Турция

Жириновский рассказал, как не оставить от Турции ничего ……Малограмотность Турции их подводит всегда…

Так лидер ЛДПР отреагировал на заявления турецкого премьера о непризнании Анкарой присоединения Крыма к России…

…Если все страны, имеющие претензии к Турции, их предъявят, то от этой страны ничего не останется, сказал лидер ЛДПР Владимир Жириновский…    

…«Премьер-министр Турции находился с визитом на Украине и сообщил о непризнании присоединения Крыма к России. Он малограмотный человек, он не знает, что Крым мы получили в результате разгрома Турции, когда был заключён Кючук-Кайнарджийский мирный договор. Украина к этому не имеет никакого отношения. Малограмотность Турции их подводит всегда»…

“Если все страны, имеющие претензии к Турции, их предъявят, то от этой страны ничего не останется”…

-сказал лидер ЛДПР Владимир Жириновский, передаёт из Госдумы корреспондент «Русской службы новостей». Так он отреагировал на заявления турецкого премьер-министра Ахмета Давутоглу по поводу непризнания Анкарой присоединения Крыма к России.

«Мы должны в ответ, я считаю, признать турецкий Курдистан независимым государством, потребовать возвращения земель Западной Армении, кроме этого, болгары и греки могут свои претензии предъявить, и от Турции ничего не останется», — сказал Жириновский.

Кроме этого, обратил внимание на незнание турецким премьером истории. «Премьер-министр Турции находился с визитом на Украине и сообщил о непризнании присоединения Крыма к России. Он малограмотный человек, он не знает, что Крым мы получили в результате разгрома Турции, когда был заключён Кючук-Кайнарджийский мирный договор. Украина к этому не имеет никакого отношения.

Малограмотность Турции их подводит всегда», — заявил лидер ЛДПР.

15 февраля премьер Турции Ахмет Давутоглу во время совместной пресс-конференции с украинским коллегой Арсением Яценюком о том, что Анкара считает Крым украинской территорией. Кроме этого, по его словам, оказывая помощь Армении, Россия угрожает территориальной целостности Азербайджана.

Кючук-Кайнарджийский мирный договор был подписан в 1774 году между Россией и Османской империей (Турция — правопреемник Османской империи). В договоре были подтверждены территориальные завоевания России в рамках предыдущего Белградского мирного договора от 1739 года (город Азов и крепость Кинбурн), признана независимость Крымского ханства, а также переход во владение Российской империи города Керчи и близлежащей крепости Ени-Кале. В 1783 году статьи договоров, касающиеся независимости Крыма, были аннулированы указом Екатерины II «О присоединении к Российской Империи Крыма, Тамана и Кубани».

Западная Армения — часть исторической Армении, входящая сейчас в состав Турции. Армянское население региона было уничтожено в ходе массовых убийств армян 1894—1896 годов и Геноцида армян 1915—1923 годов. Современная Анкара не признаёт Геноцид армян.

Претензии Армении к Азербайджану связаны с Нагорным Карабахом. Эта территория фактически находится под контролем непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой, подавляющее большинство населения которого составляют армяне. Согласно административно-территориальному делению Азербайджанской Республики, Карабах находится на её территории…

Источник

Как России не попасть в сирийский капкан Запада

5р

5р

Фарс под названием «требуем прекращения огня», который Запад разыгрывал последние пару недель, с треском провалился в Нью-Йорке, когда в субботу 20 февраля целых шесть членов Совета Безопасности ООН, включая трёх постоянных представителей:  США, Британию и Францию — отказались поддержать нашу резолюцию, которая как раз предлагала всем странам прекратить обстрелы Сирии, уважать ее суверенитет и оставить попытки вторжения.

Формально пока что члены Совбеза взяли паузу до понедельника 22 февраля, чтобы проконсультироваться и обсудить внесение возможных поправок в проект резолюции, но скорее всего, это лишь ширма. Представители США (Саманта Пауэр) — и Франции (Франсуа Делаттр) единодушно заявили, что у российского проекта «нет будущего», а значит либо решение похоронить наше предложение уже принято Западом, либо поступят такие поправки, которые изменят содержание документа на противоположное, и тогда уже против будет Россия.

Единственным плюсом в этой ситуации является то, что Западу пришлось отбросить своё лицемерие и перестать прикидываться, что он жаждет мира и прекращения огня — и в этом состоит небольшая победа нашей дипломатии в информационной войне. В так называемых «свободных демократических СМИ» последние недели велась непрерывная атака на Россию, которая поддерживалась заявлениями политиков Европы, США и некоторых стран Ближнего Востока. Чего стоят одни сказанные в унисон с Эрдоганом слова Меркель о том, что от действий России «увеличивается поток беженцев»! В такой ситуации предложить Западу конкретный документ с конкретными обязательствами по мирным инициативам было мудрым шагом, ибо отказ Запада присоединиться к мирным усилиям сразу показал цену всем его заявлениям, обвинениям и призывам.

Реальная политика Европы и США по-прежнему заключается в развитии военного сценария по свержению Асада, а поскольку сами они отнюдь не горят желанием вводить войска, то, по крайней мере, вынуждены юридически поддерживать в ООН агрессивные действия своих ставленников в регионе. Речь идёт, в первую очередь, о Турции и Саудовской Аравии, для которых отклонённая Западом российская резолюция оставляет открытыми двери для вторжения или как минимум обстрелов и налётов на территорию Сирии.

У целей Запада в данном случае есть «двойное дно». Понятно, что они по-прежнему надеются чужими руками добиться своего и свергнуть Асада без наземного вторжения, но оказывая политическую и информационную поддержку своим протеже в регионе: как заинтересованным странам вроде Турции и Саудовской Аравии, так и многочисленным группировкам, которые ласково называются «умеренной оппозицией».

Однако вторая часть планов, не столь очевидная, представляет из себя ловушку, которую постепенно готовит нам Запад в Сирии. Их замыслы сейчас сводятся к тому, чтобы столкнуть нас с каким-нибудь из государств региона — Турцией или Саудовской Аравией — чтобы их мечты об «Афганистане 2.0 для России» стали, наконец, явью. И здесь мы действительно ходим по довольно тонкому льду, потому что загнанная в угол курдской угрозой Турция и без того уже мечется, совершая непредсказуемые поступки, которые при этом поддерживаются Западом. А если её начнут ещё и активно подталкивать ко всевозможным провокациям и авантюрам (к которым она и так склонна по внутриполитическим причинам) и давать понять, что в случае чего, как минимум, не будет осуждения, а вероятнее всего, будет поддержка, вот тут Анкару может изрядно занести на крутых виражах, которые она и так в последнее время часто себе позволяет. А Запад потом, по своей милой привычке, не сдержит слово и оставит Турцию по существу один на один с Россией, помогая только на словах, а не в военном плане — и будет наслаждаться, глядя, как два строптивых государства, которые регулярно портили кровь Европе и США, вместо этого портят кровь друг другу. Отчасти это происходит уже и в данный момент. Подобные обеспокоенности высказывает и политолог Сергей Караганов:

«Отказ от российского проекта резолюции – это плохой знак. Он означает, что страны – союзники Турции отказываются связывать ей руки в возможной агрессии против Сирии.

Наши западные друзья хотят втянуть Россию в войну с Турцией, или наоборот. По сути, они толкают Турцию, чтобы она вошла в сирийский конфликт или, по крайней мере, имела возможность войти и там столкнулась с Россией.

Потому что победа России означала бы очередное, двадцать пятое, поражение западной коалиции, после Афганистана, Ирака… Куда бы они ни вмешивались, везде проигрывают».
Сергей Караганов

Таким образом, наши цели и задачи в Сирии постепенно отклоняются от изначальных. Сперва для нас было приоритетом задать хорошую трёпку террористам и отбросить их с занятых территорий, помогая армии Асада и вместе с ним выдерживая натиск информационного давления всех западных стран, у которых мы буквально вынули кусок изо рта, отобрав уже казавшуюся им решённым делом победу над Сирией. Но теперь наш приоритет — это пожинание плодов слишком успешных своих действий. Наше вмешательство нарушило баланс сил в регионе и поломало планы многим игрокам как глобального, так и регионального масштаба. Теперь у нас есть враги посерьёзнее террористов, и наша задача — не позволить «нашим уважаемым партнёрам» втянуть себя в конфликт с какой-нибудь из ведущих региональных держав вроде Саудовской Аравии или Сирии: подобный сценарий был бы для Запада праздником, а мы потеряли бы в этом случае все преимущества наших побед. Недопущение такого варианта — главная задача на сегодня.

Источник

Фото Politrussia

Эрдоган заявил о полном праве Турции стрелять по другим странам

turtsiya

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провозгласил полное право Турции уничтожать представляющих для нее опасность террористов за пределами страны.

«У Турции есть полное право проводить операции в Сирии и в местах, где базируются террористические группировки, так как это — часть борьбы против стоящих перед нами угроз», – заявил Эрдоган. Слова турецкого лидера цитирует местная газета Hürriyet Daily News.

По его убеждению, проведение таких операций в странах, которые «не способны самостоятельно обеспечивать свою территориальную целостность», абсолютно нормально и вовсе не говорит о нарушении их суверенитета.

Напомним, 12 февраля турецкие военные начали обстреливать северные провинции Сирии. Огонь ведут по позициям курдских ополченцев, а жертвами становятся мирные жители Сирии.

Премьер Турции Ахмет Давутоглу ранее назвал это ответом на угрозу турецкой границе со стороны подразделений сирийской курдской Партии демократического союза. Он также потребовал от лидеров ПДС оставить свои позиции, на что те ответили отказом.

19 февраля глава представительства Сирийского Курдистана в Москве Роди Осман заявил в интервью Bloomberg, что курдские ополченцы надеются на помощь России, если Турция вторгнется в САР. Он пригрозил Анкаре «большой войной».

Источник

Горячий запах войны: Эрдоган поссорился со всеми

xw_1217758

Обстановка вокруг Сирии настолько обострилась, а запах большой войны стал столь горяч, что 19 февраля в Нью-Йорке Россия потребовала в срочном порядке созватьСовет Безопасности ООН. Тема — агрессивные действия Турции на границе с Сирией, готовность к военному вторжению туда ради присвоения чужой территории и уже начавшиеся артиллерийские обстрелы.

Упоминая Турцию, Россия предложила проект резолюции в поддержку территориальной целостности суверенной Сирии. Не обсуждая и часа, США, Англия и Франция наложили тройное вето, предпочтя не связывать и себя никакими новыми обязательствами.

Когда еще летом варвары террористического халифата расползались по Сирии и Ираку, когда они резали христиан и офицеров сирийской армии, когда они топили людей в клетках и уничтожали бесценные памятники культуры, когда были в шаге от того, чтобы полностью взять Дамаск и превратить Сирию в еще одну Ливию, обстановка вокруг всего этого была относительно спокойной.

Европейцы тихо ужасались, американцы тихо делали вид, что кого-то бомбят, турки тихо дружили с Россией, а саудиты тихо оплачивали счета, и по факту всех все устраивало. По крайней мере, никто реально не мешал процессу расползания террористического квазигосударства и не хотел ввязываться в реальную битву с ним.

Президент Турции все еще решает, готов ли он начать большую войну ради оккупации части Сирии, а его пушки уже проводят артподготовку. Ранее Саудовская Аравия тоже заявила, что готова начать в Сирии сухопутную операцию, уже перебросила на исходную позицию в Турцию свои истребители, а “умеренным террористам” саудиты обещают поставлять ракеты “земля-воздух”, мол, для борьбы с сирийской авиацией. И — главное — что все в один голос осуждают действия наших Воздушно-космических сил в Сирии.

Америка и Турция призывают Россию прекратить бомбить “умеренных”. Это чушь, но она звучит и используется как аргумент. Олланд вообще требует от России остановиться, а Меркель, поджав губы заявила, что “действия Москвы в Сирии не вызывают доверия”. Причем, любопытно, что сказала она так в ответ на вопрос о возможности отмены санкций. Санкции-то введены были, как помним, из-за Украины, а теперь Меркель уже связывает их с Сирией. Смешно!

Но выходит, именно когда благодаря мощным и честным ударам российской авиации террористы покатились назад, все и всполошились, мол, что же такое происходит, как же так?! То есть мы правильно понимаем, что как раз уничтожение террористов всех и не устраивает? Значит, раньше турки, саудиты, Америка и Европа просто-напросто вели двойную игру? Преследовали некие скрытые цели?

Да, так и есть. В результате мир вплотную приблизился к большой войне, которая готова разгореться с территории Сирии. И можно только удивляться, с какой легкостью к ней продвигаются и Турция, и Америка, и Евросоюз. Крутую могут заварить кашу.

Позиция России, как и все наши действия в регионе, прозрачнее не бывает. А технологию разрешения проблем и с беженцами, и с террористами еще раз в концентрированном виде Путин изложил на встрече с венгерским премьером Орбаном в Москве.

“Причина сегодняшней проблемы с мигрантами в дестабилизации государств целых регионов мира: Северная Африка, Афганистан, другие страны. И чтобы решить проблему мигрантов, нужно устранить эту первопричину. Нужно восстановить государственность, экономику и социальную сферу этих государств, чтобы люди могли жить в своей собственной стране или вернуться туда, нужно создать для этого все необходимые условия. А для этого нужно прежде всего уничтожить терроризм. Это — задача номер один”, — заявил Путин.

На практике уничтожить террористов можно будет тогда, когда Турция перестанет покупать нефть у халифата. Еще немного — и это может случиться. По результатам работы российских ВКС в Сирии и совместных действий там курдского ополчения и армии Асада, у террористов и их турецкого сообщника Эрдогана осталась лишь единственная и последняя нефтяная калитка на сирийско-турецкой границе. Это Азаз — городок, через который проходит стратегическая дорога с юга на север от второго по величине города Сирии и некогда экономической столицы Алеппо до турецкого Киллиса.

Трасса для автопоездов с ворованной террористами нефтью — из Сирии в Турцию и ее порты Искендерун и Дертиол. Если всю дорогу, как было до недавнего времени, контролируют террористы “Ан-Нусры”, то их братья из варварского халифата трассой пользуются и по ней же получают оружие, боеприпасы и подкрепление.

Курды подошли к ней вплотную с запада. Африн уже давно в их руках, также взяли и местечко Тель-Рифат уже восточнее трассы. То есть свершилось? Но положение все же неустойчиво, и битва продолжается. Главное сейчас — освободить более крупный Азаз и закрепиться в нем. Тогда Азаз, словно вентиль, перекроет туркам их союзникам-террористам все, то есть нефть. Еще останется блокировать переход в Баб-аль-Хава, но он прежде всего оружейный, а не нефтяной.

Борьба идет вроде бы на маленьком пятачке, но от того, чей он, зависит очень многое. Сейчас — своего рода кульминация битвы. И все там близко — на расстоянии пушечного выстрела. Именно поэтому в спину курдам палит через границу артиллерия Турции, а в Сирию под видом “умеренных” Эрдоган запускает свой спецназ. Это как раз тот случай, когда интерес Эрдогана проявляется ярче некуда. Сейчас он конкретно воюет на стороне террористов “Ан-Нусры”, которые вместе с братьями из ИГИЛ все еще удерживают коридор шириной в сто километров сирийско-турецкой границы. На нем теперь — лишь одна приличная на этом участке дорога — через Азаз.

По обе стороны — курды. При участии сирийской армии и поддержке российских летчиков коридор неумолимо сужается. Два фронта движутся навстречу друг другу и к границе. С юго-запада и запада — курды, с востока — курды. Клещи. Цель — собрать террористов в котел, лишив любой поддержки из Турции.

Стратегический успех прошедшей недели еще и в том, что сирийская армия в связке с отрядами умеренной оппозиции и при поддержке нашей авиации на нефтеносном северо-востоке Сирии взяла под контроль дорогу на иракский Мосул. При этом освобожден и город Шаддади, где расположен крупнейший в стране газоперерабатывающий завод.

Раньше по дороге в Мосул из Сирии тоже шли автопоезда террористов — через Ирак северным путем в Турцию и в те же порты на Средиземном море. Теперь преступный маршрут навсегда остановлен. Остался лишь Азаз. И именно он — реальный ключ к уничтожению ИГИЛ и его сторонников в Сирии.

Тут же рядом второй город в Сирии Алеппо. Битва за него приобретает особенно ожесточенный характер. Здесь и сейчас решается судьба всей нашей совместной операции в Сирии. Без Алеппо и дороги от него до Азаза экономика террористического квазигосударства зачахнет. Эта дорога для террористов словно аорта — с долларами и оружием — дающая возможность получать из Турции подкрепление, лечиться и отдыхать к северу от границы. Поэтому-то Эрдоган в ярости и готов бросить свою страну в пламя войны.

Но ради чего все это? Ради национальных интересов? Нет. Рискует восстанием тех же курдов в самой Турции и переносом войны уже к себе домой. Два взрыва на прошедшей неделе в турецких городах — с тремя десятками жертв — лишь первые предостерегающие звоночки от курдов.

Может быть, Эрдоган идет в бой ради экономической выгоды страны? Тоже нет! Ведь лишь потери от испорченных отношений с Россией уже оцениваются в десятки миллиардов долларов. Туризм вымирает как индустрия. Так все же ради чего война? Семейный бизнес. Дешевая нефть для сына и зятя застилает Эрдогану глаза. Конечно, он это отрицает и говорит, что не допустит объединения сирийских, иракских и турецких курдов, которое грозит похоронить мечту об Османской империи. Но главное все же — семейный бизнес на кровавой дешевой нефти.

При этом Эрдоган уже испортил отношения со всеми. С Россией — после сбитого бомбардировщика. С Европой — из-за угроз увеличить туда поток беженцев. С Америкой — из-за уничтожения курдов, которых традиционно поддерживают США. И даже с Китаем, когда раньше открыто поддержал уйгурский сепаратизм.

Эрдоган в свою войну пытается втянуть и НАТО. России как ядерной державы, конечно, боится, но все же прыгает. Растеряв все достижения Ататюрка — светский характер государства, растущую экономику и социальный мир — Эрдоган во имя своих личных корыстных интересов готов идти ва-банк.

Удивительно другое: зачем Европа заигрывает с Эрдоганом? Почему Меркель втягивается в его личную войну, оказываясь тем самым и на стороне радикального ислама? Поддерживая Эрдогана, она провоцирует в будущем больший поток беженцев в Европу. Фактически никак не участвуя в политическом решении проблем на месте, Меркель раздувает огонь. Берет на себя огромную ответственность за последствия, и не очень понятно, как будет она объяснять все немцам и европейцам позже, например, перед парламентскими выборами в Германии в 2017 году. Опять будет говорить, что Россия во всем виновата? Может, лучше посадить своих генералов за мониторы рядом с нашими?

Источник

Эрдоган рассказал о правах Турции и об отсутствии таковых у Сирии

207452

Президент Турции Р. Эрдоган выступил с заявлением, в котором расставил точки на “i”, по поводу прав которые имеет Турция и прав которые не имеет Сирия. Вот слова Эрдогана:

«У Турции есть полное право проводить операции в Сирии и в местах, где базируются террористические группировки, так как это — часть борьбы против стоящих перед нами угроз. Нельзя говорить о нарушении суверенитета государств, не способных самостоятельно обеспечивать свою территориальную целостность»

Вот так нагло и безапелляционно Эрдоган наделяет Турции некими правами и похоже плевать он хотел на такие условности, как международное право. К тому же надёжные друзья помогли ему, отклонив резолюцию поданную РФ в ООН о недопустимости нарушения суверенитета Сирии Турцией путём военного вторжения на её территорию.http://felix-edmund.livejourna…

Как думает уважаемые читатели, кинутся турки на Сирию?
Источник

Растет риск прямого столкновения России и Турции на сирийской границе

21h

“США разделяют и желание Турции сдержать продвижение сил [президента Сирии Башара] Асада, и ее подозрения насчет намерений России. Но по вопросу о сирийских курдах у них острые разногласия”, – говорится в статье. Корреспондент иллюстрирует эту мысль примером: “За две недели до того, как Турция начала их (курдов. – Прим. ред.) обстреливать, Бретт Макгерк, посланник президента Барака Обамы при коалиции по борьбе с “Исламским государством” (организация запрещена в РФ. – Прим. ред.), посетил бойцов курдских Отрядов народной самообороны в Сирии”.

Большинство экспертов, продолжает Хакаоглу, сходятся на том, что Турция, “скорее всего, не пойдет на крупное вторжение, в результате которого ее войска оказались бы под огнем российских орудий”. Но, как считает Нихат Али Озкан, сотрудник Фонда исследований в области экономической политики (Анкара), растет риск “случайного” столкновения.

“С точки зрения президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, есть две параллельные угрозы, – объясняет корреспондент. – В краткосрочной перспективе продвижение курдов при поддержке России может отрезать повстанческие группировки, которые уже не первый год поддерживает Турция, от каналов снабжения, а это повышает вероятность того, что Асад отвоюет Алеппо и останется у власти. Это будет еще один удар по политике Эрдогана на Ближнем Востоке. Данный регион важен для Турции с экономической точки зрения, а союзников в Египте и Ираке Эрдоган уже потерял. В долгосрочной перспективе Турцию беспокоят территориальные завоевания сирийских курдов, которые в итоге могут принести им самостоятельную государственность и подстегнуть схожие устремления курдского меньшинства в Турции”.

“Как и другие союзники США в [Ближневосточном] регионе, Турция возлагает надежды на перемены в вашингтонском руководстве. Вместе со своими зарубежными партнерами она с готовностью приняла бы участие в наземной операции, направленной на завершение сирийской войны”, – пишет журналистка со ссылкой на анонимное заявление турецкого чиновника. В то же время, к одностороннему вторжению Турция, как и Саудовская Аравия, не готова, добавил ее собеседник. Нынешнее руководство США, “по всей видимости, выступает за дипломатию, а не за военную эскалацию”, говорится в статье.

Далее приводятся слова директора Центра анализа мировой торговли оружием Игоря Коротченко. Он заявил, что военными учениями в Черном море Россия “сигнализирует Турции, чтобы та не устраивала провокаций”, а также заверил: “На случай, если Турция вынудит нас действовать военными средствами, у нас достаточно сил, чтобы привести Эрдогана в чувство”.

Риторика сторон говорит о том, что угроза возникновения конфликта “все-таки реальна”, считает политолог из Технического университета Теннесси (Куквилль) Майкл Гунтер. Если Турция будет продолжать свою политику противодействия курдам и России, “происходящее может быстро перерасти в более масштабную конфронтацию, которой никто в здравом уме не пожелал бы”, считает эксперт.

Источник

Фото John Moore/Getty Images

Мой папа был турецкоподданный. Ключевое слово – «был»…

Итак, война с Турцией отменяется. Россия предупредила Эрдогана о готовности использовать тактическое ядерное оружие, чтобы защитить ударную российскую группировку в Сирии, в случае турецкой атаки. Об этом американскому журналисту Роберту Пэрри сказал источник, близкий к Владимиру Путину

Было ли это сказано по официальным каналам или вброшено в виде фейка – неважно. Главное – информацию донесли до Турции. В НАТО об этом предупреждении наверняка узнали раньше нас и уже сообщили Эрдогану, что защищать его не станут. Воевать с Россией дураков нет. Реджеп Тайипович сам загнал себя в угол, принёс туда табурет, верёвку, мыло и даже успел сварганить петлю.

Осталось понять, как он умудрился вляпаться в такую безнадёжную трясину и затащить туда за собой всю страну. И что же теперь будет с этой страной?

«Турки варварский народ… Ох-ох-ох… Когда они резали армян, в течение трёх дней во всём городе стоял запах бойни. Греков заперли в их домах, никто не смел показаться на улице, кричали, убивали. Целых три дня.

– Кто, отче? Турецкие солдаты?

– Не только солдаты, но и простые люди, даже старики. Иной шёл и убивал своего соседа, с которым прожил бок о бок немало лет. Варвары, много они натворили. Придёт время расплаты. Сработают духовные законы. Только и забот им скоро будет, что готовить коливо (заупокойную кутью – прим. пер.; http://agionoros.ru/docs/2097….

Преподобный Паисий Святогорец предсказал распад Турции ещё четверть века назад. О его пророчествах вспомнили сразу после гибели Су-24. Сбитый самолёт стал катализатором для внезапно вскипевшей турецкой агрессии. За короткий период Эрдоган ухитрился поссориться с Россией, залезть в Ирак, наехать на НАТО с требованиями поддержки, выставить претензии Евросоюзу насчёт недостаточной помощи мигрантам и начать обстреливать Сирию. В самой Турции в то же время произошло несколько крупных терактов с массовой гибелью людей, и началась полномасштабная гражданская война с курдами.

Прорицания прорицаниями, но государство просто так не развалится. Признаки раскола сидят у него внутри. Провидцы, наряду с прочими способностями, обладают отличной интуицией и замечают эти признаки и их потенциал раньше других. Предпосылки разрушения обычно делятся на три группы.

1. Исторические.

Турки действительно наработали ужасную карму. Османская империя запятнала себя кровью с ног до головы, что стало психологической причиной её уничтожения европейскими державами и Россией. Помимо геополитических интересов, у них просто сработал инстинкт самосохранения.

В истории Турции есть факты жесточайшего геноцида, сравнимого с преступлениями фашистов. В результате резни армян в 1915 г. погибли, по разным оценкам, от нескольких сотен тысяч до двух миллионов человек. Курды, составляющие 30-30% от всего населения Турции, последовательно уничтожались на протяжении всего ХХ века. Только в 1937 – 1938 гг.их было убито от 50 до 70 тысяч. Вплоть до нашего времени они сильно ущемлены в правах по сравнению с турками, что является одним из препятствий для вступления Турции в ЕС.

Самое аморальное – это отношение Турции к своим преступлениям. Германия признала нацистские злодеяния, Россия признала сталинские репрессии. Но турки напрочь отрицают факт геноцида армян. Более того: на правительственном уровне чинятся препятствия любым исследованиям на эту тему и, напротив, щедро финансируются разработки, поддерживающие официальную точку зрения. Ни о каком диалоге с курдами и улучшении их положения речи также не идёт.

Результат такого настроя по отношению к миру рано или поздно должен был сказаться. На сегодняшний день Турция – враг всем. Она разругалась со всеми, с кем только можно. ИГИЛ, с которым вёл торговлю эрдогановский клан, устраивает теракты в Стамбуле. НАТО наотрез отказало Анкаре в помощи в случае нападения на российские базы в Сирии. Саудовская Аравия, вроде бы ратующая за отставку Асада, вообще ничьим союзников всерьёз считаться не может. Невозможно представить ситуацию, в которой арабские шейхи выступят на стороне Эрдогана против всего мира.

2. Современные внешние.

В политическом пространстве слово «внезапность» всегда вызывает подозрения. Страна – куда более инертное энергетическое образование, чем один человек. Президент, будучи выразителем её коллективного бессознательного, сам по себе не способен выкидывать фортели, как нервная женщина.

Конечно, темпераментного и недалёкого турецкого пашу квалифицированно развели на роль нью-Гитлера. Анкара несколько раз откровенно позиционировала себя как союзника России, чем вызвала раздражение транснационального молоха. Хозяин не любит, когда его собачки тянут поводок в сторону своих физиологических интересов. «Козья морда» с «Южным потоком» повернулась на Европу именно потому, что 1 декабря 2014-го Путин и Эрдоган договорились о «Турецком потоке», согласившись на время оставить Асада за рамками своих разногласий. Дело не ограничивалось газом. Анкара делала телодвижения прямо-таки в пику Вашингтону – предлагала перейти на расчёты в рублях, отказывалась присоединиться к антироссийским санкциям и т.д.

С другой стороны, российские бомбардировки грозили разрушить налаженный нефтяной бизнес с террористами. Может, Эрдоган и смирился бы с потерями ради сохранения имиджа, но беда в том, что нефтепровод шёл через Турцию гораздо дальше. Вряд ли мировой гегемон в лице США стал бы поддерживать ИГИЛ ради турецкой выгоды. Дешёвая нефть текла к тем же транснационалистам и позволяла им манипулировать рыночными ценами.

После вмешательства Путина в сирийскую войну весь механизм зашатался. Открыто выжить Россию из Сирии – номер заведомо дохлый, а потому решено было разжечь конфликт ещё больше. Эрдогана припугнули разоблачением и предложили искупить вину, пощекотав русского медведя…

3. Современные внутренние.

Агрессия – это энергия. Согласно законам физики, она проявится не там, куда её насильственно гонят, а там, где тонко. Корни гибели Германии лежали в самой доктрине фашизма. По большому счёту, на кого бы ни напал Гитлер, итогом должно было стать уничтожение немецкой государственности. «Бескровный» распад Советского Союза заставляет нас умываться кровью до сих пор, ударяя по всем слабым местам.

Путин пообещал, что за подлый удар в спину Эрдоган одними помидорами не отделается. Поэтому разбуженный турецкий демон не пожелал драться с тем, от кого получил бы по зубам быстро и больно, а повернул туда, где его ждал успех – на проблемы в своей стране. Семенами распада для Турции стали курды и незаконная торговля нефтью.

Классическая схема любой государственной пертурбации – «низы не хотят, а верхи не могут». Курдская диаспора, проживающая в основном на юго-востоке и востоке страны, всегда была яблоком раздора. Её использовали в своих интересах все, кому не лень. Несколько десятилетий назад Рабочая партия Курдистана даже увлеклась коммунистической идеологией. В настоящее время велик соблазн объединить её с курдами Сирии и Ирана.

Самый лучший способ отрезать от себя часть страны – начать эту часть убивать. В физическом смысле. Так произошло в Грузии и на Украине. Но история учит только отличников, а двоечников выгоняет из школы. Что может быть более опрометчивым, чем затевать гражданскую войну с курдами в условиях нешуточной внешней опасности? Но Эрдоган делает именно это.

Между тем, рассчитывать на чью-то поддержку Турции уже нельзя, ибо «верхи не могут». Авторитет турецких правящих кругов упал ниже плинтуса. Обнародованные Россией данные об эрдогановском нефтебизнесе исключили возможность американского и европейского вмешательства. Удельный вес Саудовской Аравии даже при наилучшем для Турции раскладе не позволит ей кардинально изменить ситуацию. Инициативу РФ уже подхватила Италия. Сына Эрдогана подозревают в отмывании денег (http://stockinfocus.ru/2016/02…

А тут ещё и недвусмысленное предупреждение Путина о ядерном ответе на турецкую атаку… Да ведь никто даже не будет докапываться, правда это или нет. Достаточно одного лишь предположения, чтобы все турецкие союзники испарились.

В результате Эрдоган оказался изгоем в своём кругу, да ещё и с восставшей против него третьей частью страны. Прибавьте сюда недовольных турецких предпринимателей, пострадавших от российских санкций, и пророчества преподобного Паисия обретают прямо-таки зримое воплощение…

Самые нестабильные государства – это жестокая тирания и колония. Турки сейчас разыгрывают первый вариант. Каждый суслик на своём поле агроном. К развалу Турцию приведёт именно политика Эрдогана, вообразившего себя невесть кем. Ибо Реджепа Тайиповича можно отнести не к тиранам, а в лучшем случае к мелким тиранчикам, по классификации Карлоса Кастанеды. Настоящему мировому тирану на всех плевать. Он – сам себе закон, господин и господь Бог. Он не ищет союзников, он в них не нуждается. Он не будет заискивать перед находящейся чёрт знает где Америкой и перед Саудовской Аравией, политика которой меняется в зависимости от направления ветра в арабской пустыне.

Сбитый Су-24 стал чёрным лебедем для Турции, необратимо повернувшим ситуацию. По определению того же Кастанеды, у Турции есть намерение развалиться, но нет намерения воевать. Как бы ни ерепенился турецкий президент, все его потуги оказываются блефом. Как бы его ни толкала в спину Америка, намерение она собой не заменит.

Остаётся последний момент. Паисий Святогорец отводил России ведущую роль в ближневосточном конфликте. Почему? Потому что только Россия способна затушить пожар в зародыше. Это Москва остановила войну в Грузии в 2008-м, это Путин не дал бомбить Сирию в 2013-м, по его инициативе были подписаны минские соглашения, прекратившие бойню на Донбассе.

Ещё Сирия не пала, как предсказывала Ванга. Судя по всему, вместо Сирии падёт Турция. Чем она станет и какие подробности своих биографий будут вспоминать сыновья янычаров – это ещё вопрос. Кстати, сейчас мало кто знает, что в начале ХХ века формулировка «сын турецкоподданного» означала не «сын турка», а «сын уехавшего в Палестину еврея»…

Источник

Постпред России при ООН Виталий Чуркин о конфликтах в Сирии и на Украине, а также о выборах нового генсека

original (16)

«Я думаю, что нам верят»

Постпред России при ООН Виталий Чуркин о конфликтах в Сирии и на Украине, а также о выборах нового генсека

Постоянный представитель России при Организации Объединенных Наций (ООН) ВИТАЛИЙ ЧУРКИН является одним из самых известных российских дипломатов. В интервью генеральному продюсеру “Ъ FM” АНАТОЛИЮ КУЗИЧЕВУ и главе отдела внешней политики “Ъ” ЕЛЕНЕ ЧЕРНЕНКО он рассказал, как стоит расценивать последние неоднозначные заявления сирийского президента Башара Асада и чем чаяния курдов отличаются от надежд жителей Крыма, а также раскрыл неизвестные подробности процедуры избрания нового генсека ООН.

— А. К.: Давно хотел спросить вас об истории, которая случилась еще в 2014 году, но многие эксперты продолжают ссылаться на нее как на показатель отношения Вашингтона к Москве. Тогда постпред США при ООН Саманта Пауэр в полемике с вами якобы назвала Россию «проигравшей стороной», имея в виду ее статус после начала 1990-х. Это она сказала свое личное мнение? Хотя вряд ли… у американцев ведь даже медаль за победу в холодной войне есть. Что все-таки это было?

— Мифотворчества у нас много. Честно скажу, я не читал всех произведений Саманты Пауэр, как журналист она очень много писала и, в частности, получила Пулицеровскую премию за очень интересную книгу «Америка в эпоху геноцида».

Но я не слышал, чтобы она называла Россию «проигравшей стороной». Впрочем, тут у каждого может быть свое мнение. Совершенно очевидно, что мы не выиграли в холодной войне. При этом я недавно участвовал в дебатах с политологами в Нью-Йорке, и к удивлению своему обнаружил, что мы по-разному трактуем окончание холодной войны. Для меня окончание холодной войны — это крушение Берлинской стены, когда мы перешли на другой характер отношений с западными странами. А для некоторых из тех политологов, с которыми я дискутировал, окончанием холодной войны был распад СССР. Но очевидно, что противостояние двух лагерей закончилось не в нашу пользу.

С другой стороны хочу напомнить, что и мы тогда не хотели сохранения состояния холодной войны. И мы хотели преодолеть его. Советский Союз ведь распался. Историки еще долго будут изучать эту проблему. Это тема для них, а не для дипломатов. Но я лично, например, не считаю то, что произошло каким-то катастрофическим поражением для нас. Я согласен с известным высказыванием, что была величайшая геополитическая катастрофа. Распад Советского Союза, как бы сам его не расценивать, был серьезной травмой для многих из нас и серьезной встряской для всей мировой системы.

Но я не думаю, что сейчас стоит слишком уж переживать по этому поводу. Нужно думать о том, как строить отношения на нынешнем историческом этапе. А вот это действительно серьезный вызов, поскольку мир столкнулся с беспрецедентным набором кризисных явлений, из которых можно выйти только сообща. В этом я глубоко убежден. Если к этим кризисным явлениям еще бы добавилось долгосрочное противостояние между Россией и Западом, это было бы не на пользу ни Западу, ни России, и точно не на пользу решению многочисленных проблем. Для их разрешения необходимо сотрудничество.

Важно, что мы оказались способны — даже при наличии острых трений между нами и США — в том же Совете Безопасности ООН искать общие подходы к целому ряду проблем и региональных кризисов. Это касается и борьбы с терроризмом, и вывода химического оружия из Сирии.

Иными словами, как бы мы ни переживали и ни спорили о том, что было в прошлом, надо смотреть вперед и определяться в отношении того, какую политику вести в отношении нынешнего очень сложного периода в международных отношениях.

— Е. Ч.: Вы уже упомянули Сирию. Удивили последние заявления сирийского президента Башара Асада о решимости воевать до победы и невозможности соблюдения перемирия. Не идут ли новые сигналы Дамаска вразрез с дипломатическими договоренностями, которые были достигнуты при участии России на переговорах в Женеве и Мюнхене? Не получается ли так, что Башар Асад подставляет Москву?

 

— Знаете, я с давних пор исповедую определенную философию, если можно так сказать, политическую и дипломатическую. Это немного звучит высоким стилем, что для меня не характерно. Но в начале 1990-х годов мне пришлось в качестве спецпредставителя президента России и заместителя министра иностранных дел заниматься урегулированием югославского кризиса. Тогда мы затеяли довольно сложную партию с боснийскими сербами, перешли от конфронтации с ними, с чего началось участие России в этой кризисной ситуации, к сотрудничеству. Но при этом для меня непреложным условием было то, что коль скоро мы им помогаем выпутаться из этой ситуации, они должны следовать нашим советам.

То же самое, как мне кажется, мы можем и должны ожидать от Дамаска сейчас. Россия очень серьезно вложилась в этот кризис политически, дипломатически, а теперь еще и в военном плане. Поэтому, конечно же, хотелось бы, чтобы Башар Асад тоже откликался на это.

Но в то же время не стоит придавать слишком большого значения тем или иным высказываниям, драматизировать их. Вы совершенно правильно говорите… это моя личная оценка, я по телевизору услышал заявление президента Асада… оно, конечно, диссонирует с дипломатическими усилиями, которые предпринимает Россия. Есть же Венский процесс, последние договоренности Международной группы поддержки Сирии в Мюнхене: там речь идет о прекращении огня, прекращении боевых действий в обозримой перспективе. Сейчас над этим идет работа.

Но сирийский президент тоже действует в определенной системе политических координат. И тут, мне кажется, нам стоит ориентироваться не на то, что он говорит, при всем уважении к высказываниям человека такого высокого уровня, а на то, что он будет в конечном итоге делать. Если власти Сирии, несмотря на свои внутриполитические расклады и пропагандистскую линию, которую они тоже должны вести, будут следовать за лидерством России в урегулировании этого кризиса, тогда они имеют шанс выйти из него достойно. Если же каким-то образом они собьются с этого пути — это опять же моя личная оценка — то может возникнуть очень трудная ситуация. В том числе и для них самих. Ведь какие бы возможности ни имела сирийская армия, эффективная операция воздушно-космических сил России позволила ей оттеснить своих противников от Дамаска. Сейчас (правительственные силы.— “Ъ”), возможно, возьмут Алеппо, крупнейший центр на севере страны. Но если они (власти Сирии.— “Ъ”) будут исходить из того, что никакого перемирия не надо, а нужно воевать до победного конца, то этот конфликт будет продолжаться очень и очень долго. А это страшно себе представить. Потому что это конфликт столь разрушительной силы, что уже после первого года трудно было себе представить, что он будет продолжаться. А он все продолжается. Сейчас ведь уже половина Сирии, если не больше,— это руины. Половина населения — это или беженцы за рубежом или внутренне перемещенные лица.

— А. К.: Вы сказали, что Россия серьезно вложилась в эту историю. Но с каким расчетом? Какой результат устроит Москву?

— Во-первых, сейчас важнейшая задача — победить терроризм. Вклад России в эту борьбу чрезвычайно важен. Уже то, что за нашими словами и политико-дипломатическими усилиями последовали наши бомбардировщики, которые стали наносить ракетно-бомбовые удары по террористам, это само по себе важно.

Во-вторых, (мы рассчитываем, что.— “Ъ”) это может в конце концов вывести на политическое урегулирование. Считаю, что если бы мы со своими воздушно-космическими силами не вошли в Сирию, то тех позитивных дипломатических шагов, которые мы наблюдаем, просто не было бы. У наиболее непримиримых оппозиционеров, которых поддерживает известная группа стран — Турция и Саудовская Аравия,— по моей оценке, в глубине души сохранялась уверенность, что они смогут «дожать» Дамаск. Это было одной из причин продолжения конфликта. Теперь же, я надеюсь, и они, и те, кто их поддерживает, поймут, что нужно политическое урегулирование. Американцы это уже поняли.

Но и Дамаск, как я надеюсь, понимает, что это (договоренности о прекращении насилия, достигнутые Международной группой поддержки Сирии.— “Ъ”) для него уникальный шанс (урегулировать конфликт.— “Ъ”) после пяти лет беспросветного разрушения. Напомню, что 17 декабря прошлого года Совету Безопасности ООН удалось впервые в рамках резолюции №2254, принятой в присутствии (главы МИД РФ.— “Ъ”) Сергея Лаврова, согласовать политическую программу урегулирования кризиса в Сирии.

— Е. Ч.: До этого ведь было несколько провалившихся попыток принять резолюцию по Сирии.

— Было три политических вето, которые накладывали Россия и Китай. Авторы тех резолюций пытались состроить их так, что, по нашим оценкам, их принятие вело бы или к санкциям против Дамаска, или к военному вмешательству, как это было в Ливии. Поэтому мы занимали очень жесткую позицию по этим резолюциям, три раза использовав свое право вето. В четвертый раз мы задействовали его, когда речь зашла о передаче сирийского досье в международный суд.

Во-вторых, (мы рассчитываем, что.— “Ъ”) это может в конце концов вывести на политическое урегулирование. Считаю, что если бы мы со своими воздушно-космическими силами не вошли в Сирию, то тех позитивных дипломатических шагов, которые мы наблюдаем, просто не было бы. У наиболее непримиримых оппозиционеров, которых поддерживает известная группа стран — Турция и Саудовская Аравия,— по моей оценке, в глубине души сохранялась уверенность, что они смогут «дожать» Дамаск. Это было одной из причин продолжения конфликта. Теперь же, я надеюсь, и они, и те, кто их поддерживает, поймут, что нужно политическое урегулирование. Американцы это уже поняли.

Но и Дамаск, как я надеюсь, понимает, что это (договоренности о прекращении насилия, достигнутые Международной группой поддержки Сирии.— “Ъ”) для него уникальный шанс (урегулировать конфликт.— “Ъ”) после пяти лет беспросветного разрушения. Напомню, что 17 декабря прошлого года Совету Безопасности ООН удалось впервые в рамках резолюции №2254, принятой в присутствии (главы МИД РФ.— “Ъ”) Сергея Лаврова, согласовать политическую программу урегулирования кризиса в Сирии.

— Е. Ч.: До этого ведь было несколько провалившихся попыток принять резолюцию по Сирии.

— Было три политических вето, которые накладывали Россия и Китай. Авторы тех резолюций пытались состроить их так, что, по нашим оценкам, их принятие вело бы или к санкциям против Дамаска, или к военному вмешательству, как это было в Ливии. Поэтому мы занимали очень жесткую позицию по этим резолюциям, три раза использовав свое право вето. В четвертый раз мы задействовали его, когда речь зашла о передаче сирийского досье в международный суд.

Но вообще, с глобальной точки зрения то, что происходит в Сирии, является лишь частью жуткой дестабилизации (Ближнего Востока.— “Ъ”), которая произошла после 2011 года на волне «арабской весны» и бомбардировки Ливии. В регионе сложилась тяжелейшая ситуация. Здесь необходимо сотрудничество основных игроков, и в первую очередь России и США. Нужно привлекать к этому и другие страны, включая те, что враждуют между собой.

Одно из важнейших достижений российской дипломатии и персонально Сергея Лаврова состоит в том, что в 31 октября прошлого года в Вене впервые удалось посадить за один стол представителей Саудовской Аравии и Ирана, которых разделяют глубинные тысячелетние противоречия. Они впервые согласились сесть за один стол и начать обсуждать перспективы политического урегулирования в Сирии.

— А. К.: Одно уточнение. Есть такая популярная, прежде всего на Западе, формула: «Асад должен уйти». А кому он должен-то?

— Это требование, выдвигаемое оппозицией. И (использование этой формулы.— “Ъ”), это, конечно, одна из ошибок, которые совершили наши западные коллеги, когда начинался сирийский кризис. Они тогда действовали под влиянием «арабской весны». Президент Туниса ушел в отставку. В Египте убрали Мубарака. Потом было вторжение в Ливию, убили Каддафи. И вот на Западе, в Вашингтоне в частности, возникло ощущение, что и Асад продержится буквально несколько месяцев. Он воспринимался как олицетворение недемократического режима, который надо менять. В Сирии действительно начались волнения. Но и российские эксперты и их коллеги из многих стран, которые глубоко разбираются в вопросе, говорили, что такой расчет слишком легкомысленен, что структура сирийского общества такова, что требовать просто ухода президента нет смысла, что ни в одном только в нем дело. При этом и сам Башар Асад, и его окружение проявили определенную твердость, и получилось то, что получилось. И на фоне всего этого там начали поднимать голову террористы.

Сейчас мы наблюдаем заметное изменение тональности. Совсем радикальные оппозиционеры продолжают говорить, что чем скорее Башар Асад уйдет, тем лучше. Но американцы в последнее время начали формулировать свою позицию по-другому. Они говорят, что Асад должен уйти, но уточняют, что этот вопрос нельзя форсировать. А в документах («Международной группы поддержки Сирии» и в резолюции СБ ООН – Ъ) сказано, что сирийцы должны сами договориться по этому вопросу. Мы эту тему вообще не обсуждаем: как сирийцы договорятся, так и будет.

— Е. Ч.: Ряд западных стран, прежде всего Германия, продвигают инициативу создания над Сирией бесполетной зоны. Это возможно?

— Сейчас уже нет. Уже поздно об этом говорить. Когда все летают и бомбят, говорить о бесполетных зонах не приходится. Там ведь начали бомбить американцы, теперь там действуют наши воздушно-космические силы. То есть, наверное, теоретически можно представить, что в процессе реализации договоренности о прекращении огня будет выдвинуто предложение не использовать воздушное пространство, но это чисто теоретическая постановка вопроса, тем более в условиях нашего присутствия в Сирии.

— А. К.: Вопрос по поводу Турции. Можно ли говорить о том, что у Турции сейчас есть проблемы не только с Россией, но и с США из-за разногласий Анкары и Вашингтона по курдам?

— Совершенно верно. Ситуация, конечно, парадоксальная: США активно сотрудничают с сирийскими курдами в борьбе с ИГИЛ («Исламское государство», запрещенная в РФ террористическая группировка.— “Ъ”), а турки, которые являются союзниками США по НАТО, считают сирийских курдов террористами. США считали своим успехом, когда курды расширяли свой контроль на севере Сирии, а Турция рассматривала это чуть ли не как вызов своей государственности. Сейчас турки начали бомбить курдов. Так что речь идет об очень серьезном противоречии между американцами и турками вокруг курдской проблемы.

Накануне январских межсирийских переговоров в Женеве мы настаивали на том, чтобы в делегацию оппозиции были включены и курды. Ведь без них невозможно говорить о будущем Сирии. Но турки выступили категорически против этого, что, на мой взгляд, просто иррационально. Если турки хотят, чтобы курды оставались в Сирии, а не размышляли о своей государственности, то Анкара наоборот должна призывать их участвовать в межсирийских переговорах. Но турки поступили, как поступили, и сейчас очень обеспокоены тем, что сирийские курды отвоюют себе единое пространство и будут каким-то образом координироваться уже с турецкими курдами, что может привести к каким-то серьезным геополитических последствиям.

— Е. Ч.: А Россия как относится к идее создания курдского государства?

— Мы — за территориальную целостность Сирии и за территориальную целостность Ирака. При этом, мы, конечно, уважаем курдов. Но надо сказать, что они уже добились в Ираке «своего пространства». И сейчас им, наверное, живется более комфортно, чем всей остальной стране. То есть мы за то, чтобы курды удовлетворяли определенные свои потребности, но это не должно вести к развалу государств, иначе дело может дойти до усугубления различных кризисных явлений.

— А. К.: Я правильно понимаю, что одной из фундаментальных проблем международного права является соотношение между принципом территориальной целостности государств и правом народов на самоопределение? Где граница между этими понятиями?

— Речь действительно идет об очень тонкой грани. Для многих это весьма болезненный вопрос, например для африканских стран, где границы зачастую были произвольно начерчены колониальными державами. Если сейчас начать делать акцент на принципе самоопределения и отодвинуть на второй план территориальную целостность, это может иметь очень серьезные последствия. К счастью в рамках Африканского союза много лет назад была достигнута договоренность, что территориальные вопросы в Африке подниматься не будут.

Тут надо всегда иметь в виду последствия тех или иных шагов. Например, историческая особенность и географическое положение Крыма таково, что он воссоединился с Россией, не вызывая никаких обломков, никакой волны…

— Е.Ч.: Кроме волны возмущения.

— На Украине. А если бы стали строить Курдистан, это привело бы к развалу трех стран — Турции, Сирии и Ирака. Эта ситуация похожа на то, что было в Боснии, когда попытки обособиться со стороны хорватов и сербов приводили к тому, что называли этнической чисткой. Это все очень болезненные и кровавые явления. И лучше их избежать. Лучше найти какую-то формулу для курдов, которая позволила бы им реализовывать свои национальные чаяния и жить безбедно, но в то же время кардинально не подрывая полностью устои на Ближнем Востоке.

— А. К.: Раз уж речь зашла о Крыме и Украине… Как изменилось в мире отношение к украинской проблеме за последний год? Отошла ли она на второй план, вытеснила ли ее Сирия?

— Я думаю, что да, с точки зрения ООН и того, как это воспринимается в ООН. Сейчас наши западные коллеги почему-то перестали собирать заседания Совета Безопасности по этому поводу, которые они собирали бесконечно в 2014 году. Я думаю, они, в общем, понимают, что в данном случае именно Киев не может выполнить минские договоренности (по урегулированию конфликта в Донбассе.— “Ъ”). Но они не готовы Киев за это критиковать. А собрать Совет Безопасности и начать обсуждать этот вопрос — значит, поставить себя перед необходимостью отвечать на наши совершенно ясные аргументы по поводу реализации комплекса мер (по выполнению минских соглашений.— “Ъ”), согласованных 12 февраля прошлого года. А они этого не хотят — они просто говорят, что поддерживают Украину, а Россия пусть поспособствует соблюдению минских договоренностей.

— Е. Ч.: На днях на Украине по приглашению Киева побывала оценочная миссия ООН. Будет ли этот визит иметь какие-то практические последствия, в том числе для России?

— Не хотелось бы, чтобы для России она имела какие-то негативные политические последствия. Что я имею в виду? Эта оценочная миссия — сугубо утилитарная, она связана с проблемой разминирования, которая довольно остро стоит на востоке Украины. Они, кстати, побывали и в Донецке, и в Луганске, по-моему, в рабочем порядке, и там оказалось, что с технической точки зрения довольно много проблем с тем, чтобы организовать правильно то разминирование, которое необходимо проводить.

Нам не хотелось, и мы, я думаю, этого добились, чтобы она превратилась в некую политическую миссию. Потому что это означало бы, что можно отвлекать внимание от выполнения минских договоренностей и как-то подрывать роль ОБСЕ. Но, по-моему, этого не происходит, по-моему, эта миссия так и остается технической.

Но дождемся практического результата: если это поможет осуществлять разминирование, в этом я ничего плохого не вижу.

— Е. Ч.: На днях российская делегация представила в Совет Безопасности ООН список наиболее вопиющих, с ее точки зрения, случаев пренебрежения международным правом со стороны США, Великобритании и ряда других стран. Там были случаи нарушения с 1946 года по сегодняшний день. Причем этот перечень был иронично, назван «кратким» списком нарушений. Получается, что Россию критикуют за Крым и ее действия на востоке Украины, а мы отвечаем такими вот списками по принципу «они нарушают, и нам можно»?

— Конечно, нет. Мы стараемся вести дело к тому, чтобы не нарушалось международное право. Что касается обвинений в наш адрес, то, к примеру, в понедельник венесуэльцы, которые сейчас председательствуют в Совете Безопасности, под председательством своего президента провели заседание Совбеза о соблюдении Устава ООН. Не в первый раз проходят такие заседания, чтобы поговорить начистоту о разных проблемах соблюдения международного права.

Естественно, мы к этому готовимся и периодически такие документы обнародуем в Совете Безопасности. Мы делаем это для того, чтобы те, кто нас критикует, по их мнению, за несоблюдение международного права, не забывали, что им самим надо построже следовать постулатам международного права.

— Е. Ч.: Представляя полувековой экскурс в историю нарушений в ответ на актуальные претензии?

— Ну почему, мы постоянно ведем эту работу, был разговор по Крыму, конечно, идет разговор по востоку Украины. Но я бы не стал говорить, что нас постоянно обвиняют в нарушении международного права. Потому что у каждого есть, что называется, послужной список, у нас есть свой послужной список, у них есть свой послужной список, иногда в историю очень неплохо заглянуть. Вы помните, когда крымская проблема обсуждалась, мы вспомнили, что французы, скажем, аннексировали остров Майотта, когда там происходила деколонизация в 1960 году, они взяли и из Коморских островов вычленили один остров, Коморские острова отпустили, а на Майотте провели свой референдум и там 60% проголосовало за то, чтобы оставаться в составе Франции, и они остались в составе Франции, хотя так же их обвиняли в аннексии. И более того, там тоже была резолюция Совета Безопасности, которую французы заветировали точно так же, как мы заветировали резолюцию по Крыму. Так что когда они критиковали нас по Крыму, мы говорили о том примере, который есть у них в послужном списке. Да, такая полемика бывает.

— А. К.: Какой может быть выход в этой ситуации? Говорят, полезно спорить, потому что якобы в споре рождается истина. Я с этим не согласен, максимум что рождается — это компромисс, а вариант один: ребята, посмотрите, все нарушают, и все нарушали, и наш краткий экскурс в это с блеском доказывает и показывает, и соответственно давайте друг другу не мешать. Или вариант второй: давайте «обнулимся» и будем говорить с новой точки…

— Вы знаете, я думаю, что «обнулиться» было бы слишком простое решение. Или сказать, что давайте все нарушать… Международная жизнь довольно сумбурна, как на футбольном поле происходит какая-то борьба за мяч, и поэтому возникают такие споры и обсуждения. Они какие-то вещи высвечивают в определенном ключе. Сейчас, например, практически никто не спорит, что НАТО нарушило резолюцию Совета Безопасности №1973, когда стало бомбить Ливию. Практически никто не спорит.

— Е. Ч.: Ну кроме НАТО.

— А НАТО даже не спорит, когда им это говоришь, они не отвечают. Они не говорят даже, потому что совершенно очевидное было нарушение. И они как бы никак не комментируют, когда мы возвращаемся к этой теме. В каких-то случаях иногда полезно застолбить свои позиции. Когда сейчас ливийский кризис обсуждают, там тяжелейшее положение по-прежнему, вот это то, что мы доказали — они нарушили резолюцию Совета Безопасности, это в какой-то степени нам помогает усиливать нашу позицию в этих обсуждениях.

— Е. Ч.: Но насколько наши контраргументы помогают улучшить имидж России? Создается впечатление, что нам не верит уже никто.

— Сейчас вы процитировали Саманту Пауэр, которая, когда была в Киеве, сказала, что мне (Виталию Чуркину.— “Ъ”) никто не верит. Потом, когда я выразил недоумение по этому вопросу, она уточнила, что имела в виду только по Украине только, дескать, когда обсуждают Украину, вам никто не верит. Ну я бы с этим не согласился, конечно, это не так. Я думаю, что нам верят.

У нас есть, естественно, те позиции, с которыми некоторые не соглашаются, ну и у них есть позиции, с которыми многие не соглашаются. Под ними я имею в виду тот же Запад. Это такая футбольная игра, на мой взгляд. Я любитель футбола, по крайней мере, по ТВ, вот современный футбол такой жесткий, атлетичный, редко красивый…

— А. К.: А за кого вы болеете?

— Е. Ч.: В МИДе принято болеть за «Спартак».

— Ну я за сборную России болею, скажем так.

— Е. Ч.: Хороший ответ. Дипломатичный.

— Я сейчас уйду чуть в сторону от содержательной линии, которой придерживается Лена. Насколько эмоциональные аргументы имеют смысл, имеют значение? Вот я часто тоже в ходе дискуссий говорю, послушайте, а как же, например, Косово? Мои западные собеседники в такой ситуации, как правило, говорят, что они таким образом уберегли страну от большой крови. Это аргумент эмоциональный, потому что понятно, что никто не может заглянуть в будущее, это можно просчитывать, можно анализировать, но как бы то ни было, я его трактую как аргумент эмоциональный. Насколько такие аргументы приняты на высокой дипломатической арене?

— Вы понимаете, эмоции в ходе обсуждения не то чтобы аргумент, но это создает определенный фон, который позволяет в каких-то случаях лучше довести свою позицию.

Но так бывает не всегда, и эмоции не должны зашкаливать. Если ты в меру эмоционально доказываешь свою позицию, это может означать, что ты убежден в своей правоте. Если ты убежден в своей правоте, значит больше людей начинают задумываться над тем, что ты можешь быть действительно прав.

Что касается Косово, хотя это, может, просто такой общий вопрос, то надо различить, о чем речь идет. Вот, скажем, если бы они просто говорили, что пошли на неправовые бомбежки для того, чтобы уберечь страну от большой крови, это было бы одно. Но когда они через шесть лет после этого объявили независимость просто решением парламента, тут уже никакой угрозы от Сербии не было. Надо было вести работу, надо было обеспечить возвращение сербов в Косово и так далее. Если уж они нам говорят, как надо было проводить референдум в Крыму, то им тоже надо было соответствующим образом проводить референдум. Они же ничего этого не сделали. То есть аргумент о том, что сберегли от большой крови, с точки зрения провозглашения независимости Косово никак не работает. С точки зрения бомбардировок, как бы мы против них ни выступали, можно сказать, что вот они отбомбились, прекратили воевать и прочее. Я скорее с этим не согласен, но, по крайней мере, понятна логика. Но в случае с независимостью в 2008 году, через девять лет после всего этого дела, когда уже там Милошевича не было, никакой угрозы от Сербии не было, это совершенно не работает.

— Е. Ч.: Мы ведь тоже используем аргумент, что мы уберегли Крым от большой крови?

— Совершенно верно. Это опять же другая ситуация. Там была реальная угроза со стороны Киева, а в 2008 году уже натовские войска стояли в Косово. Там было натовское военное присутствие. Там уже ни о какой крови для косоваров не могло идти речи. Там в присутствии натовских войск антисербские погромы были — это да. А уж никто никаких погромов в отношении албанцев не устраивал. Вы помните, была забавная оговорка президента Обамы, причем оговорка странная, поскольку он читал подготовленную речь, когда он сказал, что в Косово провели референдум при содействии ООН, при содействии окружающих стран, и провозгласили независимость. Забавно, что ничего этого не было! То есть если даже президент Обама считает, что для того, чтобы это было правильно, в Косово надо было провести референдум при содействии ООН, то очевидно, что коль скоро это все сделали без референдума, это все было неправильно, не в правовом поле.

— Е. Ч.: Не могу не спросить про предстоящие в этом году выборы нового генерального секретаря ООН. Уже известны несколько кандидатур. У России есть какие-то предпочтения?

— Если бы я даже знал, какие у России предпочтения, я бы не сказал, потому что речь идет об очень секретной процедуре… почти как выборы папы римского. Сейчас, правда, это происходит менее секретно, чем раньше. Сейчас немножко упорядочили процесс, и каждая страна, которая хочет выдвинуть своего кандидата, посылает письмо одновременно, совместное письмо председателю Генеральной ассамблеи и председателю Совета Безопасности. Уже получено пять таких писем. Очевидно, что будут еще новые кандидаты. Договорились, что в конце июля Совет Безопасности начнет свою работу. Сейчас новые кандидаты будут выступать, кто-то в Генеральной ассамблее, может быть, кто-то будет встречаться с региональными группами. Индивидуально они уже ведут работу, встречаются с представителями, кто может — с руководителями соответствующих стран, особенно членов Совета Безопасности, поскольку вы помните, что по уставу ООН Генеральная ассамблея назначает генерального секретаря по рекомендации Совета Безопасности.

— Е. Ч.: И мнение этой пятерки стран имеет решающее значение?

— Конечно. Потому что пятерка может заветировать того или иного кандидата, и такие случаи раньше бывали. Я в 2006 году участвовал в этом процессе, это очень забавно.

— Е. Ч.: Вас закрывали в комнате и не давали выйти, пока не проголосуете, как то происходит в Ватикане?

— Выйти дают, но там действительно закрывают в комнате, где находятся только 15 постпредов, не помню, кому из делегаций разрешают присутствовать. Дают урну и дают такие бюллетенчики, в которых все кандидаты перечислены, и ты должен его поощрить, не поощрить или не выставить никакого мнения по поводу этого кандидата. И неясно, кто голосует, это тайное голосование. При первых раундах голосования всем дают бюллетени одинакового цвета, то есть неясно, постоянный член голосует или не постоянный. И вот так выявляются лидеры, причем итоги голосования приватно сообщаются постпредам этих стран. Не то что председатель Совета Безопасности выходит и говорит: вот так проголосовали в первом туре. Чтобы никого не обижать, говорят: твой кандидат имеет шанс, он получил 12 голосов, не называя имена других. Говорит, что другие получили там шесть, семь, восемь и так далее. То есть, каждый кандидат имеет представление, какие шансы у него имеются, и дальше процесс продвигается. А потом уже, когда выявляется лидер, проводится это рейтинговое голосование с разными цветами бюллетеней, когда особый цвет у постоянных членов.

Когда, по крайней мере, Пан Ги Муна выбирали в 2006 году, когда понятно, что этого кандидата не собирается блокировать никто из постоянных членов, тогда это идеальный вариант. Вопрос выходит уже на заседание Совета Безопасности, и путем аккламации, то есть без голосования, утверждают этого кандидата, которого потом представляют Генеральной ассамблее, и там тоже, желательно путем аккламации, его просто утверждают.

Вообще я должен сказать, что устав ООН — это потрясающее по своей тонкости произведение юридически-дипломатическое, будет к месту сказано сегодня в связи с церемонией, там много потрясающе тонких положений. Почитайте две-три статьи, посвященные генеральному секретарю (в Уставе это статьи 97-99 — “Ъ”). Это совершенно уникальный баланс его политических и административных функций. Единственная его самостоятельная политическая роль — он может обращать внимание Совета Безопасности на те или иные ситуации, которые, по его мнению, могут создать угрозу международному миру и безопасности. За всю историю таких случаев было только два, когда приходил официально генеральный секретарь в Совет Безопасности, ссылался на эту статью устава и говорил: вот, меня эта проблема беспокоит, я думаю, что нужно такое решение и…

— Е. Ч.: Когда это было?

— Один случай — это было связано с Хаммаршёльдом и ситуацией в Конго, в результате его вовлеченности он и погиб, как сейчас некоторые считают, был убит, и, надо сказать, расследование новое проводится Генеральной ассамблеей, а второй случай — был Курт Вальдхайм, когда иранцы захватили американское посольство. Но на основании этой статьи, не ссылаясь на нее, генеральный секретарь так или иначе, через своих заместителей или сам, ведет определенный политический диалог с Советом Безопасности, но уже находясь на втором плане. Совет Безопасности ему дает указания, а не генеральный секретарь дает какие-то рекомендации. То есть этот баланс его административных функций, и то, что он должен подчиняться Совету Безопасности с его политическими функциями, очень тонок и не в пользу генерального секретаря.

— Е. Ч.: Эксперты в один голос говорят, что следующим генсеком станет женщина из Восточной Европы.

— Ну, во-первых, с точки зрения региональной ротации — неформальной — восточноевропейская группа считает, что их очередь. Действительно, из пяти региональных групп только из восточноевропейской группы не было ни разу генерального секретаря. И правда идет большая кампания, чтобы это была женщина. Действительно, еще ни разу генеральным секретарем не была женщина. Сейчас выдвинуто уже две женщины: выдвинута Ирина Бокова от Болгарии и выдвинута Весна Пусич от Хорватии (правда, многие считают, что ее отзовут, потому что ее выдвинуло предыдущее правительство, и вроде бы новое правительство собирается ее отозвать, но пока она в числе кандидатов). Есть, возможно, и другие женщины, но уже не из Восточной Европы, которые иногда скрывают, а иногда и не скрывают своего желания стать генеральным секретарем. Но вступят они в борьбу или нет, посмотрим.

(Интервью было записано «на полях» церемонии вручения высшей юридической премии «Фемида». Виталий Чуркин в этом году стал одним из лауреатов этой премии).

Коммерсант

В ООН «благословили» Турцию на вторжение в Сирию

original (15)

Предложенный Россией в Совбезе ООН проект резолюции в защиту суверенитета Сирии отвергнут постпредом США при ООН Самантой Пауэр и постпредом Франции Франсуа Делаттром.

Документ отклонила также Великобритания. Отказались поддержать 3 непостоянных члена Совбеза ООН — Испания, Новая Зеландия и Украина. Вопросов хватает, но основной: что Запад желает получить в результате турецкой агрессии в Сирии? Почему развязал руки Эрдогану?

Что сейчас творится на Ближнем Востоке? По сути, спланированный бардак. Ситуация на сирийско-турецкой границе обострилась. Анкара заявила, что введет войска на север Сирии, а Саудовская Аравия – на юг этой страны.

Мирный процесс в Сирии под угрозой. Переговоры с сирийской оппозицией оставляют желать лучшего. Турецкие войска активизировались на границе, обстреливая позиции сирийских курдов, воюющих на стороне Дамаска против боевиков ИГИЛ. Пора что-то решать, причем в кратчайшие сроки.

Но как остановить агрессию Анкары и саудитов? Только приняв (для начала!) на уровне Совбеза ООН резолюцию, в которой действия Турции, подрывающие суверенитет и территориальную целостность Сирии, будут осуждены. Туркам пора дать по носу и показать «на дверь»… из Сирии.

Эрдоган обнаглел до такой степени, что его войска уже на 200 метров углубились на территорию Сирии, где начали создавать укрепрайон, роя траншеи. А в пограничный город Аазаз, север Сирии, перебросили боевиков из «Джебхат ан-Нусры» и протурецкой группировки «Ахрар аш-Шам».

Показательно, что Штаты уже призвали курдов отказаться от защиты города Аазаз, фактически поддержав турецкое вторжение в Сирию. А дипломатический представитель в Совбезе ООН принял меры, чтобы российскую инициативу провалить. США не нужно, как, впрочем, и их пособникам-вассалам, чтобы мир осудил любую агрессию против Сирии.

Теперь дело за Россией. Резолюция (проект) в Совбез ООН внесена. Мы готовы к его обсуждению внесенного, несмотря на то, что страны, отклонившие проект, заявили, что у него нет будущего. Пока стороны взяли перерыв до 22 февраля, а дальше посмотрим, как будут развиваться события.

Турецкое руководство будет противиться принятию российской резолюции всеми силами, не гнушаясь даже примитивного шантажа – решение вопроса с беженцами в Европу. Но есть одно «но»: операция ВКС России в Сирии законна, и заставить Кремль убраться с Ближнего Востока не получится. Это осложняет положение Эрдогана. Российская авиация – серьезная проблема.

А ведь именно этого хочется союзничкам по коалиции. Экс-губернатор Флориды Джеб Буш уже заявил, что Вашингтону следует создать бесполетные зоны в Сирии, опираясь на собственную военную мощь и не учитывая позицию Москвы. Заявления о бесполетной зоне были сделаны еще Меркель, хотя сама идея принадлежит Турции.

Чем недовольны представители Запада в ООН? Требованием прекратить действия Анкары, подрывающие суверенитет и территориальную целостность Сирии. Ввести запрет на трансграничный обстрел ее территории, отказаться от планов по проведению наземной операции на территории САР.

Принять резолюцию России – это поставить крест на захватнических планах, связать себе руки… Поэтому сейчас Запад поддерживает в Совбезе ООН Турцию, желая в будущем сыграть на стремлении Анкары к региональному лидерству. Это не первая, да и не последняя, партия, в которой пешке позволяют считать себя королем.

Но Россия остается серьезным препятствием, так как намерена до конца отстаивать свои интересы на Ближнем Востоке. Сирию мы не сдадим. Первый раунд в Совбезе ООН завершен, второй на очереди… Всего два дня и мы поймем, кто на Западе готов вслед за Турцией вторгнуться в Сирию.

Источник

США призывают Турцию сфокусироваться на ударах по ИГ, а не по курдам

arta

Официальные лица государственного департамента США в очередной раз выразили обеспокоенность действиями турецкой стороны. Явные нарушения международных норм и устава безопасности ООН не вызывают у партнеров Турции по НАТО симпатий.

Так, представитель госдепа США Джон Кирби призвал Турцию сфокусировать своё внимание на борьбе с «Исламским государством», обозначив ИГ общим для всех врагов.

«Мы призываем сфокусироваться на ударах по ИГ – это общий враг», — заявил Кирби.

Он добавил, что США признают право Турции защищать свою территорию и народ от атак террористов, однако, не стал прямо называть курдов террористами, как это делает Анкара.

Только вот призывы Вашингтона, похоже, не действуют на турецкие власти. Турция ведет в регионе абсолютно свою игру, руководствуясь исключительно своими интересами, игнорируя официально поставленные цели и задачи коалиции во главе с США.

Источник

Станет ли Сирия турецким Вьетнамом

21р

Немедленно вслед за этим объявлением появились сообщения о том, что Турция подвергла артиллерийскому обстрелу ряд позиций курдов в северной Сирии.

Эта новость, наряду с временными рамками, обозначенными ранее Чавушоглу, вызывает серьезные вопросы относительно намерений Турции, поскольку сирийские вооруженные силы начали освобождать многие из ранее утраченных режимом территорий в провинции Алеппо, а боевики, согласно сообщениям СМИ, вынуждены отступать. Турция, возможно, рассчитывает, что такой шаг будет способствовать достижению ее непосредственной геополитической цели. Однако, он может привести к противоположным последствиям и как минимум нуждается в тщательном анализе.

Первая проблема заключается в неспособности Турции решить, кто же является ее настоящим врагом. Анкаре, так или иначе, придется выбирать, воюет ли она против Рабочей партии Курдистана (РПК) и сирийских курдов, возглавляемых партией «Демократический союз» или против террористических исламистских группировок, таких как ДАИШ, Джабхат аль-Нусра и Ахрар аш-Шам. В прошлом году после соглашения о предоставлении своей военной базы Инджирлик для проведения операций возглавляемой США международной коалиции против ДАИШ, Турция начала артиллерийский обстрел позиций, занимаемых как ДАИШ, так и РПК, однако вскоре перенесла удары исключительно на РПК. Даже сейчас, после объявления о своих планах отправки наземных сил в Сирию для борьбы против ДАИШ, первой акцией, которую предприняла Анкара, стал артобстрел курдских позиций в северной Сирии. Таким образом, остается не вполне понятным, с кем на самом деле собирается воевать Турция, с курдами или ДАИШ.

С одной стороны, она, возможно, планирует наносить удары по группировке ДАИШ, которая, предположительно, несет ответственность за недавний взрыв в Стамбуле. В отличие от прошлогодних инцидентов в Дьярбакыре и Суруче, которые в основном были направлены против курдов, стамбульский взрыв произошел в туристическом центре, погибло много германских граждан. Это нанесло очередной удар по имиджу Турции как туристического направления, который и без того сильно пострадал в прошлом году. Проблема дополнительно осложняется тем, что даже если Турция всерьез намерена воевать против ДАИШ, вряд ли Россия и курдский «Демократический союз» готовы в это поверить.

В сложившихся обстоятельствах, лучшим выбором для Турции было бы оставаться в стороне и предоставить другим разбираться с ДАИШ. Это не только способствовало бы достижению главной цели Анкары (разгрому ДАИШ, если верить ее заявлениям), но и помогло бы ей избежать дальнейших серьезных обострений в этом кипящем сирийском котле.

С другой стороны, более правдоподобным объяснением действий Турции является ее стремление не допустить создания сирийскими курдами подконтрольной им зоны непосредственно к югу от турецкой границы. Турция и Сирия имеют общую границу протяженностью 822 километра и сирийские курды намерены захватить 90-километровый участок приграничной территории между городами Джераблус и Аазаз. Это свяжет курдские кантоны Кобани и Африн, и завершит создание автономной курдской территории на южной границе Турции. Кроме того, таким образом будут перекрыты каналы поставок, используемые для снабжения повстанческих группировок, поддерживаемых Турцией и Саудовской Аравией в борьбе против режима Башара аль-Асаада. Президент Эрдоган неоднократно предупреждал, что любые попытки курдов продвинуться западнее реки Евфрат будут означать пересечение «красной черты», поскольку он считает, что партия «Демократический союз» тесно связана с РПК. Таким образом, учитывая сложившуюся обстановку, вполне вероятно, что Турция готова вмешаться для защиты собственных интересов, тем самым открыв ящик Пандоры, о чем впоследствии ей придется горько пожалеть.

Первая из проблем, с которыми столкнется Турция, будет связана с легитимностью ее операции, которую ООН вряд ли санкционирует. Кроме того, сирийские курды во главе с «Демократическим союзом» пользуются поддержкой как Соединенных Штатов, так и России. Даже несмотря на то, что Турции удалось выиграть сражение, добившись исключения курдов из числа участников переговоров в Женеве, которые практически так и не начались, она все же проиграла войну. Это стало ясно, когда пресс-секретарь Госдепартамента США Джон Кирби в очередной раз подтвердил поддержку США в отношении партии «Демократический союз», назвав их «партнерами» Америки в борьбе против ДАИШ. Такое заявление со стороны США выглядит вполне логичным, поскольку «отряды народной самообороны», боевое формирование «Демократического союза» являются одной из наиболее эффективных наземных сил, ведущих боевые действия против боевиков ДАИШ. Россия также неоднократно заявляла, что сирийское урегулирование невозможно без участия представителей «Демократического союза». Таким образом, поскольку эта политическая организация сирийских курдов пользуется столь широкой поддержкой, Турция и президент Эрдоган не смогут предпринять против нее решительных действий, не вызвав при этом серьезной критики со стороны международного сообщества.

Помимо прочего, такой шаг потребовал бы от Турции серьезных затрат на наземную операцию и привел бы к масштабным потерям. Турция и без того втянута в бесконечную войну против РПК, и если она решится на осуществление своего плана в Сирии, РПК наверняка усилит свои атаки против турецкой армии. Помимо этого, курдские «отряды народной самообороны» проявили себя как весьма эффективная военная сила, закаленная за годы войны против ДАИШ и других группировок, так что операция против них вполне может оказаться крайне сложной задачей для военных контингентов Турции и Саудовской Аравии. Однако, наибольшая угроза, вне всяких сомнений, исходит от главного противника Турции времен Османской империи – России.

Турция сильно навредила сама себе, когда сбила 24 ноября прошлого года российский бомбардировщик Су-24 под предлогом нарушения воздушного пространства. Этот инцидент повлек за собой резкое ухудшение отношений между двумя странами, причем возникшая напряженность до сих пор не теряет своей остроты. Недавно Турция снова обвинила Россию в нарушении своего воздушного пространства 30 января, причем хитроумно назвала инцидент «нарушением воздушного пространства НАТО». Впрочем, НАТО – это оборонительный альянс, и в случае несанкционированного вторжения он вряд ли придет на помощь Турции, поскольку это может вызвать дальнейшую эскалацию напряженности в отношениях с Россией. Более того, Россия даже ждет, что Турция совершит такую ошибку, поскольку тогда у Москвы появится возможность отомстить за сбитый самолет. Выдвижение любой группировки наземных войск требует поддержки с воздуха, а Россия фактически создала в северной Сирии бесполетную зону. Любые попытки ее нарушить дорого обойдутся Турции, поскольку сейчас Россия развернула здесь свои истребители-бомбардировщики Су-34, технически существенно превосходящие турецкие F-16 и российские Су-24, один из которых был сбит турецкими ВВС.

Учитывая все эти факторы, наилучшим вариантом для Турции было бы забыть на некоторое время о своих геополитических амбициях и сфокусироваться на конструктивном урегулировании сирийского конфликта. Президент Эрдоган и премьер-министр Давутоглу должны помнить, что такой необдуманный шаг как интервенция может на начальном этапе принести некоторую дополнительную политическую поддержку со стороны националистов, однако в долгосрочном периоде он обернется настоящей катастрофой. По мере того как будет нарастать число потерь, военная операция в Сирии не только не укрепит, но напротив, существенно ослабит позиции президента Эрдогана. Она может восстановить против него армию, которая в прошлом уже принимала участие в свержении режима в Турции. Кроме того, ввязаться в подобный запутанный конфликт гораздо проще, чем выйти из него. Об этом убедительно свидетельствует опыт Америки во Вьетнаме и СССР в Афганистане. Наилучшим объяснением могла бы служить старая китайская поговорка, которая гласит, что «легче оседлать тигра, чем потом с него слезть».

Источник

Фото Mixednews

Эрдоган: курды – это не террористы? Тогда вот вам теракт в Анкаре

теркат, как повод обвинить курдов

Эрдоган поставил США перед выбором – «курды или Турция», Вашингтон затруднился ответить. Теперь же турецкие силовики пытаются приписать теракт в Анкаре курдам, показывая Обаме, что их сотрудничество с Вашингтоном Эрдогана не устраивает

Как только Эрдоган обвинил в теракте, который произошел недавно в Анкаре, курдов, в американских СМИ появилась критика в адрес главы Турции. Популярная газета The New York Times даже опубликовала статью, в которой обвинение в адрес курдов в теракте со стороны Эрдогана рассматривается, как вызов администрации Б. Обамы.

Замечание весьма справедливое, поскольку Вашингтон уже не первый год сотрудничает с курдами, в том числе и теми, которые находятся не в Турции, а в Сирии. Совсем недавно Эрдоган даже поставил Белый дом перед выбором – либо США сотрудничают только с Турцией, либо с курдами. В Госдепе, конечно, воздержались от прямого ответа, поскольку Анкара – это союзник по НАТО, а курды являются военной силой, на которую у Вашингтона есть свои виды в будущем. США также отказались признавать партию курдов «Демократический союз» террористической организацией, как этого потребовали в Турции.

Меньше чем через неделю после этого события в Анкаре происходит теракт, в ходе которого погибло 28 человек. В нем турецкие спецслужбы очень быстро находят курдский след и предъявляют эту претензию Вашингтону. Таким грубым методом Эрдоган пытается показать Белому дому его ошибку, т. е. нужно было признавать курдов террористами, если США еще, конечно, считают себя союзниками Турции по НАТО. В противном же случае выходит, что Вашингтон официально сотрудничает с людьми, которые по официальной версии Анкары устраивают террористические акты.

В Турции решили, что у Обамы практически нет пространства для маневров, если Эрдоган снова поднимет тему «Турция или курды». В Вашингтоне четко понимают, что Анкара таким способом решила надавить на администрацию американского президента и вынудить ее согласиться с утверждением того, что партия «Демократический союз» – это террористы.

Однако Белый дом традиционно никогда не извиняется за свою политику и в редких случаях признает свои ошибки. Вряд ли Эрдоган дождется от Обамы признания, сирийских курдов террористами только потому, что появился прецедент, который выставляет их террористами, тем более, когда расследование относительно теракта в Анкаре еще не доведено до конца. Максимум чего может добиться в этой ситуации Турция – это очередная «обеспокоенность» со стороны Вашингтона, а вместе с этим и еще большее раздражение Белого дома относительно союзнических отношений с Эрдоганом.

Илья К. специально для Правда-ТВ

Летающие тарелки над Мечетью Султанахмет

original (14)

Каждый правоверный турок должен слушать изречения премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу. Если Ахмет Давутоглу говорит, что русские запустили из Каспийского моря баллистическую ракету по госпиталю «врачей без границ» в городе Аазазе, то так оно и есть – ведь тезка султана Ахмета Первого, построившего знаменитую Голубую мечеть, не может ошибаться. Вожди турецкого народа никогда не ошибаются. Например, когда президент Реджеп Эрдоган на весь мир объявляет, что все курды являются террористами, то надо принимать его слова на веру.

Однако вернемся к баллистической ракете, запущенной из акватории Каспийского моря. Теперь татарским корабелам с Зеленодольского завода будет чем гордиться: турецкие стратеги приписали их изделиям (на Каспии других нет) водоизмещением 949 тонн и класса «река-море» способность запускать баллистические монстры во все концы света. Правда, в связи с тем, что Давутоглу не уточнил тип стратегического оружия, придется назвать этот якобы запущенный снаряд «неопознанной баллистической ракетой».

Справедливости ради нужно сказать, что крылатые ракеты «Калибр» на каспийских кораблях имеются, но рядом с баллистическими их не поставишь. Маловаты будут.

Однако дело не в технических деталях. То, что тезка султана Ахмета Первого не знает различий между типами ракет, неважно. Куда важнее то, что он не видит различий между нормами международного права и турецкими притязаниями на региональное доминирование.

Тут бросаются в глаза его постоянные угрозы провести против Сирии наземную операцию. «Позвольте, – спросит его какой-нибудь студент юридического факультета Стамбульского университета, – а разве для военной операции на иностранной территории не нужно решение Совета Безопасности ООН?» «Мальчик, – ответит ему наследник Ахмета Первого, – иди кушай финики и не мешай строить Новую Османскую империю. Еще ни одна империя не созидалась по нормам международного права».

Мысль Давутоглу тут же подхватит вся королевская семья Саудитов, которой очень надоел Башар Асад с его несносным намерением защитить государственность Сирии и не дать расчленить её, как Ливию. Саудовская Аравия тоже хочет ввести свои войска в Сирию, чтобы установить здесь порядки своего процветающего суннитского королевства и показать шиитам, алавитам, курдам и всем прочим на их место у порога. И обязательно введут, как только вытащат хвост из капкана, в который попали в Йемене.

А пока турки поджидают саудитов, они испробуют изобретенные ими международные нормы на границе с Сирией. Вот, например, какую замечательную новеллу придумал последователь Ахмета Первого, объясняя обстрел турецкой артиллерией сирийской территории: он заявил, что курдские формирования атаковали город Аазаз на севере Сирии. «Подверглась угрозе наша граница, что сделало необходимым применение правил реагирования», — сказал он. И подчеркнул, что Вооруженные силы Турции будут отвечать на каждое действие YPG (отряды народной самообороны курдов), а курды должны покинуть город. Каким образом атака курдов на Аазаз, находящийся в 8 километрах от границы, угрожает этой границе, не сможет объяснить ни один полководец.

Еще экзотичнее выглядит ссылка на «правила», которые разрешают Анкаре обстреливать чужою территорию. В особенности если Анкара обнаружила «неопознанную угрозу» своей границе. Увидеть бы эти «правила» хоть одним глазком. Ведь в мире полно желающих обнаружить неопознанную угрозу своим границам, но они по старинке прибегают к испытанным методам вроде «операции Гляйвиц». Всем им открытия Давутоглу с его геостратегической смекалкой могут очень пригодиться.

Еще забавнее выглядят требования турецкого премьера к курдам из другой страны покинуть город, который также не принадлежит Турции. Это требование настолько необычно, что ему даже исторических аналогий не подыскать. Вот требований отдать чужой город на чужой территории – сколько угодно. А тут что-то очень необычное: убирайтесь из не нашего города куда подальше, и дело с концом.

Либо мы имеем дело с новой эпохой в развитии международного права, либо следует приглашать специалистов по мегаломании (мании величия) для уточнения диагноза.

Султан Ахмет Первый был бездарным султаном. Во всех войнах, которые он вёл, он потерпел поражения. В начале XVII века утратил контроль над австрийскими владениями и сильно навредил авторитету Турции. Видимо, его политические планы не всегда были в ладу с действительностью, так как в его воображении частенько возникали неопознанные угрозы империи. Однако в конце своей неудачной султанской карьеры, чтобы умилостивить Аллаха и оставить после себя хоть что-то хорошее, Ахмет Первый приказал построить Голубую мечеть.

Сегодня его идейный наследник Давутоглу находится лишь в середине пути. Запущенные им совместно с Эрдоганом проекты еще только начинают рушиться. Думать о строительстве мечети ему рановато. Предстоит убедиться в разгроме банд ИГ, которые на поверку оказались янычарами Анкары, увидеть мирное урегулирование в Сирии и Ираке, от которого Турции ничего не отвалится, зато появятся две курдские автономии, признанные миром. Угроза придёт и в дом к адептам неоосманизма, эта угроза станет вполне опознанной, потому что турецкие курды тоже захотят автономии.

И главное: точно так же, как и Ахмету Первому, Ахмету Давутоглу и Реджепу Эрдогану придется столкнуться с тем, что их безудержная активность очень повредила авторитету Турции в мире. Есть, правда, опасение, что по мере приближения конца «Исламского государства» Давутоглу начнет видеть все больше неопознанных опасностей для Турции. И как только он обнаружит в небе над Мечетью Султанахмет русские летающие тарелки, настанет время звать санитаров.

Об этом стоило бы подумать союзникам Турции по НАТО, показывающим фокусы с сирийским вопросом в Совбезе ООН. К примеру, Совбез провел 16 февраля закрытое (?) совещание в связи с турецкими обстрелами Сирии. Казалось бы, все понятно. Нужно бить агрессора по рукам хотя бы санкциями. Однако в результате маневров турецких союзников публикуется беззубое заявление, предлагающее «добиться от Турции уважения международного права и прекращения агрессии на сирийской границе». А чтобы всем было ясно, как Анкара относится к таким сотрясениям воздуха, турецкая артиллерия тут же подвергла сирийские населенные пункты новым обстрелам.

Источник

Эрдоган начал против Асада гибридную войну

3h

Попытки перемирия и начавшееся вчера гуманитарное снабжение территорий, занятых моджахедами и умеренной оппозицией, не повлияли на снижение активности боевых действий в Сирии. По-прежнему наиболее напряженная ситуация складывается на севере провинции Алеппо, где Турция развязала гибридную войну, введя туда почти 5 тыс. «вежливых» коммандос. В основном это туркоманы и военнослужащие спецподразделений турецкой армии, которые выдают себя за местных жителей.

Для начала масштабной интервенции Турции в приграничные районы Сирии на севере Алеппо с военной точки зрения нет никаких препятствий. В Анкаре считают, что теракты в столице и в провинции Диярбакыр против турецких военнослужащих связаны с курдским фактором. И это может быть еще одним предлогом, чтобы расправиться с курдскими боевиками на севере Сирии. Эта территория уже пристреляна дальнобойной артиллерией (официально зафиксировано более 30 обстрелов). По некоторым данным, инженерные подразделения турецких войск разминировали на севере Алеппо 6 км участка сирийско-турецкой границы. В этот же район якобы переброшено около 4 тыс. боевиков-туркоманов. 500 из них сосредоточены в окрестностях расположенного в 10 км к югу от границы с Турцией города Аазаз, который считается стратегическим, и официальная Анкара ни при каких условиях не намерена уступать его курдам.

На днях вице-премьер Турции Ялчин Акдоган упомянул именно этот город и сказал, то он будет входить в так называемую линию безопасности, расположенную на расстоянии 10 км от турецкой границы в глубь территории Сирии. «Мы хотим начала наземной операции. Если по этому вопросу будет консенсус (имеется в виду консенсус с коалицией во главе с США. – Ред.), Турция примет участие. Без вторжения эту войну не остановить», – уверен Акдоган. Подобные цели обнародовал, как известно, турецкий премьер Ахмед Давутоглу, заявив, что приграничные территории, населенный туркоманами, ни при каких условиях не отойдут курдским отрядам народной самообороны (ОНС).

Данные цели неожиданно поддержал Вашингтон, который ранее призывал Анкару отказаться от агрессивных действий в отношении курдов. Но вчера официальный представитель Госдепартамента США Марк Тонер заявил, что Белый дом от подобных действий предостерег и курдские отряды самообороны. «Мы обратились к лидерам ОНС с предложением воздержаться от дальнейшей эскалации напряженности в регионе», – сказал Тонер. Мол, это делается для того, чтобы не провоцировать Анкару. А канцлер ФРГ Ангела Меркель опять предложила создать бесполетную зону вдоль сирийско-турецкой границы. Это предложение, как известно, поддержали многие европейские страны НАТО (Франция, Нидерланды и т.д.). Таким образом, налицо стремление ряда стран альянса и Анкары создать плацдарм, который войска президента Сирии Башара Асада не смогут контролировать.

О подобном сценарии, когда США и НАТО под предлогом гуманитарных целей поддержат создание на границах Сирии буферных зон, «НГ» писала неделю назад. Каковы истинные цели американцев, одновременно поддерживающих и турок, и курдов? Чего добиваются страны НАТО и как будет действовать в дальнейшем Анкара?

Во-первых, негласная поддержка Вашингтоном и НАТО агрессии Анкары – это действия по снижению роли Дамаска и Москвы, которые пытаются сломить сопротивление моджахедов на севере страны и добиваются там успехов.

Во-вторых, Запад и руководство Турции нацелены на то, чтобы под видом борьбы с режимом Асада расчленить Сирию (а также другие государства Ближнего Востока) на несколько частей. США и другие страны НАТО (в том числе сама Турция) поддержали автономию Иракского Курдистана, который не раз объявлял о независимости от Багдада. Такой настрой Вашингтона существует, видимо, и в отношении курдских анклавов в Сирии. Как известно, в сентябре 2015 года руководитель разведуправления Минобороны США генерал-лейтенант Винсент Стюарт в одном из официальных выступлений заявил, что «в будущем Сирия расколется на две или три части». О подобных тенденциях упоминала в феврале прошлого года американская аналитическая компания Stratfor в ее 10-летнем прогнозе развития ситуации в мире (Decade Forecast: 2015–2025). Ее аналитики утверждали, что наступила эпоха слома «национальных государств, устроенных европейскими державами в XIX и XX веках». Эту же мысль высказал недавно в статье New York Times бывший заместитель госсекретаря США Джон Болтон, который указал, что «цель восстановления иракского и сирийского правления в прежних границах фундаментально противоречит интересам американского, израильского и дружественного арабского государства (имеется в виду, видимо, Саудовская Аравия. – Ред.)».

Если исходить из логики американцев, допускающих распад Сирии, часть ее должна быть отдана Турции. Поэтому, видимо, США и удерживают курдов от ведения боевых действий вблизи мест, где проживают туркоманы (то есть сирийские турки). Россия, поддерживая Асада, пытается помешать подобным планам, заботясь об уничтожении всех его врагов.

Судя по всему, Россия не приостановит боевые действия против моджахедов и во взаимодействии с Ираном будет помогать войскам Асада расширять границы своего влияния. Только таким образом можно уберечь Сирию от распада. Поскольку возможность контроля за ее территориями со стороны американцев, саудовцев и турок на деле означает начало расчленения Сирии как минимум на три-четыре этнообразования. И влияние Асада и его сторонников в итоге будет распространяться только на западную средиземноморскую часть Сирии.

Источник

Фото Сont

Лидеры ЕС хотят обсудить дальнейшую судьбу Великобритании в рамках Евросоюза

velikobritaniya-khochet-vyjti-iz-es

Из-за чего отменили саммит ЕС-Турция по вопросам миграции. Благодаря тому, что премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу не смог определить в Брюссель. А всё из-за терактов в Турции.

Причина, по которой должны были встретиться политики – новое соглашение с Великобританией, которая хочет выйти из состава ЕС.

Лондон настаивает на четырех уступках со стороны Евросоюза: полное равноправие фунта стерлинга с евро в ЕС, дальнейшая либерализация внутри Союза, гарантии того, что от Британии не будут требовать более тесной политической интеграции с Брюсселем и главное, передачи национальным правительством право принимать решение по иммиграционным вопросам.

Дэвид Кэмерон, например, говорит о злоупотреблении свободы перемещении и хочет сократить дотации переселенцев с других стран ЕС. Добиться компромисса на саммите будет нелегко. Кэммерона, например, поддерживает Ангела Меркель, а вот страны Восточной Европы выступают резко против.

Премьер Чехии в частности сказал, что действия Лондона могут привести к росту национализма в Европе. Глава Евросовета, впрочем, настроен оптимистично.

“Я достаточно уверен, что у нас будет договоренности в течении этого совета. Нам нужно решить ряд вопросов, в том числе 4-летнее ограничение на выплаты пособия работникам из ЕС. Я уверен, что Британия будет конструктивным членом Европейского Союза” – сказал председатель Евросовета Жан-Клод Юнкер.

Что предложит Лондону ЕС?

Да, есть. Председатель Евросовета Жан-Клод Юнкер уверен в успехе. Он говорит, что вопрос еще не закрыт, но, возможно, это произойдет сегодня вечером. Детали еще не известны. Британский премьер Кэмерон настроен достаточно скептически. По его словам, правильно договорится с ЕС, а не быстро. То есть, он не исключает, что сегодня никакой договоренности не будет. И Кэмерон сегодня сказал еще раз, что не одобрит сегодня договоренности, которые не будут отвечать Британским интересам.

Швейцария, Норвегия, Турция в ЕС не входит, но каждая из них на особых правах сотрудничая с ЕС. Может быть, уход Великобритании для них не будет таким страшным?

Дело в том, что Швейцария и Норвегия никогда не входили в ЕС, поэтому тут ситуация совершенно иная. Потери будут, конечно, экономические, финансовые, имиджевые и политические. Это будет удар для идеи единой Европы. Хотя говорить о повале этого проекта до выхода Великобритании из ЕС не стоит. Но цена, которую заплатит ЕС, она будет высокой и надо сказать, что не только в денежном выражении, хотя в этом выражении тоже.

Есть ли у ЕС какие-то планы на будущее без Великобритании?

Прогнозы существуют. Я думаю, что подробных планов пока нет, потому что их можно было бы рассматривать как неверный сигнал. В Евросоюзе очень надеются на сохранение Великобритании в своих рядах. Брюссель много для этого делает. Также много делает канцлер Германии Ангела Меркель. Но на фоне кризиса с беженцами стало очевидно, что реформы Евросоюзу не избежать с британцами или без них.

Теракт в Анкаре грозит Сирии «гибридным» турецким вторжением

15р

В Турции снова прогремели взрывы, однако на этот раз под прицелом террористов оказались военнослужащие. В Анкаре смертник подорвал начиненную взрывчаткой легковую машину во время прохождения колонны военных автобусов, в результате чего около трех десятков человек погибли, свыше полусотни получили ранения. Кровавый инцидент произошел неподалеку от турецкого парламента и Генерального штаба. Некоторое время спустя в провинции Диярбакыр был совершен другой теракт – подрыв военного конвоя, что привело к гибели семи человек.

Власти Турции заявили, что нападение в Анкаре нацелено против военных: жертвами стали сотрудники министерства обороны и один госслужащий, уточняет агентство «Анадолу». Причастной к трагедии объявлена Рабочая партия Курдистана (РПК), чьи позиции подвергаются турецким обстрелам в Ираке, и курдские отряды народной самообороны (YPG), обстрелы которых Турция начала с недавних пор.

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу сообщил, что взрыв устроил выходец из Сирии – 23-летний Салих Неджар, который «просочился» в страну из Сирии. По данным премьера, он связан с курдскими отрядами народной самообороны (YPG). Давутоглу четко дал понять в заявлениях, что Турция не откажется от борьбы с курдскими вооруженными группами.

Сообщается, что Анкара уже отреагировала на инцидент: свыше десятка подозреваемых в причастности к теракту были арестованы. Также турецкая авиация нанесла авиаудары по курдским лагерям на севере Ирака. Между тем сами члены РПК отрицают причастность к нападению на военных. Представитель организации Джамиль Байик заявил, что не знает, кто устроил взрыв, но предположил, что это расплата Анкары за ее действия в отношения курдов.

«Взрыв был настолько мощный, что было слышно повсюду в городе, – рассказал «МК» политолог, доцент Университета экономики и технологий TOBB в Анкаре Тогрул ИСМАИЛ. – Мощность была настолько высока, что сгорели два автобуса. Те, кто находились в первом автобусе, практически все погибли. Во втором было много раненых. Пострадали и те, кто проезжал или проходил мимо». Эксперт не исключил вероятность наземных действий Турции в Сирии в связи с терактом и заявил, что Анкару хотят втянуть в войну. «Этот теракт еще раз показал, насколько трансформировался террор, – пояснил «МК» Тогрул Исмаил. – Мы видим такой метод впервые – когда на ходу легковой автомобиль со взрывчаткой наезжает на транспорт, который везет обслуживающий персонал главного командования Турции. Методы террора уже стали открытым способом давления на руководство страны. Те, кто выступал против войны, в результате этих террористических атак будут вынуждены согласиться на проведение наземных операций».

«Сейчас много разговоров о турецких обстрелах и операциях против курдов, и есть ощущение, что следующим звеном этой цепочки может стать карательная операция против курдских сил на территории Сирии, – заявил «МК» востоковед,аналитик Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока Гумер ИСАЕВ. – С самого начала было понятно, что подозревать в теракте будут либо «Исламское государство» (группировка признана в России террористической и запрещена – «МК»), либо курдов. В обоих случаях возможный ответ будет связан с действиями на территории Сирии… Не исключаю, что речь идет о формате гибридной войны. Это феномен современной мировой политики, когда возможность прямого вторжения с танками и самолетами компенсируется другой активностью на нескольких уровнях – когда действуют спецподразделения и идет активная работа с так называемыми протурецкими элементами на территории Сирии, которые могут нести на себе груз реальных боевых действий. Отправка военных для Турции сложна. Легко говорить, что Турция может куда-то вторгнуться, но это серьезный фактор внутренней политики. Мы можем увидеть неклассический пример военного вторжения, который и на международном уровне может вызывать меньше критики».

По мнению аналитика, последние теракты в Турции четко выстроены. «За последнее время в Турции были проведены атаки против различных групп, – рассказал «МК» Гумер Исаев. – До этого были туристы, левые курдские демонстранты, политические активисты. Теперь пришла очередь военных. Мы видим, как каждый теракт нацелен на определенную социальную группу».

Эксперт объясняет, что теракт может поменять взгляды турецких военных. «Военные в Турции на протяжении всего республиканского периода всегда имели особую позицию, – считает Гумер Исаев. – В последнее время, когда речь заходила о возможной операции против курдов или других действиях в Сирии, военные не показывали энтузиазма. Когда однажды речь зашла об очередной вероятности вторжения, глава Генштаба вдруг взял больничный на пару недель. И все очень удивлялись. Нельзя говорить, что военные – отдельно, а власти – отдельно, но все-таки они в Турции – особая группа. Сейчас, когда им брошен вызов, может появиться и более консолидированная позиция армии касательно возможных силовых операций».

Источник

Фото АР

Как прекратить агрессивные действия Турции?

10р

Уже несколько дней идет массированный обстрел сирийских курдов с территории Турции. Видимо, для Анкары военное вторжение – это норма, раз правительство Турции не реагирует на призывы остановить обстрелы сирийской территории. При этом не только Россия и Сирия просят не нарушать суверенитет другого государства, но даже некоторые союзники Турции по блоку НАТО.

В рамках работы по созданию максимально мирной ситуации в Ближневосточном регионе России теперь придется действовать радикально. Нет, не силовым методом, вообще Россия ведет себя агрессивно только во снах недоброжелателей. Постпред РФ при ООН Виталий Чуркин сказал, что если Анкара не прекратит свои обстрелы курдов на территории САР, то России придётся ещё раз заняться вопросом внесения в СБ ООН резолюции по действиям Турции.

«Сейчас призыв (к властям Турции – ред.) был сформулирован в реплике председателя Совета безопасности, но если эти действия (Анкары – ред.) будут продолжаться, речь зайдёт о документе Совбеза, в котором уже соответствующим образом будет изложена позиция, предупреждающая Турцию о неприемлемости таких действий», — заявил Чуркин.

Действия Турции выглядят нагло даже не по той причине, что она свободно нарушает суверенитет Сирии или Ирака, а потому, что это делается под прикрытием НАТО. Нет сомнений в том, что если бы у Анкары не было такой крыши, коей является Североатлантический альянс, то и действия Эрдогана были бы менее агрессивными.

Россия имеет большой вес в СБ ООН даже при том, что большинство его членов являются западнозамисимыми. В любом случае, как-то действовать нужно, ибо в Сирии из-за обстрелов Турции погибают мирные жители. И самое верное решение – конструктивный диалог, к которому призывает Россия.

Нельзя сказать, что Турция действует в интересах Запада, но все же Старый и Новый Свет и не сильно против действий Анкары, ибо некоторые государства заинтересованы в дестабилизации ситуации для свержения действующего правительства Сирии. Но принять требования России все же придется, или как прогнившие страны Запада будут объяснять своему народу, почему не остановили Эрдогана?

Источник

Фото Cont

Теракт в Анкаре. Подрыв автомобиля в центре турецкой столицы.

1376579371[1]

Подрыв заминированного автомобиля был произведен в центре турецкой столицы недалеко от зданий парламента и генштаба. Это произошло в момент, когда на красный сигнал светофора остановился транспорт, перевозивший военный персонал генштаба Турции.

Мощный взрыв прогремел у общежития для военных в столице Турции

По данным властей, взорвался заминированный автомобиль, жертвами взрыва стали по меньшей мере пять человек. Представитель правящей партии Турции заявил, что взрыв в Анкаре является терактом.

Полиция на месте взрыва у общежития для военных в центре Анкары, Турция. 17 февраля 2016 год

Мощный взрыв произошел около здания общежития для военных в центре Анкары в районе Кызылай, сообщает телеканал NTV.

Премьер Турции Ахмет Давутоглу проинформирован о ЧП.

CNN Turk сообщает о пострадавших, на место ЧП выехали машины скорой помощи.

Взрыв произошел около 19.30 мск. Его звук был слышен во многих районах турецкой столицы. К месту взрыва прибывают пожарные расчёты. По предварительной информации, взрыв произошёл во время следования военной машины около общежития. Над местом взрыва поднимается клуб черного дыма.

По данным властей, взорвался заминированный автомобиль, жертвами взрыва стали по меньшей мере пять человек.

Представитель правящей партии Турции заявил, что взрыв в Анкаре является терактом.




 

В сети появилось видео с места взрыва в Анкаре

Камеры наблюдения зафиксировали момент взрыва в Анкаре. ВИДЕО

Взрыв прогремел, когда транспорт Генштаба Турции остановился на красный сигнал светофора. В результате теракта погибли более 20 человек, 60 получили ранения.






Направленный против военных теракт в Анкаре унес жизни 28 человек

Взрыв произошел на оживленном перекрестке в центре турецкой столицы недалеко от зданий парламента, генштаба и общежития для военных. Основными жертвами теракта стали военнослужащие, но пострадали также и жители Анкары, находившиеся в районе инцидента.

Крупный теракт в столице Турции, который был направлен против военных, унес в среду жизни по крайней мере 28 человек, 61 получил ранения.

Подрыв заминированного автомобиля был произведен в 18.31 (19.31 мск) на оживленном перекрестке в центре турецкой столицы недалеко от зданий парламента, генштаба и общежития для военных. По сообщению Генштаба Турции, взрыв произошел в момент, когда на красный сигнал светофора остановилась колонна транспорта, перевозившего военный персонал. Хотя основными жертвами теракта стали военные, пострадали также жители Анкары, которые находились в районе ЧП.

СМИ: в теракте в Анкаре подозревают террориста-смертника из Сирии

Террориста по имени Салих Неджар удалось идентифицировать по отпечаткам пальцев, взятых у него при регистрации в качестве беженца, сообщают турецкие СМИ со ссылкой на источник в полиции.

Судмедэксперты на месте взрыва у общежития для военных в центре Анкары, Турция. 18 февраля 2016 годТеррорист-смертник из Сирии Салих Неджар, прибывший в Турцию под видом беженца, подозревается в совершении теракта в Анкаре, где погибли 28 и был ранен 61 человек, сообщает в четверг газета Yeni Safak со ссылкой на источник в полиции.

Взрыв заминированного автомобиля произошел вечером в среду на оживленном перекрестке в центре турецкой столицы недалеко от зданий парламента, генштаба и общежития для военных. По сообщению генштаба Турции, взрыв произошел в момент, когда на красный сигнал светофора остановилась колонна транспорта, перевозившего военный персонал. Хотя основными жертвами теракта стали военные, пострадали также жители Анкары, которые находились в районе ЧП.

По данным источника, террориста удалось идентифицировать по отпечаткам пальцев, взятых у него при регистрации в качестве беженца.

Автомобиль Volkswagen, использованный при теракте в Анкаре, был около двух месяцев назад взят напрокат в Бурсе, не возвращен в срок и находился в розыске, сообщает в четверг газета Sabah. Лица, арендовавшие его, не вернули машину в положенный срок, и компания обратилась в полицию с заявлением о краже автомобиля. Выяснилось, что машина в течение десяти дней находилась в Анкаре под фальшивыми номерами. Изучение камер наружного наблюдения выявило, что 11 февраля машина находилась в том районе, где спустя шесть дней она была взорвана.

Премьер Турции заявил о девяти задержанных по делу о теракту в Анкаре

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявил о задержании девяти человек, подозреваемых в причастности к теракту в Анкаре.

“В рамках расследования задержаны девять человек”, — сказал Давутоглу.

 

Источник



Асад виляет Москвой

20h

Сирийский лидер Башар Асад заявил о необходимости вести войну до победного конца, и фактически отверг предложение о введении режима прекращения огня. Тем самым Дамаск перечеркнул мирные договоренности, достигнутые на переговорах в Женеве и Мюнхене, в которых Россия и США играли ключевую роль.

Свое заявление Асад сделал на фоне успехов правительственных войск, достигнутых при поддержке Воздушно-космических сил РФ.

«Международные посредники говорят, что хотят объявить перемирие в течение недели. Кто способен выполнить необходимые для этого условия и требования? Никто», — сказал Башар Асад на встрече с ведущими юристами страны, отвергая как нереалистичную инициативу Международной группы поддержки Сирии

Он также сообщил, что у Сирии «нет иного выбора, кроме победы в войне, за которую нужно заплатить высокую цену». По версии сирийского лидера, о прекращении огня «заговорил Запад», после того как «террористы стали нести одно поражение за другим».

Еще одно ключевое заявление Башар Асад сделал в телеэфире. Рассуждая, как может быть достигнуто политическое урегулирование, он призвал руководствоваться ныне действующей Конституцией Сирии, дав понять, что не видит смысла в переговорах о ее изменении. При этом о мирных переговорах в Женеве он даже не упомянул.

В итоге, складывается впечатление, что позиции Москвы и Дамаска по ключевым вопросам начинают расходиться. Москва призывает к политическому решению в рамках женевского мирного процесса, в то время как Дамаск предпочитает силовой сценарий в сочетании с «локальными перемириями».

Если это так, то, призывая демонтировать женевские договоренности, Башар Асад ставит Россию и Иран в трудное положение. Новый курс Дамаска чреват тем, что не позволит Москве конвертировать военные успехи в Сирии в политические дивиденды. Кроме того, он может привести к дальнейшему обострению отношений РФ и с Западом, и с арабским миром.

Значит ли это, что Дамаск пытается диктовать условия Москве, играя на том, что ставки в сирийском конфликте высоки, какие последствия это будет иметь для Сирии и России?

— Вступая в войну на чьей-либо стороне, всегда нужно помнить, что это несет серьезные риски, — отмечает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

— Ситуация в Сирии действительно непростая. Можно понять президента Башара Асада: он отвечает за безопасность алавитского меньшинства в Сирии, и для него нет иного выхода, кроме как военной победы, в результате которой алавитский анклав не будут трогать. Однако пока ситуация складывается так, что достичь полной победы Дамаску невозможно.

Есть еще момент, объясняющий новый курс Дамаска. Башар Асад не может безучастно наблюдать за тем, что происходит вокруг него. Например, за агрессивными выпадами Саудовской Аравии и той же Турции. По сути, сирийский лидер ведет себя соответственно по отношению к региональным игрокам.

Но главная проблема в том, что Асад не считает безопасной схему урегулирования, которая обсуждалась в Женеве и Мюнхене. При таком раскладе, видимо, сирийский лидер решил взять на вооружение тактику соседней Турции, власти которой преследуют собственные интересы, идущие вразрез с позицией США, и для достижения этих целей затевают игру на обострение. Теперь и Асад, в свою очередь, демонстрирует несогласие с Россией, и играет на обострение.

Думаю, это вполне типичная для Ближнего Востока игра. Тем не менее, конец этой игры также будет типичным: консенсус между США и Россией.

 — Игра Асада меняет глобальную расстановку сил вокруг Сирии?

— Пока нет. Это невозможно по одной причине: правительственные войска в Сирии действуют при поддержке российской военной авиации. Чтобы произошли изменения в расстановке сил, Асаду нужно разорвать этот альянс. А этого сирийский президент не может себе позволить.

На деле, сложность военно-политической картины в Сирии заключается в том, что мир усложнился, и простая военная победа больше не является победой всеобъемлющей. Да, сирийская армия при поддержке российских ВКС наступает, берет под контроль стратегические высоты вблизи трасс, занимает населенные пункты, окружает городские агломерации. Но, с другой стороны, политическое давление со стороны Запада и некоторых региональных авторов настолько сильно, что и в Дамаске, и в Москве всерьез задумываются: где в Сирии проходит грань между военным успехом и политическим проигрышем?

На мой взгляд, ситуация в Сирии настолько усложнилась, что все игроки в этот геополитический покер — США, Россия, Турция, Саудовская Аравия, Иран — начинают играть на повышение. В том же духе действует и Асад, бросаясь опасными заявлениями…

— Невозможно представить лидера государства, находящегося в состоянии войны, который говорит, что войну не нужно выигрывать, — считает директор Исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов.

— Мировая история не знает таких примеров, напротив, любой, даже загнанный в угол лидер должен говорить только о победе. Плюс, в ходе боевых действий лидер должен говорить об интересах всей страны. Именно поэтому аргументация Башара Асада носит убедительный характер.

Я не считаю, что Асад играет свою игру. И Москва, и Вашингтон заявляют о приверженности сохранения территориальной целостности Сирии. Это значит, что принципиальных противоречий между Москвой и Дамаском, а также между Москвой и Вашингтоном, все-таки нет.

Мы и Асад считаем, что первым делом нужно освободить Сирию, потом вступить на путь ее восстановления, и лишь затем приступить к политическим преобразованиям — их, при желании, можно назвать демократическими.

В свою очередь, США предлагают, в угоду своим партнерам — Турции, Саудовской Аравии, Катару, некоторым европейским странам, — выдернуть Асада из сирийской конструкции. Однако при этом американцы хорошо понимают, что такое действие чревато дестабилизацией ситуации в регионе. На деле, заявления Вашингтона делаются для внешней аудитории, и имеют, прежде всего, пропагандистский эффект. На практике США также используют Асада в качестве реальной политической фигуры, гарантирующей стабильность в Сирии.

Все остальное — пена, в том числе и воинственные заявления Асада. И в данном случае эта пена используется противниками сирийского президента — в первую очередь, Анкарой, — для достижения собственных целей.

Турция, активно участвуя в «Арабской весне», и работая вроде бы на дистанционном управлении из США, чувствовала себя сильной как никогда — и неожиданно получила войну на своих границах, плюс разгорающуюся гражданскую войну в восточных вилайятах. И вот в этой усложнившейся обстановке Анкара, из-за инцидента с российским Су-24М, вдруг оказалась выключенной из большой политики. До инцидента США, Россия, Турция и Саудовская Аравия выступали в качестве главных участников в выстраивании механизма политического урегулирования в Сирии. Это означало, что каждый из них мог выдвигать свои условия, и участвовать в закрытых переговорах. Однако после сбитого российского самолета Турцию и Саудовскую Аравию исключили из этого альянса, и главные вопросы теперь решаются исключительно в диалоге между Москвой и Вашингтоном.

 — Другими словами, мы Асада в «войне до победного конца» де-факто поддерживаем?

— Для нас важно, чтобы сирийская армия как можно быстрее установила контроль над важнейшими пунктами своей страны, чтобы приступить к политико-дипломатическим преобразованиям. Для нас, кроме того, крайне важна позиция Ирана, за которым маячит и Китай.

Словом, это совершенно не та ситуация, которая была у нас, например, во времена пребывания ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

Да, кампания в Сирии затягивается на два-три года. Но это не значит, что наши дороги с Асадом расходятся…

— Женевские соглашения демонтирует не Башар Асад, а сирийская оппозиция, — уверенведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко.

— Именно она заявляет, что Асад должен уйти любой ценой, и что это — условие возобновление диалога. На мой взгляд, заявляя о войне до победного конца, сирийский президент только отвечает своим противникам.

Надо понимать: война в Сирии будет все равно продолжаться, несмотря на женевские договоренности. И Башар Асад в этой ситуации является фигурой, воплощающей в себе сирийскую государственность. Если не будет Асада, мы увидим парад «Исламского государства» * в Дамаске.

Сирийская оппозиция, которая противопоставляет себя Асаду, контролирует менее 4% территории Сирии. Можно ли верить, что эта оппозиция сможет реально противостоять ИГИЛ в случае начала его наступления?!

На мой взгляд, сирийский конфликт необратимо изменил свое содержание на рубеже 2013−2014 годов. До этого времени можно было обсуждать, кто будет руководить Сирией — Асад или оппозиция? Но после 2014 года, когда усилился ИГИЛ, ситуация изменилась. Светскую оппозицию радикальные исламисты уничтожили, в итоге Асад остался с ИГИЛ фактически один на один.

 — Можно ли сказать про Асада, что сейчас в отношении РФ он поступает как хвост, который виляет собакой?

— По поводу хвоста есть хороший совет — не виляйтесь, кто вам не дает. Я же пока не вижу в действиях Асада ничего, что идет вразрез с интересами России.


* Движение «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ, ДАИШ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

Свыше трети россиян хотят разорвать все отношения с Турцией

4

Сегодня, 17 февраля, были опубликованы результаты социального опроса, который был проведен ВЦИОМ, из которых следует, что большинство респондентов не хотели бы восстановления отношений между Россией и Турцией на политическом уровне. Кроме этого, примерно 30% россиян хотели бы прекращения абсолютно всех контактов между двумя государствами.

Социологи предложили респондентам ответить на вопрос относительно политики, которую следует проводить российским властям в будущем. Так, 35% россиян предпочли бы полный разрыв, еще 33% – не возражают против сотрудничества в социальной сфере и экономике, но уверены, что противостояние на политическом уровне должно быть продолжено.

Социологи отмечают, что буквально две недели назад на точно такой же вопрос касательно Украины россияне отвечали на порядок мягче, а по отношению к США настроения были на порядок доброжелательнее (по информации за октябрь 2015 года).

К российско-турецким отношениям россияне в данный момент относятся крайне негативно: 23% опрошенных считает, что они носят враждебных характер, 47% – считают их напряженными, и еще 14% – прохладными. Каждый сотый россиянин назвал отношения между Турцией и Россией дружественными.

Кроме этого, россияне отметили отсутствие прогресса в отношениях между двумя государства. Примерно 50% опрошенных уверены, что напряженность только растет, и каждый третий респондент не отметил изменений в отношениях.

Напомним, что российско-турецкие отношения обострились после того, как 24 ноября минувшего года турецким истребителем F-16 в сирийском небе был сбит российский самолет Су-24. Российский лидер Владимир Путин сообщил, что это был удар в спину со стороны пособников террористов. Кроме этого был подписан указ, касающийся мер по обеспечению нацбезопасности и специальных экономических мер по отношению к Турции.

Соцопрос ВЦИОМ проводился 6-7 февраля текущего года. В нем приняли участие 1600 человек из 130 населенных пунктов России. Статическая погрешность не превысила 3,5%.

По материала РИА
Фото © Fotolia/ Matyas Rehak

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).