Восточная Европа

В Косово снова становится жарко

3р

 

3рОдна из наиболее проблемных “горячих точек” современной Европы вновь начала искрить. Несмотря на то что летом Косово и Сербия заключили компромиссное соглашение, которое, казалось бы, должно привести к затуханию и постепенному решению конфликта, ситуация еще сильнее обострилась. 9 января в Приштине демонстрация оппозиционеров закончилась пожаром в здании правительства частично признанной страны.

Участники протеста забросали здание бутылками с зажигательной смесью, что стало причиной возгорания. Полиция с помощью слезоточивого газа оттеснила толпу демонстрантов, однако те продолжили бросать камни и бутылки еще и по полицейским. Столь ярое недовольство политикой властей вызвало соглашение о двусторонних отношениях между Сербией и Косово.

Соглашение одно – интерпретации разные

25 августа Сербия и Косово заключили двусторонние соглашения при медиаторстве Могерини. Многие назвали эти договоры «вехами», способными преодолеть противоречия и урегулировать конфликт. Однако такие выводы были, мягко говоря, преждевременными. В соглашениях закрепляется определенная автономия за сербами, которые проживают в северной части Косово; возобновление движения по контролируемому сербами Ибарскому мосту через реку, разделяющую пограничный город Митровица на албанскую и сербскую часть; Косово получает собственный телефонный код, а сербская община – право решать местные вопросы в области экономики, здравоохранения и образования. Выгоды от соглашения получают обе стороны: для Косова это соглашение – надежная система электроснабжения из Сербии, телефонная связь и свобода передвижения; а сербская община благодаря ему сохраняет тесные связи с Сербией.

Тем не менее после окончания переговоров лидеры двух стран не поменяли своей политической риторики. Вернувшись домой из Брюсселя, каждый из них заговорил о своем. При этом и премьер-министр Сербии Александр Вучич, и его косовский коллега Иса Мустафа объявили себя победителями переговоров, и у каждого из них свое понимание этой «победы». Мустафа увидел в соглашении распространение суверенитета Косово на всю территорию. Вучич подчеркнул, что от соглашения выигрывает сербское население Косово, которое будет получать финансовую поддержку Сербии без таможенных пошлин и сможет создать свои органы власти в виде муниципалитетов.

Помимо разной интерпретации ситуацию осложняют и другие факторы. И в Сербии, и в Косово они вызвали негативную реакцию у радикальной оппозиции, что и привело к нынешним протестам в Приштине. К тому же, препятствуют реализации и преступные группировки, которые выигрывают от нынешнего положения дел. Директор Форума этнических отношений в Белграде Душан Янич отмечает также структурные проблемы, подчеркивая слабость Сербии и неокончательную сформированность Косово как государства. Кроме того, население обеих стран слабо информировано о содержании договоренностей, что создает благоприятные условия для спекуляций.

Роль Запада: от переговоров к давлению

Ни Европа, ни США не могут оказаться в стороне от этого вопроса. Для США вопрос Косово является одним из наиболее важных в европейской политике, хотя открыто они не вмешиваются в данную проблему. Тем не менее известный дипломат Владислав Йованович отмечает, что у американской стороны высокая заинтересованность в этом вопросе, как минимум потому, что на территории Косово расположена крупная военная база Бондстил, которой они могут временно распоряжаться. С признанием Косово они могут продлить свои обязательства по базе и в дальнейшем использовать ее, в противном случае это решение может оказаться под вопросом. Дипломат также предполагает, что США поддержкой Косово в противовес православной Сербии пытаются преодолеть свой негативный имидж в исламском мире. Кроме того, с помощью этого они пытаются вытеснить Россию из балканского региона и лишить ее какого бы то ни было влияния.

Вне зависимости от того, прав Йованович или нет, в октябре давление ЕС на Сербию возобновилось. Европейская служба внешнеполитической деятельности направили Совету министров ЕС предложение открыть 35-ю главу досье по присоединению Сербии к союзу, суть которой заключается в урегулировании проблем с Косово. Проект этой главы был раскритикован Белградом, поскольку по мнению Вучича, документ предполагает еще худшие условия, чем формальное признание Косово. Документ также содержит массу уловок, которые подводят Сербию к признанию независимости Косово, а также передачу энергоснабжения региона в руки Приштины, что для Белграда недопустимо.

С другой стороны, в октябре ЕС подписал соглашение о стабилизации и ассоциации с Косово, что также вызвало бурю критики в Белграде. Директор канцелярии по Косово и Метохии в правительстве Сербии Марко Джукрич заявил, что эти соглашения не делают из последнего государства. К тому же сам формат договора отличается от тех, которые заключаются с признанными странами, поэтому по мнению политика, это только подчеркивает отсутствие государственного статуса у их «южной автономии». Однако, скорее это связано с тем, что не все страны Евросоюза признали Косово, поэтому переговоры ведутся от лица ЕС в целом.

Пока ЕС и США вершат судьбы мира и проводят переговоры, Косово постепенно перестает выполнять уже имеющиеся договоренности. В ноябре Конституционный суд края приостановил действие соглашения, предполагающего создания сообщества муниципалитетов с сербским большинством населения. А этот договор рассматривался сербской стороной как самый большой успех переговоров. Сделано это было в связи с протестами радикальной оппозиции, которая в январе возобновила свое наступление на косовские власти. Эти недовольства Запад в расчет не берет, еще больше накаляя обстановку в регионе.

Продолжая эту линию посол США в Сербии Майкл Кирби сказал, что нормализация отношений между Приштиной и Белградом невозможна без членства Косово в ООН. Он отметил, что это не значит, что Сербию просят признать Косово, хотя очевидно, что по сути между членством в ООН и признанием государственного статуса стоит знак равенства. В интервью РИА “Новости” Вучич отметил, что это противоречит интересам Сербии, политика которой в этом вопросе отличается от США. Они также отметил сложность переговоров, однако менять политику он не намерен.

Все это привело не только к возобновлению протестов в Приштине. Известный сербский журналист Мирослав Лазански открыто высказал, что вернуть Косово помогут только военные действия, потому что сербские власти упустили момент. Сербии, по его мнения важны не люди, проживающие там, а территория и полезные ископаемые, а нынешние политики этого не понимают. Несмотря на всю радикальность этой точки зрения, она отражает точку зрения сербской оппозиции, которая так же, как и косовская, не намерена сдаваться. Таким образом, давление Запада не помогает наладить отношения Белграда и Приштины, но и обостряет внутренние противоречия.

События в Приштине – это только начало

Акция трех оппозиционных партий «Самоопределение», «Альянс за будущее Косово» и «Инициатива за Косово», которая 9 января привела к поджогу здания правительства, свидетельствует о том, что до окончательных соглашений еще далеко. Косовские оппозиционеры недовольны не только соглашениями с Сербией, они также выступают и против договора об определении линии госграницы с Черногорией. Рамуш Харадинай, лидер «Альянса за будущее Косово» призвал народ выступать против «наносящих ущерб» соглашений и настаивать на отставке правительства. Радикальные настроения сильны как в Сербии, так и в Косово, и их игнорирование может иметь далеко идущие негативные последствия. Запад в очередной раз отказывается понимать то, во что он ввязывается, тем самым только ухудшая сложившуюся ситуацию. То, что полиция Косово сумела оттеснить демонстрантов в этот раз, не говорит о том, что эти события не повторятся. Формальные процедуры, какими бы они ни были идеальными, к сожалению, не смогут разрешить комплекс противоречий, сложившихся в регионе, а от давления на местные власти меры эффективнее не станут.

Источник

Фото Politrussia

США хотят еще больше американских танков в Восточной Европе

3

В Вашингтоне все время говорят, что Москва нагнетает обстановку в мире. В это же время США имеет целую сеть военных баз в Европе, а сейчас собирается увеличить количество бронетехники на границе с РФ

В Пентагоне решили, что в Западной и Восточной Европе недостаточно американских танков, БМП и артиллерии. Следуя логике военных в Пентагоне, нужно держать как можно больше бронетехники и солдат на границе со страной, с которой вы хотите жить в мире, тогда отношения будут развиваться наилучшим образом.

Всего Вашингтоном планируется перебросить в страны Центральной и Восточной Европы более 10 тысяч единиц техники. Никому из политиков ЕС или западным СМИ и в голову не придет мысль сравнивать это событие со временами холодной войны. В Берлине, Париже и Лондоне часто любят вспоминать о «советской оккупации» стран Восточной Европы, которую СССР вообще-то освободил от нацистов. Теперь же эту самую землю заполнят американские танки и БМП и никого это почему-то не смущает.

В Белом доме регулярно обвиняют Россию в росте напряженности и военной агрессии. В то же время сами проводят провокационные учения на границе, увеличивают количество своей техники в странах Прибалтики и т. д.

Подобная схема уже применялась во времена холодной войны. Ее принцип был предельно прост – спровоцировать противника, а потом обвинять его в агрессии. В данный момент Западу упрекнуть Россию не в чем, поскольку она, в отличие от США, привыкла соблюдать нормы международного права. Именно поэтому в Брюсселе и в Вашингтоне стараются всеми силами создать напряжение, чтобы можно было обвинить Москву.

Совсем недавно представитель военного ведомства США Джефф Дэвис заявил, что 70 единиц американской военной техники будут доставлены в Румынию из Германии во вторник, позже в декабре бронетехника будет направлена также в Болгарию и Литву. Немного странное действие со стороны Вашингтона, если он действительно хочет, чтобы в Европе был мир, а на границах с Россией было спокойно.

В Пентагоне считают, что Москва должна спокойно на это все смотреть и не выражать какое-либо недовольство. По мнению председателя НАТО в этом мероприятии нет никакой угрозы для РФ.

Возможно это и так, но следуя такой логике, Москва тогда в той же мере может спокойно проводить учения на Кубе и размещать там свои баллистические ракеты. В 1960-х подобное уже случалось, только вот в Пентагоне в таких действиях почему-то увидели угрозу. Размещения же ракет в Восточной Европе, как и сотни американских танков – это, по мнению Вашингтона вполне обычное мероприятие, на которое Москве не стоит даже уделять внимания.

Можно сколько угодно говорить о западной демократии и миролюбии, но 12 тысяч единиц техники, в рамках программы European Activity Set, которая может свободно перемещаться по региону Центральной и Восточной Европы – это никак не мирные намерения, которые укрепляют партнерство с Россией.

Илья К. специально для Правда-ТВ

Пентагон-Европе: «Воюйте как-нибудь сами»

1р

В случае вторжения России в Восточную Европу Запад будет действовать только военно-воздушными силами и усилением санкций. Основное бремя военных операций понесут восточноевропейские страны. Об этом сообщили аналитики американского центра Stratfor, который иногда называют «частным ЦРУ».

Хотя Соединенные Штаты вместе с другими партнерами по НАТО имеют достаточно сил, чтобы провести успешную наземную операцию против России, утверждает Stratfor, переброска к линии фронта необходимого контингента займет слишком много времени. Таким образом, наиболее вероятной формой военных действий будет операция с участием боевой авиации. Причем ее масштабы окажутся ограничеными, так как у США только несколько эскадрилий, дислоцированных в Европе. Это, безусловно, недостаточные силы, чтобы проводить военные операции против российских истребителей и систем ПВО, замечает Stratfor.

В Восточной Европе самолеты НАТО имеют в своём распоряжении 30 аэродромов в Польше, Словакии, Венгрии, Румынии и Болгарии. Дополнительные силы США могут быть развернуты в Италии и Германии. Американцы способны развернуть свои истребители также на территории Украины, утверждает Stratfor.

Отмечается, что российские Вооруженные силы готовы к быстрому достижению важных стратегических целей в Восточной Европе. Однако НАТО примет решение о ведении ответных наземных операций только после достижения превосходства в воздухе, говорится в исследовании Stratfor.

Но если Stratfor позиционирует себя как влиятельное аналитико-разведывательная компания, причем близкая к администрации президента Барака Обамы, то какие цели она преследует публикацией столь невероятного сценария будущей войны в Европе? Какие хотя бы гипотетические политические цели может преследовать Москва, отдавая своим генералам приказ о марше в западном направлении? Разумные аргументы подобрать трудно.

6 июня в интервью западным журналистам президент Владимир Путин отметил, что «только безумный человек, и только во сне можно представить, что Россия будет внезапно атаковать НАТО». Может быть, аналитики Stratfor «обезумили»? Или их доклады, которые, как считается, не остаются без внимания в Белом доме, укладываются в определенный план действия Запада? А самое главное — почему в случае «вторжения России в Восточную Европу» американцы будут использовать только авиацию, не привлекая к операции корабли с крылатыми ракетами в обычном и ядерном снаряжении? На эти вопросы пытаются ответить эксперты «СП».

Директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеевзамечает, что в сценарии Stratfor США перекладывают на европейцев защиту стран Восточной Европы, что противоречит той реальной политике, которую Штаты проводили в последнее время.

— Сейчас европейские страны практически лишены возможности сами себя оборонять. У них фактически нет танков и крупнокалиберной артиллерии. То есть для того, чтобы сделать европейцев более управляемыми, американцы фактически лишили их армий, а теперь аналитики, близкие к администрации Обамы, говорят, что США окажут только авиационную поддержку. Ситуация просто поразительная. Кроме того, американцы не против втянуть европейцев в войну с Россией, сами играя, что называется, «из второго ряда». Но учитывая, что в Европе находится более 200 ядерных тактических зарядов и что Франция и Великобритания являются ядерными державами, вряд ли возможно исключить перерастание конфликта в ракетно-ядерный. От чего хотят заранее дистанцироваться Штаты. Мало ли что?

Что касается авианосцев, американцы их всегда использовали против слабого противника. Безнаказанно подгоняли АУГ к вражескому берегу и начинали бомбардировки.

Применительно к России, исходя из малого тактического радиуса палубной авиации, авианосец должен располагаться либо в Черном, либо в Балтийском, либо в Баренцевом морях. Что в принципе невозможно, учитывая высокую вероятность их поражения российскими боевыми кораблями, подводными лодками и береговыми ракетными комплексами.

Бывший руководитель Информационно-аналитического центра Минобороны России, заместитель директора Института США и Канады РАН генерал-майор в отставке Павел Золотарев говорит, что рассматривать даже экзотические сценарии для аналитиков-ветеранов разведки, которые работают в Stratfor, вполне естественно.

— Всегда надо рассматривать весь возможный диапазон действий. Начиная с тех, которые чуть выше нулевой вероятности, однако исключать их полностью нельзя. Если в Stratfor ограничились подобным сценарием действий с американской стороны, то для этого есть все основания. Америка, как и любая страна в глобализирующемся мире, не хочет войны. Она может быть только заинтересована в войнах со слабыми государствами, причем в так называемых бесконтактных войнах шестого поколения. Когда группировка сухопутных войск практически не вводится в боевой контакт. Почему? Да потому что боевые действия выгодны транснациональным корпорациям, которые могут делать деньги только на вялотекущих конфликтах.

Ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко говорит, что подобные сценарии натовцы прорабатывали еще с весны 1997 года.

— Когда шло расширение альянса на Восток натовцы говорили, что — да, они принимают в свои ряды новых членов, но дают им только политические гарантии безопасности. Так как с военно-технической точки зрения защищать восточноевропейские страны будет предельно сложно ввиду удаленности от США и отсутствия инфраструктуры. Доклады, подобные Stratfor, думаю, делаются для того, чтобы создать информационный предлог для развертывания более крупного контингента американских войск в Восточной Европе.

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического Центра РИСИ Сергей Ермаков говорит, что, безусловно, публикации Stratfor, компании близкой к администрации Обамы, укладываются в план Запада по демонизации России. В данном докладе, по мнению эксперта, мало военной составляющей. В основном — политический подтекст.

— После окончания «холодной войны» страны НАТО резко сократили свои группировки войск, парки техники. Кроме того, в Европе упал и статус Североатлантического альянса как военного блока. И демонизация России, постоянное подчеркивание агрессивных устремлений нашей страны не дает альянсу окончательно зачахнуть.

Конечно, с военной точки зрения должно осуществляться постоянное планирование возможных сценариев столкновения с потенциальным противником. Реальный это противник или нет, с политической точки зрения — вопрос другой. Однако проработка сценариев — дело обязательное.

Но если военное планирование по всему спектру операций для США с их мощью, потенциалом, а главное оборонным бюджетом, не представляет особых проблем, то для европейцев это абсолютно неприемлемо. Однако вот что примечательно: если раньше планирование Пентагона и различные утечки о нем носили несколько расплывчатый характер, то с недавних пор обрели куда более конкретные черты — указываются реальные ТВД, страны. Вплоть до населенных пунктов.

И здесь можно обратить внимание, что на недавней встрече министров обороны НАТО в Брюсселе был фактически санкционирован отход от адаптивного планирования в пользу долгосрочного и заблаговременного.

То есть, если раньше решения принимались реакционно, в зависимости от ситуации, то теперь в рамках НАТО выбраны потенциальные противники — Россия и Китай. В соответствии с такой установкой осуществляется военное строительство — развертывание штабов на ТВД, строительство складов, арсеналов, баз. Такой разворот в военном планировании возвращает в нас во времена «холодной войны».

Можно вспомнить так называемый «Фульдский коридор», понятие которого использовалось в военном планировании НАТО. Напомню: этот участок считался одним из наиболее вероятных направлений вторжения в Западную Европу войск Организации Варшавского договора. Считалось, что крупные советские бронетанковые соединения, расквартированные в Центральной Европе, начнут наступление в направление Франкфурта-на-Майне, где до сих пор располагается крупнейшая база ВВС США в Европе.

Правда, и тогда США упрекали, что в случае войны войска стран ОВД быстро займут Германию, Австрию и другие страны Западной Европы. А американцы примутся защищать лишь Великобританию, когда советские войска дойдут до Ла-Манша.

Почему Stratfor сегодня говорит только про американскую авиацию? Сухопутных сил у Пентагона в Европе действительно мало. Есть аэродромы и сеть опорных баз, штабных структур и складов с ГСМ, запчастями и вооружением. Отсюда требование американцев, чтобы в Силах быстрого реагирования было больше единообразной техники.

 — Но все же почему Stratfor не говорит про авианосные ударные соединения, которые США задействуют в любом конфликте? А также о других средствах воздушно-космической операции?

— Потому что в докладе больше политики, чем военной составляющей. Применение ВВС в случае конфликта вроде бы обеспечивает выполнение пятой статьи Вашингтонского договора, однако вряд ли при такой эскалации конфликта обойдется без применения ядерного оружия.

Кроме того, численность всех Вооруженных сил РФ — 771 тысяч человек, чего явно недостаточно для «захвата» стран Восточной Европы в конвенциональной войне.

Справка «СП»

Strategic Forecasting Inc. (в основном употребляется сокращение Stratfor) — американская частная разведывательно-аналитическая компания. Barron’s Magazine в одной из своих статей назвал компанию «теневым ЦРУ». Основана в 1996 году американским политологом Джорджем Фридманом, который возглавляет компанию до сих пор.

Stratfor имеет тесные взаимоотношения с силовыми структурами в Соединенных Штатах, а также с властным кругами, особенно в администрации Обамы.

Во внутренней переписке компании зафиксированы вложения внутренних, хотя и несекретных документов из ФБР и других правительственных организаций.

Структура организация напоминает пирамиду: ее вершиной являются супруги Фридманы, ниже находятся должностные лица — «наблюдатели», которые объединяют существенную информацию из различных разведывательных источников. Далее следуют аналитики и сотрудники, которые ищут источники информации и выстраивают взаимоотношения с ними. Внизу «пирамиды» находятся источники информации, которые могут занимать самые различные посты.

Источник

Фото: ТАСС/ ЕРА

Альянс планирует увеличить свое присутствие в Центральной и Восточной Европе

1

Сегодня, 2 апреля, министр обороны Канады Джейсон Кенни сообщил, что НАТО планирует продолжить наращивание своих сил в Центральной и Восточной Европе.

В заявлении канадского министра сказано, что страны-члены Североатлантического альянса будут продолжать проведение комплекса мероприятий по увеличению присутствия в государствах-членах НАТО в Восточной и Центральной Европе.

Напомним, что вчера, 1 апреля,  Польше начались совместные учения канадских военных с польской армией. Военные учения проходят под названием «Горный воин» (Mountain Warrior), и их основной задачей является отработка взаимодействия натовских соединений в условиях гористой территории.

Еще в январе текущего года генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом были подтверждены планы относительно создания командных пунктов и сил быстрого реагирования в шести государствах Восточной Европы – Латвии, Эстонии, Литве, Польше, Румынии и Болгарии. Данные командные пункты будут являться связующим звеном между национальными войсками и войсками Альянса.

С начала текущего года НАТО провел военные учение в Прибалтике под названием «Атлантическая решимость» и морские и сухопутные учения в Болгарии и Румынии. Корабли альянса также заходили в акваторию Черного моря.

По материалам Лента

США восстановят Речь Посполитую

14р

Частная разведывательно-аналитическая компания Strategic Forecasting Inc., называемая обычно просто Stratfor (Остин, Техас, США), в конце февраля опубликовала свой прогноз развития мировых центров политического влияния на 2015–2025 годы.

Ряд его моментов вызывает большой интерес. «Наш прогноз, – пишут эксперты Stratfor, – состоит в том, что… в центре экономического роста и увеличения политического влияния (в Восточной Европе. – авт.) будет Польша… Польша разносторонне разовьет свои собственные торговые отношения, чтобы стать доминирующей силой на стратегической Среднеевропейской равнине. Кроме того, мы ожидаем, что Польша будет лидером антироссийской коалиции, которая, с большой долей вероятности, включит в течение первой половины этого десятилетия Румынию. Во второй половине десятилетия этот союз будет играть главную роль в изменении регионов, пограничных с Россией (строго говоря – «российского пограничья», Russian borderlands, у этого термина может быть несколько значений. – авт.) и восстановлении потерянных (Польшей. – авт.) территорий через неофициальные и формальные средства. В конечном счете, когда Москва ослабеет, этот союз станет доминирующей силой не только в Белоруссии и в Украине, но также и еще дальше на Восток. Это еще более усилит Польшу, экономическое и политическое положение ее союзников».




Прогноз Stratfor вызывает удивление, ведь сильнейшей в экономическом плане страной Европы является Германия, чья экономика составляет половину экономики Евросоюза, а Польша пребывает в далеко не самом лучшем состоянии – значительная часть населения страны уехала на заработки и постоянное жительство в Западную Европу, на наших глазах лихорадит ее угледобывающую отрасль… Но тут есть важное упоминание аналитиков из «теневого ЦРУ», как за глаза называют Stratfor: «Польша извлечет выгоду из наличия стратегического партнерства с Соединенными Штатами», так как «всегда, когда ведущая мировая держава вступает в отношения со стратегическим партнером, это происходит ввиду интереса мировой державы сделать своего партнера максимально экономически мощным, стабилизировать его общество и сделать его способным к созданию армии». Не о военной ли агрессии на Восток с целью воссоздания если не Речи Посполитой, то, как минимум, Польши в границах 1920–1939 годов идет речь? Тем более что в июле 2014 года верховный главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генерал Филип Бридлав заявил, что польский порт Щечин рассматривается как «фаворит» в качестве места для создания крупнейшей базы Альянса на рубежах России.

– Значение прогнозов Stratfor сильно преувеличено за счёт PR-составляющей работы этой компании, – отметил «Свободной прессе» ведущий научный сотрудник сектора европейских стран СНГ и Балтии Российского института стратегических исследований Олег Неменский. – Значительная часть их работы рассчитана, прежде всего, на медиа-эффект и носит характер саморекламы с необходимой для этого «сенсационной» составляющей. Особенно это касается их прогнозов на будущее. Ранее они прогнозировали скорое восстановление СССР и выход российской армии на польскую границу к 2010 году. Теперь уже неловко повторять этот прогноз, и они решили заменить его на столь же радикальный, только уже прямо противоположный.

В новом прогнозе Stratfor нельзя не усмотреть влияние польской экспертной среды. Это неудивительно, ведь директор компании Джордж Фридман — выходец из Центральной Европы, и в целом его экспертная среда очень тесно связана с той традицией политической мысли, которая зародилась в Польше и Венгрии в первой половине ХХ века и расцвела в виде американской советологии уже во второй половине столетия. Этой традиции свойственен не только радикальный антикоммунизм, но и очень жёсткая советология. Она может проявляться и в форме устрашения Россией, и в форме увещеваний о её скором падении. Нынешний прогноз построен на основе модели так называемой «Центрально-Восточной Европы», которую разрабатывают польские политологи как вариант возрождения политической общности Первой Речи Посполитой (1579–1795 годы) в современных условиях.

В отношении Польши прогноз Stratfor имеет реальную составляющую. Конечно, до немецкого уровня польской экономике ещё далеко, но она уже сейчас является, чуть ли не самой стабильной в Европе и имеет действительно очень хорошие перспективы. Кроме того, Польше почти не грозят проблемы территориального распада и всё то, что связано со сферой инокультурного миграционного прилива. Однако прогноз Stratfor мог бы быть реалистичен только при одном сценарии – полного провала России в политическом и экономическом плане. Тогда – да, появляются реальные шансы на успешность польских неоимперских построений.

– Выкладки, на которых базируется этот прогноз, на первый взгляд не такие уж и очевидные, — считает директор Украинского филиала Института стран СНГ Денис Денисов. – Так, говорить о каком-то впечатляющем экономическом росте в Польше не приходится, учитывая, что вся еврозона в той или иной степени переживает экономический кризис. То, что у польской элиты существуют геополитические амбиции относительно Украины, Беларуси и стран Прибалтики, с целью реставрации Речи Посполитой – это очевидно, и мы хорошо об этом знаем. Но практический аспект их реализации выглядит неясным, так как ни экономической, ни политический мощи у Польши, на мой взгляд, сейчас нет. И в ближайшее время не будет, чтобы полностью или частично поглотить или ввести политически или экономически в свою орбиту такие страны как Литва, Беларусь и Украина. В той же Украине, например, присутствие польского бизнеса сейчас минимально, он не играет никакой стратегической роли и не может способствовать интеграции западных регионов страны в состав Польши. У Варшавы нет ресурсов и для появления там (в регионах, где до Второй мировой была велика доля польского населения. – авт.) «вежливых людей» или «серых человечков», не говоря уж о Беларуси или Литве.

Однако этот прогноз выглядит реалистичным в случае, если Польша будет получать поддержку со стороны США, имеющих целью создать из Польши плацдарм для влияния на Восток Европы. Если Вашингтон будет опосредованно накачивать Варшаву финансами, увеличивая ее экономическую мощь, Польша будет проецировать ее на соседние страны. Но, как я понимаю, на нынешний момент у США есть другие заботы, чем делать из Польши регионального лидера.

Источник

Генсек НАТО: расширение Североатлантического альянса носит оборонительный характер

8

Йенс Столтенберг, генеральный секретарь НАТО, во время встречи с Сергеем Лавровым, министром иностранных дел России, сообщил, что те шаги, которые альянс предпринимал в последнее время, касающиеся расширения границ носят оборонительный характер. Об этом сообщила Оана Лунгеску, официальный представитель Североатлантического альянса.

В своем сообщении Лунгеску отметила, что генсек альянса после проведенных переговоров с главой российского внешнеполитического ведомства Сергеем Лавровым сообщил, что все меры, принятые НАТО, носят оборонительный характер. Альянс, в свою очередь, оставляет все каналы диалога открытыми.




Оану Лунгеску сообщила, что позиции Столтенберга и Лаврова относительно деэскалации украинского кризиса расходятся. В НАТО отметили, что ответственность за происходящее лежит на России.

Как сообщает в сообщении, которое было опубликовано на сайте МИД России, в свою очередь, Сергей Лавров озвучил российскую позицию, сообщив, что альянс, занимаясь расширением своих границ в восточном направлении и увеличивая свое военное присутствие и потенциал, создал дополнительную напряженность и своими действиями провоцирует на конфронтацию и «подрывает всю систему евроатлантической безопасности».

Напомним, что в конце января текущего года генсеком НАТО были подтверждены планы альянса относительно создания командных пунктов и сил быстрого реагирования в шести странах Восточной Европы, а именно в Эстонии. Литве, Латвии, Польше, Румынии и Болгарии.

По материалам Лента

2015: НАТО делает «пальцы веером»

7р

Каких сюрпризов ждать от Альянса в наступившем году

В 2014 году тема расширения влияния Североатлантического альянса была одной из ключевых в информпространстве. В конце марта генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил, что НАТО продолжит расширяться на Восток и усилит свое присутствие в странах-членах альянса в Восточной Европе. В ноябре аналитический центр European Leadership Network опубликовал доклад, в котором зафиксировал более 40 «необычных» ситуаций в дополнение к и без того напряженному противостоянию между Россией и НАТО в небе над Восточной Европой.

— НАТО активно использует кризис на Украине в качестве такого идеологического объяснения, чтобы реанимировать Альянс, доказать его востребованность в новых условиях безопасности и добиться усиления военной активности и повышения военных расходов, — отмечал в начале декабря постпред России при НАТО Александр Грушко.




Заместитель министра обороны Анатолий Антонов, подводя в конце года основные итоги международного военного сотрудничества, заметил, что отношения в военной области с НАТО были заморожены по инициативе Альянса, который в одностороннем порядке принял такое решение, пытаясь «наказать» РФ за ее стремление отстаивать свои национальные интересы. Помимо сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом и пиратством, был свернут диалог по ПРО, который, по словам Антонова, оставлял хоть какое-то окно возможностей для поиска компромиссных решений. Альянс заметно активизировал свою деятельность вблизи российских границ, наращивая военный потенциал в Прибалтике, Польше, Болгарии и Румынии.

Возникает ряд вопросов: что ждать от активности НАТО в 2015 году? Будет ли Альянс продолжать строить военную инфраструктуру вблизи российских границ? Может ли он принять в свои ряды новых челнов? Развяжет ли новые очаги нестабильности?

НАТО на европейском направлении

Научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко выделяет четыре вектора активности Североатлантического альянса в Европе.

— Во-первых, в 2015 году со стороны Запада будут попытки пересмотреть Основополагающий акт Россия-НАТО 1997 года, ограничивающий количество военнослужащих, которых Альянс имеет право размещать на территории государств бывшего восточного блока.

Во-вторых, НАТО на территории Украины будет балансировать между тем, чтобы создать там военную инфраструктуру и чтобы при этом не вынудить Россию, как в 2008 году, на какие-то силовые акции. Будет такая попытка игры на нервах. Под военной инфраструктурой следует понимать тренировочные лагеря, полигоны. Также Альянс заинтересован в сохранении единого коридора от Балтики до Черного моря. На всякий случай роль «запасного аэродрома» может сыграть Румыния, но, безусловно, НАТО нужно, чтобы Украина не потеряла выход к Черному морю, прежде всего, Одессу.

В-третьих, если НАТО и будет реально куда-то расширяться, то здесь возможно только одно направление — юг Европы, а это Балканские страны.

В-четвертых, НАТО может начать наращивать военную инфраструктуру на Черном море через Болгарию и Румынию. Думаю, на балтийском направлении будут сделаны попытки втянуть в свои ряды Швецию и Финляндию.

В 2015 году будут продолжаться два процесса – побуждение к сотрудничеству ряда стран и продвижение военной инфраструктуры к российским границам, полагает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

— НАТО продолжит реализовывать свои планы в отношении Молдавии и Черногории. Формально Молдавию, как и Грузию с Украиной, в члены военного блока принимать не будут, но начнется расширение различных форм сотрудничества — привлечение к совместным операциям, оказание консультативной помощи, военное образование. Это необходимо для того, чтобы создать привлекательный образ будущего и держать кандидатов на «крючке», мол, когда-то вы, возможно, и вступите в НАТО, но сначала проведите реформы. Если этим странам прямо сказать, что в НАТО их не примут, то это может подтолкнуть элиты к сотрудничеству с Россией.

С военной инфраструктурой ситуация сложнее. Конечно, в 2014-ом Альянс принял ряд решений – усилил свой контингент в Польше, создал такую систему в Прибалтике, при которой ротация вооруженных сил происходит в виде учений. Но, честно говоря, пока я не вижу симптомов существенного наращивания натовской группировки. Скорее, это политические жесты, демонстрирующие некоторым участникам процесса, что они не брошены в «беде».

Повторю, с военной точки зрения все это не представляет какой-либо серьезной угрозы для нас, поскольку группировка НАТО в Европе сейчас настолько малочисленна и неэффективна, что она ничего по существу российским Вооруженным силам на территории Восточной Европы противопоставить не может.

Натовцам надо наращивать склады с вооружениями, инфраструктуру подвоза боеприпасов и выдвижения войск, повышать боеспособность армий восточноевропейских стран до какого-то серьезного уровня. Но все это, во-первых, стоит больших денег, во-вторых, вызовет ответную реакцию со стороны России. Неужели мы будем ждать, когда там возникнет серьезный военный кулак? Может возникнуть ситуация похожая на время Карибского кризиса 1962 года. И я не уверен, что натовцы готовы к этому хотя бы психологически, для них была полной неожиданностью операция в Крыму: когда они задергались, то оказалось, что реально блок ничего сделать не может.

Сейчас, конечно, идет переосмысление, активная работа над тем, как Россию «поставить на место». Но симптомов того, что Альянс уже решил этот вопрос, нет — пока блок ограничивается демонстративными военно-политическими мерами.

Я бы не стал говорить об экспансии НАТО, скорее, здесь имеет место экспансия США и их некоторых союзников, которые пользуясь конъюнктурой, пытаются набрать военные, политические и экономические очки, отмечает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

— Яркий пример – Польша, которая никогда не будет тем государством, которое выступает за сильную Украину, но пока активно использует ситуацию, чтобы убедить всех в том, что именно она — главный союзник США в Восточной Европе. Как только обстановка изменится, Польша с удовольствием припомнит Украине все, вплоть до того, что творили бандеровцы на ее территории во время и после Второй Мировой войны.

Кстати, венгерский премьер-министр Виктор Орбан недавно ясно дал понять, что американцы ошибаются в политике, цель которой – столкнуть Европу с Россией. В этом смысле позиции Москвы сильны: она действует самостоятельно, без оглядки на кого-либо, в то время как Европа, пытается усидеть на двух стульях. Скажем, господин Олланд в результате таких маневров навсегда опозорил французский флаг в ситуации с «Мистралями».

На мой взгляд, весь 2015 год Европа будет изо всех сил изворачиваться, чтобы, с одной стороны, угодить Вашингтону, с другой — не довести ситуацию с РФ до критического момента. Уверен, что со стороны некоторых государств мы увидим даже элементы саботажа. Да, Польша и страны Балтии уже сейчас готовы в «поход» на Россию, но те же Германия, Франция, а тем более – Италия и Испания, не хотят участвовать в подобной авантюре. Таким образом, внутренние противоречия в НАТО будут ощущаться все сильнее и сильнее.

В 2015 году мы увидим укрепление инфраструктуры вдоль российских границ в Европе — создание штабов, складов вооружений и боеприпасов, наращивание контингента военнослужащих на ротационной основе, говорит военный эксперт Виктор Мясников.

— Сегодня мы наблюдаем усиление масштабов натовских учений: если раньше в них участвовали две-три тысячи человек, то в 2014-ом году проводились маневры, где было задействованы до 10-ти тысяч с привлечением авиации и флота. В наступившем году эти тенденции наверняка получат свое продолжение.

Думаю, усилится милитаристская составляющая в польской политике. Кстати, вполне возможно, что США будут рассматривать варианты, чтобы сделать Польшу лидером НАТО (а не Германию) из-за ее откровенных антироссийских настроений, а также из-за известных «великих амбиций» поляков, которые имеют поддержку в обществе.

Что касается активности Альянса вне европейской зоны, то натовцы в этом смысле абсолютно не самостоятельны и могут идти только вслед за американцами. Например, если Штаты каким-то образом вернуться в Ирак, то к ним подтянутся малочисленные контингенты из Великобритании, Канады, Польши и даже из Германии, в первую очередь, состоящие из инструкторов.

НАТО на арктическом направлении

На арктическом направлении инициативу в свои руки взяла Россия, что правильно, ведь последние годы мы часто действовали в режиме контратаки, говорит Иван Коновалов.

— Противник навязывал некую матрицу, на которую мы вынуждены были реагировать. В ситуации с Арктикой уже мы предлагаем всем будущим конкурентам реагировать на наши действия. По идее, также Россия должна поступать и в Европе, в Азии и во всех остальных точках мира, где у нас есть свои интересы. Американцам ведь не зазорно объявлять любой регион мира зоной своих интересов.

Со стороны других государства активность на арктическом направлении пока вялая, потому что есть у них сейчас масса других дел – Украина, Ближний Восток, «Исламское государство». Но нам важно набрать силу именно сейчас, чтобы, когда действительно возникнет спор, а он возникнет, мы были к нему готовы. Я не думаю, что дойдет до каких-то сильно острых моментов, но воинственная риторика и «игра мускулами» со стороны Запада будут точно.

— Наши действия в Арктике связаны с общей стратегией военного противостояния с США, — считает Михаил Александров — Пока они сводятся, главным образом, к созданию под арктическими льдами ударной группировки российских стратегических атомных подводных лодок и к противодействию активности американских атомоходов. То есть создаем ситуацию, когда их противолодочные надводные корабли и авиация не могут действовать в этом районе для охоты за нашими подлодками, и сводим противостояние к борьбе одних субмарин с другими. Что касается реальных столкновений за арктические границы и ресурсы – то это дело будущего, и то в том случае, если изменится климатическая ситуация.

На арктическом направлении активного наступления со стороны НАТО не будет по одной простой причине — у Альянса нет атомных ледоколов и серьезных кораблей ледового класса, в отличие от России, замечает Виктор Мясников.

НАТО на ближневосточном направлении

«Исламское государство», по существу, американский проект, в какой степени он вышел из-под их контроля — непонятно. Эффективность авиаударов коалиционных сил почти нулевая, нефтевышки под бомбы не попадают, да и никто из руководства ИГ не уничтожен, говорит Михаил Александров.

— Возможно, натовцы, закончив миссию в Афганистане, перегруппируют силы и усилят давление на Сирию через ИГ, но вряд ли они решатся на проведение сухопутной операции. В принципе, ИГ нужно для того, чтобы разорвать шиитскую ось – Иран-Ирак-Сирия, частично это сделать удалось. Думаю, наскоки на Иран со стороны джихадистов будут продолжаться, если для этого хватит ресурсов, поскольку с Ираном шутки плохи.

Что касается Турции – члена НАТО, то она всегда вела и ведет достаточно автономную политику. Эта страна с хорошей дипломатической школой, с национальной элитой, которая мыслит стратегически. Это позволяет ей маневрировать и не превращаться в марионетку. Турцию хотели втянуть в жесткую конфронтацию с ИГ и Сирией, и она, в принципе, была не против этого, но только при поддержке Североатлантического альянса, чего он не сделал. В итоге Турция не дала себя использовать в качестве тарана, хотя, конечно, с правительством Асада у Эрдогана конфликтные отношения, однако лезть в переделку в одиночку, неся все расходы и расхлебывая последствия, турки не будут. Так что, я не думаю, что на Ближнем Востоке мы увидим радикальные изменения по сравнению с 2014 годом.

Виктор Мясников полагает, что натовцы продолжат бороться с ИГ с помощью авиаударов, в то же время постараются, чтобы ситуация кризиса в Сирии стала как минимум постоянной.

— В Ираке ИГ в основном противостоят курды. Их Альянс продолжит снабжать вооружением и боеприпасами. Возможно, США инициируют бомбардировки других мест, в частности, Ливии. Там сейчас хозяйничают исламисты, пытаясь захватить нефтяные терминалы. Не исключаю, что США примут решение вмешаться в ситуацию под предлогом борьбы с ними, ведь исламисты в Ливии уже заявили о своей поддержке ИГ. В таком случае европейцы не смогут отказать Штатам и присоединятся к позиционным авиаударам. В то же время не исключено, что ИГ будет расширять поле своей деятельности и предпримет попытки вторгнуться в Ливан и Иорданию.

Источник

Выступление С.Е.Кургиняна в программе «Главное» 17.11.2013 (5 канал)

Выступление С.Е.Кургиняна об отношениях Восточной Европы с Россией в программе «Главное», показанной 17.11.2013 в 18:00 на Пятом канале.

Ссылки:
Видео (avi, DivX, 12.3Mb): http://rusfolder.com/38828897
Аудио (mp3, 1.2Mb): http://rusfolder.com/38827648
YouTube: http://www.youtube.com/watch?v=U8-VrRal6Lw