военная операция в Сирии

Рогозин в Ираке переписывает ближневосточные отношения

25h

25h

10 февраля в Ирак прибыла представительная российская делегация во главе с вице-премьером Дмитрием Рогозиным. С учетом непростых отношений, которые складывались между нашими странами в «постсаддамовский период», событие это, безусловно, значимое.

Причем не только для России и Ирака. За визитом пристально следят как из-за океана, так и непосредственные соседи нашего ближневосточного партнера. И далеко не все из них радуются наметившимся положительным тенденциям в отношениях двух стран. Давайте разберемся, кому мы можем наступить на больную мозоль и как в межгосударственных хитросплетениях соблюсти баланс собственных интересов.

С учетом «специализации» Дмитрия Рогозина в кабмине, накануне визита высказывалисьпредположения, что важное место в переговорах займут вопросы военно-технического сотрудничества. Впрочем, и экономическая составляющая, особенно в нефтегазовой отрасли и в сфере энергетики, не исключалась. Неспроста в состав делегации помимо чиновников федерального уровня вошли почти девяносто крупных бизнесменов, в числе которых, к примеру, председатель правления ПАО «Газпромнефть» Александр Дюков, гендиректор компании «Интер РАО-Экспорт» Максим Сергеев, руководитель «ЛУКОЙЛ Оверсиз Холдинг» Сергей Никифоров и др.

Россия не скрывает, что ей интересно развивать политическое, экономическое и торговое партнерство с Ираком. Конечно, оно уже вряд ли будет столь теплым, как в период советской «нерушимой» дружбы, которая связывала СССР с Саддамом Хусейном. Но и времена, когда после убийства «кровавого диктатора» новые иракские власти попали было под жесткий американский контроль, похоже, проходят.

Вашингтонское кураторство по большому счету не устраивает страны арабского мира, и они все более охотно используют Россию в качестве противовеса Соединенным Штатам. Нынешние иракские власти не исключение.

Опять же с Америкой у этой страны свои давние счеты. В 90-е годы прошлого века, когда Багдад жил под санкциями ООН, именно Москва, к слову, оказывала ему политическую поддержку и осуждала США и Великобританию, бомбивших иракские объекты. Только операция «Буря в пустыне» в 1991 году унеслажизни более 200 тыс. иракцев. А режим санкций, введенный после первой войны в Персидском заливе, по некоторым оценкам, привел к гибели от 500 тыс. до 1 млн детей. Такое не забывается даже в период потепления.

Если мнение Белого дома по поводу российско-иракских отношений Кремль особо не волнует, то чувства ближайшего багдадского соседа, Ирана, нужно учитывать и нам, чтобы не нанести ущерб собственным интересам.

Тегерану вряд ли выгодно укрепление связей между РФ и Ираком. У иранцев свои планы насчет последнего. Географическая близость двух этих стран (общая граница между ними составляет более 1,5 тыс. км) никогда не перерастала в искреннюю дружбу. Напротив, история знает немало конфликтов между Ираком и Ираном, включая вооруженные.

Из недавних это восьмилетняя война, вызванная территориальными притязаниями, религиозными противоречиями, а по сути, непомерными политическими амбициями с обеих сторон. Кровопролитие, изрядно подорвавшее экономики обоих государств, приведшее к многочисленным человеческим жертвам и международным санкциям, закончилось ничем.

Как всегда бывает, однако, после любой войны наступает мир. Сейчас Ирак и Иран пребывают в режиме добрососедства и налаживают взаимовыгодные торговые и экономические связи. Инициатором потепления выступает Тегеран.

Конечно, о его бескорыстии тут говорить не приходится. Делается все это в том числе и для собственной выгоды. Иран заинтересован в расширении своего экономического и политического влияния в стране, где проживает немало шиитов. Возможность отхватить кусок нефтегазового иракского «пирога» тоже пробуждает аппетит ближайшего соседа.

В такой ситуации появление других претендентов как на ресурсы, так и на политическое влияние, неизбежно воспринимается как покушение на собственную монополию, даже если речь идет о России, поддержку которой Иран не раз получал на международной арене и в дружбе с которой заинтересован.

Быть может, именно эта ревность и нежелание пускать потенциального соперника в свой огород побуждают Тегеран к неоднозначным заявлениям. Так, незадолго до визита российской делегации в Ирак командующий сухопутными войсками Исламской Республики Ахмад-Реза Пурдастан отказалсязакупать наши танки Т-90, хотя сделка уже казалась делом решенным.

Впрочем, не зря говорят «Восток — дело тонкое». Показывая иной раз зубы, Тегеран не спешит снимать маску дружелюбия с лица. Приглашение наших инвесторов с обещанием налоговых льгот, особенно в сельскохозяйственной отрасли, доказывает, что контакты с Россией этой стране нужны и важны.

Особенно не стоит обострять отношения с Москвой сейчас, когда сразу после снятия международных санкций Саудовская Аравия при поддержке Судана, Бахрейна, Джибути и Коморских Островов запалила бикфордов шнур нового конфликта с Ираном. С учетом нежных отношений Саудовской Аравии и США, Тегерану в этой ситуации стоит держаться поближе к Москве. Поэтому-то Ирану не стоит принимать близко к сердцу закрепленное Россией в ходе визита Рогозина экспортное преимущество в Ираке.

Сегодня самый лучший момент для взаимодействия между Ираком и Россией. Ирак заинтересован в диверсификации экономики, в промышленном развитии. А Россия с ее огромным опытом в Ираке еще с советских времен, сегодня имеет огромное экспортное преимуществом по сравнению с нашими западными партнерами. Вот формула очень простая.
Дмитрий Рогозин

Россия обладает полезным опытом, который позволит найти компромисс в треугольнике «Россия – Иран – Ирак». Совместная коалиция в борьбе с ДАИШ (запрещенная в РФ террористическая организация) – лишнее тому подтверждение.

И лишь выписывая подобные политические орнаменты, Россия (а в данном конкретном случае возглавляемая Дмитрием Рогозиным делегация) сможет органично вписаться в ближневосточный ковер.

Источник

Фото Politrussia

Франция против «безумного следования американской политике»

14h

14h

Правительство Франции из-за постоянных кадровых перестановок вот уже вторую неделю находится под пристальным вниманием СМИ. Последним громким событием стала отставка министра иностранных дел страны Лорана Фабиуса, который занимал эту должность с 2012 года.

Потеря поста лично для Фабиуса значит не так много: с политической арены он не уходит, его ждет должность главы Конституционного Совета, и, кроме того, он остается председателем климатической конференции ООН до конца года. Однако что значит эта перестановка для внешнеполитического курса Франции? Чем не устроил президента, казалось бы, непримиримый министр и чего ждать от нового главы МИД Франции?

Президенту Франции Франсуа Олланду в нынешней тяжелой ситуации нужны преданные и популярные в народе союзники, которые могут при необходимости «прикрыть» его в правительстве и разделить с ним ответственность. И для того, чтобы создать для себя наиболее комфортное окружение, Олланд твердо намерен изменить состав нынешнего правительства о людей с подпорченной репутацией. Показательный пример:

На прошлой неделе в отставку отправили последнего крайне левого члена правительства – министра юстиции Кристиан Тобира. В свое время при ее участии была проведена реформа юстиции, принят закон о «браке для всех», предполагающий возможность заключения однополых браков. Серьезные разногласия вызвала ее новая идея, заключающаяся в смягчении наказаний и условий содержания заключенных в тюрьмах.

Понимая шаткое положение левых после недавних выборов, Олланд решил избавиться от такого «балласта» в Елисейском дворце.

К числу нужных Фабиуса отнести можно с большой натяжкой. Как подметили в Le Monde, «министр только демонстрировал верность президенту и просто не делал того, что могло бы смутить его». И, даже несмотря на это, он не смог полностью избежать негатива в свой адрес.

Как Фабиус не угодил США

Причин ухода Фабиуса может быть несколько. Так, покинув свой пост, сам Фабиус заявил, что единственное, о чем он сожалеет за время работы министром, это несогласие мира с французской позицией по Сирии. Париж неоднократно настаивал на военном вмешательстве в сирийский конфликт, призывая к этому Соединенные Штаты. Эту позицию поддерживал и Фабиус, однако, будучи министром, несмотря на всю свою жесткость и прямолинейность, он не мог свободно осуждать американские власти за нерешительность.

Зато после отставки он стал открыто критиковать США за неясность в действиях участников нынешней коалиции против ДАИШ (запрещенная в России террористическая организация). По поводу позиции Вашингтона бывший министр добавил, что «есть слова, но действия – это другое дело». Он не верит в слова Керри о решительности действий Барака Обамы, которому под конец его президентства нечего терять.

Хотя открыто Фабиус об этом не говорил, но уже по его действиям можно было судить, что он разочаровался в политике США, президент которых не смог преодолеть «красную линию» и бороться с человеком, применившим химическое оружие против своего народа. Несмотря на то, что Фабиус с самого начала своей карьеры в качестве главы МИД призывал свергнуть Башара Асада, в последнее время ему приходилось только констатировать, что сирийский президент прочно держится у власти. Поэтому вполне вероятно, что его позиция по этому вопросу стала одной из причин его перевода с этой должности.

Отставки Фабиуса требовали и после того, как летом в отношении его сына Тома Фабиуса были предъявлены обвинения в махинациях при покупке недвижимости в 2012 году. Следствие особенно интересуется источниками крупных денежных переводов на его счет.

Кроме того, в октябре 2015 года прокурор штата Невада США выдал ордер на его арест. Там он обвиняется в расплате необеспеченными чеками в нескольких казино Лас-Вегаса.

Таким образом, в отношениях Лорана Фабиуса с американскими властями есть свои разногласия, которые также могли повлиять на его репутацию и в конечном счете привести к отставке с поста главы французского МИД.

Осложнение переговоров по Донбассу

Среди прочих причин ухода Лорана Фабиуса нередко называют и отсутствие реального влияния на ход переговоров по Донбассу. Летом перед берлинской встречей Меркель, Порошенко и Олланда он говорил о том, что к декабрю должен быть найден выход из ситуации. Он предполагал, что лидеры смогут остановить военные действия и обеспечить надлежащие условия для выборов. Тем не менее этого не произошло. Во время переговоров «нормандской четверки» в Минске он также не смог доказать самостоятельность французской политики и настоять на собственном мнении.

Сегодня во Франции растет общий пессимизм по поводу конфликта на Донбассе. Эксперты Центра политической конъюнктуры предсказали «бесконечный тупик» в переговорах и дальнейшее замораживание конфликта.

Помимо внутренних причин и отсутствия в украинском парламенте политиков, готовых идти на компромисс, эксперты центра видят стоп-факторы и на международной арене. Среди них называются предстоящие выборы во Франции и Германии, которые отвлекают внимание Олланда и Меркель от переговоров.

Кроме того, в связи с уходом Фабиуса осложняется и запланированная на 17 февраля встреча глав МИД Украины, России, Германии и Франции.

Внутриполитический образ

Говоря о причинах отставки Фабиуса, нельзя не обратить внимание и на внутренние противоречия. Долгое время он находился в конфликте с экс-президентом Франции Валери Жискар д’Эстеном и бывшим премьер-министром Лионелем Жоспеном.

Не обошлось и без распрей с нынешними политиками. Его поведение внутри министерства нередко называли средневековым. Один из дипломатических источников Le Monde так описывает его работу:«Внутри министерства Фабиус бесспорно оставил свой след. Однако его поведение часто было средневековым, а иногда шокирующим. Он контролировал все назначения, которые порой были произвольными и далеко не всегда удачными. Когда он возглавил министерство, он заменил все ключевые должности. У него была концепция вассальной зависимости администрации, которая должна была стать абсолютно замкнутой на его персоне».

Впрочем, в Le Figaro считают Фабиуса «редким случаем политика, вызывающего доверие, среди остальных министров кабинета Олланда-Вальса». Провалы его внешней политики они частично оправдывают«хаотичным состоянием современного мира».

В то же время в издании преимущественно критикуют бывшего министра и президента: «В то время, как планета в последние 4 года столкнулась с лавиной кризисов, войн, беспрецедентных миграционных процессов, а Европа, казалось, распадалась на наших глазах, французская дипломатия отличалась политикой выжиданий и отсутствием реального стратегического видения».

По словам авторов статьи, Фабиус и Олланд только и делали, что метались между попытками захватить Ближний Восток и Африку, желанием отметиться на Украине, решением европейских проблем. Их обвиняют и в «безумном следовании политике США», которое привело к экономическому обеднению страны.

Под огонь Фабиус попал и за то, что его действия отдалили Францию от России и буквально «приклеили» к Саудовской Аравии, заставив одновременно отвернуться от Ирана. Все это, конечно, заставляет сомневаться во французской самостоятельности и подрывает доверие к стране.

Опрос, проведенный на сайте Le Figaro, только подтверждает недовольство французов. Среди 57 тыс. читателей газеты, принявших участие в опросе, 70% отрицательно ответили на вопрос: «Хорошим ли министром иностранных дел был Лоран Фабиус?»

Принимая все это во внимание, становится очевидно, что Фабиус стал жертвой желания Олланда убрать людей, которые бросают тень на его и без того подпорченную репутацию. Правда, судя по критике, его вместе с остальными социалистами это вряд ли сможет спасти, как и существенно изменить роль Франции в решении ближневосточного и украинского конфликтов.

Источник

Фото и аудио Politikus

Снятие санкций с Ирана бьёт по России?

14h

14h

Снятие санкций США и Евросоюза, о котором так долго говорил большинство, свершилось.

«Переговоры по ядерной тематике удались благодаря участию великого рахбара (верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи), при поддержке народа и всей политической системы страны, их успех можно назвать одной из золотых страниц в истории страны», – торжествовал, выступая перед депутатами меджлиса Исламской Республики Иран (ИРИ), президент Роухани. Еще бы, только размороженные иранские авуары в различных банках мира оцениваются в 100 миллиардов долларов.

Снятие санкций действительно позволяет говорить о том, что «настало время для новых усилий по улучшению экономики и качества жизни населения». Учитывая, что сегодня Иран тратит сотни миллионов долларов на поддержку хуситов Йемена и борьбу с ДАИШ («Исламское государство», запрещенная в России террористическая организация) в Сирии, доходы от экспорта, в том числе и нефти, лишними не будут.

«Ибо не ведают они, что творят»

В борьбе с ДАИШ Москва и Тегеран являются безусловными союзниками, что было неоднократно доказано после 30 сентября 2015 года. В том числе и разрешением Ирана на пролет крылатых ракет в воздушном пространстве страны.

Снятие санкций позволяет России возобновить полноценную программу военно-стратегического сотрудничества. В ближайшее время Иран начнет закупать современные комплексы ПВО, включая и сорванный санкциями контракт на поставку С-300. Также идут переговоры о совместной разработке и производстве истребителей.

«В области производства истребителей мы не будем осуществлять такое сотрудничество ни с одной страной, кроме России», – сказал еще в прошлом году министр обороны Ирана Хосейн Дехган. Речь идет о многомиллиардных контрактах, рассчитанных на долгие годы.

Аналогично обстоят дела и в других сферах сотрудничества. Стало известно, что уже в ближайшее время Россия и Иран подпишут первые контракты и в нефтегазовой сфере. Речь идет о проектах с суммарным объемом в 40 миллиардов долларов. Для его финансирования предполагается открытие совместного банка. В рамках этого проекта с сегодняшнего дня Россия сможет поставлять оборудование для нефте- и газодобычи.

И это лишь часть многочисленных совместных проектов, которые принесут дополнительные доходы именно России. И вовсе не от продажи нефти, а от реализации продукции с высокой добавленной стоимостью. Мало того, высокотехнологичные совместные проекты надолго привяжут Иран к России, как это уже произошло с ядерной программой Ирана: Россия получала и будет десятилетиями получать миллиарды долларов, обслуживая Бушерскую АЭС.

Так что утверждать, будто руководство Российской Федерации «не ведало, что творило», по меньшей мере наивно.

Критики политики России в отношении Ирана все время делали упор на том, что снятие санкций неизбежно приведет к обрушению цен на нефть. А так как «все знают, что Россия сидит на нефтяной игле», выход Ирана на нефтяные рынки приведет к краху российской экономики и весьма вероятному развалу государства.

Данное утверждение в корне ошибочно. Иран, находясь под санкциями, нефть продавал. Например, год назад, согласно докладу Международного энергетического агентства, Иран продавал в среднем 1,2 млн баррелей нефти в день. А министр нефти Исламской Республики Бижан Намдар неоднократно подчеркивал, что после снятия санкций страна вернет себе долю рынка объемом в 1 миллион баррелей в сутки, так как способна нарастить добычу на 500 тысяч баррелей в сутки сразу после отмены санкций. Если учесть, что ежедневно в мире добывают 95 миллионов баррелей нефти, доля ИРИ сегодня немногим более 1 процента.

Тем не менее, утверждать, что выход на рынок Ирана не окажет на него существенного влияния, совершенно неправильно. Например, котировки биржи Саудовской Аравии Tadawul рухнули на 6,5 % сразу после появления новостей об отмене санкций против Тегерана. Главный индикатор саудовской биржи Tadawul All-Share Index (TASI) опустился сразу на 300 позиций – до 5500 пунктов.

Точно так же упала и цена нефти 15 января. К примеру, нефть сорта West Texas Intermediate (WTI) в Нью-Йорке и марки Brent в Лондоне в пятницу рухнули ниже $30 за баррель, установив новый рекорд за 12 лет. Цена на нефть марки Brent снизилась на 3,4 %, или на $1, до $29,83 за баррель, контракты WTI с поставкой в феврале упали в цене на $1,58, или на 5,06 % -до $29,62 за баррель.

Это нормальная «паническая» реакция бирж – после резкого падения цены слегка приподнимутся. На этом биржевые спекулянты заработают очередные миллиарды долларов. А выход дополнительного полумиллиона баррелей иранской нефти в день влияние окажет минимально – в пределах 1,5-2 процентов. То есть, заявленные на продажу объемы уменьшат цену на нефть марки Brent в пределах 50-60 центов.

Согласитесь, говорить о том, что нефть Ирана похоронит экономику России смешно. Если, конечно, помнить о том, что за последние годы нефть потеряла в цене не полдоллара или доллар, а 100 долларов!

Не стоит ожидать и того, что Иран вдруг выбросит на рынок десятки миллионов баррелей уже добытой нефти. Как уже сказано выше, снятие санкции освобождает около 100 миллиардов долларов ранее замороженных авуаров. Так что никакой нужды в немедленных деньгах у Тегерана нет. Наоборот, Тегеран сам с удовольствием их тратит. Ярким примером является уже озвученный договор Ирана с Евросоюзом. За несколько часов до отмены санкций министр транспорта Ирана сообщил о заключении контракта с европейским консорциумом Airbus о покупке 114 новых пассажирских авиалайнеров. Даже по самым скромным подсчетам, сумма сделки в разы превышает всю прибыль, которую Иран может получить от продажи дополнительных объемов своей нефти в течение года (2,5 млрд долларов в текущих ценах при себестоимости 14 долларов).

Так что нет – дополнительные объемы нефти из Ирана ничего в России не обрушат. Как и не окажут существенного влияния на доходы Тегерана. А вот возобновление полномасштабного сотрудничества России и Ирана принесет бюджету России миллиарды долларов. Уже приносит, если вспомнить, что именно в Россию вывезены наработанные Ираном радиоактивные материалы.

Здесь необходимо уточнить еще один ключевой момент, о котором не говорят. Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе вовсе не отменяет санкции против Ирана – так пишут лишь для простоты. Вот что рассказал DW германский эксперт Оливер Майер:

«В день, когда документ вступает в силу, перестают действовать торговые и финансовые санкции против Ирана. Полностью отменяются только штрафные меры, введенные ООН в связи с ядерной программой Тегерана. Что же касается санкций Евросоюза и США, то они лишь приостанавливают свое действие. Самое позднее через восемь лет должен наступить день, когда наконец отменится действие всех санкций».

Мало того, США оставили в силе так называемые «первостепенные санкции», включающие в себя запрет на деловые контакты с ИРИ всех физических и юридических лиц США. Продолжает действовать и внутреннее эмбарго США на торговлю с ИРИ.

Иначе говоря, санкции в полной мере и в прежних размерах могут быть введены в любой момент. И как все прекрасно понимают, ни США, ни Израиль, ни многие соседи Ирана по ту сторону пролива, ни ЕС вовсе не поменяли свое отношение к Тегерану и не воспылали к нему неожиданной любовью. И противостояние, носящее сегодня в регионе вооруженный характер, не прекратится после приостановки санкций.

В этих условиях Тегерану как воздух нужны друзья и союзники. И Россия в обозримой перспективе не просто является таковым – это главный стратегический партнер Исламской Республики Иран. Поэтому никаких финансовых убытков от выхода на мировой рынок дополнительных объемов нефти Россия не понесет – Тегеран все с лихвой компенсирует.

Да что там говорить – уже возмещает, не просто поддерживая и защищая интересы России на Ближнем Востоке, но и участвуя в совместной защите законного сирийского правительства и уничтожении террористов ДАИШ.

Источник

 

Фото и аудио Politrussia

Немецкий политолог: “Путин совершил в Сирии гениальный маневр. Но у всего есть цена”

1h

Немецкий политолог Херфрид Мюнклер заявил в интервью Die Presse, что российский президент совершил в Сирии «гениальный маневр» и заставил с собой считаться, однако со временем действия Путина могут привести к падению его популярности и росту оппозиционных настроений в России, передает ИНО ТВ.

Начав военную операцию в Сирии, российский президент Владимир Путин смог снова «вернуться в игру» и «выйти из изоляции», считает Мюнклер. «После этого вопрос антироссийских санкций ЕС приобрел другой масштаб», – сказал он, добавив, что «Европа не сможет решить свои проблемы на юго-востоке и юге, если Россия будет ее стратегическим противником».

«Путин совершил в Сирии гениальный маневр. Но у всего этого есть цена», – подчеркнул политолог. Со временем военные действия в регионе могут стать для России непосильной ношей, считает он.«Сближение с Китаем дорого обошлось Путину и пока что не принесло ему большой пользы», – добавил политолог. Теперь экономический кризис начал влиять и на политическую обстановку в России. В стране пока нет сильной оппозиции, но ряды тех, кто безоговорочно верит властям, редеют. Русские рады, что в мире с ними снова стали считаться, но со временем бытовые лишения заставят их передумать, не заключает Мюнклер.

Источник

Фото Peuters

ОПРОС: Как долго Россия будет принимать участие в сирийском конфликте?

hqdefault

Военная операция России приносит реальные результаты. Боевики теряют позиции, а сирийская армия ведет наступление. Однако  это еще не конец войны, поскольку у ИГИЛ есть много резервов и денег, заработаных на продаже нефти в Турцию. Авиация каждый день уничтожает террористов, но без наземной операции полностью вытеснить боевиков невозможно, в то же время сирийская армия испытывает нехватку людей для масштабной зачистки

Note: There is a poll embedded within this post, please visit the site to participate in this post’s poll.

 

 

Экономические санкции против России – пособничество терроризму

3р

3р

Самый знаменитый после покойного Папы Римского Иоанна-Павла II поляк Збигнев Бжезинский после распада СССР предрекал скорый распад России. Но что-то пошло не так. Пьяница Ельцин сдал пост трезвому Владимиру Путину, который стал возрождать страну.

Понятное дело, что Западу никогда не нужна была сильная и самостоятельная Россия. Победить её в войне не удавалось. Значит, нужно пытаться раздавить Россию экономически. Но как? Повод же нужен. Повод нашёлся. Против России были введены экономические санкции, из-за которых были разорваны привычные деловые и торговые связи.

3р_1

Все завоеватели, которые нападали на Россию, всегда рассчитывали на блицкриг. Вполне естественное желание. Короткая война всегда лучше долгой. Но блицкриг никогда не получался. С чего Запад решил, что у него получится экономический блицкриг, совершенно неясно. Тем более, что были примеры. Куба 50 лет находилась в экономической блокаде, что не привело к свержению Кастро. Северная Корея уже сколько времени находится под санкциями, а режим Кимов даже и не думает шататься.

Но почему-то в отношении России решили, что санкции сработают быстро, и либо Кремль признает всё, в чём Россию обвиняет Запад, и даже вернёт Крым, либо народ поднимет восстание. Ничего из этого не получилось. Даже наоборот. Оппозиционные деятели окончательно дискредитировали себя в глазах народа, а президент РФ Владимир Путин набрал небывалую популярность.

С экономикой России тоже ничего страшного не произошло. Трудности, которые мы испытываем, связаны не с санкциями, а с обвалом цен на нефть, от продажи которой мы всё ещё довольно сильно зависим. Об этом в послании Федеральному Собранию говорил и Владимир Путин, призывая продолжать наращивание несырьевого сектора экономики. Запад, конечно, считает эти проблемы успехом санкционной политики.

Обама, кое-что понял, но только то, что он погорячился с утверждением, что наша экономика разорвана в клочья. Сейчас он так уже не говорит, но продолжает давить на «партнёров» в ЕС, чтобы они не только продлили, но и ужесточили санкции против России. К украинским претензиям добавились ещё и сирийские. Мол, не тех бомбим, и вообще больше защищаем Асада, чем боремся с террористами.

Между тем в Европе растёт недовольство проамериканской политикой своих лидеров. Первый и очень тревожный звоночек прозвенел во Франции в воскресенье, где на региональных выборах уверенно лидировал «Национальный фронт» Марин Ле Пен, которая не скрывает своих симпатий к России и лично к Владимиру Путину. Даже поляки, славящиеся своей русофобией, крепко призадумались и стали рассуждать в польской прессе не так, как прописано в госдеповских методичках.

Соплеменники жабоподобного Збигнева Бжезинского из варшавского «Политического обозревателя» пишут о европейской и американской политике похлеще иных наших патриотов. Например, в начале сентября, обсуждая миграционный кризис, они сказали, что всё больше людей в Европе желают, чтобы в их странах появились «вежливые люди» в зелёном комуфляже. Польские журналисты уверены, что в теряющей стабильность Европе только Россия остаётся островком надёжности. Вот туда европейцы и рванут от толерантности и мультикультурализма.

Пока Европа разбирается с беженцами, Россия устраняет саму причину, по которой люди бегут. Известно, что с начала антитеррористической операции ВКС России в Сирии в Сирию вернулось около миллиона человек. Люди поверили, что порядок будет восстановлен. Людям нужен мир. Успехи наших военных очень трудно не заметить, хотя некоторые умудряются.

И как же на этом фоне выглядят европейские страны с их антироссийскими санкциями? Очень плохо они выглядят. Сознательно чинить препятствия развитию и устраивать экономические трудности стране, которая вносит наибольший вклад в борьбе с бандами террористов в Сирии, фактически означает пособничество терроризму. Так считает журналист из всё того же «Политического обозревателя». Он даже называет Запад «экономическим террористом».

Но что же делать Западу в сложившейся ситуации? Надувать щёки и обвинять Россию в агрессии на Украине становится всё труднее. Причины, по которым были введены санкции, неустранимы. Как можно теперь принудить жителей Крыма добровольно вернуться в состав Украины? Никак. А может ли Запад признать свою ложь об участии российской армии в войне на Донбассе или о сбитом Боинге?

Признать ошибку – это самое сложное для многих людей. А для западных политиков – это дело невозможное. У католиков есть догмат о непогрешимости Папы Римского в делах веры, который сформулирован в явной форме. Похоже, что у западных политиков тоже есть свой неявно сформулированный догмат о собственной непогрешимости. И, конечно, истиной в последней инстанции считает себя Вашингтон. Каковы основания? Обама их чётко выразил: «Мы самая сильная в мире страна». Кто сильнее, тот и прав. Бандитская мораль.

Но представим себе невероятную ситуацию, что Запад признает заслуги России в борьбе с террористами, закроет глаза на украинский кризис и даже на «аннексию» Крыма и отменит санкции. Польский обозреватель сомневается в том, что это немедленно вернёт отношения между Россией и Западом в досанкционные рамки.

Ведь российское общество за исключением группки прозападных отщепенцев убедилось в том, что Запад враждебен не к правительству России, что не президент РФ Владимир Путин является целью для антироссийских мер, а сама Россия и весь её народ.

В условиях тотального дефицита и деградации правящей верхушки в период Перестройки русские очень легко попались на яркую рекламу западных ценностей и чуть было не сдали всю страну за побрякушки. С тех пор мы очень сильно поумнели, а восторгов по поводу Европы сильно поубавилось.

Но самое главное, что у нас исчез страх. А у нас было два страха: «Что о нас подумают?» и «Лишь бы не было войны». Какая теперь разница, что они о нас подумают? Они уже всё подумали и сказали. И войны мы теперь не боимся. Не потому что очень уж её хотим, хотя у многих руки чешутся, а потому что мы каждый день в прямом эфире видим, на что способна наша армия. Мы больше не боимся.

Источник

Фото Politrussia

Газовый след турецкой ракеты, сбившей российский Су-24

3р

3р

После атаки на Су-24 слова «газовая война» перестали быть красивым эвфемизмом. А наши «партнёры» показали, как далеко они готовы зайти в своей энергетической геополитике. Провокация против нашего самолёта была идеально спланирована, чтобы в большой конъюнктуре событий вышибить Россию из региона как последний препон, мешающий свержению Асада. По замыслу авторов этой операции, после атаки на Су-24 мы должны были уйти из Сирии.

Мышеловка

С типичным для европейской политики коварством нам продемонстрировали, что проект России «Турецкий поток» принимается Брюсселем к исполнению. Год назад Путин сказал, что если ЕС не хочет строительства «Южного потока», то пусть тогда сам строит газопроводы до Греции и от Греции к Турции.

И 18 ноября, за неделю до провокации с нашим Су-24, Еврокомиссия публикует список приоритетных европейских инфраструктурных проектов (projects of common interest, PCI). Главной новостью того дня стало, что статус PCI получили следующие проекты, нацеленные на «Турецкий поток»:

  • Eastring — газопровод из Словакии в Болгарию;
  • Tesla — газопровод из Греции в Австрию, который активно продвигает партнер «Газпрома» австрийская OMV;
  • расширение будущего газопровода Болгария-Румыния-Венгрия-Австрия.

Это был «сыр» для России в заготовленной мышеловке. Никто не верил в будущее «Турецкого потока», и вдруг он волшебным образом получает официального одобрение из самого Брюсселя! Под него выделяются фонды Евросоюза, он включается в долгосрочные планы.

Таким образом был создан коммерческий стимул для России, который надеялись использовать как рычаг манипулирования.

На самом деле никто не пошёл нам на встречу, никто не согласился с нашим предложением – нужен был лишь способ для политического шантажа, и его создали.

Когда неделю спустя по приказу Анкары сбили наш Су-24, то первым и возник вопрос: а как же теперь наш «Турецкий поток»? Если отвечать на подобный вызов так, как это полагается делать, то можно потерять газотраснпортный проект, который буквально вот только-только ожил. Или вторым вариантом было: сидите в Сирии тихо, «для галочки», никуда не высовывайтесь, ничего не делайте и молитесь, чтобы Европа или Турция не передумали снова относительно газопровода. Фактически, мы могли бы просто уйти: если бы Москва приняла навязанные условия, то наше присутствие в Сирии теряло всякий смысл.

3р_1

Обмен любезностями

На нас действительно беспрецедентно сильно надавили. Кстати, наглость столь отчаянных мер говорит не о том, что нас не боятся, как это постарались преподнести все наши «либералы» и прочие недоброжелатели, а, скорее, об обратном: нас боятся слишком сильно. Вероятно, наши возможности в сирийской операции оценивают так высоко, а результаты настолько нежелательны для «партнёров», что Европа, Штаты, Турция и прочие заинтересованные стороны готовы идти на многое, чтобы нас из региона вытолкнуть.

Реакция Москвы на такое давление была, на мой взгляд, почти идеальной. В качестве «нулевого» шага подогнали комплексы «С-400», которые сразу объяснили, что следующий такой фокус станет последним для его исполнителя. Нашего президента, слава богу, в мире знают, и твёрдо уверены, что приказ на ответную атаку отдан расчётам комплексов. То, что по-бандитски застали врасплох наш самолёт – этого больше не повторится. Действительно, в соответствии с коалиционным соглашением (которое, кстати, Турция подписывала) даются все гарантии безопасности для военно-воздушных сил, поэтому бомбардировщики и летали без сопровождения истребителей и не оснащались средствами отражения атаки – это вообще не их специализация. Этим и воспользовались: что русские слишком поверили в подписанные обещания, но больше по этим граблям никто не пойдёт. Но настоящий ответ прозвучал вчера.

Указ о введении санкций против Турции, под которые подпадает и «Турецкий поток», согласно официальному разъяснению Улюкаева, – это исчерпывающий ответ России на всю провокацию в целом, подготовленный в кратчайшие сроки.

Москва показала, что политику шантажа она отвергает и не намерена учитывать в своих действиях. Нами пытались манипулировать при помощи «Турецкого потока», но теперь этот проект заморозили санкциями, как и следовало, и тем самым полностью исключили его из системы рычагов для давления.

Россия продемонстрировала однозначный подход: мы не будем торговаться по поводу нашего присутствия в Сирии ни по каким другим проектам. Москва отвергает попытки давления на нашу миссию в регионе, на нашу активность и наши задачи через систему интриг и шантажа. Либо эти вопросы будут обсуждаться открыто, либо любое давление будет просто игнорироваться. Россия не уйдёт из Сирии до тех пор, пока не сочтёт выполненной свою миссию, или пока не будет достигнута устраивающая нас договорённость между сторонами. А до тех пор наше присутствие там не является предметом торга или обсуждения.

3р_2

Политический анализ

Согласованность действий Турции, Европы и США в данном случае не вызывает сомнений. И не столь важно, насколько было всё оговорено формально и официально – эти стороны с полуслова понимаю намёки, мотивы и возможности, которые предоставляют те или иные решения других сторон. Скорее всего, Турцию проинформировали заранее о том, что проектам Eastring и Tesla будет предоставлен приоритетный статус, чтобы в Анкаре успели подготовить план действий и максимально эффективно использовать этот шаг для давления на Россию.

Главным приоритетом европейской политики по-прежнему остаётся свержение Асада, как мы видим. Для достижения этой цели они готовы идти на грязные авантюры или помогать их разрабатывать, а потом – покрывать и «не замечать». Какова именно здесь доля американского влияния, а какова – непосредственно европейского – это уже не столь важно. Важно, что именно такая политика ими последовательно реализуется, и нам стоит предположить, что от неё Запад отступать не будет.

В Кремле есть понимание такого положения дел, поэтому Россия и прибыла лично к театру боевых действий в Сирии, потому что Запад там отказался уже ото всех правил хорошего тона, и для защиты наших интересов нам требуется столь же жёсткое понимание ситуации и готовность действовать.

Западу не нужны «половинчатые» решения, а требуется непосредственно голова Асада на блюдечке. Потому что этот человек не желает сделать свою страну плацдармом для проведения той политики, которая нужна Западу. А за этой политикой стоит всё то же старое-доброе распределение энергоресурсов – подлинный мотив и цель всей активности Запада в регионе.

Эти вещи кажутся очевидными, но про них часто забывают, когда надо решить, какой ответ дать на тот или иной враждебный выпад Европы или Турции. На самом деле в подоплёке вопроса находится энергетика, а значит и сбитый самолёт, и саботирование наших газотранспортных проектов следует рассматривать в разрезе этой мотивации. И там же искать эффективные ответы. Никому не был нужен сам по себе «Су-24», нужен был способ шантажировать Россию. Решение Путина свело на нет этот способ.

Для того чтобы анализировать деятельность нашего руководства и оценивать те или иные действия, предпринимаемые Западом, следует помнить об их подспудной мотивации. Их действия подчинены целям, и если цели делаются недостижимыми, то прекращается и деятельность.

Новые доказательства

Сегодняшние новости подтверждают приверженность Запада на свержение Асада. А поскольку Россия стоит в этом конфликте на его стороне, то продолжится и активная деятельность по выдавливанию нас из региона.

Например, инициированные Турцией искусственные препятствия, задерживающие движение наших судов через проливы, полностью лежат в русле осложнения нашего присутствия в регионе и даже попыток его устранить. И хотя события не так драматичны, как поспешил заявить ряд СМИ, но проблема действительно есть и избирательные задержки судов, следующих под российским флагом, имеют место.

Официально закрыть проливы можно только объявив войну, поэтому со стороны Турции это скорее угроза и намёк на то, что в её власти чинить нам препятствия в снабжении нашей группировки в Сирии.

Сюда же укладывается и достигнутая накануне договорённость между Францией и Германией с Британией присоединиться к военной коалиции в Турции. Вот только военного сотрудничества с Россией этот план не предусматривает: не будет совместного планирования, поддержки, передачи разведданных. И это понятно, поскольку нескрываемая цель Европы – свержение Асада, а Россия остаётся на его стороне. Соответственно, в этом театре боевых действий прибавится участников, у которых с нами в этой войне конфликт интересов. Потому что за всеми красивыми речами о «демократии» и «правах» стоит просто желание сменить в Сирии режим на прозападный, который позволит изменить энергетическую геополитику в регионе.

Источник

Фото Politrussia

Турецкая атака на Су-24 как часть реакции полураспада российско-турецкого альянса

3р

3р

Атака турецких ВВС на российский Су-24 и расстрел российского катапультировавшегося летчика турецкими подшефными дикарями, с последующими глумлением над его телом, – к сожалению, все это является звеньями одной цепи, тянущейся уже достаточно давно. А с учетом того, что заявляли турецкие власти на протяжении последних нескольких недель, преступные действия Анкары выглядят и вовсе чудовищно закономерно.

Многие российские эксперты и аналитики вот уже несколько месяцев “прятали голову в песок”, не желая признавать очевидного – российско-турецкий союз, в который так хотелось бы верить, – не более, чем красивая теоретическая раскладка. И Эрдоган вместе со своим окружением за последнее время сделали все возможное, чтобы доказать ее призрачность. И к их шокирующим высказываниям мы вернемся чуть ниже.

Впрочем, даже если дистанцироваться от острых ситуаций сегодняшнего дня, табуретки из-под ног российско-турецкого альянса выбивал целый ряд серьезных исторических и политических предпосылок.

Во-первых, идеологию Эрдогана эксперты часто характеризуют, как “неоосманизм”. А Османская империя была, можно сказать, органическим противником России столетиями, ведя с нашими предками войну не на жизнь, а на смерть – непосредственно либо через своих вассалов. Турки и русские были конкурентами за продвижения своего влияния на Восток – на бывшие ордынские земли. Кроме того, турки вместе со своими вассалами крымскими татарами умудрились превратить в настоящий ад жизнь обитателей всего Юга России и вообще большей части исторических территорий Древнерусского государства. Мало того, что ими были захвачены земли Руси и Рюриковичей в Северном Причерноморье, Крыму и Приазовье, так они еще и совершали сотни грабительских походов на север – вплоть до Москвы и территории современной Белоруссии. В 1571 году турецкие вассалы татары совершили поход на Москву, подожгли предместья столицы России, убили до 80 тысяч человек и до 150 тысяч увели в рабство, спешно отступив, услышав о приближении основных сил русского войска. На следующий год татарские силы при поддержке Стамбула попытались развить успех крымского хана 1571-го, но это им не удалось. Историки считают, что турецко-татарская военная активность, направленная против России, в это время была согласована с поляками – с целью не дать российским войскам сконцентрироваться на каком-то одном из своих неприятелей.

В целом, через невольничьи рынки Крыма прошло, как мы уже говорили неоднократно, порядка 3 миллионов славянских рабов. По идее, соизмеримое, если не большее, количество славян было уничтожено “в процессе” грабежа, захватов и транспортировки. Для тех времен – в совокупности это просто колоссальные демографические потери (равные почти половине населения Франции того времени – одного из крупнейших европейских государств).

Вот как весело описывает турецко-татарскую деятельность герцог Антуан де Грамон, который находился в составе польско-татарской армии в ходе набега на территорию современной Левобережной Украины в 1663 – 1664 годах (т.е. – на территорию России):

“Татары перерезали горло всем старикам свыше шестидесяти лет, по возрасту неспособным к работе. Сорокалетние сохранены для галер, молодые мальчики — для их наслаждений, девушки и женщины — для продолжения их рода и продажи затем. Раздел пленных между ними был произведён поровну, и они бросали жребий при различиях возраста, чтобы никто не имел права жаловаться, что ему достались существа старые вместо молодых. К их чести я могу сказать, что они не были скупы в своей добыче, и их крайняя вежливость предлагала её в пользование всем, кто к ним заходил”.

В словах просвещенного европейца чувствуется восхищение своими восточными союзниками. Между строк читается, что он сам, судя по всему, не брезговал глумлением над “добычей” – изнасилованиями славянских мальчиков и девушек… Видите, сколько лет уже сущность европейцев остается неизменной? Но сейчас речь не об этом.

Решение вопроса турецко-татарской агрессии для России являлось фактически вопросом выживания. Временным ситуационным решением стало строительство укреплений в современной центральной полосе в конце 16 века. Затем была не самая удачная на этом фронте деятельность Петра I и грандиозные успехи российского военного гения Александра Васильевича Суворова, принципиально решившего вопрос безопасности России на южном направлении и возвращения исторических земель в Северном Причерноморье. Затем была борьба за влияние на Балканах и в Юго-восточной Европе, принципиально закончившаяся сугубо альтруистической победой России, не принесшей ей никаких реальных дивидендов, кроме еще более надежной защиты от “заклятого соседа”.

Затем – военные действия Турции против России в Первую мировую войну. И откровенно бессовестная политика в годы Второй мировой, когда Турция рассчитывала на успехи Гитлера с тем, чтобы принять участие в разделе СССР. Из-за концентрации турецких войск на границе, у СССР на Кавказе было постоянно сковано значительное количество личного состава и техники, за что туркам, нужно полагать, были весьма благодарны гитлеровцы. Более того, имел место факт допуска нацистских военных кораблей в Черное море вопреки нормам международного права.

После войны Турция стала одним из наиболее ожесточенных противников СССР – достаточно вспомнить роль Анкары в кризисе 1961 – 1962 года, когда Турция предоставила свою территорию США для размещения ракет, направленных на Москву и другие крупные центры европейской части СССР.

После развала СССР Анкара не стеснялась своих амбиций, пытаясь нарезать себе сферы влияния на бывших советских территориях. Одним из самых лакомых для Турции кусков был Крым – туда Анкара вливала серьезные средства – нужно понимать, имея некие планы на будущее. И тут – такое фиаско…

Это исторические предпосылки ситуации. Теперь пару слов о “во-вторых” – о международной политике.

Турция – член НАТО, агрессивного военного блока, возглавляемого США, не стесняющего демонстрировать свою откровенно антироссийскую направленность. А у России есть один из ближайших союзников и партнеров – по ряду международных организаций, в том числе и по ОДКБ – Армения, перед которой у нас есть серьезные правовые обязательства в сфере безопасности. Как Турция относится к Армении и армянам, думаю, рассказывать не нужно. И дело не только в организованном турками геноциде армянского народа, но и в современных армяно-азербайджанских отношениях. Порою создается впечатление, что какой-то могущественный сосед специально подливает масла в огонь конфликта. И достаточно взглянуть на карту и вспомнить о том, как Турции не хватает углеводородов, чтобы понять, чем, помимо политических амбиций, здесь может руководствоваться Турция… В общем, “дружить” одновременно и с Турцией, и с Арменией – практически невозможно. А Армения – как бы там ни было – союзник несоизмеримо более надежный, чем Турция…

Но все же главная проблема – это неоосманские амбиции Анкары, толкающие нас, как это ни смешно звучит – в ситуацию, напоминающую “расклады” 16 – 18 веков! Мы уже говорили о том, что в Турции не зря собираются включать арабский язык в школьную программу. Кто-то вспомнил о временах, когда турки господствовали не только в Малой Азии, но и на Ближнем Востоке, в Северной и Восточной Африке, Юго-восточной Европе, Северном Причерноморье, Приазовье и на Каспии. И эти амбиции могут завести ситуацию ой как далеко…

Турция, скооперировавшись с Катаром, уже сделала ставку на “Братьев-мусульман”, войдя в конфликт с дружественными России силами в Египте и Сирии, оказавшись “по разные стороны баррикад” в ливийском и иракском вопросе.

И теперь “Исламское государство” (экстремистская организация, запрещенная в России)… Если мы возьмем три крупнейшие силы в Иракской войне – шиитские власти, курдское ополчение и “Исламское государство” – то будет несложно догадаться, кто из них “ближе всего” Турции… О происходящем же в Сирии – и так было сказано много – и о черном рынке нефти, и о “дружбе против Асада”, и о многом другом. И сейчас мы не видим смысла в очередной раз повторять прописные истины.

Но подпольные игры – это одно, а открытая поддержка – другое. “ИГ” – это сила, деятельность которой находится “за гранью” и недопустима согласно официальной точке зрения большинства субъектов международного права. Те, кто демонстративно режут головы людям перед объективами видеокамер, давят живых людей танками, занимаются работорговлей и массово насилуют детей с официального одобрения своего руководства, – не могут никогда претендовать на статус “повстанцев”, “оппозиции”, “партии”, “общественно-политического движения”. С ними никто не может садиться за стол переговоров. Но… руководство Турции, видимо, считает иначе.

Западные СМИ недавно обнародовали просто шокирующие откровения начальника турецкой национальной разведки Хакана Фидана, одного из соратников президента Эрдогана.

Так, один из самых влиятельных силовиков Турции заявил, что российская операция в Сирии якобы направлена “против Ислама” и “нарушает международное право”. Но его мнение по поводу собственно ИГ звучит еще круче:

“ИГИЛ – это реальность, и мы должны признать, что не можем уничтожить такую хорошо организованную и популярную государственную систему, как Исламское государство; поэтому я призываю своих западных коллег пересмотреть свое взгляды на исламское политическое движение, отложить в сторону их циничный менталитет и помешать планам Владимира Путина сокрушить сирийских исламистских революционеров”.

Кроме того, Хакан Фидан, по информации западных СМИ, призвал создать консульство или “политический офис” ИГИЛ в Турции. А также, отметил необходимость оказывать помощь “раненым, бегущим от безжалостных российских авианалетов”, “вне зависимости от их политической и религиозной принадлежности”. Намек – весьма прозрачен. AWDNEWS со своей стороны подтверждает, что боевики ИГИЛ получают медицинскую помощь в турецких военных госпиталях.

Сам Тайип Эрдоган за словом тоже в карман не лез.

Перед саммитом “Двадцатки” он призвал создать над Сирией бесполетную зону. Кому он призывал помешать летать, догадаться не сложно. Кроме того, он “уточнил”:

“Те, кто будут подливать бензин в огонь конфликта, скоро сами окажутся в том же огне”.

Эрдоган Реджеп Аннасун

В чей адрес было это “предупреждение” (а скорее даже – угроза) – тоже догадаться не сложно…

После практически неприкрытой поддержки террористов ИГ и почти не завуалированных угроз в адрес России – удивляться проявлениям турецкой агрессии странно.

Более того, очень не похожа на случайность “синхронность” атаки на российскую авиацию и действия фейковых “крымско-татарских” активистов, устроивших “энергоблокаду” Крыма неподалеку от российской границы в Херсонской области Украины.

Кроме того, уверенность, с которой действуют, что власти Турции, что боевики самозваного Меджлиса со своими друзьями из “Правого сектора” (экстремистская организация, запрещенная в России) – а, соответственно, и их патроны из Киева, наводит на размышления о том, что за спиной у Эрдогана и вообще у противников российских инициатив в регионе явно маячит некто гораздо более могущественный. С большой долей вероятности можно предположить, что решения об атаке на российский самолет и взрыве крымских ЛЭП если и не принималось, то утверждалось по другую сторону Атлантического океана…

И именно с этим связана беспардонная и безграничная наглость – например то, что глава государства, сбившего российский самолет над территорией третьей страны, считает, что российские ВКС не имеют право сбивать его самолеты над территорией этой же самой страны (которая, кстати, официально пригласила Россию и попросила о помощи) и обещает расценивать это, как “агрессию”. Т.е. – Эрдоган считает, что у Турции по умолчанию прав значительно больше, чем у России, так выходит?

Такие вот “друзья”. Конечно, война с Турцией России сегодня категорически не нужна, но и заламывать руки по поводу того, “как они могли нам ударить в спину, ах” – не стоит. Просто все было логично и ожидаемо. А удивляться и заламывать руки – это сродни тому, что засунуть руку в террариум с ядовитой змеей и удивляться тому, что она вас укусила. Обратное – вот было бы странно, а так – ничего особенного. Ожидать дружбы со страной, с которой фактически столетия идут войны и с которой у нас строго противоположные интересы – вот это странно… Если они оправдывают массовых убийц и серийных насильников, почему они должны хорошо к нам относиться? Ведь мы то не вписываемся в их идеальную картину мира.

Что примечательно в данной ситуации, так это то, что блок НАТО в данной ситуации выступает в роли “почти союзника” террористической организации, устраивающей бойни на территории его же членов. Оригинально получается, не находите? Если бы у Франции, Бельгии и компании была бы хоть капля политической воли – они бы уже написали бы заявления о выходе из Альянса. А так они только в очередной раз продемонстрировали фиктивность и иллюзорность собственной независимости.

С точки зрения здравой логики политика современной Турции – просто самоубийственна. Турция, о чем мы уже когда-то говорили, основательно разочарована в ценностях западного мира и раздражена пренебрежительным отношением ЕС. Запад неоднократно давал понять ей, что будет использовать ее – и ничего более. Сил для того, чтобы стать одним из “центров силы” в международных масштабах у Турции нет – она не столь велика (что по населению, что по территории, что по объемам экономики), у нее нет развитой науки, существует острая нехватка ресурсов – в первую очередь энергетических и нет ядерного оружия. Единственный реальный й козырь Анкары – это достаточно мощные традиционные вооруженные силы, оснащенные, правда, преимущественно не самой современной западной техникой. Это гасит желание участвовать с турками в “лобовом столкновении”, но не дает Анкаре никаких созидательных конкурентных преимуществ. С точки зрения здравого смысла, Турции было бы значительно выгоднее поступиться своими глобальными амбициями и получать от России многое из того, что ей не хватает – ресурсы, в том числе энергетические, технику, технологии, деньги. Тем более, что Турция, в отличие, например, от России не является сама по себе “заманчивым пирогом”, который соседи были бы готовы разделить любой ценой – поэтому распространение влияния за свои границы и создание “буфера” не является для нее вопросом безопасности. Напротив, внутренние угрозы у нее куда более весомые – и заниматься бы Анкаре именно ими… Но власти Турции вместо этого плывут по течению исторического контекста с глазами затемненными османской памятью и османскими амбициями, и поэтому, к сожалению, оказываются способны лишь на деструктив…

Источник

Фото Politrussia

Зачем США подставили Турцию?

13h

13h

Ничего не предвещало такой развязки. Еще весной казалось, что Россия и Турция нашли друг в друге опору и полное понимание своих проблем. Россия подставила плечо Эрдогану в тот момент, когда, казалось, очередная цветная революция вот-вот готова была начаться на улицах Анкары.

1 декабря 2014 года, находясь в Анкаре, президент России Владимир Путин объявил о том, что Россия вместо «Южного потока» будет строить иной поток, “Турецкий”. Именно эта дата стала точкой отсчета нового периода в отношениях между Анкарой и Москвой. Новые контракты, новый экономический потенциал, возможность стать единственным газовым хабом для Южной Европы – все это дал Эрдогану президент России. Взамен Россия получила «понимание» ее интересов в Крыму и Сирии.

Но дружба продолжалась недолго. Уже летом 2015 года она начала «остывать». Сначала Турции не понравилась цена газа, затем количество веток газопровода. Все это было отражением подводных процессов. А 6 октября (через неделю после начала операции ВКС РФ в Сирии) было объявлено, что будет построена только одна ветка «Турецкого потока». Подготовка российской военной операции в Сирии и вступление России в войну на стороне Асада, скорее, и стали тем фактором, который перечеркнул хорошие начинания 2014 года.

А по-другому быть и не могло. Обе страны должны были либо поступиться своими интересами, либо столкнуться. Сирия – это болевая точка Ближнего Востока для многих стран, в том числе для Турции и России. Возможное свержение режима Асада в Сирии не оставляло Москве иного шанса сохранить свои позиции в регионе, чем прямое вмешательство. Эрдоган тоже не может отступить…

Исламизм и новая Оттоманская империя

Новая Оттоманская империя – идея фикс Эрдогана и той части турецкого общества, которая его поддерживает. Благодаря этой объединяющей идее он смог подавить оппозицию в армии, консолидировать значительную часть общества под своими знаменами. Но империя не может строиться на национальном принципе. Империя и национализм не могут иметь ничего общего. Будь то турецкая империя, русская или американская. Эрдоган это прекрасно понимал, и поэтому скатывание его в более-менее радикальный исламизм было неизбежным. Именно исламские проекты постепенно преобразовывали Турцию и страны вокруг нее.

Отсюда и помощь в перемещении мусульманских беженцев в Европу и возможное последующее заселение ими Балканского полуострова. Перемешав народы и объединив массы под белым полумесяцем на красном фоне, легко получить десятки миллионов новых подданных, которые будут с надеждой и обожанием смотреть на нового султана-халифа.

Именно поэтому с самого начала Анкара сделала ставку на разнообразные исламские проекты. Сначала образовательные, а потом и террористические. Разрушение светских государств Ближнего Востока и образование турецкого халифата со столицей в Анкаре.

Именно здесь сошлись временно интересы двух стран – Турции и США. Правда, обе они ставили перед собой абсолютно разные цели. США хотели на Ближнем Востоке устроить управляемый хаос. Для этого сносились все светские режимы региона, перекраивались границы и начиналась война: постоянная, вялотекущая, но управляемая.

Турция, как уже было сказано выше, считала, что сносить надо все режимы, кроме их самих, а перекройка границ должна происходить в интересах новой империи.

В 2013-2014 гг. стало очевидным, что дорожки нео-оттоманской Турции и Вашингтона разошлись…

ИГ и все-все-все

Дитя многих отцов и закономерный результат работы спецслужб многих стран – вот что такое ИГ в моем понимании. Так случилось, что радикальный ислам – это очень удобный инструмент, которым хотели воспользоваться многие: США, Турция, Саудовская Аравия, Катар… Израиль. Вообще организации типа ИГ в регионе Ближнего Востока – очень удобное оружие. Причем самоокупаемое.

После захвата месторождений с нефтью финансирование организации стало вообще беспроблемным.

Постепенно, благодаря поставкам оружия и людей, Турция перехватила управление над многими бандами региона. Сирийская оппозиция не может не считаться с позицией Анкары. Само ее существование полностью зависит от поставок через турецкую границу. Турецкий «военторг», регулируя поставки между отрядами, может резко усиливать одни из них и ослаблять другие.

Думаю, ситуация для читателя понятна и дальше пояснять в этом направлении не нужно.

Итак, Турция несколько лет активно строит Оттоманскую империю (после двух десятков лет подготовки). Фактически ИГ, как и другие террористы Ближнего Востока, расчищают Турции путь на юг и одновременно, выдавливая местное население в Европу, создают предпосылки для прыжка на Балканы.

Россия

И в эти раскладки вмешалась Россия, которая попыталась все эти схемы нарушить. Россия хочет и, как показали последние события, может уничтожить ИГ. Тем самым для Турции ситуация переворачивается с ног на голову. И даже становится хуже исходной.

О Балканах можно будет забыть. Южная граница останется нерушимой, а в результате последних войн образуется независимый Курдистан, который первым делом займется расчленением уже самой Турции.

Впрыгнув один раз в водоворот, у Турции фактически нет из него выхода – либо победить, либо уйти на задворки истории.

На этом их и поймали США. Не знаю, какие они там обещания давали перед провокацией, но удар по российскому самолету был произведен. Причем удар осознанный и жесткий.

Даже расстрел летчика в воздухе произвели турецкие «правосеки» («Серые волки»), чтобы поднять градус и сделать отступление назад невозможным. Фактически кто-то (а кроме США я никого не вижу) осознанно толкнул Турцию на конфликт с Россией, итогом которого по замыслу организаторов будет втягивание последней в ближневосточные разборки. В этом случае сама «логика конфликта» заставит Россию таскать для американцев каштаны: создавать независимый Курдистан.

США нужно плотно втянуть Россию в войну на Ближнем Востоке и попытаться руками РФ создать большой Курдистан, который окончательно взорвет регион. Одновременно с этим поток беженцев из региона смоет уже затрещавший кордон Европы, попутно решая для США еще одну проблему.

Параллельно с этим решается и третья задача. США совместно с другими взрастили ИГ, опекали его до того момента, когда он перестал нуждаться в «отце-основателе», отдали его под руку Анкары, а теперь… надо заметать следы. Образ борца с терроризмом не должен иметь пятен. А страной – пособником террористов будет Турция.

Не зря в СМИ в последнее время вновь всплыли факты старых связей семьи Эрдогана и террористов. Прочная связь Анкара-ИГ, закрепленная в массовом сознании, взорвет Турцию и откроет путь к Курдистану, а уж он взорвет весь Ближний Восток. Мечта США сбудется. А на роль обезьяны, таскающей каштаны для Вашингтона, предложена Россия.

Прекрасная схема, достойная иезуитов.

Для России главное – не попасться на эту удочку и победить соблазн. Ведь очевидно, что США и «союзники» по НАТО выставили Турцию на «убой» России, предлагая последней сделать «это». У Турции хорошего выхода из данной ситуации нет, а у России есть, но это не путь дальнейшей конфронтации с Анкарой…

В поисках выхода

Пока для обывателя складывается впечатление, что Запад бросил Турцию на растерзание России. Думаю, что это впечатление обманчиво. Скорее всего, это приманка, на которую Россия должна клюнуть. Далее США сделает все, чтобы выровнять ситуацию и перехватить бразды управления процессом демонтажа стабильности на Ближнем Востоке. Для этого Турции постепенно будут оказывать помощь, надавливая на Россию в ее болевых точках.

Ничего личного. Это политика.

По итогу оба противника должны ослабнуть и покориться воле сильнейшего…

Чтобы этого не допустить, нужно иное решение. Как бы сейчас ни хотелось разнести Турцию в трах-тарарах, надо найти ту линию поведения, которая позволит и России и Турции выйти из этого конфликта не потеряв лицо.

Эрдоган всю свою политическую карьеру строил новую Большую Турцию, и он просто так не может уступить (ему этого не позволит та часть турецкого общества, на которую он опирается). Для него и его политической силы это будет крах. С другой стороны, очевидно, что для Эрдогана путь спасения – только через восстановление отношений с Россией, пусть и на много более худших условиях. Скорее всего, Анкара будет искать примирения с Москвой, при этом одновременно сдерживая словами свою ультранационалистическую чернь внутри страны. Опасная дорожка, но другой нет.

Москва, думаю, это тоже прекрасно понимает. Как и понимает тот шанс, который выпал ей. Фактически сбитый Су-24 – сродни сбитому над Донбассом малазийскому «Боингу». После этого события возможности решений в Сирии для Москвы резко расширяются. Главное, не увлечься давлением на Турцию. Есть черта, за которую Эрдоган отступить не может. Переступив за эту грань, Россия попадет в ловушку, которая может стать для нее роковой. А вот умело использовать оплошность Турции можно и нужно.

Источник

Фото Politrussia

Сирию пишем. Кто в уме?

1h

Трагедия в Сирии с российским фронтовым бомбардировщиком Су-24, во вторник сбитым турецким истребителем F-16, резко обострила наши отношения не только с Анкарой, но и в целом с НАТО. Судя по всему, к чему-то такому дело шло давно и Москва готовилась. Случившееся 24 ноября позволяет в новом свете разглядеть многое из того, что происходило и происходит в этой арабской стране и вокруг нее.

Досрочно завершились масштабные учения оперативного соединения российского Военно-Морского флота в восточной части Средиземного моря. Вместо трех на них было отведено всего двое суток. Причина — скандал, поднятый Бейрутом.

Все началось с того, что в полном соответствии с международными нормами Москва срочной телеграммой уведомила Ливан, Кипр и Турцию о необходимости с полуночи в пятницу и по воскресенье включительно изменить маршруты полетов гражданских лайнеров в воздушном пространстве над акваторией между Кипром и Сирией. Причина — предстоящие учебные ракетные и артиллерийские стрельбы российских кораблей.

Министр транспорта Ливана Гази Заэйтар попытался было нам отказать. По его словам, у Ливана нет альтернативных маршрутов для полетов гражданской авиации. Кроме одного, который проходит по самой границе с Израилем и давно не используется по военно-политическим причинам. «Однако Кипр, возможно, предоставит один из собственных коридоров Ливану, если будет техническая возможность», – добавил министр в интервью телеканалу «Аль-Маядин».

До конца непонятно, чем кончился этот межгосударственный спор. Но зенитные стрельбы в Средиземном море российские моряки выполнили, хотя программу учений в Главном штабе ВМФ РФ вынужденно максимально ужали. При этом серьезных проблем у ливанцев в связи с учениями не возникло. Хотя, утверждает агентство «Франс Пресс», национальному авиаперевозчику Ливана Middle East Airlines и пришлось задержать несколько рейсов.

Но самое интересное здесь — не эти дипломатические подробности. Главное понять, зачем и почему именно сегодня наш ВМФ затеял учения в восточном Средиземноморье? Ведь основная его задача в регионе сейчас – обеспечение ракетно-бомбовых ударов Военно-Космических сил по бандам «Исламского государства» *. А у ИГ, как известно, своей боевой авиации нет, и не предвидится. Тогда кому адресован сигнал Москвы в виде крупных флотских учений в минувшие выходные между Кипром и Сирией?

Если с этой точки зрения взглянуть на то, как именно разворачивается российская контртеррористическая операция в Сирии, то подобных вопросов возникает масса.

Взять ракетный удар парой Ту-160, нанесенный по бандформированиям 20 ноября. Здесь все, на первый взгляд, избыточно и нелогично. Маршрут полета к целям выбран беспрецедентный. Впервые за время участия российских «стратегов» в событиях в Сирии, наши летчики взлетели не с аэродрома Энгельс в Саратовской области, где все они базируются. Нет, на этот раз ракетоносцы стартовали с Кольского полуострова.

Аэродром Оленья с позывным «Перекоп» в 92 километрах от Мурманска — вот точка старта. Кстати, бывший флотский, а с недавних пор — аэродром «подскока» Дальней авиации. А что такое аэродром «подскока»? Это место дозаправки боевых машин на долгом маршруте патрулирования, допустим, из Энгельса к побережью Соединенных Штатов.

То есть, постоянно Ту-160 там не стоят, прилетают на короткое время, чтобы отправиться дальше. Но взяв резко к северу, ракетоносцы-то в тот день полетели не через Северный полюс, к США. Они отправились в направлении прямо противоположном — на юг, в Средиземное море. Обогнули Скандинавию, Британские острова, прошли над проливом Гибралтар и только потом добрались до Сирии. Отстрелялись и отправились в родной Энгельс. Через Ирак, Иран, над Каспийским морем.

Всего пара ракетоносцев провела в воздухе 16 часов 20 минут и оставила позади более 13000 километров. Но тремя днями ранее группе других Ту-160, вылетавшим к целям в Сирии непосредственно с авиабазы Энгельс, пришлось одолевать вдвое меньшее расстояние. По сведениям, обнародованным Минобороны РФ, «всего» 6566 километров. Соответственно, вдвое меньше времени занял и тот полет — порядка 6 часов.

Зачем 20 ноября в Генштабе маршрут проложили вдвое длиннее, чем тремя днями ранее? Зачем выбросили на воздух над Северным Ледовитым океаном, Атлантикой, Средиземным и Каспийским морями кучу бюджетных денег? Ведь по данным бывшего заместителя главкома ВВС генерал-полковника Ноговицына, час полета каждого Ту-160 без боевого применения стоит 580 тысяч рублей. Так это было сказано в 2008 году. Теперь цифры точно существенно выросли. Но даже и по ним выходит, что паре Ту-160 на лишние 10 часов полета потребовалось не менее 12 миллионов рублей.

Хотя, если говорить о том нашем авианалете на ИГ, это далеко не все дополнительные расходы. Потребовались еще две дополнительные заправки в воздухе. Причем, одна из них — за Гибралтаром. Значит, в точку встречи за Гибралтаром из того же Энгельса необходимо было предварительно добраться самолету-заправщику Ил-78. А потом другому такому же самолету Ил-78 встречать пару Ту-160, возвращавшуюся из Сирии, над Каспийским морем для второй дозаправки. Это еще миллионы и миллионы рублей.

Безусловно, для обеспечения надежной обороны никаких расходов не жаль. Но для чего, на самом деле, подобные траты потребовались на этот раз?

Все становится по своим местам, если допустить, что в Сирии мы не только ведем вооруженную борьбу с радикальными исламистами. Мы заодно демонстрируем «кому надо» свою готовность к глобальной войне. Если, конечно, такую войну нам навяжут.

Но никогда прежде Россия не ощущала необходимости в подобной демонстрации. Остается допустить, что военно-политическая ситуация сегодня на самом деле где-то вблизи роковой «красной черты» и у политического и военного руководства России появились веские основания беспокоиться на сей счет. А обеспокоившись, наглядно доказывать «заклятым друзьям», что мы не сделаем шага назад и готовы к любому повороту событий не только в Сирии.

Если это так, то понятно, к чему готовится наше оперативное корабельное соединение в Средиземном море. Если это так, то ясно, зачем самолетам, способным нести ядерное оружие, облетать по периметру, по самой кромке государственных границ, всю Западную Европу, население которой давно отвыкло от ощущения непосредственных и демонстративных военных угроз у себя под носом.

Если все это допустить, то простым и логичным становится многое. Вот, скажем, первое в истории боевое применение дотоле никому за рубежом не показанной высокоточной крылатой ракеты Х-101 в том самом рекордном полете пары Ту-160 через Гибралтар.

Нам не сказали, какую именно цель в Сирии выбрал Генштаб для демонстрации возможностей новейшего российского оружия с максимальной дальностью стрельбы в 5500 километров и вероятным круговым отклонением от цели в 10−20 метров. Может, туземный склад оружия экстремистов, может нефтебазу. Но любой из таких объектов легко уничтожить с помощью штурмовика или фронтового бомбардировщика, которому с авиабазы «Хмеймим» лету до подобной цели в Сирии — максимум час. При этом пара десятков бомб свободного падения, которыми забиты все склады авиационных вооружений в России, — вот и весь потребный в этом случае для удара боезапас.

Но раз за 13000 километров потребовалось тащить такую ракету, значит, на самом деле цель были не нефтебаза и не склад, а нечто куда более серьезное. На самом деле, целью было что-то такое, что способно заставить Пентагон и Брюссель срочно переверстывать планы боевого применения своих сил. А лучше вообще отказаться от таких планов.

Кстати, то же самое можно, на мой взгляд, сказать и о первом в истории боевом применении в Сирии российских высокоточных крылатых ракет «Калибр-НК», которые дважды залпами стартовали с кораблей из акватории Каспийского моря. То, по чему ими били, тоже наверняка можно было уничтожить намного проще и дешевле. Но если допустить, что и стрельба «Калибрами» оказалась на самом деле наглядной демонстрацией Западу наших новых боевых возможностей, то и в этом случае все сразу становится понятным.

Между прочим, однажды с аэродрома Оленья под Мурманском, откуда на днях взлетала пара Ту-160, Запад уже получал очень наглядное предупреждение. Было это 30 октября 1961 года. Тогда с Оленьей в воздух поднялся самолет Ту-95 В, несший в бомболюке «изделие АН602». Сбросил его над Новой Землей. Так мир узнал о самом мощном в мире боезаряде из когда-либо взорванных на нашей планете — термоядерной бомбе в 57 мегатонн. Она же «Царь-бомба». Она же «Кузькина мать». Очень наглядно тогда получилось.


* «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена

Источник

Фото ТАСС

Ответ Медведева Обаме: ИГИЛ стал сильней из-за США

3р

«Исламское государство» усилило свои позиции благодаря безответственной политике США. Такое заявление сделал премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, отвечая на обвинения президента США Барака Обамы, что военная операция России в Сирии укрепила позиции ИГ.

«Усиление «Исламского государства» стало возможным в том числе вследствие безответственной политики США. Вместо того чтобы сосредоточить общие усилия на борьбе с терроризмом, Америка и их союзники принялись бороться с законно избранным президентом Сирии Башаром Асадом», – заметил российский премьер.

По мнению Медведева, разумной политикой на Ближнем Востоке было бы поддержать легитимную власть, которая способна обеспечивать целостность государства, а не расшатывание ситуации.

«Когда-то США способствовали укреплению “Аль-Каиды”, что привело к трагедии 11 сентября. Эти уроки подтверждают мысль о том, что бороться с террористической угрозой можно только сообща, не разделяя союзников в этой борьбе на своих и чужих», – напомнил он.

Напомним, что накануне американский президент Обама заявил, что России следует сосредоточиться на борьбе с боевиками ИГ в Сирии.

Напомним, что с декабря 2014 года организация «Исламское государство» признана Верховным судом России экстремистской и террористической, а ее деятельность официально запрещена на территории РФ.

Источник

Фото Twitter

США уступают РФ инициативу в Сирии

1р

Похоже, даже неожиданное военное вмешательство Москвы в сирийский конфликт на стороне правительственных сил не в состоянии реанимировать фантомную коалицию под эгидой США, присоединение к которой агрессивно навязывает Вашингтон.

Так, журналисты «The New York Times» вынуждены констатировать, что ближневосточные союзники США не проявляют никакой заинтересованности в том, чтобы осуществлять совместные воздушные атаки на объекты террористов из «Исламского государства»* . Таким образом, призывы Вашингтона активизировать воздушную кампанию против ИГ, чтобы перехватить инициативу у России в решении сирийского вопроса, открыто игнорируются «петромонархиями», которых ещё недавно называли «сухопутными авианосцами» США в зоне Персидского залива.

Чтобы создать видимость единства в рядах своих союзников, Белый дом провозгласил совместные вылеты авиации арабских стран с США признаком «солидарности в борьбе против ИГ». Сегодня становится понятно, что этот пропагандистский ход оказался контрпродуктивным, поскольку вклад партнёров США по западному и арабскому миру до неприличия скромен. Он составляет всего лишь пять процентов от 2700 тысяч ударов по позициям ИГ в Сирии, а в Ираке — 30 процентов от 5100, американцам. Так что, американцам, скорее всего, не стоит рассчитывать на помощь вассалов в разгребании созданных спецслужбами США террористических «завалов».

Заявление о том, что Белый дом «вступает в критическую фазу войны в Сирии», в указанном контексте выглядит как констатация критического положения сверхдержавы, которая, как оказывается, не в состоянии элементарно сплотить своих сателлитов вокруг поставленной задачи. Провал в реализации которой чреват не только имиджевыми потерями, но и может быть воспринято в мире как проявление несостоятельности США в качестве геополитически доминирующего центра силы.

В ответ на призыв главы Пентагона Эштона Картера усилить воздушную кампанию против ИГ, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты… переправили свои ВВС для подавления хуситов в Йемене. Даже казнь боевиками ИГ иорданского лётчика не подтолкнула Амман к расширению своего участия в антиигиловской коалиции под эгидой США. Что касается авиаударных групп Бахрейна, то они в последний раз появлялись в небе над Сирией ещё в феврале. Власти Катара, по понятным причинам (зачем бомбить тех, кого финансируешь) тоже не демонстрируют особого рвения на объявленном США фронте борьбы с ИГ. Пентагону остаётся утешаться тем обстоятельством, что монархии Персидского залива все ещё разрешают Вашингтону пользоваться своими базами, расположенными в СА, Катаре, ОАЭ и Бахрейне.

Что касается западных союзников по НАТО, то они и вовсе практически самоустранились от участия в антитеррористической операции. Что ставит под сомнение жизнеспособность военно-политического блока, мобилизационный потенциал которого стремится к нулю. За исключением властей Франции, которые отправили к сирийским берегам флагман флотилии Пятой республики — атомный авианосец «Шарль де Голль». Следует заметить, что последний уже побывал с аналогичной миссией борьбы с террористическим государством у берегов Сирии в феврале этого года. Не сникав особых лавров на поприще сдерживания эскалации радикального исламизма — до начала военной кампании ВСК РФ боевики ИГ последовательно брали под свой контроль всё новые территории Сирии и Ирака.

К очевидным провалам в коалиционном строительстве США относится и обещание премьер-министра Канады Джастина Трюдо вывести канадскую авиацию из Сирии и прекратить боевую миссию в этой стране.

По мнению ведущего научного сотрудника РИСИ Владимира Карякина, союзники Вашингтона в лице монархий Персидского залива преследуют свои цели в сирийском конфликте.

— Им нужно убрать Башара Асада и привести к власти в Сирии подконтрольное правительство. С тем, чтобы решить две основные задачи — предотвратить складывание «шиитской дуги» на Ближнем Востоке, и решить вопрос по транспортировке углеводородов через территорию Сирии, чтобы существенно потеснить Россию на энергетическом рынке Европы.

— То есть, саудитов, катарцев и правителей эмиратов не устраивает предлагаемый властями РФ компромиссный алгоритм «сначала боремся с террористами, потом решаем вопрос о политическом переустройстве Сирии, возможно без Асада»?

— Дело в том, что условия мира диктует победитель. Поэтому суннитские монархии предпочитают вести свою игру. Не случайно, в ходе встречи в Вене основных игроков, занимающихся сирийским урегулированием, сторонам так и не удалось договориться, какие группы в Сирии представляют экстремистов, а какие — умеренную оппозицию, с которой можно вести диалог о послевоенном будущем страны. В такой ситуации саудиты, катарцы и эмираты просто не хотят бомбить своих протеже.

Повторюсь, главное для них это любой ценой убрать Асада, а потом уже продвигать своих ставленников в руководство Сирии.

— Для «петрогосударств» Ближнего Востока вариант сохранения единой поликонфессиональной Сирии (наподобие аналогичного кризиса в Ливане, который был разрешён на основе принципов согласительной демократии) неприемлем?

— Судя по всему, они в этом не заинтересованы. Дескать, уберём Асада, а дальше будет видно.

 — Но ведь у террористов есть свои амбиции, в своё время «халиф» «Исламского государства» Аль-Багдади заявил, что главная цель ИГ — Саудовская Аравия и что «игиловцы» не признают СА в качестве центра суннитского мира?

— Поскольку ИГ в финансовом плане полностью завязано на финансовую помощь со стороны суннитских государств, правители последних рассчитывают, что смогут в нужный момент «локализовать» эту угрозу.

Так что, саудиты и ИГ это лишь временные союзники. Это достаточно опасная дипломатическая игра для Эр-Рияда. Впрочем, вся современная дипломатия это мир повышенной турбулентности и нелинейности. Существует множественно внешних факторов, которые придают хаотичность этому процессу.

Американцы сейчас пытаются обуздать созданный ими «неуправляемый хаос», но удастся ли им это сделать, сказать трудно. Россия также продвигает свои интересы в этом регионе. Но у нас нет здесь надёжных союзников кроме Ирана и «Хезболлы». По моему мнению, бомбить позиции ИГ и поддерживать Асада нужно до тех пор, пока все стороны не сядут за стол переговоров и выработают более-менее приемлемое для Москвы решение.

— Удастся ли нам «вбомбить» саудитов и катарцев в переговорный процесс?

— Пока мы смогли лишь добиться созыва самого представительного, в международном формате, заседания по Сирии в Вене. Однако его итоги трудно назвать прорывными.

— Учитывая этот факт, пойдёт ли Москва на расширение своего военного присутствия в Сирии? Тем более, что американцы пытаются сыграть на опережение — Вашингтон заявил об отправке группы инструкторов для подготовки формирований, борющихся против ИГ.

— Тем не менее, обратите внимание, Белый дом не собирается ввязываться в наземную операцию. Москва ответила аналогичным образом и правильно, я считаю, поступает. Потому что в Сирии есть кому воевать на земле. Это та же правительственная армия, которую, правда, нужно как следует вооружить. И отправить в Дамаск грамотных военных советников. Кроме того, в Сирии сражаются бойцы элитного Корпуса стражей Исламской революции из Ирана.

Также на стороне правительства Башара Асада активно задействована организация «Хезболла». Считаю, что этого вполне достаточно. Не хватало ещё российских солдат туда посылать.

— А как насчёт перспектив расширения авиационной группировки РФ?

— Как мне представляется, приоритетным остаётся стабильное снабжение сил, сражающихся на стороне Асада, а также наших сил ВКС вооружением, горючим и запчастями. Потом, я, честно говоря, не понимаю, почему «заглохла» эпопея с применением крылатых ракет по объектам инфраструктуры ИГ. Получается, корабли Каспийской флотилии продемонстрировали свою мощь, и Москва на этом успокоилась? Не думаю, что у нас закончились запасы ракет морского базирования. А так можно было бы из акватории Средиземного моря ещё раз «откалибровать» «игиловцев».

К сожалению, сформировать единую коалицию против террористического государства едва ли получится. У каждого её потенциального участника есть свои интересы. Например, для турок гораздо важнее решить вопрос с курдами.

— США активно вооружают и инструктируют курдов. Это наверняка провоцирует «зубовный скрежет» в Анкаре?

— Разумеется. Если Америка будет продолжать в том же ключе и поможет курдам получить независимость, она станет кровным врагом для турок. Если дело зайдёт слишком далеко, они могут окончательно выйти из коалиции против ИГ и заняться курдами, чтобы остановить этот процесс.

В такой ситуации, российской дипломатии стоило бы не упускать открывающиеся возможности. Для Москвы тоже важно, чьим флагом (помимо своего) будут размахивать курды при объявлении независимости — американским или российским.

 — Но ведь российское руководство однозначно дало понять, что намерено сохранить целостность Сирии. В такой ситуации заигрывать с курдами не имеет резона.

— Проблема в том, что 40 млн. человек не могут оставаться без собственного государства. Рано или поздно это произойдёт, несмотря на потуги Анкары торпедировать этот процесс.

Сирийский вопрос представляет сплошной узел противоречий. Не так давно на Голанских высотах (кусок сирийской территории, который с 1967 года оккупирован Израилем) были обнаружены нефтяные месторождения. Получается, с одной стороны Израиль кровно заинтересован в ликвидации ИГ, но и с сирийским руководством у него давние неразрешённые противоречия.

— Но если на всей территории Сирии будут установлен радикальный режим, то он, наверняка, попытается отвоевать у Израиля новый нефтеносный район.

— Объективно, Тель-Авив должен был бы поддержать борьбу сирийского правительства, чтобы обезопасить свои северные границы. В этом плане он вынужден выступать в качестве союзника России, но ведёт себя крайне настороженно. Поскольку на стороне российской коалиции выступает антагонистично настроенный Иран. Получается ситуация как в басне про лебедя, рака и щуку.

 — США контролируют ситуацию на Ближнем Востоке или это очередной прокол американских спецслужб, которые «заварили здесь кашу», а теперь не знают, что делать?

— Не стоит преувеличивать аналитический потенциал ЦРУ и прочих спецслужб США. Впрочем, у нас дела обстоят не лучшим образом. Мы тоже не всегда предвидим последствий принимаемых решений. Американцы действуют по старому шаблону — используют радикалов в своих целях. Рассчитывая, что потом с ними как-нибудь разберутся.

 — Так ли уж наивна эта стратегия, если учитывать, что Вашингтон создаёт очаги нестабильности в геополитическом «подбрюшье» своих конкурентов (России, Китая, ЕС)?

— Трудно спорить, что из охваченного военным огнём Ближнего Востока беженцы не плывут через океан, осаждая «цитадель демократии», а бегут в географически более близкую Европу. Тем самым, США получают возможность ещё более жёстко контролировать действия своих ослабленных союзников по евроатлантическому блоку.

То же самое касается саудитов и Катара, которые прекрасно понимают тонкости американской игры. Если США регулярно подставляют своих партнёров, им трудно рассчитывать на надёжность своих союзников. Не случайно 11 октября на встречу с Владимиром Путиным приехал министр обороны Саудовской Аравии наследный принцМухаммед бен Сальман. По примеру США, Эр-Рияд тоже пытается играть в двойную игру.

Доказательством чему стала политика саудитов на нефтяном рынке, которые уронили цены на нефть. Тем самым, они ударили по менее рентабельным сланцевым проектам в США.

— Может быть, им просто разрешили «ударить по сланцу» — Вашингтон готов понести некоторые издержки ради того, чтобы «добить» российскую экономику, которую наши власти так и не удосужились снять с углеводородной «иглы»?

— Такая точка зрения имеет право на существование. В конце концов, экономика США гораздо мощнее и уж куда более диверсифицирована по сравнению с российской. Так что она сравнительно безболезненно переживёт сворачивание части проектов по добыче сланцевой нефти.

— Резюмируя, объявленный США «антииголовский» фронт в противовес российскому участию в разрешении сирийского кризиса рискует не состояться…

—  Глава российского государства большой мастер в разработке геополитических сценариев. Это подтверждает и недавняя история с Крымом. Так что американцы в ходе затеянной ими «арабской весны» на Ближнем Востоке могут получить не один неприятный сюрприз. Сталкивая лбами те силы, которые раньше позиционировались в качестве своих союзников в регионе, они могут сами подтолкнуть их в российский лагерь. То есть, заставить учитывать интересы Москвы при определении будущего политического режима в Сирии.

Может быть, нам даже не потребуется поддерживать Асада (тем более, поговаривают, он уже перевёз членов своей семьи в Москву). Пусть и сам приезжает на заслуженный отдых. А мы подберём компромиссного деятеля, который будет удерживать хотя бы западные прибрежные районы Сирии и Дамаск. А боевиков ИГ будут методично добивать в пустыне.

Подавить сопротивление хуситов в Йемене для Саудовской Аравии и Катара сейчас гораздо важнее, чем проявлять активность в Сирии, отмечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

— Тем более, что в Йемене дела у них идут не очень хорошо. Саудиты и катарцы уже давно грозились взять столицу этого государства Сану, но наступление застопорилось. Борьба за Аден идёт с переменным успехом. Да и в тылу у самих саудитов в ряде южных провинций СА, населённых преимущественно шиитами (в первую очередь, в Наджране), местные повстанцы действуют весьма эффективно.

Вот почему Эр-Рияд перебрасывает основные силы именно на это направление. На этом фоне борьба с ИГ для него имеет второстепенное значение.

Что касается позиции Иордании, то она в значительной степени зависит от Саудовской Аравии: королевство получает экономическую и финансовую помощь от Эр-Рияда, а не от Вашингтона. Поэтому, как представители правящей династии Аль Саудов говорят, так иорданцы и поступают.

 — Насколько жизнеспособна американская коалиция в Сирии?

— Пентагон сбросил с воздуха курдам около 50 тонн вооружений. Сейчас они отправляют в помощь курдскому ополчению авианаводчиков и подразделение спецназа. Таким образом, США взяли курс на то, чтобы их союзники курды взяли столицу «Исламского государства» город Эр-Ракка. Если они решат эту задачу, что Вашингтон будет иметь в руках хорошие козыри.

— Существует точка зрения, что американцы выжидают, пока армия Асада при поддержке российских ВКС максимально измотает воинствующих исламистов в Сирии, и только потом откроют «второй фронт».

— Не думаю. Войска курдов находятся уже в нескольких десятках километрах от столицы ИГ. При поддержке спецназа США и авиации они будут решать эту стратегическую задачу.

— Возвращаясь к Саудовской Аравии, Катару и ОАЭ, можно ли сказать, что эти государства постепенно избавляются от геополитической опеки США? Это полноценные союзники Вашингтона?

— Американцы не в состоянии полностью контролировать эти страны. Перечисленные игроки действуют, в первую очередь, исходя их своих интересов. Другое дело, что США сохраняют своё военное присутствие на Аравийском полуострове, где находится целая сеть крупных американских баз.

— Учитывая эти обстоятельства, чья коалиция окажется эффективнее, кто сможет первым объявить о победе над ИГ?

— У группировки сил, которую поддерживает Россия пока достаточно скромные успехи. Пока ни одна из поставленных задач не выполнена полностью. Например, не удалось перекрыть турецко-сирийскую границу, направление, ведущее в сторону «северной столицы» САР, городу Алеппо. Также не удалось очистить от экстремистов провинцию Идлиб. Поэтому стратегического перелома достичь пока не удалось.


* «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

США признали слабость ТТП без России и Китая

9h

9h

В начале октября многие аналитики и эксперты наперебой твердили как минимум о локальной, хотя кто-то предписывал ей и большее значение, победе США над Китаем. Речь идет, конечно же, о подписании в Атланте 5 октября соглашения по Транстихоокеанскому партнерству, в которое вошли 12 стран: США, Япония, Малайзия, Вьетнам, Сингапур, Бруней, Австралия, Новая Зеландия, Канада, Мексика, Чили и Перу.

Почему это событие стало мини-победой Барка Обамы над Китаем и товарищем Си в принципе понятно. В ситуации, когда большинство стран Азии и Океании находятся между двумя полюсами притяжения – проектом ТТП и проектом Нового Шелкового пути (уже – Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭП) на базе АСЕАН) – решение об участии в одном из них автоматически означает отказ от участия в другом. Так, постепенно дрейфовать в сторону США стали Малайзия, Вьетнам, Сингапур, Бруней и Австралия.

В данной ситуации Китаю нужно винить только себя, поскольку он стал заложником своих растущих геополитических амбиций – не наращивай он свою военную мощь в регионе такими темпами и не заявляй с таким напором о тех или иных своих территориальных амбициях, вполне возможно, что упомянутые страны приняли бы другое, менее политически мотивированное решение.

Однако первый шаг в сторону КНР сделан. Завершить путь теперь могут только парламенты этих стран, ратифицировав соглашение. С этим, кстати, могут возникнуть большие сложности, поскольку составляемый в условиях строжайшей секретности документ о создании ТТП не вызывает доверия не только у публики, но и у ряда социально ориентированных организаций – например, «Врачей без границ». Против скорее всего, в свете опубликованных Wikileaks данных, будут также экологи и суды национальной юрисдикции. Все это может существенно помешать Транстихоокеанскому партнерству встать на ноги.

Однако только на срыв подписания соглашения Китаю, конечно, надеяться не стоит. Поэтому ему нужно по максимуму подключить собственный лоббистский ресурс для того, чтобы не допустить ратификации соглашения в странах, уже его подписавших, либо не допустить присоединения к договору таких стран, как Индонезия и Южная Корее. Китай даже начал делать в этом направлении определенные шаги – 3 ноября в Сеуле завершился первый после почти четырехлетнего перерыва саммит Японии, Южной Кореи и Китая, на котором стороны договорились сотрудничать по проблеме ядерного статуса Корейского полуострова, двигаться к зоне свободной торговли и развивать гуманитарное сотрудничество.

И уж тем более КНР будет необходимо приложить все усилия совместно с Россией, чтобы аналогичное соглашение, но уже по Трансантлантическому партнерству  не бы заключено с ЕС.

Есть и еще один вариант развития события, правда, наименее вероятный в свете того геополитического расклада, который мы наблюдаем сегодня на международной арене. Это присоединение самого Китая к соглашению. На первый взгляд, подобное развитие событий кажется немыслимым, однако вряд ли можно отрицать тот факт, что переговоры между КНР и США по этому поводу велись.

По всей видимости, обсуждению данного вопроса и был посвящен последний и, что самое интересное,первый визит товарища Си в Соединенные Штаты. Отрицать потенциал китайско-американских торгово-экономических отношений нельзя (на долю США в экономике КНР приходится 16,9% экспорта и 8,1%импорта), а потому нельзя отрицать и определенную экономическую заинтересованность Китая во вступлении в соглашение. Однако насколько эта заинтересованность превышает или, наоборот, не превышает как экономические, так и геополитические дивиденды от развития своего проекта Нового Шелкового пути?

Очевидно, что она на порядок ниже реальных амбиций Китая, поэтому Обаме не осталось ничего другого, как в спешном порядке объявлять о подписании соглашения о ТТП спустя лишь немногим больше недели после отъезда из США Си Цзиньпина. О подписании соглашения о создании проекта без КНР.

Впрочем, как и без России. С одной только разницей – нас в этот проект вообще никто и никогда не звал. Собственно, для Российской Федерации ТТП является скорее роскошью, чем необходимостью. Ни одна из вошедших стран, кроме разве что Вьетнама в силу его стремления вступить в ЕАЭС и наличия в стране ряда промышленных проектов и Японии, не имеет для нас важного экономического или политического значения. Ни по объему торговли, ни по количеству инвестиций, ни по перспективам военного сотрудничества.

«Я не вижу никакой трагедии для России в том, что это Транс-Тихоокеанское партнерство есть», –отмечает директор Института экономики Российской академии наук Руслан Гринберг.

Ограничения же, которые налагались бы на нашу страну при присоединении ее к ТТП, означали бы для России только убытки и еще хуже – появление зависимости от США и транснационального капитала. Собственно, поэтому закономерна и реакция представителей государства – изначально достаточно дипломатичные высказывания о соглашении постепенно приобрели негативные тона. Так, во время своего выступления в Госдуме Сергей Лавров, говоря про Трансатлантическое и Транстихоокеанское торговые партнерства, заявил, что считает эти инициативы опасными:

«То, что об этом никто не знает, мы считаем весьма негативным фактором. Нас тревожит тот факт, что правила международной торговли начинают дробиться на региональные соглашения и вместо универсальных правил международной торговли получается эта мозаика совершенно разных торговых отношений без некоего единого знаменателя», – заявил директор латиноамериканского департамента МИД Александр Щетинин.

В целом же Россия отреагировала на подписание соглашения 5 октября в Сиэтле, как отмечают большинство экспертов, в «осторожно-негативном» ключе. И связанно это в первую очередь не с угрозами, которое само по себе несет ТТП (для нас они по сути минимальны), но чувством солидарности с Китаем, для которого создание партнерства может означать гибель ряда его собственных экономических проектов, имеющих и глобальное политическое значение.

Как водится, всегда в заключении такого рода соглашений, коим является соглашение о Транстихоокеанском партнерстве, нужно искать глубокую политическую подоплеку. Этот проект является одной из «визитных карточек» Барака Обамы, который стремится закончить свое президентство на мажорной ноте. После геополитической пощечины от России на Ближнем Востоке в целом и в Сирии в частности, сопровождаемой умеренно-позитивным поощрением со стороны Китая, Обаме нужно было сделать свой ход. И он пошел ва-банк, объявив о создании ТТП, работа по которому в последние месяцы велась в спешном порядке – в качестве зазывалы выступал лично Джон Керри, совершавший одно турне за другим в поиске новых жертв.

Однако прошел месяц, ажиотаж вокруг соглашения спал, но он не помог США, которые еще и успели помериться мускулами с КНР в Южно-Китайском море, вернуть былые позиции. Перед политическим руководством США встал выбор: либо и дальше бесполезно пытаться пробить головой стену, либо вернуться на шаг назад, обдумать все возможности и, может быть, заручиться поддержкой.

По всей видимости, было принято решение включить «задний ход». Об этом свидетельствует практически сенсационное заявление того же Керри, сделанное им в интервью телеканалу «Мир», в котором он открыто пригласил Россию и Китай присоединится к ТТП.

«И мы приглашаем людей присоединяться к различным инициативам, таким, как, например, Транстихоокеанское партнерство. Мы приглашаем Китай, мы приглашаем Россию, мы приглашаем другие государства, которые хотели бы присоединиться, если они согласны повышать стандарты и жить в соответствии с высокими стандартами, защищая людей, сотрудничая открыто, прозрачно и ответственно», — сказал американский дипломат в интервью телеканалу «Мир».

Заявление, конечно, не без доли пафоса, сделанное во имя высоких стандартов, известных только США, но все же показательное. По факту, такое приглашение является лишь признанием слабости если не США как геополитического игрока, безнадежно теряющего свои позиции, то американского проекта Транстихоокеанского партнерства, который в формате 5 октября нуждается в очевидном дополнении.

Поэтому Штаты решили кинуть кость своим геополитическим оппонентам в какой-то смутной надежде, вот только ее медведю и дракону, да еще и на двоих, теперь будет точно мало.

Источник

Фото Politrussia

Операция в Сирии делает “американскую” истерику громче

9h

9h

Инфополе захлестывает истерика вида: “Ааа! Сейчас США будут сбивать российские самолеты! Они уже перебросили F-22! Вот Путин не хотел Третьей мировой в Новороссии, так он все равно, гад, получит ее в Сирии!”.

Не получит. Истерику – получит. Войну – нет.

Как раз сейчас любой внимательный наблюдатель может видеть живой конфликт между вменяемой и невменяемой частью американской политической элиты. Если хотите клеить ярлыки, можно их назвать “умеренными” и “неоконами”, или “Киссинджерами” и “Каганами”. Отдельно для жертв бинарного мышления поясняю: нет “хороших” и “плохих”. Там все плохие. Нас интересует, что одни плохие — вменяемые, другие плохие — невменяемые. Разница примерно такая же, как между Черчиллем и Гитлером.

Хиллари Клинтон заявляет, что над Сирией нужна бесполетная зона, и это именно то, что “Каганы” сделали бы, если бы могли. Хиллари Клинтон — ярчайший представитель невменяемого сегмента американской элиты. Джон Маккейн по сравнению с ней – это зайчик-пацифист.

Барак Обама даже не заикается о бесполетной зоне. Более того, Госдеп даже отказался активно участвовать в информационной диверсии против России, которую американские СМИ обвинили в бомбардировке мирных жителей еще до того, как началась военная операция. Госдеп, который известен своей любовью к использованию таких “доказательств”, как посты в Фейсбуке и слухи в Твиттере, проявляет нехарактерную сдержанность, хотя большинство экспертов ожидали, что Мари Харф будет радовать нас каждый день очередными фотографиями “жертв российской агрессии в Сирии”.

Вменяемой части американской элиты, с одной стороны, нельзя терять лицо и уж слишком откровенно поддерживать Путина, однако для тех, кто привел к власти Обаму, “бортанув” Хиллари Клинтон на прошлых выборах, нет ничего приятнее, чем наблюдать за уничтожением структуры, в которую “Каганы” вложили миллиарды долларов и огромные усилия по политическому прикрытию.

В результате “Каганам” и другим авторам проекта “Нового американского века” ничего не остается, кроме как раздувать истерику в СМИ, подключая к попыткам давления на Москву других спонсоров ИГ из Катара, Саудовской Аравии и Турции. Получается откровенно плохо. Правительства Турции, США, Франции, Германии, Катара, Саудовской Аравии и Великобритании “выразили глубокую озабоченность” и призвали РФ бомбить только силы ИГ.

В этой ситуации самое забавное заключается в том, что в документе отсутствует главное, а именно – обозначение последствий для Кремля в том случае, если Кремль продолжит бомбить тех, кого хочет. Дестабилизация ситуации в регионе? Там уже некуда дальше дестабилизировать. Дальнейшая радикализация противников Асада, упомянутая в документе? Сложно поверить, что это напугает кого-то в Кремле. Попытки израильской авиации полетать в сирийском воздушном пространстве ненавязчиво, но унизительно пресекаются российскими средствами ПВО и РЭБ. Кстати, есть подозрение, что после практической демонстрации российских военных комплексов за ними выстроится очередь из иностранных покупателей. Хорошая реклама получилась.

Так что никакой “усиленной изоляции”, “новых санкций” и прочих ужастиков не предвидится. Путин технично, четко и грамотно использует внутриэлитные разборки в США и по линии США—ЕС для того, чтобы активно продвигать российские интересы. Это традиционная российская тактика. Ситуация даже чем-то напоминает Вторую мировую: некоторые элитные группы США и Великобритании сделали многое для прихода Гитлера к власти, но это не помешало СССР взять в ситуативные союзники США и Великобританию.

Возвращаясь к теме истерики, поднятой в российских и иностранных СМИ, нельзя не отметить, что любая пропаганда абсолютно неизбежным образом несет на себе печать не только исполнителя, но и заказчика, и от этого никак не избавиться. Например, кремлевская пропаганда, несмотря на попытки обхватить как можно более широкий спектр стилей и методов подачи, все равно несет на себе печать слегка циничного, но ироничного прагматизма, который свойственен нынешним обитателям Кремля и Старой площади.

А вот американская пропаганда и ее подпевалы в европейском и российском инфополе нет-нет да и скатываются в чистую, дистиллированную истерику, в которой логику невозможно найти даже в следовых количествах. Идет чистая апелляция к эмоциям, причем самым примитивным, а главным требованием к слушателям становится лозунг “Громче истерику! Все хором: ПУТИНСЛИЛ!”, а дальше уже в зависимости от ситуации: Путин слил Донбасс, Асада, Сирию, Россию, Украину, экономику, себя, всех россиян и так далее… Такое впечатление, что антипутинскую методичку пишут Хиллари Клинтон и Мари Харф в четыре руки, а потом Кондолиза Райс и Мэделин Олбрайт вносят стилистические правки. Такой вариант многое бы объяснил, не так ли?

Хочется остановиться на двух конкретных примерах антироссийской истерики, которые маскируются под “заботу” о благе русского народа.

Любимый проект русофоба Белковского, для описания которого хорошо подходит мем “Фунтик и Дурдом”, пишет о том, что Асада уже не спасти и что поддерживать режим, за которым осталось всего 20% территории Сирии, уже не имеет смысла. Вывод понятен: Путин, оказывается, все слил еще несколько лет назад.

А теперь следим за руками и подключаем элементарные знания географии: под контролем ИГ в основном пустыня; побережье — как раз самая населенная и экономически развитая часть страны — находится под контролем правительственных сил. Если считать по населению, то получается, что ИГ контролирует всего около 20%. Меняет дело, правда? Мы поддерживаем не проигравшую сторону, а сторону, которая могла проиграть, если бы Турция, или Катар, или Израиль, или Саудовская Аравия ввели над Сирией свои бесполетные зоны, а дальше дело бы пошло по ливийскому сценарию. Путин успел вовремя.

Госпожа Латынина стращает ватников перспективой того, что победить ИГ авиаударами невозможно и что Россия в принципе не получит от этой войны никакой выгоды. Похоже, что боевики, которые массово бегут от российских бомбежек, не разделяют ее мнение. Всем врагам России очень хочется убедить российскую аудиторию, что для победы над ИГ надо будет обязательно послать в Сирию российские наземные силы. Аргументы не нужны. Истерика рулит как главный метод подачи дискурса. Идея о том, что в Сирии наземную часть вполне могут выполнить сирийские войска, “Хезболла” и иранские “добровольцы”, замалчивается, ведь тогда придется прекращать истерику.

Развитие событий на сирийском и европейском фронтах дипломатической войны обязательно даст оппонентам России новые поводы для истерики. Один очевидный повод уже нарисовался, и в него активно тыкают пальцем немецкие СМИ: “Чтобы спастись от последствий кровавого хаоса на Ближнем Востоке, странам Запада придется пойти на переговоры хоть с самим чертом – в том числе с президентом Путиным. Однако для этого, вероятно, потребуется признать российскую позицию по Крыму и Донбассу. Похоже, у Европы, вдруг оказавшейся слабой и незначительной, просто нет иного выбора”, – пишет “Die Welt”.

По меткому выражению колумниста “Блумберг”, Франция и Германия уже влепили Порошенко”пощечину” на недавних переговорах в “нормандском формате”. А ведь это только разогрев перед следующим актом, который доставит большое удовольствие Москве и не принесет никакого удовольствия Киеву. Самое интересное — впереди.

Источник

Фото Politrussia