые «Газпром», мягко говоря, не приветствует. А, во-вторых, это поможет упредить намерения «Нафтогаза» увеличить транзитные ставки. Этот иск может несколько охладить претензии украинской компании.

На самом деле, украинская сторона не может в одночасье поднять тарифы без обсуждения. Поэтому неделю назад прозвучала информация о том, что вскоре состоится очередной раунд переговоров, где Киев может поднять вопрос новых транзитных ставок. Иск на два с половиной миллиарда может усилить переговорные позиции «Газпрома».

Впрочем, директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин полагает, что позиции «Газпрома» в Стокгольмском арбитраже могут быть не так сильны, как кажется.

— Сейчас сложно сказать, согласится ли арбитраж с позицией «Газпрома». Лично я не очень уверен в том, что суд будет на нашей стороне в отношении контрактного пункта «бери или плати». Уже были прецеденты с другими компаниями, когда ответчики оспаривали это условие в суде и выигрывали иски. Антимонопольные ведомства Европы вообще плохо относятся к условию «бери или плати». Они считают, что оно ограничивает конкуренцию и не является справедливым. Поэтому я не уверен, что у «Газпрома» сильная позиция.

Что касается других долгов, сформированных в 2014 году, здесь у «Газпрома» шансы гораздо выше, и окончательный исход дела мы должны узнать уже в этом году.

— Может ли Украина пройти зимний период без российского газа?

— С начала ноября Украина потратила около пяти миллиардов кубометров газа из своих подземных хранилищ. И у них остается возможность потратить еще столько же, или даже немного больше. С учетом того, что отопительный сезон при благоприятной погоде может закончиться в марте, они имеют шансы пройти зимний период и без российского газа. Поэтому, думаю, в первом квартале 2016 они обойдутся без российских энергоносителей. Тем более что у них есть возможность закупать газ у европейских компаний, именно с таким условием им выделали деньги европейцы.

Уже во втором квартале закупки российского газа, скорее всего, возобновятся. Его цена еще больше снизится, и Украина будет копить запасы газа уже на следующий отопительный сезон.

— Имеет ли смысл сотрудничать с таким ненадежным партнером, как Украина?

— Имеет. Одно дело — текущая деятельность, а другое — взаимные претензии. Стороны могут прийти к общему знаменателю по каким-то вопросам, даже несмотря на наличие разногласий в других. Тем более что Украина всегда была важным рынком для «Газпрома». Это сейчас произошло многократное снижение объемов, а раньше эта страна была на втором месте после Германии по импорту российского газа. Желание поставлять газ Украине у «Газпрома» есть.

Гендиректор Института национальной энергетики Сергей Правосудов указывает, что пока России не удастся построить маршрут в обход Украины, у Киева будут сохраняться рычаги в переговорах с «Газпромом».

— Понятно, что «Газпром» не будет соглашаться на требования повышения транзита, а продолжит платить по контракту, который действует до конца 2019 года. С этим требованием Украина опять-таки пойдет в арбитраж. Так что все эти претензии выдвигаются для уравновешивания взаимных требований.

Сложно отвечать за арбитраж, тем более за Стокгольмский. Политическая ситуация между Европой и Россией сейчас накалена и, боюсь, предугадать исход этих разбирательств сейчас никто не сможет.

 — Почему «Газпром» вообще обсуждает с «Нафтогазом» тарифы на транзит, которые он повышает в обход действующего контракта?

— Когда распался Советский Союз, 90% транзита экспортного газа шло через территорию Украины. Поэтому поддерживать с ней отношения было, так или иначе, необходимо. Сейчас это соотношение сократилось до 35%, но и это достаточно много. А для стран Южной Европы это практически единственный маршрут. Мы по-прежнему сильно зависим от украинского транзита.

Поэтому сегодня активно строятся обходные маршруты, и они будут развиваться и дальше. Возможно, что у наших европейских партнеров возобладает здравый смысл. Сейчас они активно поддерживают Украину и финансово, и политически. Но вряд ли это сможет долго продолжаться. Совершенно очевидно, что кредиты они не отдадут. Между тем, украинская труба ветшает и в скором времени придет в негодность. Все прекрасно понимают, что с этим нужно что-то делать.

Один вариант — модернизировать эту систему. Но для этого нужны серьезные средства, а пока что ни одна западная компания не демонстрирует желания вкладываться в этот проект. А другой вариант — вышеупомянутые обходные маршруты. И здесь желающих, хоть отбавляй. Посмотрите на количество участников проект «Северный поток-2». Поэтому Киев так и волнуется. Хотя сегодня трепать нервы «Газпрому» может.

Источник

Фото ТАСС

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Либо санкции, либо «Северный поток-2»: инсинуации Польши оказались тщетны

31h

Несмотря на тот факт, что проект «Северного потока-2» был не только полностью согласован российской и немецкой сторонами, но даже поддержан канцлером Германии Ангелой Меркель, противники этого газопровода пока не потеряли весь свой оптимизм.

По данным американского издания Politico, ряд стран Центральной и Восточной Европы до сих пор лелеют планы сорвать «Северный поток-2», но теперь они будут меньше полагаться на свои политические «аргументы», которые Берлин совершенно не желает слушать, а попытаются найти противоречие между этим проектом и европейским законодательством. По сути, они собираются доказать, что «Северный поток-2» нарушает конкурентное право Евросоюза.

Энергетический эксперт Центра Bruegel Симоне Таглапьетра отмечает, что такие амбиции неудивительны, поскольку можно как угодно не любить поставщика, но если проект по своей форме соответствует правилам Евросоюза, его нельзя остановить.

Аналитик Гаагского Центра стратегических исследований Сибрен де Йонг также считает, что реальной проверкой проекта станет испытание в суде, и если какого-либо результата там не будет достигнуто, то странам Восточной Европы придется смириться.

Politico отмечает, что страны Центральной и Восточной Европы считают, что схема удвоения мощностей трубопровода, который проходит по дну Балтийского моря из России в Германию ослабляет энергетическую безопасность Евросоюза.

Таким образом, по их мнению, увеличивается зависимость Европы от российского газа подрываются перспективы проекта единого энергетического союза в рамках ЕС. Кроме того, такие страны, как Украина и Словакия, потеряют значительные деньги от транзита российского газа в Западную Европу.

Главным проводником этих «опасений» является основной клиент англосаксов в Восточной Европе – Польша, которая, по словам польского министра иностранных дел Конрада Шимански, попытается обратить внимание на строгости законодательства Евросоюза.

«Мы хотим найти обоснованный законодательно способ заморозить этот проект, обойдя, тем самым, введение прямых санкций против России», — заявил Шимански польской газете Dziennik.

Заместитель генерального директора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач считает, что, несмотря на все инсинуации со стороны Польши, помешать этому проекту на сегодня практически невозможно.

«Обычно в таких инфраструктурных проектах главным препятствием являются экологические проблемы, которые вызывают, прежде всего, недовольство со стороны граждан, но в случае с «Северным потоком-2» — совершенно иная ситуация. Первый проект был реализован не просто без ущерба для окружающей среды, а с положительным воздействием на акваторию Балтийского моря, когда морское дно было специальным образом расчищено под газопровод. Так что, этот правовой «аргумент» здесь не играет роли», — констатирует Гривач.

Кроме того, благодаря «Северному потоку», по словам Гривача, были осуществлены масштабные исследования Балтийского моря, где также на постоянной основе проводится экологический мониторинг.

«Что касается остальных аспектов, то, учитывая прямую договоренность правительств России и Германии, никаких противоречий европейскому законодательству также нет – немцы очень осмотрительны и никогда бы не пошли на столь большой проект, если бы не были в этом уверены. Поэтому проблемы в случае «Северного потока-2» могут возникнуть только в политической плоскости, а не в законодательной», — полагает Гривач.

Для того, чтобы как-то помешать этому проекту нужно, по мнению Гривача, политически «перебить» интересы Германии и Австрии, которые имеют свой стратегический интерес в этом проекте.

«Кроме того, это наиболее простой и понятный маршрут российского газа в Европу, который уже зарекомендовал себя с лучшей стороны, а позиция Польши здесь очень странная, которую можно сравнить с «собакой на сене», — резюмирует Гривач.

Дело здесь в том, что поляки уже заблокировали саму возможность расширения российского газа в рамках проекта «Ямал-Европа» и теперь пытаются «кусать» и этот проект, хотя тот же самый «Северный поток-2» позволяет организовывать «перетоки» газа из Западной Европы в Восточную, что с точки зрения энергобезопасносности, на самом деле, является прямым польским интересом. Например, в контексте той же концепции единого рынка Евросоюза.

Так что, никакими мерами кроме прямых санкций в отношении России, Варшава не добьется своей цели, а поставить под запрет российский газ, никто ей не позволит.

Источник

Фото http://finobzor.ru

“Северный поток – 2” и антироссийский восточноевропейский фронт

5h

Конец ноября – начало декабря ознаменовалось целой волной нападок на проект российского газопровода в Европу – “Северный поток-2”. Момент выбран неслучайно – аккурат между конфликтом между Россией и Турцией по поводу сбитого турками самолета Су-24 и саммитом ЕС, который пройдет 17-18 декабря в Брюсселе. Таким образом, саммит ЕС станет очередным полем боя экономической войны против нашей державы.

На саммите отношения с Россией как всегда, в последние годы, занимают самое важное место в повестке дня. В частности, одной из тем саммита заявлена “Россия и Украина”, и, разумеется, будет обсужден вопрос продления экономических санкций против нашей страны. Также будет обсужден вопрос борьбы с террористической группировкой ИГ, который так или иначе не возможно обсуждать безотносительно России.

Поэтому в свете происшедших событий марионеточным режимам США в Восточной Европе выпадает шанс не допустить усиления позиций нашей страны. Информационно-политическая компания, организованная странами “буферной зоны” была начата практически сразу после трагедии с Су-24, и синхронно с введением Россией санкций против Турции. Не хотелось бы искать в синхронности данных событий совпадений. Это скорее закономерность, диктуемая правилами холодной войны.

Итак, 27 ноября правительства 9 стран направили в Еврокомиссию письмо, где выразили свое “опасение”, что реализация проекта “Северный поток – 2” может “привести к серьезным последствиям как для Киева, так и для стран Евросоюза…Сохранение поставок через территорию Украины является стратегическим интересом Евросоюза в целом не только с точки зрения безопасности поставок, но и с точки зрения укрепления стабильности в восточноевропейском регионе”.

Очевидная политизированность данного заявления наглядно следует как напрямую из того, что подписантами выступили страны, которым светлое будущее Украины глубоко безразлично, так и из слаженности действий и из того, в какой момент данное письмо было направлено.

Справедливо будет перечислить всех недоброжелателей: это Болгария, Венгрия (!), Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Чехия и Эстония. Характерно, что все страны являются членами блока НАТО. Изначально сообщалось о том, что Греция также подписала письмо, но эта информация была позже опровергнута министром окружающей среды и энергетики Греции Панайотисом Скурлетисом.

Бросается в глаза и абсурдность формулировок: оказывается, что транзит через территорию Украины – это безопасно. Очевидно, страны-противники “Северного потока-2” надеются на то, что ЕС не только позабыл о том, как Украина несколько раз “морозила” Европу путем препятствования транзиту, но и предпочтет закрыть глаза на то, что разгулявшиеся в Нэзалежнэй фашистские молодчики запросто могут безнаказанно рушить, например, крупные линии электропередач (и что им может помешать сделать то же самое с газопроводом?).

В итоге, 4 декабря стало известно, что Евросоюз помимо уже согласованной повестки дняобсудит и проект “Северного потока-2”.

Видимо, этого оказалось недостаточно, поэтому некоторые особо ретивые противники России решили усилит нажим. Министр экономики Словакии Вазил Гудак заявил, что проект “Северного потока-2” представляет собой ни много, ни мало – угрозу для ЕС! Как говорится, а мужики-то и не знают! Особенно Германия, вице-канцлер которой, Зигмар Габриэль, лично приезжал в Москву договариваться о строительстве (см. мою статью от 29.10.15 – “А что у нас с Потоками? Часть 2”).

А 7 декабря к Гудаку присоединился Яценюк. Премьер-министр Украины попросил Евросоюзпроинспектировать и, по возможности, заблокировать проект потока.

“Мы обращаемся к нашим европейским партнерам, чтобы проект “Северный поток-2″ прошел самую жесткую инспекцию. И мы считаем, что данный проект должен быть заблокирован, поскольку не отвечает интересам ни ЕС, ни Украины…” – характерный для украинской хунты жест: ставить на одну полку интересы Евросоюза и свои. Это как если бы глисты в организме коровы ратовали за ее откорм. Впрочем, интересы отдельных стран Евросоюза действительно зависят от транзита газа, через Украину. Например, Словакия не только получает около 400 миллионов евро от транзита газа ежегодно, но и продает газ реверсом Украине. Поэтому их выступление “дуэтом” вполне ожидаемо (и будет ожидаемо и впредь). Собственно, об этом и заявил Яценюк: “Он оставляет Украину, Польшу и Словакию без миллиардов долларов доходов, а также оставляет ЕС без конкуренции на газовом рынке, делая зависимым от “Газпрома”.

В дальнейшем с аналогичными заявлениями выступила премьер-министр Литвы Грибаускайте. Вышеупомянутая Польша решила действовать более иезуитскими методами – польское Управление морских портов в Щецине и Свиноуйсце потребовало изменить глубину прокладки Потока, поскольку он может мешать судоходству в регионе.

Таким образом, против проекта Северного потока-2 выступает достаточно широкий фронт из ряда европейских стран и примкнувшей к ним Украины. Что создает серьезные риски с точки зрения реализации проекта. С другой стороны, участниками проекта являются крупнейшие иностранные предприятия ТЭК старой Европы: E.ON (Германия), Shell (Нидерланды-Британия), BASF/Wintershall (Германия), OMV (Австрия) и Engie (Франция). И эти крупные ТЭК, влияние которых сопоставимо с влиянием карликовых государств вроде Словакии вряд ли захотят терять прибыль.

То есть предстоит ждать серьезных баталий на саммите по вопросу “Северного потока-2”, коль скоро обсуждение проекта внесено в повестку. И покуда обсуждение “Северного потока-2”, как ни крути, серьезно политизировано, ЕС встает перед серьезной дилеммой: сохранения политического единства и уступок Востоку по “Северному потоку-2” (хотя отказ от проекта выглядит безумием – буржуй редко наступает себе на горло, но “побуксовать” все-таки могут), или напротив – предпочтение интересам крупной национальной буржуазии, в ущерб странам противников проекта, и, соответственно, политическому единству и без того становящегося все более рыхлым день ото дня, Евросоюза.

Очевидно, что как бы ни сложилось ситуация, Европа и в том и в другом случае должна чем-то поступиться. А значит, баталии на саммите 17-18 декабря будут серьезными.

Источник

Фото livejournal

«Турецкий поток» лег на самое дно

19h

Санкционная война Москвы с Анкарой не затронула газопровод «Турецкий поток». Об этом во вторник, 1 декабря, заявил министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев.

«Что касается крупных инвестпроектов („Турецкого потока“ и АЭС „Аккую“, — СП), никаких решений о замораживании не принималось. Но как дальше будут работать хозяйствующие субъекты, это от них зависит», — сказал Улюкаев. И эта оговорка — про якобы самостоятельные решения «хозяйствующих субъектов» — означает, что строительство газопровода в Турцию де-факто приостановлено.

Действительно, по данным «Коммерсанта», российское правительство всерьез рассматривало вариант полной отмены проекта, но «Газпром» сумел пролоббировать его заморозку до улучшения отношений с Анкарой. Проблема, однако, в том, что потепления на российско-турецком дипломатическом фронте наш монополист не может ждать бесконечно.

Максимум «Газпром» способен отложить строительство «Турецкого потока» на два года. В последнее время речь шла о прокладке не более двух ниток газопровода: первая предназначена для снабжения Турции, вторая — балканских стран. Инфраструктура на территории РФ — газопровод «Южный коридор» к Черному морю — во многом готова, и даже трубы для подводного участка «Турецкого потока» закуплены. По сведениям источников «Свободной прессы», «Газпром» на данный момент вложил в эти активы около $ 2 млрд. Словом, осталось только дать команду «марш».

Прокладка одной нитки «Турецкого потока» по дну Черного моря займет примерно год, вторую можно проложить быстрее. Это значит, что крайний срок начала строительства для «Газпрома» — 2018-й. В этом случае газопровод сможет заработать к 1 января 2020 года, когда у монополии истекает транзитный контракт с «Нафтогазом Украины».

Но если к 2018 году политические отношения с Анкарой не нормализуются, на «Турецком потоке» можно ставить крест. Для России это означает не просто прямые убытки. Хуже, что «Газпром» не сможет отказаться от украинского транзита.

Теоретически вторую нитку еще можно заменить каким-либо проектом по доставке газа из Центральной Европы — тогда «Газпром» будет снабжать Балканы из планируемого «Северного потока-2». Но нитку на Турцию заменить невозможно. Именно через Украину получает сейчас «голубое топливо» Анкара в количестве 14−16 млрд кубометров в год.

Можно, конечно, предположить крайний вариант: что мы украинский транзит закроем, а Турцию оставим без газа. В этом случае Анкаре придется несладко. Страна получает газ из четырех источников — России, Азербайджана, Ирана и поставок СПГ. Но только первые два источника могут считаться надежными. При этом Баку испытывает сложности с наращиванием добычи газа, и минимум до 2025 года не сможет предоставить новые, еще не законтрактованные объемы.

Вместе с тем, надо понимать: если мы закроем туркам «кран», «Газпрому» придется не только ломать голову над тем, кому продать турецкий газ, но еще и платить Анкаре компенсацию за срыв контракта.

Как сложится судьба «Турецкого потока», почему Москва готова не считаться с убытками, сворачивая этот проект?

— Решение — быть или не быть «Турецкому потоку» — упирается в геополитику, — уверен директор Исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — Надо сказать, турецкая сторона в последнее время явно пользовалась геополитической уязвимостью России, возникшей в связи с украинским кризисом. Именно из-за этого Анкара выдвигала все новые требования по снижению цен на российский газ.

Изначально именно по этой причине было задержано подписание межправительственного соглашения по первой нитке «Турецкого потока» мощностью 15,75 млрд кубометров в год. Потом в Турции наступил внутриполитический кризис, и никто из турецких министров не хотел брать ответственности за подписание соглашения, затем министром энергетики стал зять турецкого президента Реджепа Эрдогана. А теперь перспективы заключения газового соглашения с Турцией и вовсе туманные.

Надо понимать: все договоренности «Газпрома» по «Турецкому потоку» носят предварительный характер. Поэтому мы действительно можем затянуть строительство газопровода на два года, или даже вовсе отказаться от проекта.

Обстановка вокруг «Турецкого потока» очень сложная. С другой стороны, поставки российского газа в Турцию через территорию Украины оговорены контрактом, и прекратить их «Газпром» может только в силу форс-мажорных обстоятельств. Это значит, что строительство газопровода по дну Черного моря для Анкары не является чем-то критически важным. С другой стороны, турки пытаются разыгрывать газовую карту с Азербайджаном, и открыто заявляют, что Баку может отчасти заместить российские поставки.

С третьей, многое зависит от позиции Ирана, который — в теории — мог бы в будущем полностью покрывать потребности Анкары в «голубом топливе». Если Тегеран является нашим партнером, он, по идее, должен поддержать нас в противостоянии с турками.

На руку нам в данном случае играет то обстоятельство, что имеющийся в Иране газопровод в Турцию обладает низкой мощностью. Даже если Тегеран пойдет на расширение сотрудничества с Анкарой, реконструкция этой «трубы» потребует огромных вложений. Между тем, иранская нитка проходит по соседству с зоной боевых действий. В такой ситуации ни одна компания мира не станет вкладывать деньги в этот проект.

По сути, приостановление строительства «Турецкого потока» должно подтолкнуть Анкару к сворачиванию конфронтации с Москвой. Депутаты парламента Турции от Народно-республиканской партии уже подсчитали, что из-за введенных РФ санкций турецкая экономика будет терять до $ 20 млрд ежегодно — а это около 3% ВВП страны. В такой ситуации «газовая война» с Россией будет иметь для турок очень серьезные последствия.

— Отказываясь строить «Турецкий поток», мы играем на руку Украине. Что для нас важнее: наказать Киев или насолить Анкаре?

— «Турецкий поток» — проект в первую очередь геополитический. Газопровод — и это главное — может превратить Турцию в крупнейший энергетический хаб на Ближнем Востоке. А это означает серьезное укрепление позиций Анкары в регионе. Москва до последнего поощряла такое развитие событий, но сейчас наш взгляд на Турцию меняется.

Для Кремля ключевым становится вопрос: стоит ли давать в руки туркам геополитический козырь, пусть и зарабатывая взамен миллиарды долларов на продаже российского газа? Ведь понятно, что укрепление Анкары на фоне российско-турецкого противостояния означает, что в будущем РФ получит с турецкой стороны крупные проблемы. Или лучше остановить сотрудничество с Анкарой сейчас и зафиксировать потери?

Тем более, в сентябре «Газпром» подписал с пятью европейскими газовыми компаниями акционерное соглашение по строительству «Северного потока-2». Если с «Турецким потоком» не сложится, «Северный поток-2» позволит закрыть проблему поставок на Балканы, и отказаться от украинского транзита.

— Строительство «Турецкого потока» действительно упирается в отношения Москвы и Анкары, — согласен директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. — Объективная трудность заключается в том, что президент Эрдоган во многом ориентируется на турецкий националистический электорат. Этот электорат пребывает в диком восторге от инцидента с российским Су-24М, и турецкий лидер умело ему подыгрывает. Неслучайно он заявил, что «помимо России мы покупаем газ у многих стран, и с Божьей помощью преодолеем проблемы».

Но с другой стороны, Эрдоган прекрасно понимает: экономически Москва и Анкара сильно зависят друг от друга, и глобально портить отношения с Россией совершенно не в интересах Турции. Напомню, что в 2014 году Турция была вторым крупнейшим импортером российского газа после Германии — Анкара купила у «Газпрома» 27,3 миллиарда кубометров «голубого топлива». Поэтому, на мой взгляд, спустя какое-то время стороны будут искать компромисс, и наверняка его найдут.

 — Может ли Турция заменить российский газ сирийской нефтью, которую она контрабандно закупает у «Исламского государства”*?

— Нет, конечно. На фоне объемов поставок российского газа сирийская нефть — это капля в море.

— Как тогда сложится судьба «Турецкого потока»?

— Ключевой интерес Анкары в этом проекте состоит в том, чтобы обезопасить себя от возможных срывов поставок газа через Украину. Поэтому, на мой взгляд, первая нитка «Турецкого потока», так или иначе, будет построена — вопрос только в сроках. Тем более, «Газпром» действительно немало вложил в «Южный коридор», и не собирается закапывать инвестиции.

В отношении других ниток «Турецкого потока» вопросов гораздо больше. Но я все же считаю, что нитка на Балканы будет построена — правда, гораздо позже. Конечно, потребителей на Балканах можно обеспечивать и через «Северный поток-2», но в этом случае «Южный коридор» будет использоваться с неполной нагрузкой, а «Газпрому» это невыгодно.

Что до сценария с полным прекращением поставок российского газа Анкаре — он представляется откровенно фантастическим. Во-первых, «Газпром» связан долгосрочными контрактными обязательствами с турецкой стороной, и в случае срыва поставок будет вынужден платить крупные компенсации. Во-вторых, самой Анкаре нечем заменить российский газ, и это обстоятельство при любом раскладе будет толкать ее к компромиссу.


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

«Северный поток-2»: Польша против Германии

14h

Проект «Северный поток-2» вновь подвергся суровой критике со стороны некоторых «крупных» европейских деятелей. Резко против планов строительства второй ветки газопровода по дну Балтийского моря выступили дуэтом латвийский министр экономикиДана Рейзниеце-Озола и премьер-министр этой страны Лаймдота Страуюма,сообщает информационный портал Евразия Daily.

Основные претензии представителей правительства Латвии сводятся к тому, что реализация планов «Газпрома», в чем ему, согласно подписанному в сентябре во Владивостоке соглашению, будут помогать ведущие компании Европы, якобы «противоречит курсу ЕС на энергетическую независимость от России».

Ранее в том же ключе, напомним, высказывался президент Польши Анджей Дуда. Он заявил, что «Северный поток-2» «противоречит энергетической политике Евросоюза». И обещал сделать все, чтобы этот проект не был реализован.

Чем объясняется такая нервозность наших соседей? Только ли дело в том, что после сдачи в эксплуатацию второй балтийской трубы основным центром распределения российского газа станет Германия? А Украина, как страна-транзитер, отойдет на второй план?

— Латвию и Польшу можно понять, — считает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. — Этот проект противоречит тому, что сама Германия еще недавно совсем навязывала европейским странам: «давайте диверсифицируем наш энергетический баланс», «давайте диверсифицирует источники поставок газа»… и т. д. Фактически это означало, не диверсифицируем, а давайте откажемся от российского газа и будем покупать его у какого-то другого поставщика.

Они это навязывали, прежде всего, странам Южной Европы, когда пытались отменить «Южный поток». И своего, в общем-то, добились — «Южный поток» исключили из реализации.

А сейчас, когда дело касается их интересов, и появилась возможность поучаствовать в транспортировке российского газа, они с удовольствием начинают к этому подключиться. Соглашение уже подписано, и все довольно интенсивно развивается. Германия для себя считает возможным участвовать в поставках российского газа и наращивать поставки российского газа. А всем остальным фактически это запрещает.

Естественно, это нервирует страны-транзитеры и страны Балтии. Но кроме такого психологического эффекта, есть еще эффект экономический.

 — Поясните?

— Это означает, что, допустим, Польша, которая сама могла стать транзитером российского газа в европейские страны, от этого отказалась как раз-таки под нажимом вот этой идеологии общеевропейских ценностей. Потому что «Газпром» конкретно предлагал полякам построить ответвление от действующего трубопровода «Ямал — Европа -2». В этом случае по территории Польши газопровод выходил бы на юг и запитывал те страны, которые находятся фактически чуть западнее Украины.

Таким образом, можно было бы отказаться от дополнительных морских газопроводов и пускать газ фактически в обход Украины через Польшу. И Польша при этом имела бы большие транзитные прибыли. Только за то, что у них лежит труба.

Однако под нажимом Брюсселя Варшава отказалась, транслируя эти известные тезисы «об альтернативных источниках», «о диверсифицированных поставках» и т. д.

А сейчас Польша осталась фактически «с носом». То есть, без трубы. А газ из Германии предлагают раздавать опять по всей Европе.

К тому же, если бы поляки согласились стать транзитерами, то они бы имели возможность снабжать возрастающие потребности Северо-Западной Европы.

 — А как же Норвегия?

— На Северо-Западе сейчас потребуются дополнительные объемы газа. Потому что добыча в Северном море на всех участках — голландском, британском, норвежском — катастрофически падает.

И, соответственно, кто мог бы запитывать европейский Северо-Запад дополнительными объемами газа? Либо Польша… Либо прибалтийские страны, которые сейчас активно строят СПГ — терминалы для сжиженного газа.

А теперь, если Германия построит «Северный поток-2»: пожалуйста, вот вам дешевый газ!

Польша и страны Балтии будут совершенно невостребованными со своим хранилищами сжиженного газа, потому что он неконкурентоспособен по цене с трубопроводным российским газом. Он примерно в полтора раза дороже. И кто его возьмет? Никто, естественно.

Вот две составляющие паники: их обманули риторикой иерархической политики ЕС. И второе — фактически лишают прибыли, на которую они рассчитывали. Ведь только на строительство терминалов СПГ они потратили миллионы долларов. А еще подписали совершенно невыгодные для себя контракты. Литва — с «Statoil». Польша — с Катаром, где газ вообще в два раза дороже, чем российский. Но они покупать его обязаны.

Теперь же оказывается, что идеологическая подоплёка этих контрактов и экономическая перечеркиваются действием Германии, Франции и остальных участников «Северного потока-2».

 — Но Польша, получается, сама виновата. Незачем было ставить политические амбиции выше экономических смыслов…

— Естественно, сейчас бы этих «дерганий» не было. Политизация газовой отрасти является основной проблемой в российско-европейских отношениях. Если исходить с позиции экономики, то ЕС надо бы наращивать поставки российского газа — и все.

Это единственный надежный поставщик, который имеет возможность наращивать сегодня объёмы поставок. В отличие от того же Алжира, нестабильного с точки зрения социально-политической ситуации. В отличие от Норвегии, где падает добыча газа и нефти.

Но этого не происходит именно по политическим мотивам. Потому что чиновники в Брюсселе продвигают энергетическую политику, которая основана на том, чтобы дискриминировать российский газ.

А в Польше политики, как известно, набирали на этой антироссийской риторике очки. И теперь вынуждены реализовывать свои обещания. Но все это только завело их в ловушку.

Я уже говорил, что они подписали сверхневыгодный контракт с Катаром. По-своему этот контракт уникален. Согласно договоренностям, поляки должны были покупать катарский газ еще в 2014 году. Но если они не покупают этот газ, то Катар продает его в азиатские страны. Причем если там ему дают меньшую стоимость, чем в контракте с Польшей, Варшава обязана компенсировать разницу. То есть, доплатить, чтобы Катар не понес убытков. Вы ничего не покупаете, но еще и доплачиваете. Это нонсенс. При том, что Россия им предлагает любые объемы газа. По любым ценам. Пожалуйста, закупайте, и будет вам счастье.

Нет, они предпочитают не признавать собственных ошибок, копить злобу и обвинять во всем Россию.

Председатель Комитета по энергетике Госдумы РФ Павел Завальный, в свою очередь, не видит смысла обращать внимание на истерику некоторых европейских политиков:

— Есть в Евросоюзе страны, которые на любой вопрос, который касается России, реагируют очень нервно. Это страны Прибалтики. Это Польша. Мы это знаем. И относимся к тому спокойно.

Главное, им самим стоит понять одну вещь — этот проект не направлен против каких-то европейских стран. Ни против Латвии, Эстонии и Литвы. Ни против Польши. Мы предлагаем сотрудничество, которое принесет пользу всем европейским странам.

Если бы Польша в свое время не отказалась от строительства ветки «Ямал-2», сегодня она получила бы кроме повышения своей энергобезопасности еще и коммерческую выгоду за транзит.

 — А какая ей польза, если «Северный поток-2» не состоится?

— Думаю, Варшава делает эти резкие заявления из ложной солидарности с Украиной, которая в случае реализации проекта теряет доходы от транзита.

С другой стороны, нельзя не понимать, что «Северный поток-2» значительно повышает энергобезопасность Европы, именно потому, что газ теперь пойдет в обход Украины.

Потому что Украина как транзитер давно стала «головной болью» и Европы, и России. И никто не может быть уверен, что она будет выполнять свои обязательства полноценно. Второе — система ГТС Украины стареет и деградирует. Надежность ее снижается, и, соответственно, снижается надежность поставок в Европу. А это 60−65 млрд. кубометров топлива в год. И риски год от года только нарастают.

А уж то, как Киев себя ведет с партнерами — это вообще разговор отдельный.

Но дело вовсе не в Польше и не в Украине. Единственная сторона, которая может влиять и влияет реально, это наши американские «друзья». Через Болгарию, они смогли заблокировать «Южный поток». Но надеюсь, Германия с ее прагматизмом на это не пойдет. Поскольку понимает, что этот проект — это вопрос ее энергобезопасности.

Понятно, что Америка будет делать все, чтобы Европе плохо жилось. Чтобы поссорить Европу с Россией. Будет продолжать ссорить разными способами и разными путями. А поскольку сегодня основными адептами прямого американского влияния являются Польша и прибалтийские страны, они-то и будут больше всех кричать.

Но, как я понимаю, пока есть политическая воля руководства Германии, Франции и Великобритании (они тоже заинтересованы в реализации этого проекта), и есть интерес международного бизнеса. А бизнес всегда прагматично мыслит, понимая, что напряжённость политическая пройдет, а жить надо.

Источник

Фото ТАСС

В «Газпроме» сообщили о будущем «Турецкого потока» и «Северного потока-2»

6

Сегодня, 7 октября, зампред правления «Газпрома» Александр Миллер сообщил о том, что не исключено, что строительство газопровода «Турецкий поток», который должен быть проложен по дну Черного моря, будет безболезненно отложено на один год. Александр Медведев отметил, что турецкие власти сообщили о том, что планируют оказать в полном объеме поддержку реализации запланированного проекта.

Александр Медведев сообщил, что компания могла реализовать проект строительства первой нити в декабре следующего года, но запланированный срок будет перенесен. Зампред правления «Газпрома» в кулуарах Петербургского международного газового форума выразил уверенность, что ничего страшного не произойдет, если сроки реализации проекта «Турецкий поток» сдвинутся на один год.

Стало известно, что на сроки реализации «Турецкого потока» оказала влияние политическая ситуация, которая в данный момент сложилась в Турции, где существует временное правительство и назначены выборы на 1 ноября текущего года. После проведения выборов для формирования правительства потребуется определенное время. Турецкие власти отметили важность строительства первой нитки проекта «Турецкий поток», но вместе с этим выразили готовность оказать поддержку строительству всех четырех ниток, предусмотренных проектом.

Кроме этого, Александр Медведев отметил, что в следующем году компанией «Газпром» будет проведен тендер на подрядчика для «Северного потока-2». Он отметил, что работы идут по графику и в данный момент компания готовит тендер на трубы, а сам тендер на трубоукладчиков будет проведен в следующем году.

При этом руководитель «Газпрома» Алексей Миллер выступил с подтверждением того, что уменьшение мощности «Турецкого потока» до 32 миллиардов кубометров связано с постройкой «Северного потока – 2».

По материалам Вести

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Путин заставил Европу платить по счетам Украины

5h

5h

Результаты недавнего раунда газовых переговоров в равной степени удивили шизопатриотов по обе стороны российско-украинской границы. Ситуация с поставками газа на Украину рассматривалась этими братьями по разуму абсолютно одинаковым образом, а единственная разница заключалась в том, что считать зрадой, а что – перемогой.

С точки зрения «аналитиков», ушибленных пыльным мешком бинарной логики, вариантов развития событий для Кремля было ровно два:

  • закрыть кран, не глядя на последствия;
  • согласиться на цену, удобную Украине, и кредит.

Остается в очередной раз порадоваться тому, что в Кремле работает Владимир Путин, а не псевдопатриотичные блогеры, работающие по методичке Stratfor, в которой главной целью информационной войны на российском направлении считается полное уничтожение возможности сотрудничества между Европой и Россией. “Перекрытие газа” Киеву, о котором так мечтают некоторые недалекие граждане в России и многие умные аналитики в американских политических структурах, как раз и обеспечивает такой разрыв, поскольку невозможно “перекрыть газ Киеву”, не перекрыв его Европе, и в том числе европейским бизнес-структурам, которые связанны с Россией. Но это и не означает, что киевские хотелки нужно выполнять и поставлять Украине дешевый газ в кредит. Всегда есть третий мудрый путь.

В июле ваш покорный слуга опубликовал текст “Путин вешает украинские долги на шею Европе”, в котором продвигалась простая мысль: Кремль заставит Европу платить за ситуацию на Украине, причем платить придется в самом прямом смысле. Для получения этого вывода не требовалось какой-то экстраординарной аналитической работы, так как все данные были на поверхности, а сложить посылы из интервью Путина и заявления министра энергетики Новака совсем не сложно.

Над текстом дружно смеялись свидомиты и шизопатриоты, ибо сама идея о том, что Европа может “прогнуться” под требования Москвы, рвала в лоскуты их картину мира, что приводило к включению механизмов психологической защиты, начисто отключающих логику. Прошло три месяца, и можновживую наблюдать результаты работы Кремля на европейском направлении:

“Европа даст Украине полмиллиарда долларов на покупку российского газа. Брюссель услышал условия министра энергетики России Александра Новака, который провел переговоры с вице-президентом Еврокомиссии”.

Ценник на газ для Украины оказался вполне европейским, на уровне Польши. По крайней мере с этой точки зрения Майдан добился своего, и Украина-таки действительно стала европейской страной. Конечно, европейцы не были бы европейцами, если бы просто заплатили за Украину. Тогда действительно был бы маленький, но повод праздновать перемогу.

Однако европейские мировоззренческие установки вообще не предполагают такого развития событий. Те самые 500 миллионов долларов Киев получит в качестве кредита, причем даже разворовать деньги у киевлян не получится, так как европейские банки предусмотрительно отправят их сразу на счет Газпрома. Ситуация немного напоминает процесс работы с финансами недееспособных граждан, страдающих, например, деменцией. Их финансами и счетами тоже управляют опекуны. Тут, правда, опекуны попались злые и норовят распродать Украину на органы, но ничего не попишешь, за что скакали, то и получили.

Сейчас ситуация становится совсем интересной, так как сложилась конфигурация, при которой ЕС и Россия имеют согласованную позицию, и деньги на газ уже найдены, а вот Украина все еще не согласилась на предложенные условия. Судя по последним заявлениям украинского правительства, через неделю будут сформулированы и представлены некие встречные предложения. Александр Новак уже подчеркнул, что сбить цену не получится, а значит перед Вашингтоном, который рулит киевским правительством, встает выбор: согласиться на условия, выдвинутые Россией и ЕС, или пойти на обострение, отвергнув их и потребовав себе неприемлемых для Москвы уступок.

Если Вашингтон выберет второй вариант, то Европе придется мерзнуть, но вот обвинить в этом Москву уже не получится, так как отвергнуты будут именно предложения ЕС, на реализацию которых европейцы уже нашли деньги. В некотором смысле, это был бы даже подарок для России.

Возможно, ситуация, когда ЕС, нехотя, но кредитует украинский газовый транзит, могла бы считаться положительной для Киева, но есть одно большое “но”, заключающееся в соглашении о строительстве “Северного Потока-2″, в который вписались крупнейшие европейские энергетические компании. Помимо традиционных немецких и французский партнеров Газпрома, среди акционеров “Северного Потока 2″ фигурирует англо-голландская компания Shell.

Кто сказал “взятка”? Это не взятка, а 10% акций. Истерика Яценюка, которая сопровождалась польско-словацкой подпевкой, оплакивающей 2 миллиарда евро упущенных годовых доходов, показывает, что шансы на блокирование проекта на уровне Еврокомиссии оцениваются ими как мизерные. Особый символизм новому газопроводу придает тот факт, что окончательное соглашение акционеров “Северного Потока-2″ было подписано на саммите во Владивостоке, куда европейские бонзы от энергетики прилетели специально для того, чтобы всем желающим было понятно, насколько сильно изолирована Россия от мира.

Украина — не Европа. Украина — это российская Мексика, только без нефти. Многим на Украине очень хочется, чтобы эту территорию кто-то взял на содержание, но этого не будет. Привычный гешефт по формуле “Мы скажем, что любим ЕС, и нам дадут печенье” или “Мы скажем, что полюбили Москву, и нам за это восстановят страну” закончился навсегда. Платить за восстановление разрушенного “скакунами” никто не желает, ибо прибыли от инвестиций в эту территорию (за минусом некоторых ключевых зон) в обозримом будущем не будет, а уж реиндустриализировать территорию нынешней Украины вообще нет желающих.

Именно на это указывают действия Кремля, который ударными темпами заменяет украинские предприятия на российские во всех производственных цепочках, а украинскую газотранспортную систему заменяет на “Северный Поток-2″ и (потенциально) “Турецкий поток”. Кремлю важно, чтобы с территории Украины на Россию не были нацелены ракеты НАТО, а вот восстановление промышленности или капитальный ремонт украинской ГТС (единственного по-настоящему стратегического актива на Украине) не входит в российскую инвестиционную программу. Исключения для привилегированных зон, вроде ЛДНР и других удачливых регионов — будут, но не более того.

Посмотрите на Мексику. США получают все выгоды от политического и экономического контроля над этой страной, но при этом абсолютно не заморачиваются на тему ее социально-экономического развития. У России будет своя “Мексика”, только без нефти и без стратегической “трубы”. Это и есть будущее значительной части территории государственного недоразумения под названием Украина.

Что до отношений Россия-ЕС, то, как говорил Остап Бендер, “клиента надо приучить к мысли, что ему придётся отдать деньги” и в этом смысле выделение 500 миллионов на газ — важный шаг в изменении европейского подхода к процессу. Такими темпами мы скоро увидим, как немцы и французы восстанавливают инфраструктуру Донбасса. Это будет справедливо.

Источник

Фото Politrussia

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Яценюк рассказал, чем грозит Украине и Европе строительство “Северного потока-2″

17h

Премьер Украины Арсений Яценюк подсчитал убытки от строительства газопровода “Северный поток-2″, при этом сам проект он назвал “антиевропейским и антиукраинским”. По его словам, “труба” из России в Германию не только лишит Киев двух миллиардов долларов доходов от транзита, но и поставит под угрозу непрерывность поставок газа в страны Европы.

Глава правительства Украины Арсений Яценюк выступил на брифинге после встречи с премьером Словакии Роберто Фицо. Яценюк признался, что строительство “Северного потока-2″ означает исключение Украины из транзитных поставок газа в Европейский союз. Кроме того, Киев потеряет два миллиарда долларов дохода, которые он получал за поставки “голубого топлива” в ЕС.

Яценюк также завил, что строительство “Северного потока-2″ ставит под угрозу безопасность и непрерывность поставок газа в страны южно-восточной Европы. “Что значит строительство Nord Stream 2 для ЕС? Это значит, что ЕС теряет возможность прямых поставок газа через территорию Украины по самому короткому пути. Объем таких потерь составляет 140 миллиардов кубических метров газа, которые могут идти через украинскую газотранспортную систему”, — сказал премьер Украины. Яценюк призвал Еврокомиссию блокировать строительство газопровода.

Фицо также возмутился решением Западной Европы и “Газпрома” подписать договор о расширении “Северного потока”. “В пределах Европейского совета долгие годы речь шла о необходимости помочь Украине, чтобы она осталась страной-транзитером, чтобы помочь ей в тяжелые зимние месяцы. И в это же время мы столкнулись с тем, что “Газпром” подписал с представителями европейских государств соглашения о том, что будет строиться новая линия Nord stream. Я хотел бы воспользоваться какими-то нормальными выражениями, но хочу высказаться экспрессивно: они просто делают из нас идиотов”, – вспылил словакский премьер.

Яценюк, в свою очередь, отметил, что Украина решила максимально увеличить реверсные потоки газа из Словакии, несмотря на то, что он дороже российского. “Нафтогаз Украины” с 1 июля прекратил закупку газа у “Газпрома” из-за того, что его не устроила цена на топливо с учетом скидки на период третьего квартала в 247 долларов за тысячу кубометров. На данный момент Словакия является единственным маршрутом, по которому Украина импортирует природный газ.

Напомним, что 4 сентября “Газпром” в рамках Восточного экономического форума подписал соглашение акционеров совместной проектной компании, которая займется строительством двух ниток газопровода через Балтийское море “Северный поток-2″.

В состав консорциума, помимо российской компании, вошли англо-голландская Shell, австрийская OMV, немецкие E.On и BASF/Wintershall, а также французская Engie. Реализацией проекта займется совместная проектная компания (СПК) New European Pipeline AG. “Газпрому” в СПК будет принадлежать 51% акций, E.ON, Shell, OMV and BASF/Wintershall – по 10% каждой, ENGIE достанется 9%.

Этот проект позволит российской газовой компании увеличить поставки “голубого топлива” в Европу. Суммарная мощность двух ниток “Северного потока-2″ составит 55 миллиардов кубометров газа в год.

Источник

Фото: gazprom.ru

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Греческий лабиринт: 3 варианта действий России

9р

9р

События на Балканском полуострове сопровождались привычным шквалом советов «как надо». Как всегда, в пропорции 50/50 сыпались суждения от «всё слили» до «хитрый план». И это на фоне того, что история даёт нам редкий шанс ощутить себя отчасти в положении Китая: и события достаточно близки к нам, но напрямую не касаются, и помочь вроде могли бы, но будет ли от этого выгода, и вмешаться активно можем, но не мудрее ли оставаться чуть в стороне, просчитывать сценарии и ждать действительно удачного момента? Реальная ситуация политики сегодняшнего дня такова, что минотавры тут за каждым углом, а путеводной нити ни у кого нет. Все осторожной поступью двигаются по этому лабиринту, стараясь ступать потише и сильно вперёд не спешить.

Впрочем, наиболее горячие головы уже, кажется, остудила всё та же мадам история. Все, кто видел в Ципрасе то ли нового Че Гевару, то ли Ленина, то ли представляли Грецию эдакой Ирландией в мягком подбрюшье Европы — все они получили горький урок прагматизма и здравого смысла. Романтика в нашем мире редкость, и это к лучшему, потому что в романтичные времена хорошо писать стихи, а жить в них неуютно. Словом, рыцарь-герой Ципрас успешно принял предложение Еврогруппы, чем разочаровал не только иностранных романтиков, но и своих собственных граждан.

Давайте дадим Ципрасу денег

«Купим лояльность Греции» – такая идея царила давно. Даже немного странно, что после всех событий с Януковичем подобные фантазии продолжают людей посещать. Конечно, Ципрас — отнюдь не Янукович, но давайте не будем забывать, что ещё год назад «СИРИЗА» была мало кому известной за пределами Греции маргинальной оппозицией. И вдруг «сорвала куш»: за полгода с небольшим пришла ко власти.

По-хорошему, это должно бы всем думающим людям о многом сказать касательно ситуации в стране: чтобы за несколько месяцев из грязи в князи… Такие скачки возможны только в моменты крайней нестабильности. И именно эта же нестабильность очень легко может скороспелых князей обратно в грязи отправить. Да так, что мы уже через год и не вспомним, что была такая «СИРИЗА». А вот выданные деньги… Скажем так: если кто мечтает на них купить какое-то влияние, то он крепко просчитается. Будет только головная боль, как бы вернуть хоть часть из них.

Надо отдать должно политике, которую проводило руководство страны в последние месяцы: с одной стороны, мы всячески приветствовали свежеиспечённых принцев, радушно их принимали и демонстрировали готовность серьёзно работать. Если, конечно, будет над чем работать. Но при этом твёрдо говорилось сразу: денег в долг давать не будем, а отменять контрсанкции… в зависимости от ситуации.

В самом деле, ради чего нам это надо? Про деньги я уже понятно расписал: как по щелчку пальцев не будет ни денег, ни «пророссийских лидеров», ни даже надежды что-то вернуть. Там сейчас над Грецией кружат стервятники размером с хороших птеродактилей — мировые эксперты в области выколачивания долгов. Но даже они пока вместо того, чтобы что-то вернуть, вынуждены вкладывать. Каким был бы наш номер в этом списке, нетрудно догадаться.

Согласно последним сообщениям, Греция должна будет приватизировать госсобственность на 50 миллиардов евро. Как думаете, перепало бы нам что-нибудь от этого пирога? Правильно, ничего не перепало бы. Ни железных дорог, ни трубопроводов (да ещё и привет от Третьего энергопакета), ни НПЗ каких-нибудь. Никто даже и не сомневается, что сливки с приватизации греческих активов снимут европейцы. Видимо, это тот редкий случай, когда даже вездесущие американцы могут не поспеть.

Да и с отменой контрсанкций, я думаю, тоже всё понятно. Лично у меня нет ни капли сомнений, что под сурдинку криков о патриотизме и солидарности депутат от «Справедливой России», а именно — Андрей Крутов — просто лоббировал интересы наших розничных торговых сетей, которые очень не желают никакого импортозамещения, зато безумно скучают по европейским поставкам. И именно это мнение, завёрнутое в благозвучные слова о «помощи братскому народу», нам и пытаются озвучить.

Насколько всем известно, мы даже с креветками белорусского производства никак справиться не можем, а уж снять контрсанкции с Греции… Проще тогда их отменить совсем. Уж на что Беларусь рядом с нами, с ней-то контакты тесные, налаженные, и всё-то мы друг про друга знаем — а всё равно не до конца получается контролировать. А уж далёкая Греция, несомненно, станет просто огромным хабом для всей Европы, и можно ни секунды не сомневаться, что она под оказание своим европейским собратьям помощи в таких гешефтах ещё и выторгует себе дополнительные профиты в нелёгком деле выбивания новых кредитов и отсрочек выплат по старым. Как говорится, чистый бизнес, ничего личного.

Давайте построим трубу

К счастью, в отличие от романтиков-обывателей, в правительстве у нас сидят реалисты, и довольно скептичные к тому же. В том, что Греции нужны деньги, там понимали так хорошо, как мало где: свои-то «лихие девяностые» у нас пока не забыли. Что Ципрас выберет деньги так быстро, как только сочтёт, что выторговал достаточно, или поймёт, что больше выторговать уже не сможет — в этом у нас никто не сомневался. А после этого Греция снова повернётся к Европе. Во всяком случае — на время, до истечения каких-то новых сроков. Так что никакой возможности «получить пророссийскую Грецию», разумеется, не было и быть не могло. Был шанс наладить хорошие контакты и отношения с новым правительством, чтобы иметь в Евросоюзе хоть на одного сторонника больше.

Путин больше не платит за политику, как известно. Он платит за конкретные действия. И хотя от Греции сейчас трудно ожидать реальных действий, которые шли бы вразрез с политикой Евросоюза и в интересах России — всё же такая возможность есть, и вот тогда за это можно будет заплатить. И тогда как раз понадобятся хорошие доверительные отношения. Всему своё время. Помните, я в начале статьи вспоминал Китай, который со всеми потихонечку налаживает контакты и пока не торопится требовать ответных услуг? Примерно та же история.

Болгария должна была научить греков, что либо стране приходится резко отказываться от собственных экономических и политических выгод, либо в ней внезапно случается майдан. Во всяком случае «братушки» решили не рисковать на предмет варианта номер два и торпедировали наш “Южный поток”.

А сейчас Еврокомиссия пытается торпедировать и “Северный поток-2″. И даже мощных лоббистских усилий Германии может не хватить. Но в любом случае этот проект кажется менее рискованным, чем южный вариант через Турцию и Грецию. Впрочем, от Турецкого потока никто и не отказывался, просто приостановили до прояснения ситуации строительство наиболее дорогой его части — «Южного коридора». То есть, газопровод будет работать пока в половину своей мощности через западную ветку, поставляя газ в Турцию. С учётом незавидного положения Греции, которая из-за долгов клонится туда, куда ветер дует, и больших вопросов о том, какую именно политику энергопоставок изберёт Иран, если санкции будут сняты — это очень здравое решение.

Проект не замораживается, обязательства перед Турцией выполняются, а инвестиции в более рискованные части проекта пока не ведутся и переброшены на строительство “Северного потока-2″, который тоже, конечно, имеет свои риски, но зато там гарантом выступает Германия — ведущая страна Евросоюза, а не Греция и Турция, которая, при всём уважении к последней, политику Брюсселя не определяет. С этой задачей не всегда и Берлин-то справляется. А для России сейчас важнее налаживать отношения с Европой — кто там упрекал, что мы развернулись на Восток и не хотим иметь дел со Старым Светом? — чем вкладываться в авантюры на Балканах.

Итак, политика России даёт нам на сегодняшний день двух союзников: Германию и Грецию. Конечно, они не станут бросаться в огонь и воду ради наших интересов, но надо признать, что осыпь мы их золотым дождём… — всё равно не стали бы. И выходит, что руководство страны проводит именно ту наиболее взвешенную и прагматичную политику, которая вообще возможна в зыбких условиях текущей нестабильной ситуации. Мы поддерживаем сотрудничество с Турцией, налаживаем контакт с Грецией и пытаемся наводить мосты с Германией — последняя хоть и здорово к нам поостыла, но понимает свою выгоду в этом деле, а главное — именно охлаждение отношений и повышает ценность такого сотрудничества. Как видим, в Кремле очень даже стараются восстановить нормальные отношения с Европой, что бы там ни фантазировали на эту тему либералы, которым помстилось, что мы решили с Западом разругаться навсегда. Просто теперь эти отношения строятся на разумной основе возможных альтернатив и диверсификации, а не как раньше — лишь на одной доброй воле Европы.

Давайте построим политический союз

Одна из самых фантазийных теорий. “Пока Греция в составе ЕС, нам там ловить нечего, но вот если мы её оттуда вытащим…” – мечтают некоторые фантасты. Ну что же, выпасть из состава ЕС в некоторой степени или целиком Греция действительно может. Вот только будем реалистами: Греция намертво прикручена к двум геополитическим кластерам: к Турции и всё-таки Европе. Так же, как к нам — Казахстан и Украина. Конечно, обладая совокупным влиянием США и ЕС, удалось Украину настроить против нас.

Впрочем, на это ушли десятилетия, умелая работа, которой мы пока не обучены, и в любом случае — это всё пошло во вред Украине. Я это говорю не как радетель об её благе, а в том смысле, что Украина будет, как Грузия: попользуются и выкинут. Может, потом ещё раз подберут, если пакость какую надо будет сделать.

Какую базу для долгосрочного сотрудничества на такой схеме можно разглядеть в связке «Россия-Греция»? Это уж скорее её будут использовать против нас, если такая связка получится. Как использовали Болгарию. В принципе, всегда есть смысл работать над тем, чтобы «в стане врагов» иметь своих «засланных казачков». Но будем уже реалистами: это не делается кавалерийским наскоком, тупым вбухиванием миллиардов долларов в правящую элиту. Да и в любом случае это не будет основой для надёжного сотрудничества. Уж хоть эти выводы можно было сделать из истории последнего десятилетия.

Итого, получается, что если в плане долгосрочных стратегий мы и можем высказать нашему правительству какие-то пожелания — в основном по части того, что пора уже учиться у Запада влиять на иностранное общественное мнение (я тут целый опус в трёх частях уже написал по поводу того, как это делают настоящие умельцы — часть 1 и часть 2), — то в оперативной и тактической перспективе, судя по всему, упрекнуть наше руководство решительно не в чем. Избранная политика совершенно соответствует интересам страны и реалиям сегодняшнего дня, с учётом всех рисков и всей нестабильности любых конструкций: от внутренней политической ситуации в Греции и заканчивая такими колоссами, как Евросоюз и глобальные наднациональные структуры, выстроенные США и держащиеся на их глобальном доминировании.

Источник

Фото Politrussia

ЕС закручивает «Газпрому» вентиль

13р

В среду, 16 июля, Еврокомиссия (ЕК) впервые официально заявила, что будет противостоять любым проектам «Газпрома» по прекращению транзита газа через Украину. Как отметил вице-президент ЕК по энергосоюзу Марош Шефчович, «если цель строительства газопроводов „Турецкий поток“ и „Северный поток-2“ постепенно опустошить украинский транзитный маршрут, это просто неприемлемо для ЕС».

«Одна из целей „Газпрома“ — сделать украинскую транзитную систему менее актуальной или прекратить поставки через Украину полностью, а это имело бы отрицательные последствия для энергетической безопасности в Европе. Это изменит газовый баланс, поставит в очень трудную ситуацию страны Центральной и Юго-Восточной Европы», — пояснил Шефчович.

Одновременно группа депутатов Европарламента во главе с экс-главой эстонского МИДа Урмасом Паэтом направила в ЕК обращение, попросив воспрепятствовать строительству «Северного потока-2». Эстония не входит в число стран, по морской территории которых сейчас проходит «Северный поток» (помимо России, это Финляндия, Швеция, Дания и Германия). Однако «Газпрому» придется обсуждать экологические аспекты проекта со всеми балтийскими государствами.

Демарш ЕК, не исключено, ставит крест на стратегии экспорта газа в Европу в обход Украины. Напомним: ранее, 1 июля, стало известно, что «Газпром» частично сворачивает работы над проектом «Турецкий поток». Точнее, отказывается от наиболее протяженной и затратной восточной ветки проекта «Южный коридор», по которой газ должен был подаваться в будущий газопровод «Турецкий поток». Это означает, что пропускная способность «коридора» будет ограничена возможностями одной — западной — ветки, а потенциальная мощность «Турецкого потока» уменьшится вдвое и не превысит 32 млрд кубометров газа в год.

«Газпром» дал тогда понять, что упор будет сделан на северный маршрут обхода Украины. Действительно, в середине июня монополия подписала с Shell, OMV и E. On меморандум о строительстве второй очереди газопровода «Северный поток» через Балтийское море мощностью 55 млрд кубометров в год.

Но теперь, как выясняется, Еврокомиссия намерена торпедировать и «северный» проект, причем необходимый инструментарий — в виде Эстонии и соответствующего экологического законодательства — у евробюрократов имеется.

Параллельно ЕС ведет активные переговоры о газопроводах в Южную Европу из Азербайджана и, потенциально, Средней Азии. Кроме того, европейцы явно рассчитывают на иранский газ: снятие с Тегерана международных санкций делает Иран, обладающий первыми в мире запасами голубого топлива, реальным соперником РФ на газовом рынке.

Сумеет ли Еврокомиссия заставить «Газпром» играть по своим правилам?

— Еврокомиссия занимает неконструктивную, я бы сказал, дискриминационную позицию в отношении поставок газа из России, — считает заместитель генерального директора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. — По сути, такая политика идет вразрез с интересами европейских потребителей, европейской экономики и энергетики. Доказательство тому — интерес серьезных западных партнеров, например Shell, к «Северному потоку-2». Эти партнеры прекрасно понимают, что российский газ — долгосрочное и надежное решение энергетических проблем Европы.

— ЕК сможет заблокировать проект «Северный поток-2» с помощью Эстонии?

— Блокировка со стороны Эстонии возможна только в неюридическом формате. Оставаясь в правовом поле, Эстония никак не может препятствовать реализации «Северного потока-2». Это накануне реализации «Северного потока-1» можно было рассуждать об экологических рисках, о том, что подводный газопровод может создать непредвиденные проблемы.

Но после того как «Северный поток-1» был построен в кратчайшие сроки и без ущерба для экологии, выдвигать «экологические» претензии к «Северному потоку-2» просто невозможно. Напротив, именно исследования Балтийского моря в период подготовки строительства «Северного потока-1» завершились работами по очистке морской акватории и прояснением реальной экологической ситуации на Балтике.

Да, Эстония может упереться и сказать «Северному потоку-2» политическое «нет». Но этот шаг будет серьезным ударом по энергетической безопасности Европы.

 — Европейцы надеются заместить российский газ иранским, в чем здесь опасность?

— В Северо-Западной Европе складывается сложная ситуация с энергоресурсами — собственная добыча газа, например, в Норвегии, падает даже быстрее, чем предполагалось: истощаются газовые месторождения. При таком раскладе «Северный поток-2» и российский газ выглядят наиболее надежным источником голубого топлива.

Что касается налаживания поставок газа из Ирана — при решении этого вопроса возникает слишком много «если». Поставки возможны, если соглашение по иранской ядерной программе начнет успешно реализовываться, если Иран не взбрыкнет и не выйдет из него в одностороннем порядке, как это уже бывало. Например, в ноябре 2004 года Иран и «евротройка» (Франция, Великобритания и Германия) подписали знаменитое Парижское соглашение, по которому Тегеран приостановил процесс обогащения урана. Тем не менее, через полгода иранцы соглашение разорвали, и нельзя исключить, что та же судьба не постигнет нынешнее соглашение. Есть, наконец, еще одно «если» — против снятия санкций с Ирана может выступить Конгресс США.

Но даже если все пойдет гладко, на создание торгового партнерства с Ираном в сфере поставок газа потребуются годы.

Более того. Европейцы понимают, что замена России на Иран — это выбор на десятилетия вперед. И большой вопрос, чем для Восточной Европы стопроцентная зависимость от иранского газа лучше зависимости от газа российского. Единственной проблемой в наших отношениях с Европой является украинский транзит, и эту проблему мы пытаемся минимизировать. А вот проблем с Ираном у Европы гораздо больше — со времен Исламской революции между Западом и Тегераном пролегают десятилетия конфронтации. И рассчитывать, что подписание соглашения в 80 страниц кардинально изменит эту ситуацию — непростительная наивность.

Это, между прочим, понимает и Тегеран. Ему тоже не особенно с руки делать ставку на поставки газа в Европу в ситуации, когда его в любой момент могут снова ввергнуть в санкции и заморозить активы. Ирану нужны гарантии, что этого не произойдет, но не думаю, что европейцы готовы дать такие гарантии.

 — Получается, для Европы альтернативы «Газпрому» не существует?

— Альтернативы ищутся, но все они варьируются от плохих до очень плохих…

— Евросоюз принимает идиотские решения, — считает президент Фонда экономических исследований Михаил Хазин. — Этот бюрократический монстр просто не успевает за изменениями, которые происходят в мировой экономике. У США, на мой взгляд, имелся ясный план по превращению ЕС в собственный рынок в рамках Трансатлантической зоны свободной торговли: поставлять европейцам сжиженный газ и полностью закрыть восточную границу для российских и китайских товаров, в том числе — для российского газа.

Но в условиях спада мировой экономики план Вашингтона дал сбой. Наиболее наглядно это продемонстрировала ситуация в Литве. В Клайпеде литовцы, с подачи американцев, построили терминал по приему сжиженного природного газа (СПГ) из Норвегии. При этом предполагалось, что сжиженный газ из Клайпеды пойдет еще в Латвию и Польшу. Но когда дошло до дела — а терминал официально заработал с 1 января 2015 года — поляки и латыши предпочли покупать более дешевый российский газ.

В результате Литва оказалась в крайне сложном положении. Из-за дорогого газа цена на отопление для литовцев сильно выросла. Более того, Литва заключила на поставку СПГ стандартный контракт по формуле «бери или плати» (эту формулу, замечу, придумал вовсе не «Газпром»), а сейчас не выбирает объемы, что порождает серьезные проблемы.

Что касается украинского транзита и самой Украины, «незалежная» не понимает: в экономике имеются естественные экономические кластеры. Например, исторически — с точки зрения экономики — балканские страны, в том числе, Греция, всегда будут находиться под Турцией. Просто в Малой Азии больше воды, и турецкая сельскохозяйственная продукция дешевле греческой. А Украина — экономически — всегда будет под Россией.

Чего хочет Запад по отношению к Украине — уже понятно. Это ровно та схема, которая была на Украине во время польского владения: земля, которая принадлежит полякам и немцам, и бесправные людишки без образования, которые за еду на этой земле работают. Именно это предлагается Украине под лозунгом «Украина це Европа». И газовый транзит Украину не спасет…

Источник

Фото: АР/ ТАСС

Газовая сделка: судьба Европы в руках Украины

9h

9h

Да… несмотря на то, что на дворе июль, а население придается всевозможным видам отдыха, я говорю: “Зима близко”!

Именно сейчас горячая пора для газовиков Европы, чтобы наполнить ПХГ столь необходимым газом. Но вот проблема. Между нами находится Украина, которая уже столько времени доблестно противостоит бурятской бронетанковой бригаде, которая, кстати, сейчас на учениях в Забайкалье. Прям какая-то бригада “Призрак” .

Помните, какие переговоры велись в прошлом году? Как все упрашивали и требовали у Газпрома скидку? В этом году история повторяется снова. Вот только есть небольшое “но”: Киев сейчас имеет небольшие финансовые проблемы, а если говорить правильнее – денег в казне нет и пока не предвидится. Нет, конечно, можно вспомнить, что МВФ обещал помогать, даже если будет объявлен дефолт, но ведь мы прекрасно знаем: “обещать – не значит жениться”.

Естественно, можно вспомнить, что 8 июля Европа все-таки выделила 600 млн евро, но они пойдут на “реформы” и “стабилизацию экономики”, а если опять говорить прямо – их, скорее всего, растащат еще до прихода на счета НБУ. И при этом ни слова не говорится о помощи в оплате газа для ПХГ, что их уже надо наполнять. И хоть Украина уже создала энергофонд для того, чтобы за чужие деньги купить газ, никто не спешит туда вкладываться.

Да и кто вложится? Германия? Так у нее есть “Северный поток”, да еще планируют строить “Северный поток-2″, о котором речь пойдет немного позже. Кто еще? Страны Восточной Европы? Но даже если бы они и хотели – у них тоже нет на это денег. Ведь при вступлении в ЕС они своими руками, а точнее, подписями нанесли существенный вред своей промышленности и уничтожили свое сельское хозяйство.

Можно, конечно, отдать за бесценок остатки нефтяного сектора. Вот только добыча нефти и газа на Украине не так велика, чтобы на них польстились западные компании, не говоря уже о борьбе за обладание ими. Их даже не хватает на покрытие собственных нужд, а если учесть, что туда еще нужно вложить немало денег, а уже потом…

Да ничего потом не будет: разведанных запасов все рано не хватит, чтобы выйти на рынок с ними. Вот и получается, что свои ресурсы придется направить или на нужды страны, или на продажу вовне. Пока Киев выбирает первый вариант, но это пока. После обсуждения закона о запрете слова “Россия” – я уже ничему не удивлюсь. К тому же, сейчас на Украине поистине драконовский налог на эту отрасль. Так что – дураков нет, уж извините.

А между тем – “зима близко”!

И вот представитель ЕС настаивает на продолжении диалога между Москвой и Киевом по контракту на газ, а когда ничего не выходит у него – в бой вступает грозная сила! И вот уже Яценюк называет условия, при которых Киев соизволит пропускать голубое топливо из “страны-агрессора” в такую вожделенную Европу, да и Порошенко уверен, что и после 2019 года кроме как через Украину ну никак нельзя будет поставлять газ.

И казалось бы, это доказывают сообщения, что Россия будет вести переговоры о транзите через Украину после 2019 года, вот и с “Турецким потоком” как-то не складывается. Тут надо еще упомянуть наших либералов и всевозможных креаклов, что на фоне этого явно оживились. Конечно, ведь Путин дрогнул, еще чуть-чуть и уступит место истинному оплоту демократии! Кому? Госдеп еще не решил.

Так что я там говорил? Ах да: “зима близко”!

Конечно, угрозы и “требования” Киева раздражают, а заминки с работой над “Турецким потоком” приводят в недоумение. Вот только тут есть очередное “но”.

Этот газ нужен не нам, а Европе, и если Германия себя обеспечивает газом, о чем я говорил ранее, то Словакия на 100% зависит от транзита через Украину. Естественно, при срыве поставок Газпром понесет убытки, но это не сравнится с замерзающей страной с населением 5 426 582 человек, а ведь и другие страны Юго-Восточной Европы ощутимо пострадают.

Казалось бы, в чем проблема? Можно покупать больше газа в Норвегии или Алжире. Вот только эти страны уже на максимуме по своей добыче. Есть, конечно, вариант с поставками из США. Но действующих СПГ в Европе не так много, а построить до зимы нужное количество – это даже не фантастика: сжижение-перевозка-разжижение встанет в “копеечку” потребителям.

И вот еще что: с СПГ в США тоже не так все хорошо. В них всего пять (!) терминалов, специализирующихся на нем.

9р_1

Фото: www.ngv.ru

Есть, конечно, еще различные идеи других газопроводов. Но все варианты, кроме Азербайджана, перечеркивают конфликты на Ближнем Востоке. Что же до Азербайджана, то думаю, если бы Европа имела достаточно средств для строительства такого газопровода – он уже бы существовал. Или я ошибаюсь?

Вот и получается, что реальных альтернатив на ближайшую зиму-другую просто нет.

Такие перспективы не могут не вскружить голову нашим партнерам по транзиту. Похоже, это, а еще врожденное желание торговаться всегда и везде лежит в основе проблем с “Турецким потоком”. Очень хорошо на эту тему написал crimson alter, советую ознакомиться.

Интересной выглядит позиция Германии, что под шумок решила сосредоточить на себе поставки газа из России. Естественно, для Берлина это гораздо дешевле, нежели строить СПГ, но и для нас в этом есть прок. Об этом уже не раз говорилось, и я лишь повторюсь: постройка “Северного потока-2″ позволит нам не зависеть от капризов Киева и сделает более сговорчивой Анкару.

Что же касается предложений проложить газопровод через Белоруссию, тут могу сказать только одно: Киев до поры до времени тоже был приемлемым вариантом. Мы расслабились и потеряли бдительность. Что было потом – думаю, не нужно рассказывать… еще раз.

Конечно, можно сколько угодно говорить, что с Минском такого может не произойти, но отсутствие трубы на территории Белоруссии снижает риск повторения киевского сценария, да и избавляет Минск от искушения “поиграть на своих условиях” с Москвой, как это делает его южный сосед.

Ну а что касается транзита газа после 2019 года через Украину – могу напомнить только одно: к этому сроку должен заработать газопровод “Сила Сибири”, который несколько снизит нашу зависимость от европейского рынка, а значит, и от всех этих “Северных” и “Турецких” потоков.

А до тех пор нам еще не раз предъявят претензии, попробуют “поиграть на своих условиях” или еще как-то принудить нас делать все не по-нашему.

Вот только газ у нас, а “зима близко”!

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

Фото Politrussia