ВПК

Иран может стать «новой Индией» для российского ВПК

4р

После соглашения по ядерной программе Ирана и последующего снятия с этой ближневосточной страны санкций, в информационную среду стали достаточно часто попадать данные о заинтересованности Тегерана в российских вооружениях. Кроме того, уже прошло больше месяца с начала поставок иранской армии зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-300ПМУ-2.

И вот появилась информация о том, что приехавший 15 февраля в Россию министр обороны Ирана Хосейн Дехган будет обсуждать с министром обороны РФ Сергеем Шойгу, вице-премьером Дмитрием Рогозиным и, возможно, даже с президентом России Владимиром Путиным вопрос приобретения вооружений на сумму более $8 млрд. По информации неназванных источников, Иран заинтересован в закупках ЗРК большого радиуса действия С-400, многофункциональных истребителей Су-30СМ, береговых комплексов «Бастион» (оснащены сверхзвуковыми противокорабельными ракетами «Яхонт»), новейших учебно-боевых истребителей Як-130, вертолётов Ми-8/17, дизель-электрических подводных лодок проекта 877 и фрегатов. Вся перечисленная техника относится к разряду наиболее современной российской военной продукции и соответствует задаче перевооружения вооружённых сил Ирана, которые, несмотря на многочисленность, оснащены устаревшим оружием.

Особенно проблемными являются военно-воздушные силы страны — на вооружении имеются самые разные самолёты, как американские и французские, так и советские: сверхзвуковые перехватчики F-14, давно устаревшие истребители F-4 Phantom и F-5Tiger, Mirage-F1, истребители МиГ-29, фронтовые бомбардировщики Су-24МК, штурмовики Су-25 и т.п. В общей сложности численность авиапарка превышает 300 единиц, однако минимум 200 из этих машин должны быть списаны и заменены на новые, так как они уже никак не соответствуют современным условиям и авиации потенциальных противников (например, Саудовской Аравии). Послужить пока ещё могут МиГ-29, Су-24МК и Су-25, в ремонте которых (а, возможно, и частичной модернизации) Иран также заинтересован. Американские F-14, хоть и списаны из состава ВВС США, но пока тоже могли бы послужить, однако производитель не поможет Ирану в ремонте и модернизации этих машин.

Учитывая многофункциональность, выросшую боевую мощь и цену современных боевых самолётов, потребность Ирана в таких машинах как Су-30 составляет не менее 100 машин, а в перспективе и больше. При заказе такого количества этих самолётов вполне допустимо развернуть лицензионное производство на территории заказчика (как уже сделала Индия, заказав в общей сложности 272 Су-30МКИ) — о том, что это очень интересует иранских военных, они не скрывают.

Что касается систем ПВО — то здесь опыт сотрудничества уже есть: как выше сказано, Иран уже начал получать ЗРК С-300ПМУ-2, а в 2005—2006 годах Тегеран закупил в России ЗРК малого радиуса действия «Тор-М1». Оснащение ПВО Ирана таким мощнейшим средством, как С-400 может очень серьёзно повлиять на баланс сил в регионе. Одновременная поставка, как истребителей Су-30СМ, так и С-400, позволит Ирану надёжно закрыть небо от основных потенциальных региональных противников — Саудовской Аравии и Турции. Получение же новых кораблей и современных противокорабельных ракет и вовсе даст серьёзное превосходство на море над любой из стран Персидского залива (некоторое преимущество имеется и сейчас).

Помимо вышеуказанной информации, в течение этого года идёт обсуждение возможности закупки Ираном российских танков Т-90. Разные иранские военные и чиновники делают заявления, противоречащие друг другу — то о том, что танк им интересен, то о том, что он им не нужен, так как разрабатывается собственный современный танк «Карар», якобы не уступающий по характеристикам российскому аналогу (что вызывает серьёзные сомнения). Тем не менее, в последнем заявлении, сделанном 15 февраля заместителем командующего сухопутными войсками Ирана Кумарсом Хейдари, говорится о том, что Тегеран не отказался от идеи закупок Т-90, однако хочет при этом получить технологии его производства (опять-таки — как Индия). При этом замглавы «Уралвагонзавода» Алексей Жарич заявлял ранее, что готов развернуть сборочное производство Т-90 в Иране. Таким образом вполне понятно, что современный «Карар» является лишь средством давления на переговорах с РФ. Вполне возможно, что лицензионное производство в Иране развернут, но при этом и заказ должен быть большим, например, хотя-бы 500 танков. Учитывая устаревший танковый парк ВС Ирана — это количество не так уж и велико (из 1600 имеющихся танков только 480 можно «с натяжкой» назвать современными).

Таким образом, если с Ираном действительно удастся подписать такие крупные контракты, то портфель экспортных заказов российского ВПК может вырасти примерно на $10млрд, а это почти на 20% больше, чем сейчас (на данный момент достигнут рекордный показатель в $55 млрд). Учитывая устаревание практически всего парка иранской военной техники и необходимость в масштабных обновлениях, наряду с желанием получить лицензии на производство и технологии, делает Иран партнёром, который может стать чем-то на подобие «новой Индии». Напомним, что Индия является крупнейшим покупателем российского оружия — по данным ЦАМТО, в период с 2006 по 2013 год доля РФ поставила Индии оружия на $20 млрд.

Источник

Фото Cont

Мифы мирового рынка вооружений

tank-t-90s

Пострадают ли отечественные предприятия военно-промышленного комплекса из-за структурных изменений в сфере поставок военной техники.

Операция воздушно-космических сил России в Сирии повысила интерес к отечественной технике на мировом рынке вооружений. В конце ноября стало известно о приобретении Китаем истребителей Су-35С (24 единицы на общую сумму 2 млрд долларов), в начале декабря аналогичные самолеты купила Индонезия (12 единиц на 1 млрд долларов). Портфель заказов России после заключения сделок превысил 53 млрд долларов. Однако существуют серьезные опасения, что в ближайшие годы ситуация изменится в худшую сторону. Некоторые военные аналитики видят на рынке концептуальные изменения, которые в перспективе могут привести к снижению привлекательности российского оружия для потенциальных импортеров. Об этом мы беседуем с заместителем генерального директора Центра анализа стратегий и технологий Константином Макиенко.

Миф 1. Бронетехника уходит в прошлое

Один из самых популярных мифов — возможный отказ большинства стран-покупателей от закупок бронемашин. Если в 2003 — 2010 годах доля этого сегмента в мировом рынке вооружений составляла 13,4%, то в 2011 — 2014 годах — только 8,8% (данные Центра анализа мировой торговли оружием). Покупатели все чаще отказываются от закупок танков и боевых машин пехоты (БМП) в пользу приобретения авиатехники и ракетных систем. Поэтому в экспертном сообществе появилось мнение, что лучшие времена рынка бронетехники остались в XX веке, а в ближайшее время ему уготован закат. В случае реализации этого сценария больше всего пострадают корпорация «Уралвагонзавод» (УВЗ, Нижний Тагил) и Курганмашзавод (КМЗ). Они являются единственными российскими производителями танков и БМП соответственно.

— Константин Владимирович, насколько эти опасения соответствуют действительности?

— На мой взгляд, они полностью лишены оснований. Ситуация на мировом рынке танков в последние 15 лет свидетельствует о том, что спрос на этот вид вооружения сохраняется, хотя и сократился по сравнению с 90-ми годами. Его структура претерпела интересную трансформацию. В 90-е на рынке танков нового производства доминировали западные производители. К примеру, США поставляли ОБТ Abrams в Египет, Кувейт и Саудовскую Аравию, Франция выполнила экспортный контракт на 388 боевых и два учебных танка Leclerc в ОАЭ, Великобритания изготовила 38 единиц Challenger 2 для Омана. В XXI веке ситуация полностью изменилась. Абсолютным лидером в этом секторе стал российский УВЗ. Американцы и немцы ушли в сегмент поставок из наличного состава или с баз хранения, а французы и британцы вообще не имели в этот период экспортных контрактов. В данный момент среди западных стран только Германия имеет соглашение на поставку новых Leopard 2A7 в Катар, заключенное в 2013 году.

— С чем связан всплеск интереса к российским танкам?

— Высокий спрос на Т-90С — лучший индикатор их эффективности и конкурентоспособности. Критические высказывания, которые мы слышали от некоторых бывших руководителей министерства обороны РФ, абсолютно беспочвенны. В последние годы Уралвагонзавод реализовал как минимум три крупных проекта на поставку сотен Т-90С в Индию, Алжир и Азербайджан. Менее крупные контракты (на экспорт десятков танков) исполнены с Угандой и Туркменистаном. В Индию помимо готовых машин отправлялись технологические комплекты для лицензионного производства Т-90С.

— Какие еще иностранные танки востребованы на мировом рынке вооружений?

— На фоне ухода традиционных западных производителей постепенно появляются новые игроки. В частности, Польша в последние годы исполнила контракт на 48 РТ-91М для Малайзии. Китай заключил соглашения на поставку своих танков в Марокко, Мьянму и Бангладеш. Сравнительно недавно первый в истории экспортный контракт получил Израиль — 50 танков Merkava Mk4 переданы Сингапуру. Однако в количественном соотношении все эти соглашения значительно уступают поставкам российских Т-90С.

— Кто может пополнить список стран-экспортеров в ближайшие годы?

— Собственные национальные проекты создания боевых танков с разной степенью успеха сейчас реализуют Южная Корея, Турция, Индия, Япония, Пакистан, Иран и даже Иордания. Однако оценивать их экспортный потенциал пока рано.

— Какие факторы будут определять развитие мирового рынка поставок танков?

— Ключевым событием станет предложение на рынок российского семейства тяжелых машин на базе платформы «Армата». Когда этот продукт достигнет состояния коммерческой зрелости, произойдет настоящая революция: весь мировой парк танков сразу окажется устаревшим. Историческая аналогия: так появление дредноутов одномоментно девальвировало флоты броненосцев, оснащенные артиллерией среднего калибра.

На рынок сейчас давят два противоположных фактора — рост геополитической напряженности сопровождается низкими ценами на нефть

Ключевой фактор здесь — контроль стомимости этого нового предложения. Себестоимость производства во многом будет зависеть от серийности. При большом гособоронзаказе цена одной единицы должна снизиться — как для отечественного, так и зарубежного потребителя.

— Часто звучат мнения, что танки — это оружие прошлого века, и покупатели в ближайшее время перестанут обновлять устаревший парк техники. Насколько оправданы эти опасения?

— Количество вооруженных конфликтов в мире растет. Идет война в Сирии, Ираке, Йемене. В любой момент может возобновиться карательная операция киевского режима на востоке Украины. Во всех этих конфликтах танки наряду с артиллерией являются одним из главных инструментов достижения успеха. Авиация, высокоточное оружие, информационные технологии — это замечательно. Однако невозможно одержать военную победу без участия пехоты, которую необходимо прикрывать броней. «Многотысячные армады», «гудериановские прорывы» и «роммелевские рейды», вероятно, навсегда ушли в прошлое. Однако танки еще послужат военным.

Миф 2. Фаза перенасыщения

Второй популярный миф мирового рынка вооружений — его цикличный характер. Эксперты выделяют три основные фазы: лавинообразный рост объемов продаж, пик и перенасыщение. В основе этой точки зрения лежит предположение, что ключевые страны-покупатели со временем завершают перевооружение своих армий и делают длительные паузы в закупках. Сторонники этой концепции утверждают, что последняя фаза перенасыщения пришлась на 90-е — начало 2000-х. Ее сменил «лавинообразный» рост продаж: в 2001 году объем мирового рынка вооружения составил 27 млрд долларов, а в 2014-м — 64,5 млрд долларов. К 2015 году объемы закупок должны достичь максимального уровня, а затем начать резко падать, что может ударить по перспективам всех уральских предприятий ВПК, ориентированных на экспорт.

— Насколько реалистична эта концепция?

— На рынке вооружений в последние 30 лет действительно можно видеть колебания емкости. Однако связаны они не с мировыми циклами перевооружения армий, а с динамикой конфликтности. Страны-покупатели не модернизируют свои вооруженные силы одновременно, в каждой — свой цикл. Более того, процесс закупки вооружений в нефтяных монархиях Персидского залива происходит непрерывно. Аналогичная ситуация наблюдается в Индии, которая после закупки большого числа российских тяжелых истребителей сейчас тратит огромные деньги на импорт американских военно-транспортных самолетов, а также готовится в будущем закупить многофункциональные боевые самолеты среднего класса. Процесс перевооружения здесь не останавливается, затрагивая все новые сегменты.

— Когда на мировом рынке был зафиксирован исторический максимум закупок вооружений? С чем он был связан?

— Пик пришелся на середину 1980-х. В этот период колоссальный спрос генерировала ирано-иракская война. Одновременно СССР помогал режимам, боровшимся против прозападных или прокитайских мятежников в Анголе, Эфиопии, Камбодже, Афганистане. Окончание ирано-иракской и холодной войн обрушило рынок вооружений до такой степени, что некоторые крупные экспортеры (к примеру, Бразилия) фактически полностью потеряли свою оборонную промышленность. С начала нулевых годов, после начала американских операций в Югославии, Афганистане и Ираке, рынок снова начал расти.

— Емкость рынка вооружений зависит исключительно от динамики конфликтности?

— Не только. Существует концепция французского ученого Жан-Поля Эбера о зависимости рынка вооружений от стоимости нефти . Высокая стоимость углеводородов приводит к увеличению закупок со стороны нефтеэкспортирующих стран Ближнего, Среднего Востока и Северной Африки. Если посмотреть на динамику, то можно увидеть, что период низких цен на нефть в 1990-х совпал с падением емкости рынка вооружений. После возобновления роста котировок в XXI веке объемы закупок военной техники снова стали увеличиваться.

— Иными словами, на рынок сейчас давят два противоположных фактора?

— Все верно. Мы находимся в ситуации, когда рост геополитической напряженности сопровождается низкими ценами на нефть. Крайне сложно спрогнозировать, какой из этих факторов перевесит. Я бы поставил на то, что рост закупок военной техники в ближайшие годы продолжится. Дело в том, что падение нефтяных котировок не всегда является негативным фактором. К примеру, платежеспособность Алжира и Ирака от этого снижается, а Индии и Вьетнама — растет.

Миф 3. Переход на самообеспечение

Третий популярный миф — утверждение, что основные страны-покупатели постепенно уходят с рынка из-за развития собственной оборонной промышленности. Обычно приводят в пример Китай и Южную Корею, которые смогли за короткий период переквалифицироваться из импортеров в экспортеров оружия. Кроме того, показателен опыт Сингапура. Крошечному государству удалось с нуля разработать свою боевую машину пехоты, тяжелый колесный бронетранспортер, артиллерийские системы, построить целые серии фрегатов и десантных кораблей-доков. Если этому примеру последуют многие другие страны, то основные экспортеры в лице России и США рискуют потерять значительную долю заказов. Сейчас ключевые страны-покупатели оружия приняли программы развития собственной военной промышленности и всеми силами пытаются провести импортозамещение.

— Насколько успешно проходит этот процесс? Какие страны в ближайшее время смогут отказаться от импорта?

— К крупнейшими импортерами вооружений в мире являются Индия и нефтяные монархии Персидского залива. Пока нет никаких свидетельств, что они смогут обеспечить потребности своих вооруженных сил за счет собственного производства. В частности арабские монархии вообще не предпринимают серьезных усилий для развития собственного ВПК. Результаты многочисленных проектов оборонной промышленности Индии пока не вызывают восторга у местных вооруженных сил. Наиболее крупные достижения этой страны связаны с организацией лицензионного производства некоторых видов российских вооружений, прежде всего истребителей Су-30МКИ и танков Т-90С. Блестящий успех имеет совместный российско-индийский проект сверхзвуковой противокорабельной ракеты BrahMos. В это же время проекты лицензионного производства западных систем (например, французских подводных лодок Scorpene) реализуются с большим трудом.

— Какие государства добились наибольших успехов в импортозамещении?

— Единственной страной, которой в последнее десятилетие удалось заместить импорт практически по всем ключевым позициям, остается Китай. Другим успешным примером можно считать Южную Корею. Несмотря на то, что это государство пока сохраняет зависимость от американских технологий, ему удалось продемонстрировать выдающиеся успехи в развитии собственной оборонной промышленности. Сейчас Корея получила несколько экспортных контрактов: четыре соглашения на поставку легкого боевого самолета Т-50, а также заказ на строительство трех подводных лодок для Индонезии. Однако пока эти две страны являются исключением из правил.

— Основные страны-покупатели за счет организации производства на своей территории стали закупать меньше финальной продукции и больше комплектующих?

— Думаю, комплектаторы всегда будут иметь стабильную долю рынка, однако не смогут преобладать над производителями финальной продукции. Сейчас на рынке отмечаются другие тенденции. Мы констатируем увеличение масштаба лицензионных проектов. В последнее время все страны, кроме нефтяных монархий Персидского залива, ставят перед продавцами вопрос о передаче им лицензий. Еще один тренд — развитие международных проектов на основе риск-разделенного партнерства.

— Как на рынок влияет замедление темпов роста мировой экономики? Недавно стало известно, что Бразилия отказалась от закупок российских ЗРПК «Панцирь-С1» из-за сложной финансовой ситуации. Последуют ли этому примеру другие страны?

— На мой взгляд, политическая ситуация влияет на рынок гораздо сильнее, чем экономическая. Поэтому негативные тенденции в сфере экономики не приведут к сокращению закупок вооружений. Когда появляется необходимость, даже самые бедные страны в состоянии отыскать ресурсы для обеспечения своей безопасности.

На рынок сейчас давят два противоположных фактора — рост геополитической напряженности сопровождается низкими ценами на нефть.

Источник

Семь перспективных разработок российского оборонного комплекса

img-20151006-150452

Издание Russia Beyond the Headlines представляет семь самых интересных инновационных разработок, представленных на международной выставке инноваций в рамках Дня инноваций Министерства обороны Российской Федерации 2015 года, который отмечался в начале октября в ряде военных округов России.

innovation_468

1. Умные бомбы

Это управляемая фугасная бомба КАБ-500С-Э весом в полтонны, в настоящее время применяется ВВС России для нанесения высокоточных ударов по позициям боевиков в Сирии. Оснащена системой спутникового наведения, обеспечивающей высокую точность попадания.

???????????????????????????????

2. Беспилотные конвертоплан

Беспилотный конвертоплан, представленный компанией «Вертолёты России», имеет гибридную силовую установку и способен развивать скорость до 480 километров в час. Потенциальными заказчиками конвертоплана могут быть не только сухопутные войска, но и военно-морские силы – он способен садиться на корабельную палубу.

img-20151006-150452

3. Робот тренажёр

Это роботизированная гусеничная система полигонного тренажёра способна моделировать индивидуальные и групповые действия противника. По данным министерства обороны, система может автоматически убирать цель, когда она поражена, отображая информации о зоне поражения и количестве попаданий.

4. Бронированные автомобили с защитой от мин и от нападений из засад

Бронированный автомобиль «Тайфунёнок» можно назвать младшим братом «Тайфуна», семейства многоцелевых бронемашин с защитой от мин и нападений из засад (MRAP), которые используются в войсках радиационной, химической и биологической защиты, а также в качестве командных и штабных автомобилей и транспортных средств огневой поддержки.

KAMAZ-53949_03

Автомобиль оснащён комбинированной системой защиты, состоящей из керамического слоя и брони, а также бронезащитой днища. «Тайфунёнок» базируется на полноприводном шасси КАМАЗ-53949 и способен развивать скорость до 100 километров в час.

5. Незамерзающие батареи для танков

На выставке российские десантники из Рязанского воздушно-десантного училища представили незамерзающие свинцово-кислотные батареи, которые предназначены для работы в условиях холодного климата и обеспечивают запуск любых типов двигателей военных автомобилей и бронетехники.

1430913367_1

Специальный ультразвуковой излучатель внутри батареи снижает вязкость электролита в холодных условиях и тем самым увеличивает её мощность. Это делает запуск двигателя танка в Арктике простой задачей.

6. Собачьи жилеты

Несмотря на то, что собаки уже давно служат в качестве сапёров, только относительно недавно эти четвероногие солдаты получили защиту от мин. Теперь, собак-сапёров будут одевать в бронежилеты, защищающие их от осколков и пуль.

7e74427b8c171352b1d78bc8d7aed656

Разработанный компанией «Норд» собачий жилет состоит из тех же структурных элементов, как и бронежилет для человека: только у людей он закрывает грудь и спину, а у собак — шею и грудь. Выпускаются жилеты различных размеров для различных пород собак. Они также отличаются по весу и степеням защиты.

7. Оптические системы помех

Объединённая Промышленная Корпорация представила станцию визуально-оптических помех «Грач» для военно-морского флота. Генерируя  световое излучения высокой интенсивности, «Грач» эффективно «ослепляет» противника в сумерках и ночью, облегчая кораблю, оснащённому станцией, выполнять задачу по высадке десанта на побережье.

9eea1_83630_640x480

Особенностью этого оружия, по словам разработчиков, является его нелетальное действия и небольшие габариты, поэтому «Грач» легко устанавливается и на большом десантном корабле, и на малом ракетном катере. Станция может быть использована в борьбе с пиратством и для перехвата нарушителей, и поэтому разработка имеет хорошие экспортные перспективы.

Источник  для MixedNews

Следующий «Ратник» сделает солдата невидимым и неуязвимым

1441994528_maxresdefault

Следующее поколение боевой экипировки «Ратник-2», которая может сменить экипировку «Ратник», возможно, получит меняющий окраску камуфляж и бронежилеты со встроенным энергоснабжением, сообщил в четверг журналистам член коллегии Военно-промышленного комплекса Олег Мартьянов.

«Чтобы создать какую-то новую экипировку, для этого надо проанализировать существующие технологии и то время, пока будут создаваться новые вещи, потратить на создание технологий, которые позволят получить принципиально другие материалы – это камуфляж, который меняет свою окраску, который в инфракрасном свете незаметен, это бронежилеты, которые на порядок легче и будут работать на других принципах», – приводит слова Мартьянова РИА «Новости».

Он отметил, что «бронежилет будущего» может получить встроенную систему питания и энергоснабжения.
При этом Мартьянов рассказал, что усовершенствование «Ратника», который начал поступать в российские вооруженные силы в прошлом году, продолжается. Он уточнил, что речь идет о работах по модернизации уже существующих изделий.

«Министерством обороны принимаются решения по результатам государственных испытаний этих инициативных работ, и они уже принимаются на вооружение в дополнение к тем вещам, которые уже были созданы в рамках «Ратника», — сказал Мартьянов в ходе военно-промышленной конференции по робототехнике. Он уточнил, что серьезных претензий к боевой экипировке «Ратник» у Минобороны России на данный момент нет.

«Изучаются направления, как двигаться дальше по созданию следующего поколения «Ратника» или модернизации того, который у нас получился. Это идет одновременно с опытно-войсковой эксплуатацией, которая должна показать преимущества и недостатки уже принятой на вооружение экипировки», – отметил Мартьянов.

По словам представителя Военно-промышленной комиссии, российские ученые в течение года должны определить пути развития экипировки «солдата будущего». «Как быть дальше и что делать, что создавать новое или же проводить какую-либо модернизацию – это должны решить работы, которые будут проведены в течение года», – уточнил член коллегии.

По его оценке, «Ратник» – это «достаточно серьезный шаг по превращению солдата в самостоятельную боевую единицу».

Военнослужащие российской армии также в ходе июньских испытаний дали оценку элементам боевой экипировки «Ратник», указав на их преимущества и недостатки.

В частности, есть претензии к бронешлему и рюкзакам. К оружию нареканий нет, но с прицелами имеются проблемы. А что касается комплекса разведки, управления и связи, то бойцы предлагают менять интерфейс и «глючные» карты.

Тестирование боевой экипировки «Ратник» еще продолжается. В частности, экипировка успешно проходит тестирование в Арктике, но выявился ряд вопросов, которые предстоит решить.

Тем временем российские ученые работают на будущее и уже приступили к разработке нового поколения экипировки «Ратник-2» для «солдата будущего» лет через 15-20.

«Ратник» – российская боевая экипировка «солдата будущего» – объединяет в себе современное стрелковое вооружение, эффективные комплекты защиты, средства разведки и связи, всего около 10 различных подсистем. Помимо своей боевой функциональности, она призвана обеспечить эффективную защиту солдата от различных поражающих факторов на поле боя. В комплект «Ратника» входит около 50 различных элементов, включая стрелковое оружие, системы прицеливания, защиты, электронные средства связи, навигации и целеуказания.

В гособоронзаказе РФ запланировано приобретение в 2015 и 2016 годах по 50 тыс. комплектов «Ратника».

Источник

Создание атомной подводной лодки пятого поколения, вооруженной роботами, будет закончено к 2020 году

akula-podvodnaya-lodka--original

На прошедшем в подмосковной Кубинке международном техническом форуме «Армия-2015» главком Военно-морского флота адмирал Виктор Чирков сообщил о том, что перспективные российские подводные лодки пятого поколения будут отличаться от сегодняшних унифицированными модульными платформами, интеграцией вооружения и роботизированными комплексами.

Новость о модульной конструкции была немедленно растиражирована мировыми информационными агентствами и вызвала широкий отклик даже в общественно-политических изданиях. Но главное, на наш взгляд, в выступлении главкома – упоминание о том, что подлодки пятого поколения существуют не только в концепциях, по ним уже вплотную ведется работа.

Чем глубже, тем таинственнее

В российском Военно-морском флоте есть несколько подводных аппаратов, овеянных легендами и украшенных строжайшими грифами секретности, – источники множества слухов и сплетен. На первом месте в этом списке стоят способные погружаться на несколько тысяч метров и эксплуатируемые Главным управлением глубоководных исследований (ГУГИ) атомные глубоководные станции (АГС). В этом году появилась первая фотография АГС проекта 10831, известной под неформальным названием «Лошарик». Хотя станция эксплуатируется почти пять лет.

“ Подводные беспилотники могут нести и крылатые ракеты, и другие системы вооружения ”

Недавно список «загадочных» подводных аппаратов российского ВМФ пополнила АПЛ проекта 09851, заложенная в прошлом году в 50-м цехе северодвинского Севмаша и получившая имя «Хабаровск». Даже процедура закладки новой субмарины до последнего была окутана тайной.

30 июля 2012 года на совещании с представителями кораблестроительной отрасли и военного ведомства Владимир Путин заявил, что до 2020-го Военно-морской флот пополнится 16 новыми атомными субмаринами. Однако глава государства не уточнил, о лодках каких проектов идет речь.

По мнению экспертов, речь шла о двух сериях лодок – 955 (955А) «Борей» и 855 (855М) «Ясень», по восемь штук в серии. Но в Госпрограмму вооружения до 2020 года заложено восемь «Бореев» и только семь «Ясеней». Поэтому вопрос о том, какой будет шестнадцатая лодка, повис в воздухе.

О «Хабаровске» стало известно 20 июня прошлого года, закладка намечалась на 19 июля, а строительство планировалось в 50-м цехе Севмаша, заранее переведенном в статус режимного объекта.

Чуть позже гендиректор предприятия Михаил Будниченко заявил: «Несколько событий ждет Севмаш в этом году. Во-первых, 19 июля, накануне Дня Военно-морского флота мы закладываем три атомные подводные лодки, в том числе одну проекта «Борей» и одну проекта «Ясень». Такого не было в истории – в один день мы закладываем сразу три подводные лодки». Но за два дня до указанной даты планы корабелов внезапно поменялись – церемонию решили перенести с 19 на 27 июля. И из «закладного» списка внезапно исчез «Хабаровск».

По информации с Севмаша, пятую стратегическую АПЛ «Князь Олег» проекта 955А «Борей» и четвертую многоцелевую «Красноярск» проекта 885М «Ясень» заложили 27 июля 2014 года. При этом о третьей субмарине не сообщалось. Однако в тот же день директор Северного машиностроительного предприятия Михаил Будниченко доложил Владимиру Путину, что заложены три новых атомохода – «Князь Олег», «Красноярск» и стратегическая лодка «Хабаровск».

Буквально через пару дней благодаря фотографиям подарочных вымпелов, вручавшихся участникам исторической закладки 27 июля, стал известен номер проекта загадочного «Хабаровска» – 09851. Вся остальная информация, связанная с новейшей субмариной, так и не вышла из-под грифа секретности.

Уже в нынешнем году из отчета Севмаша за 2014 год стало известно о наличии контракта № 120-14 от 03.06.14 с ОАО «ЦКБ «МТ «Рубин» на выполнение составной части ОКР «Калитка-СМП» для строительства АПЛ проекта 09851.

Калитка в бездну

В том же отчете указан еще один контракт, опять между «Рубином» и Севмашем, но уже на выполнение составной части опытно-конструкторской работы «Строительство ПЛА СН». Речь идет о подводной лодке проекта 09852, она же бывшая АПЛ проекта 949 «Белгород», перестраиваемой в интересах ГУГИ в носитель неких подводных аппаратов, вероятнее всего, атомных глубоководных станций. Номера проектов «Хабаровска» (09851) и «Белгорода» (09852) различаются всего на единицу.

Наименование «Калитка», указанное в годовом отчете Севмаша, долгое время ассоциировалось с уже указанной чуть выше глубоководной станцией проекта 10830-10831 «Лошарик» (считалось, что такое название носит сам комплекс, состоящий из АГС и ее лодки-носителя). Завеса секретности над строительством «Хабаровска», столь характерная для всего, связанного с деятельностью ГУГИ, совпадение с номером проекта «Белгорода» плюс название «Калитка» – все это подводило к тому, что в России создается еще одна атомная глубоководная станция. Но оказалось куда неожиданнее.

Вначале о том, что удалось узнать. Во-первых, на закладке «Хабаровска» не было ни одного представителя ГУГИ. Во-вторых, до недавнего времени ни одна АГС не имела названия, тем более что сам Хабаровск – это город воинской славы и скорее всего название было бы присвоено или ракетоносцу, или ударной АПЛ. Ну и, в-третьих, не нашлось ни одного подтверждения того, что наименование «Калитка» хоть как-то связано с «Лошариком».

Однако загадочная «Калитка» уже упоминалась в открытых источниках в связи с еще одной тайной российского ВМФ – дизельной подводной лодкой проекта 20120 «Саров», чья история не менее интригующа, чем «Хабаровска».

Единственная заложенная по проекту «Сарган» в 1988 году на заводе «Красное Сормово» в Нижнем Новгороде подводная лодка Б-90 должна была быть передана флоту еще в 1993 году, но в 1998-м при готовности всего 40 процентов она была законсервирована. В 2003 году достройка ПЛ возобновилась, но уже в 42-м цехе Севмашзавода – по обновленному проекту 20120, а 26 мая 2007-го приказом № 025 главкома ВМФ лодке присвоили имя «Саров».

О новой лодке долгое время не было известно вообще ничего. Проект случайно рассекретил сайт администрации города Сарова, где сообщалось, что 6 сентября 2007 года состоялась встреча главы города с командиром подводной лодки капитаном первого ранга Сергеем Крошкиным. Также впервые были озвучены номер проекта, название лодки и указаны некоторые тактико-технические характеристики.

Высказывалось предположение о том, что на «Сарове» испытывается новейший ядерный реактор. Впервые версия о новом реакторе появилась в материале «Нижегородской деловой газеты», где в марте 2007-го в выпуске, посвященном юбилею Опытного конструкторского бюро машиностроения им. И. Африкантова, главного разработчика энергетических установок для АПЛ, сообщалось, что в 2006 году в ОКБ разработан проект новой АПЛ «Калитка», на который устанавливается принципиально новая ППУ (паропроизводящая установка) КТП-7И «Феникс».

Подтверждения того, что на «Сарове» испытывалась именно указанная ППУ, мы пока не нашли. Описания установки в открытом доступе нет. Зато есть версии того, что такое КТП-7И «Феникс».

Скорее всего речь идет о дальнейшем развитии моноблочных реакторов с доведением срока службы их активной зоны до 30 лет и более, что позволит использовать их без перезарядки в течение всего жизненного цикла АПЛ. По этому пути, к слову, идут все зарубежные разработчики аналогичной техники.

Возможно, новая установка основана на принципе так называемого кипящего реактора и призвана заменить сегодняшние водо-водяные реакторы. Если удастся решить ряд конструктивных трудностей, связанных с разработкой подобной ППУ, в частности с обеспечением радиационной безопасности, то заказчик получит одноконтурный реактор, гораздо более эффективный и компактный, нежели ныне используемые разработки. Однако такая ППУ потребует для АПЛ разработки не только принципиально новой главной энергетической установки (ГЭУ), но и всей электрической системы.

Итак, подведем краткий итог рассуждений: с большой долей вероятности «Хабаровск» не атомная глубоководная станция, а ОКР по созданию АПЛ с принципиально новой ППУ и ГЭУ. Фактически Севмаш и ЦКБ «Рубин» уже строят атомную подводную лодку пятого поколения, что отчасти подтверждается словами главкома ВМФ, прозвучавшими на форуме «Армия-2015».

«Капсулы смерти»?

Для каких задач используется загадочная ПЛ «Саров»? Как сообщил источник в «оборонке», эта подводная лодка помогает испытывать на Севере робототехнические средства для субмарин нового поколения, причем действует весьма эффективно.

Опять же, как уже упоминалось, главком ВМФ Виктор Чирков высказался однозначно: перспективные подводные лодки пятого поколения будут вооружены роботизированными комплексами.

Государственный ракетный центр им. академика В. П. Макеева совместно с ЦКБ «Рубин» с конца 80-х годов вел научно-исследовательскую работу «Спилит», позже ставшую ОКР «Скиф». В 2005 году выпущена конструкторская документация проекта и начато производство опытного образца.

С 2007 по 2009 год в ГРЦ Макеева вели испытания отдельных узлов и агрегатов изделия. По неподтвержденным данным первые запуски «Скифа» с борта «Сарова» начались в 2008 году. И тогда же на подводной лодке проведены работы по модернизации.

Заметим, главный конструктор по теме «Скиф» в ГРЦ Макеева Александр Прокофьевич Шальнев является одним из авторов патента «Способ эвакуации ракеты-носителя с корабля в воду» (RU 2135929). Вот выдержка из описания патента: «Для пуска ракеты положительной плавучести с водной поверхности ее размещают в доковой камере корабля и закрепляют на подвижной платформе с балластной емкостью. Открывают рампу доковой камеры и совмещают ее поверхность с палубой камеры. Ракету на платформе перемещают хвостовой частью на рампу. Закрепляют платформу на рампе и поворачивают ее до положения, близкого к вертикальному. Разрывают связь платформы с рампой в продольном направлении и под действием собственного веса платформу с ракетой погружают в воду. Скорость погружения регулируют изменением плавучести платформы. При завершении погружения платформу стопорят на рампе. Разрывают поперечные связи ракеты с платформой. Под действием положительной плавучести и набегающего потока воды при движении корабля ракету разворачивают в вертикальной плоскости вокруг элемента продольной связи ее хвостовой части с платформой. После прохождения осью ракеты вертикального положения разрывают связь хвостовой части ракеты с платформой. Ракета всплывает к поверхности воды и занимает стартовое вертикальное положение».

Хотя название патента гласит, что это способ эвакуации ракеты с борта корабля, чуть ниже в тексте можно прочесть: «Изобретение относится к области ракетной техники и может использоваться для осуществления пуска ракеты-носителя с водной поверхности».

На немногочисленных фотографиях подводной лодки «Саров» видно, что в носу находится нечто напоминающее торпедный аппарат или пусковую установку калибра не менее 900–1000 миллиметров, снабженное специальной крышкой. Известно, что на «Саров» загружают контейнеры, похожие на те, что используются для постановки на большую глубину, а в выходах в море ПЛ сопровождают транспортная баржа и судно «Звездочка», оснащенное специальными кранами, которые при присоединении специальных захватов можно использовать для подъема объектов со дна.

В конце прошлого года заместитель генерального директора КБ «Малахит» Николай Новоселов стал первым, кто упомянул о разработке так называемых подводных беспилотников. Речь идет о боевых робототехнических средствах, которыми снаряжается подводная лодка, типа подводных беспилотников. После выпуска из нее они могут находиться в режиме офлайн, а затем в нужный момент по команде активироваться. Лодка за это время уже далеко ушла, а беспилотник останется и, к примеру, создаст видимость ее присутствия.

Работы по «Сарову» и «Скифу» ведет ЦКБ «Рубин», а не «Малахит», и судя по всему, проект уходит своими корнями в 80-е годы и относится к весьма экзотическим системам вооружения. Расположение, большие габариты и горизонтальный старт специальных снарядов с борта подводной лодки-носителя вытекают из открытой информации по проекту. Мы имеем дело с неким сочетанием «торпеды академика Сахарова» и современных необитаемых подводных аппаратов с разными видами полезной нагрузки. Беспилотные аппараты являются теми самыми роботизированными комплексами, которые, вероятно, могут нести и крылатые ракеты, и другие системы вооружения.

Конечно, все это только догадки, но перспектива незаметно и заблаговременно доставить на дистанцию пуска носитель с несколькими крылатыми ракетами с залеганием на дно или в дрейф в ожидании приказа на применение заманчива. Возможные сферы использования таких комплексов различны – работа торпедами по надводным кораблям, смешанная ракетно-торпедная нагрузка, постановка минных заграждений (скрытная в том числе), охота за подводными лодками противника и т. д., и т. п. Из всего этого вытекает еще один практичный вариант – сосредоточение значительного количества подводных аппаратов на ограниченном участке позволило бы решить задачу гарантированного прикрытия выхода в районы пуска подводных ядерных сил.

Непечальный итог

Выводы следующие: подводная лодка проекта 09851 не имеет никакого отношения к ГУГИ – вероятнее всего, это принципиально новая АПЛ с уникальной ГЭУ и ППУ «Феникс». Она станет если не первой подводной лодкой нового поколения, то как минимум переходным решением между четвертым и пятым.

Если о разработке модульных конструкций вооружения для АПЛ пока ничего неизвестно, то работа по подводным роботам-беспилотникам в России идет полным ходом, более того, как минимум с 2008 года началось тестирование этих изделий. С большой долей вероятности можно утверждать, что ими будет вооружен «Хабаровск». В пользу этой версии говорит тот факт, что в своем докладе президенту глава Севмаша Михаил Будниченко назвал ее стратегической.

С принятием на вооружение «Хабаровска» Россия совершит революцию в области войны на море.

Источник

«Армия-2015»: два в одном

1434971299_dsc08064

Складывается впечатление, что организаторы, готовя форум «Армия-2015», не вполне определились с целевой установкой этого масштабного мероприятия.

Прошедший 16–19 июня международный военно-технический форум – событие исключительное. Многие обозреватели и эксперты совершенно справедливо оценивают его как неординарный. Дело не в количестве участников, выставивших свою продукцию в павильонах. И даже не в числе иностранных делегаций. Самое интересное в том, что на этом форуме объединили выставочную и военно-научную составляющие. Вещи, строго говоря, мало совместимые.

Все и сразу

Смысл выставки любого масштаба в том, чтобы продемонстрировать свои достижения кому-либо. Если это выставки закрытого типа, то основная цель заключается в демонстрации своих достижений руководству страны для принятия дальнейших решений по развитию ВС и их системы вооружения. Если выставки открытые, предусматривающие свободный доступ населения, но не относящиеся к разряду международных, то их цель, как правило, – продемонстрировать высокий уровень боеспособности наших Вооруженных Сил и убедить народ в том, что бюджетные деньги тратятся не зря. Предполагается, что такую выставку обязательно посетят и представители иностранных посольств, главным образом из военных и военно-морских атташатов. Им также надо показать высокий потенциал наших Вооруженных Сил. Если выставка является международной, то ее цель, как правило, – демонстрация возможностей нашего ОПК для продвижения его продукции на международных рынках.

В любом случае военно-научная составляющая в такую международную выставку никак не вписывается. Ведь на военно-научном форуме, даже если он международный, должны обсуждаться проблемы, связанные с парированием угроз глобальной или национальной безопасности, масштабы возможных вооруженных конфликтов и войн, способы, методы и формы их ведения и локализации, требуемый для этого облик ВС и их ВВТ, допустимость применения тех или иных видов оружия (особенно это касается ОМП). Совершенно понятно, что такая проблематика никак не стыкуется с целями международной выставки. Поэтому, как правило, международные военно-научные мероприятия и выставки вооружения и военной техники проходят раздельно.

Находка для шпиона

Теперь о международном статусе форума. На любом военно-научном мероприятии такого уровня всегда предусматриваются выступления представителей всех стран, принимающих участие в нем. Иначе зачем приглашать иностранцев? Чтобы они нас послушали? Но тогда это не международное военно-научное мероприятие, а чисто национальное, куда в качестве гостей приглашают иностранных представителей.

Мне довелось принять участие в работе пяти «круглых столов» на протяжении всех четырех дней форума в Кубинке. Это «Угрозы, критически значимые для безопасности России. Военная доктрина», «Противодействие «мягкой силе» и «цветным революциям». Возможные способы и средства», «Армия будущего. Взгляд за горизонт», «Дестабилизирующая роль глобальной и евроПРО» и, наконец, «Армия и общество». Даже в программах этих «круглых столов» выступления иностранных представителей не предусматривались. Не участвовали они и в обсуждениях. Да и анализ присутствовавших на этих «круглых столах» свидетельствовал, что все они за исключением «Армия будущего. Взгляд за горизонт» не вызвали интереса у иностранных делегаций. А их ведь было достаточно много – 59. Лишь на «круглом столе» «Армия будущего. Взгляд за горизонт» имело место весомое иностранное представительство, преимущественно из Юго-Восточной Азии и Китая. Интерес понятен – какими видятся нашим военным и военно-экспертному сообществу российские ВС и каковы приоритеты их развития.

Между тем на международном военно-техническом форуме «Армия-2015» было проведено 80 «круглых столов» и брифингов по различной тематике: девять – в первый день, 29 – во второй, 27 – в третий и 15 – в четвертый, завершающий. То есть это было чрезвычайно серьезное и масштабное военно-научное мероприятие. Тематика обсуждения охватывала все сферы жизнедеятельности наших ВС, ОПК и их взаимодействие с гражданским обществом, бизнесом и органами власти. Причем многие вопросы совершенно не подходили для открытого обсуждения. Вот некоторая выборка тем «круглых столов» в дополнение к уже названным: «Ключевые технологии робототехнических комплексов военного назначения. Состояние и перспективы развития», «Реализуемость прорывных технологий при создании ракетного вооружения», «Информационные технологии в системе управления войсками (силами, оружием) – состояние и проблемы создания, стандартизация и унификация», «Объекты инфраструктуры ракетных соединений. Инженерно-техническая безопасность», «Построение системы комплексной безопасности объектов ВВС», «Боевое применение ракетных войск и артиллерии Сухопутных войск: теория и практика», «Технические средства обеспечения комплексной безопасности объектов ВС РФ», «Оптимизация управления орбитальными группировками», «Автобронетанковое вооружение и техника: состояние и перспективы развития», «Управление ВДВ в операциях сил быстрого реагирования», «Информационные технологии в управляемых авиационных средствах поражения. Направления развития», «Освещение космической обстановки: реалии и перспектива».

Такое впечатление, что иностранцев позвали послушать подробнейшую информацию о нашей системе военной безопасности, связанных с этим проблемах, путях и способах решения. Но рассказы гостей об их вооруженных силах и ОПК не были предусмотрены вообще. Странная постановка дела. Невольно задаешься вопросом: о чем говорить на этих «круглых столах»? Ведь если о реальных проблемах и направлениях их решения, это будет разглашение государственной и военной тайны – почти вся тематика подпадает под соответствующие статьи закона. Если обсуждать частные мнения экспертного сообщества, то с учетом высказываний кадровых военных и сотрудников предприятий ОПК это также даст весьма интересную информацию иностранным гостям. Если же говорить о вещах, не имеющих отношения к реальности, зачем эти «круглые столы»? То есть российским участникам, особенно военным профессионалам, было очевидно, что в присутствии иностранцев далеко не все можно говорить. Так, например, во время «круглого стола» «Армия будущего. Взгляд за горизонт» некоторые выступавшие, видя большое представительство гостей из-за рубежа, ограничились общими замечаниями.

Таким образом, с одной стороны, это основательно сковало обсуждение имеющихся проблем, а с другой – сами иностранцы ничего не рассказали. То есть в военно-научном отношении форум «Армия-2015» никак нельзя называть международным. Да и в военно-представительном он не выглядел таковым, поскольку экспозиция была исключительно российская.

Польза винегрета

Так зачем проводился форум? Если с целью показать мощь наших Вооруженных Сил народу и иностранным представителям, тогда зачем масштабная военно-научная составляющая? Если хотели представить экспортный потенциал нашего ОПК и возможности боевой техники (такое можно предположить, поскольку на полигонах Кубинки велись показательные стрельбы, включая тяжелую артиллерию, танки и РСЗО, демонстрировались действия различных специальных подразделений, в частности инженерных), тогда почему не было заключено никаких контрактов? Это, похоже, даже и не планировалось, поскольку не было информации о присутствии иностранных делегаций с подобными полномочиями. Если главной целью ставили масштабное обсуждение проблем Вооруженных Сил и ОПК с военно-экспертным сообществом, зачем иностранное присутствие? А если стремились обсудить проблемы безопасности с зарубежными гостями, то почему тематика «круглых столов» затрагивала исключительно российские проблемы?

Тем не менее форум «Армия-2015» был проведен на высочайшем организационном уровне. Бесспорно, он способствовал повышению авторитета наших Вооруженных Сил. В этом сыграла свою роль уникальная открытость – вся боевая техника, состоящая на вооружении армии России, была полностью доступна для осмотра. Можно забраться в танк, в том числе самый новый из имеющихся в войсках – Т-90А, покрутить баранку БТР или мощного военного внедорожника, постоять на рабочем месте в полевой хлебопекарне, посидеть за действующим пультом тренажера и даже пострелять из новейших образцов. По моим наблюдениям, форум посетили если не несколько миллионов, то уж точно несколько сотен тысяч людей.

Чрезвычайно интересным стало уникальное по масштабу и комплексности обсуждение проблем обеспечения военной безопасности страны. Еще ни разу в истории России такого всестороннего охвата этой сферы одним военно-научным мероприятием не случалось. Причем обсуждение проводилось представителями Министерства обороны и экспертного сообщества, что весьма интересно и важно. Статус форума «Армия-2015» подтвердило его посещение президентом России – Верховным главнокомандующим Владимиром Путиным. Значение военно-научного компонента доказывалось личным участием министра обороны Сергея Шойгу в работе некоторых «круглых столов», в частности «Армия и общество», на котором он выступил с речью и затем в свободной беседе ответил на вопросы участников. Глава военного ведомства изложил перспективы развития Вооруженных Сил и отметил важность совершенствования системы отношений между армией и гражданским обществом.

Большое внимание прессы и военно-экспертного сообщества вызвало заявление министра о том, что в Вооруженных Силах будет проведена научно-исследовательская работа, посвященная методам, способам и формам предотвращения «цветной революции». Эта сфера является прерогативой других силовых структур государства – ФСБ и МВД. Если внутренними делами начинает заниматься армия, это означает, что во-первых – угроза социального взрыва, способного достигнуть размаха революции, весьма реальна, а во-вторых – масштаб прогнозируется таким, что органы охраны правопорядка и спецслужбы России справиться не смогут, придется привлекать ВС. Это чрезвычайно тревожный знак. Особенно в контексте оценок, которые дает информированный политический аналитик Евгений Сатановский: опыт «арабской весны» и подобных событий на постсоветском пространстве однозначно указывает на то, что в странах с устоявшимися кланово-олигархическими режимами с началом массовых выступлений населения правоохранительные органы, спецслужбы и армия могут занять нейтральную позицию. Во всяком случае именно так произошло в Тунисе и на первом этапе революции в Египте. Это и привело к падению режимов в этих странах, несмотря на то, что незадолго до того лидеры этих стран были переизбраны на очередной срок более чем 90 процентами населения. Очевидно, что выработка методов, способов и форм предотвращения «цветной революции» в России, роли и места в этом деле Вооруженных Сил является исключительно актуальной.

Наука и техника несовместимы

Несмотря на отмеченные недостатки, опыт проведения «Армии-2015» показал высокую продуктивность такого начинания. Подобные мероприятия могут и должны стать доброй традицией нашего Министерства обороны. Однако необходимо учитывать как положительные, так и отрицательные аспекты первого опыта. В частности, целесообразно точнее формулировать цель его проведения, не пытаться решить большой объем задач, пусть и самых важных.

Совмещать выставочно-рекламные мероприятия и военно-научные нецелесообразно. На международных мероприятиях военно-научного характера ключевой задачей должно быть не только одностороннее доведение до иностранных партнеров своей позиции, но и получение от них информации по проблемным вопросам. Это позволяет сравнивать подходы, искать точки соприкосновения или по крайней мере выявлять источники противоречий, чужие взгляды на пути решения тех или иных проблем. Иначе такое мероприятие превращается исключительно в площадку для деятельности иностранной военной разведки, причем легальную. А если ставится задача полноценного анализа проблемных областей, пусть даже и открытых, с привлечением не имеющих допуска к секретным работам и материалам экспертов, то приглашать иностранных наблюдателей, наверное, нецелесообразно.

То есть целесообразно разделить форум на собственно международный военно-технический «Армия-20**» и национальный военно-научный «Армия-20**». Целью первого может быть рекламирование наших Вооруженных Сил и ОПК. На нем военно-научная составляющая должна быть сведена к минимуму. Второй форум целесообразно посвятить комплексному обсуждению военно-научных проблем с минимизацией выставочной составляющей. Исключительность такого всеармейского научно-технологического форума, отличающая его от обычных конференций, будет обеспечена комплексностью охвата военных и оборонно-промышленных проблем.

ВПК Константин Сивков

Совсем не русский бизнес

1435944664_zzzzzzzzzzzzzzzzsimens (1)

Россия пренебрегла развитием собственного энергетического газотурбиностроения, теперь важно накапливать высокотехнологичные компетенции на заводах, построенных в стране иностранными компаниями

На площадке индустриального парка Greenstate в Горелове, на юге Санкт-Петербурга, 18 июня прошла торжественная церемония пуска завода компании «Сименс Технологии газовых турбин» (СТГТ) — совместного предприятия Siemens и «Силовых машин», приуроченная к дню открытия Петербургского экономического форума. Важность события подчеркивало присутствие высоких начальников — российскую сторону, в частности, представляли спикер Госдумы Сергей Нарышкин и губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко, германскую — член правления Siemens AG Зигфрид Руссвурм. Впрочем, участие главы российского депутатского корпуса, судя по его выступлению на открытии с заметной антиамериканской риторикой, должно было скорее подчеркнуть простой тезис: несмотря на санкции, сотрудничество в области хайтека с европейскими странами и компаниями продолжается. Сам проект, утверждали выступавшие (среди которых от российской стороны присутствовали и первый заместитель министра энергетики Алексей Текслер, и генеральный директор ОАО «Силовые машины» Роман Филиппов), поспособствует ускорению модернизации отечественной энергетики, а также укрепит экономические связи между странами в непростых политических условиях.

Утраченное лидерство

Бесспорно, открытие такого завода — еще один шаг в освоении высокотехнологичного производства в России. И эта новость из разряда очень хороших. В Горелове будут производиться газовые турбины — высокотехнологичное энергетическое оборудование, оправданно считающееся вершиной энергомашиностроительного хайтека, а сам завод, на котором пока работает около 300 специалистов, оснащен современным оборудованием, включая уникальные станки для плазменного напыления деталей турбин, лазерной сварки и гидроабразивной резки. Подобных предприятий и инженерных подразделений по производству газовых турбин большой мощности у концерна Siemens в мире еще только три: в Берлине, немецком же Мюльхайме и американском Шарлотте.

Продуктовая линейка питерского СП включает две газовые турбины мощностью 172 и 307 МВт, но позже площадку можно будет использовать и для сборки ГТ меньшей мощности. Здесь же будут налажены работы по обвязке, сборке и пакетированию центробежного компрессорного оборудования, предназначенного для транспортировки природного газа, а в дальнейшем приступят к изготовлению и самих компрессорных модулей. Но сейчас не о нагнетателях речь. Для нас важно умение производить именно ГТ большой мощности, пусть и под торговой маркой Siemens. И вот почему.

Энергомашиностроение (ЭМС) и электротехническая промышленность — это хайтечные секторы реальной экономики, свидетельствующие о технологической состоятельности любого государства. Газотурбиностроение — отраслевая вершина энергомашиностроения, которая держит в тонусе всю производственную и инновационную сферу. Собственным ЭМС еще сравнительно недавно обладал лишь ограниченный круг государств, а развитым газотурбиностроением, включая как энергетические, так и авиационные и судовые двигатели, — еще меньшее число посвященных; практически до конца XX веке их число в мире не превышало десятка: Великобритания, Германия, Италия, СССР/Россия, США, Швейцария, Швеция, Франция, Япония. Позже пул стран, производящих такое оборудование, пополнился за счет развивающихся государств (речь прежде всего, конечно, о Китае). Но мы пошли своеобразным путем и в этой сфере технологий.

Так случилось, что СССР, побывав с начала 70-х годов прошлого века в роли безусловного технологического лидера энергетического газотурбиностроения (тогда на Ленинградском металлическом заводе были выпущены первые в мире серийные машины мощностью 100 МВт), уже в 80-е годы начал сдавать позиции. Произошло это прежде всего из-за того, что страна двинулась в сторону мощных атомных, гидро- и тепловых станций, и последующие непростые попытки создания на ЛМЗ 150-мегаваттных ГТУ просто терялись в грандиозности советского энергетического замаха. Дешевые энергоресурсы добили тренд на отказ от обещавшей ресурсосбережение газотурбинной и парогазовой тематики, в итоге Советский Союз (а после его развала и Россия) остался без своей отработанной ГТУ большой мощности.

К концу первого десятилетия XXI века единственной газовой турбиной, которую с оглядкой на историю вопроса (корнями турбина уходит в военно-морские разработки советских времен, и спроектирована она в КБ «Заря-Машпроект» в украинском Николаеве) можно назвать отечественной, была ГТУ-110, которую при поддержке Анатолия Чубайса доводили до ума в рыбинском НПО «Сатурн», но так и не довели, и сейчас из пяти таких турбин, установленных на двух станциях в Иванове и Рязани, в прошлом году работала лишь одна. После закрытия РАО ЕЭС и ухода в 2010 году из «Сатурна» горячего сторонника разработки гендиректора предприятия Юрия Ласточкина ее совершенствование, по сути, прекратилось (подробнее см. «Нужен национальный газотурбинный проект» в «Эксперте» № 11 за 2010 год). Представители нынешних владельцев рыбинского предприятия, Объединенной двигательной корпорации (ОДК), внятно и публично о продолжении этой работы не высказываются. Зато ОДК вместе с госкомпанией «Интер РАО ЕЭС» создала в 2011 году там же, в Рыбинске, СП с целью построить конкурентный сатурновскому завод по выпуску газовых турбин, в партнерстве с General Electric. Сейчас там идет сборка первых двух ГТУ мощностью 77 МВт по заказу «Роснефти».

Рынок сдан. Приняты ли технологии?

ГТУ и ПГУ (парогазовая установка) по-прежнему остаются главными аббревиатурами для нашей электроэнергетики. В топливном балансе электростанций сейчас доминирует газ — на нем вырабатывается, по данным Минэнерго прошлого года, свыше 44% российского электричества. Модернизация газовых ТЭС и перевод их с паросилового цикла на парогазовый могли бы сэкономить при выработке того же объема электроэнергии до четверти от тех 160 с лишним млрд кубометров природного газа, что большей частью сжигается в котлах конденсационных электростанций в лучшем случае с 38-процентным КПД. ПГУ — куда более эффективный инструмент использования газа. В лучших современных образцах ПГУ, построенных в том числе и на базе тех турбин, которые планируется производить на заводе в Горелове, КПД достигает 60%.

В последние пять лет рынок энергетических газовых турбин благодаря договорам о предоставлении мощности (ДПМ придуманы во времена «чубайсовской» отраслевой реформы для гарантированного возмещения государством инвестору средств, вложенных в строительство и отчасти в модернизацию станций с увеличением мощности) — самый быстро развивавшийся с точки зрения спроса на оборудование сегмент новых электростанций. Только в 2014 году за счет ПГУ в стране ввели более 3,2 ГВт новых мощностей на крупных ТЭС, входящих в Единую энергосистему России. Однако практически весь этот рынок отдан на откуп иностранным производителям, прежде всего Siemens и General Electric.

Только сименсовских SGT5–4000F мощностью от 270 до 285 МВт (современная версия 307 МВт) — именно такие предполагается собирать в Горелове — в России уже эксплуатируется одиннадцать единиц, еще семь проектов находятся на разных стадиях реализации. Это значит, что Siemens поставил в Россию оборудования для ПГУ, установленная мощность которого подбирается к 7,5 ГВт, — это больше, чем в стране пущено ядерных энергоблоков за весь постсоветский период! По данным самой компании, общая мощность газовых турбин Siemens и сделанных по технологии Siemens, включая малые и средние машины, проданные в России, превышает 13 ГВт. General Electric отстает от Siemens по установленной мощности, но и у этой компании счет в поставках идет на гигаватты (автор этих строк насчитал более 20 турбин от 77 до 256 МВт общей мощностью около 2 ГВт, установленных GE на российских ТЭС только в 2010–2012 годах).

Для российской энергетики поставки ГТУ этими компаниями — отрадный факт, это прекрасные машины. Но отечественное машиностроение потеряло миллиарды долларов из-за нежелания государства по-настоящему вкладываться в столь важный сегмент технологий. Так, по оценкам, на развитие проекта ГТД-110 было потрачено всего около 20 млн долларов, а в США на разработку и доводку одних турбин H-класса в нулевых годах нашего столетия департамент энергетики вложил более миллиарда долларов (причем не только в GE, но и теперешнее газотурбинное подразделение Westinghouse, принадлежащее Siemens).

Некоторый положительный опыт трансфера технологий в отрасли все же имеется. В 1991 году Ленинградский металлический завод (ныне — филиал «Силовых машин») организовал вместе с Siemens СП «Интертурбо». Предприятие выпустило 19 машин V94.2 под маркой Siemens, которые были проданы в девять стран мира, в том числе и в Россию. В 2001 году «Силовые машины» купили лицензию на выпуск V94.2 под собственной маркой ГТЭ-160 (всего выпущено 35 таких машин, из них 31 — для российских потребителей). Доля отечественных комплектующих достигла в установках 60%, но ответственные узлы — компоненты горячего тракта, протяжка пазов в дисках, электронная часть системы регулирования, блок газового топлива — оставались в зоне ответственности Siemens.

Локализация по доброй воле

На пике успеха «Силовые машины» разработали установку ГТ-65, делая ставку на замещение ею и ПГУ на ее основе многочисленных устаревших паровых турбин мощностью до 110 МВт. «Мосэнерго», поддержавшее проект, вскоре устранилось — зачем рисково спонсировать недешевые разработку и доводку русского ГТУ, когда можно купить готовую иностранную турбину и еще получить за нее возврат по договорам ДПМ. В 2011 году «Силовые машины», по сути, отказываются от самостоятельного развития этой тематики, передав СКБ газовых турбин, работавшее на ЛМЗ с 1956 года, в новую компанию «Сименс Технологии газовых турбин», которая поглотила «Интертурбо», а активы в СП перераспределись в пользу Siemens (65%).

На открывшемся заводе уже собрали первую турбину SGT5–2000E, доля отечественных поставщиков составляет в ней пока около 12% по себестоимости. Но, как утверждает генеральный директор СТГТ Нико Петцольд, предприятие собирается увеличивать ее до 70% в соответствии с намеченными целями правительства РФ.. По его словам, сейчас рассматривается несколько российских компаний, которые проходят соответствующую аттестацию. Прямых обязывающих документов, прописывающих программу локализации, нет, но спрос со стороны госкомпаний зачастую уже предусматривает требование к определенной степени локализации продукта. Поэтому, говорит топ-менеджер, только расширяя номенклатуру и повышая качество локализации, можно получить более масштабный доступ на довольно конкурентный российский рынок газотурбинной продукции.

В частности, на заводе «ОМЗ Спецсталь», рассказывает технический директор СТГТ Александр Лебедев, из партии поковок уже изготовлены в процессе аттестации поставщика роторные детали для следующей турбины — диски ротора, концевые части (всего 28 компонентов). А это очень ответственная продукция, зачастую поступающая из-за границы.

Постепенно доля российских производителей, в том числе поставки высокотехнологичных комплектующих за счет постепенной их сертификации по стандартам Siemens, будет увеличиваться. Отечественные комплектующие будут использоваться и в турбинах, предназначенных для зарубежных рынков.

Автор Ирик Имамутдинов
Источник

Эскадре застопорили ход

1р

Казалось бы, рутинная новость: серийное производство газотурбинных двигателей для крупных надводных кораблей нашего ВМФ (ранее эти двигатели изготавливала Украина) Россия в порядке импортозамещения освоит лишь к 2018 году. Об этом на днях заявил вице-премьер Дмитрий Рогозин.

На самом деле перед нами очередное свидетельство сильнейшей головной боли Министерства обороны РФ. И в первую очередь – Черноморского флота. Потому что названная Рогозиным дата означает, что перспективы коренного обновления корабельного состава у севастопольских причалов снова растаяли за временными горизонтами. А значит, и российской Средиземноморской эскадре существенного повышения своей ударной мощи придется ждать еще очень долго.

Что, собственно, после заявления Рогозина стало очевидным? Бедственное состояние самого южного из наших флотов давно известно. Формально основу его боевого могущества должна бы составлять воссозданная с 1 декабря 2014 года 30-я дивизия противолодочных кораблей (ДиПК). На самом деле ее нынешний состав с трудом «тянет» хотя бы на худосочную бригаду — дивизией соединение названо явно с большим авансом.

Судите сами. В конце 70-х годов прошлого века в 30-ю ДиПК, при поддержке других советских флотов успешно соперничавшую в Средиземном море с 6-м флотом ВМС США, входило до 28 артиллерийских, ракетных и противолодочных крейсеров, эсминцев, больших противолодочных и больших ракетных кораблей. Для того чтобы перечислить теперь составившие дивизию ударные боевые единицы, хватит пальцев одной руки. Гвардейский ракетный крейсер «Москва», большой противолодочный корабль «Керчь», сторожевые корабли «Сметливый», «Пылкий» и «Ладный». Вот и все, что мы на сегодня назло врагу имеем в Севастополе.

Самый юный из перечисленных – «Москва», 33 лет от роду. Самый старый – «Сметливый». Его винты мутят воду аж с 1969 года. В Средиземное море на боевую службу «Сметливый» решено больше не направлять. Не ровен час…

Мало того. Скоро в деле подсчета основных боевых единиц черноморцев один палец на той самой руке станет лишним. БПК «Керчь», только-только вышедший из серьезного ремонта, обошедшегося казне в десятки миллионов рублей, 4 ноября прошлого года умудрился сильно подгореть из-за оставленного без присмотра электронагревательного прибора в матросском кубрике. Теперь свежеотремонтированную «Керчь» готовят к списанию. По этому поводу даже отложена запланированная было на декабрь 2015 года постановка в завод для четырехлетней модернизации ракетного крейсера «Москва». Просто потому, что иначе в случае чего из Севастопольской бухты и выйти-то будет просто некому.

Все надежды, все чаяния черноморцев в этой аховой ситуации связаны с обещанным скорым пополнением новыми надводными кораблями и дизель-электрическими подводными лодками. Лодки пока оставим в стороне – с ними, вроде бы проблем нет. Первые две проекта 636.3 «Варшавянка», построенные в Питере, — «Ростов-на-Дону» и «Новороссийск» — уже добрались до Северного флота и проводят завершающие глубоководные испытания бортового оружия и оборудования на глубоководных полигонах в Баренцевом море. К концу года они, видимо, окажутся уже в месте своего постоянного базирования в Новороссийске. Еще две «Варшавянки» («Старый Оскол» и «Краснодар») испытывают на Балтике. Две другие для ЧФ пока строят на «Адмиралтейских верфях».

С надводными кораблями, которые и должны будут пополнить ту самую 30-ю дивизию, все намного сложнее. Напомню: Севастополь давно ждет шесть новых фрегатов проекта 1135.6., что с 2010 года строятся в Калининграде. Трех, скорее всего, дождется.

Головной – «Адмирал Григорович» — заканчивает ходовые испытания на Балтике и не исключено, что ко Дню ВМФ торжественно войдет в Севастопольскую бухту. Первый серийный – «Адмирал Эссен» — спущен на воду прошлой осенью. И, если все сложится, к концу года встанет к 12-му причалу рядом с «Григоровичем».

Более или менее понятно и с третьим фрегатом – «Адмиралом Макаровым». В августе 2015 года его планируют спустить на воду. И до Севастополя он, очевидно, тоже доберется в разумные сроки.

Но вот тут ясность кончается. Потому что для оставшихся трех кораблей проекта 1135.6 двигателей у России нет. Ибо поставляла их Украина. Точнее – николаевский завод «Зоря-Машпроект». В связи с известными трагическими событиями в этой стране поставки прекратились.

В августе прошлого года на совещании в ОКБ имени Люльки вице-премьер Рогозин был еще полон оптимизма. И сгоряча пообещал, что мы сами все освоим «в кратчайшие сроки». Как сообщали информационные агентства, локализовать производство газотурбинных корабельных двигателей (ГТД) мощностью в 54 тысячи лошадиных сил в Рыбинске на НПО «Сатурн» собирались за полтора года. Сегодня Рогозин говорит уже о трех годах. А с учетом того, как в действительности в условиях кризиса выполняются планы в российской оборонке, не исключено, что ждать придется куда дольше.

Впрочем, если и вправду рыбинцы все же осилят эту неподъемную задачу к 2018-му – когда же они выпустят первый силовой агрегат? Когда сумеют отправить его в Калининград? Сколько времени займет установка огромного двигателя на корабль? Наконец, насколько надежной окажется в спешке изготовленная новинка?

Все это время калининградские кораблестроители будут в сложном положении. На их стапелях достраиваются и готовятся к спуску еще два фрегата проекта 1135.6 «Адмирал Бутаков» и «Адмирал Истомин». Минимум три года этим новостройкам предстоит без всякой пользы маяться у достроечной стенки, принося ежедневные убытки заводу. Если ГТД на них все же поставят, будут еще заводские и госиспытания. Страшно даже подумать, когда этого пополнения теперь дождется Черноморский флот. И что останется к тому счастливому дню от некогда могучей 30-й ДиПК?

Но и это еще не все. Неизвестно где брать сегодня газотурбинные двигатели не только для тех кораблей дальней и ближней морской зоны, что строит Калининград. Точно такое же положение с фрегатами проекта 22350, которые создают на Северной верфи Санкт-Петербурга. И причина та же – разрыв кооперационных связей с Украиной. Отличие только в том, что для «питерских» кораблей в Рыбинске придется создавать еще один двигатель – в 60 тысяч лошадиных сил. И это, бесспорно, сильно усугубляет ситуацию.

Конкретнее, с фрегатами проекта 22350 дело обстоит так. Головной – «Адмирал Горшков» — обзавестись еще николаевскими двигателями успел, успешно прошел заводские и ходовые испытания, готовится к переходу на Северный флот. В наличии силовые агрегаты и для следующего фрегата проекта 22350 – «Адмирала Касатонова», недавно спущенного на воду. А вот дальше – полный мрак и неизвестность.

Потому что Министерство обороны собиралось заказывать серию из 15 таких кораблей для всех четырех наших флотов. И когда же теперь конец стройке, если и ей предстоит на годы замереть?

Вполне резонен вопрос: мы что, только вчера узнали о ненадежности военно-технического сотрудничества с Украиной? Нет, все ясно стало минимум с 2004 года, когда в Киеве случилась первая «оранжевая» революция и мечта о членстве в НАТО прочно овладела тамошними руководящими массами. Москва выводы, казалось, сделала. В 2009 году Россия объявила программу импортозамещения в области корабельного двигателестроения. Выделили миллиарды.

Предполагалось, что уже в 2013 году мы на 100 процентов локализуем производство ГТД у себя и «сделаем ручкой» николаевским коллегам. Однако на нынешний день локализация в этой области на НПО «Сатурн» составляет всего 15 процентов. Кораблестроительная программа в своей важнейшей части практически сорвана. Хоть с кого-нибудь за это спросили? Не будем наивными.

И еще одна глупость государственного значения в наличии. По факту в российском флоте теперь будет два проекта кораблей типа «фрегат». Любому специалисту известно, что это очень плохо. Потому что затратно. Ведь для каждого проекта кораблей требуется свое тыловое обеспечение, своя учебная база для экипажей, свое гарантийное обслуживание промышленностью. Разнобой в тактико-технических возможностях предполагает разное боевое планирование.

В свое время за «разнотипье» кораблей одного и того же назначения справедливо ругали создателей советского флота. Приводили в пример рациональных американцев. Те если взялись производить эсминцы УРО типа «Арли Берк», то уж наклепали их аж 62 штуки. Если уж понадобились им ракетные крейсера типа «Тикандерога» — то сразу 27 единиц. И так далее. Почему же мы опять наступили на старые грабли?

Все дело в том, что изначально предполагалось для ВМФ РФ строить только и исключительно более совершенные фрегаты проекта 22350. В 2006 году заложили первый — «Адмирала Горшкова». Но в обстановке всеобщего развала дело не заладилось настолько, что в боевом составе ВМФ РФ «Горшкова» нет до сих пор. Хотя и затратили только на него уже более 20 миллиардов рублей. Как на хороший атомный крейсер.

Поскольку наши причалы повсюду давно почти обезлюдели, надо было что-то срочно предпринимать. Тогда в Минобороны и вспомнили о кораблях попроще и подешевле – проекта 1135.6. Их главное достоинство было в том, что судостроители Калининграда их давно освоили, поскольку целую серию произвели для Индии. Так и возникла идея пополнить почти такими же, но с более совершенным оружием, ЧФ.

Когда принимали это решение, оно выглядело оправданным. Первые фрегаты проекта 1135.6 действительно пошли быстрей. Но теперь, когда началась эта долгоиграющая канитель с украинскими и рыбинскими ГТД, вышла полная ерунда. Теперь основная масса новых кораблей класса «фрегат» и в Калининграде, и в Питере пойдет в серию одновременно. Где-то года после 2020-го. И снова на десятилетия будут у нашего ВМФ боевые корабли одного назначения, но разных типов. Просто рок какой-то.

Источник

Фото: Алексей Павлишак/ ТАСС

Россия больше не заинтересована в «Мистралях»

3

Отказ Франции от поставки вертолетоносцев типа «Мистраль» для российского Военно-морского флота не окажет существенного влияния на боеготовность вооруженных сил, так как Россия планирует постройку своих вертолетоносцев.

Сегодня, 27 мая, заместитель председателя коллегии Военно-промышленной комиссии России Олег Бочкарев сообщил, что Россией был принят факт непоставки французской стороной кораблей типа «Мистраль». На сегодняшний день продолжается обсуждение между сторонами суммы компенсации, которая должна быть выплачена России за срыв данного контракта.

Олег Бочкарев отметил, что на текущей неделе должен пройти еще один этап переговоров. Ожидается визит в Москву французского спецпредставителя для разрешения проблемы вертолетоносцев Луи Готье.

Луи Готье подтвердил свой визит в Россию.

Олег Бочкарев отметил, что непоставка кораблей для российского Военно-морского флота не окажет существенного влияния на боеготовность вооруженных сил, так как ожидается, что Россия самостоятельно построит вертолетоносцы.

Зампредседателя коллегии ВПК отметил, что на сегодняшний день строительство вертолетоносцев запланировано и находится в проекте. Корабли будут построены по иному принципу, так как в России идеология работы морского десанта несколько другая. Поэтому не стоит ожидать точной копии «Мистралей».

Олег Бочкарев также сообщил информацию относительно судьбы новейшего вертолета Ка-52К, который был создан исключительно под французский заказ. Он отметил, что вертолет, который является корабельной модификацией Ка-52 «Аллигатор» будет применяться на кораблях российского ВМФ.

Олег Бочкарев подчеркнул, что вертолет был разработан специальной под вертолетоносец, но на самом деле была создана интересная машина, способная базироваться на российской корабельной группе и оказывать огневую поддержку высадки морского десанта. Таким образом, у вертолета есть будущее и его использование.

Ранее зампред комитета по промышленности Госдумы России Владимир Гутенев сообщил, что России  не составит труда создать личный аналог «Мистраля», который будет оснащен ядерной силовой установкой, так как Россия получила в свое распоряжение чертежи вертолетоносцев Франции.

Напомним, что контракт на строительство двух вертолетоносцев типа «Мистраль стоимостью 1,2 миллиарда евро был заключен в 2011 году между французской DCNS/STX и «Рособоронэкспортом». В 2014 году ожидалась поставка первого корабля «Владивосток» в Россию, а в 2015 году – второго корабля «Севастополь». Поставка была отменена французской стороной. На сегодняшний день Россия ожидает от Франции либо поставки вертолетоносцев, либо возврата денежных средств.

По материалам РИА
Фото © РИА Новости. Григорий Сысоев

Новая ракета X-35: гроза американских эсминцев

912-kor

На увеличение мощности военных флотов западных стран Россия ответила появлением новой противокорабельной ракеты. Ее можно спрятать где угодно, а «рой» таких ракет способен на расстоянии 300 км потопить самый современный американский эсминец.

Российская корпорация «Тактическое ракетное вооружение» создала, по сути, новую противокорабельную ракету (ПКР). Дальность полета последней модернизированной версии ПКР типа Х-35 увеличена более чем вдвое – со 120 км до 300 км, наведение ее на цель будет осуществляться с помощью беспилотных воздушных летательных аппаратов и подводных роботов, а в качестве носителей будут выступать как корабли и авиация, так и береговой ракетный комплекс «Бал». Об этом заявил генеральный директор- генеральный конструктор концерна «Моринформсистема-Агат» (этот концерн принимает непосредственное участие в создании нового ракетного комплекса) Георгий Анцев. «С «Балом», в принципе, все понятно. Сейчас корпорация «Тактическое ракетное вооружение» модернизировала ракету Х-35Э. Она создана в авиационном исполнении, она же будет в сухопутном и в морском исполнении. У нее хорошая дальность — порядка 300 километров. Поэтому модернизированный «Бал», скорее всего, будет оснащен в качестве системы целеуказания беспилотным комплексом. Работы в этом направлении ведутся с компанией «Камов» — у них беспилотник массой около тонны. Есть у нас партнер — компания «Радар», которая ведет работы по созданию беспилотного комплекса массой около 500 килограммов. Кроме того, у нас есть подводная робототехника, оснащенная хорошей гидроакустикой, которая может работать на рубеже и передавать данные на берег» — передало ТАСС мнение Георгия Анцева.

Сказанное означает, что Россия, фактически, создала новое оружие против военных кораблей вероятного противника. Принятие 10 лет назад российскими Вооруженными Силами вместо «Термитов» противокорабельной ракеты Х-35 разработки ОКБ «Звезда» уже само по себе стало значимым событием. Небольшие габариты (до 4,5 метров) и масса изделия в сочетании с мощной боевой частью (145 кг), способность двигаться на подходе к цели на высоте всего 4 метра над поверхностью моря, помехозащищенная комбинированная автономная система самонаведения, относительно невысокая стоимость ракеты позволили разместить ее на носителях, практически, во всех средах. На море Х-35 входит в состав вооружения ракетных катеров, корветов, фрегатов и даже индийского эсминца «Дели». В воздухе – стоит на вооружение самолетов Су-30, МиГ-29К. На суше Х-35 является основным оружием берегового ракетного комплекса (БРК) «Бал-Э».

Этот БРК использует аналогичные корабельному варианту транспортно-пусковые контейнеры с ракетами, которые установлены на колёсных шасси высокой проходимости. Это позволяет обеспечить комплексу высокую подвижность и малую уязвимость для высокоточных средств поражения большой дальности. Противник просто не успевает за появлением и работой этих БРК на незащищенном, как ему казалось, участке побережья. Время подготовки к стрельбе «Бала-Э» на неподготовленной позиции с марша составляет не более 10 минут. При этом целеуказание такой комплекс может получать как с собственной радиолокационной станции, так и из других источников — разведывательных БПЛА или станций загоризонтной локации. Четыре пусковые установки, входящие в состав одного комплекса, менее чем за полминуты могут выпустить 32 ракеты, что достаточно для нанесения серьёзного урона любой корабельной группе противника. И через 30 минут «Бал-Э» готов к повторному залпу.

В желании придать ракетному залпу Х-35 еще большую неожиданность и мобильность, российские военные инженеры даже умудрились разместить установки для запусков этих ракет и пункты управления ими в стандартных 20 и 40-футовых морских контейнерах. Речь идет о контейнерном комплексе ракетного оружия Club-K, концепт которого в экспортном исполнении широкой публике был впервые показан на оружейном салоне LIMA-2009. В зависимости от пожеланий заказчика, этот комплекс может быть оснащен или ракетами Х-35Э («Э» — означает экспортный вариант), или ракетами 3М-54КЭ, 3М-54КЭ1, 3М-14КЭ разработки ОКБ «Новатор». «Приступая к разработке ракетного комплекса Club-K, мы исходили из понимания того, что далеко не все государства имеют возможность содержать в составе своего флота такие дорогостоящие «игрушки», как корветы, фрегаты, эсминцы, крейсеры и другие мощные, хорошо оснащенные ракетным оружием корабли. Однако никто не имеет права лишать их возможности обеспечивать свой суверенитет. При этом потенциальный агрессор должен реально понимать, что может получить неприемлемый для себя ущерб» — обозначал в свое время идеологию создания этого ракетного комплекса концерн «Моринформсистема-Агат».

Малые размеры ракет Х-35 в сочетании с их хорошей боевой мощью и возможностью залповых запусков, позволяют превратить даже морской контейнер, оборудованный этими ракетами, в грозное оружие. Несколько Х-35, при удачном попадании, могут отправить на дно даже американский эсминец класса «Арли Бёрк» водоизмещением почти 10 тыс тонн. Однако, дальность стрельбы этими ракетами составляла всего 120-130 км, что, конечно, создавало (и создает) определенную опасность для носителей Х-35 поражения противокорабельными (противовоздушными) средствами большой дальности вероятного противника. Поэтому корпорацией «Тактическое ракетное вооружение» (ТРК) сейчас разработана, испытана, и очевидно, уже запущена в серийное производство модификация Х-35, в которой дальность полета этой ракеты увеличена до 300 км. В прессе уже мелькали сообщения о том, что «ТРК» проводит испытания некой «экспортной версии» новой ракеты под литерой Х-35УЭ. За счет нового двигателя, нового топлива и изменения конструкции воздушного канала, как сообщалось, удалось увеличить дальность полета Х-35 без изменения ее габаритных характеристик до 260 км. Очевидно, версия Х-35, предназначенная для российских военных моряков, летит еще дальше. Кроме того, в новой ракете применяется и новая комбинированная система наведения, включающая, кроме инерциальной и активной радиолокационной систем самонаведения, спутниковую навигацию.

Некоторое время назад эта информация получила подтверждение и со стороны концерна «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ). КРЭТ заявил, что планирует модернизировать новейшие российские палубные вертолеты Ка-52К, оснастив их новой бортовой радиолокационной станцией (БРЛС). Напомню, что эти вертолеты были созданы как «морская» модификация Ка-52, которая будет базироваться, преимущественно, на вертолетоносцах «Мистраль». С «Мистралями» в последнее время все как-то совсем плохо. Но новые морские вертолеты России все равно нужны. И оснащаться они будут, в том числе, новейшей версией противокорабельной ракеты Х-35. Именно поэтому КРЭТ заявил о том, что новая БРЛС на этих вертолетах повысит дальность обнаружения целей минимум в 2 раза – до 200 км. «Подобная модернизация обеспечит уникальную возможность применения Ка-52К противокорабельных ракет типа Х-31 и Х-35», — сообщил КРЭТ. Вслед за авиацией, новой противокорабельной ракетой, очевидно, оснастят надводные корабли флота и БРК «Бал-Э».

Тем самым Россия вновь вернет себе мировое лидерство в разработке и производстве малогабаритных дозвуковых противокорабельных крылатых ракет. Сейчас самым «дальним» в этом классе считается американский «Гарпун». Его модификация D2 летит на 280 км. Но при этом она более чем на метр длиннее (5,2 метра против 3,85 в авиационной версии), в 1,5 раза тяжелее (742 кг против 550 кг), и на 70% мощнее по массе боевой части (235 кг против 145 кг), чем российская ракета. Однако, новая модификация Х-35 по-прежнему «хитрее» и «ловчее» американского аналога. Она, действительно, практически, незаметна, и может встретить корабль вероятного противника где угодно – хоть на борту пограничного сторожевика типа «Рубин» в северных морях, хоть на побережье Крыма, хоть неожиданно выскочив из старого морского контейнера где-нибудь в Латинской Америке.
Источник

Вашингтон создает бомбардировщик нового поколения

7h

США разрабатывают стратегический бомбардировщик нового поколения – машину, соответствующую стратегии глобального молниеносного удара. Предполагается, что один такой самолет будет стоить более полумиллиарда долларов, что не так дорого для столь современной разработки. Главный вопрос – чем сможет ответить на это российский ВПК.

В конце весны или начале лета ВВС США официально объявят компанию, выигравшую конкурс на разработку нового стратегического бомбардировщика, предназначенного для замены состоящих на вооружении самолетов B-52 и B-1, сообщает американское сетевое издание Defense News. Пока эксперты спорят об облике нового самолета, попробуем сделать некоторые выводы на основании данных из открытых источников.




Со времени появления ядерного оружия стратегическая авиация имела разный вес в составе так называемой классической ядерной триады, включающей в себя межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), межконтинентальные стратегические ракеты на подводных лодках (МБРПЛ) и самолеты – носители ядерного оружия. В первые годы существования ЯО тяжелый бомбардировщик и был единственным его носителем, способным доставить заряд на межконтинентальную дальность. Впрочем, первый атомный бомбардировщик B-29 в полном смысле не был межконтинентальным, хотя являлся вполне стратегическим средством в пределах Европейского и Азиатского театра военных действий.

Первым действительно межконтинентальным носителем стал гигантский бомбардировщик с поршневыми моторами Convair B-36 – шестимоторный (с добавлением четырех дополнительных турбореактивных двигателей-ускорителей – 10-моторный) неповоротливый монстр, составлявший основу стратегического авиационного командования США с конца 40-х до начала 60-х годов прошлого века. Советский Союз не смог тогда найти адекватный ответ, но когда на смену слишком медленному B-36 пришли реактивные B-47, в СССР с небольшим запаздыванием началась эксплуатация Ту-16. Впрочем, первые реактивные «стратеги» опять же не являлись межконтинентальными: было очень сложно примирить прожорливость ранних реактивных двигателей с требованиями большой дальности. В результате тактический радиус действия советского и американского самолетов не превышал 4 тыс. км. Без дозаправки.

Любопытно, что и в более позднюю, сверхзвуковую эпоху СССР и США не отказались от концепции среднего «локально стратегического» бомбардировщика. В США таким самолетом стал весьма неудачный сверхзвуковой Convair B-58 Hustler, на смену которому довольно быстро пришел General Dynamics FB-111A c изменяемой геометрией крыла, в СССР это были Ту-22 (к слову, тоже не шедевр) и Ту-22М, который состоит на вооружении ВВС РФ до сих пор, тогда как в США от этого класса самолетов отказались еще в середине 90-х.

Первым реактивным тяжелым бомбардировщиком, в полной мере заслужившим звание «межконтинентального», стал знаменитый Boeing B-52 Stratofortress. Несколько ранее в СССР был принят на вооружение самолет М-4 конструкции ОКБ Мясищева, однако он заметно проигрывал по параметру боевого радиуса американскому оппоненту (5 тыс. км с небольшим против 7,5 тыс.) и поэтому не мог наносить удары по всей глубине территории США (позднее эти самолеты переоборудовали в заправщики М-4-II). И только с принятием на вооружение Ту-95 и усовершенствованных бомбардировщиков 3МС и 3МН, оснащенных системами дозаправки в воздухе, советская авиация достигла в этом отношении примерного паритета с ВВС США.

Вплоть до появления на рубеже 80-х годов стратегических самолетов-ракетоносцев оснащенные свободнопадающими бомбами машины составляли основу стратегических авиационных сил двух сверхдержав.

А что же прочие компоненты триады? Баллистические ракеты наземного базирования, способные пересечь океан, появились у СССР и США примерно в одно и то же время, в 1957–1959 годах. Первой в мире настоящей МБР считается королевская «семерка», точнее, ее боевая двухступенчатая модификация Р-7А, но фактически по-настоящему боеготовыми ракетами стали в СССР янгелевские Р-12 и Р-16, а в США SM-56 Atlas и LGM-25 Titan, вставшие на боевое дежурство в 1959–1962 годах. Но несмотря на проведенные испытания, ни одна из сторон не была уверена в эффективности МБР первого поколения, особенно в плане точности. В случае начала полномасштабного ядерного конфликта, прежде чем бомбардировщики достигли бы территории противника, по ней уже был бы нанесен удар МБР. Самолетам доставалась функция зачистки объектов, не пострадавших при ракетном ударе.

Таким образом, даже несмотря на появление нового средства доставки, роль стратегической авиации в ядерной триаде по-прежнему оставалась значительной. Лишь с насыщением флотов ПЛАРБ, вооруженными 10–16 ПУ МБРПЛ с разделяющимися боеголовками, авиационные стратегические носители отошли на второй план. Некоторые старые члены ядерного клуба и вовсе от них отказались, положившись лишь на ПЛАРБ (Великобритания) или МБР наземного базирования + ПЛАРБ (Франция). Только Россия, США и КНР располагают сегодня полноценной триадой сил ядерного сдерживания, причем Китай – условно, так как роль стратегических носителей там выполняют средние бомбардировщики Xian H-6H, представляющие собой дальнейшее развитие линейки советских Ту-16.

Между тем стратегическая авиация обладает двумя преимуществами, отсутствующими у других элементов триады: обратимостью действия и возможностью использования в неядерном оснащении для решения задач на удаленных ТВД. Первое означает, что приказ на нанесение ядерного удара может быть отозван даже тогда, когда самолет находится в зоне поражения цели. Второе – «бомбовоз» может быть загружен и обычными бомбами или ракетами в неядерном варианте. Это могут быть также морские мины, противокорабельные средства, противотанковые и противоаэродромные боеприпасы и многое другое из имеющихся сегодня средств поражения. А поскольку размеры и грузоподъемность самолетов стратегической авиации огромны, то и боевой нагрузки они могут нести много, иногда – десятки тонн в одном вылете. Последний показатель может являться решающим, например, при действиях по инфраструктуре противника, что показал опыт Вьетнама, Ирака и Югославии.

Третий момент, о котором часто забывают, состоит в том, что самолетовождение возможно и в том случае, если из строя выйдут все спутниковые навигационные системы разом: на самолете достаточно места для размещения надежных и точных независимых навигационных систем.

Изложенные выше соображения и способствуют тому, что стратегические авиационные носители до сих пор окончательно не сошли со сцены. Правда, теперь вместо классических бомб они имеют на вооружении мощные авиационные ракеты, крылатые или аэробаллистические, что еще более увеличивает их боевую ценность.

Каким же должен быть перспективный стратегический бомбардировщик, каков его оптимальный облик в XXI веке? Как уже отмечалось выше, в наследство от века минувшего США и России достались самолеты двух видов: это огромные, медленные (по сравнению с другими боевыми самолетами), но грузоподъемные ракетоносцы B-52 и Ту-95 и сверхзвуковые B-1 и Ту-160. При этом американский сверхзвуковой B-1 по характеристикам боевого радиуса действия (5–6 тыс. км) относится скорее к классу тяжелых сверхзвуковых бомбардировщиков, подобно российским Ту-22М, тогда как дальность более крупного и тяжелого Ту-160 позволяет отнести его к полноценным стратегическим самолетам.

Соответственно разнится и методика их боевого применения. Дозвуковые машины превратились фактически в летающие платформы для пуска ракет. Высокие ЛТХ, кроме грузоподъемности и продолжительности полета, им особенно и не нужны: эти самолеты в непосредственное соприкосновение с противником входить не будут, так как дальность действия ракет позволяет отодвинуть рубежи пуска от зоны действия ПВО. Если раньше такой самолет представлял собой настоящую летающую крепость, оснащенную десятком автоматических стволов и даже бортовым истребителем (такие опыты производились на рубеже 1950-х), то теперь основная защита что Ту-95, что В-52 – это системы радиоэлектронной борьбы, пассивные и активные. А единственная оставшаяся кормовая пушечная установка служит в основном для отстрела противорадиолокационных снарядов или инфракрасных ловушек.

Будучи оснащены обычными или управляемыми бомбами, такие самолеты могут действовать и над полем боя, разрушая инфраструктуру противника или работая на подавление очагов сопротивления по запросу наземных сил. Правда, противник должен быть специфический: или банановая республика, лишенная серьезных средств ПВО (как афганские талибы в районе Тора-Бора), или ПВО должно быть подавлено предыдущими авиаударами (как в Ираке и Югославии). В противном случае риск потерь очень велик.

Иметь такой самолет довольно соблазнительно. Действительно, вместо десятков или сотен самолетных вылетов звено подобных бомбардировщиков благодаря дозаправке в воздухе может сутками висеть над полем боя, пока не кончится боекомплект. Также возможно обеспечение им функций разведки, наблюдения, связи, командного пункта. Подобная платформа могла бы стать даже носителем ударных или разведывательных дронов, периодически принимая их на борт для довооружения и дозаправки,– ничего принципиально невозможного в этом нет.

При этом не надо ни создавать/захватывать аэродромы на месте, ни гонять авианосцы к дальним берегам. Самолет подобного класса с очень большим сроком службы можно было бы создать, оснастив вооружением и боевыми системами какой-нибудь подходящий гражданский лайнер вроде Ил-96 или 747-го «Боинга». Так, например, поступают, создавая базовые патрульные или противолодочные самолеты.

Более того, на рубеже 2000-х годов, когда казалось, что военное противостояние великих держав ушло в прошлое, подобные идеи доходили даже до стадии эскизного проектирования. Однако эрзац-бомбовоз, годный в основном для усмирения всевозможных «Сумбулистанов», американским военным не приглянулся, да и денег в доведение такой машины до боеспособного состояния надо было вложить лишь немногим меньше, чем в создание нового самолета. Не исключено, что несколько единиц таких машин когда-нибудь будут созданы как дополнение к «летающим канонеркам» AC-130U, но это явно не магистральный путь развития стратегических бомбардировщиков.

Второй тип самолетов представляют собой сверхзвуковые машины тяжелого класса. Такие машины предназначены для прорыва систем ПВО и действий непосредственно над территорией противника. Высокая скорость полета, позволяющая за пару часов оказаться в другом полушарии, делает их оперативным и гибким средством для нанесения ударов на большие расстояния. Но современное развитие средств ПВО, главным образом зенитно-ракетных систем, оставляет даже сверхзвуковым носителям ненамного больше шансов на выполнение миссии, нежели их дозвуковым предшественникам. Тем не менее сверхзвуковые ракетоносцы могут еще вполне успешно действовать на морских и океанских акваториях, где насыщенность средствами ПВО не так высока и есть возможность избежать перехвата палубными истребителями с их сравнительно ограниченной дальностью.

Однако на вооружении ВВС США имеется и третий тип стратегического бомбардировщика, отличный от предыдущих двух. Речь идет о самолете-«невидимке» B-2 Spirit. Этот бомбардировщик создавался как асимметричный ответ на советский Ту-160, и в результате «Дух» стал самым дорогим самолетом в мире: к началу 2000-х, после всех доводок, дооснащений и модернизаций стоимость одного бомбардировщика вплотную приблизилась (а по другим источникам, и превзошла его) к рубежу в 1 млрд долларов (изначально планировалось, что цена за один самолет не превысит 350 млн). Вместе с тем конструкторам не удалось в полной мере реализовать все характеристики, изначально заложенные в проект. Сравнительно небольшие размеры грузового отсека, выбранные по конструктивным соображениям, наложили ряд ограничений на номенклатуру бортового вооружения: многие типы боеприпасов туда просто не помещаются.

Кроме того, конец программе В-2 положили испытания самолетов МиГ-29, доставшихся объединенной Германии по наследству от ГДР. Участвовавший в этой программе летчик-испытатель Ларри Нильсен как-то проговорился в беседе с Робертом Ф. Дорром (сотрудником World Air Power Journal), что радар Н-019 (разработка НПО «Фазотрон»), установленный на МиГ-29, видит В-2 даже на фоне земли. По его мнению, почти наверняка можно предположить, что БРЛС МиГ-31 и Су-27 также способны селектировать такую цель, причем на гораздо большей дальности. Правда, Нильсен оговорился, что экипаж В-2 все же имеет неплохие шансы уйти из-под атаки перехватчиков, но не пояснил, чем они подкреплены. Надо полагать, последнее утверждение касается мощной системы электронного противодействия, установленной на этом самолете.

В результате удорожания и по результатам испытаний из планировавшихся к закупке 130 самолетов была построена только 21 единица. Самолеты, обладающие хорошими данными в части грузоподъемности (max 22 600 кг), дальности (18 тыс. км с одной дозаправкой) и продолжительности полета (более суток за счет сменного экипажа на борту), хорошо показали себя в кампаниях в Афганистане и Ираке. Отметились они и в Ливии, где 19 сентября 2011 года три самолета этого типа, действуя совместно с парой В-1В, уничтожили 45 целей (тогда как пара сверхзвуковых самолетов – 105) свободнопадающими и управляемыми бомбами.

Тем не менее, по мнению бывшего заместителя командующего стратегического авиационного командования генерал-лейтенанта Стивена Кронера, «США не имеют сегодня на вооружении ни одного стратегического бомбардировщика, способного действовать в условиях активного противодействия».

Собственно, для решения этой проблемы в 2008 году и была начата программа Next-Generation Bomber (бомбардировщик следующего поколения, NGB), закрытая уже через год. Компании Boeing и Lockheed Martin договорились о кооперации для участия в проекте NGB, однако ряд обстоятельств, включая финансовые сложности и требования международных договоров, вынудили МО США начать новую программу под названием Long Range Strike Bomber (LRS-B, дальний ударный бомбардировщик). На финансирование проекта в бюджете 2012 года было выделено 197 млн долларов, в общей сложности – 3,7 млрд в течение пяти лет.

Первоначально некоторые эксперты полагали, что речь идет о возможной модернизации проекта FB-22, т. е. о создании самолета на базе уже существующего «Раптора». По такому пути США пошли в 70-х, переделав в стратегический бомбовоз средний бомбардировщик – дальний перехватчик F-111B. Модернизация заключалась в установке крыла большего размаха и удлинении бомбоотсека вместе с фюзеляжем путем вставки дополнительной секции. Получившиеся таким образом машины около 20 лет состояли на вооружении, базируясь в основном в Европе. Аналогичным изменениям мог подвергнуться и F-22A Raptor, однако военные сочли, что эффективность такого самолета будет немногим выше, чем у модернизированного B-1B.

Что же хотят получить американские военные в результате реализации программы LRS-B? Если верить открытым источникам, на выходе должен получиться самолет, в некоторых чертах напоминающий B-2B, но со вдвое более низкой стоимостью. Победитель тендера (участниками которого, вероятнее всего, станут консорциум Boeing/Lockheed Martin с одной стороны и разработчик В-2 компания Northrop с другой) должен будет разработать и построить дозвуковой бомбардировщик с дальностью не менее 9–10 тыс. км и возможностью увеличения дальности за счет дозаправки в полете. Утверждалось, что сначала ВВС получат пилотируемый вариант машины, предназначенный для выполнения ударных задач на большом удалении от базы. В дальнейшем не исключается создание беспилотной версии, при помощи которой военные смогут вести разведку, а также, возможно, наносить удары по объектам противника. По некоторым данным, к беспилотному варианту LRS-B предъявляются высокие требования по дальности и продолжительности полета: при помощи дозаправок машина должна находиться в воздухе до 100 часов.

Проект LRS-B разрабатывается с учетом новейшей стратегии глобального молниеносного удара и поэтому должен иметь некоторые особенности, связанные с вооружением. В пилотируемом варианте самолет должен нести до 13 тонн различного вооружения. В номенклатуру доступных для использования боеприпасов должны входить корректируемые и неуправляемые бомбы, а также управляемые ракеты различных типов. В зависимости от поставленной задачи бомбардировщик должен иметь возможность нести и применять как ядерное, так и конвенциональное оружие. Важнейшей особенностью самолета LRS-B станет набор радиоэлектронного оборудования, позволяющий поддерживать связь с командованием и другими самолетами, передавать информацию о целях и т. д. Согласно опубликованным данным, новый бомбардировщик должен стать «системой систем» (system of systems). Что именно понимается под этим термином, пока не уточнялось. Вероятно, имелась в виду интеграция бортовой электроники самолета в существующие и перспективные системы связи и управления. Кроме того, это может быть связано со стратегией глобального молниеносного удара.

Согласно ранее опубликованным данным, Пентагон намерен закупить не менее 80 и не более 100 бомбардировщиков новой модели. По-видимому, точное количество этой техники будет зависеть от стоимости готового серийного самолета. Финансисты американского военного ведомства надеются, что стоимость одного самолета LRS-B не превысит 550 млн долларов.

Каков будет российский ответ на американскую программу, перспективный комплекс дальней авиации ПАК-ДА – на сегодняшний день это тайна за семью печатями. Российские военные, как известно, предлагают порой весьма невнятные технические задания и подолгу не могут сформулировать свои требования к перспективным изделиям. Поэтому предложения часто исходят от промышленности, а уже под них заказчиком пишутся согласованные ТЗ. В таком дорогостоящем проекте, как ПАК-ДА, негоже разбрасываться средствами, поэтому тендера ожидать не приходится: скорее всего, увязка требований будет произведена на самых ранних стадиях эскизного проекта, после чего заказ на разработку получит то КБ, которое пообещает их исполнить наиболее точно. Вероятнее всего, это будут туполевская или мясищевская фирмы как имеющие наибольший опыт в таких проектах. Каким будет новый стратегический бомбардировщик России – летающим крылом или классической схемой, с явно или умеренно развитыми элементами техники «стелс», дозвуковым или сверхзвуковым, – покажет время. По крайней мере двигатели, которые, как считается, создаются под этот проект, позволят реализовать любой из возможных вариантов.

Источник

Летальные фантомы Порошенко

10р

Почему украинские власти грезят об открытой военной помощи Запада

Голос литовского руководства по-прежнему громче всех звучит в антироссийском хоре голосов в связи с событиями на Украине. Уступая, пожалуй, только заокеанским спонсорам этой «прибалтийской демократии».

На этот раз глава Литвы Даля Грибаускайте не ограничилась очередным заявлением насчет того, что она не видит оснований для отмены санкций, которые Европейский союз ввел в отношении России. Спикер информационно-аналитического центра Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрей Лысенко заявил, что власти Литвы предоставили его стране военную помощь.

«Украинскую армию поддерживают наши западные союзники: министр обороны Литовской Республики Юозас Олекас подтвердил, что Литва передала украинской армии элементы вооружения, о которых она просила» — не без видимого удовлетворения отметил Андрей Лысенко. Правда, какие именно «элементы вооружений» просила украинская сторона, представитель СНБО уточнять не стал. Таким образом, интрига, связанная с возможным летальным характером поставленной техники, разрешения не получила. Не исключено, что перед нами одна из многочисленных пиар-акций киевского руководства, взявшегося убедить колеблющихся, что мир поддерживает милитаристский порыв администрации Порошенко.

Не так давно президент внес свою вербальную лепту в виртуальный процесс «Запад объединился вокруг идеалов Майдана». «То, что обещали наши партнеры из Литвы относительно вооружений, мы уже получили. Мы получили первую партию теплой одежды, сапоги, оборудование из Канады, еще ожидаем два самолета. Получили партию из Польши, от других партнеров», перечислил Порошенко. За исключением двух самолетов, предназначение которых осталось неизвестным, в плане летальных вооружений, Киеву по-прежнему нечем похвастать. Или он по известным причинам, не хочет предавать огласке факт вовлечения Запада в военное противостояние майданных властей с Новороссией.

Так или иначе, американское министерство обороны не подтвердило сведения правительства в Кабуле о намерении США передать Украине использовавшиеся в Афганистане крупногабаритные бронемашины с усиленной противоминной защитой (MRAP).

Правда, по данным украинских СМИ, жители Западной Украины представили снимки немецких танков «Леопард», которые, якобы, пересекли польско-украинскую границу. Германские власти поспешили дезавуировать эту информацию.

Официально США предоставляют Украине военную помощь на 116 миллионов долларов, Она включает поставки бронежилетов, касок, транспортных средств, приборов ночного видения и тепловизоров, тяжелой инженерной техники, продвинутых средств связи, оборудования для разминирования, переносной робототехники для утилизации боеприпасов, патрульных катеров, противоминометных РЛС и многих других схожих изделий.

Как известно, 18 декабря Барак Обама подписал законопроект, который предоставляет возможность поставлять оружие на Украину и вводить новые санкции. Но буквально через несколько дней глава Минобороны «незалежной» Степан Полторак заявил, что ни одна страна мира не поставляет Украине летального оружия. По его словам, украинский оборонный комплекс, прежде всего, полагается на собственные возможности, но при случае поприветствовал бы помощь из-за рубежа.

В свою очередь, бывший глава украинского МИД Андрей Дещица сообщил, что в случае необходимости Киев будет покупать оружие в Польше. Правда, на какие средства будет проводиться этот пир в стиле милитари на фоне расползающейся по Украине экономической «чумы», он не уточнил.

Военный эксперт, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко полагает, что военная помощь из Литвы, скорее всего, включает так называемую «нелетальную» номенклатуру.

– Очевидно, речь идет, прежде всего, об элементах экипировки и обмундирования (например, камуфляж). Украинская армия раздета и разута, а собственная промышленность не справляется с такими задачами. В более широком контексте можно говорить о том, что существует программа внутри НАТО, в рамках которой Украине передают советское вооружение со стороны ряда бывших республик СССР и стран бывшей Организации Варшавского договора. Как правило, это те государства, которые стали членами НАТО. Такие поставки на Украину, естественно, не афишируются.

Совсем недавно Порошенко передал своим военным значительное количество бронетехники. Понятно, что значительная ее часть получена из стран Восточной Европы. В целом эта программа координируется США. Мы помним, что Порошенко обращался с соответствующими просьбами на саммите НАТО. Вот почему сегодня эта программа военной помощи Украине активно осуществляется.

– Получается, США накачивают своих восточноевропейских союзников современным натовским вооружением, заставляя последних делиться с Украиной остатками советского наследия?

– Да, схема примерно такая. Украинские силовики, прежде всего, получают бронетехнику (БМП), артиллерийские системы вооружений, боеприпасы. Не секрет, что Киев промотал советское наследство в сфере ВПК. Все более-менее ликвидные образцы техники он распродал на рынках вооружений. То, что украинским военным требуется пополнение арсенала, это вполне логично. Почему советское оружие, тоже хорошо понятно: украинские солдаты и офицеры не готовы эксплуатировать военную технику иностранного производства.

– Это может быть одной из причин, по которой американцы воздерживаются от поставок летального вооружения?

– В том числе. Но в то же время помощь оказывается иным путем. Например, США и другие страны НАТО дают Киеву деньги на покрытие военных нужд. Это относительно небольшие транши по 20 млн., 30 млн., 50 млн. долларов и евро. Но, как известно, «курочка клюет по семечку». Также на Украину поставляются средства связи, военная оптика, включая приборы ночного видения, РЛС для обнаружения артиллерийских и минометных батарей. Это условно нелетальное оружие, которое позволяет определить киевским силовикам позиции ополченцев и уничтожить их контрударом.

Кроме того, проходили сообщения по поводу поставок такого оружия как снайперские винтовки, экипировка для т.н. «контртеррористической борьбы». Это летальное оружие может быть использовано для проведения акций по ликвидации руководителей политических и военных структур ДНР и ЛНР. Наконец, Украине предоставляется разведывательная информация по ситуации в Донбассе. Собственные возможности у Украины в этом плане невелики, поэтому как по линии НАТО, так и по линии США идет предоставление разведывательной информации (включая спутниковые данные).

 – Не может ли западное летальное вооружение попадать на территорию Украины вместе с многочисленными иностранными наемниками (из тех же частных военных компаний), наличие которых фиксировалось неоднократно?

– Эта ситуация не касается организованных поставок. Западные наемники в настоящее время не делают погоды в противостоянии в Донбассе. В отличие, скажем, от лета прошлого года. Для Украины сегодня гораздо более актуально восстановление военной мощи, и доукомплектование тех частей, которые были разгромлены в боях. С соответствующим пополнением вооруженной техникой. Проблема Донбасса в ее нынешнем виде может быть решена уже не наемниками, а только полномасштабной войсковой операцией. По моим прикидкам, она будет развернута в апреле-мае месяце. Украина сегодня к этому активно готовится.

– С этим связаны последние заявление Порошенко, носящие откровенно милитаристский характер?

– У профессионалов его пиар-потуги могут вызвать только улыбку. Например, когда пан Порошенко говорит о том, что украинская армия сегодня самая боеспособная в Европе. Или когда пиарщики президента дали ему в руки автомат, из которого он неуклюже пострелял в белый свет. Еще более нелепо выглядело, когда Верховный главнокомандующий Украины посидел в кабине истребителя. «Придворные» СМИ представители его чуть ли не как великого украинского аса. Эти и другие перлы украинского агитпропа вызывают только смех. Очевидно, что на какую-то часть необразованного и находящегося под информационным давлением украинского населения, это оказывает какое-то влияние.

Неуклюжесть пиарщиков Порошенко состоит в том, что они пытаются копировать Владимира Путина. Мы помним, как президент России летал на истребителе в Чечню. При этом Порошенко кушал икру и запивал шампанским в Киеве – в зону АТО он на Новый год не поехал. В качестве реакции на критику, он выбрался на ближайший военный аэродром и посидел в полной безопасности в кабине истребителя. Кстати говоря, не Украине уже нет истребителя, который мог бы «прокатить» Порошенко. А во-вторых, этот человек просто не способен по своим моральным качествам совершить полет на боевой машине. Хотя бы в качестве второго пилота.

 – Почему, все же США и страны НАТО воздерживаются от открытых поставок летальных вооружений?

– Такое решение рано или поздно будет принято. Они опасаются ответной реакции со стороны России. Наши парламентарии уже делали заявления, что если США начнут поставки на Украину, допустим, оружия из Афганистана, Россия, в свою очередь, начнет открыто поставлять оружие Донбассу. Но это решение с повестки дня не снято. Тем более, что законодательный акт на этот счет уже принят и подписан Бараком Обамой.

Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов заявил «СП», что нисколько не сомневается, что страны Балтии и восточноевропейские члены НАТО готовы поставлять летальное вооружение Украине.

– Другое дело, что у них самих его не так уж много. В силу того обстоятельства, что по большей части на вооружении ВС в Польше, Венгрии, Чехии и Словакии находится советское оружие. Я сомневаюсь, что Варшава или Прага готовы поделиться с Киевом чем-либо из своего немногочисленного арсенала. Перед этим странами до сих пор стоит задача перейти на стандарты НАТО. Она до сих пор не решена (с финансовой точки зрения), отсюда у них самих есть потребность в советской технике.

Другое дело, если речь идет о стрелковом оружии. Тогда этот вопрос легко решается. Тем более, что многие бывшие участники блока ОВД (например, эстонцы) уже взяли на вооружение израильские штурмовые винтовки «Galil». Сами украинцы производят аналог израильской штурмовой винтовки Tavor. Вообще, если говорить о стрелковом оружии, бронежилетах, касках, то этим небольшие страны НАТО вполне могут поделиться с Киевом. Поскольку они сами в свое время получали это вооружение в качестве помощи. К тому же это простой в эксплуатации вооружение, на которое не нужно особо переучиваться.

 – Но для того, чтобы устроить массированное наступление на Донбасс, нужны тяжелые вооружения, включая самолеты, танки, системы залпового огня…

– Самолеты Киев однозначно не получит. Советская техника в странах НАТО во многом устарела.

– Зато по мнению г-жи Нуланд, украинцы «хорошие ремонтники». То есть, им можно спокойно поставлять всякий неликвид под видом военной помощи.

– Чтобы отремонтировать технику, нужны запчасти. Если речь идет о танках, то киевские силовики в состоянии сами отремонтировать танки (на том же Харьковском танковом заводе). Несмотря на то, что ополченцы «набили» немало танков. На момент распада СССР украинская армия была самой сильной (после российской) на постсоветском пространстве. Так что там осталось огромное количество техники, которая пришла в упадок. Но из трех сгнивших танков можно набрать комплектующие для восстановления одного подбитого в Новороссии.

 – Почему украинское руководство не называет, какой конкретно военной техникой с ними поделились их западные спонсоры?

– Это можно рассматривать двояко. Во-первых, просто как декларативное заявление в целях демонстрации поддержки. Дескать, смотрите, мир с нами. Пригнали два фургона с бронежилетами, а объявили, что получили секретное супероружие. Конечно, какими-то крохами стоящей техники западные симпатизанты киевского режима могут поделиться.

– Но открыто об этом не говорится, чтобы не дать основание Москве легитимировать собственную военно-техническую поддержку ополченцев?

– Все сложнее. Здесь есть юридический казус. В принципе, любая из стран может поставлять Украине все, что угодно. Но только на уровне двусторонней договоренности. Если же поставки организует брюссельская бюрократия НАТО, это совсем другой вопрос. Это будет означать вовлеченность всего блока в конфликт на Украине.

А вот на двустороннем уровне этот вопрос решается. Не секрет, что словаки передали Киеву несколько десятков Т-72 полякам, которые потом переправили их на Украину. По большому счету никто не это серьезно не среагировал. Зато прямые военные поставки от ключевых игроков НАТО (США, Германия, Франция, Великобритания) затруднены. Со стороны Франции и Германии это в принципе невозможно. Учитывая пацифистский настрой немецкого общества, их элиты на это не пойдут. Господин Олланд сейчас находится в тяжелейшей ситуации, опозорившись перед согражданами. И вынужден выкручиваться, говоря, что санкции не работают, и от них нужно отказываться. Во Франции после срыва сделки по «Мистралям» вообще очень сильна антинатовская и антиамериканская риторика. Французское общество хочет вернуться к временам Шарля де Голля. А британцы могут поставить серьезную технику только с подачи США.

Логика, по которой Запад начинает поставлять летальное вооружение на Украину, а мы автоматически получаем возможность делать то же самое, неоднозначен с чисто юридической точки зрения. Потому что во втором случае речь будет идти о поставках в непризнанные даже Россией республики. Это может происходить только неформально. Другое дело, что если американцы напрямую объявят «мы начинаем поставки и разворачиваем базы» на Украине. Тогда при любом раскладе (признаны республики или нет) Россия должна будет жестко реагировать. И Запад прекрасно понимает, что это может привести только к новой эскалации конфликта. Украинское руководство мыслит одним днем. Если ему передать десять американских пушек, оно подумает, «сейчас еще прилетит американская авиация», а значит, вперед, наступать.

Может так получиться, что в конечном итоге Киев получит по зубам, а все американское оружие окажется в руках ополченцев. С другой стороны Россия будет расценивать это как прямое вмешательство в конфликт.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

Боевые роботы впервые примут участие в Параде Победы

В Параде Победы в 2015 году на Красной площади впервые примут участие российские боевые роботы. Об этом со ссылкой на начальника НИИЦ робототехники боевого применения и информации Минобороны РФ, полковника Сергея Хрипунова сообщает «Российская газета».




По словам Хрипунова, в праздновании 70-летия Победы поучаствуют около 20 боевых машин на гусеничном и колесном ходу, которые оснащены стрелковым и пушечным вооружением. Конкретные названия роботов он не привел, ссылаясь на секретность.

Хрипунов посетовал, что для создания систем управления боевыми роботами разработчикам не хватает отечественной элементной базы, тогда как импортные комплектующие использовать нельзя.
Источник

Сырьевой придаток, говорите?

Сколько раз вы слышали, что в России ничего своего не производят, все закупают на Западе и вообще ничего не знают про инновации? Вот и мы много. Поэтому решили сделать такую простую и понятную подборку по последним разработкам холдингов, входящих в состав Ростеха. Чтоб вы понимали who is who!

1.) Роботизированная малогабаритная система мониторинга 1К144
Хотите шпионить за врагом на его территории, передавать информацию о нем на 15 км и делать это с помощью устройства размером с шариковую ручку, закинутого на позиции неприятеля? Тогда вам понравится новая разработка Объединенной приборостроительной корпорации. У нее есть своя база звуков, которая помогает распознавать тип техники; устройство способно определить направление движения врага и даже вооружен солдат или нет. Помните, как в американских фильмах – «Я хочу, чтобы ты знал, что твой враг ел на завтрак». Это устройство и не такое сможет узнать. Фото пока нет, гостайна же, но мы утащили такую концептуальную картинку с сайта Ростеха(см вверху).




4300342
2.) Планшет для военных Рупад
Военные тоже люди, и у них должен быть свой планшет, который не смогли бы вскрыть западные спецслужбы. А этот может работать полчаса под водой (!!) на глубине до 1 метра, и спокойно падать с высоты 2 метра. А утечка невозможно что на программном, что на аппаратном уровне.
4300345
3.) «Пикор-Био» — обнаруживает людей под завалами на глубине нескольких метров
Прибор позволяет находить живые существа под завалами, песком, снегом до 2 метров толщиной. Причем, если человек или животное движется, то чувствительность устройства повышается до 6-8 метров. Наконец-то МЧС получит достойную топовую технику. Жаль, что устройство не умеет искать потерянные ключи, каждый второй бы его купил тогда!
4.) Атмосферная оптическая линия связи Artolink
Это вообще космос! Эта малышка способно передавать оптический сигнал по воздуху, не обращая внимание на погодные условия. Действующие образцы уже дают прокачку до 10Гб в секунду на расстояние до 7 км. Оборудование Artolink эксплуатируется на всей территории России, в странах СНГ и дальнем зарубежье: США, Индии, Сирии, Южной Корее, странах Евросоюза и других.
И это лучшие в мире показатели на сегодняшний день. Видали?!
4300356
5.) Аппарат искусственной вентиляции легких «Авента-М»
Этот супераппарат мало того, что стоит почти в 2 раза дешевле западных, так еще имеет сенсорный экран и модуль Wi-Fi, что дает возможность управлять им на расстоянии. Плюсом идёт способность автономной работы до 5 часов на аккумуляторе. Короче, будущее рядом!
Надеюсь, что после этой подборки вы всегда найдете, что ответить тем, кто любит чморить Россию. А Ростеху спасибо за все эти девайсы. Кстати, можно нам один Рупад на пробу?
Источник

По итогам 2011 года военный экспорт России может превысить 12 млрд долларов

По итогам 2011 года военный экспорт России может превысить 12 млрд долларов, в 2012 году объемы поставок не снизятся
ЦАМТО, 23 декабря. В 2011 году мировой идентифицированный экспорт ВиВТ составит, по оценке ЦАМТО, 70,2 млрд дол. При этом доля России в общемировом объеме экспорта вооружений существенно возрастет как в 2011 году, так и в ближнесрочной перспективе.

Общая стоимость портфеля заказов на ближайшие три года составляет 36 миллиардов долларов, но эта цифра может легко измениться как в большую, так и в меньшую сторону. По итогам года портфель заказов российского ВПК может составить от 35 до 38 миллиардов.

То есть Россия, несколько лет подряд, стабильно удерживает второе место в мире по экспорту оружия, опережая Францию больше чем в 2 раза.

Представленная оценка рынка по итогам 2011 года является предварительной. Расчет произведен согласно заявленным графикам по поставке вооружений.

На текущий момент большая часть заявленных на 2011 год поставок ПВН подтверждена (более 80%). В то же время, по части анонсированных поставок официальных подтверждающих данных по фактической передаче вооружений пока не имеется. Корректировка итоговых объемов экспорта за отчетный финансовый год в дальнейшем (по опыту предыдущих лет) идет в сторону сокращения объемов поставок. К примеру, по предварительным данным по 2010 году объем мирового экспорта вооружений составлял 71,7 млрд дол. В итоговом уточненном анализе ЦАМТО по 2010 году объем мирового экспорта составил 57,8 млрд д…