Величко М.В.

Величко М.В. (2014.07) — Разговоры о жизни 14

Разговор об экономической безопасности, производстве, товарообмене, инфляции, стоимостном балансе, экономической математике, удовлетворении потребностей населения, планировании, научно-техническом прогрессе и глобальном кризисе человечества.

0:00:00 — экономическая безопасность
0:00:45 — кто делает инфляцию?
0:04:25 — экономическое убийство СССР
0:07:58 — определение экономической безопасности
0:11:47 — биржевые индексы не показывают экономического развития
0:14:44 — управленческая задача экономической безопасности
0:16:00 — экономическая безопасность государства и общества
0:17:37 — эксплуатация человека человеком в СССР, на Западе, в современной России
0:20:56 — математическая модель экономики
0:29:03 — продуктообмен и стоимостной баланс
0:35:25 — какие должны быть розничные цены?
0:38:00 — энергия для производства товарной массы
0:42:47 — как деньгами угробить экономику
0:46:35 — ссудный процент как тормоз экономики
0:47:55 — экономика двоечников
0:55:47 — грыжа экономики — спекулянты и финансовые рынки
1:01:10 — ложь про кризисы перепроизводства
1:03:18 — как царь Пётр копейки зарабатывал
1:04:44 — инфляция — дело рук дураков и предателей
1:08:22 — как избавится от революционеров, жуликов и финансовых воротил
1:16:26 — полезные и вредные потребности
1:22:20 — экономическая кибернетика
1:24:42 — экономическое управление потребностями общества
1:29:10 — демографическая пирамида России
1:31:07 — демографически обусловленные потребности
1:38:14 — предсказуемость научно-технического прогресса
1:39:49 — тонкости планирования
1:48:03 — безусловные доходы
1:49:36 — продолжение дела Сталина
1:51:51 — глобальный кризис человечества

Михаил Величко: Сегодня мы будем говорить об экономической безопасности. Реальность такова, что подавляющее большинство людей качество государственного управления оценивают по покупательной способности своей зарплаты, и тому, что есть в магазинах, и на неё можно купить. А всё, что касается идей социальной значимости, философии — это с их точки зрения не актуально. И поэтому из всего цикла для многих это — самая актуальная беседа, поскольку затрагивает вопросы экономики.

Начну с цитаты. Книга «Сорок лет в правительстве», автор Николай Константинович Байбаков, на протяжении двадцати с лишним лет занимал должность председателя Госплана СССР.

Страница 288: Если бы мне в бытность председателем Госплана сказали: «Товарищ Байбаков, ты закончил год с эмиссией в 20 миллиардов рублей, не обеспеченной товарным покрытием«, я бы с ума сошел, наверное. А при Сталине меня обвинили бы во вредительстве, и если бы сразу не расстреляли, то в лагерь упекли бы наверняка. Теперь же это называется платой за переход к рынку.

Я далёк от того, чтобы идеализировать плановую экономику Советского Союза. Я далёк от мысли о том, что если бы Советский Союз сохранился, и Госплан продолжал бы работать на основе того же научно-методологического обеспечения, которое в нём было в те времена, то мы бы были процветающей державой. Не были бы, потому что, не всё было в порядке в аспекте научно-методологического обеспечения, планирования, и других этапов полной функции при управлении экономикой Советского Союза. Поэтому, действительно к началу перестройки всё, что массово производилось в СССР, начиная от трёхкопеечного скоросшивателя, и кончая образцами военной техники, в большинстве своем, так или иначе, уступало по тем или иным параметрам зарубежным аналогам. Другое дело, что за рубежом не всё было. Поэтому некоторые уникальные образцы, они ничему не уступали, поскольку аналогов за рубежом не было.

А теперь мы живём в другое время. И то, что сказал Байбаков, оно осталось в прошлом. Теперь нам представители Центробанка и Минэкономразвития рассказывают, что Центробанк сдерживает денежную массу, ограничивает её рост, потому что он опасается роста инфляции. Что кредиты высоки, потому что, велика инфляция.

А хотелось бы получить ответ на другой вопрос. А если вот Центробанк бы не сдерживал денежную массу, а осуществлял эмиссию, и инвестировал бы эмитированные деньги в развитие реального сектора, так, чтобы создавались новые производства, обновлялись существующие производства, а в итоге бы появилась какая-то новая продукция, которой сейчас нет. И предоставление этой продукции обществу позволило бы повысить качество жизни. Как, инфляция бы была, или нет? Но это только один вопрос, на который ни экономисты из РАН, ни представители правительства Центробанка ответить по существу не смогут. Поэтому, нам придётся заняться тем, чего в своё время не пожелал Лифшиц, а именно, постараться понять: что такое экономика, и как она функционирует.

Мы живём на основе коллективного труда, труда не просто, а труда профессионального, труда специализированного. И для того, чтобы всё было хорошо, этим общественным объединением труда надо как-то управлять. Потому что благосостояние всех и каждого, это не только производство. Это ещё и распределение произведенного, регулирование доступа к природным благам, как производителей продукции, так и потребителей конечной продукции, и много ещё чего другого. Поэтому, если экономическая безопасность семьи и человека где-то в Средневековье, когда крестьянское хозяйство было практически самодостаточной системой, в аспекте производства и потребления, и качество жизни было обусловлено личным трудом, без каких-либо оговорок о том, что государство функционирует так, или не так, то сейчас любой сколь угодно высокий профессионализм в любой сфере деятельности может быть обесценен тем, что придёт какой-нибудь очередной Гайдар, и начнёт какие-нибудь очередные реформы. И эти реформы будут столь же бестолковы и вредительски, как и реформы девяностых годов, которые выразились в конечном итоге в экономическом геноциде, за который пока никто не ответил, и, судя по всему, отвечать не собирается.

Когда говорят, что рухнули только неэффективные производства, это наглая ложь, потому что, советская авиационно-космическая промышленность, рыбопромысловый флот, морской торговый флот, — все в советское время были вполне на уровне мировом, в ряде случаев задавали этот мировой уровень. Например, вертолёты, спроектированные в Советском Союзе в шестидесятые годы, до сих пор это наилучшие вертолёты в мире, аналогов которым нет, и вся модернизация проходит только в направлении обновления приборной базы, и замены старых двигателей на более новые, совершенные. Тем не менее, фирму Миля в годы реформ поставили на грань банкротства. (ред: завод был создан генеральным конструктором Михаилом Милем в 1947 году) Поэтому, есть очень много вопросов.

Тем не менее, проблематика экономической безопасности, это одна из тем, на которую больше всего графоманства. Определений того, что такое экономическая безопасность, полным-полно, разные авторы выдают разные определения. А реальность такова, что ни одним из этих определений пользоваться в практической политике невозможно по той причине, что определения проистекают из управленчески и метрологически несостоятельных экономических теорий.

Если же понимать, что обеспечение экономической безопасности, это управленческая задача, то на основе Достаточно Общей Теории Управления можно определить понятие информационно-алгоритмической безопасности управления. Под этим понимается способность достигать намеченные цели управления с приемлемым уровнем качества управления в условиях воздействия на процесс управления целенаправленных помех извне, то есть:

— действий противников этой концепции управления, которые придерживаются иных концепций управления,

— в условиях действия собственных шумов системы управления, и управляемого объекта,

— а также разного рода стихийных факторов.

То есть, это управленческая задача.

При таком подходе обеспечение экономической безопасности общества и государства — это частный случай информационно-алгоритмической безопасности управления вообще. И если обеспеченная информационно-алгоритмическая безопасность государственного управления в аспекте экономики, то тогда при некоторых дополнительных условиях может быть обеспечена экономическая безопасность всех членов общества, которые нравственно, этически готовы честно участвовать в общественном объединении труда.

Если соотноситься с этим рисунком, где показана циклика решения частных задач, то экономическую безопасность общества и государства можно рассматривать в широком смысле и в узком смысле. Разница будет в том, что при рассмотрении экономической безопасности в широком смысле, нам потребуется набор критериев, включающий в себя три группы:

— Физико-географические, характеризующие устойчивость биоценозов.

— Демографические, характеризующие показатели медико-биологические населения, и показатели культурной состоятельности населения, то есть, их уровень образования, параметры этики. А также количество населения, и характеристики миграции его в пределах государства, которые могут быть обусловлены, как физико-географическими, так и экономическими причинами.

— А также, сугубо экономические показатели, которые характеризуют производственно-потребительскую систему общества, внешний торговый баланс и некоторые параметры финансовой системы.

Мы регулярно, каждый день практически слышим в сводках новостей какие-то рассказы о том, чего происходит на биржах. Спрашивается: а эти биржевые показатели имеют какое-либо отношение к тому, что в перспективе сельская учительница из той категории потребительских стандартов, которая сейчас характерна для неё, перейдёт в будущем в более высокую категорию потребительских стандартов?

Артём Войтенков: Маловероятно.

Михаил Величко: Реальность такова, что нам подсовывают какие-то цифры, которые не имеют никакого отношения к реальным параметрам, которыми характеризуется экономика. А если говорить о производстве, то в интересах общества какие параметры необходимы? Во-первых, это номенклатура той продукции, которая действительно необходима для того, чтобы общество жило и развивалось в преемственности поколений. А дальше по каждой позиции номенклатуры:

— сколько производится,

— сколько импортируется,

— и как это соотносится с потребностями общества, как такового.

Если говорить об эффективности экономической системы, то появляются ещё показатели, которые характеризуют производительность труда, то есть, сколько производится в расчёте на одного занятого, либо в обществе вообще, либо в конкретной отрасли производства. Если обратиться к советским временам, то в советские времена ЦСУ СССР (Главное статистическое управление) регулярно публиковало такого рода сведения. Сейчас такого рода сведения не публикуются, но интересно и то, что они не интересуют и депутатов Государственной Думы при ежегодных заслушиваниях отчётов правительства о достигнутых успехах.

Успехи же таковы, что под предлогом того, что страна не пережила ещё последствия кризиса 2008-го года, экономика у нас то ли медленно развивается, то ли пребывает в стагнации. А ответить на вопросы, чего в ней происходит — тема проблемная, поскольку те показатели роста, которые иногда называются, они в пределах ошибки при сборе экономической статистики. А всё-таки, хотелось бы, чтобы страна развивалась. И соответственно, термин «экономическая безопасность» государства в широком смысле предполагает обеспечение его экономической безопасности в узком смысле, при удовлетворении критериев физико-географической, и демографической групп. А экономическую безопасность государства в узком смысле можно определить, как способность хозяйственной системы государства обеспечить его политику, как внешнюю, так и внутреннюю, всеми видами природных благ и продукции с приемлемым уровнем достаточности потребления на основе собственного производственного потенциала во взаимодействии с внешними хозяйствующими субъектами, в условиях целенаправленного противодействия геополитических противников, геополитических конкурентов, и воздействия стихийных, то есть неуправляемых природных и внутрисоциальных факторов.

Вот, определение длинное, включает много чего, но всё-таки, это управленческая задача, которая может быть понята.

Однако экономическая безопасность государства и экономическая безопасность общества — это не одно и то же. Почему? Потому что государство может быть олигархическим по своему характеру, и тогда правящие олигархи приемлемы, если экономические потребности общества удовлетворяются по минимуму, по остаточному принципу, и это не гарантирует безопасности общества в перспективе, поскольку минимум не позволяет детям получать необходимое образование, родители не имеют времени на воспитание детей, поскольку вынуждены работать с утра до зари за гроши. Олигархическое государство может быть не суверенным, то есть, оно может работать на интересы зарубежных политических сил, по отношению к которым население данной страны, это просто экономический ресурс, а издержки на содержание ресурса так же должны быть минимальными. Но поскольку внешний эксплуататор заинтересован в устойчивости эксплуатации, то он должен обеспечить экономическую безопасность правящего государства, как инструмента эксплуатации территории, и населения в этом регионе.

Экономическая безопасность общества — она действительно основывается в современности на обеспечении экономической безопасности государства. Но при этом она предполагает искоренение такого явления, как эксплуатация человека человеком. И эта тема в постсоветские времена, и даже в после сталинские времена была вне обсуждения, потому что, считалось, что в СССР эксплуатации человека человеком нет, хотя правящая бюрократия стала реально эксплуататорским классом, который системно паразитировал на труде и жизни основного населения.

А с точки зрения либерального менталитета, эксплуатации человека человеком в обществе не существует, поскольку собственник предприятия, он работодатель. И как работодатель, он благодетель, он даёт рабочие места, он производит продукцию, благодаря которой сейчас самый бедный человек в странах Европы может жить качественно лучше, потреблять то, о чём не могли мечтать и цари, допустим, в раннем Средневековье. Какая тут эксплуатация человека человеком?

А эксплуатация человека человеком выражается в том, что люди не имеют должного сводного времени, чтобы воспитывать детей, общаться друг с другом, и для того, чтобы обеспечить потребительский минимум, вынуждены работать неограниченное количество времени, подчас без отпусков, на многих работах на износ, жить без семьи, где-то работая вахтовым методом, и так далее, и тому подобное. Но тема эксплуатации человека человеком, и характер эксплуатации человека человеком в постсоветском российском государстве — это тема, которую обсуждать не любят. И как сказал Дмитрий Анатольевич Медведев в одном из своих выступлений, что марксизм, это экстремистское учение, поскольку ставил этот самый вопрос.

Тем не менее, давайте всё-таки посмотрим на возможности реализации такого режима функционирования экономики, когда из поколения в поколение устойчиво гарантируется:

— что все сыты, обуты, одеты,

— имеют нормальное жильё,

— старики и утратившие трудоспособность, не бедствуют, защищены,

— дети получают правильное воспитание и образование,

— а взрослые не работают на износ, и у них есть время для того, чтобы реализовывать свой творческий потенциал.

Если мы живём в условиях коллективного труда, в условиях, когда ни одно предприятие не обладает признаком самодостаточности в аспекте производства и потребления производимой им продукции, и зависит от поставок и возможностей сбыта, то есть, является частью макроэкономической производственно-потребительской системы, то возникает вопрос: а как моделировать развитие системы этой, как его описать. Ответ на этот вопрос такой, что все в детстве, фактически в детстве, в старших классах знали, что такое система линейных уравнений с N неизвестными, и чего с нею делать.

Фактически система линейных уравнений, в которых неизвестные входят только в первой степени — это математическая модель, которая может описывать многоотраслевую производственно-потребительскую систему. Такого рода модели развиты и используются с двадцатых годов прошлого века. Хотя нас убеждали, что экономический гений и нобелевский лауреат 73-го года Василий Васильевич Леонтьев, автор балансовых моделей, получивших название «Метод затрат и выпуск». Но реальность такова, что, к тому моменту, когда Леонтьев эмигрировал из Советского Союза, Госплан СССР уже работал. А специфика тех задач, которые решает Госплан, она такова, что их решение невозможно, если балансовые модели в той или иной форме не используются. И реальность такова, что балансовые модели — это единственные математические модели, которые построены на основе первичных экономических данных. Все остальные модели, производственные функции, ещё чего-то там, они построены на основе переработки первичных данных в тех или иных алгоритмах переработки. А дальше уже строятся какие-то упрощённые модели, которые позволяют решать те или иные частные задачи. Но всё, что касается управления многоотраслевой потребительской производственной системы в государстве, реальность такова, что балансовые модели, они безальтернативны. И вопрос только в том, как обеспечить их метрологическую состоятельность, и обеспечить управленческую интерпретацию того, что получится.

Вот опять, если обратиться к любой из строчек этого уравнения. Предположим, что X с каким-то номером — это валовой выпуск продукции какой-то отраслью, в течении определённого времени, например, года. Если за год произведён объём продукции X. Допустим, это угольная промышленность. Куда пошёл уголь? Энергетики потребляют уголь? Потребляют — теплоэлектростанции работают многие на угле. Коксохимия и металлургия потребляют уголь? Потребляют, потому что, углерод — восстановитель во многих реакциях восстановления железа и производства стали. Химическая промышленность тоже в ряде случаев использует уголь, как сырьё для производства других видов продукции. И какое-то количество угля идёт на то, что в некоторых районах домашнее отопление, по крайней мере, в частном секторе, это тоже уголь. Соответственно, возникает вопрос о том, а сколько требуется угла металлургам? Ответ на этот вопрос простой. А металлургам угля требуется столько, сколько они намереваются производить чугуна и железа, и сколько по технологии требуется угля, для того, чтобы обеспечить такой выпуск. То есть, получается так, что доля потребления продукции других отраслей каждой отраслью пропорциональна её собственному выпуску. И это обстоятельство как раз и даёт возможность представить в каждой строке уравнения валовый выпуск отрасли, как сумму валовых выпусков всех других отраслей, и потребителей её продукции, с некоторыми коэффициентами, плюс f (от английского слова файнел) конечный продукт, то, что уходит на потребление домашних хозяйств, и государственного аппарата, и собственно это то, ради чего ведётся производство.

Вот такого рода модель, она строится на основе анализа учёта продукции в натуральной форме:

— то есть, уголь в тоннах,

— нефть в тоннах или баррелях,

— зерно в тоннах,

— и так далее, и тому подобное.

Но реальность такова, что есть рыночные механизмы, есть кредитно-финансовая система, и все продукты производятся, как товары в рыночной экономике.

Если говорить о советской плановой экономике. Кто-то дал такую характеристику, что Госплан СССР, это была самая большая в мире фьючерсная биржа, то есть, там определялись даты поставки и цены поставки. Всё равно, так или иначе стоимостная форма учёта продукции, она присутствовала и там. И если тонны помножить на цены, то мы получим те же самые уравнения, в той же самой структурной форме, только уже будет ценовой учёт продукции в стоимостной форме. Соответственно, если коэффициентики, которые были тут, они в любом варианте называются коэффициенты прямых затрат, и каждый из них равен количеству продукции, потребляемой отраслью, к которой относится уравнение, к другой отрасли в расчёте на единицу собственного выпуска. То есть, сколько требуется тонн угля для производства одной тонны стали. А при переходе в стоимостном учёте: сколько мы должны заплатить за уголь для того, чтобы получить одну тонну нашей стали по цене такой-то.

И если мы переходим к стоимостной форме учёта продукции, то этому сопутствуют некоторые обстоятельства. Во-первых, когда мы занимались построением балансовой модели при натуральном учёте продукции, у нас получалось так: одна технология и одна отрасль. Если один и тот же продукт мы производим на основе двух технологий, то при натуральном учёте продукции, это всё равно одна-две отрасли. При стоимостном учёте продукции мы можем существенно уменьшить размерность задачи, объединив несколько отраслей в одну. И для этого существуют специальные алгоритмы, так называемого агрегирования. Вопрос только в том, чтобы в процессе агрегирования, мы не потеряли причинно-следственные связи, которые внутренне обуславливают взаимодействие отраслей друг с другом. Но это уже задача, не имеющая отношения к самим балансовым методам. Это задача обеспечения управленческой метрологической состоятельности балансовых моделей.

А после того, как мы перешли к учёту продукции в стоимостной форме, балансовая модель предстаёт вот в таком виде. Что здесь что?

Блок «А« характеризует технологии. Это та же самая совокупность всех коэффициентов прямых затрат, которые были у нас в уравнении.

Столбец «f« — это тот конечный продукт, ради которого мы вели производство. Столбец «x« – это столбец совокупных валовых мощностей, отраслей тех, которых мы включили в балансовую модель.

Если Блок «А« характеризует у нас производство, то у нас есть ещё два блока:

Блок «Б«, который характеризует управление производством

— и Блок «В«, который характеризует управление потребления.

А теперь, давайте пройдёмся вдоль строк и вдоль столбцов этой таблицы. Если таблица структурно подобна уравнениям, и мы идём вдоль строки, то строка изначально характеризует распределение продукции нашей отрасли между всеми другими отраслями, которым наша продукция нужна для нужд их собственного производства. В финансовом выражении это что? Это те доходы, которые отрасль получает от реализации своей продукции. А столбец характеризует потребление нашей отраслью продукции всех других отраслей. То есть, пока мы остаёмся в пределах блока «А», это мы оплачиваем поставки сырья, комплектующих, полуфабрикатов для нужд нашего собственного производства и всего прочего, что мы получаем от других отраслей. Но понятный вопрос, что это далеко не все наши расходы в процессе производства.

Что кроме этого мы должны оплачивать? Мы должны оплачивать работу труда персонала, оплачивать налоги, кредиты, какие-то страховые взносы, ещё чего-то. В результате у нас ниже блока «А» появляется ещё один блок. В этой таблице он представлен одной единственной строкой. В эту строку включены названные расходы всех отраслей, то есть, зарплата, налоги, оплата кредитов, страховые взносы, амортизационные отчисления и всё такое прочее. Всё это называется «добавленная стоимость», то есть НДС берётся отсюда вот. А иначе это называется «факторные издержки».

Почему модель называется «балансовая»? Потому что, если мы просуммируем все факторные издержки, то мы должны получить стоимость всего конечного продукта, выпускаемого всеми отраслями тютелька в тютельку. И вот когда Байбаков ужасался двадцати миллиардной эмиссией, не обеспеченной товарным покрытием, то речь шла о том, что в течение года, если расписывать балансовую модель в неизменных ценах, была выпущена некоторая стоимость конечной продукции. А за это время государство умудрилось выпустить двадцать миллиардов, которые некоторым образом попали сюда, которые не были обеспечены товарной массой. В результате чего и было нарушено это самое балансовое соотношение, что совокупная стоимость конечного продукта и совокупные факторные издержки всех отраслей должны тютелька в тютельку совпадать.

А дальше тогда возникает вопрос. Гайдар с Чубайсом и прочие были неправы, не смогли обуздать Геращенко, который напечатал много-много денег, и в результате чего возникла эмиссия, не обеспеченная товарным покрытием. А сейчас вот многие отрасли жалуются на то, что им не хватает оборотных средств для того, чтобы вести производство. А Центробанк говорит, что они боятся инфляции и сдерживают рост денежной массы. Возникает вопрос: а сколько денег нам в обороте надобно? Ответ на этот вопрос, он носит двухаспектный характер. Даже более того — трёхаспектный характер. Первый аспект связан с тем, что подавляющее большинство населения, делая повседневные покупки не должно испытывать психологического дискомфорта из-за того, что ему приходится много-много считать в магазине. Реальность такова, что среднестатистический человек нормально воспринимает в любом числе только первые три значащих цифры. Это соответствует такому масштабу цен, когда основная масса товаров имеет цены в диапазоне от копеек нескольких до рубля в пределах десятка. Когда дело заходит о дорогостоящих товарах, то там речь может идти о сотнях рублей, тысячах рублей, миллионах рублей. Но всё равно, что после третьего знака, оно чисто психологически большинством людей не воспринимается. И те, кто жил в 90-е годы может помнить, что все стали миллионерами, цены были в миллионах до копеек. А миллионы это что? Это десять в шестой степени. Но всё равно в практике мы ориентировались на первые три знака в числе цены. Это один вопрос.

Второй вопрос связан с тем, если экономика работает, есть технологии производства, есть технологии транспортировки, есть более-менее совершенная логистика, транспорт, то количество продукции, которая доходит до массы конечных потребителей, оно чем обусловлено?

Артём Войтенков: Спросом.

Михаил Величко: Нет. Количество продукции обусловлено тем количеством энергии, которую мы в состоянии загрузить в технологическую систему. То есть, все мы проходили в школе закон сохранения энергии. И этому закону соответствовала формула, что полезный эффект, который мы можем получить от системы, численно равен коэффициенту полезного действия этой системы, помноженному на количество энергии, которую мы вводим в эту систему. Ну и кто из учёных-экономистов в состоянии доказать, что в реальном секторе экономики закон сохранения энергии не работает. И что мы можем получить товарную массу в натуральном учёте большую, нежели закладываем энергии в систему производства и больше чем позволяют получить при этом количестве энергии коэффициента полезного действия соответствующих технологий.

Реальность такова, что вряд ли кто-то найдётся, кто сможет это доказать без того, чтобы прибегать к дьявольской логике. Наш реальный сектор подчинён закону сохранения энергии точно так же, как любой механизм, которым мы пользуемся. И, соответственно мы получаем такое равенство, что на одной чаше весов у нас товарная масса, а на другой чаше весов то количество энергии, которое было затрачено для производства этой товарной массы. А товарная масса имеет некоторую оценку в неизменных ценах. Причём, если говорить об оценке, то в цене каждой продукции можно выявить две составляющих: себестоимость её производства в конкретной многоотраслевой производственной потребительской системе, плюс заявка на прибыль, которую выдвигает собственник продукции и её производитель.

А поскольку вся эта товарная масса была произведена в течение года, то продуктообмен, то есть торговлю, обслуживала некоторая денежная масса. И, соответственно, если поанализировать, то можно получить соотношение:

— объём денежной массы, которая обслуживала товарообмен,

— объём энергии, который затрачен для производства этой денежной массы.

Какие последствия имеет такой подход? Это имеет следующие последствия, что если мы соотносим объём с денежной массой с объёмом энергии, то эти уравнения и таблицы это в некоторой форме представленный энергобаланс общества, то есть, объёмы производства и распределения энергии, как таковой. К чему это ведёт? Это ведёт к тому, что если мы будем анализировать структуру затрат отраслей и структуру расходов отраслей, то выясняется такое обстоятельство. Можно выявить взаимосвязь динамики изменения денежной массы, обслуживающей торговлю, как в направлении её роста, так и в направлении её поджатия, при которых начнётся распад хозяйственных связей во многоотраслевой производственной системе общества.

Почему? Потому что скорость прохождения финансового потока через отрасль, она связана с длительностью цикла: заказ продукции и поставка её потребителю. И давайте представим такую ситуацию, что строители чего-то хотят построить, чего-то могут построить. Длительность цикла строительства этого сооружения, допустим, пять лет. И вот они в нулевой год делают бизнес-план и говорят: «Мы будем строить это. При этом нам потребуется столько-то, столько-то, столько-то всякого сырья, комплектующих, столько-то уйдёт на оплату этого, плюс ещё фонд заработной платы такой-то, налоги и всё такое. И мы собираемся получить прибыль в объёме таком-то, и номинально это будет совокупная стоимость проекта такая-то». Заказчик говорит: «Да, я согласен». Подписали договор, начали строить. А Егор Тимурович или Виктор Геращенко говорит: «А мы сейчас денег напечатаем». И подбросили.

Реальность такова, что отрасли с длительным производственным циклом не в состоянии окупить строительство. Потому что, когда появляется дополнительная денежная масса, то она проходит через отрасль с короткими производственными циклами и это приводит к общему росту стоимости всего во всех отраслях. В том числе сырья и комплектующих, которые потребляет строительство. Если строительная отрасль обладала какими-то оборотными средствами, то после того, как появилась дополнительная денежная масса, покупательная способность этих оборотных средств сразу же упадёт, и проект станет неосуществим. Строительная отрасль рухнет. Соответственно заказчик строительства не получит то, чего он хотел. А поскольку он тоже этого хотел для реализации своих бизнес-планов, то и у него всё не будет в порядке. И в итоге мы будем иметь распад хозяйственных связей тот, который мы наблюдали в 90-е годы в России. Тогда говорят: «Ладно, давайте не будем печатать лишних денег. Экономика функционирует при том объёме денежной массы, которая есть, и никакого распада хозяйственных связей не будет». Ага, как же! Будет!

Ссудный процент вы куда дели? Ссудный процент ведёт к росту себестоимости продукции всех тех, кто прибегает к кредиту. Как следствие, опять происходит рост цен. А поскольку денежная масса поджата и идёт отток денежек в банковский сектор, то в реальном секторе происходит тот же самый распад хозяйственных связей по той же самой причине — покупательная способность оборотного капитала оказывается недостаточной для того, чтобы обеспечить устойчивость отрасли. То, что я сказал, это, в общем-то, понятно, это можно показать бухгалтерски строго, на основе примитивной системы уравнений. И опять возникает вопрос: а сколько денег тогда надо? Если печатать лишние нельзя, поджимать денежную массу тоже нельзя, что тогда делать?

Здесь возникает ещё одно курьёзное обстоятельство. Предположим, что школьник где-то в классе первом-втором решает контрольную работу по арифметике и ему надо заниматься сложением простых дробей. Но в целях упрощения вычислений, он игнорирует знаменатели и складывает и вычитает только числители. Что получит школьник, ясно.

А теперь, давайте снова обратимся к алгебре. Вот к этой формуле. Сигма У, то есть УПi. Пi – это та наличность, которая есть у каждого из нас в карманчиках или на текущих счетах. То это совокупная денежная масса, которая распределена по текущим счетам и кошелькам всех физических и юридических лиц. Чему она равна? Реально она равна тому, что эмитировал эмиссионный центр, плюс объём всех выданных кредитов без учёта процента. Почему? Потому что реальность такова, что каждый оценивает свою текущую покупательную способность по той наличности, которая ему доступна. Те, кто взяли кредиты, оценивают свою текущую покупательную способность с учётом того, что они взяли кредиты. А те, кто кредиты не брал и те, чьи денежки лежат в банках, они оценивают свою покупательную способность с учётом того, что они в любой момент могут изъять эти деньги из банка и потратить на что-то. Банк выдаёт кредиты, эксплуатируя статистическую закономерность того обстоятельства, что если нет биржевой банковской паники, то одновременность изъятия всех вкладов из банка исключена.

Мы берём и делим S на S. S – это денежки, которые эмитировал эмиссионный центр. И получаем тождественное равенство единице. Мы можем сделать и другое. Мы можем точно так же (S+K) поделить на (S+K) . И тоже получим тождественное равенство единице при любых S и при любых K. И тогда любая сумма, которой располагает любое физическое или юридическое лицо, предстаёт перед нами, как числитель дроби, в знаменателе которой (S+K). И эта дробь, она всегда меньше единицы

(

)

А теперь, представьте, что денежная масса за счёт активности банков или за счёт эмиссионного центра активности, она некоторым образом изменяется на том интервале времени, по отношению к которому мы ведём бухгалтерскую отчётность и занимаемся аналитическим учётом, хоть на микроуровне, хоть на макроуровне. И получается, что весь наш бухгалтерский учёт в условиях изменения (S+K), то есть объёма денежной массы, это бухгалтерский учёт школьника-двоечника, который пренебрегает знаменателями и ведёт операции сложения и вычитания только с числителями. А если учесть знаменатели, что получится? Может получиться такая ситуация, что номинально вы богатеете, но доля вашей «П» по отношению к (S+K) реально сокращается, и вы реально беднеете. Поскольку вам принадлежит меньшая доля совокупной покупательной способности общества, чем она была раньше.

То есть, реальность такова, что если вы обезразмерили кредитно-финансовую систему по (S+K), то вы имеете дело с единичной покупательной способностью общества, которая разными долями распределена по карманам и счетам физических и юридических лиц. И все инвестиции, все налоги, все объёмы вложений в ту или иную отрасль это какие-то доли от этой единицы. Но после того, как вы перешли в эту обезразмеренную по (S+K) кредитно-финансовую систему, весь блуд на темы того, что ставки по кредитам высоки потому что высока инфляция, он кончается. Потому что в этой кредитно-финансовой системе нет инфляции, как таковой, там эмиссия невозможна, совокупная покупательная способность всегда единична. И есть только вопрос: куда и как распределяются эти доли? И это очень интересный вопрос, куда и как распределяются доли. Потому что с той поры, как в обществе появляются деньги, перспективы этого общества определяются тем, что финансируется этими деньгами.

Если вы финансируете левшу, то вам гарантирован научно-технический прогресс. Если вы финансируете светских львиц, строительство дворцов и яхт олигархами, то перспективы будут очень убогие. Потому что в лучшем случае общество прореагирует на падение качества жизни и качество управления мягкой трансформации государства и перенастройкой его на другие цели и способы их реализации. А в худшем случае будет бунт с очень обстоятельной зачисткой всей предшествующей правящей элиты, когда не будут щадить ни взрослых, ни детей. И такое неоднократно уже бывало в истории. А причина одна – финансировалось не то, что должно.

А дальше, что есть? А дальше, можно посмотреть на эту картинку. Что на этой картинке? Здесь представлен блок «А», предшествующей таблицы. Это реальный сектор экономики. В нём, что есть? Есть сырьевики, и есть обработчики. И куда всё уходит? Уходит всё в потребление. А вот это вот что? А это «грыжа» экономики. Это то, что называется спекулятивный сектор экономики. Пока мы существуем в номинальной кредитной системе, где крутятся рубли, доллары, ещё какие-то денежные знаки, то есть статистика: реальный сектор экономики, товарооборот составил столько-то. А в спекулятивном секторе экономики товарооборот составил столько-то.

А какой товарооборот в спекулятивном секторе экономики? Там циркулируют фиктивные стоимости. Ничего реально полезного не производится, но происходит отсос денежной массы из реального сектора, и кто-то на колебаниях цен на товары фиктивной ценности извлекает прибыли, доходы. Доходы не малые, превосходящие доходы в реальном секторе, и прежде всего доходы наёмного персонала реального сектора. И считается, что эти люди, которые успешные финансисты, это соль земли. Хотя они реально ничего не создают и реально ничем в реальном секторе не управляют. Даже, когда говорят, что они инвесторы, это наглая ложь, потому что инвестиции кончаются на этапе первичной эмиссии и акциях. После того, как акции куплены первый раз, после этого идёт только спекуляция этими акциями. А владелец, эмитент этих акций, он единократно получил денежки и дальше никакой эмиссии в его производство, в его деятельность, связанную с этими акциями не происходит.

Другое дело, что в акциях выражаются кроме этого, ещё и доли стоимости на то предприятие, которое выпустило акции, и право на получение дивидендов, если эти дивиденды есть. Но в большинстве случаев спекуляция акциями приносит доходы большие, чем дивиденды по этим акциям. И акции интересуют большинство именно, как объект спекуляций, и как инструмент перераспределения прав собственности на реальные объекты.

А если мы из номинальной кредитно-финансовой системы опять перейдём в кредитно-финансовую систему, обезразмеренную (S+K), где единичная покупательная способность всегда. То, что получается? Получается, что некоторая доля этой единицы обслуживает реальный сектор, некоторая доля этой единицы обслуживает спекулятивный сектор. Причём реальность такова, что обороты спекулятивного сектора сейчас на порядки превосходят обороты реального сектора. То есть, фактически все деньги крутятся вне производства и работают на удовлетворение паразитических запросов тех, кто связан со спекулятивным сектором.

В медицине известны случаи, когда грыжа приводила людей к смерти. Поэтому медицина считает, что грыжу своевременно надо вырезать в плановом порядке, не дожидаясь тех ситуаций, когда произойдёт ущемление грыжи и в грыже начнётся невроз тканей. Экономисты считают, что «грыжа» экономики — это локомотив экономики. Что «грыжа» экономики спекулятивной, это инструмент управления этой экономикой.

А как «грыжа» связана с реальным сектором? Она связана опять же через эти самые уравнения межотраслевого баланса, через балансовые модели. Как связана? А точно так же, как неоправданная эмиссия либо поджатие денежной массы. Почему? Потому что между реальным сектором и «грыжей» всегда происходит какой-то переток денежной массы. И как только этот переток выходит за некоторые критические параметры, вне зависимости от направления этого перетока, в реальном секторе начинается утрата оборотным капиталом его покупательной способности. И за этим следует развал всех хозяйственных связей, если финансовый кризис продолжает разрастаться.

Причём я хочу обратить внимание, что крах реального сектора вследствие развала хозяйственных связей под воздействием разного рода финансовых неурядиц, он никоим образом не связан с реальными потребностями общества в той или иной продукции. И когда экономисты говорят, что вот наступил кризис перепроизводства, это опять же ложь. Потому что, если есть кризис перепроизводства, то в стране не может быть голодных, бездомных, ходящих в рванье, все дети должны получать гарантированно образование и так далее и тому подобное.

Поэтому, реальность такова, что все экономические расчёты, они обретают метрологическую состоятельность только в обезразмеренной по (S+К) кредитно-финансовой системе при соотнесении этой единичной совокупной покупательной способности общества с тем энергопотенциалом, который общество может заложить в свою систему производства. Если мы считаем в номинале, то мы гарантированно получаем несопоставимость экономических расчётов.

Есть такое историческое свидетельство. Якобы Петра Алексеевича Романова, то есть Петра Великого, один кузнец в Туле учил кузнечному делу. Поскольку Пётр был у него учеником, то, как ученик за время обучения Пётр честно заработал девятнадцать копеек. На эти девятнадцать копеек Пётр купил себе сапоги, и ещё они с кузнецом выпили и закусили, тем самым отметив завершение учебного процесса и получение некоего квалификационного уровня Петром. Давайте, сейчас за девятнадцать копеек в магазин, купите себе хорошие кожаные сапоги. Вряд ли Пётр купил какое-то дерьмо, и вряд ли кто-то бы посмел всучить ему дерьмо. Вот за девятнадцать копеек купите себе сапоги, а потом зайдите в кафе или ресторанчик и на оставшиеся деньги ещё и с друзьями отметьте покупку. Поэтому, когда говорят «вот рубли, вот копейки», а что за этим стоит? Реально за этим в каждую эпоху стоит своё.

А дальше возникает ещё один вопрос.

Был такой экономист-практик Людвиг Эрхард. Во времена канцлерства Аденауэра он достал Федеративную Республику Германию из той экономической разрухи, которая была после завершения Второй мировой войны. Людвиг Эрхард написал книгу «Благосостояние для всех», в которой он описал свою деятельность именно как экономиста. В этой книге, по крайней мере, в её русском переводе, нет той фразы, которую можно найти в интернете и которая приписывается Людвигу Эрхарду. Людвиг Эрхард якобы сказал: «Инфляция – это не закон развития, это дело рук дураков, которые управляют государством«.

Хотелось бы услышать со стороны думцев и со стороны правительства возражения Людвигу Эрхарду. Причём, положение усложняется тем, что Людвиг Эрхард – экономист-практик, практик успешный в отличие от Гайдара и Чубайса, это один из творцов экономического чуда ФРГ в 50-ые годы.

Опять же либералы не любят Иосифа Виссарионовича. Дело в том, что Иосиф Виссарионович тоже был экономист-практик и тоже успешный, потому что, по словам британской энциклопедии — «принял Россию с сохой, а оставил с атомным реактором». Иосиф Виссарионович считал, что нормальный режим функционирования экономики – это систематическое снижение цен по мере того, как экономика удовлетворяет общественные потребности. И рост благосостояния народов СССР он видел не только в форме повышения доходов населения, он видел это дело ещё в форме систематического снижение цен на товары и услуги. И он ввёл экономику Советского Союза в этот режим, и экономика в этом режиме функционировала. И это ещё один из аспектов, который связан с вопросом о том, сколько денег нужно в обороте. Потому что вне зависимости от того находимся мы в номинальной кредитно-финансовой системе или не в номинальной учёт ведём, то эмиссия у нас всегда номинальная, и возникает вопрос об объёме эмиссии.

Эмиссия может быть такой, что она опережает энерговооружённость этой единичной совокупной покупательной способности. Если эмиссия опережает, то цены будут расти номинальные. А если эмиссия отстаёт от роста энерговооружённости производства, тогда что будет? А тогда у нас получится так, что если у нас нет в системе ссудного процента, как генератора роста цен, то цены будут снижаться.

Давайте посмотрим на каждый из этих вариантов с точки зрения Остапа Ибрагимовича или Павла Ивановича Чичикова. Если цены растут, есть не обеспеченная товарным покрытием денежная масса, Остап Ибрагимович, либо Павел Иванович не обязаны ходить на работу и производить какой-либо продукт. Но перед ними открыта возможность крутить бабло, извлекать прибыль и на этой основе быть в первых рядах потребителей. А если Остап Ибрагимович оказывается в кредитно-финансовой системе, где нет ссудного процента, где реальные секторы работают на действительные интересы населения, объёмы производства растут, потребности гарантированно удовлетворяются, цены снижаются. Чем Остапу Ибрагимовичу заняться? Рядом нечем заняться, ненакомбинируешь, надо идти в реальный сектор. Чтобы хорошо жить в этой системе, надо идти в реальный сектор, а для того, чтобы жить лучше, чем окружающие, надо наращивать свой профессионализм.

А теперь давайте посмотрим на то же самое с точки зрения не Остапа Ибрагимовича, а с точки зрения работника реального сектора, причём всё равно: стоит он у станка или двигает фундаментальную науку, либо учит детей в школе, лечит взрослых или детей — он ходит на работу и получает зарплату. Дальше вариантов два — это зарплата настолько мелкая, что не позволяет делать ему накопления. Цены растут, что будет? Честно, на зарплату жить год от года хуже. Какой смысл поддерживать систему? Стало быть, куда податься? Если мозги есть – в революционеры, если мозгов нет, то в коррупционеры, либо в криминалитет.

Ежели всё-таки в стартовый момент зарплата такая, что позволяет делать накопления, что происходит?

— Цены растут.

— Доля накоплений сокращается.

— Те накопления, какие были, обесцениваются, теряют покупательную способность.

— В конце концов наступает такой момент, что накопления делать уже невозможно, начинаются траты из прежних накоплений.

Что делать?

— Если мозги есть — в революционеры.

— Если мозгов нет — в коррупционеры или в криминалитет.

— Либо если уж совсем ничего нет, то тогда спиваться и так далее.

То есть реальность такова, что ежели экономика функционирует так, что ссудный процент по кредиту отсутствует, а эмиссия отстаёт от роста энерговооружённости и научно-технического прогресса, то объём предлагаемой к потреблению продукции растёт за счёт роста производства, цены снижаются, покупательная способность зарплаты растёт даже, если вы не делаете карьеру, а достигли своего потолка профессионального. И даже если этот потолок в силу разных причин оказался на самом низком уровне, то есть чернорабочего или уборщицы, всё равно год от года вы живёте лучше, потому что ваша зарплата обеспечивает дальше рост покупательной способности.

В общем, получается так, что действительно система, основанная на коллективном профессиональном труде, она может быть эффективной только в том случае, если в ней отсутствует ссудный процент и эмиссия отстаёт от научно-технического прогресса и роста производства, благодаря чему покупательная способность растёт. И соответственно, не формируется какая-либо финансовая олигархия за счёт разного рода спекуляций, которая паразитирует на чужом труде.

А если опять же вернуться к структуре этих уравнений. Эти уравнения позволяют ответить на вопрос: какие должны быть валовые мощности для того, чтобы получить вот такой конечный продукт? Здесь сразу возникает два вопроса:

— А каким должен быть конечный продукт для того, чтобы все жили хорошо?

— За счёт чего и как наращиваются производственные мощности?

Ответ на второй вопрос простой: в структуре конечного продукта можно выделить то, что называется инвестиционные продукты. Это то промышленное оборудование, капитальные сооружения, которые производятся на рассматриваемом цикле, который описывает балансовая модель, но отдача от которых будет получена на последующих производственных циклах. То есть в аспекте развития экономики эти инвестиционные продукты – это управляющее воздействие на макроэкономическую систему.

Есть статистика, которая позволяет ответить на вопрос, если мы столько вкладываем в производство инвестиционных продуктов, то какой прирост объёмов производства эти инвестиционные продукты дадут в соответствующих отраслях. То есть это напрямую относится к вопросу задачи об устойчивости и поведения объекта управления в смысле предсказуемости. То есть задача может быть решена, для этого всё есть, надо этим только пользоваться.

Интереснее другой вопрос: а как предсказать ту совокупность конечного продукта, которая идёт на удовлетворение общественных потребностей не производственного характера? Здесь тоже есть ответ на этот вопрос. Можно посмотреть на такую вот картинку — представлена некая алгоритмика. Если есть у нас некие потребности, потребности влекут за собой производство в обеспечение этих потребностей. А дальше мы можем анализировать последствия производства самого по себе и последствия удовлетворения потребностей. И соответственно, у нас появляется ещё три статистики, которые соотносятся с идентификаторами полезно-вредно: то есть, производство в удовлетворение потребностей может быть само по себе вредоносным. Например, всё, что связано с ядерной энергетикой, хотя и даёт энергию, но все сопутствующие эффекты, они вредоносны.

Артём Войтенков: Или фармакология.

Михаил Величко: Кто сомневается, пожалуйста, в интернет — работы Яблокова на тему: «Атомные мифы». Всё можно узнать и о последствиях малых доз, и больших доз, и о способах переработки радиоактивных отходов, и прочее. А может быть и удовлетворение последствий вредоносным, причём оно может быть двояко вредоносным. Если вы употребляете алкоголь – это вред в любых дозах для вас, это разрушение генетики, то есть угроза вашим детям. Если вы в пьяном безобразии начинаете работать или получать какое-то удовольствие, то есть варианты, что вы станете причиной какого-либо несчастного случая, в котором пострадаете вы, другие люди, какие-то объекты. И получалось так, что по статистике советских времён на один рубль дохода бюджета, который получал СССР от продажи алкоголя, приходилось по разным оценкам от 3 до 5 рублей ущерба, поддающегося бухгалтерскому учёту. Смеха простая: бутылка водки – 4,12, выпил, сел за руль КАМАЗа, разбил КАМАЗ стоимостью 30 тысяч, плюс ещё чего-то. Размазать на всё общество — получается от 3 до 5 рублей ущерба, поддающегося бухгалтерскому учёту. А ведь есть ещё ущерб, не поддающийся бухгалтерскому учёту. Например, в начале 60-ых годов на город с двухсоттысячным населением вполне хватало одной школы для умственно неполноценных детей. То есть тех, кого зачали с пьяным, либо кто получил родовые травмы или ещё какие-то причины были, в силу чего они не могли обучаться в общеобразовательной школе. Сейчас на город с двухсоттысячным населением одной школы для умственно неполноценных мало.

В конце 50-ых в начале 60-ых годов, если в детском саду кого-то из группы забирали среди дня для того, чтобы отвести в логопеду, то это было событие и человек рассматривался как уникальный. Сейчас штатное расписание многих детских садиков предусматривает должность логопеда. Разговоры о том, что не всё, что мы потребляем полезно вообще, либо полезно, когда мы потребляем слишком мало или, когда мы потребляем слишком много — это не пустые слова.

Если проанализировать статистику, то все потребности можно разделить на две большие категории.

— Демографически обусловленные потребности, удовлетворение которых действительно необходимо для жизни взрослых, для воспитания детей и для того, чтобы они получали образование. И всё это в совокупности необходимо для устойчивого развития общества в гармонии с природой.

— И те потребности, которые мы всё-таки удовлетворяем в силу того, что есть традиции культуры или креативный экстремизм зашкаливает, хочется попробовать чего-нибудь такого, чего раньше не пробовали. Но, тем не менее, это сопровождается вредом и для потребителей, и для производителей, и для окружающих, и для потомков. Эти потребности можем назвать деградационно-паразитические.

А дальше говорят, что есть наука экономическая кибернетика. Всё управление везде и всюду строится на том, что мы в состоянии разграничить вектор целей и собственные шумы и помехи извне, которые есть в процессе управления.

Вот граждане экономические кибернетики расскажите нам как в экономике разграничить вектор целей управления и собственные шумы и помехи извне. Это не что-то запредельное, не придирки к вам, это просто обычная управленческая грамотность, на основе которой строятся процессы управления в военном деле, в гражданском деле. А экономическая кибернетика существует десятилетия и ни в одном трактате по экономической кибернетики нет внятного ответа на этот вопрос. Вообще можно написать очень толстую книгу на тему «Управление в экономике» и ни разу там не затронуть вопрос о том:

— Как общество генерирует вектор целей в отношении управления макроэкономическими системами.

— Как разграничить вектор целей и собственные шумы и помехи извне в макроэкономических процессах.

То есть это запредельная управленческая безграмотность.

Ответ на этот вопрос простой. После того, как вы проанализировали все потребности, и они распределились по двум классам, то всё, что относится к демографически обусловленным потребностям – это вектор целей управления. И соответственно это полезная отдача макроэкономической системы, то есть одно из слагаемого внутри каждого f конечного продукта.

То есть конечный продукт структурно это:

— Производство удовлетворений демографически обусловленных потребностей,

— Деградационно-паразитические потребности производства в интересах их удовлетворения, это собственные шумы и помехи извне.

— И плюс инвестиционные продукты, которые являются управляющим воздействием по отношению r макроэкономической системе.

Получается так, что деградационно-паразитические потребности мы должны давить как экономически, так и иными социокультурными средствами всех шести приоритетов, обобщённых средств правления и оружия. А инвестирование в развитие реального сектора мы должны осуществлять таким образом, чтобы с течением времени производственно-потребительская система вышла на уровень гарантированного и полного удовлетворения демографически обусловленных потребностей.

Тут может начаться истерика на тему о том, что демографически обусловленные потребности непредсказуемы, что научно-технический прогресс непредсказуем, поэтому все балансовые модели управленчески никчёмны. Ладно, давайте разбираться с этим вопросом. Сколько требовалось пищи при здоровом питании одному человеку две тысячи лет тому назад? В расчёте на вес его организма примерно столько же, сколько и сегодня, физиология не изменилась. Следующий вопрос: сколько требовалось полезной энергии для того, чтобы выпечь тонну хлеба две тысячи лет тому назад? Ответ такой же, что, сколько требовалось сейчас, столько требовалось и тогда — разница только в источниках энергии и в КПД печки. Но полезной энергии, которая действительно утилизирована в хлебе, сколько тогда, столько и сейчас.

Если, допустим, в населённом пункте в этом году родилось тысяча детишек, сколько потребуется мест в яслях через два года? Скорее всего, где-то 990, потому что какое-то количество детишек умрёт, естественная смертность, она неизбежна, а кто-то будет жить дома и в ясли тоже не пойдёт. Получается так, что это всё, что я сказал в отношении демографически обусловленных потребностей, это только примеры, которые показывают, что демографически обусловленные потребности предсказуемы на столетие вперёд при условии, что вы обладаете внятной демографической политикой. То есть не экономикой диктуют демографию. Гайдар с Чубайсом и Геращенко поупражнялись в экономике в 90-ые годы, начался экономический геноцид и возникли демографические проблемы. А в интеллектуально здравом обществе экономика обслуживает демографическую политику, а демографическая политика такова, что все получают правильное воспитание, наиболее высокое образование из тех, что требует эпоха, всё происходит в пределах демографической ниши, экологической ниши, которую допускает биосфера, и общество живёт в гармонии с природой.

Если исходить из этого, то получается так, что мы обращаемся к этому рисуночку. Это идеальная демографическая пирамида: с одной стороны женщины, с другой стороны мужчины. Заштриховано — область трудовых ресурсов. Но реальная демографическая пирамида России, она кошмарная. Она вообще похожа на ёлку, из которой на ряде ярусов выдраны ветки кроны.

Причины:

— Последствия революции и гражданской войны — демографическая яма. Кто-то умер, умершие не родили в свой время тех, кто мог бы родиться.

— Великая отечественная война — опять демографическая яма за ней, и опять же не рождение теми, кто погиб, последующих поколений детей и внуков.

— 90-е годы — спасибо либералам за экономический геноцид, который привёл к очередной демографической катастрофе.

А что будет, если положить демографическую пирамиду на бок и совместить её ось с хронологической осью? Тогда мы можем иметь экстраполяцию рождаемости во всех возрастных группах и получить с некоторым приближением при определённости демографической политики форму демографической пирамиды на любой год в будущем.

Если соотноситься с демографически обусловленными потребностями, то они делятся на три категории.

— Личностные, объём производства их удовлетворения пропорционален численности населения в соответствующих возрастных группах с учётом признака пола.

— Следующая группа — семейные. Объём производства пропорционален количеству семей каждого типа, который можно выделить в социальной статистике.

— А поскольку жизнь общества в условиях технической цивилизации привязана к инфраструктурам, есть ещё инфраструктурные потребности. Но их тоже можно предсказать с учётом плотности населения, характера распределения населения по типам семьи, соответственно способу занятости населения и привязке к той же самой местности промышленных предприятий и сельскохозяйственного производства.

Реальность такова, что если мы имеем некоторые стандарты, а стандарты это не обязательно всех одеть в ватники. Потому что посмотрите сто четырнадцать элементов Периодической системы Менделеева, и какое разнообразие вокруг нас. То есть, стандарты – это основа массового производства для гарантированного удовлетворения потребностей всех. Другое дело, что спектр стандартов должен быть таким, чтобы в него вписывалась основная масса потребителей. А те, кто не вписываются, могли бы получать какой-то эксклюзив за разумные деньги. Но в общем, если для нас потребности предсказуемы на десятилетия вперёд, то уравнение межотраслевого баланса с учётом того, что вектор конечной продукции состоит из трёх компонентов, демографически обусловленная продукция, деградационно-паразитическая, инвестиционная — позволяет нам заранее подготовить производственную базу к полному и гарантированному удовлетворению демографически обусловленных потребностей на основе действующей или развитой системы стандартов.

Если говорить о структуре этой задачи приведения производственной системы к гарантированному удовлетворению демографически обусловленных потребностей общества с течением какого-то времени, то эта задача структурно математически аналогична задаче поражения медленно маневрирующей цели самонаводящимся снарядом. Эта задача в интересах ВПК решается. Но с начала 50-х годов в пространстве параметров три: трёхмерное пространство в задачах ПВО ПРО и трёхмерное пространство в задачах противолодочной обороны. Эта задача решается успешно в темпе реального времени. Единственная трудность — это увеличение размерности при переходе к экономическому аналогу этой задачи. Потому что пространство параметров это вся номенклатура продукции, которая учитывается в балансовой модели.

Но с другой стороны есть суперкомпьютеры и есть время, потому что план на следующую пятилетку не обязательно должен быть представлен завтра. Для того, чтобы его рассмотреть и скорректировать, достаточно, если он будет представлен через год или через два. И если заниматься развитием этой темы, то есть чем загрузить научно-исследовательские институты и факультеты прикладной математики и процессов управления. Потому что это уже дело не кого-то в одиночку, потому что на выходе должен быть государственный стандарт алгоритмов сбора и переработки экономической информации, ориентированный на решение задачи обеспечения экономической безопасности в широком смысле. То есть, с учётом аспектов биосферно-экологических, демографических, и собственно экономических.

При этом надо отметить такое обстоятельство, что балансовые модели, они всеядны. В каком смысле всеядны?

— Вы можете включить в них потребление и восстановление природных ресурсов.

— Вы можете рассматривать воспроизводство населения, как одну из отраслей.

И соответственно в зависимости от того чего вы хотите получить на выходе, вы получите работоспособную алгоритмику. От вас требуется одно, обеспечить её метрологическую состоятельность. Это достигается на основе соотнесения финансовой системы с энергопотенциалом, который закладывается в экономику, и представления межотраслевого и межрегионального продукта обмена в балансовых моделях, как процесса энергообмена.

Но, тем не менее, остался ещё один вопрос: предсказуемость научно-технического прогресса и его учёт в планировании. Давайте начнём сначала с общих вопросов. В чём выражается научно-технический прогресс по отношению к экономике?

— В росте энерговооружённости производства.

— В росте КПД.

— В появлении многих новых технологий.

— Производство тех или иных продуктов.

— Появлении новых продуктов.

И всякий новый продукт может возникнуть только тогда, когда он оказывается, экономически более выгоден, чем уже существующий. В каком смысле? Себестоимость его производства должна быть ниже, чем себестоимость производства аналогов. То есть, он должен выигрывать в конкурентной борьбе с аналогами по критерию стоимость/эффективность. Он должен удовлетворять каким-то потребностям людей не хуже, чем аналоги, но должен быть дешевле в производстве. Либо при той же себестоимости производства он должен превосходить по своим потребительским качествам. То есть, всё равно всё описывается в терминах энергопотребления.

Второй вопрос связан с тем: а чего вы хотите от плана? Вот порок советской системы планирования был в том, что план задавал точные значения того, что должно быть на выходе. А соревнование было ориентировано на то, чтобы превзойти план. А теперь, давайте опять обратимся к этим уравнениям, что значит, превзойти план в одной отрасли? Это значит, что эта отрасль должна потребить больше продукции, производимой другими отраслями. И соответственно, если она не поставщик конечной продукции, а поставщик продукции для других отраслей, то возникает вопрос: а отрасли и потребители её продукции в состоянии переработать то, что она будет им поставлять? То есть, опять возникает вопрос о распаде хозяйственных связей в силу возникновения разного рода диспропорций в народном хозяйстве. То есть советская система в этом аспекте, она была изначально порочна. Потому что дело доходило до того, что по отчётности завод построен, а по реальности — ещё нулевой цикл не завершён.

Второй вопрос связан с тем, что если мы панируем так, что план напряжёнен, то народное хозяйство может перепрыгнуть через него только как через рекордную планку. То есть, план напряжённый и тем более перенапряжённый, он не обладает запасом устойчивости на случай того, что если кто-то не сможет его выполнить. Опять начнётся распад хозяйственных связей и невыполнение плана в целом. То есть получается, так, что план изначально должен быть явно не напряжённым. То есть, он должен задавать минимумы того производства, ниже которого оно не должно опускаться ни в одной из отраслей, ни в одном из регионов соответственно тому, если это план на основе межотраслевых балансов или межрегиональных. То есть план должен задавать то, ниже чего не должно быть.

При долгосрочном планировании мы можем пренебречь при таком подходе научно-техническим прогрессом вообще. Почему? Потому что мы можем сказать, что нас не интересует конкретика технологии будущего. Нас интересует только то, что мы гарантированно выходим не позднее определённой даты на уровень производства при нынешних технологиях не ниже такого-то, и этот уровень производства, он позволяет удовлетворить общественные потребности. Ежели будет научно-технический прогресс, то мы удовлетворим эти потребности либо раньше, либо удовлетворим их на более высоком уровне качества в плановые сроки.

Но если есть научно-технический прогресс, то у нас меняется вся совокупность коэффициентов вот в этой самой матрице в уравнениях, либо в таблице, которая описывает производство. Это означает, что структура платежей функционально обусловленных расходов каждого из предприятий и каждая из отраслей должна тоже обладать неким запасом устойчивости по отношению к колебаниям цен и всему прочему. И это ставит вопрос о целенаправленном построении плана счетов бухгалтерского учёта, как инструмента макроэкономического управления. Но реальность такова, что этой темой никто не занимался, хотя планы счетов бухгалтерского учёта существуют на протяжении многих десятилетий.

Тем не менее, в зависимости от того какую структуру функционально обусловленных расходов предприятий задаёт план счетов бухгалтерского учёта и как законодательство о хозяйственной и финансовой деятельности регулирует перечисления в пределах этой структуры, общество может либо развиваться либо деградировать. Но если экономика обладает некоторым запасом устойчивости, то поддержание гарантированной финансовой устойчивости отраслей, позволяющей выпускать всё то, что нам необходимо, оно достигается средствами налогово-дотационного механизма. Плюс к тому фиксацией государством некоторого количества цен и тарифов на фиксированном уровне, поскольку они являются базовыми. И их изменения влечёт за собой изменение, причём значительное, всех остальных цен.

Что можно отнести к этим базовым? Стоимость энергопотребления и первичных энергоносителей, плюс к этому транспортные тарифы и ещё какое-то количество тарифов. Вот, если это нормируется государством, то всё остальное может регулироваться рыночным механизмом. Но при этом за государством должно оставаться право регулировать пороги рентабельности производства в отраслях и регионах, распределяя дотации, субсидии и варьируя ставки налогообложения. Почему? Потому что необходимые объёмы производства могут быть нереализуемые при стихийно складывающихся ценах на рынке, потому что, чем ближе общество к удовлетворению потребностей, тем ниже должна падать цена на соответствующий вид продукции. Потому что на уровне макроэкономики, цена – это показатель дефицита продукции по отношению к свободному потреблению.

Экономика развивается в этом направлении. Но говорить о том, о чём говорили марксисты, что деньги исчезнут, это было бы неправильно. По той простой причине, что кредитно-финансовая система — это инструмент бесструктурного макроэкономического управления и, кроме того, это инструмент статистического учёта и анализа того, что происходит в экономике на исторически продолжительных интервалах времени при условии, что финансы соотносятся с энергопотенциалом или с золотом, или ещё чем-нибудь. И тем более не как сейчас, когда доллар – это сама стоимость, а откуда он и как он берётся — это тема не для обсуждений. И о том, что экономика действительно развивается в этом направлении, говорит такой факт, что в Швейцарии обсуждался вопрос о безусловных доходах, то есть величине некой денежной суммы, которую каждый бы гражданин Швейцарии получал вне зависимости от того, трудится он или не трудится, здоровый он или инвалид. Но чтобы он получал эту сумму, и она могла быть использована им по его усмотрению. То есть, предполагается, что творческий потенциал и его реализация – это субъективная потребность людей и даже, если люди будут получать этот гарантированный безусловный доход, то они будут с интересом по-прежнему работать и реализовывать свой творческий потенциал, в том числе и в сфере экономической деятельности.

Всё это требует иных экономических теорий. То, что я рассказал, это даже не основы. Это только предпосылки и принципы, которые должны быть развиты в этих экономических теориях. Если говорить о том, когда они должны были быть развиты, то Иосиф Виссарионович Сталин в 1952 году в «Экономических проблемах социализма в СССР» прямо ставил задачу – построение новой экономической теории, которая бы адекватно отвечала потребностям социалистического строительства в нашей стране и перехода к коммунизму. То есть к полному и гарантированному удовлетворению демографически обусловленных потребностей в гармонии с природой. Но считали, что Сталин – деспот, тиран, недоучка семинарист. Но если подумать, последующая практика показывает, что это был один из умнейших, добрейших людей своей эпохи, чьё мировоззрение, миропонимание лет на сто, сто пятьдесят обогнало интеллектуальное развитие общества.

А коли не занялись этим делом тогда, то придётся заниматься этим делом теперь. Потому что, как сказал в своё время Христос: «Род сей лукав. Знамение ищет. Но не дастся ему знамения, кроме знамения Ионы пророка».

Знамение Ионы пророка. Пророк Иона решил, что он умнее Всевышнего и что обещанную им миссию проповеди в Ниневии, столице тогдашней Ассирии, он может не исполнять. После этого некое китообразное заглотило Иону, и он пробыл там некоторое время. Когда Иона одумался и взмолился, то китообразное получило указание — выплюнуть Иону на берег. Иона пришёл в себя, отправился в Ниневию. Жители Ниневии вняли проповеди, одумались, и Ассирия существовала ещё некоторое количество времени. Но если от личностного масштаба Ионы переходить к общечеловеческому масштабу, то человечество, подчинившись библейскому проекту порабощения его от имени Бога, вступило в конфликт со Всевышним. Следствием этого конфликта является глобальный биосферно-социальный и экологический кризис, развитие которого гарантированно уничтожит нынешнюю цивилизацию. Альтернатива этому самоубийству одна единственная – одуматься. Библейскому проекту глобализации противопоставить альтернативный проект глобализации, который бы протекал в русле божьего промысла и обеспечивал, как развитие человечества, так и устойчивость биосферы. В русле этого проекта хотите того или нет, но придётся создавать альтернативные социолого-экономические теории, которые должны опираться на шесть категорий объективных закономерностей, о которых я говорил в прошлый раз, которым подчинена жизнь человеческого общества, и должны быть управленчески состоятельны. И жить придётся в соответствии с ними.

Но если кто-то считает, что можно ничего не делать, всё утрясётся само собой, — это его право. Но потом не спрашивайте о причинах, почему в жизни что-то не складывается, чего-то не везёт, чего-то не так, или вообще возникли какие-то угрозы жизни. Человекообразные бандерлоги не имеют право на существование, поскольку паразитируют на планете. И земля должна стать планетой людей, перестав быть планетой обезьян.

Вот на этом, в общем-то, и всё.

Набор текста: Наталья Малыгина, Татьяна Самило, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv

— образовательное интернет-телевидение

Величко М.В. (2014.07) — Разговоры о жизни 13

0:00:18 — общественная экономическая формация
0:01:55 — что такое экономика
0:04:50 — источники и получатели благ в современной цивилизации
0:13:30 — семья — зёрнышко общества
0:14:55 — рабам запрещена семья
0:20:14 — чистота элитной крови
0:22:11 — что закладывается в детстве
0:27:45 — как родить здорового ребёнка
0:28:50 — почему болел сын Николая Второго
0:35:06 — если дети — побочный продукт
0:35:30 — Василиса прекрасная или премудрая?
0:36:52 — что должна делать женщина
0:38:44 — английский подкаблучник Николай Второй
0:40:40 — как Николай Второй избавил Великобританию от русской угрозы
0:45:33 — битва эгрегоров за императрицу
0:47:10 — растление девочек как оружие противника
0:49:40 — к чему приводят ошибки государственного управления
0:51:38 — кто, как и где может воспитать личность?
0:57:42 — младшая гениальность
1:00:07 — как воспитывать приёмных детей
1:02:50 — перехват управления у стада элиты

Михаил Величко: Вот мы обсудили циклику решения частных задач, которая должна поддерживаться государством для того, чтобы все в преемственности поколений жили хорошо. А для того, чтобы циклика реализовалась, надо поговорить об общественно-экономической формации не просто вообще, а именно, как об объекте управления. То есть, поговорить о внутренней структуре общественно-экономической формации и о взаимосвязях, которые существуют между её элементами. Если термин общественно-экономическая формация, который был введён в марксизме, кому-то не нравится, то есть другой термин – социально-экономическая система. Но суть от этого дела не меняется, потому что, всё равно речь должна идти об обществе, и о его экономике.

 

Современное цивилизованное общество можно характеризовать как совокупность общественных институтов, которые пребывают во взаимодействии друг с другом. Термин «общественный институт» можно определить, как некое внутрисоциальное образование, которое несёт определённые социальные функции, и эти функции никакой другой общественный институт не может выполнять либо вообще, либо должным образом по отношению к тому уровню развития цивилизации, культуры общества, которая достигнута. Если говорить об экономике, то экономика не вписывается в такое определение общественного института, поскольку экономика это не только люди, но и всевозможная техника, технологии, организация, организационные и управленческие процедуры.

 

Поэтому общественно-экономическая формация это совокупность некоторого количества общественных институтов и организационно-технологического комплекса народного хозяйства. В нашем понимании такое разделение оно правомерно по какой причине? По той причине, что одни и те же технологии, одни и те же организации функционирования экономики могут быть атрибутами обществ, очень различных по тому, как их общественные институты сложились, и как они взаимосвязаны друг с другом, и с организационно-технологическим комплексом самого хозяйства.

 

Пример. Всё военное дело в цивилизациях, потому что, организация армии и флота, организация военно-промышленного комплекса имеет много общего, если обратиться к истории в странах антигитлеровской коалиции и в Третьем Рейхе.

 

Поэтому, можно говорить, что организационно-технологический комплекс, он до определённой степени независим от общественных институтов, из которых складывается общественная жизнь, хотя современное цивилизованное общество без организационного комплекса экономики жизненно несостоятельно в силу того, что техносфера — это необходимость. И защита от природной среды посредством техносферы — это очень значимый фактор, в значимости которого мы обычно убеждаемся только когда происходят какие-то стихийные бедствия, либо в результате смут и войн всё перестаёт функционировать в приемлемом для нас режиме.

 

Если говорить об общественных институтах современного цивилизованного общества, то можно нарисовать вот такую табличку:

— По горизонтали — как источники благ.

— А по вертикали — как получатели благ.

 

Такими общественными институтами являются: семья, государственность, наука, система образования. То есть, мы имеем табличку формата 4 на 4. Если подумать, то заполнить её с необходимой для управления степенью детальности не представляет труда.

 

Если идти по её элементам, то, что даёт семья семье?

— Продолжение рода.

— Непосредственную заботу друг о друге членов семьи.

 

Что даёт государственность семье?

Мы живём в таких условиях, когда качество жизни всех и каждого обусловлено характером государственного управления, то есть, концепцией, которая отрабатывается в государственном управлении, и качеством управления в соответствии с избранной концепцией. Соответственно, в пределах вот этих двух факторов, государственность даёт семье социальную защищённость, и некое качество жизни семьи и личности.

 

Что даёт наука?

Наука формирует кругозор подрастающих поколений и взрослых сверх общеобязательного образовательного минимума, принятого в данную эпоху в данном обществе.

 

Система образования даёт семье стартовый уровень образованности и профессионализма, вступающих в жизнь новых поколений, что является основой для интеграции их в жизнь общества, уже во взрослую жизнь.

 

Дальше следующая строка — это государственность, как получатель благ.

Что даёт семья государственности?

— Людские ресурсы.

— Нравственность.

— Этику.

— Основы культурного единства общества.

Все вот эти вещи, они, так или иначе, закладываются в семье и формируются ею.

 

Что даёт государственность государственности?

Организацию системы управления и воспроизводство субкультуры управления на профессиональной основе в преемственности поколений.

 

Что даёт наука государственности?

Научно-методологическое обеспечение текущего государственного управления и выработки политического курса на будущее.

 

Что даёт система образования государственности?

Основы культурно-политического единства общества и кадры профессионалов-управленцев, а также кадры для других сфер деятельности.

 

Наука, как получатель благ, что получает?

От семьи получает людские ресурсы, нравственность, этику, также основы культурного единства общества, без чего научная деятельность, как коллективная деятельность, в современных условиях оказывается либо неосуществима в принципе, либо проблемна.

 

Государственность даёт науке организацию системы, поддержку фундаментальной науки, которая в принципе неспособна к самоокупаемости на коммерческих началах, поскольку не производит конечного продукта, а оказывается, если соотноситься с технологической цепочкой, на первых этапах того, что называется технологический передел. Хотя переделывает она обычно не сырьё, черпаемое из природы, а переделывает некую информацию. Также, государство в ряде случаев обеспечивает постановку исследовательских задач в интересах осуществления политики государства.

 

Наука обеспечивает науке воспроизводство субкультуры научных исследований и решение прикладных задач. И система образования даёт науке кадры профессионалов-исследователей и разработчиков.

 

Далее система образования поступает, как получатель благ, даваемых ей другими общественными институтами.

— От семьи: людские ресурсы и нравственность, этику, основы культурного единства общества, без чего система образования функционировать не может.

— От государства: организацию системы образования и постановку образовательных задач.

— Наука даёт системе образования методологию познания и творчества в той или иной форме, миропонимание, то есть, тематику и содержание образовательных стандартов, кадры профессионалов-преподавателей.

— И система образования даёт самой себе кадры профессионалов-преподавателей, и отчасти научно-методологическое обеспечение своей деятельности.

 

Для того, чтобы общество устойчиво развивалось в преемственности поколений, каждый из общественных институтов должен гарантированно решать свои задачи, и при этом они должны взаимодействовать друг с другом, соответственно и возможностям, и потребностям каждого из них. Если в системе общественных отношений происходит нарушение функции любого из общественных институтов, либо происходит нарушение органично необходимых взаимосвязей общественных институтов друг с другом, то общество обречено испытывать проблемы, и развитие этих проблем может привести общество к катастрофе, которая может стать и необратимой.

 

А реальность такова, что по каждой клеточке этой таблички можно написать отдельную книгу, или как минимум главу для учебника социологии. Однако, реальность такова, что в наших учебниках социологии ни эта таблица, ни её содержание практически не представлено ни в какой форме. И это одна из проблем научно-методологического обеспечения общественного развития, и государственного управления, как одного их факторов. Поэтому придётся вдаваться в рассмотрение всего того, что происходит в системе общественных институтов самостоятельно, идя от жизни, идя от тех возможностей, которые открыты, либо которые в силу разных причин оказываются закрытыми.

 

Известна такая фраза, пришедшая из марксизма, что семья – ячейка общества. С одной стороны — да, она указывает на роль семьи. А с другой стороны — это одна из формулировок, которая блокирует правильное понимание того, что в обществе происходит. Потому что семья это не ячейка общества, семья это не статика. Семья — это зёрнышко, из которого вырастает будущее общество. Потому что, если смотреть вот на эту таблицу, то все общественные институты, государственность, наука, система образования, и все другие, которые можно выделить в обществе, но которыми мы сочли возможным пренебречь, поскольку они могут рассматриваться, как филиалы названных, все они в разное время, так или иначе отпочковались от семьи.

Семья — действительно зёрнышко, из которого вырастает будущее общество со всеми его общественными институтами, которые необходимы для жизни общества на данной ступени цивилизационного развития.

 

И как обстоит дело с функционированием института семьи на протяжении всей истории? Первое, что бросается в глаза, что рабовладельцы отказывали рабам в праве на семью. Почему? Рабовладельцы заботились о биологическом и культурном превосходстве над массой рабов. Это достигалось за счёт уничтожения института семьи в рабском стаде. Почему? Потому что семья не предполагает беспорядочных половых связей. В рабском стаде беспорядочные половые связи это норма жизни.

 

Генетический механизм вида «человек разумный», это не только хромосомы. Это ещё и биополевая система, в которой тоже передаётся информация от предков к потомкам. И если половые связи беспорядочны, то, хотя хромосомный генетический материал из организма женщины уходит где-то в течении трёх-четырёх месяцев, то в аспекте биополевой наследственности при беспорядочных половых связях, может получиться так, что у одного ребёнка один отец по сперме, и несколько отцов по биополю.

 

Генетический аппарат человека — это очень сложная система, и в целях экономии, как во многих сложных информационно-алгоритмических системах, одна и та же информация не всегда многократно прописывается в ней на разных фрагментах носителей. Достаточно часто информация прописывается однократно, а в тех местах, где необходимо обращение к этой информации, имеют место просто ссылки, аналоги ссылок, точно так же, как и в программировании. Что это значит практически? Это значит, если проводить аналогию: вы читаете, допустим, учебник химии, и в одной главе сталкиваетесь с фразой, что этот раздел будет обстоятельно рассмотрен в главе такой-то. Вы желаете рассмотреть эту тему сейчас, и обращаетесь непосредственно к той главе. Допущен типографский брак, и вместо, допустим, десятой главы учебника химии, на которую имела место ссылка в пятой главе, вы имеете десятую главу из учебника географии. Вопрос заблокирован, вы не можете освоить информацию.

 

Вот беспорядочные половые связи ведут к тому, что на уровне биополевой генетики возникают взаимно конфликтные ссылки на взаимно несовместимую друг с другом информацию, либо оказываются провальные ссылки, пустые. То есть, ссылка есть, а информационно-алгоритмического обеспечения под неё нет. Соответственно, ребёнок, у которого несколько отцов по биополю и один отец по сперме, оказывается перед проблемой в процессе личностного развития восполнить недостающую информацию, либо преодолеть конфликты информации. В мягком виде последствия телегонии выражаются в том, что ребёнок пристаёт к родителям с вопросом: «Папа, а ты мой папа?» Этот вопрос проистекает их того, что он где-то бессознательно ощущает, что его психике доступна некая информация, которой нет в биополе папы, и в родовом духе папы. Но если она есть, то закономерен вопрос: откуда эта информация и одна их форм этого вопроса «Папа, а ты мой папа?»

 

В более тяжёлых случаях: телегония — это шизофрения, и взаимное несоответствие различных частей тела друг другу. Это может выражаться, как очень существенные диспропорции в строении организма, так и пороки развития.

 

Если же говорить о том, как жила элита во все времена, то элита всегда следила за тем, чтобы её семья была защищена по возможности и от телегонии, и от вмешательства в родовую линию генетического материала тех социальных групп, которые, с её точки зрения не принадлежали элите. В ряде случаев, для того, чтобы обеспечить превосходство в каких-то аспектах, элита шла даже на близкородственные браки, рискуя последствиями инбридинга для того, чтобы те или иные родовые признаки передать своим потомкам, поскольку её представители считали, что в них выражается её преимущество над всеми прочими.

 

Отношение к семье — это один из ключевых показателей для того, чтобы охарактеризовать любое общество. Если соотноситься с иерархией приоритетов обобщённых средств управления, то разрушение института семьи в обществе предполагаемой жертвы агрессии, имеет место всеми, как предпосылка к осуществлению реальной агрессии. И фактически, так или иначе, это затрагивает генетику.

 

Есть общеизвестный факт, что когда комар вылупился из личинки, это полноценный представитель своего вида. Если рождается человек, то он становится человеком только в результате адекватного воспитания и образования. И детство нам даётся для того, чтобы подготовиться к самостоятельной взрослой жизни. В период детства происходит не только освоение нами тех или иных знаний, выработка каких-то навыков, но и развёртывание структуры организма. Получается так, что работает принцип: не научился Ванечкой — Иваном Ивановичем не научишься. Этот принцип захватывает как развёртывание структур самого организма, так и формирование личностной психики как информационно-алгоритмической системы. Почему? Потому что практика показывает, что если речевые навыки в определенном возрасте не востребованы, то не происходит должное развитие речевого центра в левом полушарии.

 

В литературе описан такой случай: одна американка, мать-одиночка, оставляла своего ребёнка наедине с телевизором. Телевизор показывал чего ни попадя. Ребёнок начал рисовать рекламные заставки, но в положенное время говорить не начал. Потребовалась кропотливая работа врачей психологов для того, чтобы речевые навыки все-таки появились. То есть, это пример, который показывает, что психика, и физиология, и анатомия в организме человека оказываются очень-очень тесно связаны. И невостребованность тех или иных навыков в определенное время имеет следствием либо полную неразвитость соответствующих структур организма, либо их ограниченную развитость, которая впоследствии либо не может быть компенсирована вообще, либо не может быть компенсирована в должной мере.

 

Если посмотреть на жизнь любого человека, то в его жизни есть период, над которым практически безраздельно властна его мама и больше никто. Этот период: это предыстория зачатия примерно до 2,5-3 лет, когда ребёнок начинает уверенно пользоваться членораздельной речью и на основе членораздельной речи вступает в общение с теми, с кем он считает нужным и отказывает в общении тем, кто в силу разных причин его пугает, либо не интересен.

 

Что происходит в этом интервале времени от предыстории зачатия до вступления ребёнка в речевой период. Происходит главное. Во-первых, мама выбирает того, кто станет отцом. Инстинктивно обусловленная психология такова, что решающая роль, и ведущая фактически, лидерствующая роль принадлежит женщине. Ответная реакция мужчины – она действительно ответная, хотя иллюзия того, что инициатива принадлежит мужчине является следствием того, что в той же алгоритмике заложена необходимость преодоления, как бы сопротивления самки до того как. То есть самка вызывает интерес к себе у многих, но в целях продолжения рода и улучшения генетики популяции победить в этом должен кто-то сильнейший, опять же с точки зрения самки.

 

Что происходит еще? В этот период закладывается духовное наследие будущего ребёнка. То есть, в этот период происходит формирование биополевых связей с теми или иными эгрегорами, с которыми ребёнок от момента зачатия до рождения и далее в жизни будет связан. Если половые связи беспорядочны, то будет множество связей с тем, что впоследствии осложнит жизнь этого ребёнка. Кроме того, если в своих родовых эгрегорах есть что-то неправильное, то это тот период, когда это неправильное может быть заблокировано. Если зачатие происходит не под властью инстинкта, а действительно в условиях любви, то духовное наследие формируется наилучшим образом. Комбинаторика всего, тасование генов в процессе формирования сперматозоидов и яйцеклетки складывается наилучшим возможным образом.

 

Один из таких примеров, что процесс зачатия нравственно-этически обусловлен. Хотя для тех, кто считает религию выдумкой, и ограничивает этику условием общества, границами общества, считает этику не объективной, а субъективно порождаемой, — для них этот пример ничего не значит. Общеизвестно, что наследник цесаревич Алексей Николаевич болел гемофилией.

 

Артём Войтенков: Наверное, надо уточнить, что это сын Николая II.

 

Михаил Величко: Да, сын Николая II. Гемофилия – это несвёртываемость крови. То есть, любой царапины может оказаться достаточно, чтобы человек истёк кровью и умер. Нормальная кровь во взаимодействии с кислородом свертывается и блокирует протоки, через которые возможно кровоистечение. Гемофилия связана с геном, присутствующим в женской хромосоме X. Если вторая женская хромосома Х в организме матери здоровая, то в силу того, что гемофилия рецессивный признак (фактор), она не проявляется у матери. Если женщине не повезло, и ей достались обе хромосомы с геном гемофилии, то у неё есть шансы умереть просто любыми месячными. Когда рождается мальчик, то он наследует от матери либо здоровый ген, либо больной ген. Статистическая предопределённость гемофилии у наследника цесаревича была 0,5. И при другом раскладе генов в процессе формирования материнской яйцеклетки мог родиться здоровый мальчик, который бы стал наследником престола. Какова была бы в дальнейшем судьба России — это вопрос открытый.

 

Цесаревич родился на рубеже июля-августа 1904 года. В это время шла русско-японская война. Если отмотать девять месяцев назад, что было в истории? Большинство не задумываются о том, что пришлось на период зачатия цесаревича. На период зачатия пришлись переговоры между Россией и Японией, в которых Россия занимала позицию: нам нужна маленькая победоносная война для того, чтобы профилактировать революцию. Вот если признавать тот факт, что Бог говорит со всеми и каждым на языке жизненных обстоятельств, то рождение цесаревича с гемофилией – это обращение к государю императору Николаю II.

— «Ты уже при восшествии на престол получил прозвище кровавый из-за ходынской катастрофы. Ты говоришь, что ты царь-отец народа. Так вот над каждой каплей народной крови тебе следует дрожать так же, как ты будешь дрожать над каждой каплей крови наследника».

 

Но православная традиция всё такое относит к суевериям, поэтому послание в такой форме не дошло. Россия проиграла русско-японскую войну, в которую втянулась по крайней глупости. Потому что верить в то, что войны не будет в 1904 году – это надо было быть крайне глупыми. Потому что кораблестроительные программы Японии заканчивались в 1904 году, самые последние корабли должны были вступить в строй. Русские кораблестроительные программы заканчивались в 1905 году. Соответственно, 1904 год – это единственный год для Японии, когда она могла либо договориться с Россией об урегулировании конфликта интересов на Дальнем Востоке, либо разрешить это конфликт в свою пользу грубой военной силой, не дожидаясь завершения русских кораблестроительных программ и обретения русским флотом превосходящей военно-технической мощи. Чтобы в таких условиях вести переговоры под лозунгом «Нам нужна маленькая победоносная война для того, чтобы профилактировать революцию«, надо иметь очень тяжёлые поражения психики и нравственности.

 

Реальность такова, что действительно очень многое в процессе зачатия обусловлено нравственно обусловленной целеустремленностью родителей к тому или иному. А если дети просто случайны продукт секса под водительством инстинктов, то дети – это для родителей, прежде всего, зеркало, в котором они могут увидеть те проблемы, которые не пожелали решать сами в своих собственных судьбах. Реальность именно такова. Если обратиться к русским сказкам, то их отличие от западных сказок в том, что в западных сказках принцессы-красавицы. Простушки, на которых женятся принцы – тоже красавицы. А в русских сказках идеал женщины – Василиса Премудрая. Да, она красавица, но при этом она премудрая.

 

И если говорить о возможностях выведения России из кризиса, то это возможности связаны с долговременной стратегией, и в этой стратегии ныне живущие поколения должны зачать и вырастить поколение Василис Премудрых, которые, в свою очередь: зачнут, родят и воспитают тех, кто решит остаточные проблемы, унаследованные от прошлого и не будут создавать новых проблем. Потому что неправильно думать, что творческий потенциал и его реализация – это удел мужчины. Реальность такова, что творческий потенциал одинаково свойственен и мужчинам и женщинам, но реализуется он по-разному в силу биологически различных функций обоих полов в жизни биологического вида «человек разумный».

 

Женщину никто не в состоянии заменить в качестве матери. Поскольку на первых этапах жизни ребёнка ему никто не может заменить маму, то жизнь построена таким образом, что нормально творческий потенциал мужчины реализуется во взаимодействии с теми, проблемами, с которыми жизнь сводит общество. Мужчины непосредственно решают их. Творческий потенциал женщины в подавляющем большинстве случаев реализуется либо через спутника жизни, по отношению к которому, в силу того, что в нынешней культуре женщины обычно интуитивно превосходят мужчин, она указывает пути развития, даже в том, случае, если мужчина не является подкаблучником. Если он подкаблучник, то женщина манипулирует им так, как считает нужным, либо так, как через неё ретранслируется эгрегориальная алгоритмика.

 

В этом аспекте опять надо вернуться к семье последнего императора. При жизни и потом императрицу Александру Фёдоровну иногда беспочвенно обвиняли в том, что она немка и агент немецкого влияния. Реальность такова, что, хотя она была немкой, но детство её прошло при дворе любимой бабушки — английской королевы Виктории. Дальше она вышла замуж за наследника русского престола. Александр III был против этого брака, и благословил этот брак только на смертном одре. И у него были причины, поскольку он, судя по всему, понимал, что Николай будет подкаблучником, а принцесса Алиса фактически стала агентом пробританского влияния на русскую политику, потому что всё, что произошло после смерти Александра III в русской политике и, прежде всего, во внешней политике, полностью соответствовало интересам Британии. И когда произошла Февральская революция, информация об этом дошла до Лондона, то в парламенте британском была произнесена фраза: «Одна из целей войны достигнута».

 

В чём выразилось это пробританское влияние? Оно выразилось в русско-японской войне и в том, что Россия втянулась в Первую мировую войну. Историки в большинстве своём не замечают такого факта: после смерти Александра III изменился внешнеполитический курс России. При Александре III были собраны ресурсы, которые предполагалось реализовать в строительстве военно-морской базы в районе современного Мурманска и в развёртывании главных сил российского императорского флота на севере в Кольском заливе. Продолжение политики в этом направлении обеспечивало условия мирного существования России примерно до середины XX века, потому что сценарий типа Крымской войны блокировался тем обстоятельством, что метрополия Великобритании может прожить на собственном обеспечении по разным значимым для неё продуктам от двух недель до трёх месяцев.

 

Если говорить о такой военно-технической задаче, как блокирование развёртывания сил русского флота и крейсерских эскадр из района Кольского залива в Атлантику, то эта задача не имела гарантированного решения вплоть до 60-70 годов XX века. Например, в 1939 году за несколько дней до нападения Германии на Польшу германский лайнер «Бремен» вышел из Нью-Йорка и исчез в Атлантике. Англичане пытались его перехватить. У них была авианосная авиация, были гидросамолёты, была радиосвязь, уже была радиолокация. Тем не менее, «Бремен» пересёк Атлантику, пришёл в Мурманск, там стоял две недели и, когда обстановка стала более-менее стабильной, он ушёл из Мурманска в Германию. А представьте: авиации нет, авианосцев нет, радиолокации нет, радиосвязь будет изобретена и станет массовой спустя десятилетия, — надо пресечь развёртывание сил русского флота из района Кольского залива полярной ночью. Как? Плохо решаемая задача.

 

В литературе есть упоминание о неких учениях, произведённых Соединёнными Штатами в семидесятые или восьмидесятые годы. Задача учений: авианосец «Форрестол» и корабли сопровождения должны в условиях радиомолчания прятаться под тучами и облачностью от авиационной и космической разведки Соединённых Штатов. Американцы две недели искали собственный авианосец на просторах Тихого океана и не могли его найти. И учения были прекращены отданием команды о завершении учений. То есть, политика Александра III, направленная на создание базы в Кольском заливе и главных сил русского флота там, была стратегически дальновидной и гарантировала нежелание нападать на Россию у Англии и её потенциальных сателлитов на десятилетия вперёд. То есть, эта политика и её продолжение могло качественно изменить облик современного мира.

 

Но Александр III умирает и что происходит? Мурманск был построен в пожарном порядке в ходе Первой мировой войны. Александр III предполагал туда проложить двухпутную железную дорогу сразу. В 80-е годы на некоторых участках железная дорога Ленинград-Мурманск была однопутной. Деньги, предназначенные для развития региона Мурманска, были вбуханы в строительство Либавской военно-морской базы и частично Порт-Артура. Обе базы доказали свою никчёмность для России и в Первую мировую войну (Либава) и во Вторую мировую войну. Чьим интересам это соответствовало? Интересам Великобритании. Кто был проводником интересов? Императрица Александра Фёдоровна, не умышленно, а под эгрегориальным водительством. Почему я говорю, что под эгрегориальным водительством? Потому что она, судя по всему, искренне приняла православие, но сохранила связь с имперским эгрегором Великобритании. В период жизни в России её характеризуют как человека с крайне неустойчивой психикой и постоянно впадающую в депрессию. А пока она была девочкой-подростком, её в Германии звали «принцесса-солнышко». Но если «солнышко» впало в депрессию, то в результате чего? Муж был любящий, от этого никуда не денешься. А вот если её психика стала полем боя британского имперского эгрегора и русского имперского эгрегора, а она не смогла определиться в этой битве на чьей стороне она участвует, то тогда понятно, почему всё время депрессии, плохая психосоматика, угнетённое здоровье и целая куча проблем в семье последнего императора.

 

То есть, действительно получается так, что институт семьи – это ключевой институт к решению всех проблем. И один из факторов его разрушения – это растление девочек противника для того, чтобы последующие поколения были биологически дефективные, и не могли представлять серьёзной угрозы в геополитическом противостоянии. Посмотрите на то, что было в 90-е годы, на что работали средства массовой информации — на растление подрастающих поколений, и прежде всего, растление девочек.

 

Артём Войтенков: Так они и сейчас на это работают.

 

Михаил Величко: И сейчас они на это работают.

 

Артём Войтенков: Полным ходом.

 

Михаил Величко: Возникает вопрос: где активность ФСБ, где активность прокуратуры, направленная на подавление растления подрастающих поколений средствами массовой информации и отчасти школой?

 

Артём Войтенков: Ну, ФСБ – это же подконтрольная структура.

 

Михаил Величко: В общем, речь идёт о том, что если Россия не криптоколония, для которой растление подрастающих поколений – это норма и инструмент её порабощения, то свобода слова, свобода художественного творчества должна пониматься, исходя из смысла, что совесть – это основа свободы. Свобода – это совестью водительства богом данные. И соответственно, свобода творчества, свобода слова не должна вызывать проблем и катастроф в жизни общества. Если так называемые «свобода слова» и «свобода творчества» вызывают проблемы и катастрофы, то в нравственно здравом и интеллектуально здравом обществе государство, если оно служит обществу, должно безжалостно и беспощадно пресекать такого рода так называемую «свободу слова» и «свободу творчества».

 

Если говорить о взаимосвязях общественных институтов друг с другом, то на коротких интервалах времени решающую роль действительно играет государство. Потому что государство управляет теми делами, которые люди в одиночку и на основе эпизодической самоорганизации действительно решать не могут. Если государство злоупотребляет властью или совершает ошибки, то последствия этих ошибок, если их рассматривать на коротких интервалах времени, никто из людей в одиночку и на принципах самоорганизации эпизодической компенсировать не может.

 

В русском языке есть на эту тему поговорка: «Народ согрешит — царь отмолит. Царь согрешит — никто не отмолит«. То есть, фактор быстродействия в данном случае решающий. Некие пороки общества могут быть компенсированы адекватным государственным управлением. В поговорке это отражается в словах «царь отмолит». Пороки государственного управления на кратких интервалах времени не могут быть компенсированы никакой общественной самоорганизацией. А на длительных интервалах времени? А на длительных интервалах времени они могут быть компенсированы тем, что называется «ролью личности в истории». А личность – это продукт семьи.

 

И, прежде всего, решающую роль в формирование личности вносит мама. Потому что всё, что происходит на интервале времени от зачатия до начала общения ребёнка с другими людьми по его собственной инициативе, это практически в безраздельной власти мамы. Там закладывается фундамент нравственности, там закладывается фундамент этики, там закладываются основы мировоззрения и миропонимания. Если мама справилась с этими задачами по максимуму, то на этом фундаменте может сложиться личность. Если нет фундамента, попытка сложить личность на основе чего-то рыхлого и неопределённого приводит к тому, что появляется придаток к стулу, телевизору, бутылке с пивом, ещё чему-то и о личности, как таковой, говорить не приходится.

 

Дальше получается так, что семьи в обществе статистически распределяются по разным типам.

— На одном статистическом полюсе семья типа «индивид с чемоданом», который, в общем-то, ни с чем не связан. Как он живёт — вопрос открытый. Потому что тут вариантов тоже два полярных: либо оголтелый потребитель, либо подвижник, у которого нет ни времени, ни сил на занятия какими-либо делами иными кроме тех, какими он занимается.

— На другом полюсе статистики семья многих поколений, живущие одним хозяйством в общем доме со множеством детей, по крайней мере, одна ветвь семьи.

 

Возникает вопрос, что лучше? В общем, если с точки зрения потребления свободы и беспрепятственности, то лучше всего семья: человек-индивид с чемоданом и большим кошельком. Так называемые «сексуально-товарищеские отношения» или «сексуально-торговые отношения» с обеих сторон без каких-либо обязательств перед друг другом долгосрочного характера и, тем более, без каких-либо обязательств по отношению к задаче продолжения рода. То есть, такой подход реально это антисоциальный подход по той простой причине, что потом, когда эти одиночки станут старыми и утратят трудоспособность, то встанет вопрос об их социальном обеспечении. А социальное обеспечение таких одиночек, которые всю жизнь прожигали жизнь и вместо того, чтобы делать то или иное общественно-полезное дело, зарабатывали деньги — это не одно и то же. Это тяжёлое экономическое бремя на общество и, в общем, для общества будет лучше, ежели они уйдут сами в результате депрессняка или каких-то психосоматических заболеваний, не обременяя общество необходимостью поддерживать их бессмысленные существования в старости.

 

Один из примеров такого рода: вчерашнее событие – смерть Новодворской. Жизнь была дана для того, чтобы научиться любить. Прожила пустобрёхом и пустоцветом, пренебрегнув этой возможностью. А если исходить из того, что каждый человек должен состояться человеком, именно носителем человечного типа строя психики, то наилучшая среда для формирования личности – это семья нескольких взрослых поколений, живущих общим хозяйством, и в идеале — если эта семья живёт во взаимодействии с природной средой.

 

То есть, реальность такова, что если мы интересуемся благом общества в будущем, причём, на уровне стратегии, а не на уровне качества жизни ныне живущих и максимум их детей, то государство должно ориентироваться на поддержку семьи, многих поколений, нравственно-здравой семьи, живущей своим трудом. Потому что такая семья даёт неформальные уроки взаимодействия каждому ребенку, людей друг с другом. И она являет ему все предстоящие возрастные периоды и все проблемы, которые связаны с периодами разного возраста. То есть, это наилучшая среда для того, чтобы ребёнок действительно состоялся личностью.

 

Кроме того, есть ещё одна особенность, связанная с медициной. В общем, если посмотреть в историю, то так называемые гении в большинстве своём не первые дети в семье. С чем это связано? Связано это с двумя обстоятельствами.

— Первое – возможность родовых травм при первых родах, она выше, чем при последующих. И соответственно, последующие дети, они менее обременены в статистике массовой последствиями неудачных в чём-то родов. Это одна стороны вопроса.

— Вторая сторона вопроса — на первого ребёнка сваливается целая куча родовых проблем из эгрегоров, которые так или иначе не проработаны родителями. Поэтому последующим детям достаётся менее проблемное родовое наследие духовное. Особенно в тех случаях, если родители не останавливаются в личностном развитии, а продолжают развиваться и, видя в первых детях зеркало, работают над устранением тех проблем, которые есть в роду. Тогда последующим детям достаётся меньше проблем, и их творческий потенциал оказывается более свободен по отношению к решению проблем в жизни общества.

 

Поэтому получается, что если общество ориентируется на то, что: норма – это бездетная семья, норма – усыновление, норма – малодетная семья, многодетная семья – это проблема в формулировке «Зачем плодить нищету», то общество тем самым очень ограничивает потенциал своего развития в будущем. Потому что младшие дети они в условиях неправильной культуры обладают более высоким потенциалом развития в своей среднестатистической массе.

 

Если затронута тема усыновления, тема приёмных детей, то здесь тоже есть проблема. Проблема связана с тем, что в большинстве случаев дети, которые нуждаются в усыновлении, они были зачаты и рождены в проблемных семьях. Поэтому, первейшая задача приёмных родителей – защитить приёмного ребёнка от его родовых эгрегоров, которые наполнены не той информацией и алгоритмикой, которая нужна для того, чтобы жизнь этого ребёнка стала беспроблемной. И поэтому получается так, что приёмная семья действительно должна любить, не должна тратить время на всякую суету. А должна уделять как можно больше времени приёмному ребёнку, содействуя в том, чтобы он самостоятельно решал свои проблемы и помогая ему в этом. Почему? Потому что, если ребёнок не находит информационно-алгоритмической поддержки своего развития в семье, которая его приняла, то информационный вакуум заполняется тем, что было в его родовых эгрегорах. И если приёмная семья не справилась с воспитанием, то добравшись до подросткового возраста, начинается автоматическая отработка всякой алгоритмики, которая была в его родовых эгрегорах и привела к тому, что ребёнок стал социальным сиротой при живых родителях.

 

Но эта тема, к сожалению, в педагогических ВУЗах и на курсах для приёмных родителей не получает должного освещения. И, к сожалению, многие родители решают задачу достичь от любого ребёнка хоть своего, хоть приёмного послушания вместо того, чтобы работать на то, чтобы он вошёл в юность с развитой волей, подчинённой диктатуре совести. А это разные воспитательные стратегии, им свойственны разные методы достижения целей, не говоря уж о том, что и цели разные.

 

Если всё-таки какая-то доля родителей понимает эту проблематику или просто чувствует её и чувственно-интуитивно живёт в русле её разрешения, то тогда общество имеет шансы, что их дети вырастут, получат должное образование. Либо будут достаточно развиты интеллектуально для того, чтобы помимо системы образования выработать необходимые знания и навыки. И они войдут в органы власти и сделают государство дееспособным по отношению к задачам общественного развития. Потому что попытка со стороны государства тянуть за уши то, что не растёт, это просто пустая растрата времени и сил. То же самое касается и развития науки и системы образования. По отношению ко всему этому ключевым является функционирование Института семьи.

 

И если говорить о том, что происходит в семье, то главный вопрос – это взаимоотношение мужчины и женщины, как супругов и как родителей. Если эти проблемы в семье решаются правильно, то семья способна защитить ребёнка и от тлетворного влияния средств массовой информации, интернета, улицы и всего прочего. Ребёнок тогда в состоянии войти во взрослую жизнь дееспособным по отношению к миссии решения задач общественного развития и устранения проблем. Если семья эти задачи решить не может, то проблемы общества неизбежны и общество обречено либо на затяжной кризис, либо на катастрофу культуры.

 

То обстоятельство, что мы об этом говорим, это показатель того, что Россия не безнадежна. Это показатель того, что мы преодолеваем кризис. Потому что в таком контексте и в таких взаимосвязях в других культурах о проблематике общественного развития не говорят.

 

Далее надо говорить уже о взаимодействии общества, как совокупности общественных институтов и организационно-технологического комплекса народного хозяйства, то есть, о построении и функционировании экономики. Я думаю, что это лучше перенести на следующую беседу.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Елена Залыгина, Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv — образовательное интернет-телевидение

Величко М.В. (2014) — Беседа о судьбе деревни

К этой записи ещё не добавлено описание. Возможно у автора не хватило времени для этого (проект социальный и не имеет возможности платить кому-либо за работу). Если вы смотрите/слушаете её, пожалуйста, перечислите основные её темы, тезисы, или дайтё своё описание в комментариях — оно будет добавлено сюда и поможет другим людям найти и понять содержание этой записи.

Величко М.В. (2015.06) — Кто управляет ходом истории?

В чем причина событий на Украине? Почему, разрушив старую систему, украинцы не могут построить новое государство?

Если реально, мы живем на основе культового исторического мифа. Этот миф изначально никогда не был плодом свободного развития исторической науки, потому что историческая наука, даже если сохраняются все архивы и хроники, она уже обретает некую ошибку именно на основе документации, хранящейся в аутентичных документах соответствующей эпохи. Почему? Потому что тот, кто пишет докладные вышестоящему начальству, заинтересован в том, чтобы скрыть свои ошибки или представить их как выдающиеся достижения. То, что гроша ломанного не стоит, представить как эпохальное достижение для того, чтобы получить награды. Кроме того, не все, что попадает в поле зрение хроникеров и привлекает их внимание, действительно обладает той значимостью, которой приписывают последующие истории. А те события, которые действительно оказали важное значение, они вполне могли не попасть в хроники, поэтому реальная история, даже если она пишется на основе полного набора документов, все-таки она отличается от того, что было в мифах.

Если говорить об истории, как она преподается, то есть действительно целое множество фактов, которые не лезут в культовый исторический миф, причем это далеко не поветрии современности. Потому что, если Вы обратитесь к журналу «Техника молодежи», майский номер 1969 года, на обложку вынесен рисунок, в тексте журнала статеечка, иллюстрированные фотографии, пересланные станцией «Лунар орбитер-2». На фотографии, снятой с высоты порядка 50 километров, территория Луны. Некие остроконечные шпили отбрасывают тень. Казалось бы, отбрасывают тень, что тут такого? А автор статьи утверждает, что план расположения объектов, отбрасывающих тени, зеркален по отношению к плану расположения пирамид в Гизе. Дальше регулярно публикуются карты, на которых Антарктида, карты датированы временами ранее плаваний и экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева. Точность такая, которая в нынешней цивилизации обеспечивается развитием математики и картографии только со второй половины 18 века. Но карты существуют, куда их девать? Поэтому к той истории, которую преподают в школах, надо относится скептически, как к мифу. Потому что мы, в общем-то, даже присутствуем при том, как фальсифицируется та история, очевидцами и соучастниками которой мы были.

Просто давайте еще раз посмотрим на древнегреческие мифы. В общем-то, боги не отличаются хорошими этическими качествами. Так? Сменяется несколько поколений богов, то есть на Олимпе происходят дворцовые перевороты. Боги считаются бессмертными, боги могут то, чего не могут люди. Но главная идея Третьего рейха, какая? Вырастить сверхчеловека, который бы биологически превосходил среднестатистического человека от обыденного. Если он биологически превосходит, то, соответственно, в его власти те паранормальные способности, которые ныне свойственны некоторым, или даже те, о которых ныне никто не подозревает. Дальше, если он превосходит по продолжительности жизни, а у подвластных нет письменных хроник, то долгожители будут восприниматься как бессмертные боги, тем более, что они могут много чего. И одна из интерпретаций древнегреческих мифов, она говорит о том, что в ее основе память о жизни прошлых цивилизаций. То есть глобальный фашизм, разделение общества на расу рабов, которые живут коротко, быстро меняются, и расу долгожителей, которая всем этим управляет. Рабам запрещено пользование техносферной, техногенной энергией, это обеспечивает хорошую экологию планеты. Элита, господа пользуются тем, что можно сказать, назвать в нашей терминологии, физикой, выходящей за пределы того, о чем говорит наш современный учебник физики. Поэтому многое из того, что они могли делать, оно бы сейчас воспринималось тоже как чудо, поскольку в рамках традиционной физики не находило бы объяснения. И, в общем-то, это уже вопрос глобальной периодичности истории. Если прошлая цивилизация породила этически порочную систему социальных отношений и что-то обрушила себе на голову, в результате чего перестала существовать, то далее начинается процесс возрождения глобальной цивилизации. А дальше работает психодинамика та же самая, поскольку есть память, то отрабатываются алгоритмы, которые есть в памяти. Когда включается интеллект и включается воля, то порочные алгоритмы из прошлого оцениваются как вирус, как то, что подлежит искоренению, и вырабатываются иные алгоритмы, которые обеспечивают лучшее качество управления системой в целом.

Но вопрос, понимаете, не в том, какое было в действительности прошлое. Вопрос в том, какого будущего мы хотим. Причем, конкретно хотим, потому что управление, оно предполагает определённость целей. Если мы занимаем позицию, «я не хочу того, я не хочу этого, я не хочу этого», то мы получаем открытое множество возможностей, за исключением того, что мы не хотим, над которым властны не мы, а кто-то другой. И что в этом открытом множестве возможностей вылезет при не нашем управлении, нет гарантии того, что не вылезет нечто такое в сопоставлении с чем то, что было раньше покажется просто раем. Что на Украине сейчас, там проблемы как раз те же самые, отсутствие мечты, причем жизненно состоятельной мечты, и распоясавшийся нигилизм, не хотим этого, не хотим этого, не хотим этого. Все.

Источник: http://dostoyanieplaneti.ru/

Величко М.В. (2014.07) — Разговоры о жизни 12

0:00:00 — необходимость самостоятельности мышления
0:03:46 — гибель предыдущей земной цивилизации
0:05:57 — неизбежность глобализации
0:09:16 — иная глобализация на нравственной основе
0:10:28 — человечество должно жить по ритмам биосферы
0:11:17 — вредное время
0:12:15 — города-убийцы
0:13:07 — калечащая школа для выращивания зомби
0:16:13 — культурно убивающий либерализм
0:18:00 — научная несостоятельность экономики
0:19:08 — министр финансов Александр Лившиц не понимает экономику
0:22:17 — заместитель председателя правительства Аркадий Дворкович об экономистах
0:24:28 — необходимость очищения науки от врагов и дураков
0:26:44 — вмешательство всевышнего в земную жизнь
0:29:34 — кто виноват в украинском кошмаре?
0:33:30 — категории объективных закономерностей
0:34:14 — уничтожающая здоровье медицина
0:35:45 — необходимость научиться управлять
0:39:06 — как кухарки управляют государством
0:43:00 — почему топ-менеджеры много получают?
0:45:05 — низкое качество управления в позднем СССР
0:47:20 — чем выше зарплата управленца, тем ниже качество управления
0:49:20 — что надо делать с бездарными управленцами и жуликами
0:51:16 — управленцы должны работать не плату, а за идею
0:53:16 — что должно и не должно делать государство
0:56:28 — правильная структура землепользования
0:59:50 — экологическая революция Сталина
1:00:35 — необходимость демографической политики
1:05:48 — либерально-рыночная экономика не обеспечивает потребности государства
1:09:24 — кредитно-финансовая система — часть глобального управления
1:11:06 — Центробанк России — филиал ФРС США
1:14:08 — либерализм — измена Родине
1:14:48 — что такое цена и ценообразование
1:19:01 — дотации и субсидии от государства
1:21:25 — одинаковые сложности разных народов

Михаил Величко: Во всех этих беседах я избегал того, чтобы в ряде случаев оглашать те или иные выводы из того, что я говорю. Просто останавливался на том рубеже, за которым надо сделать вывод и переходил к какому-то другому вопросу. Почему? Потому что нам не нравится, когда люди мыслят готовыми к употреблению чужими мнениями тех людей, кого они возвели в авторитеты. Нормальное человеческое общество – это общество людей, которые чувствуют жизнь, самостоятельно думают и приходят к тем или иным выводам о том, как жить дальше, как устранять проблемы, унаследованные от прошлого и в чём суть этих проблем.

 

Я ссылался на Библию, Коран, другие писания, не приводя точных цитат. Кого интересуют точные цитаты, то в материалах Концепции Общественной Безопасности есть все эти цитаты с точным указанием, откуда, что взялось. То же самое и касается того, что я ссылался на некоторые факты, не приводя тех источников, откуда стали доступны сведения об этих фактах. Тоже всё есть в материалах Концепции Общественной Безопасности, в книгах все факты упомянуты с указанием тех источников, откуда они взяты.

 

То есть, реальность такова, что мы живём в такое время, что личностная культура психической деятельности подавляющего большинства людей страдает таким пороком, как подмена памяти о реальных событиях играми воображения на тему прошлого. Поэтому никакие беседы и лекции не могут быть основанием для того, чтобы человек сказал, что теперь я знаю по этой проблеме либо всё, что мне надо, либо необходимый минимум, который позволяет работать с этой проблемой. В современных условиях любые лекции, беседы, проповеди, они могут только указать на реальный или мнимый факт существования каких-то проблем. Но для того, чтобы иметь адекватное представление об этих проблемах каждый человек должен прочувствовать жизнь, увидеть эти проблемы в жизни, если они реальны. Либо признать их иллюзорность, если кто-то пал жертвой собственной мнительности беспочвенных фантазий. Поэтому то обстоятельство, что этот цикл лекций и бесед записан, это только повод для того, чтобы некоторое количество людей, которые это посмотрят, обратились к жизни, как таковой и подумали над смыслом жизни человечества и своим собственным смыслом.

 

Прошлый раз я говорил о глобальном историческом процессе и излагал ту вещь, что концепция глобализации в этом глобальном историческом процессе есть. Эта концепция выражена в Библии, как доктрина скупки мира на основе монополии на ростовщичество. И что это не является результатом действия социальной стихии, а это продукт деятельности иерархии древнеегипетского жречества, которая в своё время скурвилась и захотела безраздельной власти над миром от имени Бога. И то, что всё это восходит к предыстории, а предысторией является устойчивый фашизм на расовой основе, который судя по древнегреческим и другим мифам, стал нормой жизни предшествующей глобальной цивилизации, которая погибла в геофизической катастрофе (тоже глобальной) где-то около тринадцати тысяч лет тому назад. Тем самым, освободив человечество от того фашизма, предоставив возможность построить цивилизацию глобальную на иных принципах.

 

Тем не менее, доминанта глобального исторического процесса это деятельность, направленная на возрождение, возобновление того, что было в прошлой глобальной цивилизации, и воспроизводство тех пороков, которые привели её к гибели. И соответственно встаёт об альтернативе: как жить дальше и как относиться к глобализации. В последние двадцать лет появилась такая субкультура, как анти глобалисты. Чем анти глобалисты недовольны? Анти глобалисты недовольны глобализацией вообще. То есть, сталкиваясь с негативными последствиями глобализации на основе Библейской доктрины, они думают, что это единственно возможный вариант глобализации, или вообще не думают и пытаются отсидеться в своих национальных культурах, превратив их в крепости, которые должны защищать каждую из них от проникновения иных национальных культур, конфессиональных культур.

 

Реальность такова, что глобализация это процесс объективный — он неизбежен в силу биологического единства человечества. И кроме того в глобализации далеко не последнюю роль играют процессы, которые подконтрольны людям, вообще не думавшим о глобализации. Давайте смотреть: все знают песню «Миллион алых роз». Если обратиться к тому, как она соотносится с глобализацией, то в основе — случай из жизни грузинского художника Пиросмани и некой французской актрисы. Далее появляется Раймонд Паулс, который обрабатывает мелодию национальной латышской песни. Поёт всё Алла Пугачёва на русском языке, на стихе русскоязычного поэта. Кто из них думал о глобализации? Никто. Но, тем не менее, вне процесса глобализации эта песня появиться не могла в принципе.

 

И таких событий в истории много, когда глобализация реально свершается теми людьми, которые о ней и не думают. А после того, как в двадцатом веке средства массовой информации и коммуникации стали доступны широким массам, туризм стал нормой жизни, миграция населения на постоянное место жительства в другие регионы планеты тоже обрела достаточно весомый в статистике характер, то глобализация просто обнажилась, как процесс. Хотя она суть истории на протяжении всей памятной истории человечества и предыстории человечества тоже. Предыстория – это то, что было, но то, чего мы не помним. Поэтому получается так, что коли глобализация объективна, неизбежна, а та конкретная глобализация, которая реализуется на основе Библейской доктрины скупки мира, не устраивает очень многих, то альтернативой этой глобализации может быть только глобализация на основе иной концепции.

 

Иной, в каком смысле?

— Иной по своим нравственным ориентирам, идеалам.

— Иной по принципам построения социальной организации.

— Иной по принципам построения экономики и взаимодействия цивилизации с природной средой.

 

Если смотреть на глобализацию с таких позиций, то развёртывание альтернативной концепции надо начинать с осознания не очень сложных для понимания идей.

Первое: человечество – часть биосферы. Это означает, что существуют объективные закономерности, которые регулируют взаимодействие всех видов в биосфере друг с другом, и взаимодействие биосферы с объемлющими её геологическими процессами планеты и процессами в космосе. Что мы знаем из учебников об этих закономерностях? Ничего. Как строится политика в соответствии с ними? Политика строится вопреки им. Простейший пример – перевод стрелок часов на два часа вперёд астрономического времени. Ритмика суточного вращения земли, ритмика годового вращения земли вокруг солнца, — она задаёт биоритмы всей атмосфере. Плюс к этому ещё луна крутится вокруг земли и своим гравитационным полем и прочими полями оказывает воздействие на то, что происходит на земле. И по логике вещей человечество должно жить в этой ритмике.

 

Но у некоторых деятелей не хватает ни чувствительности, ни ума для того, чтобы не переводить стрелки часов на два часа вперёд. А у других деятелей, не хватает ни чувствительности, ни ума для того, чтобы вернуть стрелки часов к астрономическому времени. И мы же будем жить всё равно на час вперёд астрономического времени. Это один из показателей.

 

Другой показатель — стягивание населения в города-миллионники, где мутагенные факторы настолько мощные, что воспроизводство биологически здорового населения в принципе невозможно. Кроме того, человечество – это специфический биологический вид, отличный от всех других биологических видов в биосфере. Это означает, что есть биологические закономерности, которые характеризуют именно человека, как биологический вид. И жизнь цивилизации тоже должна строиться в соответствии с этими закономерностями.

 

Что здесь наиболее значимо? Наиболее значима конкретика раскладки программ инстинктивного поведения и особенности психологии каждого из полов. Культура должны строиться в соответствии с ними, учитывать их, а не действовать вопреки. Что реально происходит? Реальность такова, что психология мальчиков и девочек разная. Способ понимания и восприятия информации в подростковом возрасте разный. И соответственно, если мы хотим, чтобы и мальчики и девочки получили хорошее образование, обучение, по большинству предметов должно быть раздельным. Просто в силу того, что способы мировосприятия разные и соответственно подача информации тоже должна быть разной.

 

Дальше. Гиподинамия убивает и калечит. Наша школа – это школа, которая калечит всех гиподинамией. Статистика показывает, что дети не растут в период учебного года. Почему? Потому что есть гиподинамия. Дети растут на каникулах. Но есть одно исключение. Владимир Филиппович Базарный создал педагогическую систему, которая исключает гиподинамию из учебного процесса и ориентирована на раздельное обучение мальчиков и девочек по большинству предметов. Есть исключение: гуманитарные предметы, которые надо знать для того, чтобы всё-таки человечество это двуполый вид, а не два вида, которые должны враждовать друг с другом. Поэтому что-то должно осваиваться в общении мальчиков и девочек в процессе учёбы.

 

Программа, система получила сертификацию. Это единственная в настоящее время система, которая имеет сертификат о том, что она безопасна и полезна для здоровья детей. Тем не менее она не стала нормой жизни, а Минобр науки по-прежнему продолжает убивать и калечить детей гиподинамией. Плюс к этому, по сути, идиотская система тестирования, которая ориентирована на построение учебного процесса таким образом, чтобы подавлять творческий потенциал и вырастить дебила, который единственное что может — кое-как выбрать меню в компьютерной программе.

 

Человечество – это один из биологических видов, который несёт культуру. Культура — это вся информация и алгоритмика, которая передаётся от поколения к поколению помимо генетического механизма биологического вида. Культура вариативна. Что это означает? Это означает, что общество в состоянии построить культуру, которая убьёт его в течение жизни двух-трёх поколений. И общество в состоянии построить культуру, опираясь на которую оно будет жить в гармонии с природой, практически в автоматическом режиме. И это высвободит творческий потенциал общества для решения каких-то других задач и создания некого нового качества жизни.

 

Соответственно существуют социокультурные закономерности, которые тоже надо знать для того, чтобы не убить общество методом культурного сотрудничества с кем-либо из его геополитических конкурентов. Что здесь? Здесь господство либерализма, когда норма – это беспредельное разнообразие. Эта неопределённость нормы не позволяет различить деградацию и развитие. В результате чего открываются широчайшие ворота для деградационных процессов, и в результате массовой деградации населения общество и государство испытывают уйму проблем.

 

Дальше. Реальность такова, что мы не можем жить в природной среде, не защищаясь от неё техносферой. По крайней мере, не можем жить при той культуре, которую мы создали и которая во многом блокирует наш генетически заложенный потенциал развития. Техносфера создаётся в ходе экономической деятельности, и соответственно существуют определённые закономерности, связанные с этой экономической деятельностью.

— Следование этим закономерностям в принципе позволяет обеспечить экономически жизнь каждого человека, каждой семьи, всех тех, кто готов честно, добросовестно участвовать в общественном объединении труда.

— А нарушение этих закономерностей ведёт к тому, что общество может просто вымереть от голода.

 

Что можно сказать о нашем образовании в области экономики и финансов?

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ): Ничего хорошего.

 

Михаил Величко: Будут цитаты. Цитаты самого высокого уровня. Лившиц Александр Яковлевич, ныне покойный. Помните, программу «Спросите у Лившица»? В прошлом — помощник Президента Ельцина по вопросам экономики. Далее — вице-премьер правительства России, министр финансов, потом член совета директоров ряда холдингов. В одном из интервью он выдал фразу: «Экономика однако, как женщина, разве её поймёшь?» Понимаете, если с единых позиций подходить к экономике, как науке и к сопромату, как к науке, то научная состоятельность сопротивления материалов выражается в том, что механизмы работают, дома, мосты стоят.

 

Если что-то сломалось, то виноват не закон Гука, на основе которого построен сопромат.

— А виноват какой-то олух, который не смог освоить сопромат в ВУЗе, и не смог правильно рассчитать некую конструкцию. Например, волгоградский мост, который под действием ветра начал плясать.

— Либо виноваты строители и эксплуатационники, которые нарушили технологию, в результате чего объект оказался менее прочным, чем должен был быть.

— Либо эксплуатационники виноваты, которые вогнали объект в нерасчётный режим функционирования, где он сломался.

 

То есть к сопромату, как к науке у нас не может быть никаких претензий, потому что его научная состоятельность подтверждается житейски повседневно. А если предположить такую ситуацию, что приходит студент сдавать экзамен по сопромату и начинает: «Профессор, механика сплошных сред, как женщина. Разве её поймёшь?» Профессор столбенеет и говорит: «Молодой человек, то, что вы сказали, это эпохально! Вы заслуживаете не только отличной оценки, но и учёной степени кандидата, нет, даже доктора наук». А ведь, афоризм, выданный Лившицем, он на уровне этого студента-двоечника, который пришёл сдавать экзамен и заявляет, что «профессор, механика сплошных сред, как женщина, разве её поймёшь«. Разница только в том, что с Лившица некому было спросить за этот афоризм.

 

Потом появился Аркадий Владимирович Дворкович, носитель трёх экономических образований разных ВУЗов. Выступая в Академии народного хозяйства имени Плеханова перед студентами в 2009 году, он обронил такую фразу: «Экономистов придумали для того, чтоб на их фоне хорошо выглядели синоптики«. Эта фраза такова, что с одной стороны она тоже говорит о развитости экономической науки и её состоятельности, как науки. А с другой стороны, она характеризует кругозор Аркадия Владимировича, который тоже в прошлом был советником президента по вопросам экономики, а ныне вице-премьер правительства России.

 

Дело в том, что в истории нашей страны было два очень умных и широко эрудированных человека, которые внесли свой вклад в развитие ряда научных дисциплин. Это адмирал Степан Осипович Макаров и генерал-лейтенант корпуса корабельных инженеров академик Алексей Николаевич Крылов. Вот к ним возводится такой афоризм, возможно, потому что они были друзьями, и была общность идей определённая. Афоризм звучит так: «К точным наукам я отношу математику, астрономию, навигацию. К неточным – астрологию, хиромантию, метеорологию«.

 

Сам не зная того, Аркадий Владимирович стал жертвой этого афоризма потому, что экономика оказалась в списке после метеорологии, которой предшествует хиромантия. Но если говорить о научной состоятельности, то это показатель того, что, по крайней мере, с начала реформ 90-х годов внутренняя российская власть над нашей экономикой, над нашим народным хозяйством лежит в руках людей заведомо не компетентных. Потому что ежели бы, они были компетентны, то такого рода афоризмов мы бы не знали. А если бы экономическая наука была развита на уровне сопромата хотя бы (там тоже есть свои нерешённые проблемы), и политика действительно была бы направлена на благо населения, а не на благо олигархии, прежде всего транснациональной глобальной олигархии, то никаких экономических проблем в России быть бы не могло. Потому что практика — критерий истины. Если наука – это наука, то её результат должен выражаться в благих плодах, которые приносят в деятельность на основе её научных теорий и развитых на основе теорий моделей. Если деятельность вроде как научно обоснована, а результаты дрянь, то ревизию надо начинать не с того, сколько украла Васильева, мошенничала она или нет. Ревизию надо начинать с Академии наук, с отделений общественных наук, задаваясь вопросом: кто там пустобрёх и демагог, а кто действительно имеет за душой некие научные знания? И тогда возникает вопрос: почему эти знания не реализованы в образовательных стандартах. То есть ревизия переходит в Минобр науки, и в конечном итоге она приводит к вопросу: кто дурак, а кто враг народа?

 

А дальше, если смотреть на совокупность этих пяти закономерностей категорий, пяти категорий объективных закономерностей: общебиосферные, социокультурные, экономические, то что ещё остаётся? Ещё остаётся этика, которая выходит за пределы общества. И она выражается в ноосферно-религиозных закономерностях. Мы живём в обществе, где религия сама по себе, наука сама по себе, деятельность людей сама по себе, а этика якобы локализована только в пределах общества.

 

А реальность такова, что если посмотреть в историю, то получается так, что те политические силы, которые склонны к нарушению этических закономерностей или пытаются навязать людям глубоко порочные, нравственные стандарты и соответствующую этику, им в критических ситуациях по каким-то причинам систематически не везёт. То есть ноосфера и всевышний, они тоже оказывают реальность на жизнь общества. Один из последних примеров: гадюки покусали украинский спецназ – это ноосферное явление, гадюки тоже часть ноосферы. Украинский спецназ, работая на нацизм, вступил в конфликт с ноосферой, а не только с населением Донбасса и Луганщины, поэтому гадюки покусали.

 

Кто-то может считать, что всё сказанное – глупость, это так просто ребятам не повезло. Но оппонентам ведь повезло — их спецназ гадюки не покусали.

 

Артём Войтенков: Да, но с другой стороны этот спецназ потом идёт и убивает какое-то количество людей, и за это он отделывается только некоторыми укусами. То есть в общем, если мы рассматриваем ситуацию, вреда он наносит больше, чем он получил возмездие.

 

Михаил Величко: В Коране есть такие слова: «Если бы бог взыскивал с людей за всё то, что они делают, на земле бы не осталось ни одного живого существа».

 

Артём Войтенков: Это как взыскивать.

 

Михаил Величко: Это одна сторона вопроса. Вторая сторона вопроса, если опять же говорить об Украине, то в советские времена они там за горилкой и салом с чесноком по тихому мечтали о том, чтобы выйти из-под власти политбюро, всего этого маразма старцев, и зажить самостийностью. Благо природные условия и экономика Украины позволяют жить лучше, чем жили в Советском Союзе, если бы было поднято качество управления.

 

Проголосовали за декларацию самостийности и начали строить самостийную государственность. Двадцать три года — это срок вполне достаточный для того, чтобы построить государственность, способную к решению проблем, и если не устойчивому воспроизводству себя в дальнейшем, то хотя бы к модификации в соответствии с новыми вызовами времени.

 

Давайте считать:

— 17-ый год – крах государственности российской империи.

— 40-ой год – советская власть вполне дееспособна для того, чтобы отразить гитлеровскую агрессию.

Сроки сопоставимы, а здесь что?

 

Мысль на тему о том, что «кто не скачет, тот москаль«, она неконструктивна по отношению к строительству государственности. Но пока вся эта бандеровщина после 91-го года стремилась к власти, изрядная доля населения Украины считала, что их это не касается. Что есть бандеровцы, «свидомые», какие-то психи, которые придумывают собственную историю, ну и что на них обращать внимание, если они не составляют большинство общества и не весомы особо в политике. Были не весомы, теперь весомы.

 

Далее встаёт вопрос о «невинных детях«. Понимаете, человечество едино в череде поколений и доброта и любовь, она проявляется не только по отношению к ныне живущим, она проявляется и в заботе о том, чтобы будущее наших детей и внуков было лучше, чем наше и наших предков. Поэтому отцы, матери, деды, бабки тех детей, которые страдают в этом украинском кошмаре, они несут прямую ответственность за то, что происходит сейчас на Украине. Потому что отговорки на тему о том, что «я человек маленький, от меня ничего не зависит«, — они приходят к вопросу: «А что ты сделал лично для того, чтобы не быть человеком маленьким, и чтобы от тебя что-то зависело в том, чтобы сделать жизнь твоей страны и жизнь человечества лучше?»

 

Большинство считает, что постановка такого вопроса некорректна. Она корректна, потому что в способности ответить на этот вопрос каждого гражданина и выражается то, что либералы называют гражданским обществом. Хотя если граждане способны ответить на этот вопрос, это уже не либерализм, это совсем другое общество.

 

Получается, что пять категорий закономерностей: общебиосферные, специфически видовые человека, социокультурные, ноосферно-религиозные и экономические — они каждая охватывает свою сферу деятельности, но последствия того, что закономерности каждой из групп реализуются, они имеют последствия и в других сферах деятельности. И, соответственно, возможны конфликты между разными категориями закономерностей. Какие конфликты? Например, развитие медицины в том виде, в каком оно имеет место, подрывает генетическое здоровье биологического вида. Но, тем не менее, медицина работает на инстинкт самосохранения каждого, индивидуальный инстинкт, и тем самым возникает конфликт между специфически видовыми закономерностями и их культурными оболочками и обще-биосферными закономерностями. То есть в обществе должна быть некая грань, когда медицина говорит, что «нет, ребята, в эту проблематику мы не вмешиваемся, человек должен тихо, спокойно умереть, мы можем только облегчить его страдания«. Либо же другой вариант: «этот человек не должен передавать дефективные гены своим потомкам и, соответственно, никакого искусственного оплодотворения и так далее и тому подобное, быть не должно«. Но, тем не менее, общество считает так, «что хочу, то и ворочу«, а если возникают какие-то проблемы, то потомки эти проблемы некоторым образом разгребут.

 

В общем, получается так, что всей совокупностью процессов связанных с каждой категорией закономерностей надо управлять. И это приводит к тому, что есть объективные закономерности управления вообще и они едины.

— Едет ли ребёнок на трёхколёсном велосипеде.

— Либо несколько государств организуют какие-то совместные действия для осуществления комплексного проекта, в результате которого они должны все получить тот или иной политический эффект.

 

Что для нас сейчас наиболее актуально? Для постсоветского пространства.

 

Артём Войтенков: Собирание вместе тех осколков.

 

Михаил Величко: Собирание вместе — это только часть. А реальность такова, что всё-таки неплохо оживить Аральское море. Но в условиях либерально-рыночной экономической модели, к которой привержены все эти государства, к нему примыкающие – это невозможно. Это означает, что катастрофа там будет только развиваться, нанося дальнейший социальный и экономический ущерб населению всех сопредельных государств, и, может быть, даже ставя некоторые из них на грань, если не существования в нынешних границах, то часть территорий просто будет пустыней непригодной для жизни. В лучшем случае там можно будет вести экономическую деятельность вахтовыми методами: приехали – поработали, уехали – следующая вахта.

 

Есть много чего, то, что должны знать. К сожалению, реальность такова, что если политикам в Думе, в правительстве, задать вопросы на темы этих шести категорий объективных закономерностей, на основе которых должна строиться политика государства ко благу всего населения, то большинство из них даже не поймёт о чём речь. То есть ситуация, она действительно близка и у нас к тому, что описал Проспер Мериме в новелле «Таманго»: есть корабль, надо управлять, но нет знаний для того, чтобы управлять этим кораблём, и нет навыков. А порулить, то есть понажимать кнопки и подёргать рычаги на пульте управления и посмотреть, что будет, и управлять, то есть предвидеть, иметь определённые цели, и нажимать на том же пульте кнопки и дёргать рычаги, предвидя последствия, которые ведут к избранным целям — это разные вещи.

 

В общем-то, нам всем надо учиться управлять. Причём эта идея, она на протяжении последнего столетия целенаправленно дискредитируется. Как она дискредитируется? Всем известен афоризм в следующей редакции — «Каждая кухарка должна управлять государством«. Начнём с того, что Ленин таких глупостей не говорил. В статье «Удержат ли большевики государственную власть?» он писал прямо противоположное: «Мы не утописты и мы понимаем, что каждый чернорабочий, кухарка не в состоянии сейчас управлять государством. Но мы против того предрассудка, что управлять государством могут только представители богатых сословий«. И в первые десятилетия советской власти многие, ссылаясь на Ленина вспоминали, что он говорил другое: «Каждая кухарка должна учиться управлять государством». И если порыться в интернете, то можно найти плакаты той поры, которые несут на себе этот лозунг.

 

А теперь давайте посмотрим, что будет ежели всеобщая управленческая грамотность это такая же норма, как грамотность в смысле читать и писать. Если это всеобщая норма, то в каждой сфере профессиональной деятельности все управленчески грамотны, и, соответственно, если руководитель какого-то подразделения на любом уровне вертикали власти начинает злоупотреблять властью, либо просто совершает слишком много ошибок, то есть основания для того, чтобы ему сказать: «Дорогой, спасибо тебе за то, что ты сделал, пойди поработай простым подчинённым, соответственно твоим знаниям, а управлять будут другие люди«.

 

Соотношение между профессиональными знаниями и управленческими — это соотношение такое, что теорию управления можно освоить примерно за полгода до такой степени, чтобы текущие процессы интерпретировать, как процессы управления или самоуправления, и на этой основе далее входить в управление ими и приводить их к желаемому для себя результату.

 

А освоение знаний, которые характеризуют ту или иную предметную область, — это не полгода. Базовый уровень профессионализма даёт ВУЗ – это пять лет, а выход на высший уровень профессионализма — это начало трудовой деятельности в соответствующей сфере на основе базового образования и непрерывное самообучение и изучение этой сферы деятельности, в результате чего профессионалом человек становится лет через 5-10. Но знаний чисто профессиональных, знаний предметной области, их всё-таки недостаточно для того, чтобы управлять.

 

Если общество управленчески безграмотно в своей массе, то оно испытывает дефицит управленческих кадров, профессионально состоятельных именно как управленцы. И этот дефицит выражается двояко.

 

— С одной стороны те управленцы, которые есть, имеют возможность грести монопольно высокие зарплаты за то, что они делают. И посмотрите, зарплаты топ-менеджеров, высоких политиков — они многократно превосходят зарплаты среднестатистические в большинстве отраслей деятельности. Оправдание начинается такое, что они несут особую ответственность, они очень много работают и за это надо платить. Но реальность такова, что в любой сфере деятельности работоспособность любого человека ограничена его естественной биоритмикой. Поэтому есть биоритмика и более восьми часов в сутки продуктивно человек в большинстве своём работать не способен. И, соответственно, если человек проводит на работе времени, больше чем восемь часов в сутки, занимаясь даже ответственными делами, то сверх этих восьми часов, он не может работать эффективно, и проводит время на работе постоянно занятым.

— Либо потому что он не смог организовать работу подчинённых так, чтобы управиться со всеми делами в течение восьми часов.

— Либо действительно в обществе есть настолько тяжёлый дефицит управленца, что его некому заменить.

 

Дальше возникает ещё интересное обстоятельство. Если посмотреть на разные государства в аспекте того качества жизни, качества техносферы, качества экономического развития и кратность отношения доходов топ-менеджеров к среднестатистическому, то получается так, что чем выше эта кратность, тем больше проблем в экономике и с качеством жизни в государстве, оёсобенно если рассматривать это на исторически продолжительных интервалах времени.

 

По данным конца 70-ых годов наинизшая кратность была в Японии, в ФРГ было чуть побольше, в США ещё побольше. А если оценивать кратность с учётом гособеспечения высших должностных лиц в СССР, то СССР по кратности был там, лидировал. А качество управления было наоборот: там где наиболее высокий разрыв, там качество управления было самым низким, а там где разрыв был наименьшим, в Японии, там качество управления было самым высоким. В частности это выражалось в том, что когда японцы начали поставлять автомобили на американский рынок, проскользнула публикация на тему о том, что американцы по одной и той же методике произвели дефектоскопию японского автомобиля и американского автомобиля новенького. И получилось:

— у американцев 17 дефектов на один автомобиль,

— у японцев один дефект на два автомобиля.

По одной и той же методике дефектоскопия велась.

 

А у нас, где кратность была наибольшей, всё завершилось катастрофой государственности и культуры в 91-ом году. Если заглянуть в книгу Обамы «Дерзость надежды и мысли о возрождении американской мечты», то судя по последующим событиям, книга умнее, чем Обама. Но, тем не менее, в книге отмечен факт, что наиболее тяжёлые ошибки в американской экономике и политике были совершены людьми, которые получали наиболее высокие зарплаты.

 

В чём проблема? А проблема в том, что когда зарплаты в сфере управления зашкаливают по отношению к среднестатистическим, то сфера управления становится притягательной для проходимцев и интриганов, для кого высокие зарплаты – это смысл и цель в жизни, а управлять они не способны. Но поскольку они превосходят других в интриганстве и проходимости, то они высокопрофессиональных управленцев не то, что вытесняют из сферы управления, они их туда просто не допускают. Поэтому если общество считает, что за высокие должности надо платить очень высокие зарплаты, то оно идёт к катастрофе. И для России этот разрыв – это одна из насущных внутриполитических проблем, которые сдерживают развитие страны.

 

А второй факт, связанный с управленческой безграмотностью большинства, он состоит в том, что этих нехороших управленцев, которые либо просто некомпетентны, либо нравственно порочны и злоупотребляют должностным статусом, просто неким заменить. В общем, получается так, что в условиях жизни общества, когда труд разделяется на труд профессионально управленческий и труд подчинённый, большей частью производительной, вариантов замыкания обратных связей на управленцев два.

— Либо политика постепенного сведения их зарплаты, прочих доходов до среднестатистического в других отраслях.

— Либо репрессии, то есть тяжёлая управленческая ошибка должна сопровождаться безжалостными и беспощадными репрессиями в отношении того, кто её совершил без каких-либо смягчающих вину обстоятельств.

 

Другой вопрос в том, как могут быть оформлены репрессии. В сталинские времена это был ГУЛАГ или расстрел вредителей. В более мягкие времена это может быть в форме трудоустройства в дорожном строительстве с ломом и лопатой лет на 10 без права дальнейшего занятия управленческой деятельностью. Я думаю, что многие из тех, кого упоминают в связи с разными коррупционными скандалами и прочими злоупотреблениями по должности, если бы они знали, что такая перспектива неизбежна, они бы вели себя иначе. А если бы продолжали вести себя так же, то у общества не было бы проблемы в том, чтобы заменить их другими людьми, которые более состоятельные как управленцы и могут работать на интересы общества не за плату высокую, а за идею, потому что идея – это действительно самый надёжный инструмент искоренения коррупции. Есть такой вопрос — «За какую идею можно отдать жизнь?» Ответ на него такой: «За ту идею, без реализации которой жизнь не имеет смысла».

 

И если общество несёт в себе идею глобальной значимости, без которой нет смысла жизни, то коррупция в этом обществе невозможна, ошибки возможны — коррупция, как всеобщая продажность, невозможна. И, соответственно, средства управления четвёртого приоритета, то есть принцип — где не пройдёт войско, там пройдёт осёл, навьюченный золотом, со стороны оппонентов они блокируются.

 

Ну и как один из анекдотов на тему о борьбе с коррупцией: присвоить двум эскадренным миноносцам российского флота имена?

— «Неподкупный» — в аспекте обороны,

— и «Подкупающий» — в аспекте воздействия на противника.

 

А дальше получается так, что современная цивилизация характеризуется тем, что есть государственность. Государственность можно определить, как субкультуру управления делами общественной в целом значимости на местах и в масштабах общества на профессиональной основе.

 

Авраам Линкольн в принципе говорил об этом: «Законная задача правительства делать для общества людей то, что каждый из них, выступая в своём индивидуальном качестве, не может сделать вообще, либо не может сделать хорошо». И это определение задач государственности он дополнял оговоркой: «Но мы не должны делать за людей то, что каждый из них вполне может сделать сам». То есть предполагается, что нормальное государство – это инициатива граждан и профессиональная деятельность управленцев в государственном аппарате, которые взаимно дополняют и поддерживают друг друга. При этом Авраам Линкольн дал определение демократии такое: «Я не хочу быть рабом, но я не хочу быть и рабовладельцем». В общем-то его за это и убили.

 

А мы живём в условиях, когда на протяжении длительного времени нас убеждают, что государство должно уйти из экономики и из многих других сфер, где всё должно якобы работать на принципах самоорганизации и так далее и тому подобное. Но если говорить о том, что необходимо для того, чтобы общество жило хорошо, то надо обратиться к схеме, показанной на этом рисунке. На рисунке представлена циклика решения частных управленческих задач. Эта циклика такова, что для того, чтобы общество жило хорошо, в этой циклике должны реализовываться объективные закономерности всех шести категорий, о которых я говорил.

 

Вторая особенность этой циклики состоит в том, что кроме государства, как наивысшего внутрисоциального постоянно действующего управленца, осуществлять координацию решений задач в этой циклике больше некому. И соответственно, государственный аппарат должен быть компетентен в каждой из частных задач, связанных с этой цикликой. Что здесь показано? В правом верхнем сегменте картинки показана структура землепользования. Структура землепользования в каждом регионе это не только табличка или столбиковая диаграмма использования земельного фонда для тех или иных задач. Структура землепользования – это конкретика ландшафтов разных типов конкретным образом распределённые на местности в каждом регионе.

 

На рисунке показана структура оптимального землепользования, выявленная греческим архитектором Доксиадисом ещё в 70-е годы. Сорок процентов – это заповедные земли, размер которых должен быть достаточным, чтобы там воспроизводились все биологические виды, которые характерны для соответствующей природно-климатической зоны. В силу того, что закономерность воспроизводства биологических видов таковы, что рождаемость избыточна по отношению к ёмкости экологической ниши, то из этих заповедных зон биологические виды будут мигрировать в другие зоны, где человек ведёт ту или иную хозяйственную деятельность либо которую может посещать для отдыха. И где деятельность человека любая, хоть хозяйственная, хоть отдых мешает воспроизводству этих биологических видов. Таким образом, получается, что по Доксиадису восемьдесят два процента территории – это должны быть природные ландшафты: либо полностью заповедные, либо рекреационные зоны, где человек может отдыхать, восстанавливать здоровье в общении с природой.

 

Дальше.

— Порядка десяти процентов – это сельскохозяйственные угодья.

— Порядка четырёх процентов – это территории населённых пунктов.

— И около 0,2% — это промышленные ландшафты и места переработки отходов цивилизации, на которых естественные биоценозы в принципе существовать не могут. По мнению Доксиадиса это то, что должно быть обеспечено в каждом регионе для того, чтобы природа была цела, и население могло жить в экологически-благоприятной обстановке. Соответственно, это предполагает разработку биосферной экологической политики государства. После того, как Сталин предпринял программу обводнения степей, развития лесополос, высадки лесных массивов, что получило название «Сталинская экологическая революция», у нас этим никто не занимался особенно после 1991 года. Мы только хищнически, паразитически разрушаем ландшафты, подрывая возможности благого существования будущих поколений. Но этим надо заниматься.

 

Дальше. Реальность такова, что техносфера и привязанный к техносфере быт, промышленность не могут существовать без инфраструктур. Соответственно, должна быть инфраструктурная политика, которая согласовывает прохождение инфраструктур с природными ландшафтами, исходя из требований, как обеспечения биосферной безопасности, так и исходя из требования обеспечения жизни общества и его хозяйственной деятельности. И соответственно, структура землепользования в каждом регионе, она определяет ёмкость экологической ниши, которую может занимать общество в этом регионе при сложившейся культуре и навыках ведения хозяйства. Что при этом получается? При этом получается неизбежен вывод, что все регионы не равнозначны в аспекте воспроизводства биологически здорового населения. Мегаполисы – неблагоприятная среда. На сотню километров вокруг мегаполисов ландшафты покалечены. Далее есть регионы, где мы занимаемся добычей полезных ископаемых и переработкой этих полезных ископаемых. Химическая промышленность, металлургия тоже таковы, что воспроизводство биологически здорового населения в этих регионах проблемно.

 

И соответственно, получается так, что государство обязано разработать демографическую политику, которая должна определять требования к медико-биологическим показателям здоровья новых поколений, и должна обеспечивать воспроизводство здоровья населения в регионах с неблагоприятной экологической обстановкой за счёт миграции в эти регионы избыточного населения из регионов с нормальной экологической обстановкой. А для того, чтобы такая миграция не вызывала внутрисоциальных конфликтов, надо заботиться о том, чтобы нравственно-этическое общество было однородно. И на мигранта не реагировали, как на врага, в том числе и потому, что поведение мигранта по отношению к коренному населению региона паразитически агрессивно, как это имеет место сейчас. Потому что большинство нашей трудовой миграции, так называемой – это люди, чья жизнь в тех регионах, где они родились, не сложилась, и они под воздействием либо экономических, либо политических неурядиц двинули в Россию на заработки.

 

Фактически, большинство мигрантов – это люмпен. Это люди, психологически, морально сломленные, которые на территории России либо за пределами регионов становления их национальных культур в России, просто выживают. А без демографической политики, в том числе и учитывающей этноконфессиональные особенности разных групп населения в разных регионах, Россия, как целостное государство существовать не может. А институт этнографии, к сожалению, не сильно компетентен в вопросах национальных и взаимно межконфессиональных отношений, потому что реально после того, как Сталин написал «Марксизм и национальный вопрос» этой проблематикой по существу серьёзно никто не занимался. Если кто-то этим и занимался, то занимался не для того, чтобы явить истину, а для того, чтобы онаучить ту политику, которую так или иначе уже проводило государство на том или ином этапе своего развития.

 

Дальше получается так, что если выработана биосферная и экологическая политика, выработана инфраструктурная политика, выработана демографическая политика, то всё это нуждается в экономическом обеспечении. А что означает экономическое обеспечение? Это означает, что вы должны иметь прогноз потребностей всех этих видов политики плюс ещё внешнеполитических потребностей государства и соответственно вы должны готовить производительные силы страны к полному и гарантированному экономическому удовлетворению всех этих потребностей. А что значит готовить производительные силы страны к тому, что будет в будущем? А это значит, что надо создавать новые производства, надо реконструировать существующие производства, надо готовить кадровую базу для этих производств.

 

И реальность такова, что либерально-рыночная экономическая модель не позволяет экономически обеспечить ни циклику в целом, ни какие-то её этапы. Почему?

— Потому что в обществе существуют виды деятельности, в принципе неосуществимые на коммерческой основе.

— Существуют виды деятельности, которые неосуществимы в необходимых объёмах на принципах самоокупаемости.

— И, кроме того, в силу нравственно-этической порочности общества существуют коммерчески эффективные виды деятельности, которые несут большой вред обществу и биосфере планеты.

И всё это куда-то надо девать, что-то подавлять, а что-то охранять. И кроме как государству этим заниматься некому. Но государство может заниматься этим, только имея систему долгосрочного стратегического прогнозирования многовариантного, и планирования биосферно-социально-экономического развития страны. Реальность такова, что научно-методологический аппарат под эти задачи политиками России, особенно либерального толка, не востребован. А наука в силу особенностей образования, когда готовятся узкие специалисты с крайне узким кругозором, хотя и знает кое-что, относящееся к этой проблематике, но в целом тоже не готово к тому, чтобы дать научное методологическое обеспечение решения этих задач.

 

Кроме того есть ещё одна особенность (об этом я буду говорить далее, когда мы будем беседовать об экономике), она состоит в том, что подавляющее большинство населения и политиков не понимает того, что такое кредитно-финансовая система и что такое цена. Кредитно-финансовая система – это инструмент бесструктурного управления макроэкономикой, один из многих инструментов бесструктурного управления. Это означает, что любая сумма денег сама по себе не играет никакой роли, если нет системы, в русле которой эта сумма денег может быть некоторым образом реализована.

 

Например, кому нужны залежи, допустим чемодана с рейхсмарками Третьего Рейха? Да, можно некоторое количество этой бумаги продать нумизматам, но в то же самое время бумажки с орлом со свастикой это не средство платежа, оно не позволяет решать экономические задачи. Но тот факт, что любой денежный знак имеет значимость только в пределах кредитно-финансовой системы, которая функционирует и функционирует устойчиво, он до многих не доходит пока не происходит финансовая катастрофа, когда все срочно начинают избавляться от своей валюты и покупать дензнаки других стран.

 

Но реальность такова, что действительно кредитно-финансовая система обладает стоимостью, как единое целое именно как элемент управления. И дальше возникает вопрос: кому она принадлежит? Реально она должна принадлежать государству, а юридически у нас она принадлежит Центробанку. А Центробанк является представительством Федрезерва на территории России, поскольку он никоим образом не подчинён нашему государству. И даже, если обратиться к Конституции, то у него нет никаких обязанностей, за которые с него можно спросить. Потому что термин «обеспечивать твёрдость рубля» — в чём измеряется твёрдость рубля? Вопрос открытый, дискуссионный, то есть конкретики никакой. Обязанности и ответственности Центробанка перед страной нет: ни перед государством, ни перед населением.

 

Артём Войтенков: Так он даже твёрдость эту не обеспечивает, иначе курс рубля бы не прыгал и не рос бы.

 

Михаил Величко: Вопрос о курсе, это вопрос другого рода. Потому что вопрос о курсе — это вопрос управления экспортно-импортным балансом. Поэтому курс в ряде случаев может быть пониже, чтобы упростить собственный экспорт, а в ряде случаев может быть повыше, чтобы обеспечить импорт. Поэтому вопрос не в твёрдости рубля. Вопрос в том, что у Центробанка нет конкретных обязанностей.

 

Представьте ситуацию, что на корабле рулевые не подчиняются капитану, а по мобильнику им руководит кто-то с другого корабля. Вот примерно такие же взаимоотношения между Минэконом развития, Минфином и Центробанком. В принципе, если управлять экономикой в русле этой циклики, то Центробанк, Минфин и Минэконом развития должны быть подразделениями одного и того же ведомства. И за их деятельность персонально должен отвечать один человек. Для того, чтобы он персонально отвечал за их деятельность, он должен знать биологию биоценозов, проблематику экологии, биологию человека, психологию человека в её различных вариациях, теорию управления, экономику, финансы. И кто у нас это знает? И даже появись такой, он всё равно единолично персонально не в состоянии подменить весь государственный аппарат, который на протяжении последних двадцати лет взращивали на бредятине либерализма, приверженцам которой место либо в психушке для тех, кто искренен, либо в тюрьме, поскольку приверженность буржуазному либерализму и экономической модели либеральной это показатели мошенничества или измены родине. Тут иначе никак. Но, тем не менее, есть эта сторона вопроса.

 

И если понимать роль кредитно-финансовой системы, то роль цены в жизни общества оказывается двоякой. На уровне предприятия, то есть на уровне микроэкономики цена – это себестоимость производства плюс заявка на прибыль. Если есть конкуренты, то чем выше вы в состоянии задрать цену на свою продукцию и обеспечить её сбыт, то это косвенный показатель того, что ваша продукция с точки зрения потенциального потребителя более качественная чем продукция конкурентов. Это если вынести за скобки рекламу, как систему промывания мозгов и формирования общественного мнения по потребительским вопросам, и деятельность маркетологов, которые в ряде случаев могут создать спрос на пустом месте, чтобы обеспечить коммерческую эффективность того или иного предприятия безотносительно к потребности общества.

 

А на уровне макроэкономики цена вовсе не является показателем качества продукции. Цена на уровне макроэкономики является показателем дефицита определённых видов продукции и природных благ. И она никоим образом не связана с себестоимостью производства, потому, что реальность такова, что если вы может добраться до пляжа где-то на природе, то ваши расходы это только стоимость поездки туда. А если, допустим, в Москве, в которой больше десяти миллионов жителей, десять или двадцать мест, пригодных для купания в природных водоёмах, то рано или поздно доступ на пляж становится платный. Хотя в создание этих природных благ никто никаких экономических ресурсов не вкладывал.

 

И уже было в Японии, что когда Токио задыхался от смога, в Токио были кабинки, куда можно было зайти, опустить денежку предварительно в монетоприёмник и некоторое время подышать чистым воздухом. Вспомните роман Беляева «Продавец воздуха». Цена возникает тогда, когда есть дефицит продукции. А что это означает с точки зрения теории управления? А это означает простую вещь, что если экономика успешно развивается, и она работает на удовлетворение реальных потребностей населения, то по мере того, как экономическая мощь становится достаточной для покрытия этих потребностей, цена должна падать, поскольку дефицит продукции исчезает и, нет надобности, сдерживать платёжеспособность употребления. Но тогда возникает вопрос о том, как преодолеть этот парадокс, что на уровне микро производство должно быть рентабельным, а на уровне макро, если производится продукции достаточно, то конечному потребителю она должна в конечном итоге доставаться бесплатно. Ответ на этот вопрос такой, что да, цена и рыночный механизм – это регулятор спроса и предложения, но цены на какие-то виды товаров должны быть государственно-фиксированы. О причинах я расскажу потом, и как это делать можно. Но налогово-дотационный механизм – это инструмент управления порогами рентабельности производства в отраслях и регионах, который позволяет поддерживать объёмы производства на уровне, необходимом для развития общества в условиях, когда цена падает ниже порога рентабельности.

 

Посмотрите отношения к дотациям и субсидиям у нас в большинстве какое? Нефиг кормить дармоедов. Но, если воспринимать налогово-дотационный механизм, как инструмент управления, то лозунг «Нефиг кормить дармоедов! Долой дотации! Долой субсидии!», — он управленчески аналогичен тому, что на паруснике вы обязываете закрепить все снасти так, как они есть, и не управлять парусами в процессе движения корабля. Чем это дело завершится? Это завершится тем, что вы вылетите либо на камни, либо сложите мачты под напором ветра, либо опрокинетесь. Фактически, запрет предубеждения в отношении дотаций и субсидий – это требование запретить управление экономикой в интересах общества. Если вы хотите жить в таком обществе и быть страной дураков, это ваше право, но не спрашивайте после этого, почему вы так плохо живёте. Поэтому план должен обеспечивать некоторую базовую плановую рентабельность, но корректировка правительством налогово-дотационной политики и политики распределения субсидий в процессе освещения плана тоже должна быть нормой. А без решения этой циклики задач, без поддержки её государством, цивилизация обречена.

 

А дальше, как дело обстоит с глобализацией? В принципе, все общества сталкиваются с одними и теми же проблемами. Если говорить об объемлющих проблемах — это воздействие на общество биосферного, социального и экологического кризиса. Это везде и всюду. Механизм генерации этого кризиса везде и всюду одинаков. Если говорить, о внутрисоциальных проблемах любого общества, то и в богатых странах, и в бедных странах это проблемы одни и те же — это культура, которая не позволяет каждому новорождённому состояться в качестве человека.

 

Поэтому получается так, что у всех народов одни и те же проблемы, один и тот же механизм их генерации, и одни и те же рецепты подавления механизма генерации проблемы и построение другого образа жизни, где этих проблем не будет. Поэтому к национальной специфике относятся:

— язык;

— одежда, адаптированная под природно-географические условия и регионы;

— жилища, адаптированные тоже под природно-географические условия региона;

— национальная кухня.

А дальше что? А дальше — общечеловечность, она едина для всех.

 

Набор текста: Татьяна Самило, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv — образовательное интернет-телевидение

Величко М.В. (2014.07) — Разговоры о жизни 11

0:00:00 — Михаил Горбачёв проболтался о заказчиках перестройки
0:02:20 — отсутствие всемирной истории
0:04:04 — историю писали атеисты
0:05:57 — следы божественного управления
0:08:08 — разночтения исторических источников
0:18:35 — создание биороботов для скупки мира
0:22:06 — зачем делают обрезание
0:28:45 — проект монополии на ростовщичество
0:33:15 — где записано учение Христа?
0:35:47 — ересь или правда?
0:38:05 — причины гибели древних цивилизаций
0:38:50 — совпадения и разногласия Библии и Корана
0:42:08 — распятие по Библии и Корану
0:46:25 — информационная многослойность Корана
0:49:07 — различия между коранической и библейской глобализацией
0:50:57 — ислам не полностью следует Корану
0:51:33 — Чингиз-Хан против библейского проекта
0:52:03 — вред научно-технического прогресса
0:54:00 — биокапсулы выживания для хозяев Земли
0:56:00 — сословный строй как сдерживатель гонки потребления
0:58:08 — всепожирающий капитализм
1:00:00 — библейский марксизм
1:01:56 — несостоятельность политэкономии марксизма
1:04:37 — почему Сталин сажал священников?
1:09:20 — запланированное слияние России и Запада
1:11:28 — уничтожение капиталистических стран
1:12:58 — “свободное” рабство будущего
1:13:25 — воспитание общества “зомби”

Михаил Величко

Разговоры о жизни 11

Видео http://poznavatelnoe.tv/velichko_razgovor_11

 

Собеседники:

Михаил Величко — кандидат экономических наук

Артём Войтенков — Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Михаил Величко: С Горбачёвым дело обстоит не так просто. Выступая как-то на одной из общепартийных тусовок, Горбачёв отвлёкся от подсунутого текста, и начал пороть отсебятину. Отсебятина, которую он порол в этом выступлении, сводилась к тому, что нам тут подсовывают всякие бумаги, в которых пишут, что перестройка – это не советский проект, а по заказу ЦРУ и всего прочего. В общем, он выкатился с опровержением этого факта. А предыстория вопроса, насколько я понимаю, такова. Академия наук решила провести дискуссию на тему «Какой быть науке». Зубов Владимир Иванович дал указание подготовить ответ на эту статью, предложение к дискуссии. Была написана статья под названием «Для чего быть науке?» Большая часть, из которой была впоследствии опубликована в журнале «Молодая гвардия» под заголовком: «Концептуальная власть: миф или реальность?»

 

Когда материалы эти были готовы, Зубов дал указание отвести их Алферову. Алферов собирался в Москву и увёз их. И они попали к тогдашнему президенту академии наук СССР Марчук. А Марчук с Горбачёвым жили в одном правительственном особняке. И таким образом, получилось, что те материалы попали к Марчуку, и у Марчука зашёл, и с ними ознакомился Горбачёв. А там прямо писалось – «вот, ребята, директивы совета национальной безопасности 20/1 от 18 августа 48-го года и всё, что делается в ходе перестройки, показывает, что делается это в полном соответствии с ней». И это проистекло в истерику Горбачёва на трибуне дворца съездов.

 

Ладно, вернёмся к нашей теме. Речь пойдёт о глобальном историческом процессе. Один из упрёков к исторической науке, он состоит в том, что практически нет текстов, которые бы правомерно несли заголовок «Всемирная история». И там бы давалась, в какой ни на есть хронологии, параллельная история разных региональных цивилизаций, разных государств, и процессы взаимодействий их друг с другом. Поэтому для наших современников тот факт, что Пифагор и Ездр жили в одно время и даже более того, что некоторые источники говорят о том, что они общались. Пифагор — все знают, теорема Пифагора. А Ездр — это один из ветхозаветных пророков. То вызывает изумление. И то, как подаётся история разных народов, в большинстве случаев формирует представление о том, что существует много разных глобусов: глобус Древней Греции, глобус Древнего Египта, глобус Древнего Рима. А о том, что всё это протекало на одной и той же планете, что цивилизации взаимодействовали друг с другом, об этом в подавляющем большинстве случаев тексты, написанные историками, они не дают представления.

 

Второе обстоятельство состоит в том, что историю писали в большинстве своём люди либо светские, то есть атеисты по факту, откровенные атеисты, либо атеисты другого толка. То есть атеисты, которые отождествляли религию и ритуал, принятый в той или иной конфессии. А ритуал и религия это разные вещи. Религия, как взаимосвязь души человека с богом – это явление сокровенное и сугубо личное. А ритуал – это публичное мероприятие, подчинённое определённым целям, и один из факторов социальной организации. Поэтому получилось так, что даже в те времена, когда в школах преподавался закон божий, то священная история была сама по себе, а история России, история Европы, Древней Греции и мира — они были как-то сами по себе. И в общем-то, тезис о том, что бог – творец и вседержитель, он никоим образом не подтверждался тем, что гимназист или студент мог узнать из того или иного учебника истории. Потому что с того момента, как завершилась эпоха пророков, всё — дальше человечество якобы развивается в автоматическом режиме и бог безучастен.

 

А реальность всё-таки такова, что если признавать, что бог вседержитель и он не безучастен к тому, что происходит на земле, то в истории должны сохраниться следы его небезучастности к тому, что и как тут происходит. А поскольку бог – вседержитель, то есть иерархически наивысший управленец, то, не имея представления об управлении, вряд ли можно выявить эти следы. Ну а если иметь эти представления об управлении, тогда что? А тогда получается так, что если какое-то общество самоуправляется, и оно самоуправляется в том русле, которое ведёт к реализации целей и промысла божьего, то нет причин для того, чтобы каким-то явным образом вмешиваться в жизнь этого общества, пусть оно идёт, как идёт.

 

А вот если что-то не так, и «не так» очень существенно, то тогда есть прямой смысл для того, чтобы в это общество целенаправленно сгрузить какую-то информацию, которая бы позволила этому обществу сойти с тупикового пути развития и вернуться в русло промысла, и развитие в русле промысла. Поэтому с точки зрения теории управления, вопрос о становлении трёх мировых религий авраамических, это вопрос особый и вопрос ключевой для понимания того, что происходит в мире на протяжении, по крайней мере, примерно трёх с половиной тысяч лет.

 

Если обращаться к истории Древнего Египта, то затея со скупкой мира на основе монополии на ростовщичество, она вряд ли могла быть секретом для всевышнего, если даже говорить осторожно, потому что она не могла быть секретом. И она должна была быть некоторым образом профилактирована, если понимать и признавать тот факт, что всевышний не безучастен к тому, что происходит на земле.

 

Если обратиться к Библии, то есть история Иосифа, которого братья продали в рабство в Египет, после чего Иосиф сделал карьеру. И если соотноситься с иерархией, которая была в Советском Союзе, достиг уровня примерно председателя Госплана или главы правительства, потому что вопросы управления экономикой Египта лежали в его компетенции. И дальше встаёт вопрос об интерпретации тех свидетельств его деятельности, которые из разных источников дошли до нас. В общем, если исходить из того, что цивилизационное развитие основано на коллективном труде и профессиональной специализации, то, то, что делал Иосиф в Египте, это было созданием государственной собственности на средства производства. Фактически, речь шла о том, чтобы создать единую систему управления народным хозяйством Египта, а на последующем этапе трансформировать египетский образ жизни, рабовладельческий строй, внутрисоциальную иерархию к нормальным человеческим отношениям. Когда должностные обязанности и личностное достоинство – это разные вещи и человека уважают за то, что он человек, а не за то, что он выполняет какие-то особо важные обязанности, и от него зависимы все остальные люди.

 

Дальше начинаются разночтения, потому что если соотноситься с Библией, то Иосиф умер в почтенном возрасте, окружённый всеми в любви и уважении. Если соотноситься с Кораном, то завершение жизни Иосифа характеризуется словами «Погиб» — то есть его смерть не была естественной.

 

Проходит какое-то время, появляется Моисей. Опять между Библией и Кораном разночтения. Потому что если следовать Библии, то Моисею было предложено выдать определённую информацию в адрес Фараона на тему «Отпусти мой народ», а Фараон, дескать, будет настропалён богом против этого, и это даст повод для того, чтобы свершились 10 казней египетских. В Коране описывается та же самая ситуация, но описывается иначе. Фараон характеризуется словами, как уклонившийся от русла промысла. И Моисею предлагается пойти к Фараону и сказать ему мудрое слово в предположении, что Фараон, может быть, образумится и будет вести себя подобающим образом.

 

И дальше тоже начинаются разночтения между библейской и коранической версией, потому что в коранической версии, когда Моисей появляется перед Фараоном, то часть иерархии древнего египетского жречества признаёт его продолжателем дела Иосифа, посланником всевышнего и принимает его сторону. На что Фараон отвечает: «Вы его признали без моего ведома, а в Египте нет других богов, кроме меня». И только после этого начинаются так называемые казни египетские.

 

Дальше. Если анализировать то, что происходило в период сорокалетнего блуждания евреев по пустыни, то оно тоже предстаёт совсем не таким, как это принято традиционно толковать в библейской культуре. Потому что если обратиться к тому, что сохранили тексты Библии, то на первой же странице Библии, изданной по московской патриархии по благословению Патриарха Московского и Всея Руси, на первой же странице есть примечание — текст в квадратных скобках добавлен в текст канона по септуагинте. Септуагинта – перевод семидесяти толковников с древнееврейского языка на древнегреческий, выполненный в третьем веке до нашей эры.

 

Если есть добавки к канону по септуагинте, то это результат того, что когда канон формировался, кое-что из него было вычеркнуто. И возникает вопрос об анализе разночтений «вычеркнуто» и «не вычеркнуто». Один из эпизодов – это бунт по поводу золотого тельца. Он произошёл в отсутствии Моисея, но к этому времени подопечные Моисея уже целый год были в пустыне, основы вероучения были даны, и встал вопрос о выходе из пустыни. И произошёл бунт. Коран характеризует этот бунт словами, что «мы боимся идти в землю обетованную, потому что там живут суровые люди и Моисей, иди ты со своим богом сам туда, а мы останемся тут«.

То есть налицо прямое уклонение от предлагаемой миссии.

 

А дальше, если анализировать то, что происходит на протяжении сорока лет в Синайской пустыни по библейским текстам, то получается такое впечатление, что до этого бунта был один Моисей, который учил одному, а после этого бунта появился другой Моисей, который учит совершенно другому, и два этих учения взаимно не связаны друг с другом.

 

Один из наиболее, пожалуй, ярких эпизодов – это эпизод, связанный с медным змием. Вот картина, висит в русском музее «Медный змий». Суть сюжета — люди опять ведут себя не правильно, бог насылает змий, спасение — водрузить идол змия и поклониться ему. Давайте без всякого крючкотворства и изощрённой логики соотнесём этот эпизод с прямой заповедью «Не сотвори себе кумира и не поклоняйся никому кроме бога». Ведь по логике вещей, если следовать тому, что говорил Моисей до бунта по поводу золотого тельца, то рекомендация должна была быть иной. Не надо было звать литейщиков или кого-либо для того, чтобы сделать этого медного змия. А требовалось людям просто искренне помолиться богу о том, чтобы все проблемы были разрешены к их благу мощью всевышнего и, соответственно, змеи исчезли, а пораненные и укушенные ими исцелились бы. Тем не менее, предлагается водрузить змия и поклониться ему вопреки заповеди «Не сотвори себе кумира». Откуда это?

 

Дальше. В книге «Числа» в главе 14, где речь идёт о подавлении бунта золотым тельцом, там повествуется о дальнейшем. И говорится о том, что в землю обетованную не войдут взрослые, которые вышли из Египта, а войдут только дети моложе 7 лет и те, кто будет рождён в пустыне. И дальше даётся пояснение: не различающие «что есть добро и зло». Эти слова о том, что выйдут те, кто не различает сейчас «что есть добро и зло», они в каноне отсутствуют, они восстановлены в тексте, издаваемом московской патриархией, восстановлены по септуагинте.

 

А давайте посмотрим, сорок лет — срок, за этот срок в жизнь вступают два активных поколения. И если, как нас учит, этот срок был нужен для того, чтобы искоренить дух рабства из новых поколений, то по логике вещей, благой педагогический опыт должен быть обстоятельно изложен в книге для того, чтобы дух рабства в дальнейшем не воспроизводился, а гарантированно искоренялся. Но дух рабства и вопрос о том, что войдут не различающие добра и зла в землю обетованную – это тесные вопросы. Почему? Потому что, если мы изолируем некую большую группу людей в пустыне от общества, освобождаем их от необходимости трудиться созидательно, занимаемся идеологической обработкой, то мы можем сформировать у них представления о добре и зле, которые будут кардинально отличаться от тех, которые естественным образом формируются и поддерживаются во всех культурах, которые ведут естественный образ жизни. То есть трудятся, воспитывают детей сами, воспитывают детей в труде. И создаётся такое впечатление, что потребность убрать слова, восстановленные по септуагинте, эта потребность была вызвана тем, что заправилы проекта скрывали факт первого в истории нынешней цивилизации опыта массового зомбирования населения с последующей фиксацией результата на основе генетического механизма.

 

Теперь есть ещё один интересный момент. Обрезание предписывается делать на седьмой или на восьмой день. Приверженцы восточных учений о чакрах, они настаивают на том, что чакры вступают в действия последовательно, начиная от нижних, кончая верхними в течение первых двух недель жизни младенца. Соответственно, шок от обрезания приходится на тот период, когда высшие чакры, ответственные за высокую духовность, любовь, сердечность, интеллектуальную деятельность в действия ещё не вступили. И факт обрезания на седьмой, восьмой день, он нарушает процесс вступления в деятельность этих энергоинформационных центров для поля человека.

 

Зачем это было нужно — первый же вопрос. Второй вопрос – если вы посмотрите, что пишет интернет, то выясняется, что обрезание не обязательно для представителей колена Левия. Но если кураторы проекта от жречества Древнего Египта вошли в сам проект, в среду его носителей, то понятно, что им нет никакого смысла себя калечить, снижая свой потенциал интеллектуальной деятельности. А для того, чтобы понимать, что при этом происходит, надо всё-таки задаться вопросом: для чего крайняя плоть вообще нужна? А дело в том, что многие структуры головного мозга они многофункциональны. То есть в одних режимах функционирования организма они обрабатывают потоки информации, идущие с одних рецепторов, а в других режимах функционирования организма, они обрабатывают потоки информации, идущие с других рецепторов.

 

В общем, если крайняя плоть отсутствует, то головка полового члена – это сосредоточение уймы рецепторов, а когда головка закрыта крайней плотью, то неподвижная относительно её крайняя плоть обнуляет сигнал, который может идти с этих рецепторов. Это своего рода переключатель информационных потоков. И нормально головка должна быть обнажена только в период гигиенических процедур и соития. А если она обнажена постоянно, то, соответственно, весь поток импульсов, который идёт с головки, блокирует возможность работы структур головного мозга, направленных на обслуживание каких-то других информационных потоков. Если говорить грубо, по-русски, то после обрезания голова всё время забита сами догадаетесь чем. То есть вот такой результат, если смотреть с позиций того, что знает современная наука и соотносить эти знания с тем, что написано в Библии.

 

Поэтому когда в программе «Здоровье» показывают шоу с обрезанием свитера и рассказывают о пользе обрезания, то у здравомыслящего человека возникает вопрос: а ведущая, доктор медицинских наук, профессор, как она вообще смогла сдать зачёт или экзамен по нейрофизиологии? Потому что профессиональный врач обязан понимать всё то, что я сказал в последние несколько минут о последствиях обрезания. Тем не менее, обрезание рекламируется, а в Соединённых Штатах, многие кто не принадлежит к тем концессиям, где обрезание ритуально обязательное, совершают обрезание своим детям сразу же, будучи убежденными в том, что это благотворно сказывается на физиологии организма. И это вопреки тому, что один из апокрифов христианских повествует, что Христу был задан вопрос на тему обрезания, то он ответил, что «если бы оно было полезно, то бог зачал бы их обрезанными уже в утробе матери».

 

И в этом же ответ на вопрос, с которым один из академиков домогался ответа на Лысенко: «Почему, если изменения генетически фиксируются, то генетически не фиксируются обрезания, и каждому рождённому еврею приходится делать обрезание». Ответ в том, что обрезание оно не полезно для развития человеческого организма. Но кроме этого обрезание решало ещё некоторые задачи. Дело в том, что кроме рецепторов на головке есть ещё и железы, которые выделяют некоторые секреты. И эти секреты, они воспринимаются бессознательно мужчинами, как повод к агрессии, то есть это конкуренция самцов за самку. Когда происходит обрезание, то железы перестают работать столь интенсивно и внутрисоциальная напряжённость в обществе за счёт этого должна чисто бессознательно сниматься за счёт того, что не поступают определённые виды раздражения из окружающей среды.

 

В итоге, после сорока лет блуждания, вышла из пустыни культура, которая несколько отличалась от остальных культур в вопросах разграничения добра и зла, и это было сделано целенаправленно. Культура развивалась некоторым образом. Внутри неё всё-таки формировались тенденции к тому, чтобы она перестала быть культурой, ориентированной на установление безраздельного мирового господства от имени Бога. В частности, это проявляется в том, что содержится в текстах Премудрости Соломона. Бог Соломон — это добрый бог, который учит мудрости. Он не мстителен, он просветитель. Премудрость Соломона — это опять текст, исключённый из канона. Библия, которая распространяется на территории России всевозможными западными проповедниками, не содержит текста под названием «Премудрость Соломона».

 

Тем не менее, культура развивалась не так, как надо, причём, она развивалась не так, как надо, и с точки зрения промысла, и с точки зрения тех, кто затеял проект скупки мира на основе монополии на ростовщичество. Археологи нашли Свитки Мёртвого моря. В них повествуется о жизни Кумранской общины. Свитки датируются первым, вторым веком до нашей эры по традиционной хронологии. То есть, это эпоха за сто-двести лет до прихода Христа и его деятельности. Один из источников, который повествует о содержании этих свитков, рассказывает об устройстве общины и её жизни. Дескать, пришёл учитель справедливости, который учил всех, как надо жить. Злобный жрец отправил его в мир иной. Но учитель обязательно вернётся и воцарит справедливость на Земле. А в эпоху до его возвращения есть его наместник: руководитель общины и его двенадцать помощников. Если вырвать вот этот сюжет из хронологии, то мы получаем учение Римской католической церкви в чистом виде, и всю структуру высшего административного аппарата римской католической церкви: Папа Римский плюс анклав из двенадцати кардиналов, но другие названия.

 

Проходит какое-то время — появляется Христос. Реальность такова, что учение христианских церквей общедоступное и массовое не содержит ни одной мысли, или фразы, высказанной Христом. Потому что Символ Веры (молитва веры, так называемая) — это краткое изложение того учения, которое было сформировано в кумранской общине, и под властью которого жила эта кумранская община примерно за сто-двести лет до прихода Христа. Только на сей раз оно уже привязано к личности Христа. И всё это напоминает учение мировой закулисы полигонной, на тему «Пришествие очередного посланника Всевышнего, нейтрализация, и устранение его учения из культуры общества».

 

А дальше возникает вопрос. «Новый Завет» — это писание под названием «Евангелие» от четырёх евангелистов, плюс ещё деяния апостолов, и некоторые другие тексты. Возникает вопрос, что если Иисус был учителем, то он чему-то людей учил, и должно быть внятное изложение того, что Иисус проповедовал, а не четыре биографических справки о жизни и деятельности. Если пользоваться терминологией спецслужб, то оперативки на персонажа, под именем Иисус Христос. В общем-то, выясняется, что если пытаться собрать учение Христа из тех фраз, которые Новый Завет до нас всё-таки доносит, то получится учение, ничего общего не имеющее с учениями церквей имени Христа, потому что, всё начинается со слов: «Законы пророки до Иоанна с сего времени царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него«. То есть, речь шла изначально о построении царствия божьего на Земле усилиями самих людей, водительствуемых Богом. Учение о том, что царствие божие на Земле будет предшествовать судному дню, всеми христианскими церквями объявлено ересью, которую они благополучно подавили ещё в первом тысячелетии. Греческое её название хилиазм, латинское название – милленаризм. Оба названия происходят от слова тысяча, потому что, согласно верованиям этих еретиков, царствие божие на Земле осуществится, будет устойчиво стоять тысячу лет, и только после этого будет судный день.

 

Если смотреть на содержание этого еретического учения с позиций того, что Бог не безучастен, и человечество развивается от катастрофы, которая уничтожила прошлую, допотопную цивилизацию к некоему идеалу, то понятно, что, когда человечество перестаёт быть сборищем человекообразных обезьян, и зомби, живущих под властью демонов, то будет качественно иная цивилизация, в которой диктатура совести будет норма, и соответственно все будут свободны. И свободная воля каждого будет дополнять свободную волю всех других, и это можно назвать — царствие божие на Земле. Когда эта цивилизация показывает, что она действительно состоялась, и может существовать в преемственности поколений устойчиво, то подведение итогов этому этапу развития человечества, оно управленчески оправдано, поскольку за этим должна последовать некая другая эпоха с другими целями и смыслами жизни каждого из людей, и человечества в целом. Если обратиться к молитве «Отче наш», то это тоже еретическая молитва хилиазма и милленаризма, потому что, слова «Да будет воля твоя и на Земле, как на небе» — это об этом же. Что царствие божие на Земле должно быть построено усилиями самих людей в божьем водительстве. Тем не менее, на протяжении двух тысяч лет для христианских церквей это ересь. А то, что они называют христианством, исторически реально — это учение кумранской общины, которая существовала за сто-двести лет до пришествия Христа в этот мир.

 

Мы всё-таки исходим из того, что тринадцать тысяч лет тому назад прошлая цивилизация рухнула вследствие своей неправедности, и становление этой цивилизации началось фактически из полной дикости. Мы излагаем одну из концепций истории, которую каждый вправе либо принять, либо отказаться от неё, либо опровергнуть доказательно. Но пока мы излагаем её так, как она нам видится.

 

Дальше. Проходит ещё несколько столетий, появляется Коран. У Корана с Библией множество разногласий, часть из которых я уже огласил, поскольку кораническая версия событий далеко не всегда совпадает с ветхозаветной, и в ряде случаев обличает неправедность ветхозаветных версий. В аспекте социологии Коран тоже не согласен с Библией, потому что ростовщичество в нём характеризуется, как разновидность сатанизма. Поэтому мира и какого-либо сотрудничества на принципах взаимной выгоды между коранической и библейской цивилизацией в принципе быть не может. Потому что, если для Запада ростовщичество — это норма жизни, и двигатель экономического прогресса, то для мусульманской цивилизации ростовщичество — это разновидность сатанизма, и это ключ к пониманию того, почему Аятолла Хомейни характеризовал США, как большого сатану.

 

Дальше начинаются и другие особенности. Коран расходится с Библией в богословских вопросах. Прежде всего — Коран отрицает догмат о Троице. Я об этом говорю просто как о факте, потому что догмат о Троице в прямой форме в новозаветных текстах Христом нигде не провозглашался. Он получен на основе толкования текстов Нового Завета, и некоторые историки считают, что он был окончательно сформирован только в четвёртом веке нашей эры. Это один вопрос, почему мусульманская культура и культуры христианские по богословским вопросам всегда будут в разногласиях. Хотя по вопросам нравственно-этического характера, по вопросам социальной организации в кораническом вероучении, и в том, что нормой жизни считает православная церковь, много общего. И в этом ответ на вопрос, почему на территории России мусульмане и православные веками жили мирно и находили возможности для сотрудничества, и благополучно реализовывали эти возможности на протяжении многих веков.

 

Но дальше возникает ещё одна версия, которая не совпадает с библейской и не совпадает с христианской. Коран прямо говорит, что Иисус не был распят, что вознесение упредило распятие. И тексты Библии, в их исторически сложившемся виде таковы, что оспорить и опровергнуть это кораническое утверждение невозможно без того, чтобы не сказать, что в каких-то ситуациях молитва это пустые слова, а в каких-то ситуациях это не пустые слова. Дело в том, что в Премудрости Соломона есть повествование на тему о том, что придёт некто, кого будут звать сын божий. И в Премудрости Соломона эти слова не пишутся с заглавных букв, потому что церковь не относит их к Христу. А в устной речи нет заглавных звуков и строчных звуков. Есть просто звуки, есть слова. Вот есть там слова сын божий, и в Премудрости Соломона повествуется о его судьбе, что он будет очень добр, будет учить людей, но сильные мира сего, желая испытать его незлобие, и потому, что его учение обличает их неправедность, решат подвергнуть его несправедливой жестокой казни. Идут слова: «Так они умствовали и ошиблись, ибо злоба их ослепила их, и не познали они тайн божьих».

 

Если не отвергать Коран, как откровение, а признавать его, как послание, адресованное каждому из нас, то кораническое свидетельство о том, что вознесение упредило распятие, находит подтверждение в Новом Завете. Находят они подтверждение в косвенной форме. Перед взятием под стражу в Гефсиманском саду, Иисус призывал апостолов молиться вместе с ним. При этом он их предостерегал: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть вам в искушение». Соответственно, если верить словам Христа, то получается так, что, если бы апостолы молились вместе с ним, мы имели бы право верить каждому их последующему слову. Но если Христос заставал их дремлющими, уклонившимися от молитвы, то это означает, что уклонившись от молитвы, апостолы отпали от Христа, и ничто не могло защитить их от того, чтобы они пали жертвами искушения, от которого предостерегал их Христос. Соответственно, все свидетельства апостолов о том, что было потом, они могут быть приняты только в одном случае, если отвергнуто, как несостоятельное, предостережение Христа о молитве, когда он призывал апостолов к молитве. И соответственно, коранические слова о том, что вознесение упредило распятие, и все, кто его видел, они пали жертвой массовой галлюцинации, они поясняют слова Премудрости Соломона: «Они умствовали и ошиблись, ибо злоба их ослепила их, и не познали они тайн божьих».

 

Дальше получается так, что если анализировать Коран, то Коран, это многослойное повествование. Во-первых, там есть то, что адресовано персонально Мухаммеду, и не касается в жизни никого, кроме него, но может быть интересно только в историческом аспекте. В Коране есть то, что адресовано современникам Мухаммеда и его соотечественникам-соплеменникам. Оно адресовано им для того, чтобы Коран мог внедриться в культуру того общества со всеми его пороками. И есть то, что адресовано всем людям на все времена, вне зависимости от того, к какому народу и как они принадлежат. Понимаете, речь не идёт о том, что все должны ходить в мечеть, по той простой причине, что Коран характеризуется в нём самом, как «арабский судебник». То есть, для тех, кто не араб, он к сведению, к размышлению, но не для того, чтобы строить мечети, разрушать храмы, насаждать мусульманскую обрядность, или ещё чего-то.

 

В Коране говорится прямо: «Нет в религии принуждения». То есть, принцип свободы совести декларируется открыто. И в Коране говорится о том, что люди не должны делать господами над собой никого, кроме Бога. Соответственно, Коран в этих словах отрицает правомочность существования всех внутрисоциальных личностных иерархий. И Коран предлагает, чтобы в каждом обществе была община, которая призывает к добру, приказывает одобренное, и удерживает от неодобряемого. Если соотноситься с историей, то кораническое повествование описывает докрещенскую Русь, где было нравственно-этическое общество, и единство общества, где жреческая высшая власть внутри социальная была доступна всем.

 

Но Коран, в отличие от Библии, не содержит готовые к употреблению концепции глобализации. Но он содержит всё, что необходимо для того, чтобы думающие добрые люди могли развернуть концепцию глобализации, альтернативную библейской концепции скупки мира на основе ростовщичества со всеми его обитателями и их имуществом. Причём, если говорить об отношении коранического учения к неверным, то оно по существу просветительское: оно признаёт за людьми право на те ошибки, которые они унаследовали от культур своих предков, но обязывает их подумать и прийти к праведности, вне зависимости от происхождения и конфессиональной принадлежности в прочем. Потому что все упрёки к докораническим конфессиям, они сводятся к тому, что раввинат сокрыл часть того, что было дано Моисею, и утаил это от людей. Это подтверждается и исторически и текстуально. Христианство упрекается в изобретении догмата о Троице, и уклонении от того, что заповедал Иисус. Если Иисус заповедал становление царствия божьего не Земле усилиями самих людей, то кораническое обвинение тоже подтверждается. И далее получается так, что ислам в его исторически сложившемся виде не реализовал тех идеалов, которые были даны через Мухаммеда, поскольку стал толпоэлитарной культурой, и диктатура совести в нём подменена диктатурой шариата и диктатурой ритуала.

Вот таково соотношение трёх мировых религий.

 

Дальше, если говорить об истории как таковой, как она реализовывалась, то получается так, что европейцы очень обижены на Чингисхана. Но реальность такова, что Чингисхан грубой военной силой заблокировал продвижение библейского проекта на несколько столетий. Ислам тоже заблокировал, но несколько иначе.

 

Далее. Благодаря тому, что продвижение библейского проекта было приторможено, произошло то, что угроза глобального, биосферно-социального экологического кризиса стала реальной. Потому что экспансия не успела завершиться в глобальных масштабах в ту эпоху, когда в основе цивилизации лежала биогенная энергия. А как только техногенная энергия внедрилась в технологии, началось бурное развитие химии, то получилось так, что техники и технологии стали обгонять нравственно-этическое развитие человечества, и представлять угрозу для будущего цивилизации, как в аспекте военной угрозы, так и в аспекте разрушения биосферы планеты под воздействием гонки потребления, в которой понапрасну расточаются и природные блага, и производительные силы человечества.

 

В этой связи опять позволю процитировать Коран, поскольку это уместно: «Расточители – братья шайтанов». То есть, это характеристика западной цивилизации, в которой гонка потребления — это есть смысл экономической деятельности. Не удовлетворение потребности людей в гармонии с биосферой, а гонка потребления. Обывателя и сейчас такие проблемы глобального характера не затрагивают, но во все эпохи были те, кто курировал течение глобального библейского проекта, и так или иначе ставили перед собой задачи, как его осуществлять безопасным для себя образом. Потому что, если рушится биосфера, то в остаточной биосфере может не остаться места виду Homo sapiens.

 

Американцы провели эксперимент под названием «Биосфера-2». В нём они сделали гермоблок объёмом около двухсот тысяч кубических метров, то есть, это гектар по площади, и примерно двадцать метров в высоту. Там создали искусственный биоценоз, в котором водная составляющая и сухопутная. Поместили группу исследователей, и предполагалось, что всё это будет циркулировать в замкнутом режиме устойчиво без обмена веществом с окружающей средой. В-общем, появилась плесень, биосфера стала терять кислород. Когда концентрация кислорода достигла того уровня, который есть на высоте три с половиной тысячи метров, у исследователей начались головные боли, потом что-то из живности сдохло, и потребовалось подпитывать группу исследователей кислородом извне, и продуктами питания извне. И в общем, если интерпретировать этот эксперимент и его итоги, то американцы смоделировали заключительную фазу глобального экологического кризиса, при условии, что мы позволим докатиться ему до этой фазы.

 

Если говорить о гонке потребления, то в докапиталистическую эпоху она сдерживалась сословно-кастовым строем. То есть, во всех обществах было так, что если человек принадлежит к определённому социальному слою, он имеет право на потребление чего-то, на что представители других, более низких в иерархии социальных слоёв, право не имеют. Например, в Российской империи купец третьей гильдии не имел право иметь такой выезд и дом, как имели право иметь купцы второй и третьей гильдии. Хочешь жить по стандартам второй или первой гильдии, записывайся в гильдию, плати налоги соответственно статусу, и езди, как им разрешено.

 

Чем занимается Робин Гуд? Он убивает королевских оленей на прокорм своим сподвижникам. Королевский олень — это не вид биологический. Биологической классификации тогда не было. Королевский — это указание на собственника этого оленя. То есть, на него охотиться может только король, и те, кого он пригласил на охоту. В той же самой Англии осетры – царская рыба, то есть, если ты его поймал, и съел вместе с друзьями, то это преступление против короны. И так оно повсеместно было. И сословный строй действительно сдерживал гонку потребления, и тем самым обеспечивал устойчивость биосферы, и гарантировал от развития биосферно-социального экологического кризиса.

 

Как только появился капитализм, то сословно-кастовый строй с его стандартами потребления перестал сдерживать гонку потребления. А после того, как энергопотенциал техносферы на основе техногенной энергии стал расти по экспоненциальному закону, так же стали расти и возможности производства. Поскольку производства в капитализме ориентированы не на удовлетворение потребностей, а на прибыль, то получается так, что если ты рынок насытил, то тебе необходимо либо перекинуть капиталы в другие сферы, а там, как правило, тоже всё занято, и есть порог капитализации, который позволяет войти в иную отрасль деятельности. Потому что, если этот порог ты не в состоянии преодолеть, то ты не можешь преодолеть конкуренцию на стартовом этапе.

 

Угроза глобального биосферно-экологического кризиса стала реальной. А один из аспектов, это не биология и биоценоз, это внутрисоциальные отношения. И когда в официальных документах в Соединённых Штатах конца девятнадцатого века пишется, что люди должны умирать для того, чтобы промышленность развивалась, то это показатель того, что этот строй генерирует социальную напряжённость, которую куда-то надо девать. И поэтому, чтобы девать куда-то эту социальную напряжённость, появились социалисты-утописты, которые сказали, что люди должны жить общинами, потребности должны быть ограничены разумно, и так далее, и тому подобное. И возникло желание реализовать это дело на практике. На Западе социалисты-утописты организовывали это дело сами, а у нас за это дело взялся царь-батюшка. Военные поселения эпохи Аракчеева — Аракчеев делал их, как исполнитель, но по указанию государя императора, который начитался социалистов-утопистов. Ничего хорошего не получилось, потому что получилась казарма и бунты.

 

Опыт социалистов-утопистов на Западе тоже решили переосмыслить, в результате появился марксизм. Что декларирует марксизм? Он декларирует в принципе то же самое, что и Библия. Только если Библия систему рабовладения в глобальных масштабах от имени Бога, то марксизм в данном случае говорит, что никакого рабовладения, никакого Бога нет и не будет: коммунизм – это общество людей, свобода – это осознанная необходимость. Под осознанной необходимостью понимается знание законов природы, которые обуславливают жизнь человечества. А социализм – это отсутствие частной собственности на средства производства, как источник эксплуатации человека человеком.

 

А если войти в анализ марксизма, то да: идеалы социализма — они привлекательны. А если обратиться к политэкономии, то, как я уже говорил, то политэкономия марксизма метрологически несостоятельна, потому что такие её категории, как «необходимое и прибавочное рабочее время», «необходимый и прибавочный труд», «необходимый и прибавочный продукт» — они существуют только в недовоображении марксистов. У которых со времён Атлантиды правое полушарие угнетено, и в силу этого они не могут осознать того факта, что за этими не стоит никаких реальных явлений. Точно также как и за словами марксизма о том, что в процессе функционирования стоимость переносится со средства производства на продукцию.

 

Перенос стоимости – это бухгалтерская операция, которая подчинена действующему законодательству о финансовой хозяйственной деятельности в аспекте амортизационных отчислений. Никаких реальных явлений за этим процессом тоже не стоит. А если политэкономия марксизма метрологически несостоятельна, то плановое управление хозяйством страны на её основе невозможно. Соответственно ленинский афоризм: «Социализм – это учёт и контроль» — тоже оказывается метрологически несостоятельным. А дальше, если обратиться к советской истории, то получается так, что чем идейнее марксист, то в сталинские времена у него больше шансов оказаться в ГУЛАГе, а там есть и некоторое количество священнослужителей. Но марксисты там по делу за метрологическую несостоятельность политэкономии марксизма, который не позволяет управлять плановой экономикой. И управление экономикой в СССР шло помимо марксизма на основе здравого смысла и прямой управленческой деятельности.

 

А священнослужители тут при чём в ГУЛАГе?

Они тут при том, что они оказались крайними. Библейский проект в его конфессиональной версии был снят с повестки дня, а они оставались ему привержены. Но поскольку они несли обществу систему эксплуатации человека человеком, а это не соответствовало декларациям марксизма, то надо было отвечать, и они отвечали за это в ГУЛАГе. А в силу метрологической несостоятельности политэкономии и в силу подмены диалектики, как искусства некой логикой (философией), марксизм представлял собой светский лик того же библейского проекта. Потому что если освоение марксизма не даёт знаний, необходимых для организации самоуправления общества, то соответственно общество не может быть суверенным, не может быть свободным. А оно обречено быть заложником тех сил, которые знают реальные законы, которым подчинена жизнь человеческих обществ, как социокультурно так и биологически, знают, как управлять экономикой. И поэтому, пока им надо было, экономика Советского Союза процветала, и темпы её развития были запредельны по оценкам западных же экономистов. А когда это стало не надо, то тогда Советский Союз потихоньку втянулся в застой, кризис. Экономическая наука не развивала миропонимание в аспекте проблем управления экономикой — она цитировала постановление очередных пленумов и съездов и списывала из западных экономических журналов модели, теории, и некоторым образом пыталась адаптировать это всё к советской действительности.

 

Но если вы списываете модели, которые предназначены для решения задач об устойчивости в смысле предсказуемости в той экономической системе, то рано или поздно вы придёте к выводу – тут надо всю систему менять. Вот поменяли систему. Тоже возникает вопрос, почему? Потому что после того, как Сталин в «Экономических проблемах социализма в СССР» приговорил марксизм к смерти, обнажив метрологическую несостоятельность его политэкономии, встал вопрос, что делать раньше. Этот вопрос пытались решить и раньше, потому что задача марксизма была: похоронить капитализм на основе либерально-рыночной экономической модели в глобальных масштабах. И марксизм с этой задачей справлялся. Потому что фактически до двадцатого съезда у советской разведки не было проблем вербовки интеллигенции там. Потому что там люди работали за идею, осознавая пороки капитализма, и видя в Советском Союзе альтернативу, даже при тех ошибках и злоупотреблениях, какие здесь были.

 

То есть этот третий приоритет обобщённых средств управления работал не только против России, но и против Запада. Но наряду с этим возникла угроза глобальной войны, причём уже с применением ядерного оружия. Которая, в общем-то, обещала похоронить человечество в понимании умных людей до того, как смоделировали ядерную зиму математически. Потому что ведь Эйнштейн не просто так ляпнул фразу, когда его спросили: «Какое оружие будет в Третьей мировой войне?» Он сказал: «В третьей не знаю, а в четвёртой — лук и стрелы».

 

Примерно с 20-х годов после того, как Запад насмотрелся на ужасы гражданской войны в России, встал вопрос о конвергенции двух систем. То есть встал вопрос о построении некой социальной системы, которая была бы свободна от пороков капитализма и обладала бы достоинствами социализма, не имея тех пороков, какие выявились в Советском Союзе и, реализуя те достоинства, которые были на Западе. Есть основания полагать, что между Сталиным и Рузвельтом была некая договорённость на эту тему. Но поскольку оба они по разным причинам померли не своей смертью, то конфронтация двух систем осталась. Причём, она осталась в режиме тупого автоматизма двух биороботов, которые не могут выйти из своих программ на некий более высокий уровень.

 

Тогда встал вопрос: как убрать эту конфронтацию и реализовать теорию конвергенции. Судя по тому, что произошло, ответ был такой: «

— Демонтируем социализм.

— Никакой идеологии не провозглашаем, а просто делаем мелкими делами так, чтобы некая плановость возникла в капиталистической экономике.

— Развиваем законодательство на тему о том, чтобы погасить гонку потреблений.

— Создать социальное государство, в котором бы гарантировались потребительские права, и был бы минимум социальной напряжённости.

Типа социализм шведского образца.

 

Но поскольку либерализм это штука живучая, либерализм воспринял демонтаж Советского Союза не как первый этап в реализации концепции конвергенции двух систем, а как свою победу. То теперь либерализмом за двадцать лет преподнесены другие системы. Поскольку его не удалось демонтировать социокультурными инструментами, его решено демонтировать, подорвав биологическую основу.

 

Поэтому на Западе:

— Наркотики – норма,

— Школьники сидят на психотропах, это тоже норма.

— Гомосексуализм, как средство снижения рождаемости и один из генераторов дальнейшего биологического вырождения — это культовое дело. А для чего? Для того, чтобы биомассу, которая есть в странах, где культура построена на принципах буржуазного либерализма заменить биомассой, которая несет иную культуру. И дальше, в пределах этой культуры модифицировать глобальную культуру человечества так, чтобы обуздать гонку потребления и построить всё-таки систему, в которой бы реализовался механизм идеального рабовладения.

Когда рабы не свободны, ишачат, но убеждены в том, что они свободны. То есть, как писал Гёте, что самое худшее рабство, это когда раб не осознаёт своей несвободы.

 

И всё в культуре направлено на то, чтобы не дать новорождённому ребёнку к юности состояться в качестве носителя человечного типа строя психики, необратимого человечного строя психики. На это работают, как факторы предварительного угнетения возможностей развития, так и социокультурные факторы, которые извращают личностное развитие, уводят его на тупиковые пути, блокируют, дабы получить общество зомби, запрограммированных культурой. Если прошлые эпохи характеризовались тем, что доминирующим статистически был животный строй психики с редкими взлётами к зомбированности, демонизму и человечности, то сейчас ориентируются на то, чтобы строй психики типа «зомби» стал основным статистически доминирующим.

 

И если анализировать функционирование школ у государств Запада, то теперь первая обязанность школы – не дать знания, а сформировать законопослушную личность. Которая, прежде чем что-то сделать обращается либо к юристу, либо к какому-то специалисту, который курирует соответствующую сферу деятельности на основе стандартов, утверждённых законодательной властью. Отступления от стандарта или норм закона это преступление. Вот к этому Запад пытается вести цивилизацию.

 

Далее мы будем говорить об альтернативе и путях реализации этой альтернативы. На сегодня, в общем-то, всё.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева, Наталья Малыгина, Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv — образовательное интернет-телевидение

Величко М.В. (2014.07) — Разговоры о жизни 10

Разговор об искажённой истории, категорий для описания исторических действий, математической модели истории, матрице событий, повторении исторических событий, новой хронологии Носовского и Фоменко, неудобных исторических фактах, управлении в древней Руси, нравственности и законах, шести обобщённых средствах управления обществом, расе господ и расе рабов, разных религиях для захвата власти, и хозяевах глобализации.

0:01:26 — ложь официальной истории
0:15:52 — вождь и толпа
0:19:09 — партия — политическая мафия
0:21:54 — математическая модель истории
0:23:21 — целенаправленное искажение мировой истории
0:24:30 — предсказание гибели “Титаника”
0:25:55 — исторические матрицы России
0:26:50 — схожесть Бориса Годунова и Владимира Путина
0:28:51 — Куликово поле
0:31:11 — почему повторяется история?
0:35:30 — насколько совершенна система разделения властей?
0:39:55 — насколько дикими были русские до крещения Руси?
0:40:30 — загадка Змиевых валов
0:45:00 — жрец — человек, решающий жизненную задачу общества
0:46:07 — князь — управленец, воплощающий решение
0:49:04 — зачем нужны законы?
0:53:15 — разница между эротикой и порнографией
0:58:30 — высшая власть в обществе — концептуальная
1:00:47 — как система защищает себя
1:04:19 — противоречия по ссудному проценту между Востоком и Западом
1:05:28 — что делает идеологическая власть?
1:09:44 — управляемость глобального исторического процесса
1:10:08 — долгоживущая раса господ и короткоживущая раса рабов
1:13:31 — разница в описании потопа между Библией и Кораном
1:14:44 — почему большинство людей — правши?
1:16:08 — распределение информации в памяти человека
1:22:35 — алкоголь, табак, наркотики — это оружие
1:24:48 — культурное питие
1:26:00 — курящие дурочки
1:26:53 — осёл, нагруженный золотом, против ракетных комплексов
1:29:42 — управление идеями
1:31:10 — причины инфляции
1:36:00 — управление временем
1:39:08 — методология познания
1:42:20 — библейское управление: скупка мира через ростовщичество
1:49:28 — причины русской революции 1917 года
1:54:00 — хозяева глобализации

Михаил Величко: Всё предыдущее, что касается психологии личности, психологии общества достаточно общей теории управления – это необходимая мировоззренческая база для того, чтобы взглянуть на историю, как науку, и на историю как на глобальный исторический процесс несколько с других позиций, а не тех, которые нам предлагала школа. Если смотреть на жизнь любого общества с позиции достаточно общей теории управления, то всякое общество самоуправляется во взаимодействии с другими инако культурными обществами и во взаимодействии с природной средой. Поэтому с точки зрения теории управления интерес представляет:

— Как в каждом обществе реализуется полная функция управления.

— Либо наоборот, как в каких-то обществах полная функция управления не может быть реализована, в результате чего эти общества испытывают проблемы, или оказываются в зависимости от других социальных систем.

Если обратиться к истории, то история во всей ее полноте это — совокупность биографий всех когда-либо живших на земле людей. И понятно, что в таком качестве история недоступна для восприятия никому из нас, по крайне мере при том уровне развития культуры психической деятельности, которая воспроизводится от преемственности поколений.

А всё остальное, что нам предлагает историческая наука — это выборки из этого полного свода биографий людей, которые когда-либо жили. И, соответственно, возникает вопрос о том:

— когда такого рода выборку из биографии мы можем считать научно-состоятельной,

— а в каких случаях это просто какие-то писания на околоисторические темы, которые могут быть интересны в аспектах каких-то фактологических особенностей или завлекательностью сюжета. Их всё же нельзя считать научно-состоятельными описаниями событий исторического прошлого.

При этом в отличие от всех других наук, история характеризуется тем, что она изучает то, чего в настоящий момент нет, то, что в настоящее время не существует. Если говорить о биологии, о физике, то если у кого-то есть сомнения по поводу эксперимента Майкельсона на тему эфирного ветра, то ничто не мешает его воспроизвести в современных условиях на основе современной технической базы:

— либо подтвердить правомерность базы того, что было сделано в двадцатом веке;

— либо сказать, что тогда чего-то было сделано, но в интерпретации ошиблись, поскольку не было учтено то-то.

А вот с историей дело получается такое, что если кто-то описал события многовековой давности и счёл за благо упомянуть не все значимые факты для той эпохи, а избирательно представить только какие-то факты, чтобы облагородить либо себя любимого, либо заказчика версии истории, то мы оказываемся в условиях, когда весьма затруднительно опровергнуть факт фальсификации. В годы перестройки в «Смене» была опубликована некая статья. «Смена» – это ленинградская молодежная газета тех лет, в которой к Сталину предъявлялась претензия следующего рода:

— Что Сталин упрекнул историков в том, что они изучают историю по документам, вместо того, чтобы обратиться к участникам и очевидцам событий, и включить в свод данных, на которых строится историческая наука, «Воспоминание современников».

Автор статьи выражал крайнее недовольство таким мракобесным подходом Сталина к вопросу игнорирования исторических документов. Реальность показывает, что исторические документы фальсифицируются целенаправленно в ходе самой эпохи. Кроме того, в исторических документах выражается понимание событий их авторами, которые далеко не всегда соответствуют объективной картине мира и течения исторического процесса. В силу этих обстоятельств какие-то факты не попадают в документы, а какие-то факты в ряде случаев, не имевшие место, становятся достоянием истории, возводятся в ранг реальных фактов, потому что они каким-то образом попали в документы.

Если даже говорить о том, что есть археология, которая даёт некую фактологическую основу, то к археологии тоже возникает много претензий. Потому что то, что нашли это нашли, а вот как это интерпретировали — это вопрос отдельный. Ещё помнится в советские времена был анекдот о том, что «армянское радио» сообщило, что на раскопках в Ереване нашли проволоку, что говорит о том, что у древних армян был телеграф. На что «грузинское радио» ответило, что на раскопках в Тбилиси проволоки не нашли — это свидетельствует о том, что у древних грузин был уже беспроволочный телеграф.

Вопрос об интерпретации фактов, это очень сложный вопрос. Если говорить о самой исторической науке, то существуют различные школы. Каждая школа характеризуется определенными пристрастиями. И если возникают сведения о каких-то фактах, или о каких-то находках, которые не лезут в концепцию свершившейся истории, предлагаемой той или иной исторической школы, то самый простой способ для исторической школы — придать оппонентов обструкции, обвинить их в том, что они лжеучёные. И факты: либо фальсифицированные либо неправильно интерпретированные. А если скандал поднимать по каким-то причинам не хочется, то проще всего факты не предавать огласке.

Поэтому реальность такова, что мы живём в условиях исторического мифа, который нам достался от прошлого, и который мы воспринимаем, как реальную историю, описанную в тех или иных документах или в произведениях историков, которые имели доступ к архивам, к археологии. И дальше вот получили то, что получили. Но тем не менее, для того чтобы развалить любую концепцию, хоть в истории, хоть в другой прикладной науке, достаточно одного какого-то факта, который не лезет в эту концепцию. И наша реальность такова, что накопилось множество фактов, которые не лезут в ту концепцию истории, которую мы знаем со школьных времён.

Вкратце её можно изложить таким образом.

— Была биосфера, в ней человека не было.

— Потом какой-то обезьяноподобный предок стал человеком. Началось развитие человеческой культуры.

— Где-то пять тысяч лет назад появились первые цивилизации.

— Потом появилась письменность. И с момент появления письменности нам всё более-менее достоверно известно от древности до наших дней.

Кто-то из геологов посмотрел на сфинкса и сказал, что основание сфинкса повреждено водной эрозией. Для того, чтобы были такие повреждения, сфинкс должен был поливаться дождями на протяжении многих веков.

Артём Войтенков: Я просто уточню. Вы говорите про большого сфинкса.

Михаил Величко: Да, большого сфинкса, который находится рядом с пирамидой Хеопса. Если говорить о жизни нашей цивилизации, то на протяжении большей части памятной истории, сфинкс был засыпан песком по самые уши. И кроме того — Египет находится в одном из наиболее сухих мест планеты, где есть проблемы с тем, как объяснить факт повреждения сфинкса, его основания водной эрозией.

Кроме того, некоторые источники указывают на то, что обелиски на площадях египетских городов, они по совместительству использовались и как солнечные часы. На площадях была некая разметка соответствующая времени. И шкалы этих часов таковы сейчас, что продолжительность дневных, утренних и вечерних часов, она разная. Но если Египет сместить с его места к югу на пятнадцать градусов, то шкалы солнечных часов станут равномерными, и он окажется в поясе, где дожди это норма. И там, соответственно если он существовал на протяжении длительного времени, то объяснимы следы эрозии.

А после того, как появился интернет и, благодаря ему стали доступны для восприятия не только тексты из библиотек, к которым доступ не всегда возможен, но и просто материалы, которые выкладывают любые люди, кому это интересно, то образовался целый массив информации, которая не лезет в классическую версию истории.

— То пирамиды в Боснии, которые покрыты слоем почвы, на образование которого требуется от десяти до двенадцати тысяч лет. То еще чего-то.

— То станция «Луна Орбитер» (Lunar Orbiter) передаёт снимок поверхности Луны, на котором некие остроконечные высокие предметы, отбрасывают тени. И план расположения этих предметов зеркален по отношению к плану расположения комплексов и пирамид в Гизе.

— И многие факты, которые становятся достоянием гласности.

Они показывают, что тот исторический миф, который мы все изучали в школе, он очень далёк от того, что реально было. И если говорить о том, что реально было, то в общих чертах это выглядит примерно таким образом.

Где-то около тринадцати тысяч лет имела место глобальная геофизическая катастрофа. Чем она вызвана — это вопрос другой. Но в результате нее сместились полюса. В результате чего тропики стали не тропиками. В Якутии у нас образовалась вечная мерзлота с мамонтами, которые были убиты и заморожены в течение нескольких часов, максимум десятков часов. И следы той глобальной катастрофы расположены по всему миру.

И после этой катастрофы началась история нынешней цивилизации. Сначала предистория — каменный век. Потом действительно возникли первые региональные цивилизации. Если говорить о том, как они возникли, то мифы в разных регионах планеты повествуют о том, что боги вышли из моря, либо боги прилетели и научили людей ремёслам, организовали государственность, дали законы. И после этого началось развитие цивилизаций. Потом региональные цивилизации стали соприкасаться. Начались войны региональных цивилизаций. И потом мы дошли до той жизни, до какой дошли.

А теперь, давайте ещё раз посмотри на то, как реально устроено общество и как его историю описывает историческая наука. Как может быть описана динамика общества. Если говорить о том, как она может быть описана, то получается так, что история и социология оказываются тоже точными науками, но несколько не в том смысле, как это принято думать. Они точные в том смысле, как арифметика. То есть вы можете считать с точностью до трёх знаков, а можете считать с точностью до пятнадцати знаков. В зависимости от того с какой точностью вы считаете, одни задачи допускают такие расчёты, другие говорят, что и пятнадцати знаков недостаточно, а требуется гораздо больше знаков для того, чтобы расчёты соответствовали действительности.

По отношению к истории, это означает, что необходимо выявить некий набор описательных категорий и с точностью до них можно вести описание исторического процесса, как в глобальных масштабах, так и в региональных процессах функциональных исторических процессов. И что тогда получится? Тогда получится, что исторический процесс можно описать с точностью до вождя и безликой толпы. Если посмотреть на отношение большинства людей к политике текущей, к историческим событиям, то для них такой уровень описания приемлем. Посмотрите просто на отношение к истории: все претензии предъявляются к главам государств персонально — к Сталину, Хрущёву, Брежневу, Горбачёву, Ельцину, Путину. Будто каждый из них обладает способностями Старика Хоттабыча или Золотой рыбки, но отлынивает в их использовании и не работает по полному спектру этих возможностей на удовлетворение житейских вопросов, потребностей и всего обилия тех, кто предъявляет какие-либо претензии к их деятельности как к главам государств.

Более точный вариант: да, действительно, есть глава, на котором лежит управление. В некотором смысле управление в масштабах общества в целом, он глава управленческой иерархии, но кроме него есть еще сподвижники. И соответственно история может быть описана с точностью до вождя, группы сподвижников и опять безликой толпы.

Дальше, если поколупаться, то выясняется, что группы сподвижников неоднородны.

— Есть те, кто действительно работает под руководством вождя.

— Есть те, кто просто примазались и работают на свои какие-то интересы, не вылезая и не претендуя на что-то большее.

— Есть те, кто и сам бы не против стать вождём при благоприятных обстоятельствах.

— Кто-то работает на то, чтобы сформировать эти благоприятные обстоятельства.

В результате чего возникают такие явления, как политические мафии, связанные с группировками приближённых к вождю. И эти политические мафии в новейшей истории уже оформляются юридически как политические партии. И соответственно, учёт этих мафий и партий это ещё одна категория, которая участвует в историческом процессе.

Дальше. В пределах партий, как известно, не все члены партии однородны.

— Есть мозговые тресты партии, которые вырабатывают политику партии, отношения к происходящим событиям, формируют намерения на будущее.

— А есть те, кто просто привержен партии. Является их активистом или организаторами на местах, сборщиками информации и прочей функционально специализированной периферии.

Дальше, если мы переходим к глобальному отношению рассмотрения, то появляются некие международные партии, периферия которых развёрнута в одном государстве, а мозговые тресты оказываются в другом государстве. А в ряде случаев и носят надгосударственный характер. И качество описания исторического процесса определяется тем, какие категории описательные вводятся в этот процесс.

Дальше возникает ещё один интересный момент. Если мы определились с описательными категориями, которые характеризуют общество, можем выделить какие-то ключевые поворотные события, типа смерть царя, смена главы государства, война, то всё это можно некоторым формальным образом описать и построить некую математическую модель истории, которая что-то может показать. В принципе, этим путём пошли Фоменко и Носовский. И статистический анализ модели исторического процесса, построенный на конечном наборе описательных категорий, показал, что с их точки зрения достоверная история начинается где-то с одиннадцатого века. А всё, что представляется как история более ранних времён — это переписанная история одиннадцатого века и позднее только с локализацией в других местах. И исторические персонажи после одиннадцатого века там действуют под другими именами и в иных исторических декорациях.

И нашлись приверженцы такой интерпретации глобального исторического процесса. Причём, сами приверженцы этой версии категорически настаивают на том, что никакой организованной фальсификации прошлого не было, хотя при этом ссылаются на фальсификации документов, типа радзивиловской летописи, еще чего-то. И как-то из наблюдений ускользает тот факт, что хотя организованной фальсификации вроде как не было, но тенденции к фальсификации носят определённый целенаправленный характер. В результате неорганизованной фальсификации скрывается не вся информация об историческом прошлом, а скрывается только определённой тематики информации.

Как я уже говорил для того, чтобы развалить теорию любую достаточно одного факта, который в них не лезет. Вот есть роман Моргана Робертсона «Тщета» (Morgan Robertson), написанный за четырнадцать лет до гибели Титаника. И он есть в интернете в русском переводе. Должен сказать, довольно занудное чтение, удовольствия не получите. Но катастрофа «Титаника», описанная за четырнадцать лет до реальных событий, в ней узнать можно.

Пророчества не относятся к числу тех категорий, на которых построена модель Фоменко и Носовского. Если предположить, что историк будущего, анализируя материалы, связанные с началом двадцатого века, сталкивается с эпизодом из Титаника, то он должен сделать вывод, что датировка романа Робертсона 1898 годом это ошибочно, что он написан никак не ранее 1912-го года по мотивам реальных событий. Дальше – больше.

Если иметь представление о матрицах, как компоненте триединства материи, информации и меры и признавать, что этика выходит за пределы общества, в силу чего человечество решает методом последовательных приближений одни и те же нравственные, этические задачи на протяжении многих веков, то можно прийти к мысли, что сейчас мы живем в условиях наложения двух матриц.

— Мы – это Россия. Это матрица Смуты рубежа 16-17-го веков.

— И матрица Смуты 17-го года или около того.

В чём это выражается? Давайте посмотрим на персонажи той эпохи. Борис Фёдорович Годунов родился в 52-ом году. Владимир Владимирович Путин родился в 52-ом году. Оба начали службу в госбезопасности своей эпохи. Оба, в общем-то, не запятнали себя в репрессиях. На обоих понавешали обвинения в совершении тех деяний, которые либо не доказаны, либо к которым они заведомо не причастны. Например, Борис зарезал царевича в Угличе. А где в это время был Борис и как он мог руководить этой интригой при тех средствах связи, которые были тогда. Где был Борис? Борис в это время руководил осадой в Нарве. Нарва — сейчас это Эстония. А где Углич? И какие были средства связи для того, чтобы руководить той интригой?

Дальше. Понятно, что историю писал не Борис Годунов и не его приверженцы. А если посмотреть в историю того времени, то получается так, что Иван Грозный с точки зрения Рюриковичей не легитимен, потому что церковь была против брака его отца с Еленой Глинской. Елена Глинская вдобавок ко всему среди предков имела еще и Мамая, того самого, который на Куликовом поле потерпел катастрофическое поражение.

Артём Войтенков: Тоже под большим вопросом.

Михаил Величко: Вы были на Куликовом поле?

Артём Войтенков: То, что там пишут, те же самые Фоменко и Носовский, ничего особо не найдено.

Михаил Величко: Вот. Я был на Куликовом поле и могу говорить на основе тех впечатлений, которые есть у меня и на прочтении текста. Таких ландшафтов, как Куликово поле, в России, в центральной России в каждой области по десятку или по сотне. Но если говорить о восприятии пространства, то ощущение торжества там висит до сих пор. Начнём с этого. Ближайшее – село Монастырщина. Согласно официальной версии истории в Монастырщине были массовые захоронения погибших на Куликовой битве. По словам местных жителей это нормально, если роется погреб, или колодец и находятся человеческие останки со следами рубленых ран. И это массово. Если Фоменко и Носовский считают, что Куликова битва была в Москве на Куличках, то возникает вопрос: «А, ребята, расскажите нам, что было на самом деле, на Куликовом поле в Тульской области?» потому что доказательство прямой теоремы не является доказательством обратной. Обратная теорема доказывается отдельно. Поэтому да, если вы молодцы и открыли, что что-то было грандиозное и какой-то мордобой на Куличках в Москве, и это с вашей точки зрения битва на Куликовом поле, то, что было там? Пока до этого не дойдёте, вопрос закрыт с достоверностью вашей версии.

Дальше. Оба стали, и Путин и Борис Федорович, фактическими руководителями государства при номинально действующем властителе.

— Борис Фёдорович при Фёдоре Иоанновиче в официальной версии. В неофициально версии Борис Федорович — сын Фёдора Иоанновича.

— Владимир Владимирович стал действующим премьером при президенте Ельцине.

— Дальше. Борис Фёдорович Годунов помер 23 апреля.

— Борис Николаевич Ельцин помер 23 апреля.

Матрицы, они чем характеризуются? Функциями. И в различных вариациях функции могут быть распределены не по одной персоне, а по нескольким.

— Дочь Бориса Фёдоровича Годунова — Ксения.

— Крестница Владимира Владимировича Путина — Ксения Собчак.

— Ну, о том, что Дмитрий Анатольевич обладает некоторыми чертами сходств лица с Николаем Александровичем Романовым, последним императором — тоже вспоминали неоднократно.

То есть реальность такова, что Россия сейчас живет в наложении двух матриц, и, соответственно, решает те нравственные и этические задачи, которые не были правильно решены в эпоху обеих Смут рубежа 16-го и 17-го веков, и рубежа 19-го и 20-го.

Артём Войтенков: То есть с ваших слов, верно ли я понимаю: государство, как и человек, проходит какие-то уроки. Если страна, народ с этим уроком не справляется, то он повторяется через какое-то время.

Михаил Величко: Да, то повторяется. То есть, если смотреть на историю с позиций того, что:

— Всё течёт не в пустоте, а всё протекает в матрице возможных состояний.

— Что этика не локализована в пределах общества, а выходит за его пределы.

— Что развитие человечества — это решение некоторых совокупностей нравственно-этических задач.

То в модели Фоменко и Носовского предстаёт не фальсификация истории путём переписывания событий более поздних эпох в более ранние эпохи и локализации, а предстаёт итеративный процесс, то есть процесс решения одних и тех же нравственно-этических задач методом последовательных приближений. Как это многие задачи решаются в численных методах прикладной математики, в проектировании многих технических объектов. Прежде чем дойти до серийного производства приемлемого объекта, успевают сконструировать и построить множество прототипов, в которых так или иначе доказывают либо принципиальную возможность построения объекта, либо устраняются ошибки, выявленные в ранних прототипах. Потом уже объект доводится до приемлемого уровня и начинается его эксплуатация. То есть вопрос об интерпретации истории, он далеко неоднозначен даже по отношению к тому, к чему было.

А если общество некоторым способом управляется и реализуется последовательность этапов полной функции управления, то возникает вопрос: а как реализуется. Развитие цивилизации — это развитие специализации профессионализма. Соответственно вопрос о специфических специализированных видах власти, которые несут эту самую полную функцию управления.

Давайте посмотрим наши учебники социологии и политологии: что и как они нам предлагают. Последние лет тридцать все записные политологи талдычат нам, что система разделения властей, существующая на Западе и восходящая к традициям Древнего Рима, это идеалы наиболее совершенной системы организации общественного самоуправления. В этой системе разделения властей функции такие.

— Законодательная власть пишет законы

— Судебная власть бдит за исполнением законов, наказывает за их несоблюдение.

— Исполнительная власть осуществляет управление обществом в соответствии с законами.

Возникает вопрос: а подо что и как пишутся законы? Самый примитивный ответ на него состоит в следующем, что все мы люди, у всех у нас одинаковые потребности. Гармоничные взаимоотношения в обществе приводят к тому что, дескать, и социальные, а не физиологические потребности у нас у всех примерно одинаковые, и поэтому нет вопроса о том, откуда берутся законы. Дескать, всякий более-менее здравомыслящий человек, тем более получивший образование в области истории, юриспруденции, экономики и всего прочего, он может сформировать закон под решение тех или иных социальных задач.

Если это действительно совершенная система управления, то все, кто думает так, ответьте на вопрос, откуда взялся глобальный биосферный экологический кризис, если законодательство совершенно, и может быт написано любым человеком, и так далее. И тогда как относиться к таким явлениям, которые имели место в истории русской цивилизации. Потому что когда Ленин характеризовал советскую власть, как власть отличную от буржуазной демократии, и отличную тем, что она не должна быть бюрократической, что советская власть сама пишет законы и сама их исполняет — то есть это было отрицание европейской системы разделения властей. А откуда это всё взялось? Если проследить всё это дело в нашей истории, то это уходит ещё в докрещенские времена. Потому что та версия истории, согласно которой Владимир крестил Русь, появилась церковь, мы после этого приобщились к европейским ценностям и цивилизации. А до этого были дикие-дикие, и никак не могли понять смысла жизни — эта версия не подтверждается историческими фактами.

Во-первых, есть то, что получило в истории название «змиевы валы». Это система фортификационных сооружений с глубиной эшелонированной обороны на некоторых участках до двухсот километров, протяжённостью более тысячи километров вся совокупность валов, которая тянется по югу Украины. И в общем-то некогда отделяла лесную зону от степной. В традиционной хронологии это датируется временами одиннадцатого, десятого века. Но в это время на Руси полыхали княжеские усобицы. Ни одно удельное княжество было не в состоянии построить такую систему. И совокупность удельных княжеств, ведя постоянные усобицы, вряд ли могла договориться друг с другом о том, чтобы на протяжении десятилетий вкладывать очень большие ресурсы в строительство этой фортификационной системы и последующей её эксплуатации.

Тем не менее, змиевы валы существуют. И одно объяснение, что наши предки построили их во времена докрещенские, и что в тот период Русь некоторым образом была едина. Но управлялась она без того, что в современном представлении является государством. Если посмотреть даже на факты, которые известны по истории, то Новгород на протяжении длительного времени уже посткрещенской эпохи приглашал князей, а когда князья не нравились ему, изгонял. Но это было нормой некогда и в остальных местах на Руси. Потом в «Слове о полку Игореве» есть такие слова: «И сказал брат брату: это моё, это моё. И стали князья на малое всевеликое говорить». В этой фразе главное слово «стали князья». То есть автору «Слова о полку Игореве» либо памятны те времена, когда князья вели себя иначе, либо он обладал достоверным знанием о том, что некогда не было так. Причём если обратиться к былинам, то в них не последнюю роль играют такие персонажи, как калики перехожие. Ну а что такое, если соотноситься с полной функцией управления, какие функции калик перехожих?

Артём Войтенков: То же самое, что СМИ у нас.

Михаил Величко: Не совсем то же самое, что СМИ у нас, хотя отчасти. СМИ выполняют ту же функцию. В общем, реальность такова, что их функции и сбор достоверной информации о том, что происходит на месте, и постановка задач перед местным населением в интересах общецивилизационного развития. Если говорить о том, что здесь было в докрещенские времена, пока цивилизация не впала в кризис развития, то представляется так, что полная функция управления здесь реализовывались следующим образом – жречество. В русском языке слово «жречество» — название социальной группы, социальные функции которой жизнеречения, то есть объяснения проблем и изложение путей и способов их решения. То есть решаются задачи первого этапа полной функции управления.

Жречество – это открытая для вступления в нее профессиональная управленческая корпорация, к которой может приобщиться каждый, кто обладает знаниями и практическими навыками, позволяющими выполнять жреческие функции. То есть осуществлять всё то, что относится к первым этапам функции управления: выявление проблем, целеполагание в отношении них, формирование концепции разрешения проблем и внедрение концепции в жизнь. А дальше, как уже говорилось, управленческое решение может вырабатываться либо единолично, либо коллегиально. Но когда дело доходит до его проведения в жизнь, ответственность за него может быть только единоличной и персональной.

И тогда получается так, что жречество формирует единую концепцию развития цивилизации. А князья и бояре, ответственные перед жречеством, и каждый из них в соответствующем регионе является единоличным персональным ответственным координатором общественной в целом деятельности.

Дальше выясняется еще интересная вещь. Лев Дьякон, повествуя о переговорах Святослава с Иоанном Цимисхием, императором Византийской империи в 971 году рассказывает, что император подъехал к берегу Дуная со свитой, весь расфуфыренный, как это было положено для обозначения социального статуса. К берегу Дуная подошла ладья, и Святослав сидел на веслах, как простой гребец, отличаясь от остальных только тем, что у него была более новая одежда. Но, в принципе, такая же одежда, как и у остальных.

Для византийцев такая ситуация была непонятна. Для большинства наших современников она тоже непонятна, потому что вопрос о статусных вещах, которые обозначают статус во внутри социальной иерархии, это для многих первейший вопрос. Но вряд ли Святослав был каким-то исключением. Просто свидетельство о встрече с ним Иоанна Цимисхия, это свидетельство довольно позднее о том, что было на Руси повседневной нормой в те времена, и в более ранние времена. Когда общество в нравственно-этическом отношении было однородным. И выполнение различных общественно-необходимых функций в общественном объединении труда не было связано с тем, что носители каких-то функций выполнялись, как иерархически более высшие люди в социальной иерархии. То есть вне выполнения какой-то общественно необходимой деятельности, то есть в быту и на развлечениях, то не было границы между жрецом, князем и простолюдином. В нравственно-этическом отношении это было единое общество. И нравственность жреца не отличалась от нравственности князя и боярина, и нравственности так называемого простолюдина. Хотя в общественном объединении труда они выполняли разные функции.

Давайте посмотрим на то, что возможно в таких условиях. С точки зрения любого человека в таких обстоятельствах: интересно, по закону ли князь организовал решение какой-то проблемы? Или просто проявил свой творческий потенциал, реализовал его, благодаря чему задача была успешно решена. Ведь это абсолютно все равно. Произошло это в соответствии с действующим законодательством либо вопреки действующему законодательству решение получено быстро, и это решение качественно.

А если общество этически и нравственно разнородно, разобщено, тогда как? Тогда возникает потребность в законодательстве, которое должно определять права и чётко поддерживать внутрисоциальные, сословные и прочие границы. Ежели это есть, то тогда в нарушении закона выражается, прежде всего, нарушение каких-то сословных, кастовых норм этики, прописанные в законе. И поскольку поддержание норм специальной стратификации более значимо, чем решение проблем, то начинается эпоха первенства закона над целесообразностью. И как следствие, общество начинает плодить законы, и впадает в юридический маразм. Потому что согласитесь, что обсуждение обнажённого или полуобнажённого Аполлона на 100-рублёвой купюре, при том, что каждый депутат потребляет только на личное своё содержание по двести пятьдесят тысяч рублей в месяц, с точки зрения налогоплательщика это — проедание его денег задарма. То есть явное несоответствие. Но это возможно только в тех случаях, когда депутаты бесконтрольны полностью по отношению к обществу. Будь это нормой этики Древней Руси, то возведение в ранг общенациональной проблемы обнажённого Аполлона на купюре, вызвало бы то, что товарищ был бы трудоустроен где-то в более полезном месте, и в среде управленцев мы бы его больше не видели.

Но коли затронут вопрос об обнажённом Аполлоне и защите нравственности, то возникает еще один вопрос, адресованный персонально к депутатам: чем отличается эротика от порнографии? Всё преследование порнографии без ответа на этот вопрос — юридически несостоятельно. Потому что одни и те же действия могут быть эротикой в одних обстоятельствах, а те же самые действия в других обстоятельствах могут быть порнографией. Чёткой границы, так формально юридически однозначно определённой, тут не провести. А в чём разница? А разница в том, что эротика обращена единственно к любимому человеку противоположного пола. А порнография — это возбуждение половых инстинктов в обстоятельствах, не предусматривающих реализацию программ полового поведение инстинктивно обусловленных. Поэтому с точки зрения общества, живущего где-то в тропиках, стоящего на низкой стадии развития, где все ходят голые, появиться одетым — это порнография. По какой причине? А потому что привычный вид человека, он привычен, он ни к чему не ведёт. А одетый человек сразу должен своей непривычностью вызывать мысли о том, а что у него там под одеждой. Пошло-поехало.

А в обществах, в которых живут, где голым ты особо не походишь, там получается наоборот, что раздетый человек воспринимается несколько иначе, и для некоторых становится объектом сексуальных вожделений. А что норма? А норма всё-таки такова что, ежели человечество, общество достигает того, что человечный тип строя психики это норма с юности, то соответственно самопроизвольная реализация инстинктивных программ, она при человечном типе строя психики невозможна. Программы будут работать только тогда, когда любящие решили в любви зачать новую жизнь. А в остальных ситуациях: ну, голый человек, ну и что. Зависимости от инстинктов нет, подневольности инстинктам нет.

А если нет человечного типа строя психики, то что? Тогда там, где культура сексуально-вызывающая, там целый комплекс гинекологических заболеваний, плюс простатит у мужчин, генераторами которых является сексуальная неудовлетворенность, возбуждаемая сексуально-вызывающей модой, как нормой жизни. То есть психосоматика работает, но работает она таким образом.

Вот мы всё-таки уклонились. Реальность такова, что способы реализации полной функции управления на Руси, и время их в наследующие Рим и Европу, они были разные. И проистекало это из разной нравственности и этики, свойственной обществу. Но, способы реализации полной функции управления, они связаны и с эффективностью управления в повседневности. А эффективность управления в повседневности, она выражается в том, что проблемы, унаследованные от прошлых времён, успешно решаются, и остаются в прошлом, а новые проблемы не генерируются. В результате чего творческий потенциал общества высвобождается, и может решать те задачи, о которых сейчас человек и догадаться не может. Просто вопрос идёт о строительстве в перспективе качественно иной цивилизации на иных принципах.

Как реализуется полная функция управления? Получается так, что если она действительно реализуется, то, что всё относится от компетенции жречества, то есть: выявление проблем, целеполагание в отношении их, формирование концепции управления в отношении проблем, внедрение концепции в жизнь, — это прерогатива специфического вида власти, которую можно назвать концептуальная власть. И термин «концептуальная власть» надо понимать двояко.

— Во-первых, это власть тех людей, которые в состоянии пройти первые этапы полной функции управления от выявления проблем до внедрения концепции в жизнь.

— И второй вариант понимания термина «концептуальна власть», это как власть концепции над жизнью общества. И только после этого начинаются функции законодательной власти, которая пишет законодательство под определённую концепцию. Далее функции исполнительной власти, которая управляет на основании действующего законодательства в соответствии с определённой концепцией. И судебно-следственная власть, которая выявляет факты нарушения законодательства, и преследует за это нарушение, нейтрализуя нарушителей. Но на этом этапе уже концептуальная обусловленность законодательства, она как-то в большинстве случаев не встаёт. То есть, если всё по закону, то всё нормально.

А если говорить о законе — что в него входит, в свод законов? Если смотреть на свод законов с позиции теории управления, то там можно выявить законодательство, которое обеспечивает нормальное управление в соответствии с избранной концепцией. Законодательство, которое ориентировано на разрешение конфликтов частных управлений в пределах избранной концепции.

Дальше. Есть множество дурных законов, которые можно характеризовать, как юридические шумы. То есть, они существуют, но никаких полезных функций не несут, кроме того, что являются кормушкой для юристов, которые толкуют их по отношению к жизни. Но в жизни никаких задач, типа стандартное управление и разрешение конфликтов, они не решают. Они создают неоднозначность законодательству, и тем самым порождают множество конфликтов управления, на решении которых кормится сообщество юристов. А кроме этого есть ещё одна составляющая, которая решает задачу: защита управления по избранной концепции от проникновения в это же самое общество управления в соответствии с чуждыми концепциями.

Пока общество живёт изолированно, эта последняя составляющая, напрямую связанная с концепцией, она не видна, она не бросается в глаза. Но если начинается взаимодействие двух культурно различных обществ друг с другом, то эта составляющая законодательства может проявиться. Известно, что в СССР была пресловутая пятьдесят восьмая статья, которая защищала социализм в том виде, в каком он был, от попыток его ниспровергнуть. И на эту тему диссиденты вопили много и долго, и сталинский режим за эту пятьдесят восьмую статью порицался. Хотя, действительно были и злоупотребления, связанные с ней. Но в послевоенные годы в ФРГ была целая куча запретов на профессии, связанных с убеждениями людей. И представители коммунистической партии не могли быть на госслужбе, не могли работать в почте, не могли быть учителями в школах. А это что, в демократическом обществе, якобы? А это — то же самое. Это защита концепции капитализма от её подрыва приверженцами концепции коммунизма.

Что сейчас? Сейчас намечается конфликт на тему о ссудном проценте.

— С точки зрения норм исламской культуры, ссудный процент — это разновидность сатанизма.

— С точки зрения западной культуры, кредитование под процент — это норма жизни и чуть ли не локомотив экономического развития.

Соответственно законодательство мусульманских государств ориентируется на то, что кредитование под процент должно быть исключено, а попытки такого рода должны подавляться безальтернативно и беспощадно. А законодательство, проистекающее из западной цивилизации, оно наоборот, направлено на то, как юридически обеспечить функционирование ссудно-процентного кредитования, в том числе, и за пределами традиционной западной культуры. Если посмотреть на реализацию полной функции управления, при полном наборе специфических властей: концептуальная власть, законодательная власть, исполнительная власть, судебно-следственная власть, — то появляется ещё одна власть, если это общество неправильное. Появляется ещё идеологическая власть. Идеологическая власть решает задачу: представить заведомо неправильную концепцию, которую общество отвергнет, если её предъявить ему в обнажённом виде, в качестве правильной концепции, якобы выражающей интересы каждого члена общества, который законопослушен, и не склонен к антисоциальному поведению.

Идеологическая власть, она успешно решает эти задачи на протяжении многих лет, столетий, меняя своё лицо. Почему? Потому что, если мы смотрим на историю не с позиции теории управления, а с позиции примитивного взгляда, что глава государства, это высший управленец в обществе, то ни о каком управлении в глобальном историческом процессе речи быть не может. Потому что главы государств смертны. Коалиции нескольких государств — это исторический эпизод, а не норма функционирования глобальной социальной системы. Конфликты между коалициями — норма, и максимум, до чего можно дойти, это попытаться построить модель глобального исторического процесса на основе аппарата теории игр, и судить о том, какие из коалиций при каких стратегиях могут срубить некий выигрыш во взаимодействии с другими.

А вот если смотреть на ту же самую историю с позиции Достаточно Общей Теории Управления, то получается так, что культура — это информационно-алгоритмическая система. Если культура информационно-алгоритмическая система, то она целесообразна по отношению к реализации каких-то определённых целей, и блокирует реализацию каких-то других вполне определённых целей. Культура вариативна, и соответственно есть возможности модификации исторически сложившихся культур так, чтобы они были ориентированы на достижение тех целей, которые ранее им не свойственны.

Процесс модификации культуры осуществим, с точки зрения Достаточно Общей Теории Управления это слабые манёвры, охватывающие жизнь многих поколений. С точки зрения традиционной политологии — технология «Окна Овертона», когда то, что неприемлемо, можно возвести в норму идеала, проделав некоторое количество манипуляций. Кто желает, может в интернете посмотреть, что такое Окно Овертона.

А дальше, если обращаться к нашей истории, то получается так, что глобальный исторический процесс изначально был управляем с внутрисоциального уровня. Только вопрос в том: хотим ли мы видеть проявления этого управления.

Давайте посмотрим на древнегреческие мифы и попытаемся соотнести их с реальностью. В греческих мифах:

— есть боги — боги человекообразные,

— и есть люди — люди смертные.

Боги воспринимаются, как бессмертные, но в то же самое время мифы повествуют о войнах богов между собой.

Артём Войтенков: У них там не только войны. Они там всем занимались: подставляли друг друга, и обманывали, и всё, что угодно было.

Михаил Величко: Да. А теперь предположим, что мифы, это не выдумка, а это повествование о некой исторической реальности, которая была некогда в прошлом. Как это интерпретировать можно?

А это можно интерпретировать так, что было две расы.

— Одна раса жила относительно недолго.

— А другая раса жила на порядки дольше, и на протяжении жизни одного её поколения успевало смениться много поколений людей.

Вот с точки зрения этих короткоживущих, как будут восприниматься представители другой расы? Как бессмертные боги. Мы умираем, живём, стареем, и умираем, а они, как приходили к нашим дедам в одном образе, так и приходят и к нам, и к нашим внукам, и так далее. Кроме того, мы можем то-то, а они могут то, чего мы не можем. За счёт чего? В том числе за счёт того, что генетически, биологически, другая раса превосходила расы короткоживущие. А если превосходила, то, то, что сейчас принято называть магией и относить к выдумкам и сказкам, могло быть просто другой физикой, и было вполне доступно в той культуре, которую несли так называемые боги.

Но реальность такова была, что боги реально были не бессмертны, а тоже старели. И соответственно, смена династий, смена царствующего верховного правителя Кроноса на Зевса сопровождалась некой гражданской войной в сообществе богов. В мифах это отразилось, как война титанов и олимпийцев. А все остальные присутствовали в качестве наблюдателей, и травы на поле боя. То есть, мифы, они допускают и такую интерпретацию, а не просто, как выдумку о существовании на Земле неких субъектов, которым греки по невежеству приписывали сверхъестественные способности, и власть над самим обществом.

Есть разница между библейской версией потопа и коранической. Согласно коранической версии потопа: предшествующая цивилизация, вела крайне неправедный образ жизни, и когда попытка Ноя вразумить их не удалась, то Ной обратился к Богу с молитвой, что это цивилизационный тупик, из которого выхода нет, и надо кончать. И потоп был в ответ на молитву Ноя, что он оказался бессилен выполнить некую просветительскую миссию, в результате чего та древняя цивилизация могла бы изменить направленность цивилизационного развития, и выйти на некое новое качество жизни без глобальной катастрофы.

В библейской версии инициатором потопа является непосредственно всевышний, а каких-либо просветительских миссий не было. В одной из прошлых бесед я упоминал, что, согласно традиционным воззрениям науки, у человека более развито левое полушарие. И говорил о том, что, возможно такая интерпретация факта, она неправильна, по той простой причине, что не левое полушарие больше развито, а правое полушарие подавлено, и его развитие угнетено, и заблокировано на некотором генетическом уровне. И не исключён такой вариант, что это результат того, что прошлая цивилизация, в которой было две расы (раса рабов и раса господ), была такой, что в основе угнетения лежали генная инженерия, благодаря которой и была выведена раса рабов с угнетённым правым полушарием, вследствие чего они были просто биологически зависимы от выдачи управляющих команд в лексике. Кроме того, если анализировать структуру памяти человека, то память человека неоднородна, потому что часть информации записана на бионосителе, то есть, на самом организме. А часть информации нам доступна большей частью бессознательно через эгрегоры. То есть, эгрегоры обладают определённой памятью. И вопрос только в том: каково распределение информации в памяти между личностной памятью, и памятью эгрегориальной. И вариантов таких полярных два: человеку может быть доступна, как личностная память, так и в любой момент времени он может обратиться к массивам эгрегориальной памяти, которая в силу разных причин стала для него интересна, то есть, к памяти ноосферы.

А возможен другой вариант, когда личностной памяти практически нет, а всё информационное обеспечение поведения — это память ноосферы, память эгрегоров. А глобальная геофизическая катастрофа, это не только трансформация поверхности Земли — это изменение всей полевой структуры планеты, включая и те поля, на которых может быть записана эгрегориальная память. И если глобальная катастрофа культуры уничтожила эгрегориальную память, то все сразу, мгновенно практически, одичали. Если соотноситься с такой возможностью, то становятся объяснимы мифы разных народов на тему о том, что боги пришли на Землю, вышли из моря, научили диких людей ремёслам, цивилизации и всё прочее, и правили некоторое время ими сами. Почему? Потому что, перспективы катастрофы, они вряд ли были тайные для правящей верхушки. Вот сейчас что-то происходит в Йеллоустонском парке: закрыты дороги, доступ в Йеллоустонский парк, потому что, плавится асфальт. И соответственно, правящая верхушка может некоторым образом реагировать на это, и готовиться к тому, чтобы пережить катастрофу.

Как можно готовиться, если цивилизация позволяет? Можно создать большие корабли, которые уйдут в океан, и там они не будут подвержены цунами. Если позволяют технологии, можно выйти в космос, можно создать базы на Луне, если Луна была к тому времени. Либо создать Луну, если Луны не было к тому времени, а технологии ещё на более высоком уровне, что позволяет создать объект таких размеров. А потом, когда катастрофа завершится, то можно вернуться, посмотреть, что там происходит, и заняться восстановлением привычного образа жизни. Кроме этого, можно создать некие подземные убежища, где погрузить товарищей в анабиоз, и тогда многое станет понятно в погребальных ритуалах, которые имитируют во многом консервацию организма в анабиозе, для того, чтобы потом когда-то воскреснуть. Это приходит из эгрегориальной памяти. То есть, это бессмысленно на уровне индивида, но программа, пришедшая откуда-то, она отрабатывается в автоматическом режиме. И в силу того, что в эгрегор вовлекается много людей, то погребальные ритуалы древности, они могут воспроизводить подготовку к тому, чтобы некоторым образом пережить катастрофу.

Дальше возникает вопрос: если такое предположение, что жили две расы, произошла катастрофа. Одни обеспамятовали и одичали, и в информационно-алгоритмическом обеспечении поведения не осталось ничего, кроме инстинктов. А другие пришли, пережив катастрофу, стали учителями, и стали возрождать цивилизацию с нуля, то какие следы в современности от этого?

А дальше, если искать следы, то необходимо ответить на вопросы: а в чём может выражаться власть? То есть, какими средствами власть может осуществляться? И это приводит к понятию о шести уровнях приоритетов, обобщённых средств управления, которые при применении внутри одной социальной системы являются средствами управления. А если ориентированные на применение в другой системе, они могут быть как средствами поддержки управления в ней, так и оружием против неё.

Понятно, что можно принудить оппонентов к приемлемому поведению грубой военной силой. А что есть ещё, если мы в силу каких-то причин не хотим применять военную силу, либо противник сильнее. Давайте мы вмешаемся в его генетику — одно-два-три поколения, противник станет биологически неполноценный, и территория сама собой очистится. Алкоголь, табак — пожалуйста. Как только народ начинает пить больше, чем сколько-то, — два-три поколения, территория пустая, приходите, владейте.

говорят о русском пьянстве, то тем, кто уповает на то, что реализуется этот вариант, я не рекомендую на это надеяться. Потому что кривая плотности распределения по количеству выпитого, в современной России она не такая, как принято думать. То есть, это не кривая с одним горбом на одном конце ноль, кто ничего не пьют, а на другом конце те, кто пьют всё, что горит помимо алкоголя. Кривая у нас двугорбая. То есть, есть некое подмножество тех, кто вообще не пьёт, и далее горбик, кто пьёт от стольки-то до стольки-то. И среднестатистическое в данном случае, оно не характеризует то, что происходит. Потому что, идёт расслоение общества на тех, для кого трезвость норма жизни, и тех, кто считает, что выпить можно. Но интересно то, что когда в одном из ток-шоу обсуждалась проблема культурного пития, то вставал вопрос: а зачем пить культурно? Вот надраться до положения риз, до чёртиков, — это понятно, это уйти от реальности. А зачем пить культурно, когда это не приводит к значимым эффектам, но сопровождается негативом типа «нельзя сесть за руль», «нельзя зачать», и всё такое прочее.

Ответ на вопрос «зачем вообще не пить» — он понятен, потому что при человечном типе строя психики, человек эмоционально самодостаточен. И поднимать настроение за счёт принятия алкоголя, или какой-то иной дури, нет надобности. Потому что эмоционально человек всегда самодостаточен, и всё у него хорошо, настроение хорошее — нет надобности в улучшателях настроения. Но, тем не менее, есть многие снадобья, которые действительно калечат генетику, и их проявление сказывается в последующем. Например, мальчики курящих матерей в сперме не имеют достаточно часто одного из видов белков, который необходим сперматозоиду для вскрытия яйцеклетки. Соответственно, курящие женщины могут не надеяться на то, что их сыновья родят внуков. По крайней мере, если не все, то многие. И не надо задаваться вопросом «почему?» Потому что вы были дуррами и курили, и покалечили генетику своих сыновей и внуков. А что выше этого?

Издревле известна поговорка: «Где не пройдёт войско, пройдёт осёл, навьюченный золотом». Почему осёл, навьюченный золотом, выше, чем всякое, что может оказать воздействие на генетику? А потому, что реальность такова, что в любом обществе пропихивание любой дури требует финансирования кампании. Поэтому, действительно, осёл, навьюченный золотом, как мотиватор для тех, кто осуществляет власть, он оказывается гораздо более эффективным. И опять же, посмотрите, как это работает. В современных условиях для того, чтобы иметь возможность оказать противодействие противнику, надо поддерживать военно-промышленный комплекс. А многие системы вооружения, их создание и производство, требуют даже не годы, а десяти лет и более.

Артём Войтенков: Да. Авиационные двигатели даже больше — они двадцать–тридцать лет разрабатываются.

Михаил Величко: Да. И ежели вы считаете, что воевать с противником это опасно, в силу неприемлемого ущерба, ну ладно, пущай они там хлещут водку, или спирт «Рояль», но всё-таки, военный-то комплекс, надо тоже чего-то с ним делать. Ну чего? Профинансировали реформы — в результате военно-промышленный комплекс утратил рентабельность, продержали десять-пятнадцать лет, и выясняется, что есть единичные образцы, но массового производства современного оружия нет, его надо создавать практически с нуля. То есть, эта ситуация — результат того, что действительно, где не пройдёт могучее войско, пройдёт осёл, навьюченный золотом, и в результате этого войско и экономика могут оказаться в такой разрухе, о какой завоеватель может даже и не мечтать.

А выше что? А выше получается так, что выше — идеи. Потому что, если человек убеждён в том, что какие-то идеи правильны, то он достаточно часто неподкупен, если речь идёт об идеях социальной значимости. И в этом аспекте тринадцатая статья Конституции ныне действующей, она один из генераторов коррупции — ни одна идеология не может быть государственной. Если идей нет общегосударственных, то на высшем уровне оказываются деньги, и вопрос только в том, как продаться, избежав при этом уголовной ответственности.

Как гласит анекдот: взяли коррупционера, когда тот сжигал взятку.

Менты говорят: «Ну что ж, дурак ты. Теперь сядешь. А вот если бы не сжёг, можно было бы прийти к полюбовному соглашению, или нашлись бы смягчающие вину обстоятельства».

И идеи, они действительно тоже играют роль инструмента и управления, и осуществления власти, и оружия. Потому что, если вы посмотрите на содержание образования в области финансов и экономики в Соединённых Штатах, ориентирование на взращивание американского управленческого корпуса, то это будет одно образование. А если вы посмотрите на экспортные модификации образования в этой области, то это будет содержательно иное образование. Почему? А потому, что решаются разные задачи.

Всякий управленец соотносит поток оперативной информации с тем, чему его учили в вузе. И если наших орлов учили, что ставка по кредиту не может быть ниже уровня инфляции, то они будут тупо на этом стоять. Они будут тупо на этом стоять, вопреки тому, что в курсе физики, когда изучали электротехнику, они проходили правило Кирхгофа. На основе правил Кирхгофа можно построить модели переноса среды в сетях. Все электросхемы рассчитываются на основе правил Кирхгофа. Водопровод тоже на основе правил Кирхгофа. И соответственно, перенос денежек со счетов на счета, он тоже описывается правилами Кирхгофа. И в принципе, знание правил Кирхгофа позволяет хоть Набиуллиной, хоть Кудрину, хоть Алексашенко, хоть кому, — сесть на досуге, построить модель денежного обращения, и посмотреть на то, как она функционирует при наличии ссудного процента, и в отсутствии ссудного процента. И правила Кирхгофа покажут, как дважды два, неоспоримо, что первичным генератором инфляции является ссудный процент по кредиту.

Публика, которая сидит в Думе, они тоже проходили физику. И они тоже должны знать правило Кирхгофа. Имея двести пятьдесят тысяч рублей в месяц, и некоторый досуг, то тоже можно сесть, и на основе правил Кирхгофа расписать модель денежного обращения, и после этого задать вопросы представителям Центробанка, и Академии наук, которые там экономисты-академики злостные, на тему о том: «ребята, а зачем ссудный процент в системе, если это первичный генератор инфляции, и генератор дефицита платёжеспособного спроса, по отношению к объему продукции, выставленной на продажу?» Это тормоз экономического развития. Вот Дума существует с 93-го года двадцать один год. Тест на интеллектуальность. Сколько вам требуется времени ещё для того, чтобы понять этот простенький факт? Либо опровергнуть правило Кирхгофа, и применимость его для расчёта процесса циркуляции денежной массы, когда она сопровождает продуктообмен в реальном секторе.

Артём Войтенков: На ваш вопрос хорошо отвечает Евгений Фёдоров. Он говорит, что в Думу набирают артистов, что Дума это театр. Туда не выбирают людей, которые должны в чём-то разбираться.

Михаил Величко: Когда отказывались от Советской власти, и порицали Верховный Совет, то говорили, что нам нужен профессиональный парламент. Поэтому, если кого-то угораздило быть артистом, и он оказался в Думе, то мы вправе предъявлять требования профессионального характера.

Артём Войтенков: Кто ж нас слушать-то будет?

Михаил Величко: Это другой вопрос. А дальше. Что выше идей? А выше идей всё-таки не концептуальная власть, хотя она действительно выше идеологической власти. Выше идей как таковых всё-таки те представления о матрице возможного и невозможного. Матрица — это информация и алгоритмика. Фактически речь идёт об алгоритмике развития, потому что все идеи они в пределах матрицы, и они связаны с какими-то только путями в этой матрице, но не всей матрицы. То, что за пределами идеи, это те пути развития, которые не могут быть реализованы на основе этих идей. И поэтому встаёт вопрос о матрице, как таковой.

Историческое развитие в прошлом, оно выражалось в хронологии, в привязке каких-то событий к хронологии. И это очень значимо, потому что, если считать, что Вторая Мировая война двадцатого века началась первого сентября 39-го года нападением Германии на Польшу, вы получите одну картину течения этой самой Второй Мировой войны. А если вы будете стоять на позиции, что Вторая Мировая война началась на рубеже сентября-октября 38-го года, и её началом был Мюнхенский сговор, то вся картина войны станет совершенно другой. Поэтому вопросы о хронологии, и что реально происходило — это очень важные вопросы. Почему? Потому что, Ключевский прав: «Прошлое надо знать не потому, что оно прошло, а потому, что оно, уходя, не сумело убрать за собой следов».

И многое из того, что происходит в настоящем — это следствие тех событий, которые имели место тысячу лет тому назад, две с половиной, три тысячи лет тому назад. Причём, не только на территории нынешней России. Но на России аукаются события, которые имели место, например, в Египте две с половиной, три тысячи лет тому назад.

А что выше хронологии и матрично-алгоритмической информации? А выше — методология познания. Потому что, именно методология познания и творчества, это тот инструмент, который позволяет выявлять возможности в матрице. Второй приоритет. Формировать идеологии, как стандартные программы достижения тех, или иных целей. Формировать экономические модели и системы, алгоритмику их функционирования. В конечном итоге формировать всё то, что называется грубой военной силой. Потому что тот, кто превосходит оппонента на первом приоритете методологическом, где речь идёт о методологии познания, тот, кто владеет наиболее совершенной методологией познания, он легко интегрирует в свою культуру достижения оппонентов. И кроме этого может создать такие идеи, технику и технологию, которые будут неприемлемы оппонентом, и сделают его политику либо невозможной, либо приведут её к краху, и тем самым к выигрышу противоборства с оппонентом.

Средства управления можно отнести к шести приоритетам.

— Самый низкий — силовой.

— За ним генетика.

— За генетикой — финансы и экономические теории.

— Далее — идеологии.

— Над идеологиями — матрицы и алгоритмики.

— И на первом приоритете — методология познания и творчества.

Вот если представления обо всём этом нет, то разговоры о том, что глобальный исторический процесс, по крайне мере три с половиной тысячи лет управляем, и управляем изнутри общества, они представляются, как бред.

Артём Войтенков: Теория заговора.

Михаил Величко: Да, теория заговора, конспирология, и всё такое прочее. Попытки найти заговорщиков приводят к тому, что находятся либо психи, либо ещё кто-то. А реальный заговор, который удаётся найти, он представляется карикатурным. А что тогда есть в реальности? В реальности есть Библия, так называемая книга книг. Культовое произведение, на основе которой сложилась культура европейской и американской цивилизации, и отчасти современная русская культура. Долгое время Библия имела, скажем так, негласный гриф для профессионалов. То есть, священнослужителям её читать разрешалось, а миряне, даже если и умели читать, то чтение Библии не поддерживалось, не поощрялось.

А если говорить о содержании Библии в её исторически реальном виде, то там есть две темы.

— Первая тема — отношение человека и человечества с Богом.

— И вторая тема — это жизнь глобальной цивилизации, и организация внутрисоциального управления.

Аспекты богословские мы пока трогать не будем, а мы займёмся внутрисоциальными проблемами — что там и как. Если анализировать библейскую социологию, то, что нормально с точки зрения Библии, то нормально этот так: иудеи – народ, избранный Богом. Для чего избран — в Библии особо так прямо не говорится. А все остальные — это какие-то другие народы.

Дальше. Библия разделяется на два фрагмента: Ветхий Завет и Новый Завет. Ветхий Завет в некоторой редакции — по-прежнему, это основа иудаизма. А Новый Завет либо сам по себе, либо в совокупности с Ветхим Заветом — это основа христианских церквей в тех или иных версиях христианства.

Подборка цитат из Библии есть в «Основах социологии», и в других материалах концепции. Дальше выясняется, что внутрисоциальная глобальная миссия приверженцев иудаизма, это скупка мира на основе монополии на ростовщичество со всеми его обитателями, и их имуществом. И эта идея — это главная внутрисоциальная глобальная политическая идея, на которой строится вся библейская цивилизация, и вся библейская культура.

Если анализировать дальше, то получается так, что практически на каждый тезис иудаизма есть ответный тезис христианства. Причём, взаимоотношения этих тезисов, это взаимоотношения господина и раба, который должен безропотно подчиняться господину.

Например: «Имущество не иудея, что пустыня свободная; кто первым завладел, тому и принадлежит». Это одно их талмудических положений.

В христианстве ответ: «Если с тебя тянут рубаху, отдай и исподнее».

Вот такого рода парные тезисы, их можно много-много написать. Всё будет цитатно строго, документально подтверждено, но, тем не менее, для большинства населения, которое не считает нужным ознакомиться с содержанием книги, и осмыслить его по отношению к своей собственной жизни, это всё не актуально. Но реальность такова, что это — программа осуществления глобализации, в которой средства управления равно оружию шестого приоритета, носит вспомогательный характер. А основным инструментарием является кредитно-финансовая система, и финансовые инструменты, главными их которых являются институт кредита со ссудным процентом.

— Который порождает с одной стороны монопольно высокую покупательную способность носителей этого института.

— А с другой стороны порождает заведомо неоплатные долги, которые некоторым образом распределены по всем тем, кто не является собственниками этого института.

Причём, я подчёркиваю, что речь идёт об институте кредита в целом, а не о том, или другом банке. То есть, если возникают заведомо неоплатные долги, которые некоторым образом распределены среди всех участников финансового обращения, то в очередном финансовом кризисе могут рухнуть какие-то банки-неудачники, и нажиться какие-то предприниматели, которые не принадлежат к хозяевам института кредита со ссудным процентом. Но, если говорить о совокупном ростовщике, то он всегда в выигрыше по отношению к совокупному заёмщику.

А дальше это открывает такие возможности, как заказ любой политики. Если политик не продажен, то продажны киллеры, либо бунтовщики, либо революционеры. И поэтому, институт кредита со ссудным процентом, он позволяет профинансировать его владельцам любую политику в любой стране мира, где институт кредита есть, и куда есть доступ. Вот в одном из источников было такое сообщение, что в период подготовки революции, только Бунд получил помощи финансовой на сумму, сопоставимую со стоимостью крейсера Аврора. Аврора обошлась казне шесть целых три десятых миллиона рублей золотом. Если финансирование в таких объёмах, то понятно, что революция, это не стихия. А почему? А по той простой причине, что Николай II играл в самодержавие. То есть, пытался управлять по полной функции, и не считал нужным подчинить экономический потенциал Российской империи хозяевам финансового глобального интернационала. Потому что, когда говорят, что капитализм, то капитализм в любой стране может быть подчинён либо внутренней финансовой олигархии, поскольку капитализм, это прежде всего деньги, либо транснациональной финансовой олигархии.

Вот Европа — это капитализм, подчинённый транснациональной финансовой олигархии. Во времена Александра III политика в России была направлена на то, чтобы получить сразу в готовом виде государственно-монополистический капитализм, подчинённый российской имперской финансовой олигархии. Вот это единственная такая большая причина финансовая, которая повлекла за собой революцию семнадцатого года. Это конфликт транснационального капитала, и капитала, который ориентировался на суверенитет, и реализацию полной функции управления в России.

Почему это стало возможным? Если обратиться к средствам управления разных приоритетов, то получается так, что идеология Российской империи это идеология, которую формировала русская православная церковь. Снесли её, применив средства управления более высоких приоритетов. Марксизм реальный — это первая публичная философия методологического характера, в которой приоритет методологии познания был поставлен выше, чем приоритет свода тех или иных философских положений о смысле жизни.

Но марксизм, он в этом отношении оказался двояким.

— Потому что с одной стороны методология подрезана была под логику Гегеля, и только называлась диалектикой.

— А с другой стороны — кто-то воспринимал марксизм, как догму, и становился фанатиком марксистской идеологии, а кто-то воспринимал марксизм, включая его методологическую составляющую, и был способен к более самостоятельной инициативной, свободной деятельности, чем оппоненты марксизма.

Была ли альтернатива? Да, была, потому что, в 39-ом году Хомяков указал на несостоятельность философии Гегеля. В пятидесятые годы Игнатий Брянчанинов призывал созвать Собор потому что, христианство, церковь православная уклонилась от истинного христианства Христа, и они считал необходимым вернуться к истинному христианству. Но в обоих случаях идеи не получили развития и реализации. В итоге получили то, что получили.

История показывает, что идея скупки мира на основе ростовщичества — это слишком большая идея для кочевников, которые занимались скотоводством, и не видели ничего, кроме Синайского полуострова. За этим стояли знания, которые уходили во времена, судя по всему, до гибели предшествующей глобальной цивилизации, и которые унаследовала жреческая верхушка Египта, которая на определённом этапе решила, что надо восстановить власть в глобальных масштабах. И для того, чтобы это сделать, надо не воевать, а осуществлять культурное сотрудничество с населением разных регионов планеты так, чтобы по завершении проекта глобализации, на основе скупки мира посредством ростовщической монополии, все оказались под идейной властью этого проекта.

В общем, этот проект и развивался на протяжении длительного времени, и до сих пор глобализация в её западном виде под прикрытием либеральных идей — это реализация всё этого же проекта.

Набор текста: Татьяна Самило, Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv

— образовательное интернет-телевидение

Величко М.В. (2014.07) — Разговоры о жизни 9

0:02:08 — метод динамического программирования
0:13:43 — ограничения в постановке целей
0:21:09 — сказки в управлении
0:22:53 — физика слова и мысли
0:30:00 — программирование матрицы человечества
0:36:18 — накачка матрицы страха
0:37:24 — почему не сбываются планы?
0:45:23 — рассчитать везение
0:47:20 — как готовят предсказателей будущего
0:51:20 — схемы управления
1:03:15 — как оценивать уровень управленца?

Михаил Величко: Изложение ДОТУ я начал с полной функции управления, с представления её. То есть, полная функция управления включает в себя несколько преемственных этапов. Начинается всё с выявления проблемы, которая давит на психику и вынуждает к управлению. Далее следует формирование навыка распознавания этой проблемы. Следующий этап — это целеполагание в отношении проблемы. Потом формирование концепции управления в отношении проблемы интеграции её в генеральную концепцию, по которой ведётся управление в отношении других проблем. Внедрение концепции в жизнь, контроль за функционированием тех систем, которые несут эту концепцию, реализуют управление, и по достижении целей: либо высвобождение ресурсов, либо поддержание структур, связанных с проблемой в работоспособном состоянии.

Что-то можно детализировать, что-то можно сократить, тем не менее всегда остаются начало и конец полной функции управления. А дальше возникает вопрос: всё это было на словах, а какие образные представления связывают лексику с жизнью. Получается так, что картинкой к Достаточно Общей Теории Управления и её связями с жизнью является метод динамического программирования, и те картинки, на основе которых обычно идёт его обсуждение и представление людям.

Я не буду вдаваться в подробности и формалистику метода динамического программирования, а так в основном расскажу о его сути. Для того, чтобы метод динамического программирования был работоспособен:

— Требуется, чтобы задачу можно было представить как последовательность некоторого количества шагов.

— Также требуется, чтобы с каждым состоянием можно было связать какую-то оценку качества состояния, и можно было бы построить оценку перехода из одного состояния в другие. И при этом структура задачи не должна меняться при изменении того количества шагов, в ходе которых она должна быть решена.

— Есть ещё одно ограничение. О том, что для выбора последующего управления на каждом шаге, предыстория вопроса не должна оказывать влияние. Чисто формально это ограничение обходится тем, что положение в любой точке траектории можно рассматривать, если оно обусловлено предысторией как некое множество. В множестве каждое казалось бы тождественное положение, если говорить о характеристиках в самом положении, дополняется ещё предысторией вопроса, которая рассматривается, как один из параметров задачи управления, и тогда можно анализировать.

Вот такая картинка обычно иллюстрирует метод динамического программирования.

— Нулевое положение — это исходное положение. А дальше множество траекторий, ведущих во множество конечных положений, множество 3.

— В квадратиках — оценки каждого из конечных состояний.

— А вдоль траектории перехода — оценки каждого из переходов. То есть, если пройти различными путями из исходной точки в любую из конечных, то каждой траектории можно сопоставить некий совокупный выигрыш, который представляет из себя оценку конечного положения, плюс сумму пошаговых выигрышей на каждой траектории.

И соответственно, метод динамического программирования является формальным инструментом для оптимизации решений разного рода управленческих задач, которые могут быть сведены к алгоритмике метода динамического программирования. Здесь важно то, что оптимизируется не какое-то частное решение, оптимизируется весь процесс управления, процесс перехода от того, что есть, к тому, что для нас желательно в конечном варианте по завершению процесса.

А теперь вот ещё картинка — вариации на тему метода динамического программирования. И она же — мнемоническая схема представления Достаточно Общей Теории Управления в образном виде. Тоже есть некое множество исходных состояний. И пронумерованные множества, которым принадлежат конечные результаты и промежуточные результаты процессов управления. Чем вот эта картинка отличается от того, что было представлено на той картинке? Та картинка, это просто схема, которая иллюстрирует алгоритмику метода динамического программирования, с которой каждый может ознакомиться в соответствующей литературе: либо в материалах концепции, где излагается ДОТУ, либо в материалах по такому курсу, как исследование операций, куда собраны математические модели, применяемые для оптимизации разного рода процессов управления в ходе решения управленческих задач.

В принципе, такая картинка является аналогом матрицы, в которой протекают процессы управления. Есть последовательность множества возможных состояний, которая может занимать объект управления. И есть возможные пути перехода, которые связывают эти состояния. Кроме того, на этой картинке все множества упорядочены по признаку качества управления.

Вот шкала качества управления.

— Наинизшее качество управления, чем дальше от оси абсцисс.

— Наивысшее качество управления, когда объект оказывается на оси абсцисс.

— Соответственно, обратная шкала — это текущая ошибка управления.

А если процесс многопараметрический, то есть, у нас не одна ошибка управления, а есть вектор ошибки управления, в котором может быть множество параметров. Тогда как соотнести этот вектор с этой картинкой? А ответ будет простой: что здесь у нас шкала оценки качества управления. То есть, мы уже преобразовали вектор ошибки управления такой, какой он есть, многомерный, в оценку качества управления одним каким-то числом, которое является функцией от тех положений, которые может занимать объект управления.

Теперь давайте посмотрим, что вот у нас есть объект А и объект Б. И если рассмотреть всё множество траекторий, которыми эти объекты могут двигаться, то, в общем-то в исходном положении ни для одного из объектов не закрыта возможность попадания в идеальное положение, которое характеризуется на рисунке этом — пятое множество точка 5, двоеточие 3. Это, если говорить об объективных возможностях. Но управление всегда субъективно.

И если, допустим, субъект не видит путей перехода из исходного положения в конечное положение в объективной матрице, то он оказывается перед ситуацией, когда управление объективно возможно, но для него оно субъективно недоступно. И дальше получается так, что возможности осуществления управления в такой вот схеме, они предполагают знание хотя бы одной траектории, которая ведёт из исходного состояния в желательное конечное состояние. Как я говорил прошлый раз, конечное состояние в подавляющем большинстве случаев, это некий режим в объемлющем процессе, в который должен попасть наш частный управляемый процесс. И прежде чем начинать некий процесс, мы должны быть убеждены в том, что он завершится приемлемым для нас окончанием, которое будет принадлежать к приемлемому, объемлющему процессу, или к какому-то другому процессу, продолжающему наш. А вспомните, как начиналась перестройка, когда один из депутатов сказал, что Советский Союз похож на самолёт, который поднялся с аэродрома, а на каком аэродроме он сядет — неведомо. А чего в этом отношении нового? Ещё Ключевский писал: "Не начинай дело, конец которого не в твоих руках". То есть конец это процесс, на который должен выйти частный процесс. И управление вот этим объемлющим процессом, в который мы должны попасть, оно должно быть заблаговременно для нас приемлемым. Ежели частный процесс это не опоздать на Титаник, то проблем будет очень-очень много.

Если просто рассуждать на тему этой картинки, то возможны ситуации, когда субъект один, или другой, не видит каких-то путей в картинке, в матрице возможных состояний, и потому он не может ими воспользоваться. В этом случае он может идти какими-то другими путями. Но для того, чтобы осуществить процесс управления, кроме открытых возможностей, надо обладать и определёнными ресурсами. И если, допустим, прохождение траектории связано с различными энергозатратами, а энергетический потенциал таков, что одними траекториями мы можем пройти, а другими траекториями пройти не можем, потому что у нас не хватит энергии для их преодоления, то тоже оказывается, что из всего открытого множества возможностей, некоторые оказываются закрыты для нас.

А дальше возможны такие варианты, что прохождение одних маршрутов требует большего времени, прохождение других меньшего времени. И получается так, что если говорить об оптимизации процессов, то в подавляющем большинстве случаев оптимизация происходит по одному из двух параметров: кратчайшее время достижения целей, или минимум затрат ресурсов при достижении целей при том времени, какое получится. И ещё один вариант — на время накладываются ограничения, то есть, оно не должно превышать некий максимум, по достижении которого цели уже утрачивают актуальность, а в пределах этого максимума оптимизируется расходование каких-то ресурсов в пределах всего этого.

Дальше. Если мы всё-таки имеем какое-то представление о всей траектории прохождения, и дело доходит до практики управления, то вариантов два.

Мы успешно проходим все этапы. Если мы субъект А, ведём объект А, то, для нас наилучшая траектория, в которой достигается наивысшее качество управления — это траектория, наиболее близко проходящая в оси абсцисс. А площадь между траекторией и осью абсцисс — это в некотором масштабе оценка качества управления.

Но ведь возможны варианты, что мы не справляемся с управлением на каком-то этапе, и в силу этого тот вариант, который для нас желателен, например, здесь вариант 3.3, оказывается для нас недостижим из-за ошибок перехода происходящих на этапе из второго множества в третье. И варианты могут быть разные, потому что если мы скатываемся из варианта 2.2 в вариант 3.2, то для нас ещё открыта возможность пройти в конечный, желательный для нас вариант, двумя траекториями: либо через 4.4, либо через 4.3.

Но если мы скатились в вариант 3.1, то объективная матрица такова, что за пять шагов мы не успеваем выйти в желательное для нас положение. И для нас остаётся возможность открытая только попасть либо в вариант 5.2, либо в вариант 5.1.

Дальше начинаются интересные вещи, которые связаны с методом динамического программирования. Реальность такова, что если вы можете ту управленческую задачу, которую собираетесь решать, сгрузить в алгоритмику метода динамического программирования, то это один из критериев того, что вы поставили управленческую задачу правильно. Я подчёркиваю — только один из критериев. Потому что, метод динамического программирования — это метод формальной оптимизации, некоторым образом формализованной задачи. Если вы акт формализации задачи произвели успешно, то тогда, если она вписывается в метод динамического программирования, то это один из критериев правильности его постановки. Почему?

Потому что, метод динамического программирования неработоспособен:

— Когда не определены конечные цели.

— Когда нет определённости в вопросе хотя бы об одной единственной траектории, которая ведёт из исходного положения в конечное.

— И когда у вас метрологически несостоятельны контрольные параметры, в силу чего вы не можете произвести оценку качества каждого из положений на траектории, и не в состоянии произвести оценку траектории.

Если посмотреть, то довольно многие рассуждения на тему решения прикладных управленческих задач, они избегают определённости в вопросах о том:

— каковы цели управления,

— как разграничить полезную отдачу системы, полезный её выходной сигнал, от собственных шумов системы, и внешних помех, которые некоторым образом прошли через замкнутую систему, и выразились в её исходящем сигнале, либо в том, что мы называем отдачей системы.

А если вы правильно поставили задачу, имеете представление хотя бы об одной траектории, которая ведёт из исходного положения в конечное положение, вы обеспечены ресурсами необходимыми для управления, то дальше возникает очень своеобразный парадокс — оказывается, что в матрице возможностей нет принципиальной разницы для управленца между настоящим и избранным будущим.

А дальше начинаются вопросы, которые связывают теорию управления с некой мистикой. Потому что сама по себе матрица возможностей в триединстве материи, информации и меры — матрица пустая, это только возможности, которые могут быть наполнены материей и информацией. А для того, чтобы что-то реализовалось, эта матрица должна наполниться материей в тех или иных формах, и этот процесс вряд ли может быть одномоментным, то есть, в виде какого-то скачка. Этот процесс обычно будет охватывать какой-то период времени. Тогда приходится обращаться для того, чтобы понять многие управленческие вопросы, к сказкам и народной мудрости.

Практически всем известен сюжет сказки "Спящая красавица". Рождается девочка, принцесса. Король устраивает бал. Приходят феи. Феи одаривают принцессу, высказывая те или иные пожелания, которые должны исполниться в будущем. Но на бал забыли пригласить злобную старушку Карабос, или не пожелали пригласить. Она появляется, но фея весны, зная её скверный характер, прячется, и её пока не видно. А старушка Карабос решает подвести итог всем пожеланиям, которые высказали другие феи. И говорит, что, когда принцессе исполнится шестнадцать лет, она уколется веретеном и умрёт. В это время появляется фея весны, и продолжает: "Да, она уколется веретеном, но не умрёт, а уснёт. А через сто лет её разбудит принц, и дальше они будут жить долго и счастливо". Что реально происходит? Значит, мысль материальна. Слово — это с точки зрения физики, некие колебания. И вспоминаются слова Тютчева: "Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся". То есть, как отзовётся мир на наши колебания, излучаемые нами. А если нам дано предугадать, как наше слово отзовётся, то той физике, которую мы даже знаем после школы и вузов, понятно, что мир это совокупность всевозможных колебаний, излучений, переизлучений объектами, которых достигли какие-то потоки излучений и колебаний, в том числе и переизлучений в другие частотные диапазоны.

Если, допустим, есть несколько струн, и это, допустим, ля разных октав, то если зацепить одну, то ведь другие тоже откликаются. То есть, реальность такова, что предположение о том, что слово может управлять течением событий в окружающем нас мире просто в силу физики, оно не противоречит современной физике. Другое дело — освоили мы навык этот или нет? Или иначе: кто освоил хотя бы в какой-то мере, а кто не освоил.

Если соотноситься с этим, то получается так, что старушка Карабос, пребывая в точке 2, выдала пожелание обрушить процесс сюда. Появляется фея весны, и говорит: "Нет. Вот этого не будет, будет вот так вот". И процесс пойдёт не по этой траектории, а процесс пойдёт по этой траектории, а дальше пойдёт уж туда. С точки зрения физики это выглядит таким образом, что старушка Карабос все свои энергетические ресурсы вложила в пожелания, и соответственно, накачала энергетически вот эту веточку матрицы. А когда выходит фея весны, то у старушки Карабос реально за душой нет никаких энергетических ресурсов. Ей нужно некоторое время для того, чтобы восполнить энергетику для того, чтобы она могла что-то ещё сделать, и её слова не были бы пустыми. А фея весны подводит итог программированию жизни принцессы по одному из множества вариантов. И своими энергетическими запасами она переформатирует этот шаг из второго в третье множества, и в итоге сказка обретает хэппи-энд.

А теперь давайте посмотрим на такую вещь, что практически во всех культурах во всех аспектах, которые касаются ведения бесед и диспутов, далеко не последнюю роль играет вопрос о том за кем останется последнее слово. А почему? А потому, что в культурах издревле всё-таки известно, что есть некая статистика взаимосвязей последнего слова, и того, что произойдёт реально в жизни. Потому что реальность такова, что действительно, слово управляет течением событий, и мысль тоже управляет течением событий. А поскольку речь идёт об управлении частными процессами, а дискуссии так или иначе сводятся к тому: какой частный процесс каким содержанием будет обладать, и чем он должен завершиться.

Получается так что тот, кто говорит последнее слово, и произносит его в правильном настроении, то он определяет точку завершения частного процесса: будет ли это вот этот идеал, либо будет вот этот идеал. Но дальше получается так, что если обращаться к этой картинке, то здесь есть вектор цели, есть вектор ошибки, знак вычитания, и знак равенства. Если соотноситься с этой формулой, то получается, что вектор цели и вектор ошибки управления — они обратимы. Потому что то, что с точки зрения одного субъекта управления может быть целью управления, с точки зрения другого субъекта управления — это может быть ошибкой управления. Если такой конфликт целеполагания есть, то два субъекта никогда не смогут договориться, пока они придерживаются взаимоисключающих целей. И компромисс, который может быть между ними, не может быть компромиссом, который ориентирован на то, чтобы исчерпать конфликт управлений. Компромисс между ними может быть только компромиссом ради того, чтобы потянуть время, и закрыть какие-то возможности действий для оппонента. Для того, чтобы за это время подсобрать свои какие-то ресурсы, и потом в отношении оппонента произвести неприемлемые для его управления действия.

В силу того что общество – это множество людей, а в матрице есть и пути развития этого общества. Ну и как мы относимся к этой матрице, к процессам её энергетического наполнения, к выбору в ней тех или иных путей. Реальность такова, что большинство об этом даже не задумывается. Хотя они и не задумываются, но, тем не менее, у них бродят разные мысли. Ладно бы они бродили сами по себе, но дело в том, что человек может прибывать в двух различных состояниях его биополя.

В одном состоянии — биополе замкнуто на само себя, и в таком состоянии человек действительно может думать разные мысли, но эти мысли не могут нанести вреда и не принести никому пользы, потому что всё это остаётся внутри него, в его биополе. И если только он эмоционально взвинчен, то в таком состоянии он может довести себя либо до инфаркта, либо до инсульта, либо вызвать активизацию онкологических процессов или ещё чего-то, что локализовано в его организме и может нанести ему вред.

Если он пребывает в другом настроении, когда его биополе какими-то своими фрагментами, областями замкнуто на его организм, на его психику в информационно-алгоритмическом отношении, а другими своими фрагментами оно замкнуто на окружающий мир, в том числе и на полевые тела эгрегоров, с которыми так или иначе связаны те или иные люди. Что будет тогда? А тогда, если каждую мысль уподобить костяшке домино, то мы имеем дело со столом, на котором рассыпаны костяшки домино. Костяшки домино они не пустые, там есть некая символика, которая является образом метрики состояния в матрице, и каждая костяшка это своего рода олицетворение какого-то шага перехода в этой матрице из одного состояния в другие.

Поскольку есть некий магнетизм, то в итоге получается, что один ляпнул одно, другой ляпнул другое, третий ляпнул ещё чего-то. В итоге в ноосфере сформировалась энергетически насыщенный алгоритм некоего процесса. В целом вроде никто ничего не хотел. Когда фрагмент матрицы энергетически насытился, начался процесс самореализации. Что будет на выходе? В подавляющем большинстве случаев ничего хорошего: либо биржевая паника, либо Майдан. Разница только в том, что есть ребята, которые целенаправленно занимаются вот такими вот делами, в результате чего социальная стихия работает в автоматическом режиме, но цели, когда она начинает работать и моменты, когда она начинает работать, они оказываются под управлением других людей.

Одна из задач – своевременная разрядка всевозможных матриц, которые кто-то умышленно, либо с дуру накачал всевозможным злом. Потому что реальность такова, что для того, чтобы создать чего-то, надо обладать определёнными знаниями, навыками, самодисциплиной, самообладанием. А для того, чтобы вызвать катастрофу, для этого не требуется ничего кроме пребывания в неправильном эмоционально-смысловом строе и замкнутости полей не на себя, а на окружающий мир.

В этом ответ на вопрос: почему многие люди постоянно жалуются на слабость, на недостаток энергии. Потому что если бы при тех мыслях, которые им свойственны они бы обладали изрядной энергетической мощью, то они бы стали генераторами многих бед, которые не реализуются только потому, что они энергетически слабые и не обладают той энергетической мощью, которая может наполнить матрицу катастроф.

Ну а с обратимостью вектора цели и вектора ошибки управления связан ещё такой фактор жизни общества, который характеризуется словами: накликать беду. То есть реальность такова, что да, какая-то беда возможна, но в то же самое время матрица, которая ведёт к реализации этой беды, она пустая. И если об этом помалкивать, то никакой беды не будет, а если в обществе начать возбуждать страхи, связанные с этой бедой, то безвольные и бессмысленные эмоциональные люди накачают эту матрицу энергией и беда начнёт самореализовываться.

Многие может быть замечали, что в ряде случаев, когда они оглашали свои намерения в отношении будущего, даже в кругу близких людей, то эти намерения не удавалось реализовать вообще, либо удавалось реализовать с большим трудом. За этими вещами стоит то обстоятельство, что если предположить, что существует некая мера квалификации управленца, то для того, чтобы что-то реализовалось, квалификация управленца должна быть обратно пропорциональна вероятности самореализации этого события. То есть если вероятность самореализации этого события единица, то квалификация управленца может быть нулевой.

Чем ниже вероятность самореализации события, тем выше должна быть квалификация управленца. Сам по себе термин "вероятность" в том смысле, как он используется в теории вероятности и в математической статистике, он неправилен. Почему? Потому что в русском языке слово "вероятность" однокоренное со словом "вера". А вера, неверие, недоверие, доверие – это весь комплекс однокоренных слов, который связан с этикой. Поэтому само название раздела математики "теория вероятности" это уже неправильное название, потому что правильное название было бы "математическая теория мер неопределённостей". Потому что то, что теория вероятности называет вероятностями, на самом деле это всё-таки не вероятности, если понимать этические аспекты всего что связанно с верой.

Это оценки мер неопределённости самореализации каких-то событий, которые получаются на основе тех или иных моделей, которые дают те или иные сходы для тех событий, которые рассматривает та или иная модель в теории, так называемой вероятности. А вероятность появляется как именно произведения оценки меры неопределённости самореализации событий и квалификацию управленца, который берётся за реализацию этого события какого-то одного из множества, самореализация которых, если говорить языком теории, так называемой вероятности, различны.

И таким образом получается, что математическая теория мер неопределённости самореализации событий, это только один из инструментов, обслуживающих управление, которое всегда носит субъективный характер. И в котором всегда так или иначе участвует личность, которая может трансформировать низкие оценки самореализации событий на основе каких-то объективных закономерностей в высокие вероятности их реализации.

А дальше получается так, что в процессе выработки решений могут участвовать многие, а ответственность за реализацию управленческого решения может быть только единолично персональной. Когда мы, не подумавши, оглашаем наши намерения, то мы фактически отрицаем принцип единоличной персональной ответственности за реализацию управленческих решений.

И вступает в действия неправильная эгрегориальная алгоритмика управления процессами. Почему? Потому что пока вы молчите о своих намерениях, вы действуете только с теми эгрегорами, на которые замкнуты лично вы. Если вы поделились через слово "информация" о своих намерениях, то те, с кем вы поделились, фактически обеспечили утечку информации в другие эгрегоры, алгоритмика которых может быть конфликтной с алгоритмикой тех эгрегоров на основе которых должны реализовываться ваши намерения. Это один вариант.

А второй вариант – образовался канал, по которому раннее накаченная вами энергия в матрицу перехода от того, что есть к реализации ваших намерений просто перетекла в другие эгрегоры и то, чего вы хотите не реализуется потому, что нет энергии. Но есть мнение, всё, что я сказал это фантастика, предубеждение, суеверие и так далее и тому подобное. Но для тех, для кого мистика часть реальности, для тех то, что я сказал сейчас, это объяснение некоторых вопросов, с которыми так или иначе им приходилось иметь дело.

И получается так, что намерения можно обсуждать только с теми, кто заведомо окажет поддержку в их реализации, в том числе и ментальную, то есть мыслью, словом, эгрегориально матричным управлением. А те, кто интересуется просто потому что есть праздное любопытство, и человеку нечем заняться, и он хотел бы чего-то узнать, поболтать о чём-то и так далее, то в этих ситуациях лучше промолчать о намерениях.

Теперь о реализациях намерений. В общем, в одной из книг, может быть это даже "Секретный фарватер", там упоминался такой факт, о достоверности которого я сказать ничего не могу, но это имеет смысл: что, дескать, в характеристике офицеров английского военно-морского флота некогда присутствовала, а может быть и сейчас присутствует пункт "Везучий/Невезучий". В свете изложенного наличие этого пункта оправдано, потому что доверять выполнение ответственной боевой операции человеку, у которого всё валится из рук и которого преследуют неприятности, в том числе и необусловленные вроде как лично им, это подвергать опасности и участников операции и тех, кто зависит от успешного исхода этой операции. То есть, если не отмахиваться от мистики, а находить мистики место в жизни, видеть ее место в жизни и понимать, что мистика связана с субъективизмом и квалификацией управленца, которая начинается вот тут, в способности видеть всю траекторию и цель, и обеспечить защиту прохождения по траектории от воздействия других субъектов на тот же самый объект, то всё нормально.

Есть такая книжка "Первобытная культура". Ее написал Эдвард Бернетт Тайлор. Это английский этнограф, который не принадлежал ни к одной школе этнографии по той простой причине, что сам являлся школой. То есть он не принадлежал к профессиональному определенному сообществу и не был связан его логикой. Поэтому Тайлор написал действительно интересную книгу о первобытной культуре, из которой можно много чего понять полезного для современной жизни. Вот он там пишет об индейцах алгонкинах. У них существовал такой не обычай, поскольку обычай это все-таки что-то эпизодическое, а была такая составляющая в культуре, когда подросткам предлагалось начать поститься, уединиться от племени, и после этого рассказывать кому-то из близких те сны, которые он видел. Дальше эти сны соотносились с реальностью.

И всё множество подростков распределялось на две категории:

— те, чьи сны не имели никакого продолжения в будущем,

— и тех, в чьих снах будущее в некоторых образах, символах отображалось.

После этого те подростки, в чьих снах будущее находило некое отображение, проходили соответствующую профессиональную подготовку, в результате чего становились вождями, шаманами и так далее. То есть они входили в сферу управления.

Реальность такова: а как у нас обстоит дело с подбором управленцев?

Артём Войтенков: Не по снам — это точно.

Михаил Величко: Не по снам это точно. И вообще вопрос о состоятельности управленца у нас никак не решается, каких-либо внятных критериев нет. О том, как в итоге получаются наши управленцы, это уже другая тема. Реальность такова, что метод динамического программирования и картинки с ним связанной, это все-таки те образы, те иероглифы, в которых запечатлена Достаточно Общая Теория Управления и полная функция управления. И соответственно, хотите от слов, хотите от картинок такого рода — Достаточно Общую Теорию Управления всегда можно развернуть с необходимой степенью детальности и проработки, как достаточно общую теорию управления, то есть абстракцию. А можно развернуть в конкретике приложения к решению тех или иных задач.

Но надо знать Достаточно Общую Теорию Управления и в аспекте лексики, и в аспекте иероглифики. Если опять же соотноситься с метафорой "древо познания", как метафорой всей научной деятельности, то сейчас предлагается прыгать с ветки на ветку при решении комплексных междисциплинарных задач и проектов. А для того, чтобы такие междисциплинарные задачи решать, и реализовывать комплексные проекты, охватывающие много прикладных отраслей науки, требуется проходить каждый раз путь от объективной реальности к руне древа познания. А стволом всё равно является Достаточно Общая Теория Управления, которая в некотором виде содержит в себе и методологию познания. Почему? Потому что любое управление может реализовываться на основе трёх схем.

Если обратиться к этому рисунку, то возможен вариант – программное управление. В программном управлении обратные связи отсутствуют. Управленческое решение, управленческий сигнал, который идёт по цепям прямых связей в этом случае представляет собой функцию времени. То есть в системе управления есть таймер и таймер работает. Если он работает исправно, то выдаётся управленческий сигнал, и работают исполнительные механизмы в объекте. Хорошо это или плохо? Это зависит от той задачи, которая решается. Потому что в каких-то случаях программная схема управления без каких-либо обратных связей позволяет успешно решить многие задачи, не заморачиваясь с организацией обратных связей, чем упрощает и процесс управления, и построение замкнутой системы. Но если условия, для которых предназначена программа не соответствуют реальности, то программа наломает много дров.

Могут быть курьезные примеры.

Например, соревнования по судомоделизму. На дистанции ракетный катер с программным управлением. Задача: пройти дистанцию, то есть попасть в створ ворот на финише, и отстреляться четырьмя ракетами. Катер выходит на дистанцию, что-то происходит с двигателем. В результате чего катер останавливается, но программа-то не знает, что двигатель остановился, обратных связей нет — программа продолжает работать. Ветер разворачивает катер по направлению к столу, за которым сидит судейская коллегия. И в этот момент таймер выдает команду на ракетный залп. Первая ракета проходит над головами судей. Когда четвертая ракета сошла с направляющих, все судьи были под столом. Это пример работы программы в несоответствующих ей условиях.

Другая схема управления – программно-адаптивная. Есть и прямые связи, есть и обратные связи. По обратным связям идёт информация о состоянии среды и о состоянии объекта. Но закон, то есть алгоритм, на основе которого вырабатывается управленческое решение, сигнал управленческий – он остаётся неизменным. Но поскольку информация о состоянии среды и объекта подаётся в систему управления, то программа управления адаптируется к конкретике условий, в которых она реализуется. И поэтому она реализуется адекватно обстоятельствам. Однако, если говорить о качестве управления, то программно-адаптивные схемы управления имеют свои пределы. Почему?

— Во-первых, все датчики, с которых снимают информацию, имеют пороги восприятия.

— Информация по цепям обратной связи проходит с конечной скоростью.

— Системе управления требуется время для того, чтобы выработать управляющие решения.

— По цепям прямых связей решение тоже проходит за какое-то время.

— Исполнительным механизмам требуется время для того, чтобы они отработали управленческое решение.

И в результате получается так, что даже при идеальном управлении, которое бы при мгновенном быстродействии и нулевых порогах чувствительности датчиков полностью могло бы обеспечить попадание в идеальный режим, даже при таком идеальном управлении объект всё равно оказывается под не нулевым возмущающимся воздействием, и в силу этого обстоятельства ошибка в управлении тоже всегда не нулевая. И условия могут быть такими, что эта ошибка управления признаётся приемлемой. Ну и ладно. А если она не приемлемая? Тогда что делать?

Артём Войтенков: Менять сигнал управляющий.

Михаил Величко: Вот. Тогда получается, что если мощностей исполнительных органов, которые реализуют управленческое решение хватает, то желательно было бы, чтобы они начинали действовать не после того, как датчики зарегистрировали, что система вышла из идеального режима, а упреждая воздействие среды и выход системы. Получается так, что такая схема управления тоже возможна. И она называется — предиктор-корректор. В схеме предиктор-корректор управляющая воздействия — это функция не только того, что реально уже свершилось, но это еще и некая функция прогноза, то есть того, что еще не свершилось. И благодаря тому, что управляющее воздействие строится на основе прогноза, управление может даже быть упреждающим по отношению к возмущению среды. И за счёт этого при тех же мощностях исполнительных органов и системы в целом, при той же обеспеченности ресурсов качество управления может быть существенно повышено. А потребные мощности и соответственно расходование ресурсов могут быть снижены.

Схема предиктор-корректор может быть реализована на безинтеллектуальных носителях — просто когда закономерности прогностики закладываются в систему управления и отрабатываются в процессе выработки управленческого решения в автоматическом режиме. Но высшим вариантом схемы предиктор-корректор является интеллектуальная схема управления, которая реализует полную функцию управления в самом процессе управления. А для того, чтобы интеллектуальная схема управления работала, требуется интеллект. Если это интеллект человеческий, то соответственно этика должна быть такой, чтобы Бог не отказывал в различении. И необходимо владеть диалектикой, как инструментом познания и творчества, и в том числе осуществление прогностики в процессе выработки управленческого решения, и, соответственно, в процессе совершенствования методологии прогностики. И получается так, что если человек владеет диалектикой, как инструментом познания, то тем самым он в некоторой форме владеет и достаточно общей теорией управления. И реализация конкретики управления для него не проблема в силу того, что он владеет диалектикой. То есть этот этап он может пропустить, разработка достаточно общей теории управления в его личной версии, а сразу переходить к решению управленческих задач в их конкретике. Поскольку он реализует полную функцию управления в ее интеллектуальном виде, в схеме предиктор-корректор на основе владения диалектикой.

Если же он владеет достаточно общей теорией управления, а она предполагает осуществление полной функции управления и соответственно решение задач об устойчивости объектов в смысле предсказуемости поведения, то в некоторой форме он должен владеть и искусством диалектики. Возможно, не формализовав его в какой-то лексике для себя, создав свою философскую систему, а просто успешно решая. Почему? Потому что в конечном итоге всё сводится к фразе из фильма "Сёгун": "Господин Торанага очень умный — он редко ошибается". На практике – это он успешно осуществляет свои намерения, то есть он эффективный управленец. А те критерии, которые были положены в подбор управленческих кадров при начале перестройки, товарищ Горбачев очень умный, он обо всём говорит без бумажки — это не те критерии, которые позволяют успешно реализовывать политические проекты и формировать эти политические проекты.

На этом с Достаточно Общей Теорией Управления мы завершили. Рассказал я ее несколько не в том порядке, в каком она представлена в публикациях в книгах. Но основное было рассказано и показано, что это не только абстракция, а имеет очень органичные связи с жизнью, в том числе и в тех аспектах, о которых мы в большинстве случаев не задумываемся.

Но если стоять на позициях Достаточно Общей Теории Управления, то:

— Психика каждого из нас – это информационно-алгоритмическая система, управлять которой необходимо, в том числе и управлять процессами ее совершенствования.

— Жизнь общества – это тоже объект управления.

— И вообще любой процесс может быть интерпретирован, как процесс управления либо самоуправления, протекающий в русле объемлющих процессов, которые в свою очередь тоже представляют собой либо процессы самоуправления, либо иерархически высшего управления.

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева, Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv — образовательное интернет-телевидение

Величко М.В. (2014.07) — Разговоры о жизни 8

Разговор о векторе целей управления, структурном и безструктурном способах управления, теориях заговора, хозяевах марксизма, проступке Сталина, режимах управления, сильных и слабых манёврах в управлении, оценке качества управления.

0:00:11 — вектор целей
0:08:50 — предсказуемость объекта управления
0:09:50 — интеграл интуиции
0:16:42 — генералы готовятся к прошедшим войнам
0:22:37 — структурный способ управления
0:25:21 — безструктурное управление суперсистемой
0:33:15 — качество управления структурным и безструктурным способом
0:35:50 — скрытность безструктурного управления
0:37:37 — как работает теория заговора
0:42:08 — безструктурное управление марксизма
0:49:40 — как решать нерешаемые задачи
0:53:09 — в чём провинился Сталин?
0:56:50 — многолетние планы воздействия на общество непонятны большинству
0:59:34 — смертность души противоречит законам физики
1:04:44 — земная задача для души
1:06:00 — кто создаёт столетние и тысячелетние планы?
1:09:05 — управление на основе виртуальных структур
1:14:18 — режимы управления
1:14:47 — балансировочный режим управления
1:16:37 — сильные и слабые манёвры управления
1:23:20 — что такое “качество управления”?
1:28:40 — теории подобия

Величко М.В. (2015.01.07) — Переход от толпо-«элитаризма» к человечности

Как по вашему будет происходить переход от толпо-«элитарного» устройства общества к человечности и справедливому жизнеустройству?
Если Русская цивилизация уйдёт от толпо-«элитарного» устройства, отпадёт ли надобность противостояния на всех шести приоритетах ОСУ с другими цивилизациями?
Бытует мнение, что некогда на Земле существовало «идеальное» общество, в котором не было толпо-«элитаризма», которое затем деградировало до нынешнего состояния. Соответствует ли это действительности?
Есть ли фактор, который мог вывести необратимо человечество к наилучшему устойчивому режиму самоуправления?
В обществе бытует мнение, что мир несправедлив и с этим ничего нельзя поделать. Чтобы вы ответили на это?
Как каждый конкретный человек не связанный с властными структурами может повлиять на изменение ситуации?
Заявление о том, что я человек маленький и от меня ничего не зависит, несостоятельно?
В чём отличие профессиональной иерархии от личностной?

Источник: zakonvremeni.ru

Величко М.В. (2015.01.07) — Разговор о любви

Что такое Любовь?
В чём отличие Любви от привязанности?
Как найти «суженого» или определить, что ты именно того человека встретил?
Во что превратились отношения в большинстве семей, учитывая количество разводов?
Чем обусловлено в ныне сложившейся культуре большое количество разводов?
Явление «матриархата» и его роль в обществе.
Что нужно делать в ныне существующей культуре, чтобы алгоритмика животно-инстинктивного поведения перестала воспроизводиться в преемственности поколений?
Насколько длительный переход от матриархата к человечности?
В итоге каждый должен взять на себя личную ответственность за воспитание.

Величко М.В. (2014.07) — Разговоры о жизни 7

0:00:37 — что такое фашизм
0:02:30 — либерализм — это разновидность фашизма
0:06:47 — необходимость теории управления
0:08:24 — развитие науки управления — кибернетики
0:14:36 — кто убил советский компьютер?
0:16:44 — “манагеры” или управленцы?
0:20:46 — запрещённое знание
0:22:16 — зачем нужна общая теория управления?
0:23:57 — почему запрещают науку управления?
0:29:24 — как появилась ДОТУ
0:32:34 — отличия ДОТУ от других теорий управления
0:38:08 — редакции ДОТУ
0:40:24 — полная функция управления
1:00:20 — Сталин и Берия — управленцы высочайшего уровня
1:03:10 — кто даёт модель управления — тот и хозяин
1:06:18 — либерально-колониальная модель управления Россией
1:10:33 — что такое “устойчивость управления”
1:23:05 — прямые и обратные связи системы управления, объекта и среды
1:29:08 — векторы управления и целеполагания

Величко М.В. (2015.01.07) — Энергетический стандарт обеспеченности платёжной единицы

Введение энергетического стандарта в экономику.
Управление межотраслевым балансом.
Отличие энергетического стандарта от золотого стандарта.
Золотой стандарт.
Инвариант прейскуранта – и его роль в мировой торговле.
Стратегическое прогнозирование экономической динамики в энерго-инвариантных ценах.
Эргономика.

Величко М.В. (2015.01) — Разговоры о жизни 6

Беседа о жизни с Михаилом Викторовичем Величко. Основы социологии, Концепции Общественной Безопасности (КОБ), Достаточно Общей Теории Управления (ДОТУ).
Разговор об алгоритмах управления, взаимодействии человека с эгрегорами, проверке истинности в прошлом и будущем, интуиции и предвидении.

0:01:27 — алгоритмы управления
0:09:58 — самоконтроль человека
0:12:30 — режимы взаимодействия психики с эгрегорами
0:14:40 — что такое бес?
0:15:52 — эгрегориальное лидерство
0:16:54 — программирование эгрегора
0:17:57 — режим “один”
0:19:00 — какой режим взаимодействия с эгрегором наиболее подходит человеку?
0:19:36 — природные эгрегоров
0:20:36 — общественно-культурные эгрегоры
0:21:40 — взаимодействие человека с эгрегорами
0:24:28 — доступ к информации эгрегора
0:26:47 — вопрос о прошлых жизнях
0:27:23 — родовой эгрегор
0:29:48 — личное взаимодействие с эгрегорами
0:31:44 — войны эгрегоров
0:37:34 — практика — проверка истины
0:40:05 — как проверять будущее
0:54:04 — интуиция и пророчества
0:58:52 — о психологических экспериментах
1:00:50 — критерии истинности в науке
1:06:25 — вера в бога или знание?
1:07:00 — предвидение в жизни

Величко М.В. (2015.01) — Межотраслевой баланс — здоровая экономика

Беседа про экономику России и желаемое функционирование в ней межотраслевого баланса.
Более подробно о затрагиваемых в беседе вопросах можно прочитать в работах ВП СССР: «Краткий курс» и «Грыжу экономики следует вырезать».

К этой записи ещё не добавлено описание. Возможно у автора не хватило времени для этого (проект социальный и не имеет возможности платить кому-либо за работу). Если вы смотрите/слушаете её, пожалуйста, перечислите основные её темы, тезисы, или дайтё своё описание в комментариях — оно будет добавлено сюда и поможет другим людям найти и понять содержание этой записи.

Величко М.В. (2014.12.30) — Ответы на вопросы

Представитель авторского коллектива ВП СССР, Михаил Викторович Величко, отвечает на вопросы заданные в группе «Родина СССР Россия» http://vk.com/kob_russia.

К этой записи ещё не добавлено описание. Возможно у автора не хватило времени для этого (проект социальный и не имеет возможности платить кому-либо за работу). Если вы смотрите/слушаете её, пожалуйста, перечислите основные её темы, тезисы, или дайтё своё описание в комментариях — оно будет добавлено сюда и поможет другим людям найти и понять содержание этой записи.

Величко М.В. (2014.12) — Разговоры о жизни 5

0:00:00 — кратко о деятельности различных типов строя психики
0:03:30 — мировоззрение и миропонимание как основа принятия управленческих решений
0:05:20 — ошибки западной психологии
0:09:46 — насколько самодостаточна психика человека
0:11:21 — как формируются мировоззрение и миропонимание
0:15:02 — человек видит, слышит и воспринимает не только органами чувств, но так же мозгом и сознанием
0:20:18 — информация как необходимость для выживания
0:22:01 — человек не самодостаточен в выделении полезного сигнала из окружающего мира
0:25:03 — упрощение мира в психике человека
0:28:30 — мировоззрение разных народов и культур, выраженное в живописи
0:34:53 — философский камертон
0:40:55 — почему большинство людей — правши?
0:45:05 — подмена диалектики
0:45:40 — первый закон диалектики: единство и борьба противоположностей
0:45:56 — кто устроил первую мировую войну?
0:52:05 — второй закон диалектики: переход количества в качество и наоборот
0:55:00 — третий закон диалектики: отрицание отрицания
0:56:00 — диалектика от лукавого
1:00:29 — диалектика в разных системах мировоззрения
1:02:37 — обучение через вопросы
1:12:49 — как писали Сталин, Ленин, Маркс, Энгельс
1:15:40 — дьявольская логика
1:17:23 — высшая власть в обществе
1:18:33 — два капитана корабль утопят
1:21:10 — коллегиальная власть разрушила СССР
1:23:12 — право ли большинство?
1:27:09 — как докопаться до причин разногласий
1:31:37 — соборный или коллективный режим познания и творчества
1:38:37 — полководец-ракестроитель Королёв

Величко М.В. (2014.09.28) — Эпоха и система образования

К этой записи ещё не добавлено описание. Возможно у автора не хватило времени для этого (проект социальный и не имеет возможности платить кому-либо за работу). Если вы смотрите/слушаете её, пожалуйста, перечислите основные её темы, тезисы, или дайтё своё описание в комментариях — оно будет добавлено сюда и поможет другим людям найти и понять содержание этой записи.

Величко М.В. (2014.11) — Разговоры о жизни 4

Беседа о жизни с Михаилом Викторовичем Величко. Основы социологии, Концепции Общественной Безопасности (КОБ), Достаточно Общей Теории Управления (ДОТУ).
Разговор об информации как части мироздания, типах мировоззрения, разных моделях мироустройства, триединстве, контроле знаний, чувствах и эмоциях.

Содержание:
0:02:02 — предвидение в управлении
0:04:40 — информация как часть мироздания
0:06:34 — понятия, образы, миропонимание, мировоззрение
0:09:56 — триумф воли или апофеоз безволия
0:12:24 — калейдоскопичное и мозаичное мировоззрения
0:20:14 — как формируется картина мира человека
0:25:15 — древние и современные взгляды на мироздание
0:28:48 — обеднение языка и образов
0:31:27 — язык как средство управление окружающим миром
0:35:15 — разные носители для информации
0:39:20 — материя, информация, мера
0:40:40 — чем мерять материю, информацию, пространство и время
0:51:58 — неопределённость измерений и объяснений мироздания
0:52:52 — теория пассионарности
0:55:40 — разделение на дух и вещество
0:57:22 — триединство в религиях
0:59:03 — две системы предельных обобщений — для всех и для избранных
1:05:30 — разница в личном развитии в зависимости от системы предельных обобщений
1:10:31 — для чего нужны чувства и эмоции
1:17:06 — градусник настроения
1:23:24 — настройка психики
1:29:20 — зачем с утра делать зарядку
1:34:20 — пластика равнопрочного движения
1:36:37 — боевые супернавыки
1:38:28 — освобождение от инстинктов
1:40:19 — почему любовь невозможно описать и дать ей чёткое определение